Зарубежный опыт сообщества юристов

Для того, чтобы оценить ресурс, необходимо авторизоваться.

Пособие знакомит читателя с методикой обучения студентов по специальности «Юриспруденция». В нем раскрываются структура, состав учебной дисциплины и ее основное содержание. Даются конкретные рекомендации по изучению предлагаемого материала и его информационно-методического обеспечения. Раскрываются особенности юридической специальности, приводятся извлечения из Европейского кодекса поведения юристов, отражающие общемировые требования к профессиональному поведению юристов. Описывается характер труда юристов в целом и распространенных среди них специальностей: следователя, прокурора, адвоката, судьи, нотариуса, юрисконсульта. Значительное место в работе отводится описанию истории развития юридического образования и юридической науки в России. Пособие предназначено для студентов, слушателей, курсантов, а также преподавателей юридических вузов и факультетов. Автор пособия — доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой «Конституционное и административное право» Юридического факультета Южно-Уральского государственного университета В.И. Майоров.

§ 3. Зарубежный опыт: сообщество юристов в Германии

1. Полезность ознакомления с зарубежным опытом. Проблема зарубежного опыта в правоведении нередко идеологизируется. Сначала исследования были направлены на разоблачение или критику буржуазных теорий, затем стали говорить о необходимости освоения опыта, изучения новых для отечественного права проблем.

На самом деле уже стало понятно, что знакомиться с зарубежной практикой нужно по тем же причинам, по которым футболисты изучают своих соперников. В

условиях усиления международного сотрудничества нужно понять, каковы наши партнеры, в данном случае юристы, чем юристы одной страны отличаются от юристов другой.

Германия — страна со сложной и неоднозначной историей. Но в послевоенный период она достигла крупных успехов в развитии, и, на наш взгляд, одним из слагаемых достижений страны является особое внимание к созданию профессионального сообщества юристов, одной из элитарных социальных групп *(109) , хотя ее положение в ХХI веке обострилось уже под влиянием ряда неблагополучных факторов (неудовлетворенность системой юридического образования, перепроизводство юристов и др.).

2. Некоторые сведения об истории сообщества юристов Германии.

Сообщество юристов Германии, как и любой страны, прошло сложный исторический путь. Его становление было постоянно связано с преодолением сложных проблем. В эпоху возникновения буржуазного правового государства юристы, образ которых воплощал судья, рассматривались как защитники граждан от власти, бюрократии, а соответственно как нейтральные, объективные органы судоговорения. «В своей борьбе против этой «диктатуры бюрократии», будучи слабой для политического решения проблем, буржуазия делала ставку на «противобюрократию юстиции», в которую она вторглась с буржуазным персоналом и буржуазными идеями» *(110) . Представления о юристах были связаны с теорией «говорящей трубы», а о судейской деятельности — как чисто логической, безвольной и безвластной, т.е. не преследующей собственных целей, не являющейся властью для себя.

В эти времена собственно и возникает «юстиционно-юридическое» представление о юристах. Они превращаются в высоко ценимое сословие наряду

с врачом, священником, солдатом. Профессор А. Ринкен пишет: «В буржуазном государстве профессиональная группа юристов имеет особое положение. Юристы — это не только специалисты для особой области «право», как врачи — для здоровья, учителя — для воспитания или инженеры — для техники. Юристы в большей степени, скорее одновременно, специалисты для «всеобщего»; они являются предпочитаемыми обладателями руководящих позиций в управленческой бюрократии публичной и частной сферы, они являются «генералистами» в противоположность специалистам, ориентированным на профессиональные области». Автор добавляет, что это тем более заслуживало удивления, что юристы для их «генеральных» ролей не получали «всеобщего» образования. Напротив, их образование ориентировалось только на роль судьи, даже судьи по гражданским делам. Но это и считалось необходимым для выполнения генералистских функций *(111) .

Затем юристы из воплощенного представителя объективности и нейтралитета постепенно и вполне логично превратились в консервативно и национально ориентированную группу *(112) .

В этих условиях старый подход неизбежно терял свое значение, и юристам уже не могли предъявляться такие требования. В немецкой литературе пишут о превращении юридической элиты в «академический пролетариат», об «ордах голодных адвокатов», «наплыве», «волне» юристов в современной ФРГ. Центры власти, однако, продолжали требовать, разумеется, грамотной, но политической юстиции, т.е. защиты определенных интересов, что и отражалось на практике. Судья, в частности, во времена Веймарской Республики должен был представить себя как политически нейтральную личность. В действительности же большинство судей занимали антидемократические и антиреспубликанские позиции. Резко изменились требования к юстиции в нацистском государстве. Политика создания определенных стандартов в юридико-техническом плане не помешала тому, что юрист стал орудием нацистской диктатуры. Впрочем, и тогда юрист должен был быть способен к добротной аргументации, к составлению грамотных документов и

В течение длительного времени предполагалось, что юрист — это во всяком случае мужчина. Женщины не допускались ни к юридическому образованию, ни, естественно, к юридической профессии. А. Ринкен рассказывает, что в Германии лишь в 1896 г. первые женщины окончили гимназию, без чего в университеты ни тогда, ни сейчас поступить нельзя. Только в 1900 г. первые женщины могли поступить в университет в Бадене, в 1908 г. — в Пруссии и Гессене, в 1909 г. — в Мекленбурге. Однако и после этого они не имели права сдавать даже первый юридический экзамен. Впервые этот барьер пал в Баварии в 1912 г. Однако и здесь женщины не имели допуска ко второму экзамену и подготовительной службе, т.е. не могли стать полными юристами. Лишь в 1922 г. были отменены правовые преграды в отношении доступа женщин к правовым профессиям, и уже

в 1930 г. четыре женщины стали судьями *(113) . Но еще в 1922 г. на собрании немецких адвокатов цитировалось утверждение психолога Мёбиуса о том, что «повышенная мозговая деятельность делает женщину не только извращенной, ложной, но и больной. Если женщина должна оставаться тем, к чему ее определила природа, она не должна соревноваться с мужчинами» *(114) . Эта позиция влияла на отношение общества к юристам-женщинам.

Проблемными были биоличностные требования к юристам. Параграф 2 Акта о юридическом образовании от 22 июля 1934 г. гласил: «При записи на первый юридический экзамен необходимо представить свидетельство о том, что претендент со своими согражданами всех состояний и профессий живет в тесном сообществе, физический труд знает и уважает, самодисциплину и приспособление к обществу практикует и закаливает себя, как это подобает юному немецкому мужчине» *(115) . Это было довольно давно. Однако и § 26 Распоряжения Правительства земли Баден-Вюртемберг об образовании и экзамене юристов в редакции 9 декабря 1985 г. требовал представлять свидетельство от врача о состоянии здоровья при принятии на так называемую подготовительную службу, т.е. на второй внеуниверситетский этап образования юриста. Правда, нет оснований полагать, что здесь возможны какие-либо отказы по состоянию здоровья, и комментарий к Распоряжению этого не предполагал.

Длительное историческое развитие прошли и некоторые иные требования к корпорации (сообществу) юристов. Постоянно болезненными были проблема оплаты и связанная с ней проблема доступа к услугам юристов. Распространяется это на адвокатов, но не только на них. Крупнейший немецкий ученый в области права и правовой социологии Н. Луманн писал, что одной из серьезных проблем было общественно-моральное предубеждение против финансовых интересов юристов в спорах, которые в противоречии с функциями права могли мотивировать их к продолжению правовых споров. Как конфуцианская этика Китая, так и римское право запрещали оплачиваемые юридические советы, блокируя требования на их оплату. К этому добавлялось недоверие к адвокатам,

в среднем по понятным причинам проигрывавшим 50% всех споров *(116) .

В своей совокупности — осознанно или нет — требования к корпорации юристов и отдельным юристам усложнялись, но они постоянно ориентировались на идеальный образ, модель, которые считают для себя желательными те или иные социальные группы. В частности, это выразилось в дискуссии о том, какому образцу должен соответствовать юрист, на что должны ориентироваться представители этой профессии. В условиях Германии образцом юриста и в профессиональном, и в иных отношениях должен быть судья, который одно время наряду с представителями иных правовых профессий рассматривался как неподкупный и строгий служитель государства. Но в любой стране требования к юристам изменялись исторически и приобретали специфическую окраску.

3. Современные требования к юристам. В немецкой юридической литературе отмечается, что постоянное занятие с юридическими текстами

(законами, судебными решениями, литературой) должно быть, по господствующему мнению, у сословия юристов связано со стремлением к объективности (с преодолением личностных установок), надпартийностью (adiatur et altera pars). Для юристов должны быть характерны защита правовой безопасности и общественного порядка, уважение к договорам (Pacta servanda sunt), самоконтроль по критериям законности, равенства, справедливости и практичности, соблюдения принципа добрых нравов и защиты доверия. Их деятельность связана с использованием таких профессиональных категорий, как виновность, причинность, ответственность, признание, давность, компетентность, правовая сила и др. Деятельность юристов должна проходить в рамках и на основе упорядоченных процедур и методически корректного поведения, а их решения — основываться на свободной от противоречий и логически строгой аргументации, так же как на ограничении существенного и устранении несущественного. Вместе с тем, как уже упоминалось, юридическое образование в ФРГ подвергается жесткой критике. Пока что в учебный процесс внесены малосущественные процедурные изменения и законодательно прописано обучать студентов современным технологиям управления, юридического труда, коммуникации и пр. *(117) Впрочем, традиционно жесткие требования к студентамюристам сохраняются, а престиж работающих юристов продолжает быть высоким.

Эта характеристика содержит основанные на праве социальные требования к профессионально-мыслительной подготовленности, а затем и деятельности юристов. В настоящее время требования к юристам ориентируются как на государственных служащих, так и на лиц свободных профессий. Формально первые распространяются только на судей и прокуроров. Юристы, работающие в частных фирмах, а также адвокаты не являются служащими. Но исторически адвокаты были всегда под довольно интенсивным надзором у государственных органов.

Несколько необходимых пояснений. На государственной службе в ФРГ могут находиться чиновники, пользующиеся специальным статусом, так называемые beamte — чиновники, далее — служащие, не пользующиеся этим статусом, и, наконец, рабочие. Правовое положение чиновников специального статуса, по идее, выполняющих наиболее ответственные и функционально специфические публично-правовые функции, определяется законодательством — как федеральным, так и земельным.

Как отмечает Клаус Копп, образ чиновника изменился в послевоенной Германии. Ранее он рассматривался как слуга и представитель государства. Теперь «он представляет государство в своем лице только тогда, когда он исполняет права и обязанности своей функциональной службы» *(118) . Задачи чиновника связаны с исполнением публичных функций, которые могут быть доверены иному лицу (служащему) лишь в порядке исключения. Отсюда применительно не только к профессиональной деятельности юриста, но и к общим понятиям публичных функций, специфических чиновничьих публичных функций возникают споры относительно их объема и содержания. Поскольку чиновник в этом смысле — лицо, облеченное особым доверием, к нему предъявляются и особые требования, предусмотренные законом.

По литературе и законодательству эти требования таковы: отношения чиновника и государства устанавливаются по общему правилу как пожизненные на основе должностных обязанностей и обязанностей добросовестного выполнения своего долга чиновником; вводится запрет стачек; предусматриваются обязанности верности Конституции и политического нейтралитета; реализуется принцип повышения по заслугам и др. На этой основе чиновник рассматривается как «доверенный управитель от народа». От него требуются готовность к службе, дисциплина, неподкупность, компетентность. С точки зрения закона и практики Конституционного Суда ФРГ чиновник обременен

особенными обязанностями относительно государства. Одновременно он гражданин государства и должен пользоваться всеми конституционными правами. Решение дилеммы: по отношению к чиновнику (естественно, к судье, прокурору) допустимы такие ограничения конституционных прав, которые вызваны особыми отношениями чиновника и государства, долгом службы и надежности. Например, по действующему федеральному законодательству информацию прессе сообщает правление учреждения или определенный чиновник. Здесь обсуждались такие существенные вопросы, как ограничение свободы высказываний чиновников, необходимость получения ими разрешения на высказывание своего мнения, обязанность хранить служебную тайну и тайну граждан, обязанность ношения в необходимых случаях специальной одежды и соблюдения правил ее ношения, ограничение права на выбор места жительства, на дополнительную деятельность и пр. Разумеется, многие нормы такого рода ушли в прошлое. Но сам факт их существования стоит осмыслить применительно к служебному поведению некоторых групп юристов. Все требования к государственным служащим и ограничения многократно были предметом рассмотрения в различных судах, в том числе в Конституционном Суде ФРГ.

Наряду с этим особые требования предусмотрены и к личности чиновника. Федеральным законом о государственных чиновниках установлено, что чиновником может быть только тот, кто является гражданином ФРГ (немцем в смысле ст. 115 Основного закона ФРГ), обеспечивает гарантии защиты Конституции в любой момент, имеет необходимое для определенной карьеры образование, благодаря жизненному или профессиональному опыту развил свои способности.

Таким образом, в принципе законодательство ФРГ достаточно авторитарно регулирует поведение чиновника. Здесь невозможны вольности прокуроров с критикой действующего закона, политические заявления судей и пр.

Судьи рассматриваются в качестве чиновников особого рода. Их положение регулируется Законом о судьях, где, по существу, воспроизводятся многие предписания общего законодательства о чиновниках. Но, как отмечалось, многие предписания Закона о судьях распространяются не только на них, но и на иных высших представителей юстиции и нетехнических работников управления. В любом случае все эти лица не имеют права бастовать. Они ограничены в своих высказываниях, в дополнительной профессиональной деятельности; судьи не вправе давать не предусмотренные законом справки о делах и пр. *(119)

Государство стремится распространить свои требования на различные категории юристов, а не только на судей. Это касается, в частности, и служащих суда, которые решают правовые вопросы менее значимого характера по поручению судьи. Они также являются служащими особого статуса, и к ним предъявляются соответствующие требования.

Адвокаты также подчиняются определенным требованиям, сформулированным в законе. Они должны иметь правоспособность к судейской службе, быть допущенными к своим обязанностям земельным Министерством юстиции и приписанными к определенному суду. Адвокат обязан исполнять свою должность на основе совести и вне службы показывать себя достойным внимания и доверия, которых требует его положение как органа правосудия (такое понимание позиции адвоката вызывает споры, но оно принято законом). Более того, все адвокаты принудительно входят в окружные адвокатские камеры (палаты), состоящие под надзором Министерства юстиции земли как корпорации публичного права и образующие Федеральную адвокатскую камеру (палату), состоящую под надзором федерального Министерства юстиции.

При этом оплата труда адвокатов, как и многие стороны их деятельности, определяются законом. Потребителям юридических услуг, разумеется, желательно получать выгодные для них решения и приобретать как можно

больше услуг за меньшую плату. В связи с этим законом установлены определенные случаи бесплатного и обязательного получения юридических услуг, прежде всего в сфере социального обеспечения, в уголовном процессе и пр.

Таков нормативный минимум требований к юристам.

Профессиональные требования, не могущие быть конкретизированными законом, вырабатываются внутри сообщества как профессиональный этос, а также вне его в основном потребителями услуг. Здесь возникают и сложные вопросы.

Именно поэтому постоянно обсуждаются такие качества юристов, как устойчивость против посторонних влияний, профессиональная подготовленность и готовность к работе, изобретательность и другие требования. Специфика состоит в том, что все эти качества складываются в стандарт юриста, на которого имеется спрос. Б. Нидинг отмечает, что «существуют различные обобщенные характеристики различающихся требований, которые общество предъявляет к праву и затем к юристам» *(120) .

Они формулируются применительно к надежности юристов, стандартам образования, ориентации в современном мире, интересам клиента, потребностям фирмы и пр. Здесь можно указать требования работодателя: владение специальными знаниями, умение принимать эффективные и быстрые решения, сориентированные на выигрыш в экономических и социальных вопросах, способность к поиску нестандартных, альтернативных решений, умение работать в команде. Клиенты (не работодатели) ждут таких ориентаций на успех, как экономия времени и денег, успешное ведение переговоров, честность. Партнеры ждут лояльности, объективного, хотя по понятным причинам и ориентированного на собственный успех, сотрудничества. Предполагается и наличие дополнительного образования *(121) .

Эти требования или запросы отражаются в предложениях фирмами рабочих мест. Например, один из концернов — часть европейского большого концерна с основным занятием в сфере телекоммуникации «ищет полного ангажированного и динамичного юриста для договорного отдела». Работодатель объясняет, что юрист должен тесно сотрудничать с производственниками и проектантами, активно их поддерживать при переговорах с отечественными и иностранными покупателями. Как прагматический менеджер, юрист должен применять свои способности для того, чтобы сложные технические проекты в связи с коммерческой потребностью формулировать понятным языком, обеспечивая заключение коммерческо-правовых соглашений.

Предприятие особенно заинтересовано в переговорах с претендентами, имеющими после получения юридического образования опыт работы на предприятиях, занимающимися информационной техникой и ориентирующимися в мультикультурном окружении концерна. Необходимы решительность в переговорах, готовность к поездкам, знание английского и русского языков. Руководителем отдела кадров, права, общего управления должен быть юрист или экономист. Работодатель пишет: «Мы понимаем невозможность полного владения всеми тремя сферами, но ждем ангажированного вхождения в работу (усвоения). Задачи: вопросы кадров, также правовые вопросы в гражданском, хозяйственном, трудовом праве. Мы желаем, чтобы вы рассматривали эти вопросы в предпринимательской перспективе. Стратегическое мышление, инициатива и хорошее поведение мы предполагаем для вхождения в тесный круг. Возраст руководителя — 31-40 лет».

Таким образом, сообщество юристов в ФРГ весьма развито, многочисленно, выполняет сложные и значимые функции. Оно пользуется уважением и вниманием со стороны общества. Труд юристов неплохо оплачивается, хотя заработок начинающего адвоката не вызывает особой зависти.

Мастер-класс «Регулирование профессиональной деятельности юристов и рынка юридической помощи: зарубежный опыт»

Ведущий: Ольга Шепелева, старший эксперт направления «Институты и общество» Фонда «Центр стратегических разработок», выпускник аспирантуры кафедры судебной власти

Ведущий: Ольга Шепелева, старший эксперт направления «Институты и общество» Фонда «Центр стратегических разработок», выпускник аспирантуры кафедры судебной власти

Обсуждая планируемую в России реформу рынка юридической помощи профессиональное сообщество достаточно часто ссылается на опыт тех или иных стран. Однако такие ссылки выборочны и фрагментарны и не дают возможности составить общее представление об основных подходах к регулированию данного рынка. Этот пробел предлагается восполнить в ходе мастер-класса. В частности, будут рассмотрены наиболее распространенные модели регулирования, а также о плюсы и минусы этих моделей включая их влияние на доступ населения к правосудию. Кроме того, предлагается обсудить последние тенденции в регулировании рынка юридических услуг и реформы, реализованные в разных странах мира.

Время и место: 9 марта с 13:40 до 15:00, Б. Трехсвятительский пер., д. 3, ауд. 531.

Магистры, которых интересует данная тематика, могут под руководством Ольги Шепелевой подготовить статью для публикации в факультетском сборнике «ПРАВО.ГРАЖДАНИН.ОБЩЕСТВО.ЭКОНОМИКА».

К ОПЫТУ ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ГЕРМАНИИ И СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ АМЕРИКИ

Секция: 10. Юриспруденция

XVIII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

К ОПЫТУ ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ГЕРМАНИИ И СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ АМЕРИКИ

Будучи студентом — выпускником юридического факультета, автор осмысливает те теоретические и практические знания, которые он приобрел за годы обучения в университете. И приходит к выводу о том, что при большом количестве теоретического материала и разнообразии преподаваемых дисциплин полученных знаний недостаточно для профессиональной деятельности. Это, на взгляд автора, обусловлено разными причинами:

  • «теоретизированностью» всех преподаваемых дисциплин;
  • большим количеством лекционного материала, который мало усваивается;
  • нехваткой преподавательского состава, состоящего из профессоров и практикующих юристов;
  • отрывом преподаваемого материала от реалий юридической практики;
  • изначально низким уровнем подготовки абитуриентов.

Проблема качества российского юридического образования стала катализатором интереса автора к вопросу о том, как же готовят хороших юристов в зарубежных странах, где юридическое образование считается самым эффективным? На примере Германии и Соединенных Штатов Америки автор рассматривает наиболее важные, по его мнению, аспекты юридического образования в данных государствах.

Германия: Главным условием для того, чтобы поступить на юридический факультет в данном государстве являются высокие оценки в аттестате об окончании гимназии. Отбор абитуриентов проводится тщательно, поэтому уровень подготовленности студентов к обучению на факультете юриспруденции достаточно высокий. Отличительной особенностью юридического образования в Германии является его длительность. Ранее немецкие студенты обучались юриспруденции около 12 лет. На сегодняшний день это 4—9 лет, в зависимости от того, будет ли продолжать свое обучение в референдариате или аспирантуре студент.

Обучение состоит из двух основных этапов, по окончании каждого из которых сдается государственный экзамен. Второй этап именуется «референдариат» и длится ровно 2 года.

Заслуживает особого внимания то, что каждая из Земель самостоятельно формирует план учебного процесса вузов, функционирующих на их территориях. Так же и студенты самостоятельно планирует график своего обучения, в зависимости от необходимой им специализации. Поэтому качество полученного образования целиком зависит выбора студента. При этом аудиторные занятия длятся 12 часов в неделю, а остальное время предоставлено для самостоятельного обучения. Тематика аудиторных занятий известна уже в начале каждого года, и студенты должны приходить на них заранее подготовленными. Лекционные занятия проводятся в форме беседы преподавателя со студентами.

Референдариат представляет собой двухгодичную стажировку, на которой студенты проходят оплачиваемую практику в разных органах. При этом это обязательны 4 специализации и одна (или несколько) выбирается по желанию:

  1. в суде общей юрисдикции по гражданским делам;
  2. в прокуратуре или суде по уголовным делам;
  3. в административном органе;
  4. в адвокатуре;
  5. стажировка по выбору.

В конце обучения студент сдает государственный экзамен, который принимают не преподаватели, а практикующие юристы. Они имеют право задать вопросы из любой сферы юриспруденции. Оценка за экзамен является неписаным рейтингом в профессии. Если студент сдает экзамен на высшую оценку, то по окончании учебы он сможет работать нотариусом или судьей, далее следуют прокуроры, юрисконсульты, низший рейтинг представляют адвокаты. При этом, не сдавший государственный экзамен студент, не сможет в будущем выступать в суде и представлять интересы клиента.

Сразу после окончания вуза студент приобретает право быть судьей. Так высоко оценивается высшее юридическое образование в Германии [2].

Соединенные Штаты Америки: Безусловно, самым престижным юридическим образованием в мире считается американское. Рейтинг лучших юридических вузов в США возглавляют Йельский, Гарвардский, Стэндфордский, Колумбийский, Чикагский, Нью-Йоркский университеты [4].

Для поступления на юридический факультет в Америке требуются:

  1. Законченное первое высшее образование в любой области.
  2. Регистрация в системе Law School Data Assembly Service (LSDAS) — унифицированную систему LSDAS.
  3. Результат LSAT или Law School Admission Test (вступительный тест для юридических вузов) — это стандартизированный тест, который проводится четырежды в год в специализированных центрах по всему миру.
  4. Рекомендательные письма.

Система юридического образования в США начинается с четырехлетнего обучения в классическом университете или колледже. По окончанию одного из вузов студент получает степень «бакалавра» и может углубиться в изучение специальности на юридическом факультете. Здесь учеба длиться 3 года. В результате, выпускник со степенью Juris Doctor (J. D.) уже может заниматься любим видом юридической деятельности. Конечно же, при условии вступления в коллегию адвокатов одного из штатов. Для получения степени «магистра», у американцев это звучит как Legum Magister (LL. M.), необходимо еще 1 год изучать специальность на юридическом факультете [5].

Самой важной чертой американского юридического образования является ее практическая направленность и узкая специализация каждого студента.

К чтению лекций привлекаются советники и помощники фирм, судьи, другие практикующие юристы. Чтение лекций считается очень престижным делом. Занятия представляют собой диалог преподавателя и студентов, анализ прецедентов и конкретных дел, решений апелляционных судов. Часто проводятся учебные суды. Перед занятием студент должен тщательно изучить рассматриваемое судебное дело, историю подобных разбирательств из судебной практики, проштудировать юридическую литературу по соответствующей теме. Преподаватель в этом случае выступает в роли наставника: он задает наводящие вопросы, но при этом не предлагает конкретных ответов, расспрашивает студента об упущенных во время процесса деталях, разбирает вместе с обучающимся трудные места конкретного дела [3].

Студенты посещают специальные курсы, направленные на обучение работе с документами. Например, «Правовой практикум» (Йельский университет), «Составление юридических документов» (Гарвардский университет), «Составление проектов контрактов» (Пенсильванский университет). Поэтому на выходе с аудиторного занятия студент максимально полно представляет себе, как поступить в реальной ситуации [1].

Теоретические курсы тоже существуют, но только для тех, кто выбрал их для изучения.

Студенты самостоятельно выбирают свою учебную программу. Более 90 % предметов — это специализации. За качеством подготовки юристов в США наблюдает Ассоциация юристов, и юридические учебные заведения несут ответственность за квалификацию своих выпускников.

Системы образования в Германии и США различны, но объединяет их то, что по окончании вуза выпускник становится квалифицированным юристом, со знаниями и практическими навыками, умеющим мыслить и анализировать. Поэтому так важен анализ опыта зарубежных стран для того, чтобы изменить сложившуюся проблемную ситуацию с качеством юридического образования в России. Нужно сказать, что юридическая наука давно ушла вперед от образования и переосмыслила, переняла зарубежный опыт и сформировала свои методики обучения юристов. Но они не востребованы, и реформа образования сводится к сокращению вузов, а не к повышению качества образования.

Профессия юриста остается востребованной, поэтому к достижениям науки необходимо прислушиваться, в ином же случае документ о высшем юридическом образовании так и останется не показателем знаний и престижа, а только лишь вложением финансовых средств.

Круглый стол «Обеспечение независимости адвокатов: российский и зарубежный опыт», 19 мая 2015 г., Москва

Круглый стол

«Обеспечение независимости адвокатов: российский и зарубежный опыт»

19 мая 2015 года, конференц-зал «Сухаревский»

Москва, ул. Щепкина, д.8, 3 этаж

19 мая 2015 года с 10:00 до 17:00 в Москве пройдет круглый стол «Обеспечение независимости адвокатов: российский и зарубежный опыт». Организация и проведение круглого стола осуществляется Институтом права и публичной политики по инициативе и при поддержке Международной комиссии юристов (МКЮ)*.

В ходе круглого стола предполагается обсуждение вопросов, связанных с осуществлением деятельности адвокатов в Российской Федерации, а также в Европейском Союзе, Чили, Норвегии.

В дискуссии примут участие российские и зарубежные судьи и эксперты. Среди выступающих: Тамара Морщакова, судья Конституционного Суда РФ (в отставке), Вилдер Тейлер, Генеральный секретарь МКЮ, Алехандро Салинас, эксперт Департамента по правам человека Министерства иностранных дел Чили, сотрудничавший с Amnesty International и Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека, Роушин Пиллей, директор Европейской региональной программы МКЮ, Видар Стрёмме, председатель отделения МКЮ в Королевстве Норвегии и другие эксперты.

Для участия в круглом столе приглашаются представители адвокатского сообщества, российских ведущих некоммерческих организаций, работающих в области защиты прав в конституционном и наднациональном судопроизводстве, специалисты в области конституционного правосудия, ведомств, зарубежные ученые, судьи, а также иные специалисты.

Во время круглого стола будет осуществляться синхронный перевод.

По всем вопросам, связанным с организацией и проведением мероприятия, обращайтесь, пожалуйста, к координатору круглого стола Диане Костиной (тел. 8 (495) 608-69-59; email: dianeko@mail-ilpp.ru)

* Международная комиссия юристов (The International Commission of Jurists (ICJ)) – негосударственная организация, работающая в сфере международного права прав человека и международных стандартов системы правосудия. Комиссия представляет собой постоянно действующую группу из 60 известных судей, адвокатов и экспертов; отделения МКЮ находятся в более 70 странах. Существует с 1952 года.

Конференция на тему «Право, правосудие, исполнение наказаний: отечественный и зарубежный опыт»

Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний России при поддержке Общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России», Владимирского областного суда, Юридического института Владимирского государственного университета имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых 29 – 30 мая 2014 г. в рамках мероприятий, посвященных 135-й годовщине со дня создания уголовно-исполнительной системы России и 150-летию судебной реформы 1864 года, проводит международную научно-практическую конференцию на тему «Право, правосудие, исполнение наказаний: отечественный и зарубежный опыт».

В работе конференции предполагается участие представителей образовательных, научных учреждений, работников ФСИН России и иных правоохранительных органов, практикующих юристов, зарубежных экспертов.
В рамках конференции планируется обсуждение следующих основных вопросов:
сущность феномена «право»: теоретические и прикладные аспекты исследования;
современные правовые системы в России и зарубежных странах и их взаимосвязь с экономическими, социальными и политическими тенденциями
и преобразованиями;
проблемы правообразования, правопонимания, правоприменения
и правоохраны в современной России и за рубежом;
генезис и современная уголовная и уголовно-исполнительная политика Российского государства и зарубежных стран;
пенитенциарное право как социально-правовая категория в зарубежной
и отечественной политико-правовой мысли;
историко-теоретические основы отечественной судебной власти и мировой юстиции;
роль органов судейского сообщества в механизме современного государства и общества;
актуальные проблемы реализации уголовного, уголовно-процессуального
и уголовно-исполнительного законодательства в свете реформирования судебной и уголовно-исполнительной систем;
проблемы обеспечения прав человека в деятельности уголовно-исполнительной системы и роль институтов гражданского общества в их реализации и другие.
По итогам работы конференции планируется издание сборника тезисов выступлений.
Приглашаем Вас принять участие в работе конференции.

Форма заявки на участие в конференции

Зарубежный опыт борьбы с коррупцией

Сингапурская стратегия борьбы с коррупцией

Сингапурская стратегия борьбы с коррупцией отличается строгостью и последовательностью, основываясь на «логике в контроле за коррупцией»: «попытки искоренить коррупцию должны основываться на стремлении минимизировать или исключить условия, создающие как стимул, так и возможность склонения личности к совершению коррумпированных действий».

В момент обретения независимости в 1965 г. Сингапур был страной с высокой коррупцией. Тактика её снижения была построена на ряде вертикальных мер: регламентации действий чиновников, упрощении бюрократических процедур, строгом надзоре над соблюдением высоких этических стандартов. Центральным звеном стало автономное Бюро по расследованию случаев коррупции, в которое граждане могут обращаться с жалобами на госслужащих и требовать возмещения убытков. Одновременно с этим было ужесточено законодательство, повышена независимость судебной системы (с высокой зарплатой и привилегированным статусом судей), введены экономические санкции за дачу взятки или отказ от участия в антикоррупционных расследованиях, а также предприняты жёсткие акции вплоть до поголовного увольнения сотрудников таможни и других госслужб. Это сочеталось с дерегулированием экономики, повышением зарплат чиновников и подготовкой квалифицированных административных кадров.

В настоящее время Сингапур занимает лидирующие места в мире по отсутствию коррупции, экономической свободе и развитию.

Шведская стратегия борьбы с коррупцией

До середины XIX века в Швеции коррупция процветала. Одним из следствий модернизации страны стал комплекс мер, нацеленных на устранение меркантилизма. С тех пор государственное регулирование касалось больше домашних хозяйств, чем фирм, и было основано на стимулах (через налоги, льготы и субсидии), нежели на запретах и разрешениях. Был открыт доступ к внутренним государственным документам и создана независимая и эффективная система правосудия. Одновременно шведский парламент и правительство установили высокие этические стандарты для администраторов и стали добиваться их исполнения. Спустя всего несколько лет честность стала социальной нормой среди бюрократии. Зарплаты высокопоставленных чиновников поначалу превышали заработки рабочих в 12—15 раз, однако с течением времени эта разница снизилась до двукратной. На сегодняшний день Швеция по-прежнему имеет один из самых низких уровней коррупции в мире.

США

17 октября 1990 года был подписан исполнительный приказ Президента США №12731. Он подтвердил ранее принятые, но модернизированные акты, с помощью которых были введены в действие обязательные для всех чиновников исполнительной власти США общие принципы этического поведения членов правительства и госслужащих. По существу данные принципы представляют собой довольно конкретные юридические и морально-этические требования, предъявляемые к чиновникам высшего ранга и рядовым госслужащим.

Приказ гласит: “государственную службу следует рассматривать как такую сферу деятельности, из которой исключены какие бы то ни было личные или иные финансовые интересы, препятствующие добросовестному выполнению долга”

Госслужащие “ не должны участвовать в финансовых операциях, при проведении которых предполагается использование закрытой правительственной информации или использовать такого рода информацию в личных целях”.

Служащим категорически запрещается в какой бы то ни было форме поощрять подношения или принимать подарки от любых лиц или группы лиц, добивающихся от них совершения каких либо официальных действий, имеющих вместе с ними какие либо общие дела или осуществляющих деятельность, регулируемую органом, в котором работают эти служащие. Не разрешается также принятие подарков и от лиц, интересы которых в значительной степени зависят от выполнения или невыполнения этими служащими своих должностных обязанностей.

В обязанность служащим вменено докладывать “в соответствующие инстанции обо всех замеченных случаях разрушения собственности, обмана, злоупотребления и коррупции.”

Традиционно ограничены возможности получения дополнительного дохода сверх основной ( “карьерной”) зарплаты. Чиновники, назначаемые Президентом США, вообще не могут получать “ какой бы то ни было доход в течение всего срока службы за услуги и деятельность, выходящую за рамки непосредственных служебных обязанностей.”

Порядок представления финансовых деклараций американских чиновников регламентирует кроме вышеупомянутого приказа и Акт об этике поведения государственных служащих США 1978 года.

Исполнительный приказ строжайше предписывает всем служащим Белого Дома и других исполнительных ведомств ( § 100.735-24 ) не позднее 90 дней со дня вступления в силу данного приказа предоставить руководителям своих ведомств по прилагаемой форме следующую информацию:

a) Список наименований всех корпораций, компаний, фирм и других форм организации бизнеса, организаций, не преследующих цели получения прибыли, а также общеобразовательных и других институтов, с которыми служащий непосредственно или через жену, несовершеннолетних детей или других членов его семьи в настоящий момент имеет дело.

Под “делом” в данном случае понимается “любой сохраняющийся финансовый интерес и любые связи” чиновника с этими организациями независимо от того, в каком качестве он выступает.

б) Согласно прилагаемой форме, от чиновника требуется предоставление списка всех его личных кредиторов, кредиторов его жены, малолетних детей и других, проживающих вместе с ним членов семьи.

в) Информация о наличии у всех вышеуказанных лиц недвижимой собственности.

г) О своих “длящихся” коммерческих, финансовых и иных интересах.

Проверкой занимается специально назначаемые в любом государственном управлении или департаменте лица или группы лиц, комиссии, которые при необходимости могут запрашивать дополнительную информацию, вызывать на беседу самих чиновников, проводить расследование. Для чиновника последствия обнаружения допущенных им нарушений могут выразится в виде применения к нему одной из следующих мер воздействия:

  • частичная или полная дисквалификация
  • перемещения на низшую ступень
  • предложение прекратить “конфликтные” финансовые связи

Германия

В ФРГ независимо от конкретных специфических функций госслужащим вменено в обязанность исполнять свои задачи беспристрастно и справедливо, при этом имея целью благо всего общества. Госслужащий несет полную личную ответственность за правомерность своих действий по исполнению служебных обязанностей. О сомнениях относительно правомерности служебных указаний (распоряжений) госслужащий должен немедленно сообщить своему непосредственному начальнику. Если распоряжение остается в силе, а сомнения не устранены, он должен обратиться к вышестоящему начальнику. Если и тот подтверждает распоряжение, то госслужащий должен его исполнить при условии, что это не противоречит установленному порядку. Подтверждение распоряжения в этом случае при наличии просьбы должно быть дано в письменном виде.

Актуальная проблема борьбы с коррупцией — соблюдение служебной тайны. В ФРГ госслужащий и по истечении срока службы должен держать в тайне сведения и факты, ставшие ему известными в процессе деятельности. Без разрешения госслужащий не имеет права давать показания или делать заявления по таким фактам (делам), даже в суде. Разрешение такого рода дает руководитель службы или, если служебные отношения прекращены, последний руководитель службы. Сведения для прессы вправе давать только правление учреждения или уполномоченный им госслужащий. Закон закрепляет обязанность госслужащего заявлять о ставших ему известными уголовно наказуемых деяниях.

Повышенные требования и ограничения, связанные с государственной службой, компенсируются в ФРГ соответствующим государственным жалованием и другими выплатами, гарантиями, обеспечивающими стабильность рабочего места и продвижение по службе, а также достойный уровень жизни.

В ФРГ госслужащему для всякой иной работы, помимо службы, требуется предварительное разрешение высшей служебной инстанции. Разрешения не требуется лишь для: принятия опекунства, ухода за больным или немощным, реализации обязанностей по исполнению завещания, ”отправления” свободной профессии, управления собственным имуществом, деятельности, связанной с обучением и исследованиями в научных институтах и учреждениях. Государственные служащие не вправе заниматься какой-либо предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц, в том числе участвовать в деятельности правления, наблюдательного совета или в ином органе общества, товарищества или предприятия любой другой правовой формы.

Подробные предписания о порядке совместительства госслужащих издает федеральное правительство путем принятия постановлений, имеющих законодательную силу. В них определяется, какая деятельность рассматривается как государственная служба или приравнивается к ней; вправе ли госслужащий получать вознаграждение за побочную деятельность; какие категории госслужащих обязаны получать разрешения и т.д. Например, согласно постановлению правительства от 12 ноября 1987 г. побочной является всякая деятельность, не входящая в основной круг обязанностей, независимо от того, осуществляется она по месту службы или вне ее. Исполнение всякого рода почетных обязанностей такой деятельностью не является. Вознаграждением за побочную деятельность считается любая денежная сумма или любые материальные преимущества. Определен предельный размер вознаграждения в календарном году для различных категорий служащих и порядок его исчисления.

Если по прекращении служебных правоотношений госслужащий занимается работой, которая связана с его служебной деятельностью (в последние пять лет перед окончанием службы), он должен заявить об этом по месту последней службы. Его трудовая деятельность подлежит запрету, если есть опасения, что она наносит ущерб служебным интересам. Запрет выносится последней высшей служебной инстанцией госслужащего и теряет силу по истечении пяти лет с момента окончания служебных правоотношений.

Подробно регламентированы и последствия невыполнения или ненадлежащего выполнения госслужащими возложенных на них обязанностей. Госслужащий (согласно Уставу федерального дисциплинарного права) считается совершившим служебный проступок, если он виновен в нарушении исполнения возложенных на него обязанностей. Однако не каждое нарушение обязанностей влечет за собой применение мер ответственности. Подробно регламентируется порядок привлечения служащих к ответственности за служебные проступки (дисциплинарный процесс). Порядок увольнения со службы за проступки и по другим основаниям предусмотрен Общим законом о правовом положении государственных служащих и Законом о федеральных служащих.