Залог имущественных прав по вкладу

Правовые отличия залога имущественных прав по договору банковского вклада и гарантийного депозита (Михеева И.Е.)

Дата размещения статьи: 31.05.2016

С 1 июля 2014 года вступили в силу изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) , которыми раздел § 3 главы 23 «Залог» был дополнен положениями о залоге имущественных прав по договору банковского счета (вклада). Данный правовой институт имеет определенные сходства с гарантийным депозитом и вместе с тем не является тождественным ему. Данные способы обеспечения исполнения обязательства имеют различную правовую природу и отличаются по существенным условиям, что анализируется в статье.
———————————
Федеральный закон от 21.12.2013 N 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» // СЗ РФ. 2013. N 51. Ст. 6687.

Каждый из указанных способов обеспечения исполнения обязательств имеет свои преимущества. Так, залоговый счет, открываемый для учета залога имущественных прав по договору банковского вклада, защищен от взыскания третьими лицами. Залогодержатель имущественных прав по договору банковского вклада имеет право на удовлетворение своих требований за счет заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами при банкротстве вкладчика (залогодателя).
1. Согласно п. 2 ст. 209 ГК РФ собственник имущества вправе по своему усмотрению совершать любые действия в отношении этого имущества, в том числе отдавать его в залог и обременять его другими способами. Таким образом, вкладчик может передать имущественные права по договору банковского депозита (вклада) (далее — банковский вклад) в залог, заключив договор залога имущественных прав по договору банковского вклада, а также заключить с кредитной организацией договор гарантийного депозита (вклада) (далее — договор гарантийного депозита).
Поскольку при применении любого из указанных способов обеспечения исполнения обязательств удовлетворение прав кредитора осуществляется за счет суммы вклада, размещенного в кредитной организации, на практике указанные правовые институты нередко необоснованно отождествляют.
Между тем обозначенные способы обеспечения исполнения обязательств имеют различную правовую природу и отличаются существенными условиями, отдельные из которых будут рассмотрены в настоящей работе.
2. Вопрос о правовой природе является одним из ключевых при разграничении залога имущественных прав по договору банковского вклада и гарантийного депозита.
2.1. Отношения между залогодателем и залогодержателем урегулированы Гражданским кодексом Российской Федерации, согласно п. 1 ст. 334 которого кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя). Предметом залога в соответствии с п. 1 ст. 336 ГК РФ может быть всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права. Таким образом, залог имущественных прав по договору банковского вклада является одним из видов залога, предусмотренных ГК РФ, предметом залога которого является право вкладчика на возврат суммы размещенного в кредитной организации банковского вклада. Напомним, что кредитные организации и до внесения изменений в ГК РФ, дополнивших Кодекс специальными нормами о залоге имущественных прав по договору банковского вклада, использовали данный вид залога. При этом до 1 июля 2014 года стороны руководствовались положениями главы 44 «Банковский вклад» ГК РФ и положениями главы 23 ГК РФ о залоге.
2.2. В отличие от залога имущественных прав гарантийный депозит действующим законодательством Российской Федерации не предусмотрен .
———————————
Следует отметить, что в отдельных странах гарантийный депозит на законодательном уровне признается способом обеспечения исполнения обязательств. В качестве примера можно привести положения Кодекса Республики Беларусь от 25.10.2000 N 441-3 «Банковский кодекс Республики Беларусь», в ст. 148 которого предусмотрено, что «для обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору кредитополучатель или третье лицо могут передать кредитодателю денежные средства в белорусских рублях либо иностранной валюте».

Требования к гарантийному депозиту содержатся в Положении Банка России от 26 марта 2004 г. N 254-П «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности» (далее — Положение N 254-П), согласно пп. 6.2.2 которого под гарантийным депозитом (вкладом) понимается размещенный в кредитной организации — кредиторе депозит (вклад) юридического лица, которое имеет перед кредитной организацией неисполненные денежные обязательства либо обязательства, возникшие (которые могут возникнуть) в результате исполнения кредитной организацией принятого на себя условного обязательства кредитного характера, а также размещенный в кредитной организации — кредиторе депозит (вклад) юридического лица, которое имеет перед кредитной организацией по договору поручительства либо в силу банковской гарантии обязательства по обеспечению надлежащего исполнения основных обязательств, если одновременно выполняются следующие условия: отсутствуют препятствия для прекращения обязательств путем зачета требований по гарантийному депозиту (вкладу), включая отсутствие в договоре депозита (вклада) условия о возможности досрочного возврата (востребования) депозита (вклада); срок возврата депозита (вклада) юридического лица — заемщика (контрагента по условному обязательству кредитного характера, а также юридического лица, которое имеет перед кредитной организацией по договору поручительства либо в силу банковской гарантии обязательства по обеспечению ненадлежащего исполнения основных обязательств) наступает не ранее наступления срока исполнения его обязательства перед кредитной организацией и не позднее 30 календарных дней после наступления указанного срока.
———————————
Вестник Банка России. 2004. N 28.

Банк России в своем письме от 24 февраля 2010 г. N 15-1-3-9/794 разъяснил, что для определения гарантийного депозита в целях Положения N 254-П используется самостоятельный вид договора, определенный ГК РФ, — договор банковского депозита (вклада). При этом признание депозита гарантийным обусловлено выполнением требований, установленных в пп. 6.2.2 указанного Положения. Из чего следует, что, по мнению Банка России, гарантийный депозит является банковским вкладом, который одновременно должен выполнять обеспечительную функцию, что обусловлено включением гарантийного депозита в главу 6 Положения N 254-П как способа обеспечения исполнения обязательств, учитываемого кредитными организациями при формировании резервов по ссуде, по ссудной и приравненной к ней задолженности.
———————————
СПС «КонсультантПлюс».

Судебные органы при рассмотрении споров, связанных с гарантийным депозитом, признают данный правовой институт способом обеспечения исполнения обязательств (см., например: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2013 по делу N А40-56991/2012).
В последнем из указанных Постановлений суд указал: «. получение кредита истцом в сумме 7350000 руб. подтверждается материалами дела, а размещение заемщиком гарантийного депозита с целью обеспечения кредитных обязательств предусмотрено действующим законодательством».
В соответствии со ст. 421 ГК РФ договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, рассматривается как смешанный договор. Такой договор позволяет в рамках одного договора урегулировать различные отношения сторон в их совокупности, а не прибегать для этого к различным договорным моделям. С точки зрения внутреннего строения смешанный договор можно рассмотреть как гражданско-правовой договор, который содержит разные условия нескольких договоров, но в то же время все эти условия относятся к одним и тем же лицам. Таким образом, договор гарантийного депозита можно признать смешанным договором, к отношениям сторон которого должны применяться правила о банковском вкладе (глава 44 ГК РФ «Банковский вклад»), отдельные положения о способах обеспечения исполнения обязательств (глава 23 «Обеспечение исполнения обязательств») и требования Положения N 254-П (пп. 6.2.2). Следует отметить, что точка зрения о смешанной природе гарантийного депозита не является бесспорной.
3. Условие о порядке погашения задолженности за счет суммы вклада также позволяет разграничить залог имущественных прав по договору банковского вклада от гарантийного депозита.
3.1. Реализация заложенных прав по договору банковского вклада в соответствии с п. 1 ст. 358.14 ГК РФ может осуществляться в судебном или во внесудебном порядке путем списания банком на основании распоряжения залогодержателя денежных средств с залогового счета залогодателя и выдачи их залогодержателю или зачисления их на счет, указанный залогодержателем. Общие правила реализации заложенного имущества к залогу имущественных прав по договору банковского вклада не применяются.
В случае признания лица, которому открыт банковский вклад, права по которому переданы в залог, банкротом залогодержатель имеет преимущественные права на получение удовлетворения своих требований за счет заложенных прав перед другими кредиторами. Данный вывод подтверждается также разъяснениями Банка России. Так, согласно письму Банка России от 08.04.2015 N 31-2-2/2718 в соответствии с п. 1 ст. 133 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»:
«. в случае если залогодатель, признанный банкротом, является должником по основному обязательству, в обеспечение исполнения которого права по договору банковского счета переданы в залог, требование кредитора подлежит удовлетворению в порядке, установленном для удовлетворения требований кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом прав по договору банковского счета, в порядке, установленном п. 2.2 ст. 138 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Согласно п. 5 ст. 138 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» требования залогодержателей по договорам залога, заключенным с должником в обеспечение исполнения обязательств иных лиц, также удовлетворяются в порядке, предусмотренном данной статьей. Указанные залогодержатели обладают правами конкурсных кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника, во всех процедурах, применяемых в деле о банкротстве. «.
Следует отметить, что залоговый счет, открываемый для учета залога имущественных прав, защищен от взыскания со стороны третьих лиц. Так, согласно п. 2 ст. 358.14 ГК РФ правила о списании денежных средств, предусмотренные главой 45 ГК РФ о банковском счете, не применяются к денежным средствам, находящимся на залоговом счете. В п. 3 ст. 69 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» также предусмотрено, что судебный пристав-исполнитель не может обратить взыскание на денежные средства, находящиеся на залоговом счете.
———————————
СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4849.

3.2. В ином порядке осуществляется реализация прав кредитора по гарантийному депозиту. В соответствии с требованиями пп. 6.2.2 Положения N 254-П в гарантийном депозите должно быть предусмотрено условие об отсутствии препятствия для прекращения обязательств путем зачета требований по гарантийному депозиту. Таким образом, Банк России установил, что реализация прав кредитора по гарантийному депозиту осуществляется путем зачета. В соответствии со ст. 410 ГК РФ зачет возможен в отношении встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Длительное время у кредитных организаций возникали вопросы относительно правомерности проведения зачета по депозитному счету, учитывая, что абз. 2 п. 3 ст. 834 ГК РФ предусмотрено, что юридические лица не вправе перечислять находящиеся в депозитах денежные средства другим лицам. В своем письме от 24.02.2010 N 15-1-3-9/794 Банк России данную ситуацию прояснил, указав, что гражданское законодательство Российской Федерации не обусловливает проведение зачета по денежным обязательствам необходимостью перечисления (зачисления) денежных средств по обязательствам, прекращаемым зачетом, лицом, осуществляющим зачет. Таким образом, установленный ст. 834 ГК РФ запрет на перечисление денежных средств, находящихся на депозитах юридических лиц, другим лицам не препятствует возможности осуществления зачета в отношении депозитов, в т.ч. гарантийных. Выводы Банка России подтверждаются устойчивой судебной практикой .
———————————
См.: Постановление ФАС Московского округа от 15.06.2006 N КГ-А40/4972-06 // СПС «КонсультантПлюс».

При банкротстве вкладчика по договору гарантийного депозита действующим законодательством не предусмотрены какие-либо особенности удовлетворения требований кредитной организации, заключившей с должником такой договор. Следовательно, залог имущественных прав по договору банковского вклада имеет для кредитора в этом смысле определенные преимущества.
4. Стороны договора залога имущественных прав и гарантийного депозита.
4.1. Залогодателем по договору залога имущественных прав по вкладу является вкладчик, которым может быть как юридическое лицо, так и физическое. Из общего смысла п. 2 ст. 358.8 ГК РФ следует, что залогодержателем при залоге прав по договору банковского вклада согласно п. 2 ст. 358.8 ГК РФ может быть кредитная организация, заключившая с клиентом (залогодателем) договор банковского вклада, а также любое другое лицо. В случае если залогодержателем является третье лицо, между кредитной организацией, в которой открыт залоговый счет для размещения вклада, имущественные права по которому передаются в залог, вкладчиком-залогодателем и залогодержателем в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 358.12 ГК РФ предусмотрено заключение соглашения. При этом законодатель не указывает характер такого соглашения и не уточняет обязательность его заключения для сторон. Представляется, что таким соглашением может являться договор залога, в котором залогодатель и залогодержатель кроме своих прав и обязанностей могут предусмотреть права и обязанности кредитной организации, в которой открыт залоговый и депозитный счета. Таким договором также может являться и договор, предусматривающий открытие залогового счета, в котором помимо кредитной организации и клиента могут быть предусмотрены права и обязанности залогодержателя. Заключение соглашения в рамках второго из указанных договоров является более приемлемым и может осуществляться в том числе путем подписания соответствующего дополнительного соглашения к уже ранее заключенному договору. Кредитная организация, в которой открыты залоговый счет, в силу закона в т.ч. обязана: вести учет данного залога, проводить операции с учетом указанного соглашения, предоставлять залогодержателю сведения об остатке денежных средств на залоговом счете, а также осуществлять иные обязанности, предусмотренные ГК РФ. Включение прав и обязанностей кредитной организации в договор залога имущественных прав по договору банковского вклада не меняет стороны такого договора, поскольку согласно ст. 334 ГК РФ сторонами договора залога всегда являются только залогодатель и залогодержатель. Аналогичный вывод следует и для договора банковского вклада, залогодержатель не становится стороной такого договора.
4.2. К вкладчику по гарантийному депозиту Банком России предъявляются определенные требования (пп. 6.2.2 Положения N 254-П). Одним из таких требований является то, что таким лицом может быть только юридическое лицо. Из установленного Банком России порядка реализации прав кредитора путем зачета, предполагающего совпадение должника и кредитора, следует, что такими вкладчиками в силу положений ГК РФ могут быть только лица, которые имеют (будут иметь) перед банком денежные обязательства, указанные в пп. 6.2.2 Положения N 254-П, т.е. заемщик, принципал, лицо, которое выступило поручителем по обязательствам должника, иные лица, соответствующие требованиям Банка России.
В гарантийном депозите другой стороной договора может являться только кредитная организация, имеющая соответствующую лицензию Банка России на привлечение вкладов, поскольку согласно требованиям п. 1 ст. 835 ГК РФ право на привлечение денежных средств во вклады имеют банки, которым такое право предоставлено в соответствии с разрешением (лицензией), выданным в порядке, установленном в соответствии с законом. Также в пп. 6.2.2 Положения N 254-П предусмотрено, что гарантийным депозитом могут обеспечиваться обязательства исключительно перед кредитной организацией. Кроме того, Банком России установлен способ реализации прав кредитора путем зачета, и это предопределяет то, что гарантийный депозит может быть размещен только в той кредитной организации, перед которой у должника имеется задолженность, обеспеченная гарантийным депозитом, поскольку для зачета кредитор и должник должны совпадать. Из чего следует, что банком (кредитором), в обеспечение исполнения обязательств перед которым предоставлен гарантийный депозит, и банком, в котором размещен гарантийный депозит, будет являться одно и то же лицо.

1. Несмотря на определенную схожесть залога имущественных прав по договору банковского вклада и гарантийного депозита, указанные правовые институты не являются тождественными, поскольку имеют существенные различия, которые заключены прежде всего в их правовой природе.
2. Указанные способы обеспечения исполнения обязательств отличаются друг от друга порядком погашения задолженности за счет суммы депозита, в случае с гарантийным депозитом это происходит путем зачета, а при залоге имущественных прав по договору банковского вклада — путем списания со счета залогодателя денежных средств на основании распоряжения залогодержателя и выдачи или зачисления их на счет залогодержателя. Представляется, что способ реализации прав кредитора путем зачета, установленный для гарантийного депозита, является более привлекательным для кредитора, поскольку позволяет оперативно погасить возникшую задолженность и нет необходимости соблюдать судебный либо внесудебный порядок обращения взыскания на денежные средства.
3. Договор залога имущественных прав по договору банковского вклада имеет ряд преимуществ перед гарантийным депозитом.
Так, в случае введения в отношении вкладчика процедуры несостоятельности (банкротства) банк, заключивший с вкладчиком договор гарантийного депозита, не сможет при предъявлении своих требований в рамках конкурсного производства к такому вкладчику пользоваться преимуществами перед другими кредиторами в рамках ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» на удовлетворение своих требований за счет суммы депозита. В то же время такие права предоставлены залогодержателю, который, являясь залоговым кредитором, имеет право на удовлетворение своих требований за счет заложенного имущества (ст. 138), что предоставляет ему реальную возможность получить исполнение.
Залоговый счет, открываемый для учета залога имущественных прав по договору банковского вклада, защищен от взыскания третьими лицами. Так, согласно п. 2 ст. 358.14 ГК РФ правила о списании денежных средств, предусмотренных главой 45 ГК РФ о банковском счете, не применяются к денежным средствам, находящимся на залоговом счете. Аналогичное положение закреплено в ФЗ «Об исполнительном производстве».

1. Огородов Д.В., Челышев М.Ю. Смешанные договоры в частном праве. Отдельные вопросы теории и практики // Законодательство и экономика. 2005. N 10.

Залог права требования

Подборка наиболее важных документов по запросу Залог права требования (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Нормативные акты: Залог права требования

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Залог права требования

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Формы документов: Залог права требования

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Новые возможности залога прав по договору банковского счета (Феоктистова Е.О., Косоплечев В.Н., Сарьян А.А., Попов И.С., Михеева И.Е.)

Дата размещения статьи: 06.03.2015

В связи с изменениями части первой ГК РФ, вступившими в силу 1 июля 2014 г., в качестве отдельного вида залога определен залог прав по денежным требованиям. Создана возможность открытия специального залогового счета, на который могут поступать причитающиеся залогодателю денежные суммы. В настоящее время институт залога прав по договору банковского счета (вклада) применяется довольно редко. Какие перспективы сулит введение в банковскую практику этого инструмента? Каков алгоритм действий банка при оформлении залога прав по договору банковского счета (вклада), используемого в качестве обеспечения, например кредитных обязательств?

Е.О. Феоктистова, Московская юго-западная коллегия адвокатов, адвокат, к. ю. н.
Залог денежных средств на банковских счетах уже давно используется в зарубежной практике. В России данный способ обеспечения до недавнего времени был практически невозможен. Законодательством он не был прямо предусмотрен, а высшие судебные инстанции категорически отрицали возможность использования такого способа обеспечения.
У данного способа обеспечения есть свои достоинства и недостатки. Для банка остаток денежных средств на счете является ликвидным активом, который может удовлетворить требование кредитора по неисполненному обязательству. С другой стороны, владелец счета не лишается права распоряжаться свободно денежными средствами на залоговом счете, если иное не предусмотрено договором залога или правилами ст. 358.12 ГК РФ. Но направление использования средств на залоговом счете не предусматривается и не ограничивается в полном соответствии с нормами ГК РФ о банковском счете.
И отсюда возникает вопрос: чем залоговый счет отличается от обычного банковского счета?
Приведенная выше проблема несколько снижает ценность обеспечения. Однако решать эту проблему путем своеобразного резервирования денежных средств в качестве специального залогового актива на залоговом счете экономически невыгодно залогодателю, и эта конструкция вряд ли получит распространение.
Отсюда напрашивается вывод: конструкция залогового счета лишается практической выгоды для банка-залогодержателя.

В.Н. Косоплечев, ОАО АКБ «Связь-Банк», департамент правового обеспечения, заместитель директора
Возможность использования денег в целях обеспечения исполнения обязательств давно вызывает интерес, учитывая свойство денег вызывать интерес у абсолютно всех субъектов гражданско-правовых отношений. Вопрос об обеспечительных свойствах денежных средств на банковском счете (безналичных денежных средств) особенно актуален в настоящее время в связи с внесением соответствующих дополнений в ГК РФ.
В странах романо-германской правовой системы указанный институт применяется давно и успешно.
В странах англо-американской правовой системы используются иные обеспечительные механизмы в отношении средств на счете. В России законодательная база залога денежных средств на счете отсутствовала, а судебная практика исходила из невозможности передачи денежных средств на банковском счете в залог.
В отношении внедренной новой формы залога пока можно сказать немного. Залоговый счет относится к специальным банковским счетам (п. 2.8 Инструкции Банка России от 30.05.2014 N 153-И «Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам), депозитных счетов»).
Открытие такого счета должно осуществляться на основании отдельного договора залогового банковского счета. Так как специальные банковские счета открываются для осуществления операций соответствующего вида, представляется, что стороны вправе предусмотреть срок действия договора залогового банковского счета.
Положительными моментами залога прав по договору банковского счета в том числе являются:
— наличие у залогодержателя права получать у банка сведения об операциях, остатке денежных средств;
— возможность при обращении взыскания списать денежные средства со счета напрямую в пользу залогодержателя.

А.А. Сарьян, нотариальная контора нотариуса Балашихинского нотариального округа Московской области Паршуковской М.А., помощник нотариуса
В новой редакции ГК РФ впервые предусмотрены нормы о залоге прав по договору банковского счета и вводится понятие «залоговый счет». Открыв такой счет, клиент банка может его впоследствии заложить, и денежные средства, находящиеся на банковском счете, становятся обеспечением исполнения обязательства владельца счета. В случае неисполнения обязательства кредитор имеет право списать эти средства со счета в безакцептном порядке в счет исполнения этого обязательства. Такая конструкция наиболее удобна кредитору, которым является сам банк, открывший счет. В данном случае безакцептное списание представляет собой форму обращения взыскания на предмет залога.
Очень любопытной представляется закрепленная в ст. 358.9 ГК РФ возможность заключить договор залога при отсутствии денежных средств на залоговом счете. Как банк может использовать эту норму? Скажем, предложить клиенту выгодные условия кредитования на условиях залога будущих поступлений на счет клиента. И все свои требования банк будет удовлетворять путем безакцептного списания с данного счета, поскольку при обращении взыскания удовлетворение требований происходит путем списания банком на основании распоряжения залогодержателя. А так как в данном случае банк сам является залогодержателем, процедура реализации залога значительно упрощается.
Кроме того, банк в договоре сможет предусматривать, что залоговый счет будет обеспечивать любые требования банка, которые возникли или возникнут в будущем. Это позволит банку гарантировать себе защиту от риска неисполнения даже тех обязательств, которые возникнут у его клиента перед банком в будущем. Такая конструкция может быть реализована только в том случае, если на этот залоговый счет клиента будут осуществляться зачисления по его распоряжению. В ст. 340 ГК РФ указано, что стоимость предмета залога определяется по соглашению сторон, если иное не предусмотрено законом. Что это означает на практике? В связи с тем что договор подлежит оценке по соглашению сторон и законодательством не установлена обязательная нотариальная форма его удостоверения, в соответствии со ст. 22.1 Основ законодательства о нотариате (пп. 4 п. 1) за удостоверение прочих договоров, предмет которых подлежит оценке, тариф взимается в зависимости от цены договора.
Наконец, есть еще одна проблема, связанная с залоговыми счетами: как узнать, заложены ли счета конкретного лица? Эту информацию можно будет получить только в банке, в котором эти счета открыты, поскольку согласно ст. 358.11 ГК РФ сведения о залоге прав по договору банковского счета ни в какой реестр не вносятся, а залог возникает с момента уведомления банка о залоге прав и предоставления ему копии договора залога, а если залогодержателем является банк, заключивший с клиентом (залогодателем) договор залогового счета, — с момента заключения договора залога прав по банковскому счету.
Хочется надеяться, что практика применения норм о залоге денежных средств на банковском счете расставит все по местам.

И.С. Попов, ЗАО «ГЛОБЭКСБАНК», начальник юридического управления, к. ю. н.
В российском законодательстве с 1 июля 2014 г. появился институт залога прав по договору банковского счета, целью которого с точки зрения законодателя явилась необходимость изменить тенденцию негативного отношения судебной практики к залогу и различным квазизалоговым конструкциям, имеющим в качестве предмета денежные средства или права из договора банковского счета, несмотря на то, что наука гражданского права такой предмет залога допускала.
Имеющееся правовое регулирование данного института вызывает значительное количество вопросов, которые требуют дальнейших разъяснений и проработки.
Главная новелла — это появление залогового счета, который в соответствии с п. 1 ст. 358.9 ГК РФ является необходимым условием существования залога прав по договору банковского счета. При этом в соответствии с п. 3 вышеуказанной статьи такой счет может быть открыт независимо от заключения на момент его открытия договора залога прав по договору банковского счета. В связи с этим возникает ряд вопросов. Какова природа этого счета? И если залоговый счет может быть открыт без расчетного счета, может ли возникнуть залог прав по договору банковского счета в отсутствие расчетного счета?
Согласно адресным разъяснениям Банка России по обращениям кредитных организаций, а также в соответствии с документом Банка России «Ответы и разъяснения по некоторым вопросам, связанным с применением Положения Банка России от 16.07.2012 N 385-П «О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации» залоговый счет открывается на том же балансовом счете, что и счет, права по которому закладываются. По сути, это счет-спутник соответствующего расчетного, текущего, депозитного счета, на котором отражаются суммы денежных средств, права по которым заложены банку. Однако анализ норм приводит к выводу, что данный счет может существовать и самостоятельно. Например, в ситуации, когда договором залога имущества иного, чем права по договору банковского счета, предусмотрено, что причитающиеся залогодателю денежные суммы (страховое возмещение за утрату или повреждение заложенного имущества, доходы от использования заложенного имущества, денежные суммы, подлежащие уплате залогодателю в счет исполнения обязательства, право (требование) по которому заложено, и т.п.) зачисляются на залоговый счет (п. 5 ст. 358.9 ГК РФ), закон допускает и иную ситуацию.
В соответствии с п. 1 ст. 358.12 ГК РФ залогодатель вправе свободно распоряжаться денежными средствами на залоговом счете, если иное не предусмотрено договором залога прав по соответствующему договору банковского счета или правилами указанной статьи, что приводит к выводу, что залоговый счет является банковским счетом в смысле как гражданского, так и налогового законодательства со всеми вытекающими последствиями и принципиально ничем от него не отличается за исключением ограничений, установленных законом или договором. Данный довод подтверждается также нормой п. 7 ст. 358.9 ГК РФ, что, если иное не предусмотрено ГК РФ, к договору об открытии залогового счета применяются правила гл. 45 ГК РФ, то есть нормы договора банковского счета. Более того, в ст. 72.1 Закона «Об исполнительном производстве» залоговый счет прямо именуется залоговым банковским счетом.
Таким образом, исходя из толкования имеющихся норм можно сделать следующие выводы:
1) залоговый счет является банковским счетом, по которому допускаются расчетные операции, если иное не предусмотрено договором или законом;
2) порядок его открытия, совершения операций по нему и ограничение совершения операций аналогичны соответствующему расчетному, депозитному, текущему счету.
Однако такой подход приводит к еще большему количеству вопросов: может ли быть наложен арест и обращено взыскание на денежные средства на залоговом счете в порядке ст. ст. 70, 72.1, 81 Закона «Об исполнительном производстве», должны ли кредитные организации сообщать об открытии залогового счета в соответствии со ст. 86 НК РФ, могут ли налоговые органы приостановить операции в порядке п. 3 ст. 76 НК РФ?
Проблема осложняется еще и тем, что в соответствии с п. 3 ст. 358.10 ГК РФ договором залога прав по договору банковского счета может быть предусмотрено, что предметом залога являются права залогодателя по договору банковского счета в отношении твердой денежной суммы, размер которой указан в договоре залога. В этом случае размер денежных средств на счете залогодателя в любой момент в течение времени действия договора залога не должен быть ниже определенной договором суммы. Получается, что закон допускает, что на залоговом счете могут находиться как денежные средства, права на которые обременены залогом, так и денежные средства, права на которые не обременены залогом. В таком случае в соответствии со ст. 72.1 Закона «Об исполнительном производстве» на денежные средства, находящиеся на залоговом счете, в количестве, не превышающем размера обеспеченного залогом обязательства, не может быть обращено взыскание (за исключением требований кредиторов, удовлетворяемых преимущественно перед требованиями залогодержателя), соответственно на денежные средства, превышающие размер обеспеченного залогом обязательства, может. Однако как тогда быть в случае, если заложены права на все денежные средства на счете, которыми залогодатель может пользоваться?
Неурегулированность данной ситуации приведет к тому, что либо это создаст почву для злоупотреблений со стороны должников, которые станут перечислять все имеющиеся денежные средства на залоговый счет и использовать его для расчетов, заложив права по этому счету по фиктивному обязательству и обезопасив денежные средства от арестов и взысканий третьих лиц, либо сделает в принципе данный институт нерабочей конструкцией. На наш взгляд, необходимы дополнительные изменения в НК РФ и гл. 45 ГК РФ.
Представляется, что до внесения соответствующих изменений в нормативные акты налоговые органы будут применять к залоговому счету аналогичный правовой режим как для соответствующих расчетных, депозитных и текущих счетов, за исключением, вероятно, списания средств.
Порядок обращения взыскания на предмет залога четко прописан в ст. 358.14 ГК РФ: взыскание производится в судебном или во внесудебном порядке путем списания банком на основании распоряжения залогодержателя денежных средств с залогового счета залогодателя и выдачи их залогодержателю или зачисления их на счет, указанный залогодержателем (п. 2 ст. 854 ГК РФ). Что важно, в данной статье четко зафиксировано, что правила о реализации заложенного имущества, установленные ст. ст. 350 — 350.2 ГК РФ, к залогу прав по банковскому счету не применяются. Требования залогодержателя удовлетворяются путем списания денежных средств банком с залогового счета на основании распоряжения залогодержателя.
Представляется, что залоговый счет найдет широкое применение при кредитовании лизинговых компаний (что в настоящий момент очень актуально в связи с практической невозможностью залога лизингового имущества), кредитовании под залог выручки по государственным, муниципальным и иным контрактам, операций по выдаче банковских гарантий исполнения контракта, факторинговых операциях.

И.Е. Михеева, юрист в области банковского права, к. ю. н.
Длительное время в банковской практике оставалась невостребованной правовая конструкция залога прав по договору банковского счета, поскольку договоры залога денежных средств признавались судами недействительными (ст. 168 ГК РФ). Как следствие, кредитные организации были вынуждены ограничиваться использованием схожих по имущественному характеру способов обеспечения исполнения обязательств, таких как гарантийный депозит и залог имущественных прав по договору банковского вклада (депозита). Однако указанные обеспечительные сделки не позволяли в полной мере защитить интересы кредитора, так как действующим законодательством установлен запрет на перечисление денежных средств с депозитного счета третьим лицам, а гарантийный депозит может заключаться только с юридическими лицами и обеспечивать обязательства исключительно перед кредитными организациями.
Проблема использования денежных средств, находящихся на банковском счете должника, в качестве обеспечения исполнения обязательств была разрешена изменениями, вступившими в законную силу с 1 июля 2014 г., относительно залога имущественных прав по договору банковского счета. Наиболее значимыми для защиты интересов кредитора (залогодержателя) являются положения, предусматривающие:
— упрощенный порядок реализации прав кредитора (п. 1 ст. 358.14 ГК РФ): удовлетворение требований залогодержателя осуществляется путем списания банком на основании распоряжения залогодержателя денежных средств с залогового счета залогодателя и выдачи их залогодержателю или зачисления их на счет, указанный залогодержателем;
— правила о списании денежных средств, предусмотренные положениями гл. 45 ГК РФ о банковском счете, не применяются к денежным средствам, находящимся на залоговом счете (п. 2 ст. 358.14 ГК РФ);
— запрет для сторон договора банковского счета, права по которому заложены, вносить в него изменения без согласия залогодержателя, а также запрет совершать действия, влекущие прекращение такого договора (основным правовым риском залога любых имущественных прав всегда являлась возможность изменения либо расторжения договора, по которому такие права закладываются) (ст. 358.13 ГК РФ).
Вместе с тем в правовом регулировании залога имущественных прав по договору банковского счета остались определенные пробелы, которые ограничивают использование банками такого способа обеспечения исполнения обязательств.
Так, например, не ясен порядок взаимодействия банков с налоговыми органами при открытии и ведении залогового счета. Также не в полной мере определено соотношение общего и специального режимов ведения залогового счета.
С момента внесения указанных изменений прошло недостаточно времени, судебная практика не сформирована, и это не позволяет юридическим службам кредитных организаций разработать соответствующую внутреннюю документацию.
Представляется, что развитие указанного способа обеспечения исполнения обязательств может получить широкое распространение в предпринимательской деятельности, в частности при обеспечении исполнения обязательств по государственным и муниципальным контрактам наряду с банковской гарантией и депозитами (в случае, если законодатель предусмотрит указанный способ для обеспечения исполнения исполнителями обязательств). В банковской практике использование обозначенного способа обеспечения исполнения обязательств было бы наиболее применимым при обеспечении обязательств принципалов по соглашениям о предоставлении банковских гарантий.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

Апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 10 сентября 2014 г. по делу N 33-8760/2014 (ключевые темы: кредитный договор — потребитель — договор банковского вклада — договор залога — банки)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 10 сентября 2014 г. по делу N 33-8760/2014

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:

председательствующего Провалинской Т.Б.,

судей Крятова А.Н., Славской Л.А.,

при секретаре Юхновской Л.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Крятова А.Н.

дело по иску Красноярской региональной общественной организации «Защита потребителей» в интересах Макаровой Г.Е. к открытому акционерному обществу «Плюс Банк» о защите прав потребителя

по апелляционной жалобе представителя ОАО «Плюс Банк» Шамардина М.В.

на решение Норильского городского суда (в районе Кайеркан) Красноярского края от 25 июня 2014 года, которым постановлено:

«Исковые требования Красноярской региональной общественной организации «Защита потребителей» в интересах Макаровой Г.Е. к открытому акционерному обществу «Плюс Банк» о защите прав потребителя удовлетворить частично.

Признать договор банковского вклада от 24 июня 2012 года, заключенный между открытым акционерным обществом «Плюс Банк» и Макаровой Г.Е., и договор залога права требования банковского вклада недействительными.

Обязать открытое акционерное общество «Плюс Банк» направить денежные средства в сумме «данные изъяты» рублей на погашение основного долга по кредитному договору «данные изъяты» года.

Обязать открытое акционерное общество «Плюс Банк» произвести перерасчет процентов за пользование денежными средствами по кредитному договору N «данные изъяты» начисляя проценты на cyммy «данные изъяты» с 24 июня 2012 года.

Взыскать с открытого акционерного общества «Плюс Банк» в пользу Макаровой Г.Е. неустойку в размере «данные изъяты» рублей, компенсацию морального вреда в размере «данные изъяты» рублей, штраф «данные изъяты» рублей, судебные расходы в сумме «данные изъяты» рублей, всего «данные изъяты» рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований Макаровой Г.Е. отказать.

Взыскать с открытого акционерного общества «Плюс Банк» в пользу Красноярской региональной общественной Организации «Защита потребителей» штраф в размере «данные изъяты»

Взыскать с открытого акционерного общества «Плюс Банк» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере «данные изъяты» рублей».

Заслушав докладчика, судебная коллегия

КРОО «Защита потребителей» в интересах Макаровой Г.Е. обратилась в суд с иском к ОАО «Плюс Банк» о защите прав потребителя.

Требования мотивированы тем, что 24 июня 2012 года между Макаровой Г.Е. и ООО «Форвард» был заключен договор купли-продажи автомобиля Ssang Yong Kyron II стоимостью «данные изъяты» рубля. Согласно п. 3 указанного договора покупатель оплачивает первоначальный взнос в размере «данные изъяты» рублей в день подписания договора, оплата оставшейся суммы «данные изъяты» рублей производится за счет кредитных средств, предоставленных ОАО «Плюс Банк».

24 июня 2012 года между Макаровой Г.Е. и ОАО «Плюс Банк» был заключен кредитный договор N «данные изъяты» на сумму «данные изъяты» рублей сроком на 60 месяцев под 17,5% годовых, из которых «данные изъяты» рубля были направлены на приобретение автомобиля Ssang Yong Kyron II.

В обеспечение исполнения обязательств по договору от 24 июня 2012 года между сторонами также заключен договор залога приобретаемого автомобиля, а также банк обязал её заключить еще один договор залога права требования по банковскому вкладу — договор вклада N «данные изъяты» и разместить на нем оставшиеся кредитные средства в сумме «данные изъяты» рублей под 0,10 % годовых ( «данные изъяты»

С момента заключения кредитного договора Макаровой Г.Е. оплачивает проценты за пользование кредитом, начисленные с суммы «данные изъяты» рублей, однако суммой «данные изъяты» рублей она не пользуется и не имеет возможности пользоваться.

Считает, что банк навязал ей услугу по открытию вклада и размещению там кредитных средств. Тем самым условие кредитного договора по открытию вклада и зачислению кредитных средств в сумме «данные изъяты» рублей противоречит ст.16 Закона РФ «О защите прав потребителей», поскольку обусловливает приобретение одних услуг обязательным приобретением иных услуг.

При условии оплаты первоначального взноса в счет стоимости автомобиля «данные изъяты» рублей и получения кредита на сумму «данные изъяты» рублей, размещения на открытом вкладе части кредита «данные изъяты» рублей, стоимость автомобиля составляет «данные изъяты» рублей. Ответчик своими действиями нарушил ее законные права и интересы.

Претензия о возврате ей денежных средств получена ответчиком 11 декабря 2013 года, но оставлена без ответа.

Просила в интересах Макаровой Г.Е. признать условия ч. 6 кредитного договора NN 45-00-3326АП от 24 июня 2012 года, заключенного между сторонами, обязывающее заемщика зачислить на счет вклада денежные средства в качестве залога, недействительными в силу ничтожности, взыскать в пользу Макаровой Г.Е. «данные изъяты» рублей уплаченных в качестве залога, 49263 рубля 96 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами, «данные изъяты» рублей неустойку, «данные изъяты» рублей в счет компенсации морального вреда, а также штраф.

29 мая 2014 года Макарова Г.Е. обратилась с заявлением о дополнении исковых требований, в котором просила признать договор банковского вклада N «данные изъяты» от 24 июня 2014 года недействительным и расторгнуть его, обязать ОАО «Плюс банк» направить денежные средства в сумме «данные изъяты» рублей на noгашение основного долга по кредитному договору от 24 июня 2012года; считать кредитный договор N «данные изъяты» от 24 июня 2012 года заключенным на сумму «данные изъяты» рублей; обязать ОАО «Плюс Банк» пересчитать проценты за пользование кредитными денежными средствами на сумму «данные изъяты» рублей, начиная с 24 июня 2012 года; признать договор залога права требования банковского вклада недействительным, взыскать с ОАО «Плюс Банк» в ее пользу неустойку в сумме «данные изъяты» рублей, компенсацию морального вреда «данные изъяты» рублей, штраф, а также сумму возмещения судебных расходов «данные изъяты» рублей.

Судом первой инстанции постановлено выше приведенное решение.

В апелляционной жалобе представитель ОАО «Плюс Банк» Шамардин М.В. просит отменить решение суда как незаконное и необоснованное. Указывает, что договор вклада носит обеспечительный характер, то есть вклад не является услугой, а способом регулирования исполнения обязательства заемщика, регулируемый главой 23 ГК РФ. В связи с чем вывод суда о том, что заключением данного договора нарушены права заемщика является необоснованным.

Кроме того представленный кредит — новый банковский продукт, который не требует предоставления заемщиком трудовой книжки, справки о доходах, заключения договора комплексного автострахования (КАСКО) и предоставляется заемщику в течение дня. В связи с чем банк для снижения рисков невозврата кредита вынужден компенсировать указанный риск посредством повышения процентной ставки, установлением дополнительного обеспечения. В данном случае банком специально предусмотрен дополнительный вид обеспечения — залог прав требования денежных средств по банковскому вкладу. Данная мера по обеспечению выгодна и для заемщика, так как при нарушении заемщиком срока возврата займа банк будет списывать денежные средства со вклада в счет погашения задолженности, не требуя у заемщика досрочного погашения кредита.

Указывает, что заемщику была предоставлена вся информация по условиям предоставляемого кредита, с которыми заемщик добровольно согласился. Полагает, что истцом подан иск с целью воспользоваться кредитом на неоправданно выгодных для него условиях, на которых кредит никогда не был бы предоставлен.

В возражениях на апелляционную жалобы Макарова Г.Е. просит решение суда оставить без изменения жалобу без удовлетворения.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела по апелляционной жалобе (л.д. 156-164,); в связи с чем неявка кого-либо их них не может служить препятствием к рассмотрению дела.

Проверив материалы дела и решение суда в пределах, предусмотренных ч.1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, заслушав объяснения представителя ОАО «Плюс Банк» Шамардину М.В., поддержавшего жалобу, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии с п.1 и п.2 ст. 16 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года N 2300-1 «О защите прав потребителей» запрещается обуславливать приобретение одних товаров (услуг) обязательным приобретением иных товаров (услуг), при этом условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Согласно п.1 ст. 819 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

В силу п.1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

На основании п. 1 ст. 837 ГК договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад).

В соответствии с п. 2 указанной нормы, по договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором. Условие договора об отказе гражданина от права на получение вклада по первому требованию ничтожно.

Как усматривается из материалов дела, 24 июня 2012 года между ОАО «Плюс Банк» и Макаровой Г.Е. (заемщиком) был заключен кредитный договор N «данные изъяты», в соответствии с которым заемщику предоставлен кредит в сумме «данные изъяты» рублей под 17,5 % годовых сроком до 26 июня 2017 года (60 месяцев) для оплаты автомобиля Ssang Yong Kyron II, приобретаемого у ООО «Форвард».

Так, в предложении о заключении договора (подготовленном банком и являющимся стандартной формой договора присоединения), которое подписано заемщиком Макаровой Г.Е. указано, что заемщик просит предоставить ему кредит для приобретения автотранспортного средства, информация о котором указано в ч.4 настоящего предложения, у продавца, указанного в части 5 заявления, а также (в сумме, превышающей цену автомобиля, подлежащую оплате продавцу за счет средств кредита) для размещения во вклад, открытый в банке на условиях, указанных в части 6 настоящего предложения; если предложение будет одобрено, то заемщик просит открыть ему в банке вклад, приняв указанную в части 6 предложения сумму вклада; сумму кредита, указанную в части 2 предложения заемщик предлагает перечислить на счет, с которого перечислить сумму кредита на счет продавца в качестве платы за автомобиль; из суммы полученного кредита, в части, превышающей сумму, подлежащую перечислению продавцу, заемщик поручает банку перечислить на счет по вкладу, указанный в части 6 предложения; заемщик просит считать права требования размещенного им в банке вклада находящимся в залоге у банка в обеспечение его обязательств по кредиту с момента внесения им суммы вклада, но не ранее даты выдачи кредита.

В ч.4 предложения «Информация о приобретаемом автомобиле (предмете залога)» указано, что кредит выдается на приобретение автомобиля Ssang Yong Kyron II, стоимостью «данные изъяты» рублей

В ч.5 предложения «Информация о продавце и реквизитах платежа по договору купли-продажи» указано, что цена автомобиля, подлежащая оплате продавцу ООО «Форвард» составляет «данные изъяты» рублей, которые подлежат перечислению на счет продавца.

Согласно ч. 6 предложения «Информация о банковском вкладе, права требования по которому являются предметом залога» на срок 5 лет заемщик открывает вклад «Автоплюс» по счету N «данные изъяты» на сумму «данные изъяты» рублей с начислением процентов в размере 0,1 % годовых, которые выплачиваются вкладчику в конце срока вклада; оценка права требования по вкладу в качестве предмета залога составляет «данные изъяты» рублей.

24 июня 2012 года между ООО «Форвард» (продавец) и Макаровой Г.Е. (покупатель) был заключен договор купли-продажи, согласно которому продавец продал, а покупатель купил автомобиль Ssang Yong Kyron II по цене «данные изъяты» рубля, по условиям которого покупатель оплачивает первоначальный взнос в размере «данные изъяты» рублей в течение одного банковского дня с момента заключения договора купли-продажи. Оплата оставшейся суммы «данные изъяты» производится покупателем за счет кредитных средств, предоставляемых ОАО «Плюс Банк».

Автомобиль передан Макаровой Г.Е. по акту приема-передачи от 24 июня 2012 года.

Судом первой инстанции достоверно установлено, что из суммы предоставленного кредита «данные изъяты» рублей были перечислены банком на счет продавца автомобиля ООО «Форвард», а «данные изъяты» рублей из суммы предоставленного кредита — были перечислены банком на счет по вкладу N «данные изъяты» на имя истицы, что не оспаривалось сторонами.

02 декабря 2013 года Макарова Г.Е. направила банку претензию, в которой просила признать условия кредитного договора, обязывающие внести ее денежные средства на счет по вкладу, недействительными.

В ответе на претензию от 11 ноября 2013 года ОАО «Плюс Банк» сообщил, что сумма «данные изъяты» рублей хранится на счете вклада; права требования истицы по вкладу обременены залогом в пользу банка; в случае надлежащего исполнения условий кредитного договора, указанные денежные средства в полной сумме будут перечислены в дату последнего очередного платежа в соответствии с графиком платежей. В случае же досрочного исполнения заемщиком обязательств по кредитному договору, залог в отношении права требования вклада прекратится и денежные средства со счета вклада могут быть выданы заемщику.

В период с 24 июня 2012 года банком на всю сумму предоставленного кредита в размере «данные изъяты» рублей (с учетом ежемесячного погашения части основного долга) начислялись проценты за пользование кредитом в размере 17,5 годовых, тогда как «данные изъяты» рублей хранятся на счете по вкладу и начисление по ним процентов в размере 0,1 годовых не осуществлялось.

В суде первой инстанции истица настаивала на то, что она не нуждалась в открытии в ОАО «Плюс Банк» банковского вклада; указанное условие было включено в договор банком и являлось необходимым для выдачи кредита, с которыми она согласилась вынужденно. У нее имелись собственные «данные изъяты» рублей для оплаты первоначального взноса, для оплаты автомобиля ей требовался кредит «данные изъяты» рублей

Проанализировав условия кредитного договора, суд первой инстанции верно исходил из того, что он является смешанным, так как в результате его заключения между сторонами одновременно возникли еще и отношения по договору банковского вклада и договору залога имущественного права.

Дав оценку представленным сторонами доказательствам, фактическим обстоятельствам дела, суд пришел к верному выводу о том, что условия кредитного договора о заключении договора банковского вклада и залога права требования по вкладу были навязаны истице ответчиком в качестве обязательного условия получения кредита, что противоречат ч. 2 ст. 16 Закона «О защите прав потребителей».

При этом суд обоснованно исходил из того, что Макарова Г.Е. при обращении в банк нуждалась в кредите на сумму «данные изъяты» рублей, в открытии вклада на сумму «данные изъяты» рублей, пополнение которого производится за счет кредитных средств, она не нуждалась. Получение денежных средств по кредитному договору по ставке 17,5 % годовых, с одновременным внесением части кредита во вклад под 0,1 % экономически нецелесообразно, что ставит потребителя в заведомо невыгодные условия.

В существующем положении истица оплачивала проценты по кредиту от суммы «данные изъяты» рублей, не получая никакого экономического эффекта от размещенных во вкладе «данные изъяты» рублей, которыми она реально распорядиться не могла в связи с обременением данного вклада залогом.

При таких обстоятельствах, вывод суда о ничтожности условий кредитного договора в части навязанных потребителю финансовых услуг в виде банковского вклада с пополнением его за счет кредитных средств и договора залога имущественного права требования средств по вкладу, является верным.

Вместе с тем, приводя стороны в первоначальное положение, суд первой инстанции возложил на банк обязанность направить денежные средства в сумме «данные изъяты» рублей в счет погашения основного долга по кредиту, с чем судебная коллегия не может согласиться, так как таким способом имущественные права истицы не будут защищены, а у банка сохранится право на проценты, начисленные за период использования суммы кредита в размере «данные изъяты» рублей.

В этой связи, отказ суда в удовлетворении исковых требований о признании кредитного договора N «данные изъяты» заключенным на сумму «данные изъяты» нельзя признать законным и обоснованным.

Решение в части удовлетворения исковых требований судебная коллегия считает необходимым изменить, признать условия ч. 6 кредитного договора N «данные изъяты» о договоре банковского вклада по счету N «данные изъяты» и договоре залога права требования денежных средств по вкладу от 24 июня 2012 года — недействительными с момента заключения; привести стороны в первоначальное положение в указанной части — возвратить банку денежные средства в размере «данные изъяты» рублей, хранящиеся на счете вклада; признать кредитный договор заключенным на сумму «данные изъяты» рублей с возложением на банк обязанности произвести перерасчет произведенных платежей за период с 24 июня 2012 года и платежей на будущее исходя из суммы кредита «данные изъяты» рублей с начислением на нее процентов, предусмотренных договором.

Установив факт нарушения прав истицы как потребителя финансовых услуг, суд, руководствуясь ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» пришел к верному выводу о взыскании с банка в пользу истицы «данные изъяты» рублей в счет компенсации морального вреда; судебная коллегия соглашается с таким выводом суда, так как размер компенсации соответствует критериям разумности и справедливости, указанным в ст. 1101 ГК РФ.

Однако, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о взыскании неустойки, так как истица требовала признания кредитного договора заключенным на сумму требовавшихся ей для потребительских целей денежных средств, что и являлось обоснованием заявленных ею требований.

Данный способ защиты ее права предполагает приведение сторон в первоначальное положение с возвратом банку «данные изъяты» рублей со счет вклада, а не выплату указанных денежных средств истице, так как в связи с ничтожностью условия ч.6 кредитного договора на получение этой суммы у Макаровой Г.Е. не имеется правового основания.

Взыскание судом неустойки в размере «данные изъяты» рублей противоречит положениям п.1 ст. 31 и п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей», в связи с допущенными нарушениями норм материального права решение в этой части подлежит отмене с отказом в удовлетворении заявленного требования.

Таким образом, в пользу Макаровой Г.Е. и КРОО «Защита потребителей» с банка подлежит взысканию штраф, исчисляемый только из размера требований о компенсации морального вреда, который составит каждому по «данные изъяты» рублей в пользу материального и процессуального истцов ( «данные изъяты» %).

Размер подлежащей уплате банком государственной пошлины по требованию имущественного характера, не подлежащего оценке, составит «данные изъяты» рублей, по требованию неимущественного характера «данные изъяты» рублей, а всего «данные изъяты» рублей. Расходы истицы на составление дополнения к исковому заявлению, в размере «данные изъяты» рублей, подтверждены квитанцией Норильской коллегии адвокатов (л.д. 124), поэтому оснований для отмены решения в указанной части не имеется.

Доводы апелляционной жалобы банка о реализации сторонами принципа свободы договора, заключении договоров вклада и залога в интересах самого потребителя, судебная коллегия отклоняет как необоснованные, так как они не подтверждаются материалами дела.

Согласно п.1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Действующим гражданским законодательством, в том числе положениями ст.ст. 422 , 421 ГК РФ, не исключается возможность ограничения принципа свободы договора в целях защиты интересов экономически слабой стороны правоотношений, на что в частности, было указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года N 4-П.

Так из Постановления Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года N 4-П следует, что свобода договора не ограничивается формальным признанием юридического равенства сторон и должна предоставлять определенные преимущества экономически слабой и зависимой стороне в договоре, что влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора для другой стороны — банка, поскольку потребитель, являясь стороной такого договора, лишен возможности влиять на его содержание, что по своей сути также является ограничением свободы договора и принципа соразмерности.

При этом возможность отказаться от заключения такого договора, внешне свидетельствующая о признании свободы договора, не может считаться достаточной для ее реального обеспечения гражданам, тем более, когда не гарантировано должным образом право граждан на защиту от экономической деятельности банков, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию, не предусмотрены механизмы рыночного контроля за кредитными организациями, включая предоставление потребителям информации об экономическом положении банка, и гражданин вынужден соглашаться на фактически диктуемые ему условия.

Тем самым, ссылка банка на свободу волеизъявления Макаровой Г.Е. при заключении спорных договоров правомерной признана быть не может, так как в рамках кредитных правоотношений она выступала в качестве экономически слабой стороны, которая была лишена возможности влиять на их содержание, что по своей сути является ограничением свободы договора и как таковое требует соблюдения принципа соразмерности.

Ссылки банка на наличие имущественной выгоды истицы в заключении договора по вкладу, как очевидно противоречащие содержанию договоров о процентной ставке по кредиту и ставке по вкладу, судебной коллегией также быть приняты не могут.

Из материалов дела следует, что истица своевременно исполняла обязательства по кредитному договору, размещение средств во вкладе без возможности их снятия являлось для нее неоправданным обремененеием.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

решение Норильского городского суда (в районе Кайеркан) Красноярского края от 25 июня 2014 года изменить, изложив резолютивную часть решения об удовлетворении исковых требований в следующей редакции.

Признать условия ч. 6 кредитного договора N «данные изъяты» о договоре банковского вклада по счету N «данные изъяты» и договоре залога права требования денежных средств по вкладу от 24 июня 2012 года, заключенных между ОАО «Плюс Банк» и Макаровой Г.Е. — недействительными с момента заключения.

Привести стороны в первоначальное положение путем:

возврата открытому акционерному обществу «Плюс Банк» денежных средств в размере «данные изъяты» рублей со счета вклада «Автоплюс» N 42307810504000007933, открытого на имя Макаровой Г.Е.;

признания кредитного договора от 24 июня 2012 года «данные изъяты» заключенным на сумму «данные изъяты» рублей;

возложения на ОАО «Плюс Банк» обязанности произвести перерасчет произведенных с 24 июня 2012 года платежей и платежей на будущее время исходя из суммы кредита «данные изъяты» рублей с начислением на нее процентов, предусмотренных договором.

Взыскать в пользу Макаровой Г.Е. с ОАО «Плюс Банк» в счет компенсации морального вреда «данные изъяты» рублей, «данные изъяты» рублей штрафа, «данные изъяты» рублей в возмещение расходов на оплату услуг представителя.

Взыскать с ОАО «Плюс Банк» в пользу Красноярской региональной общественной организации «Защита потребителей» штраф в размере «данные изъяты» рублей, а также «данные изъяты» рублей государственной пошлины в доход местного бюджета.

Это же решение в части взыскания в пользу Макаровой Г.Е. с ОАО «Плюс Банк» неустойки в размере «данные изъяты» рублей — отменить, принять в этой части новое решение, которым в удовлетворении требований отказать.

В остальной части решение оставить без изменения, апелляционную жалобу ОАО «Плюс Банк» — без удовлетворения.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: