Защита прав человека судебная практика

Содержание:

ВС обобщил международную практику по защите прав человека

Верховный Суд опубликовал Обзор практики межгосударственных органов по защите прав и основных свобод человека № 1 за 2018 г., в котором рассматривается практика ЕСПЧ и договорных органов ООН в сфере административно-правовых, гражданско-правовых и процессуальных отношений, а также в уголовно-правовой и процессуальной сфере.

Отмечается, что в целях эффективной защиты прав и свобод человека судам необходимо при рассмотрении административных, гражданских дел, дел по разрешению экономических споров, уголовных и иных дел учитывать правовые позиции, сформулированные межгосударственными органами по защите прав и свобод человека.

Обзор начинается с практики в области административно-правовых отношений, касающихся вопросов выдворения, по которым приведены позиции ЕСПЧ и Комитета ООН по правам человека.

В частности, Комитетом ООН рассматривался вопрос выдворения в страну, где гражданину в случае депортации угрожают пытки, – отмечается, что в случае высылки государство-участник нарушит ст. 6 и 7 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Также ВС обратил внимание на Постановление ЕСПЧ «М.Ш.А. и другие против России», которым установлено нарушение ст. 3 Конвенции в связи с необеспечением надлежащих условий содержания заявителям в специальном учреждении временного содержания иностранных граждан и лиц без гражданства. Кроме того, в этом же деле было выявлено нарушение ст. 3 Конвенции в связи с необеспечением заявителям надлежащих условий содержания в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

Кроме того, в обзоре приводится позиция Европейского Суда о чрезмерной длительности исполнения вступивших в законную силу судебных решений. Так, он указал на нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции в связи с неисполнением или чрезмерно длительным исполнением вступивших в законную силу судебных решений по обязательствам имущественного и неимущественного характера государства и муниципальных образований в Постановлении «Артюшкова и другие против России».

В сфере гражданско-правовых отношений ВС привел соображения, правовые позиции, оценку и выводы Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам. Указано, что если государство не приняло всех мер по предоставлению жилья выселенным арендаторам, то оно нарушило право на достаточное жилище, закрепленное в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах.

Также в качестве примера приведено Постановление ЕСПЧ «Багдонавичюс и другие против России», которым установлено нарушение ст. 8 Конвенции в связи с принятием судами по искам органов прокуратуры решений о сносе домов и выселении заявителей – членов шести цыганских семей без оценки пропорциональности такого вмешательства в их права в контексте возможных последствий исполнения соответствующих судебных решений. Также в решении Суда указывается на то, что до принудительного исполнения этих решений органы власти не провели с заявителями надлежащих консультаций относительно возможности предоставления надлежащих вариантов размещения заявителей с учетом их потребностей и состава семей.

В разделе, посвященном гражданско-процессуальным отношениям, приведена позиция Комитета ООН по правам человека по жалобе, заявитель которой указывал, что рассмотрение его административного дела в суде проходило с нарушением п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, так как судьи не были беспристрастными. Кроме того, ему было отказано в удовлетворении ходатайства об отводе судейского состава. Комитет согласился с мнением заявителя и признал нарушение п. 1 ст. 14 Пакта.

В разделе об уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношениях в первую очередь приведены позиции, касающиеся права на жизнь. ВС обратил внимание на Постановление ЕСПЧ «Криволуцкая против России», о котором ранее писала «АГ»: заявительница, пострадавшая от теракта в «Домодедово», получила 7 тыс. евро компенсации, в том числе в связи с тем, что не были удовлетворены ее гражданские иски к аэропорту.

Она указывала на нарушение ст. 2 Конвенции в связи с якобы имевшим место необеспечением надлежащей системы безопасности в международном аэропорту, что повлекло подрыв бомбы террористом-смертником и причинение заявительнице телесных повреждений. Кроме того, было установлено нарушение российскими властями процессуального аспекта ст. 2 Конвенции в связи с необеспечением эффективного расследования уголовного дела по факту предполагаемой халатности со стороны сотрудников службы безопасности аэропорта. В дальнейшем из-за этого заявительница не могла указывать на расследования в районном суде при рассмотрении ее гражданского иска о компенсации причиненного вреда за счет руководства аэропорта.

Европейский Суд пришел к выводу, что «…в настоящем деле не была обеспечена достаточная и надлежащая защита интересов заявителя и не были обеспечены подотчетность следствия перед обществом и необходимый общественный контроль расследования и его результатов… Следовательно, было допущено нарушение ст. 2 Конвенции».

В разделе о запрете пыток в обзоре приводится пример Комитета ООН по правам человека. Заявительница указала, что наблюдала за мирным собранием, когда ее избили сотрудники милиции. Оно отметила, что расследование по факту жестокого обращения с ней было неэффективным, учитывая отсутствие оперативности и беспристрастности. Кроме того, расследование не было направлено на установление виновных; ее ходатайства о допросе свидетелей и проведении процедуры опознания были отклонены, несмотря на заверения заявительницы в том, что она сможет опознать виновного. Комитет пришел к выводу о нарушении ст. 7, рассматриваемой отдельно и в сочетании с п. 3 ст. 2 Пакта.

В вопросах выдачи отмечается Постановление ЕСПЧ «Алланазарова против России», которым установлено нарушение ст. 3 Конвенции в связи с решением о выдаче заявительницы в Туркменистан, так как после возвращения в страну происхождения она могла подвергнуться пыткам, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

В обзор включена и практика ЕСПЧ по вопросу о праве на свободу и личную неприкосновенность. В частности, говорится о Постановлении Европейского Суда «Сяркевич против России», которым отклонена жалоба заявителя на якобы имевшее место необоснованно длительное содержание под стражей в нарушение п. 3 ст. 5 Конвенции, о чем ранее писала «АГ».

В документе в раздел права на справедливое судебное разбирательство включена практика Комитета ООН по правам человека. Заявитель указывал, что его адвокату не были предоставлены копии некоторых процессуальных документов. Кроме того, в некоторых слушаниях его защитник отсутствовал в связи с проблемами со здоровьем. Когда же был назначен новый адвокат, ему предоставили всего два дня для изучения материалов дела. В данном случае Комитет признал нарушение подп. «b» п. 3 ст. 14 Пакта.

В обзоре также приведено Постановление Европейского Суда «Заходякин и другие против России», которым признаны неприемлемыми и отклонены жалобы заявителей на нарушение подп. «с» п. 3 ст. 6 Конвенции в связи с необеспечением присутствия заявителей и (или) их представителей при рассмотрении их уголовных дел в судах кассационной инстанции. ЕСПЧ признал нарушение Конвенции.

Отмечается и практика Европейского Суда в отношении права на уважение частной и семейной жизни. В частности, указывается на Постановление «Зубков и другие против России», в котором установлено нарушение ст. 8 Конвенции в связи с проведением в отношении заявителей негласных оперативно-розыскных мероприятий (прослушивания телефонных переговоров, аудио- и видеонаблюдения). ЕСПЧ также согласился с доводами жалобы и признал нарушение Конвенции.

Более детальное рассмотрение положений обзора Верховного Суда с участием экспертов будет опубликовано на сайте «АГ» в ближайшее время.

Европейский суд по правам человека | ЕСПЧ

Европейский суд по правам человека (известный также как Европейский суд, Страсбургский суд, ЕСПЧ) — это международный судебный орган по рассмотрению жалоб на нарушение прав человека, расположенный во французском городе Страсбург. Основанный в 1959 году, Европейский Суд по правам человека является компетентным в вынесении постановлений в отношении жалоб, поданных индивидуальными заявителями или государствами о нарушении Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года.

Постановления Европейского суда (Judgments) — это окончательные решения по существу дела. Только в постановлении ЕСПЧ может признать нарушение Конвенции со стороны государства-ответчика. Постановления ЕСПЧ являются обязательными для государств-участников и вынуждают правительства вносить изменения в законодательство, менять административную и судебную практику.

Конвенции о защите прав человека и основных свобод была принята в 1950 году и является главным юридическим документом для всех стран Совета Европы. Защищать ее обязанность государственных и муниципальных властей каждого государства, а также национальных судов. Поэтому Европейский суд выступает последней судебной инстанцией и действует на основе принципа субсидиарности.

ЕСПЧ является необычным судом во многих отношениях. Его юрисдикция простирается от Рейкьявика в Северной Атлантике до Владивостока на тихоокеанском побережье России. Европейский суд по правам человека служит основой для защиты прав человека в 47 государствах-членах Совета Европы, в которых проживают больше, чем 800 миллионов человек. Участником Конвенции о защите прав человека и основных свобод в скором времени будет также Европейский союз.

Здание Европейского суда по правам человека

Здание Европейского суда по правам человека, именутеся также как «ДВОРЕЦ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА» было построено в 1995 года по проекту архитекторов: Richard Rogers Partnership Ltd, Лондон, и Клод Бюше, Страсбург. Полезная площадь: 28 000 кв.м, из них: — 860 кв.м большой зал судебных заседаний — 520 кв.м малый зал судебных заседаний — 4500 кв.м конференц-залы. Количество конференц-залов: -16500 кв.м офисы 18, в том числе: — большой зал судебных заседаний (243 места + 49 мест для судей + 22 места для заявителей) — малый зал судебных заседаний (101 место + 25 мест для судей + 12 мест для заявителей) — совещательные комнаты (от 47 до 52 мест) — конференц-залы (в среднем 47 мест вокруг стола + 52 отдельных места).

I. Десять главных фактов о Европейском суде по правам человека

ЕСПЧ — высшая судебная инстанция для всех судебных систем европейских стран, включая Турцию и Россию, кроме Республики Беларусь; всего 47 государств.

ЕСПЧ создан и действует с 1959 года во французском городе Страсбург на основании Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (Конвенция).

ЕСПЧ рассматривает жалобы от любых физических, юридических лиц, или государств на действия (бездействия) властей государств-участников Конвенции или Европейского Союза (ЕС еще не присоединился к Конвенции).

Официальными языками Европейского суда являются английский и французский; это означает, что судебные заседания и судебное делопроизводство осуществляется на одном из этих языков.

Рабочими языками ЕСПЧ являются все языки государств-участников Конвенции; это означает, например, что жалоба может быть подана на любом языке государства-участника.

Европейский суд выносит три основных вида решений (всего их более 10 видов):

  • решение о неприемлемости жалобы, оформленное в виде письма, адресованного заявителю (более 95%);
  • решение о неприемлемости или приемлемости жалобы в виде отдельного мотивированного документа, в переводе на русский, именуется собственно «решением» (decision);
  • окончательное решение по делу, в переводе на русский, именуемое постановлением (judgment); только в этом документе Европейский суд может признать нарушение прав человека.

7. За 56 лет своего существования ЕСПЧ вынес 42,529 мотивированных решений и постановлений (на 25 ноября 2016 года). 90% из них было вынесено за 20 последних лет.

8. Полномочия Европейского суда по правам человека:

  • признавать факт нарушения прав человека;
  • присуждать компенсацию жертвам; признавать ответчика не исполнившим окончательное решение Европейского суда;
  • выносить консультативные заключения; предписывать ответчику принять определенные меры по устранению нарушений прав человека, указав на характер этих мер.

9. Последствия для государства (или Европейского союза) вынесения постановления Европейским судом, в котором будет признано нарушение, зависят от характера нарушений и могут быть следующие:

  • выплата компенсации; проведения расследования, если речь идет о потерпевшем в преступлении, пересмотр как гражданского, так и уголовного дела (индивидуальные меры);
  • изменение законодательства или принятие других общих мер по исправлению ситуации в целом (меры общего характера).

10. Последствия невыполнения постановления Европейского суда: привлечение к международно-правовой ответственности, включая все применимые международно-правовые виды ответственности (порицание, ответные меры и и др., а также как крайняя мера — приостановление членства или исключение из членов Совета Европы.

II. Идеология Европейского суда по правам человека

Идеология создания и работы ЕСПЧ определяется двумя факторами. Во-первых, создателями Европейского суда и их целями. Во-вторых, тем кто и на что может жаловаться в этот международный суд.

Идеологами создания ЕСПЧ является небольшая группа дальновидных и идеалистически настроенных адвокатов, которые решили предотвратить повторение разрушительных войн и сопутствующих ужасных преступлений. Они утверждали, что лучшим способом для достижения этой цели должно быть гарантировано уважение к демократии и верховенству права на национальном уровне. Они считали, что только коллективное соблюдение основных прав обеспечит общие минимальные стандарты, которые составляют основу демократического общества.

Обращаться с жалобами в Европейский суд по правам человека можно только против государств-участников Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Это означает, что жалобы против частных лиц (физических или организаций) являются недопустимыми. Однако в некоторых случаях государство несет ответственность за действия частных лиц. Тем не мене жалоба в любом случае подается против государства.

Государство несет ответственность за действия всех своих органов и представителей. Муниципальные органы также подпадают для целей обращения в Европейский суд по правам человека в круг ответственных субъектов, хотя формально не являются государственными органами. В некоторых случаях в Европейский суд по правам человека можно обращаться в связи с действиями коммерческих организаций, которые не являются ни государственными, ни муниципальными, однако в руководстве, которых государство играет определенную роль.

Главной целью создания и функционирования Европейского суда по правам человека является обеспечение соблюдение прав и свобод людей и организаций, закрепленных в Конвенции по защите прав и основных свобод.

III. Ключевые даты истории Европейского суда по правам человека

  • 5 мая 1949 года Основание Совета Европы
  • 4 ноября 1950 года Принятие Конвенции о защите прав человека и основных свобод
  • 3 сентября 1953 года Вступление в силу Конвенции о защите прав человека и основных свобод
  • 21 января 1959 года Первые выборы членов Европейского суда по правам человека Консультативной Ассамблеей Совета Европы
  • 23-28 февраля 1959 года Первая сессия ЕСПЧ
  • 18 сентября 1959 года Принятие Регламента Европейского суда
  • 14 ноября 1960 года Вынесение Европейским судом первого постановления: Лоулесс против Ирландии
  • 1 ноября 1998 года Вступление в силу Протокола № 11 к Конвенции, учреждающего «новый Суд»
  • 18 сентября 2008 года Вынесение Судом 10 000-го постановления
  • 1 июня 2010 года Вступление в силу Протокола № 14 к Конвенции, целью которого является гарантия долгосрочной эффективности ЕСПЧ

IV. Конвенция о защите прав человека и основных свобод:

основа существования и деятельности ЕСПЧ

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms) принята 4 ноября 1950 года в Риме. Конвенция закрепляет перечень основных прав, которые обязаны обеспечивать, в первую очередь государства-члены Совета Европы. Конвенция учреждает Европейский суд по правам человека, в который человек, организация, группа лиц или государство имеет право подать жалобу в случае несоблюдения государствами прав, гарантируемых Конвенцией.

Таким образом, Конвенция включает в себя нормы материального и процессуального права.

Конвенция дополнялась отдельными протоколами, которые действуют и юридически являются частью Конвенции. В Конвенцию вносились изменения отдельными протоколами. Протокол № 14 изменил процедуру рассмотрения дел, а также дополнил текст Конвенции положениями гарантирующими исполнение окончательных постановлений (решений) Европейского суда по правам человека. Текст Конвенции также был ранее изменен в соответствии с положениями Протокола № 3, который вступил в силу 21 сентября 1970 г., Протокола № 5, который вступил в силу 20 декабря 1971 года и Протокола № 8, который вступил в силу с 1 января 1990 года, и включает в себя также текст Протокола № 2. Все положения, которые были изменены или добавлены 5 и 8 протоколами были заменены Протоколом № 11, с даты вступления его в силу — 1 ноября 1998 года.Начиная с этого момента, Протокол № 9, который вступил в силу 1 октября 1994 года, был отменен, а Протокол № 10 потерял свою цель.

V. Cостав Европейского суда по правам человека

Судьи и Секретариат ЕСПЧ

ЕСПЧ состоит из 47 судей. Число судей, входящих в состав суда, равно количеству государств — участников Конвенции. Судьи ЕСПЧ избираются Парламентской ассамблеей Совета Европы из списка, поданного каждым государством и включающего в себя три кандидатуры. Они избираются со сроком полномочий на девять лет и не могут быть переизбраны. У

ЕСПЧ есть вспомогательный орган — Секретариат ЕСПЧ. В состав Секретариата входят юристы, административный и технический персонал, переводчики. В настоящий момент в Секретариате работает 679 человек, из которых 62 – граждане России.

VI. Полномочия Европейского суда по правам человека

Компетенция (юрисдикция, полномочия) Европейского суда по правам человека является обязательной для всех государств-участников Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Кратко и почти исчерпывающим образом о полномочиях ЕСПЧ. Европейский суд по правам человека имеет право:

  • рассматривать индивидуальные и межгосударственные жалобы, поданные в Европейский суд по правам человека против одного или нескольких государств-членов Совета Европы или против Европейского союза;
  • признавать факт того, что было нарушено, то или иное право заявителя;
  • присудить выигравшему заявителю справедливую компенсацию;
  • толковать Конвенцию о защите прав человек и основных свобод;
  • устанавливать факт того, что какое-либо нарушение в определенном государстве носит массовый характер из-за системной проблемы, в связи, с чем предписывать этому государству предпринять меры по исправлению этого недостатка;
  • рассматривать запрос комитета министров Совета Европы по вопросу о том, не нарушило ли государство-ответчик свое обязательство по исполнению постановлений (решений) Европейского суда поп правам человека;
  • давать толкование ранее вынесенному постановлению по запросу Комитета Министров Совета Европы;
  • выносить Консультативные заключения о толковании Конвенции о защите прав человека и основных свобод, по вопросам, не связанным с рассмотрением дел.

VII. Права, которые защищает Европейский суд по правам человека

Перечень прав за соблюдением которых государствами-членами Совета Европы следит Европейский суд по правам человека закреплен в Конвенции о защите прав человека и протоколах к ней:

  1. Право на жизнь
  2. Запрещение пыток
  3. Запрещение рабства и принудительного труда
  4. Право на свободу и личную неприкосновенность
  5. Право на справедливое судебное разбирательство
  6. Наказание исключительно на основании закона
  7. Право на уважение частной и семейной жизни
  8. Свобода мысли, совести и религии
  9. Свобода выражения мнения
  10. Свобода собраний и объединений
  11. Право на вступление в брак
  12. Право на эффективное средство правовой защиты
  13. Запрещение дискриминации
  14. Защита собственности
  15. Право на образование
  16. Право на свободные выборы
  17. Свобода передвижения
  18. Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции
  19. Право на компенсацию в случае судебной ошибки
  20. Право не быть судимым или наказанным дважды
  21. Равноправие супругов

VIII. Порядок рассмотрения дел в Европейском суде по правам человека

Поступившие в ЕСПЧ жалобы, рассматриваются сначала всегда Секретариатом Суда, затем либо Единоличным Судьей, либо Комитетом из трех Судей, либо Палатой из семи судей (или 5 судей), либо Большой Палатой из 17 судей.

С 2014 года в Суд может быть подана только жалоба установленной формы (раньше, можно было написать письмо в произвольной форме (предварительная жалоба), в котором высказывалось намерение подать жалобу и ее суть).

Также в Суд может быть направлено заявление о применении Европейским судом предварительных мер. В любом случае за письмом или заявлением в Суд направляется жалоба. В противном случае производство по жалобе просто не будет возбуждено, а по возбужденному делу оно прекращается.

Рассмотрение индивидуальных жалоб является основным видом деятельности Европейского суда по правам человека. Однако наряду с этим ЕСПЧ разрешает другие вопросы: о применении предварительных мер, о вынесении консультативного заключения, вынесение пилотного постановления, толкование ранее вынесенного Судом постановления, производство по вопросу нарушения обязательства исполнять постановление. Два последних производства введены Протоколом № 14 к Конвенции.

Читайте подробнее о порядке рассмотрения жалоб: Процесс рассмотрения жалоб в ЕСПЧ

Кто может подавать жалобы в ЕСПЧ

Европейский суд по правам человека принимает жалобы от любого физического лица, юридического лица или группы таких лиц. Исключение составляют только государственные органы и организации.

После какой национальной инстанции можно подавать жалобу в ЕСПЧ

Европейский суд принимает жалобы только после исчерпания внутренних средств правовой защиты, но не всех, а только эффективных средств. Право определить, является ли национальное средство защиты эффективным, принадлежит самому Европейскому суду по правам человека.

Применительно к России, ответить на вопрос о том, после какой инстанции можно обращаться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), необходимо следующим образом:

  • По гражданским делам, рассматриваемым по правилам, предусмотренным гражданским процессуальным кодексом, а также по делам из публичных правоотношений, разрешаемым по кодексу административного судопроизводства жалобу в Европейский суд по правам человека следует подавать в течении 6 месяцев после кассационного определения Верховного суда РФ (суда четвертой инстанции) инстанции.
  • По уголовным делам, а также делам по административным правонарушениям, рассматриваемым по КоАП, жалобу в ЕСПЧ необходимо подавать после суда второй (апелляционной) инстанции.
  • В отличие от гражданских и уголовных дел, рассматриваемых в судах общей юрисдикции, по делам рассматриваемым в арбитражном суде нет точной определенности, поскольку на данный момент ЕСПЧ не рассмотрел вопрос о том, является ли Верховный суд РФ, который рассматривает арбитражные дела взамен упраздненного Высшего арбитражного суда, эффективном средством правовой защиты. Однако автор убежден, что ответ будет положительным.
  • В определенных случаях обращение в национальные суды может не потребоваться.

Сборник «О нарушениях Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике Европейского суда по правам человека» — № 1 – 2017 г.

Сборник «О нарушениях Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике Европейского суда по правам человека» — № 1 – 2017 г.

Информационный Обзор

УМВД России по Рязанской области

правовой отдел Рязань № 1

«О нарушениях Конвенции

о защите прав человека и основных свобод и практике

Европейского суда по правам человека»

Конвенция о защите прав человека и основных свобод принята в Риме 4 ноября 1950 года.
Конвенция была ратифицирована Федеральным законом
от 30.03.1998 № 54 — ФЗ
«О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» и вступила в силу для Российской Федерации 5 мая 1998 года.

Введение. 3

ОБЗОР постановлений Европейского Суда по правам человека и запросов Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека — заместителя Министра юстиции Российской Федерации, поступивших в Министерство внутренних дел Российской Федерации в 2016 году………………………………………………………………………………….3-21

ДЕЛО «МАНЖОС ПРОТИВ РОССИИ» ………………………………..……21-22

ДЕЛО «НЕКРАСОВ против РОССИИ»………………………………………..22

ДЕЛО «МАМОНТОВ И ДРУГИЕ против РОССИИ»………………………..22-23

Введение

Любой гражданин может искать защиту своих прав не только в национальном, но и в международном суде. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) является международным судебным органом, созданным с целью оформления дополнительной (субсидиарной) возможности защитить свои права любым физическим лицам, присоединившегося к Европейской конвенции защите прав человека и основных свобод (1950), а также Протоколам к этой Конвенции.

Россия проводит довольно эффективную деятельность по профилактике обращений граждан России в ЕСПЧ. Приводится в соответствие с международными нормами и прецедентной практикой ЕСПЧ внутреннее законодательство. По данным Минюста России за последние два года в четыре раза сократилось количество «российских» жалоб в ЕСПЧ.

Приказом МВД России от 12.09.2014 №782 установлена обязанность систематически изучать с личным составом практику Европейского Суда по жалобам против Российской Федерации, затрагивающим компетенцию МВД России.

Следует отметить, что любое установленное Европейским Судом нарушение положений Конвенции является основанием для наложения на государство-ответчика в соответствии со ст. 44 Конвенции компенсации нематериального ущерба заявителю.

постановлений Европейского Суда по правам человека и запросов Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека – заместителя Министра юстиции Российской Федерации, поступивших в Министерство внутренних дел Российской Федерации

В соответствии со статьей 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства.

Работа Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее – МВД России) с Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека – заместителем Министра юстиции Российской Федерации (далее – Уполномоченный) осуществляется в соответствии с приказом МВД России от 12 сентября 2014 г. № 782 «О повышении эффективности взаимодействия Министерства внутренних дел Российской Федерации с Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека – заместителем Министра юстиции Российской Федерации».

Согласно подпункту 3.1 данного приказа МВД России на подразделения МВД России возложена обязанность своевременно, полно и объективно проводить проверки по всем фактам, изложенным в запросах Уполномоченного, устанавливать фактическую и юридическую сторону дела, а также осуществлять сбор и представление документов и материалов, необходимых для формирования позиции Российской Федерации при рассмотрении дел в Европейском Суде. Подпунктом 3.2 приказа МВД России о взаимодействии на подразделения МВД России также возложено обеспечение исполнения вступивших в законную силу решений Европейского Суда по правам человека (далее – Европейский Суд, ЕСПЧ), отнесенных к компетенции Министерства.

Европейский Суд руководствуется в своей деятельности Конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года (далее – Конвенция), установившей обязательность принятых Европейским Судом решений для сторон, подписавших Конвенцию.

Ежегодно в МВД России поступают десятки обращений Уполномоченного, связанных с рассмотрением жалоб граждан на неправомерные действия должностных лиц органов внутренних дел Российской Федерации (далее – органы внутренних дел). Так, в 2010 году на рассмотрение поступило 136 обращений, в 2011 году – 139, в 2012 году – 106, в 2013 году – 134, в 2014 году- 112, в 2015 году – 79.

В 2016 году МВД России подготовлено 65 ответов на запросы Уполномоченного о рассмотрении жалоб граждан на неправомерные действия должностных лиц органов внутренних дел.

Кроме того, за 2016 год поступило 41 постановление Европейского Суда. Общая сумма возмещения Российской Федерацией по постановлениям Европейского Суда по правам человека составила 1 млн 696 тыс. 770 евро, (в 2015 году в МВД России от Уполномоченного поступило 70 решений Европейского Суда, по которым с Российской Федерации взыскано 3 миллиона 100 тысяч 600 долларов США и 4 миллиона 483 тысячи 493 евро).

События, послужившие основаниями для жалоб, поступивших в 2016 году в МВД России, на действия сотрудников органов внутренних дел, происходили в период с 2006 по 2015 год в 45 субъектах Российской Федерации.

В 2016 году наиболее часто предметами рассмотрения, по которым Европейским Судом выносились решения, являлись:

нарушение свободы собраний и объединений, нарушение свободы мнения;

нарушение права на справедливое судебное разбирательство;

нарушение прав граждан в период проведения контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации;

жалобы на высылку (экстрадицию) и принудительное перемещение в иную страну;

нарушение права на свободу передвижения;

ненадлежащие условия содержания в изоляторах временного содержания, при перевозке и этапировании подозреваемых и обвиняемых.

I. Постановлениями Европейского Суда, вынесенными в 2016 году, установлен ряд нарушений положений Конвенции, допущенных со стороны Российской Федерации, связанных с административной деятельностью органов внутренних дел:

1.1. Нарушения статьи 11 Конвенции «Свобода собраний и объединений», которая предусматривает, что каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.

Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений на осуществление этих прав лицами, входящими в состав вооруженных сил, полиции или административных органов государства.

Так, согласно Постановлению ЕСПЧ от 5 января 2016 года по делу «Фрумкин против Российской Федерации» заявитель жаловался на нарушения его прав на свободу мирных собраний, свободу выражения мнения и права на свободу. Он также утверждал, что административное производство по его делу во внутригосударственных судах не соответствовало гарантиям справедливого судебного разбирательства.

6 мая 2012 года заявитель прибыл на Болотную площадь около 18.00, чтобы принять участие в митинге. Он стоял перед сценой на Болотной набережной в пределах территории, отведенной в качестве места проведения мероприятия.

По словам заявителя, он не слышал объявления о прекращении митинга. До 19.00 он был задержан сотрудниками полиции, разгонявшими демонстрацию. Заявитель отрицал тот факт, что получил какие-либо предупреждения или распоряжения до своего задержания. Сотрудники полиции задержали его и препроводили в полицейский автомобиль, в котором он ждал в течение часа, пока его доставили с Болотной площади в отдел внутренних дел.

11 мая 2012 года Замоскворецкий районный суд г. Москвы рассмотрел кассационную жалобу заявителя. Суд отклонил довод заявителя о том, что рапорт полиции и заявления сотрудников полиции были противоречивыми в том, что касается времени задержания, и постановил, что правильно указанные документы толковались следующим образом: заявитель был задержан в 20.30 и помещен под стражу в отдел внутренних дел в 21.30. Суд отклонил предоставленную заявителем видеозапись на том основании, что в ней не были указаны ни дата, ни время инцидента, но пришел к выводу, что вина заявителя была подтверждена другими доказательствами.

11 января 2013 года заместитель председателя Московского городского суда рассмотрел в порядке судебного надзора административное дело заявителя и оставил ранее вынесенные судебные решения без изменения.

По информации властей Российской Федерации, после того как санкционированное публичное собрание было прекращено, заявитель остался на Болотной площади. Он прогуливался по проезжей части, препятствуя движению автотранспорта, и не подчинился требованиям сотрудников полиции, приказавших прекратить эти действия. Заявителя доставили в отдел внутренних дел, где в отношении его был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном статьей 19.3 (Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции, военнослужащего, сотрудника органов федеральной службы безопасности, сотрудника органов государственной охраны, сотрудника органов, осуществляющих федеральный государственный контроль (надзор) в сфере миграции, либо сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы либо сотрудника войск национальной гвардии Российской Федерации) Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП). Правовые основания для задержания были предусмотрены статьей 27.2 КоАП (Доставление), Срок его содержания под стражей до суда не превышал установленных законом 48 часов. Ограничение свободы заявителя соответствовало внутригосударственному законодательству, и были выполнены все необходимые формальности, такие как вынесение законного постановления о заключении под стражу.

Европейский Суд отмечает, что продолжительность административного задержания, как правило, не должна превышать трех часов , которые считаются разумным и достаточным сроком для составления протокола об административном правонарушении. После того как в 21.30 протокол об административном правонарушении был составлен, цель доставления заявителя в отдел полиции была достигнута, и его могли отпустить.

Действия по охране порядка при проведении собраний должны соответствовать принципам прав человека: законности, необходимости, соразмерности и недискриминации, — и должны соответствовать действующим нормам в области прав человека. В частности, государства имеют позитивную обязанность принимать необходимые разумные меры, позволяющие проводить мирные собрания без опасений, что их участники могут подвергнуться физическому насилию. Сотрудники правоохранительных органов должны также защищать участников мирного собрания от любого лица или группы лиц (в том числе от агентов-провокаторов и несогласных с демонстрантами), которые пытаются каким-либо способом сорвать данное собрание или затруднить его проведение.

Защита личных мнений и свободы их выражения, обеспечиваемая статьей 10 Конвенции (Свобода выражения мнения), является одной из целей свободы мирных собраний, она закреплена статьей 11 Конвенции. Все время должен устанавливаться баланс между законными целями, указанными в пункте 2 статьи 11 Конвенции, и правом на свободу выражения мнения посредством слова, жеста или даже молчания людьми, собравшимися на улицах или в других общественных местах (Постановление Европейского Суда по делу «Эзелин против Франции», Постановление Европейского Суда по делу «Баррако против Франции», Постановление Европейского Суда по делу «Фабер против Венгрии», Постановление Европейского Суда по делу «Тараненко против Российской Федерации»).

С другой стороны, в случае совершения демонстрантами актов насилия, вмешательство в право на свободу мирных собраний в принципе является оправданным для предотвращения беспорядков или преступлений, а также для защиты прав и свобод других лиц (Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Джулиани и Гаджио против Италии»), Гарантии статьи 11 Конвенции не распространяются на собрания, организаторы и участники которых имеют намерения, связанные с насилием, подстрекают к насилию или в иной форме отрицают основы «демократического общества» (Постановление Европейского Суда по делу «Станков и Объединенная македонская организация «Илинден» против Болгарии».

Европейский Суд постановил выплатить заявителю 25 ООО (двадцать пять тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда и 7 ООО (семь тысяч) евро в качестве компенсации судебных расходов.

1.2. Нарушения статьи 10 Конвенции «Свобода выражения мнения», согласно которой каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

В Постановлении ЕСПЧ от 26 апреля 2016 года по делу «Новиков и другие против Российской Федерации» отмечается, что пятеро заявителей участвовали в разное время и различных местах в мирных одиночных пикетах, каждый из которых закончился доставлением заявителей в отделение милиции с освобождением через несколько часов.

Заявители утверждали, что действия властей касались их «пикетирований, осуществляемых одним участником», а не мирных собраний с иными лицами.

Федеральный закон от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» (далее – Закон о собраниях) требует предварительного уведомления компетентного органа власти о публичных мероприятиях или пикетировании. «Пикетирование» определяется как форма публичного выражения мнений, осуществляемого без передвижения и использования звукоусиливающих технических средств. Требование об уведомлении не применяется к так называемым «пикетированиям», осуществляемым одним участником, но согласно изменению, внесенному в 2012 году в Закон о собраниях, между несвязанными одиночными участниками пикетов должно сохраняться определенное расстояние. Определение точного расстояния было оставлено на усмотрение региональных властей, но оно не может быть более 50 метров. Закон о собраниях также позволяет судам страны постфактум решать вопрос о том, было ли публичное мероприятие собранием или пикетированием, осуществляемым одним участником.

По мнению властей Российской Федерации, первые трое заявителей проводили групповые публичные мероприятия. В частности, еще пять человек, держащих плакаты с аналогичными лозунгами, присутствовали в том же месте, где первая заявительница. Что касается второго заявителя, примерно пять прохожих собрались и затем разошлись после предупреждения со стороны сотрудника органов внутренних дел. Что касается третьего заявителя, еще один человек делал аналогичные заявления на пикете на противоположной стороне улицы.

Заявители были впоследствии привлечены к административной ответственности за проведение группового публичного мероприятия без предварительного уведомления, и на них были наложены штрафы в размере, эквивалентном от 29 до 505 евро.

Основные цели требования об уведомлении – позволить властям обеспечить общественную безопасность и защитить права участников мероприятия и иных лиц были полностью достижимы посредством разумного применения требования о расстоянии. Европейский Суд не видит, какую законную цель власти стремились достичь, предоставляя российским судам право квалифицировать мероприятие в качестве «собрания». Также он не может усмотреть достаточных оснований для осуждения за несоблюдение требования об уведомлении, когда демонстранты просто стояли мирно, не причиняя беспокойства, на расстоянии примерно 50 м друг от друга. Напротив, не было выдвинуто каких-либо убедительных соображений, относящихся к общественной безопасности, предупреждению беспорядков или защите прав иных лиц.

Таким образом, признавая, что целью вмешательства могло быть предотвращение беспорядков, Европейский Суд не убежден, что право заявителей на осуществление свободы выражения мнения было надлежащим образом принято во внимание при рассмотрении дел об административных правонарушениях в отношении их.

Европейский Суд присудил по 7 500 (семь тысяч пятьсот) евро в качестве компенсации морального вреда каждому из первых трех заявителей, 6 ООО (шесть тысяч) евро пятому заявителю, а также 120 (сто двадцать) евро второму заявителю в качестве компенсации материального ущерба, требование пятого заявителя о компенсации материального ущерба было отклонено.

1.3. Нарушения статьи 34 Конвенции «Индивидуальные жалобы» и статьи 6 Конвенции «Право на справедливое судебное разбирательство», которыми предусматривается, что суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права.

Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо – при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

Так, в Постановлении ЕСПЧ от 20 сентября 2016 года по делу «Карелин против Российской Федерации» указано, что 4 марта 2012 года заявитель был задержан сотрудником полиции и обвинен в непристойном поведении в общественном месте, в правонарушении, предусмотренном статьей 20.1 (Мелкое хулиганство) Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП) и влекущем наложение штрафа или административный арест на срок до 15 суток. Заявитель был доставлен в отдел полиции и оставался там в течение некоторого времени.

Заявитель жаловался на то, что неучастие прокурора в деле в отношении его об административном правонарушении повлекло нарушение части 1 статьи 6 Конвенции, которая, в частности, гласит: «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом…».

Заявитель утверждал, что, несмотря на небольшую сумму штрафа, наложенного на него, его дело подняло важные вопросы, касающиеся системных недостатков во внутригосударственном законодательстве, влекущих нарушения требования беспристрастности, принципа равенства сторон и требования состязательности процесса.

Европейский Суд согласен с тем, что штраф, назначенный заявителю, был небольшим даже по внутригосударственным меркам. В то же время Европейский Суд замечает, что настоящее дело поднимает вопрос по КоАП, касающийся неучастия прокурора в производстве по делу. Данный вопрос затрагивается и в ряде схожих жалоб против Российской Федерации, находящихся в производстве Европейского Суда. Отмечая характер вопроса, рассматриваемого в настоящем деле, который также, возможно, касается важного вопроса принципа, Европейский Суд не считает целесообразным отклонять жалобу.

Власти Российской Федерации утверждали, что прокурор имеет полномочие возбуждать производство об административном правонарушении, принимать участие в этом производстве и обжаловать принимаемые решения. КоАП не предусматривает обязательного участия прокурора в каждом деле об административном правонарушении. Однако настоящее дело отличалось от ситуации, рассмотренной Европейским Судом в деле «Озеров против Российской Федерации» (постановление от 18 мая 2010 года), которое касалось неучастия прокурора в конкретном заседании суда по уголовному делу, в котором заявителю было предъявлено обвинение, могущее вылиться в наказание к лишению свободы на длительный срок.

В отличие от уголовного наказания заявителю в настоящем деле грозил лишь штраф на сумму до 1 ООО рублей или административный арест на 15 суток.

Таким образом, Европейский Суд считает, что сотрудник полиции не являлся «органом обвинительной власти» или «прокурором» в значении государственного должностного лица, роль которого состоит в том, чтобы противостоять лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в деле, возбужденном в силу КоАП, и представлять и отстаивать в суде обвинение от имени государства.

Европейский Суд приходит к выводу, что неучастие прокурора в производстве по жалобе в суде второй инстанции являлось слишком серьезным недостатком. Таким образом, производство по жалобе в суде второй инстанции не устранило вопрос о беспристрастности, возникший при рассмотрении дела в суде первой инстанции

Таким образом, по делу властями Российской Федерации было допущено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении требования беспристрастности.

Европейский Суд присудил заявителю 2 500 евро (две тысячи пятьсот) в качестве компенсации морального вреда.

  1. Ряд постановлений ЕСПЧ касается нарушений статьи 6 Конвенции: «Право на справедливое судебное разбирательство», которая предусматривает, что каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Так, в Постановлении ЕСПЧ от 21 июня 2016 года по делу «Мамонтов и другие против Российской Федерации» установлено, что заявители (три человека), осужденные за сбыт наркотиков, утверждали, что они были привлечены к уголовной ответственности в результате подстрекательства (провокаций) со стороны сотрудников правоохранительных органов к совершению преступления.

Европейский Суд постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования пункта I статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) в отношении всех заявителей, и обязал государство-ответчика выплатить каждому заявителю по 3 ООО (три тысячи) евро в качестве компенсации морального вреда.

  1. В 2016 году ЕСПЧ продолжалось рассмотрение дел о нарушении прав граждан в период проведения контртеррористических операций в Чеченской Республике и других субъектах Северо-Кавказского федерального округа (группа дел «Хашиев») в части нарушения статьи 2 Конвенции «Право на жизнь», в соответствии с которой право каждого лица на жизнь охраняется законом.

Так, в Постановлении ЕСПЧ от 21 июня 2016 года по делу «Ибрагим Цесоев против Российской Федерации» отмечается, что заявитель утверждал, что представители российских властей несут ответственность за исчезновение его брата в Республике Ингушетия в 2012 году. Заявитель также жаловался на отсутствие надлежащего расследования обстоятельств исчезновения его брата.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили процессуальные требования статьи 2 Конвенции (право на жизнь), не допустив нарушения материальных требований, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 20 ООО (двадцать тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда.

В Постановлении ЕСПЧ от 21 июня 2016 года по делу «Мутаева и Исмаилова против Российской Федерации» указано на то, что заявительницы утверждали, что представители российских властей несут ответственность за исчезновение их родственника (мужа и брата) в Республике Дагестан в 2012 году. Заявительницы также жаловались на отсутствие надлежащего расследования обстоятельств исчезновения их родственника.

Европейский Суд постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили процессуальные требования статьи 2 Конвенции (право на жизнь) и обязал государство-ответчика выплатить заявительницам совместно 20 ООО (двадцать тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда.

В Постановлении ЕСПЧ от 12 мая 2016 года по делу «Гайсанова против Российской Федерации» предусмотрено, что заявительница, проживающая в г. Назрани, утверждала, что представители российских властей несут ответственность за исчезновение ее дочери в 2009 году в Чеченской Республике. Заявительница также жаловалась на отсутствие надлежащего расследования обстоятельств исчезновения ее дочери.

IV. В ряде постановлений ЕСПЧ отмечаются нарушения в деятельности упраздненной Федеральной миграционной службы, функции которой в 2016 году переданы МВД России:

4.1. Нарушения статей 8 и 14 Конвенции: «Право на уважение частной и семейной жизни» и «Запрещение дискриминации», в соответствии с которыми каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

Пользование правами и свободами, признанными в Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам.

Так, в Постановлении ЕСПЧ от 15 марта 2016 года по делу «Поврук и другие против Российской Федерации» отмечено, что в июне 2010 года Новрук подал в Управление Федеральной миграционной службы по Приморскому краю заявление о выдаче разрешения на временное проживание. 8 июля 2010 года он получил уведомление о том, что ему отказано в выдаче разрешения на основании подпункта 13 пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», в соответствии с которым разрешение на временное проживание не выдается иностранному гражданину, который не имеет сертификата об отсутствии у него ВИЧ-инфекции.

В отношении иностранного гражданина, незаконно находящегося на территории Российской Федерации, а также в случае, если пребывание (проживание) иностранного гражданина, законно находящегося в Российской Федерации, создает реальную угрозу, среди прочего, общественному порядку либо здоровью населения, может быть принято решение о нежелательности пребывания (проживания) данного иностранного гражданина в Российской Федерации. Иностранный гражданин, в отношении которого принято решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации, обязан выехать из Российской Федерации. Иностранный гражданин, не покинувший территорию Российской Федерации, подлежит депортации. Решение о нежелательности пребывания (проживания) иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации является основанием для последующего отказа во въезде в Российскую Федерацию (статья 25.10 Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»).

Перечень федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных принимать такие решения, установлен постановлением Правительства Российской Федерации от 7 апреля 2003 г. № 199

«Об утверждении Положения о принятии решения о нежелательности пребывания (проживания) иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации и перечня федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных принимать решение о нежелательности пребывания (проживания) иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации» и включает Министерство внутренних дел Российской Федерации, Роспотребнадзор России и еще восемь органов.

Въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину не разрешается в случае, если в отношении иностранного гражданина принято решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации (подпункт 7 статьи 27 Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»).

Вопрос о нарушении Конвенции в настоящем деле касается прав на въезд и проживание ВИЧ-положительных лиц, не являющихся гражданами Российской Федерации. Разный уровень экономического, социального и политического развития, существовавший в последние годы в странах бывшего СССР, вызвал большие потоки экономической миграции в направлении Российской Федерации. Сальдо миграции в Российской Федерации за период 2010 – 2014 годов, по оценке Всемирного банка, составляет более одного миллиона человек. Власти Российской Федерации развернули широкомасштабные действия для проверки мигрантов на наличие заболеваний, передающихся от человека к человеку, что позволило им выявить тысячи ВИЧ-положительных лиц, не являющихся гражданами Российской Федерации, и признать нежелательным их пребывание (проживание) в России по причинам, связанным с состоянием здоровья. Лица, подвергшиеся дискриминации и безуспешно пытавшиеся обжаловать принятые в судах Российской Федерации решения, в конечном счете, могут обратиться в Европейский Суд за защитой своих прав.

Европейский Суд отмечает, что в период после коммуницирования настоящего дела на внутригосударственном уровне произошли существенные правовые изменения. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 марта 2015 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности положений части четвертой статьи 25.10 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», подпункта 13 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и пункта 2 статьи 11 Федерального закона «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)» в связи с жалобами ряда граждан» представляло собой огромный шаг вперед в направлении защиты прав лиц, живущих с ВИЧ. Конституционный Суд Российской Федерации признал наличие медицинского консенсуса в отношении путей передачи ВИЧ-инфекции и отметил, что существующая административная практика оценки ситуации ВИЧ-положительных лиц не соответствовала правовым позициям Конституционного Суда. На этом основании Конституционный Суд признал взаимосвязанные положения Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и Федерального закона «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)» не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в которой они позволяют государственным органам отказывать в выдаче разрешения на въезд или проживание либо депортировать ВИЧ-положительных лиц, не являющихся гражданами Российской Федерации и не имеющих семейных связей в Российской Федерации, исключительно на основании их диагноза. Конституционный Суд Российской Федерации предписал российскому законодателю внести необходимые изменения в законодательство с учетом принятого Постановления, которым теперь требовалось непосредственно руководствоваться до завершения реформы законодательства. Европейский Суд отмечает, что проект закона, имплементирующего правовые позиции Конституционного Суда, уже был подготовлен и передан на рассмотрение Федерального Собрания Российской Федерации,

Европейский Суд выражает озабоченность по поводу того, что предложенный законопроект ограничивает свое действие иностранными гражданами и лицами без гражданства, которые имеют супругов, родителей или детей, постоянно проживающих в Российской Федерации. Соответственно, законопроект никак не повлияет на ситуацию заявителя. Более того, неясно, будет ли законодательство применяться ретроспективно к тем лицам, которым был запрещен въезд на территорию Российской Федерации и будет ли им разрешено обратиться с заявлением о пересмотре оснований для их депортации. Однако реформа законодательства продолжается, и Европейский Суд не может строить догадки относительно окончательной редакции, в которой будет принят законопроект.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 14 Конвенции во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции.

Европейский Суд допускает, что заявителям были причинены моральные страдания и у них возникла фрустрация вследствие их дискриминации по признаку состояния здоровья. Европейский Суд присудил каждому заявителю по 15 ООО (пятнадцать тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда.

4.2. Нарушения статьи 2 Протокола № 4 от 16 сентября 1963 г. к Конвенции «Об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней»: «Свобода передвижения», которой установлено, что каждый, кто на законных основаниях находится на территории какого-либо государства, имеет в пределах этой территории право на свободу передвижения и свободу выбора местожительства.

Каждый свободен покидать любую страну, включая свою собственную.

Пользование этими правами не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.

Права, признанные в пункте 1, могут также в определенных районах подлежать ограничениям, вводимым в соответствии с законом и обоснованным общественными интересами в демократическом обществе.

Так, в Постановлении ЕСПЧ от 20 сентября 2016 года по делу «Власов и Беньяш против Российской Федерации» указано на то, что 6 октября 2008 года Власов А.Ю. обратился в Федеральную миграционную службу Российской Федерации с заявлением о выдаче загранпаспорта, с которым он мог бы выехать за границу.

27 октября 2008 года Головинский районный суд г. Москвы признал заявителя виновным в контрабанде и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на три года, которое не подлежит исполнению и считается условным с испытательным сроком в три года.

11 ноября 2008 года ему было отказано в выдаче загранпаспорта на основании того, что он был условно осужден к трем годам лишения свободы и срок условного осуждения не истек.

Заявитель обжаловал решение об отказе в судебном порядке.

3 июня 2009 года Бутырский районный суд г. Москвы признал решение об отказе в выдаче заграничного паспорта законным, отметив следующее:

«Утверждения Власова А.Ю. о том, что Головинский районный суд в приговоре от 27 октября 2008 года указал исчерпывающий перечень ограничений, применяемых к заявителю в течение испытательного срока, что среди этих ограничений не было запрета на выезд из Российской Федерации и что государственные служащие, по мнению заявителя, не должны толковать данный перечень расширительно, не противоречат пункту 4 статьи 15 Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», который предусматривает, что право гражданина на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случаях как реального, так и условного отбывания наказания. Лицо, которому наказание назначено условно, считается осужденным, отбывающим наказание, и может быть освобождено от наказания только по истечении срока условного осуждения. Срок условного осуждения Власова А.Ю. истекает 14 января 2012 года, и по истечении этого срока судимость Власова А.Ю. погашается в соответствии со статьей 86 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК). До этого времени Власов А.Ю. считается осужденным лицом, отбывающим наказание, что является основанием для ограничения права на выезд из Российской Федерации».

18 августа 2009 года Московский городской суд оставил кассационную жалобу заявителя на решение районного суда без удовлетворения, отметив следующее: «Доводы о том, что Власов А.Ю. был подвергнут ограничениям, выходящим за пределы установленных в вынесенном ему приговоре, и что он был вынужден отбывать наказание на территории Российской Федерации, хотя ему требовалось выехать за границу в деловых целях и для выполнения своих обязанностей, не могут служить основанием для отмены правильного решения (суда первой инстанции)».

Второй заявитель Беньяш М.М. родился в 1977 году и проживает в г. Сочи.

31 августа 2011 года Центральный районный суд г. Сочи признал Беньяша М.М. виновным в вымогательстве и осудил его к лишению свободы сроком на три года условно с испытательным сроком три года. Он был освобожден в зале суда. 12 октября 2011 года Краснодарский краевой суд, рассмотрев кассационную жалобу, оставил приговор без изменения.

5 декабря 2011 года Федеральная миграционная служба Российской Федерации отказала Беньяшу М.М. в выдаче загранпаспорта, отметив, что тот был задержан 1 сентября 2010 года и что в соответствии с имеющейся информацией в отношении заявителя продолжалось производство по уголовному делу.

Заявитель обжаловал решение об отказе в судебном порядке.

28 июня 2012 года Центральный районный суд г. Сочи признал решение об отказе в выдаче заграничного паспорта законным.

29 ноября 2012 года Краснодарский краевой суд, рассмотрев апелляционную жалобу, поддержал доводы районного суда и оставил соответствующее решение без изменения.

11 апреля 2013 года Краснодарский краевой суд вынес определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

8 декабря 2009 года Конституционный Суд Российской Федерации отклонил жалобу по делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», поданную двумя гражданами, которым было отказано в выдаче загранпаспорта. Первый жалующийся гражданин был осужден условно, а второй был освобожден условно-досрочно с условием, что он найдет работу и не будет менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением лица, освобожденного условно-досрочно.

Конституционный Суд Российской Федерации постановил, что исполнение вступивших в силу приговоров представляло собой конституционно значимую цель, поскольку неисполнение приговоров ставило бы под угрозу цели защиты прав и свобод граждан и умаляло бы высокий авторитет судебной власти. Условное осуждение по приговору суда не означает освобождения от наказания: в отношении осужденного выносится обвинительный приговор, в котором устанавливается испытательный срок, в течение которого на условно осужденного могут быть возложены определенные обязанности, ограничивающие его права и свободы (статья 73 и часть 3 статьи 86 УК). Конституционный Суд Российской Федерации сделал вывод, что ограничение условно осужденных лиц в праве на выезд за пределы Российской Федерации представляет собой «временную меру, преследующую цель обеспечить исполнение обвинительного приговора суда». Относительно положения лиц, освобожденных условно-досрочно, Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что временное ограничение таких лиц в праве на выезд из Российской Федерации представляет собой гарантию, необходимую для обеспечения возможности отбывания полного срока наказания.

Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что федеральный законодатель вправе установить перечень оснований и определить организационно-правовые условия, при которых уполномоченный им государственный орган в определенных экстраординарных ситуациях, исходя из соображений гуманности и ввиду иных объективных и веских причин, разрешал бы осужденным выезжать за пределы Российской Федерации.

В настоящем деле власти Российской Федерации не указали каких-либо оснований для отказа в выдаче заявителям заграничных паспортов, помимо привлечения заявителей к уголовной ответственности и отсутствия их реабилитации, не изучили личную ситуацию заявителей и не объяснили, в чем состояла необходимость применения к заявителям подобной меры. Соответственно, власти Российской Федерации не провели требуемую оценку соразмерности ограничения права заявителей на выезд за границу и не обосновали применение этих ограничений. В частности, власти Российской Федерации не пояснили, почему они полагали, что запрет на выезд вел к реабилитации заявителей и почему кратковременное отсутствие в связи с поездкой за границу должно помешать Беньяшу М.М. исполнить свою обязанность дважды в месяц отмечаться в специализированном государственном органе, осуществляющем контроль за поведением условно осужденного лица. Европейский Суд повторяет, что одного лишь факта привлечения лица к уголовной ответственности и отсутствия реабилитации недостаточно для обоснования применения ограничений на свободу этого человека покидать свою страну.

В последовавшем за применением ограничений в судебном разбирательстве российские суды сфокусировались на формальном соответствии запрета положениям законодательства Российской Федерации. Установив, что имели место признаки, содержащиеся в пункте 4 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», а именно осуждение и отсутствие реабилитации, суды признали запрет на выезд законным. Суды в действительности не попытались ни рассмотреть конкретные основания, представленные заявителем в обоснование необходимости выезда за границу, ни проанализировать, являлись ли ограничения права заявителей на выезд из Российской Федерации соразмерной мерой, и был ли установлен справедливый баланс между интересами общества и правом заявителей на свободу передвижения. Столь жесткий и автоматический подход не может быть совместим с обязанностью, возложенной на государственные органы и состоящей в обеспечении того, чтобы ограничение права частного лица на выезд из страны с момента его введения и в течение всего срока его действия было обоснованным и соразмерным с учетом обстоятельств дела. При данных обстоятельствах, принимая во внимание отсутствие оснований для введения ограничений и надлежащего судебного контроля по вопросу о соразмерности этих ограничений со стороны внутригосударственных органов, Европейский Суд не может строить предположения о том, имелись ли основания, оправдывавшие запрет на выезд. Предполагаемая опасность рецидива в случае с Власовым А.Ю., на которую ссылались власти Российской Федерации, не упоминалась в решениях российских судов и впервые была заявлена в ходе производства в Европейском Суде.

Принимая во внимание вышеизложенное, Европейский Суд считает, что автоматический запрет на выезд за границу без учета личных обстоятельств заинтересованного лица не может быть признан «необходимым в демократическом обществе».

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 2 Протокола № 4 к Конвенции.

Европейский Суд постановил выплатить заявителям в качестве компенсации морального вреда: Власову А.Ю. 1 800 (одну тысячу восемьсот) и Беньяшу М.М. 5 ООО евро (пять тысяч) евро.

V. Определенная часть постановлений ЕСПЧ касалась нарушений, связанных с бесчеловечным или унижающим достоинство обращением или наказанием:

Нарушения статьи 3 Конвенции «Запрещение пыток», статьи 5 Конвенции «Право на свободу и личную неприкосновенность» и статьи 13 Конвенции «Право на эффективное средство правовой защиты, в соответствии с которыми никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе, как в порядке, установленном законом.

Каждый, чьи права и свободы, признанные в Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Так, в Постановлении ЕСПЧ от 1 марта 2016 года по делу «Холмуродов против Российской Федерации» указано на то, что заявитель, проживающий в г. Москве гражданин Узбекистана, утверждал, что его депортация в эту страну сопряжена с риском негуманного обращения. Он также жаловался на незаконный характер его содержания под стражей для целей экстрадиции.

В Узбекистане заявитель был обвинен в совершении ряда преступлений в связи с созданием радикальной исламистской организации «Исламское движение Туркестана», а также хранением и распространением документов, имеющих подрывной характер.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации в случае депортации заявителя в Узбекистан нарушали требования статьи 3 Конвенции (запрещение пыток), а также нарушили требования статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты) и пункта 1 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 7 ООО (семь тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда.

Европейский Суд указал, что на властях Российской Федерации по-прежнему лежит обязанность не депортировать заявителя.

Так, в Постановлении ЕСПЧ от 22 сентября 2016 года по делу «Руденков и другие против Российской Федерации» отмечено, что дело было инициировано жалобами № 24056/13, 29927/13 и 61878/13, поданными против Российской Федерации в Европейский Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции тремя гражданами Российской Федерации в различные даты.

Европейский Суд отмечает, что заявители содержались под стражей в неудовлетворительных условиях. Европейский Суд опирается на принципы, установленные в его судебной практике в отношении неудовлетворительных условий содержания под стражей (Постановление Европейского Суда по делу «Ананьев и другие против Российской Федерации» от 10 января 2010 года). Он напоминает, в частности, что нехватка личного пространства в камере имеет серьезное значение и является фактором, который принимается во внимание для целей установления того, являлись ли условия содержания под стражей «унижающими достоинство» с точки зрения статьи 3 Конвенции и приводят ли они к нарушению Конвенции как сами по себе, так и в сочетании с другими факторами.

В делах «Ананьев и другие против Российской Федерации» и «Бутко против Российской Федерации» Европейский Суд уже признавал факт нарушения по вопросам, аналогичным поднятым в настоящем деле.

Заявители указали, что неудовлетворительные условия содержания под стражей в следственных изоляторах представляли структурную проблему России и что систематические жалобы в Европейский Суд в связи с этим вопросом свидетельствуют о существовании и реальности этой проблемы. Хотя российские власти приняли некоторые незначительные и случайные меры для улучшения условий, они оказались недостаточными вследствие неадекватного финансирования и широкого применения содержания под стражей как меры пресечения.

Заявители отрицали, что располагали эффективными внутренними средствами правовой защиты в отношении своих жалоб. На практике заключенный, подавший такую жалобу в суд, оставаясь под полным контролем тюремной администрации, мог подвергнуться мести надзирателей. В то же время, поскольку все заключенные содержатся в основном в одинаковых условиях, индивидуальная ситуация заявителя могла быть улучшена за счет других заключенных и в ущерб им. Тюремная администрация не могла бы исполнить судебные решения, если бы все или большинство заключенных подали жалобы на условия их содержания.

В отношении жалоб на бесчеловечные или унижающие достоинство условия содержания под стражей Европейский Суд уже отмечал, что возможны два вида возмещения: улучшение условий содержания под стражей и компенсация ущерба или вреда, причиненного в связи с такими условиями.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в связи с неудовлетворительными условиями содержания под стражей.

Европейский Суд присудил каждому заявителю по 5 ООО (пять тысяч) евро каждому.

В Постановлении ЕСПЧ от 14 июня 2016 года по делу «Уразов против Российской Федерации» установлено, что заявитель, проживающий в г. Астрахани, жаловался на бесчеловечные условия содержания под стражей и отсутствие надлежащей медицинской помощи в следственном изоляторе, на незаконный и необоснованный характер его содержания под стражей, а также на отсутствие надлежащего судебного рассмотрения его заявлений об освобождении из-под стражи. Заявитель также жаловался на условия этапирования в суд и из суда, его содержание в железной клетке в зале суда и нарушение конфиденциальности между ним и его адвокатом.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования статьи 3 Конвенции (запрещение пыток), положений пункта 1 и подпункта «с» пункта 3 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство), пункта 4 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность) и статьи 13

Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 3 575 (три тысячи пятьсот семьдесят пять) евро в качестве компенсации морального вреда.

Положения Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК) об ответственности за причинение вреда устанавливают специальные правила компенсации вреда, причиненного государственными органами и должностными лицами. Статьи 1070 и 1100 ГК содержат исчерпывающий перечень случаев возмещения вреда казной независимо от вины должностных лиц государства. Неадекватные условия содержания под стражей не включены в этот перечень. Только вред, причиненный в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности или к административной ответственности, возмещается независимо от вины должностных лиц, во всех остальных случаях применяется общая норма статьи 1069 ГК, обязывающая истца доказать, что вред причинен незаконными действиями или бездействием государственного органа или должностного лица.

Также в делах, в которых истец мог доказать, что реальные условия содержания под стражей отклонялись от стандартов, установленных применимым российским законодательством, или нарушали их, российские суды обычно освобождали государство от ответственности за причинение вреда, указывая, что неадекватность материальных условий содержания была связана не с недостатком или бездействием тюремной администрации, а со структурной проблемой, такой как недостаточное финансирование уголовно-исполнительной системы.

С учетом вышеизложенных соображений Европейский Суд не находит, что современное состояние российского законодательства позволяет истцам по делам о возмещении вреда взыскать адекватную компенсацию при доказывании своих утверждений о бесчеловечных или унижающих достоинство условиях содержания под стражей. Таким образом, Европейский Суд не готов изменить свою изложенную в предыдущих делах позицию о том, что иск о возмещении вреда, причиненного в связи с бесчеловечными или унижающими достоинство условиями содержания под стражей, не отвечает критериям эффективного средства правовой защиты, обеспечивающего разумную перспективу успеха и адекватного возмещения.

Во внутреннем законодательстве многих стран мира установление Европейским судом нарушения Конвенции в деле заявителя относится к новым или вновь открывшимся обстоятельствам, достаточным для пересмотра дела национальным судом.

По законодательству Российской Федерации к новым обстоятельствам, являющимся основанием для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу, относится установление Европейским Судом нарушения положений Конвенции при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд (пункт 4 части 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской

Федерации; пункт 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункт 2 части 4 статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Верховный Суд Российской Федерации также основывается в своей деятельности при рассмотрении дел на практику Европейского Суда.

В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 февраля 2017 года, практике рассмотрения дел Европейским Судом посвящен отдельный раздел, где указаны постановления Европейского Суда, связанные с осуждением заявителей за преступления, спровоцированные сотрудниками органов внутренних дел (постановление Европейского Суда по жалобам №№ 22486/05, 40959/05, 18279/07, 61921/08, 3960/09, 7716/09, 5608/09, 10192/09, 13746/09, 28951/09,. 52614/09 «Ульянов и другие против Российской Федерации» (вынесено и вступило в силу 9 февраля 2016 г.), которым установлено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции (Право на справедливое судебное разбирательство).

Рассматриваемыми постановлениями Европейского Суда выявлены нарушения Конвенции, которые стали возможны в том числе в результате осуществления своей деятельности сотрудниками органов внутренних дел, в связи с чем с Российской Федерации взыскиваются весьма внушительные суммы.

С учетом изложенного необходимо организовать изучение с личным составом практики Европейского Суда по жалобам против Российской Федерации, затрагивающим компетенцию МВД России, и устранить нарушения Конвенции, выявленные Европейским Судом в вышеуказанных постановлениях, а также принять меры по недопущению в дальнейшем в деятельности органов внутренних дел указанных нарушений Конвенции.

Жалоба № 64752/09

« МАНЖОС ПРОТИВ РОССИИ»

РЕШЕНИЕ

г. СТРАСБУРГ

Вынесено 24 мая 2016 г.

Вступило в силу 24 августа 2016 г.

Дело по заявлению о жестоком обращении в полицейском участке. Заявитель, Павел Манжос, гражданин России, 1956 года рождения, проживает в городе Воронеж, Российская Федерация. Г-н Манжос был арестован 7.03.2008г. за использование ненормативной лексики в общественном месте. Он утверждал, что его допрашивали сотрудники полиции, которые надели на его наручники, пристегнули его к металлической перекладине и избили. Он был освобожден через несколько часов, а на следующий день он пошел в местную больницу, где был зафиксирован ушиб грудной клетки. Этот диагноз был подтвержден двуми другими экспертными отчетами, в которых были зафиксированы многочисленные порезы и царапины на лице и теле, а также был поставлен диагноз периартрит в результате травмы запястья. Г-н Манжос подал заявления о возбуждении уголовного дела против сотрудников полиции, избивших его. Однако, в период с марта 2008г. по 2009г. властями были приняты 5 решений об отказе в возбуждении уголовного дела из-за отсутствия доказательств. Все эти решения были в последствии отменены вышестоящими органами, и были сделаны дополнительные запросы о начале предварительного расследования. Уголовное дело было возбуждено в марте 2011 года, т.е. спустя 3 года после имевших место событий. В ходе расследования г-н Манжос был допрошен в качестве пострадавшего и прошел процедуру опознания подозреваемых. Так как он не смог опознать ни одного из сотрудников полиции, расследование было приостановлено в июле 2011 года в связи с невозможностью установить предполагаемых преступников. Расследование в общей сложности длилось более 8 лет. Ссылаясь на ст.3 (запрет жестого и унижающего достоинство обращения), г-н Манжос подал жалобу на жестокое обращение со стороны сотрудников полиции и на то, что не было проведено эффективного расследования по его жалобам.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1. признал жалобу приемлемой.

2. постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции;

3. Постановил (a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю в качестве компенсации морального вреда сумму в размере 15000 евро, включая любой налог, которым может облагаться данная сумма, переведенные в валюту государства-ответчика по курсу, установленному на день выплаты.

ДЕЛО «НЕКРАСОВ против РОССИИ»

(жалоба № 8049/07)

Постановление

г. СТРАСБУРГ

Вынесено 17 мая 2016 г.

Вступило в силу 17 октября 2016 г.

Жалобы заявителя на нарушение российскими властями п.1.и пп.»б» п.3 Конвенции – в связи с якобы имевшим место непредоставлением Некрасову С.А. и его адвокату достаточного времени для ознакомления с материалами уголовного дела были отклонены.

Вместе с тем, установлено нарушение ст.3 Конвенции в связи с необеспечением Ленинского административного округа г.Тюмени эффективного расследования по заявлению Некрасова С.А. о предполагаемом жестоком обращении с ним со стороны сотрудников УБОП при ГУВД по Тюменской области (отмечено, что уголовное дело не было возбуждено, а в рамках доследственной проверки не могли быть проведены необходимые следственные действия –допросы, очные ставки и др.).

Установлено также нарушение пп. «с» п.1 и п.3 ст.5 Конвенции – в связи с незаконным и чрезмерно длительным содержанием заявителя под стражей по постановлениям Ленинского районного суда г.Тюмени в период ознакомления с материалами уголовного дела после истечения предельного срока, установленного для применения данной меры пресечения.

21 мая 2012 года Суд предложил заявителю представить свое требование о справедливой компенсации к 23 июля 2012 года. Заявитель не представил такого требования на рассмотрение Судом.

ДЕЛО «МАМОНТОВ И ДРУГИЕ против РОССИИ»

(Жалобы №№ 46796/06, 13260/10 и 52082/10)

Постановление

г. СТРАСБУРГ

21 июня 2016 года

Вступило в силу 21 июня 2016 г.

Дело было инициировано на основании трех жалоб (№№ 46796/06, 13260/10 и 52082/10) против Российской Федерации.

Все заявители стали объектами оперативно-разыскных мероприятий, проведенных милицией, в форме проверочных закупок наркотиков в соответствии с разделами 7 и 8 Закона от 12 августа 1995 года (№ 144ФЗ) «Об оперативно-розыскной деятельности». Каждый из заявителей утверждал, что он был осужден за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, в результате провокации со стороны сотрудников полиции в нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции. Они также жаловались в соответствии с пунктом 1 и подпунктом (d) пункта 3 статьи 6 Конвенции на то, что у них не было возможности допросить свидетелей, которые давали показания против них.

Европейским судом установлено нарушение российскими властями п.1 ст.6 Конвенции в связи с осуждением заявителей судами Ростовской, Тамбовской, Красноярского края за преступления, спровоцированные сотрудниками органов внутренних дел.

Со ссылкой на ранее вынесенные постановления по делам «Ваньян против России», «Худобин против России», «Лагутин против России, отмечено, что отсутствие в российской правовой системе ясной и предсказуемой процедуры санкционирования проверочных закупок является структурной проблемой, которая подвергает заявителей произволу со стороны правоохранительных органов и не позволяет национальным судам эффективно рассматривать жалобы на провокации.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

постановил, что государство ответчик обязано в течение трех месяцев выплатить каждому заявителю сумму в размере 3 000 (три тысячи) евро, плюс любые налоги, которыми может облагаться данная сумма, в качестве возмещения морального вреда, которая подлежит переводу в валюту государства ответчика по курсу на день выплаты.

Разъяснения ЕСПЧ

по жалобам №35346/16 «МК против России»

и №35675/16 «А.А. против России»

Европейский суд направил в адрес властей Российской Федерации разъяснения о том, что запрет на административное выдворение, депортацию и иное перемещение иностранных граждан с территории Российской Федерации, примененный на основании правила 39 Регламента Суда, адресован исключительно государственным органам и касается только принудительного перемещения. Добровольный выезд соответствующих лиц из страны допускается без каких-либо ограничений. При желании указанных лиц покинуть территорию России рекомендовано брать письменные объяснения с иностранных граждан для последующего подтверждения соблюдения принципа добровольности и, соответственно, законности действий властей.