Защитительная речь адвоката по ст 228 ук рф

Адвокат по уголовным делам

Гос. обвинитель просил назначить подсудимому наказание в 7 лет 6 месяцев лишения свободы, суд переквалифицировав его действия, назначил наказание в 1 года 6 месяцев лишения свободы, условно с испытательным сроком в 2 года, освободив из-под стражи в зале суда.
Смотри здесь.

Мой подзащитный обвиняется органами предварительного расследования по ст.30 ч.1, ст.228.1 ч.3 п.»б» УК РФ, т.е. в совершении приготовления к незаконному сбыту наркотических средств, совершенному в значительном размере, а именно в том, что 21.03.2013г. он действуя умышленно из корыстных побуждений осознавая противоправность и особую опасность своих действий решил заняться незаконным сбытом наркотического средства в значительном размере на территории г.Дзержинска Нижегородской области, ставя при это своей целью получение материальной выгоды.

В исполнение задуманной преступной цели 21.03.2013г. около 16.00 часов «Подзащитный» действуя умышленно в своих корыстных интересах с целью последующего сбыта наркотического средства незаконно приобрел у неустановленного следствием лица на территории г.Дзержинска Нижегородской области наркотическое средство смесь (препаратов), расфасованную в семи свертках из фольгированной бумаги общей массой 1,092 грамма, что является значительным размером. Указанное наркотическое средство смесь (препаратов) «Подзащитный» приготовил к незаконному сбыту и хранил при себе в кармане своей одежды до 16 час.28 мин. 21.03.2013г.

Однако, довести свой преступный умысел, направленный на незаконный сбыт наркотического средства, Подзащитный до конца не смог по независящим от него обстоятельствам, т.к. был задержан, наркотическое средство изъято из борота.

Подзащитный вину в предъявленном ему обвинении признал частично и пояснил, что употребляет наркотические средства более шести месяцев, сбытом наркотических средств не занимается, наркотическое средство приобрел для личного потребления в уже расфасованном виде, цели сбыта наркотиков перед собой не ставил. Задержан был практически сразу же после приобретения наркотических средств. Вину признает в незаконном приобретении наркотических средств в значительном размере.

Показания Подзащитного правдивы, логичны, последовательны, соответствуют действительности и подтверждаются материалами дела

Обвинение же в приготовлении к незаконному сбыту необоснованно, надуманно и не подтверждается никакими материалами дела, основана на одних предположениях.

С равной вероятностью можно было бы предположить:
— приготовление к пособничеству в незаконном сбыте;
— приготовление к пособничеству в незаконном приобретении наркотических средств;
— и, наконец, можно пойти и дальше, приготовление к последующей добровольной выдаче наркотических средств.

Казалось бы, глупость, но можно поставить знак равенства между этой глупостью и предъявленным «Подзащитному» обвинении в приготовлении к незаконному сбыту. Обе этих глупости основаны на предположениях и обе равновероятны.

Согласно ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных доказательств.

Считаю, что его действия необоснованно квалифицированы по ст.30 ч.1, ст.228.1 ч.3 п.»б» УК РФ и должны быть переквалифицированы на ст.228 ч.1 УК РФ, т.е. на незаконное приобретение, хранение без цели сбыта наркотических средств в значительном размере, по следующим основаниям.

Так, в соответствии со ст.30 ч.1 УК РФ под приготовлением к преступлению понимается приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Между тем, из материалов дела следует, что Подзащитный не расфасовывал наркотическое средство, героин, обнаруженный у него, был приобретён им уже расфасованным по дозам.

Весов и других предметов, необходимых для приготовления к быту наркотического средства, у него дома во время обыска обнаружено не было. Согласно протоколу обыска (л.д.27-28) в ходе обыска ничего не изъято. Следует обязательно учесть, что обыск был проведён безотлагательно, сразу же после его задержания.

Так же не были установлены и лица, которым он мог попытаться сбыть героин.

Более того, в материалах дела отсутствуют данные, свидетельствующие о том, что у сотрудников полиции имелась информация о Подзащитном, как о возможном сбытчике наркотического средства.

Как видно из показаний свидетелей Свидетель 1 и Свидетель 2, являющимися оперативными уполномоченными отдела уголовного розыска, у них имелась лишь информация о том, что Подзащитный занимается хранением и перевозкой наркотических средств. Их оперативно-розыскные мероприятия были направлены на проверку данной информации. Сведений о Подзащитном в Отделе уголовного розыска не имеется. При обнаружении наркотического средства Подзащитный пояснил, что приобрел героин для личного потребления.

Доводы Подзащитного о том, что он длительное время употребляя наркотические средства, приобрел героин для личного потребления, взяв деньги у родителей под предлогом покупки одежды не опровергнуты в ходе судебного заседания.

Так, согласно медицинскому заключению врачебной комиссии от 19.04.2013г. (л.д.97) у Подзащитного по ходу кубитательных вен обоих рук имеются инъекционные дорожки следы от инъекций; Врачебная комиссия пришла к заключению, что он употребляет наркотические вещества с вредными последствиями для здоровья.

Как показали свидетели — родители Подзащитноо их сын действительно употребляет наркотики на протяжении 6 месяцев. Узнали об этом от него, а также видели следы инъекций на сгибе правой руки сына. 21.03.2013г. Мать давала деньги сыну в сумме около 2000 рублей, точную сумму она не помнит, на приобретение одежды.

Таким образом, как усматривается из материалов дела, «Подзащитный» приобрел наркотическое средство для личного потребления, умысла на его сбыт не имел и доказательств указывающих на это по делу не установлено. Количество наркотического вещества и его расфасовка, не подтвержденные другими доказательствами, не могут с бесспорностью свидетельствовать о намерении сбыта.

При таких обстоятельствах считаю, что имеются все основания для переквалификации действий «Подзащитного» со 30 ч.1, ст.228.1 ч.3 п.»б» УК РФ на ст.228 ч.1 УК РФ.

При назначении наказания прошу учесть, что по ст.228 ч.1 УК РФ «Подзащитный» вину признает полностью, в содеянном раскаивается и дает признательные показания.

«Подзащитный» совершил впервые преступление, преступление предусмотренное ст.228 ч.1 УК РФ является преступлением средней тяжести.

На учете у психиатра и нарколога не состоит и положительно характеризуется по месту жительства.

Более того, прошу обратить внимание, что «Подзащитный» употребляет наркотические средства непродолжительное время, около шести месяцев и у него ещё не всё потеряно. Согласно заключению медицинской врачебной комиссии «Подзащитный» не страдает зависимостью от наркотических средств и в лечении не нуждается.

Все вышеперечисленное позволяет сделать вывод о возможности исправления «Подзащитного» без реального отбывания наказания.

В связи с чем прошу назначить наказание «Подзащитному» с применением ст.73 УК РФ, т.е. с назначением испытательного срока.

Адвокат Киселев П.В.

Судя по их названию, этому тексту релевантны статьи:

П Р И Г О В О Р ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г. Дзержинск «03» июля 2013 года Дзержинский городской суд Нижегородской области в составе: Председательствующего: судьи Жидких А.А., с участием: государственного обвинителя: помощника прокурора г.Дзержинск

Фабула дела: Органами предварительного следствия «Осужденный» обвинялся в совершении приготовления к незаконному сбыту наркотических средств, совершенному в значительном размере при следующих обстоятельствах: заведомо зная, что свободный оборот наркотических средств действующим законодательством в Российской Федерации запрещен, действуя умышленно из корыстных побуждений, осознавая противоправность и особую опасность своих действий решил заняться незаконным сбытом наркотических средств в значительном размере, ставя при этом своей целью получение материальной выгоды.

Федеральный закон Российской Федерации от 23 июля 2013 г. N 217-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и статьи 1 и 3 Федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» по вопросам совершенствования процедуры апелляционного производства» Статья 1 Внести в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 52, ст.

Уголовное дело по статье 228 УК РФ: сдаем анализ и начинаем опасаться?

Как доказывается статья 228 УК РФ? Как предотвратить нарушения своих прав при задержании сотрудниками полиции и личном досмотре, чтобы избежать в дальнейшем ложного обвинения? – мы отвечаем на данные вопросы, основываясь на практике адвокатов по защите обвиняемых по уголовным делам по ст.ст. 228 — 232 УК РФ.

При расследовании уголовных дел по статье 228 УК РФ задача адвоката — добиться полного и объективного расследования, исходя выработанной в интересах подзащитного тактики защиты.

Предварительно заметим, в последние 5 лет государство стало последовательно ужесточать наказание за преступления против здоровья, а также принимать меры по его неотвратимости. Химия шагает семимильно так, что потребитель запрещенных продуктов может быть отравлен раньше, чем государство успеет его принудительно полечить либо наказать, либо все вместе — это кому как повезет.

Но вернемся к вопросу уголовного расследования статьи 228 УК РФ.

В уголовных делах по преступлениям, предусмотренным статьей 228 УК РФ, в 90 из 100% имеется один самый главный документ, доказывающий факт совершения преступления, — это протокол досмотра, который, как правило, составляют оперативные сотрудники непосредственно после задержания гражданина. В зависимости от обстоятельств задержания это может быть протокол личного досмотра, или протокол досмотра транспортного средства, или протокол осмотра места происшествия. В остальных 10% — это протокол обыска. В оперативных материалах протокол изъятия может называться актом. В любом случае как бы ни назывался данный документ, если в нем зафиксирован факт изъятия в присутствии двух понятых чего-то, что опечатано и упаковано, а потом в результате химического исследования изъятое определят как вещество, включенное в список, то данный документ является единственным тузом в «колоде» уголовного дела.
Доказательствами вины обвиняемого по статье 228 УК РФ также являются свидетельские показания сотрудников, производивших задержание и изъятие, понятых, заключение судебной химической экспертизы, иные документы.
О том, как лучше себя вести при задержании и проведении досмотра мы ранее объясняли в статье о задержании гражданина. Здесь дополним одним существенным моментом, специфичным для статьей 222 и 228 УК РФ.

Если Вас остановил сотрудник правоохранительных органов и попросил проследовать с ним для установления личности или по любому другому поводу. С этого момента следует вести себя предельно осторожно. Вариантов положить Вам чужие предметы множество, но основных два. Первый — сразу при задержании или в ходе следования в отдел — подбрасывают в одежду либо ручную кладь (сумку и т.п.) Второй — в служебном помещении досматривают сначала без понятых, а потом, «чтобы соблюсти формальности», приглашают понятых, и извлекают «подброс».
Чтобы избежать подобных неприятных ситуаций, запахните одежду и прижмите руками карманы (конечно, если нет на руках наручников). В ходе досмотра, если есть возможность, не позволяйте сотруднику полиции залезать в карманы, сами выложите все находящееся на стол и выверните карманы. Ну, а лучше всего, не иметь карманов вовсе, а также и сумок. Хотя в нашей практике было уголовное дело, по которому обвиняемому пистолет засунули под резинку тренировочных штанов.

В последнее время действительность такова, что никто не будет подбрасывать наркотики, если не будет уверен в положительном результате Вашего анализа.

Последствия добровольной выдачи

При задержании либо обыске добровольная выдача «не работает», т.е. прекращения уголовного преследования на основании данного факта не будет. Как минимум, добровольную выдачу зачтут как признание вины в совершении хранения, как максимум она будет являться одним из дополнительных аргументов для уменьшения срока наказания.
Но что главное — так это то, что добровольная выдача всегда 100% доказывает виновность в незаконном хранении. «Слово — не воробей, вылетит — не поймаешь», и отказаться от того, что добровольно выдал не получится.

Сдаем анализ — как расценивают результат

Если следы запрещенных веществ обнаружены в анализе, то следствие по любому преступлению из статьи 228 Уголовного кодекса, а также суд не примут показания обвиняемого (подсудимого) о том, что он непричастен к преступлению, которое ему инкриминировано.
В ситуации, когда факт употребления однозначно доказан результатом медицинского освидетельствования (анализом), добиться минимального наказания сложнее.
Для смягчения наказания по статье 228 УК РФ особенно актуально детально прорабатывать характеризующий материал, обстоятельства уголовного дела, законность имеющихся в уголовном деле доказательств и т.п. Все индивидуально. Методик и шаблонов мы принципиально не советуем придерживаться, — часто они только мешают эффективной защите. Сколько обвиняемых — столько и уникальных ситуаций, как не бывает одинаковых отпечатков пальцев рук.

Если изъятие не в ходе личного досмотра

не спешите признавать то, в чем не виноваты. Следует быть осторожным в даче показаний или вообще не давать их, но не категорически, а настаивая на вызове адвоката. Адвокату также желательно, прежде чем Вам, что-либо советовать, ознакомиться, как минимум, с протоколом изъятия. Если изъятие происходило в Вашем присутствии, то следователь (дознаватель) обязан ознакомить Вашего защитника с данным документом.
Если изъятие не было неразрывно связано в личностью (поступками) обвиняемого, то на практике данные уголовные дела часто не имеют судебной перспективы, т.е. их расследование заканчивается прекращением уголовного преследования. Но здесь важно не ошибиться с выбором адвоката и найти грамотного и добросовестного защитника.

Чем поможет наш адвокат обвиняемым по статье 228 УК РФ

Наша коллегия адвокатов предлагает полный комплекс услуг адвоката по уголовным делам, необходимый для защиты их прав и законных интересов на всех стадиях уголовного процесса:

— консультация адвоката по вопросам, связанным с привлечением к уголовной ответственности по статье 228 УК РФ, исходя из конкретных обстоятельств уголовного дела;
— защита при доследственной проверке материалов по ст. 228 УК;
— защита прав и законных интересов обвиняемого на предварительном следствии по уголовному делу;
— защита прав обвиняемого по статье 228 УК РФ при избрании в отношении него меры пресечения;
— обжалование незаконных действий или бездействия лица, проводящего дознание или предварительное следствие, в прокуратуре и суде, в порядке статьи 125 УПК РФ;
— защита прав обвиняемого в суде первой инстанции;
— обжалование приговора, вынесенного по уголовному делу по ст. 228 УК РФ, в суде апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Защищая клиентов, обвиняемых по статье 228 УК РФ, наш адвокат по уголовным делам стремится
отыскать основания, при наличии которых возможно доказать отсутствие в действиях подзащитного состава преступления, предусмотренного ст. 228 УК РФ,
либо его непричастность к совершению данного преступления,
либо внести разумное сомнение в его виновности.
Если обвинение по статье 228 УК РФ не вызывает сомнения и подзащитный признает вину, наш адвокат всегда принимает меры к тому, чтобы изменить избранную меру пресечения (арест) на не связанную с содержанием под стражей, а также смягчить размер назначаемого уголовного наказания.

Адвокат при переквалификации ч.2.ст.228.1 на ч.1.ст.228 УК РФ

Уголовный адвокат, оказывая защиту по уголовному делу по ч.2.ст.228.1 УК РФ в одном из судов г.Челябинска, найдя, при ознакомлении с материалами дела, несоответствующие закону и судебной практике действия оперативных сотрудников полиции, проводивших оперативно-розыскное мероприятие – проверочная закупка, поставил вопрос об изменении квалификации действий подсудимого на менее тяжкое преступление.

Суд при вынесении приговора учел мнение адвоката, выраженной в защитительной речи, копия которой приобщается обязательно к материалам дела.

Действия подсудимого переквалифицированы и осужденный виновным в совершении преступления меньшей тяжести. Действия подсудимого, квалифицированные органами следствия по ч.2 ст.228.1. УК РФ (сбыт наркотических средств), квалифицированы судом по ч. 1 ст.228 УК РФ (приобретение, хранение наркотических веществ без цели сбыта).

С учетом того, что имелся рецидив преступлений, преступление совершено в период условно-досрочного освобождения, постановлен приговор в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев. В зачет принимается время нахождения под стражей – более 6 месяцев. К реальному отбытию осталось менее 1 года.

При вступлении в силу приговора, т.к. ожидается принесения прокурором протеста на приговор суда, в случае оставления приговора Челябинским областным судом в силе, будет подано ходатайство об условно-досрочном освобождении осужденного от наказания.

Защитительная речь адвоката по ст 228 ук рф

Уважаемый суд, участники судебного процесса!

Мы рассмотрели с Вами уголовное дело по обвинению Л. в совершении ей преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 228-1 УК РФ.

Подсудимой предоставлено право выступления от ее имени защите, в связи с чем выступление защиты в прениях сторон будет состоять из двух частей. В первой части будет изложена позиция подсудимой по делу. А вторую часть своего выступления защита посвятит объективным данным, установленным в ходе судебного следствия и основанной на этих данных позиции.

Моя подзащитная на предварительном следствии и в суде признала вину в приобретении и хранении в целях сбыта наркотических средств – марихуана в количестве и объеме, указанных в обвинительном заключении.

Давая признательные показания, Л. указала, когда, где и у кого приобрела наркотические средства, с какой целью, где хранила и до какого времени.

Показания Л., данные ей в присутствии защитника хх.хх.хххх при допросе в качестве обвиняемой (л.д. 96-100), хх.хх.хххх при проведении проверки показаний на месте (л.д. 104-107), хх.хх.хххх при допросе в качестве обвиняемой (л.д. 193-197), приняты органом предварительного расследования как правдивые. На основании данных показаний из уголовного дела выделены материалы по факту сбыта неустановленным лицом наркотических средств и направлены для проведения проверки в СО Отдела МВД России по Мещанскому району (л.д. 218-220).

Однако моя подзащитная не согласна с формулировкой, указанной в обвинении, о том, что «довести свой преступный умысел и преступление до конца не смогла, по независящим от нее обстоятельствам, так как данное наркотическое средство 17.03.2012 в период времени с 22 часов 15 минут по 23 часа 55 минут в ходе осмотра вышеуказанной комнаты – по месту проживания Л. было обнаружено и изъято из гражданского оборота сотрудниками полиции.

Наркотические средства Л. были выданы добровольно и не в 22 часа 15 минут, а на 2 часа ранее, что подтверждается объективными доказательствами по делу. Но об этом я скажу позже.

При назначении наказания моя подзащитная просит суд учесть, что Л. имеет на иждивении единственного малолетнего ребёнка, зачатого с помощью экскорпорального оплодотворения, а также престарелую мать, которой постоянно и систематически помогает. На момент совершения преступления Л. официально работала на трёх работах, на которых исключительно положительно характеризуется, имеет множество наград и благодарностей. К уголовной и административной ответственности Л. не привлекалась, преступление совершила впервые. Имеет постоянную регистрацию и место жительства, где также характеризуется исключительно положительно. На преступление Л. пошла в связи тяжёлыми жизненными обстоятельствами, однако свой преступный умысел не довела до конца по собственному решению, так как одумалась и самостоятельно отказалась от доведения преступления до конца.

С хх.хх.хххх Лысенко О.В. избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении (л.д. 89). За период 4 месяцев избранная мера пресечения Лысенко не нарушена.
Л. не страдает от вредных привычек – она не употребляет спиртные напитки, не курит, также продолжает работать.

Учитывая личные данные Л., материалы, характеризующие личность, подсудимая просит не разлучать ее с ребёнком, а назначить наказание, не связанное с лишением свободы.

Позиция защиты же по уголовному делу однозначна: уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях Л. состава преступления.

Так, в соответствии с ч. 1, 2 ст. 31 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее по тексту УК РФ) добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.

Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.

В соответствии с показаниями подсудимой Л., понятых Лапушинской Ю.С., Кусайкина М.М., оперуполномоченного Девяткина Р.В., УУП Ефремова В.В., оперуполномоченного Сорокина А.П., допрошенных в ходе судебного следствия, установлено следующее.

Около 20 часов 17.03.2012 ст. оперуполномоченный Девяткин Р.В. совместно с оперуполномоченным Сорокиным А.П. и УУП Ефремовым В.В. прибыли по адресу: г. Москва, ул. 1-ый Балтийский переулок, д. хх, к. х ком. хх для проведения оперативного мероприятия «опрос». Из показаний оперативных работников и УУП Ефремова В.В. следует, что данное мероприятие не подразумевает изъятие наркотических средств, а также действий, направленных на отыскание и его изъятие.

Однако по прибытии к Л., последняя понимая, что у сотрудников полиции отсутствует разрешение суда на обыск либо осмотр ее квартиры, самостоятельно приняла решение добровольно выдать имеющиеся у нее наркотические средства, в связи с чем пригласила сотрудников полиции войти к себе в комнату, где сообщила, что она желает добровольно выдать наркотические средства.

Сотрудники полиции с целью фиксации добровольной выдачи наркотических средств пригласили понятых (понятые в суде подтвердили, что их приглашали именно для оформления добровольной выдачи наркотических средств).

После, Л. в период времени, примерно, с 20 часов по 20 часов 15 минут добровольно в присутствии понятых достала из-под кровати коробку, в которой находилась спортивная синяя сумка небольшого размера, а из нее достала пакет с наркотическим средством и ведро из-под майонеза, приобретённые ей 11 марта 2012 года. Также она достала из поддона холодильника два футляра из-под фотопленки и два пакетика с марихуаной. Все это она выложила на стол. После этого сотрудники полиции спросили у нее, имеются ли в комнате весы. На что она ответила, что весы у нее имеются, достала их из тумбочки и также положила на стол.

Понятым при проведении данных действий было разъяснено, что осуществляется добровольная выдача наркотических средств. Документы, подтверждающие проведение иных следственных действий либо оперативных мероприятий в материалах уголовного дела отсутствуют.

В соответствии с ч. 5 ст. 177 УПК РФ осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если проживающие в жилище лица возражают против осмотра, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о производстве осмотра в соответствии со статьей 165 настоящего Кодекса.

На момент осуществления выдачи наркотических средств разрешение на осмотр жилища Лысенко отсутствовало, так как понятые подтвердили, что никакие документы до приезда следственно-оперативной группы в составе с Облезовой Н.В. не составлялись, а, следовательно, действия Лысенко были исключительно добровольными.

После того, как добровольная выдача наркотических средств фактически состоялась в 20 часов 20 минут Девяткин сообщил о добровольной выдаче в дежурную часть ОВД по району Аэропорт. Следственно-оперативная группа, в составе которой также была старший дознаватель ОД Отдела МВД России по району Аэропорт Облезова Н.В. прибыла через полтора часа после звонка (показания понятых и оперуполномоченных).

Уже после прибытия, Облезова Н.В. начала составлять протокол осмотра места происшествия, на котором Л., продолжая реализовывать свои намерения на добровольную выдачу наркотических средств, не вдаваясь в процедуры оформления данных действий, написала разрешение на проведение осмотра ее комнаты.

Однако в протоколе осмотра не было указано, откуда, когда, как и кем данные наркотические средства были выложены на стол.

В соответствии с ч. 4 ст. 166 УК РФ в протоколе описываются процессуальные действия в том порядке, в каком они производились, выявленные при их производстве существенные для данного уголовного дела обстоятельства, а также излагаются заявления лиц, участвовавших в следственном действии.

Тот факт, что Л. самостоятельно и добровольно за два часа до проведения следственного действия достала наркотические средств из мест, доступ в которые у сотрудников полиции даже при разрешении Л. на осмотр своей комнаты отсутствовал, однозначно является существенным для данного уголовного дела обстоятельством и должен был быть отражён в протоколе осмотра места происшествия. На данном основании протокол осмотра места происшествия от хх.хх.хххх подлежит исключению из доказательств, как недопустимый и не достоверный.

Кроме того, обвинение, предъявленное Л., не соответствует фактическим обстоятельствам дела, так как в нем указано время изъятия наркотического средства с 22 часов 15 минут по 23 часа 55 минут, а в судебном следствии достоверно установлено, что наркотические средства добровольно выданы Л. на 2 часа ранее.

В соответствии с ч. 3 ст. 31 УК РФ лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления.

В действиях Л. формально усматривается состав иного преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, по признаку незаконное приобретение, хранение наркотических средств, однако в данном случае действия Л. подпадают под примечание к ст. 228 УК РФ: лицо, совершившее предусмотренное настоящей статьей преступление, добровольно сдавшее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом указанных средств, веществ или их аналогов, а также с незаконными приобретением, хранением, перевозкой таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 31УК РФ, 24 УПК РФ,

уголовное преследование в отношении Л. прекратить.

Защитительная речь адвоката по ст 228 ук рф

Белоярский городской суд

628163, ХМАО – Югра,

ул. Центральная, 22
Председательствующему

по делу федеральному судье

Выступление в прениях адвоката Пуртова М.Ф. в защиту обвиняемого Полякова А.М.
Уважаемый суд!

Ваша честь, председательствующий!
Закончено судебное следствие по уголовному делу по обвинению отца двоих несовершеннолетних детей, ранее не судимого, имеющего правильную социально-бытовую адаптацию Алексея Михайловича Полякова, обвиняемого в совершении двух особо тяжких преступлений, указанных в ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228-1 и ч. 4 ст. 150 УК РФ.
Иными словами, Алексей Поляков обвиняется в покушении на сбыт наркотических веществ при наличии квалифицирующих обстоятельств и вовлечении несовершеннолетнего сына Кирилла в совершение особо тяжких преступлений.
В порядке ст. 240 УПК РФ, судом были гласно, устно и непосредственно исследованы все доказательства, представленные как стороной обвинения, так и защиты.
Сам Алексей Поляков суду мотивированно и аргументированно чётко показал, что совершенно непричастен ни к незаконному обороту наркотических веществ, ни к вовлечению своего несовершеннолетнего сына Кирилла в преступную деятельность.

При этом Алексей Поляков честно признаёт, что, действительно, незаконно приобрёл и незаконно хранил наркотическое вещество в крупных размерах, без цели сбыта, т.е. для личного употребления.
Следовательно, с юридической точки зрения Алексей Поляков безоговорочно признаёт свою вину по ч. 2 ст. 228 УК РФ, с чем полностью согласна и защита.
На основе исследованных судом доказательств, включая и подробные показания в суде самого обвиняемого Алексея Полякова, защита представляет суду свою версию относительно предстоящего принятия решения по делу.
Полагаю, что уголовное дело по обвинению Полякова А.М. должно быть возвращено прокурору г. Белоярский по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 237 УПК РФ, т.к. имеются непреодолимые препятствия для рассмотрения его судом, с учётом доводов, заслуживающих внимания, уважения и удовлетворения.
Так, Поляков А.М. свою вину в ходе всего досудебного производства полностью отрицал, настаивая на своей непричастности к покушению на сбыт наркотических веществ при наличии квалифицирующих обстоятельств и к вовлечению своего несовершеннолетнего сына, Полякова Кирилла, в совершение особо тяжких преступлений; заявляя, что подросток его заведомо ложно оговаривает, умышленно преследуя вполне очевидную цель максимального смягчения своей ответственности по двум особо тяжким преступлениям.
Далее, защиту обвиняемого Полякова А.М. принял на себя, согласно договору, Семочкин И.Н., который фактически самоустранился от реального выполнения поручения, грубым образом нарушив право первого на защиту, действуя фактически вопреки воле доверителя и его законным правам и интересам.
Так, адвокат обязан, в том числе, собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, запрашивать справки, характеристики и иные документы, собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами.
Адвокат обязан, помимо прочего, честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещёнными законодательством Российской Федерации средствами, исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве.
Кодекс профессиональной этики адвоката, принятый Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003, устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры, на международных стандартах и правилах адвокатской профессии.
Адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне; занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убеждён в наличии самооговора своего подзащитного (ст. 9 Кодекса).
Так, в материалах рассматриваемого уголовного дела отсутствуют доказательства того, что Семочкин И.Н. обжаловал ошибочное и необоснованное уголовное преследование Полякова А.М., т.е. своим бездействием вёл себя вопреки законным правам и интересам клиента; т.е. против воли своего доверителя.
В самом деле, адвокат Семочкин И.Н. в рамках принятого поручения не оформил и не представил ни в вышестоящий следственный орган, ни в органы прокуратуры ни одного заявления, ни одного ходатайства, ни одной жалобы в защиту своего клиента.
Далее, адвокат Семочкин И.Н. не представил никакого ходатайства о признании результатов проведённых в отношении двоих несовершеннолетних подростков двух ОРМ «Проверочные закупки» недопустимыми доказательствами, хотя вполне транспарентно нарушение положений ст. 17 114-ФЗ от 12.08.1995 «Об ОРД».
Далее, фактически адвокат Семочкин И.Н. лишил своего клиента права на защиту и при выполнении требований ст. 217 УПК РФ, что имело место днём 26.10.2014 в течение тридцати минут (л.д. 12-13).
Так, действительно, адвокат Семочкин И.Н. днём 26.10.2014 подписал в помещении ИВС отдела МВД России по Белоярскому району протокол выполнения требований ст. 217 УПК РФ; хотя с делом не ознакомился и никаких ходатайств, в первую очередь, о прекращении против Полякова А.М. уголовного преследования, о признании результатов ОРМ недопустимыми доказательствами, не оформил.
Более того, адвокат Семочкин И.Н. систематически вводил своего клиента в заблуждение, убеждая его в «законно
сти» двух проведённых в

отношении двоих несовершеннолетних подростков ОРМ «Проверочные закупки».
Таким образом, поскольку фактически Поляков А.М. был лишён своего права на защиту при ознакомлении 26.10.2014 с материалами уголовного дела, постольку следует считать, что следственным органом требования ст. 217 УПК РФ не выполнены, т.к. грубым образом нарушены положения ст. 47 УПК РФ.
Таким образом, в ходе всего досудебного производства право Полякова А.М. на защиту, т.е. на получение квалифицированной, эффективной, добросовестной правовой помощи систематически и многократно адвокатом Семочкиным И.Н. грубым образом существенно нарушалось; вопреки гарантиям, установленным в ст. 48 Конституции РФ; требованиям ч. 7 ст. 49 УПК РФ; положениям ст.ст. 1, 6 и 7 63-ФЗ от 31.05.2002 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»; нормам ст.ст. 5, 8, 9, ч.ч. 1 и 3 ст. 14 «Кодекса профессиональной этики адвоката» от 31.01.2003.
Вполне понятно, что по этим же причинам подлежат признанию как недопустимые доказательства и все протоколы следственных действий, оформленные с участием адвоката Семочкина И.Н., исходя из требований ч.ч. 3 и 4 ст. 7, ч. 1 ст. 75 УПК РФ и гарантий, установленных в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ; т.к. их применение при осуществлении правосудия прямо запрещено.
Защита при этом исходит из того, что, согласно требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, любое действие следственного органа должно быть законным, а нарушение права обвиняемого на защиту, установленного ст. 47 УПК РФ, необходимо оценивать как существенное.
На основании изложенного ранее, в соответствии со ст. 53 и ч. 1 ст. 237 УПК РФ,
Прошу:

1. Вынести постановление суда о направлении уголовного дела по обвинению Полякова А.М. по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228-1, ч. 4 ст. 150 УК РФ прокурору г. Белоярский для устранения препятствий в его рассмотрении судом.
Далее, по состоятельной и мотивированной версии защиты, судом должно быть принято и другое решение, а именно – о признании результатов проведённых по делу оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) недопустимыми доказательствами, с учётом ряда реальных и достоверных доводов.

По реальной и состоятельной версии защиты, заслуживающей уважения и удовлетворения, ряд доказательств, представленных стороной обвинения (ст. 74. УПК РФ), следует из перечня исключить, поскольку они получены следственными органами с грубым нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, а потому надлежит их признать недопустимыми, не имеющими никакой юридической силы; использование которых при осуществлении правосудия прямо запрещено гарантиями, установленными в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ.
Согласно требованиям ст. 89 УК РФ, результаты ОРД могут быть признаны доказательствами по уголовному делу (ст. 74 УПК РФ), если они получены с соблюдением уголовно-процессуального законодательства; поэтому следственный орган, занимаясь сбором доказательств, должен строго соблюдать требование законности (ч. 4 ст. 7 УПК РФ).
Далее, те доказательства, которые включены в не подлежащий расширенному толкованию перечень ст. 74 УПК РФ, должны отвечать требованиям относимости, допустимости и достоверности, что и прописано в правилах оценки доказательств (ст.ст. 87 и 88 УПК РФ).
Что же касается тех носителей информации, т.е. доказательств, которые получены с нарушением требований УПК РФ, то они должны признаваться недопустимыми, не имеющими никакой юридической силы, запрещёнными к применению при осуществлении правосудия, исходя из требований ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК РФ.
Более того, применение при осуществлении правосудия недопустимых доказательств прямо запрещено гарантиями, установленными в ч. 2 ст.50 Конституции РФ.
При этом важно учесть, что, согласно требованиям ч. 2 ст. 17 УПК РФ, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.
По рассматриваемому судом уголовному делу в отношении Полякова А.М. стороной обвинения также представлены и рассекреченные результаты двух проведённых днём 14.07.2014 ОРМ, именуемых как «проверочные закупки», которые следует признать недопустимыми; т.к. они получены с грубым нарушением закона, что и противоречит требованиям ч.ч. 3 и 4 ст. 7, ч. 1 ст. 75 УПК РФ и гарантиям, установленным в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ.
Так, днём 14.07.2014 отделом МВД России по Белоярскому району был незаконно привлечён к проведению двух ОРМ «проверочные закупки» несовершеннолетний Плешков Александр Анатольевич, 13.08.1998 года рождения, т.е. 16-летний подросток, выполнявший роль «покупателя».

Следует учесть, что данное ОРМ проводилось так же в отношении несовершеннолетнего подростка, которому была уготована роль «продавца»; т.е. Полякова Кирилла, родного сына подзащитного.
Между тем, согласно правовой норме ст. 17 144-ФЗ от 12.08.1995 «Об ОРД», действительно: «Отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в том числе по контракту. Эти лица обязаны сохранять в тайне сведения, ставшие им известными в ходе подготовки или проведения оперативно-розыскных мероприятий, и не вправе предоставлять заведомо ложную информацию указанным органам.
Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут заключать контракты с совершеннолетними дееспособными лицами независимо от их гражданства, национальности, пола, имущественного, должностного и социального положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, отношения к религии и политических убеждений.
Органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается использовать конфиденциальное содействие по контракту депутатов, судей, прокуроров, адвокатов, священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных объединений».
Следовательно, закон прямо запрещает привлекать несовершеннолетних к проведению оперативно-розыскных мероприятий ни по инициативе органов внутренних дел, ни с согласия подростка и его родителей.
Такая позиция закона полностью разделяется и сложившейся судебной практикой (смотри постановление восьмого апелляционного суда (г.Омск) от 12.09.2012 по делу А-81-1820 (2.012), которое ранее уже представлено суду и находится в материалах уголовного дела.
В обоснование своей позиции защита приводит и ряд примеров из практики Верховного Суда РФ.
Так, «Верховный Суд: проверочная закупка должна быть не только законной, но и обоснованной». Примеры судебной практики Верховного Суда РФ 2013-2014 г.г. по делам о наркотиках (выпуск 1):
«Подходы Верховного Суда РФ к делам, связанным с наркотиками, не остаются неизменными, меняясь в основном направлении более гуманного и справедливого применения закона и более строгого судебного контроля законности и обоснованности приговоров, особенно в части представляемых доказательств.
Чрезмерное ужесточение санкций в УК и КоАП вынуждает ВС напрямую применять нормы Конституции, Европейской конвенции и постановления ЕСПЧ по жалобам против России граждан, осуждённым по антинаркотическим статьям.
Надзорная и кассационная практика ВС не имеет для судов силы закона, не является строго обязующей. Но, в силу статьи 126 Конституции, Верховный Суд даёт разъяснения по вопросам судебной практики. Поэтому суды учитывают, хотя, увы, не всегда, позиции ВС, содержащиеся в его решениях.
Так было, например, с квалификацией Верховным Судом сбыта наркотиков, выявленного в результате проверочной закупки, как неоконченного преступления. Началось с надзорных определений ВС, через год-полтора эту позицию восприняли областные суды, затем дошло и до районных.
То же произошло за последние годы с неоднократными закупками: ВС практически выдрессировал нижестоящие суды признавать законной только первую проверочную закупку и рассматривать остальные как провокации, создание условий для наркоторговли и видимости раскрытия большего количества преступлений.
Практика ВС по уголовным делам о наркотиках обогатилась рядом принципиально важных решений. ВС продолжает искать правовые пути снижения репрессивности УК, понимая, что при наличии формальных признаков особо тяжких преступлений к ответственности привлекаются в большинстве своём не организаторы, а жертвы наркобизнеса.
Необоснованность проведения проверочной закупки.
Определение ВС РФ от 16.04.2013 по делу Болдыша: «Проверочная закупка признаётся законной лишь при наличии достаточной оперативной информации, которая должна быть проверяемой, т.е. подтверждаться доказательствами, представленными суду.
Показания оперативных работников о наличии информации об участии лица в торговле наркотиками и заявление закупщика о согласии

участвовать в ОРМ не являются достаточными основаниями для проведения закупки.
Не могут подтверждать обоснованность проведения проверочной закупки и признательные показания обвиняемого, поскольку на момент принятия решения о проведении закупки правоохранительные органы не располагали показаниями осуждённого».
Определение ВС РФ от 05.03.2013 по делу Морозова: «Проверочная закупка должна быть не только законной, но и обоснованной. По данному делу основаниями закупки были голословные показания сотрудников полиции о наличии информации об участии Морозова в наркоторговле, что не подтверждалось никакими доказательствами.
Кроме того, в нарушение закона проверочные закупки после возбуждения уголовного дела проводились не по поручению следователя, в производстве которого находилось возбуждённое уголовное дело, а по инициативе оперативных работников».
Следовательно, нижеуказанные рассекреченные результаты двух проведённых 14.07.2014 ОРМ в отношении несовершеннолетнего Полякова К.А. следует признать недопустимыми и не имеющими никакой юридической силы, с исключением из перечня, а именно:
— рапорт оперуполномоченного ОУР Богословенко М.С. от 14.07.2014 о том, что им получена оперативная информация, что Поляков Кирилл Алексеевич, 02.03.1998 года рождения, занимается распространением запрещённых курительных смесей.
(Том № 2, л.д. 37)
— постановление о проведении проверочной закупки от 14.07.2014 о том, что 14.07.2014 установлено, что Поляков К.А. предлагал Плешкову А.А. приобрести наркотические средства.
(Том № 2, л.д. 37)
— Акт личного досмотра лица, выступающего в роли «покупателя» наркотических средств в рамках оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от 14.07.2014 в период с 13 часов 50 минут до 13 часов 57 минут.

(Том № 2, л.д. 39)
— Акт осмотра и пометки денежных купюр, предназначенных для проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от 14.07.2014.
(Том № 1, л.д. 40-41)
— Акт добровольной выдачи предметов и веществ, полученных в рамках проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от 14.07.2014.
(Том № 2, л.д. 42)
— рапорт о проведении ОРМ «проверочная закупка»: были досмотрены личные вещи Плешкова А.А., помечены денежные средства в размере 1500 рублей в присутствии представителей общественности Зайцева Д.Ю. и Сахарова В.П.
(Том № 2, л.д. 43)
— постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение» от 14.07.2014.
(Том № 2, л.д. 44)
— Акт наблюдения от 14.07.2014 о том, что оперуполномоченным ОУР Богословенко М.С. совместно с оперуполномоченным ОУР Косачевым А.С. в период с 14 часов 17 минут до 14 часов 30 минут проводилось наблюдение.
(Том № 2, л.д. 46)
— постановление о проведении проверочной закупки от 14.07.2014 о том, что 14.07.2014 установлено, что Поляков К.А. предлагал Плешкову А.А. приобрести наркотические средства.
— рапорт оперуполномоченного ОУР Богословенко М.С. от 14.07.2014 о том, что им получена оперативная информация.
(Том № 2, л.д. 54)
— Акт личного досмотра лица, выступающего в роли «покупателя» наркотических средств в рамках оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от 14.07.2014 в период с 16 часов 50 минут до 16 часов 55 минут.

(Том № 2, л.д. 55)
— Акт осмотра и пометки денежных купюр, предназначенных для проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от 14.07.2014.
(Том № 2, л.д. 56-57)
— рапорт о проведении ОРМ «проверочная закупка» от 14.07.2014.
(Том № 1, л.д. 58)
— постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение» от 14.07.2014.
(Том № 1, л.д. 59)
— Акт наблюдения от 14.07.2014.
(Том № 2, л.д. 61)
— Акт личного досмотра лица, задержанного в рамках оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от 14.07.2014.
(Том № 2, л.д. 62-63)
— Заявление гражданина Плешкова А.А. от 14.07.2014.
— вещественные доказательства по уголовному делу: видеозапись на съёмном носителе «USB»; бумажный свёрток с измельчённым веществом растительного происхождения зелёного цвета, изъятый 14.07.2014 в ходе ОРМ «проверочная закупка» при задержании Полякова К.А.; бумажный свёрток с измельчённым веществом растительного происхождения зелёного цвета, добровольно выданный 14.07.2014 в ходе ОРМ «проверочная закупка» Плешковым А.А.: шесть бумажных фрагментов из тетрадных листов в клетку и один бумажный фрагмент из газеты, изъятые в ходе ОРМ в квартире № 3 дома № 25 микрорайона № 3 в г. Белоярский; 2 фрагмента листов газетной бумаг, 6 денежных купюр достоинством 500 рублей каждая.
(Том № 1, л.д. 111-112, 124-125; Том № 2, л.д.220-221)
— заключение эксперта № 312 от 29.09.2014, согласно которому представленное измельчённое вещество растительного происхождения зелёного цвета, находящееся в свёртке из газетного листа бумаги, массой на

момент проведения исследования 1,197 грамма содержит в своём составе наркотическое средство.
(Том № 2, л.д.181-183)
— заключение эксперта № 311 от 29.09.2014, согласно которому представленное измельчённое вещество растительного происхождения зелёного цвета, находящееся в свёртке из газетного листа бумаги, массой на момент проведения исследования 0,714 грамма содержит в своём составе наркотическое средство.
(Том № 2, л.д.192-194)
Заключения экспертиз должны быть признаны недопустимыми доказательствами, т.к. они производились на основе материалов, полученных незаконно.
На основании изложенного ранее, в соответствии со ст. 53 УПК РФ,
Прошу:
1. Вынести постановление суда о признании вышеозначенных доказательств по уголовному делу по обвинению Полякова А.М. по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228-1 и ч. 4 ст. 150 УК РФ недопустимыми.
Уважаемый Суд!
В случае, если позиция защиты о направлении уголовного дела прокурору г. Белоярский и о признании результатов ОРМ недопустимыми доказательствами не будет удовлетворена, прошу суд вынести в отношении Полякова А.М. следующее позднее решение.
Так, подзащитный Поляков А.М. свою вину в совершении двух особо тяжких преступлений полностью в ходе досудебного и судебного производства отрицает, признавая, что, действительно, летом 2014 года незаконно приобрёл и незаконно хранил наркотическое вещество в крупном размере, без цели сбыта, только для личного употребления; что и образует состав преступления, указанного в ч. 2 ст. 228 УК РФ.
По реальной и состоятельной версии защиты, заслуживающей уважения и удовлетворения, действия Полякова А.М. правильно должны быть квалифицированы наркотических веществ в крупном размере, без цели сбыта.
Так, подзащитный Поляков А.М. вину в совершении преступления, указанного в ч. 2 ст. 228 УК РФ, полностью признаёт.
Далее, согласно выводам проведённой, в порядке ст. 195 УПК РФ, судебно-химической экспертизы, вещество (семь пакетиков), изъятое вечером 14.07.2014 в ходе обследования на основании постановления Белоярского горсуда арендованной квартиры № 3 в жилом доме № 25 в микрорайоне № 3 города Белоярский ХМАО – Югры, является наркотическим, оборот которого законом запрещён.
Далее, упомянутое выше наркотическое вещество признано вещественным доказательством, и хранится при уголовном деле.
В материалах рассматриваемого уголовного дела имеются и другие относимые доказательства, подтверждающие причастность Полякова А.М. к незаконному приобретению и незаконному хранению наркотических веществ в крупном размере, без цели сбыта.
Что же касается уголовного преследования подзащитного в совершении инкриминируемых двух особо тяжких преступлений, то оно производится явно ошибочно, совершенно необоснованно, однозначно незаконно, в грубое нарушение требований ч. 4 ст. 7, ч. 1ст. 171 УПК РФ; т.е. никак не подтверждается совокупностью допустимых и достоверных доказательств, не вызывающих сомнений в их состоятельности.
Так, показания несовершеннолетнего свидетеля – родного сына подзащитного, т.е. Полякова К.А., должны быть признаны недостоверными доказательствами (ч. 1 ст. 88 УПК РФ); т.к. в ходе досудебного производства он был полностью зависим от следственного органа, который предъявил ему обвинение в совершении сбыта наркотических веществ при наличии квалифицирующих обстоятельств; т.е. двух особо тяжких преступлений, но заключил с ним при этом аморальную сделку: надуманные, лживые показания против родного отца в обмен на либеральную меру пресечения в виде подписки о невыезде, современного аналога 30 сребреников.
В любом случае, все неустранимые сомнения в виновности Полякова А.М. должны быть истолкованы в его пользу, согласно требованиям ч. 3 ст. 14 УПК и гарантиям, установленным в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ.
В любом случае, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, согласно требованиям ст. 17 УПК РФ.
Что же касается рассекреченных результатов двух проведённых оперативно-розыскных мероприятий (ОРД-МП), то они, по мотивированной версии защиты, несомненно, должны быть признаны недопустимыми

доказательствами, согласно требованиям ч.ч. 3 и 4 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК РФ, использование которых при осуществлении правосудия прямо запрещено гарантиями, предусмотренными в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ (защита соответствующие ходатайства подготовила).
Адвокат: (М.Ф. Пуртов)