Выдел доли решение отказ

Апелляционное определение СК по гражданским делам Пермского краевого суда от 22 июля 2014 г. по делу N 33-6710/2014 (ключевые темы: жилой дом — общая долевая собственность — выдел в натуре — хозяйственные постройки — собственность на земельный участок)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Пермского краевого суда от 22 июля 2014 г. по делу N 33-6710/2014

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Казанцевой Е.С., судей Бургановой Н.А., Тотьмяниной Е.И., при секретаре Нечаевой О.В.

рассмотрела в заседании судебной коллегии 22.07.2014 года в г. Кудымкаре Пермского края апелляционную жалобу истца Балуевой И.М. на решение Очерского районного суда Пермского края от 20.02.2014 года, которым постановлено:

исковое заявление Балуевой И.М. — удовлетворить частично.

Выделить Балуевой И.М. долю 1/4 в общей долевой собственности домовладение: жилой дом и хозяйственные постройки расположенные по адресу **** , общей площадью 109,4 кв.м кадастровый номер ** в виде комнаты площадью 17 кв.м литера 3, комнаты-кухни площадью 11,2 кв.м литера 4, части холодного пристроя на первом этаже примыкающего к комнате-кухне литера а площадью 11,118 кв.м., хозяйственные постройки: площадью 8,2 кв.м литера Г4, навес площадью 15,5 кв.м литера Г5, навес площадью 5,3 кв.м литера Г6, прекратив право общей долевой собственности Балуевой И.М. в домовладении.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Взыскать с Балуевой И.М. , Черепановой Л.А. , Костылевой З.Я. , Жаворонкова О.Н. местный бюджет Очерского муниципального района Пермского края, государственную пошлину в размере 200 руб. по 50 руб, с каждого.

Взыскать с Черепановой Л.А. , Костылевой З.Я. , Жаворонкова О.Н. в пользу Балуевой И.М. судебные расходы связанные с участием в судебном заседании представителя истца по ***руб. с каждого, всего в сумме *** руб.

Взыскать с Балуевой И.М. в пользу Черепановой Л.А. судебные расходы, связанные с участием в судебном заседании представителя ответчика в сумме 2000 руб.

Заслушав доклад судьи Казанцевой Е.С., судебная коллегия

Балуева И.М. обратилась в суд с иском к Костылевой З.Я., Черепановой Л.А., Жаворонкову О.Н. с требованиями о выделе в натуре доли в общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: **** , общей площадью 109,4 кв.м., кадастровый номер ** в виде комнаты площадью 17 кв.м. литера 3, комнаты-кухни площадью 11,2 кв.м. литера 4, части холодного пристроя на первом этаже примыкающего к комнате-кухне литера а, площадью 11,118 кв.м., хозяйственные постройки: площадью 8,2 кв.м литера Г4, навес площадью 15,5 кв.м литера Г 5, навес площадью 5,3 кв.м. литера Г6, и выделе в натуре доли в общей долевой собственности на земельный участок расположенный по адресу: **** , общей площадью 1589 кв.м. кадастровый номер ** , в виде земельного участка площадью 397 кв.м. с координатами точек границ:

Обозначение характерных точек

Требования мотивировала тем, что на праве собственности ей принадлежит 1/4 доля в праве на жилой дом с холодным пристроем и надворными постройками, назначение жилое, 2-этажный, общая площадь 109,4 кв.м., а также 1/4 доли в праве на земельньш участок, о чем выдано свидетельство, о праве собственности на часть земельного участка. Также 1/4 доля в праве на жилой дом и земельный участок принадлежит Жаворонкову О.Н., на основании договора купли-продажи, удостоверенного нотариусом Очерского нотариального округа, реестровый номер 959 от 26.01.1998 года, Черепановой Л.А., на основании договора дарения доли в праве на земельный участок и доли в праве на жилой дом от 21.10.2001 года на основании свидетельства о государственной регистрации права от 17.11.2011 года и К. на основании договора купли-продажи, удостоверенного нотариусом N 399 от 04.03.1988 года, правопреемником которой является Костылева З.Я . Между ней и ответчиками постоянно возникают споры о порядке пользования и владения жилым домом и земельным участком, возможности совместного пользования жилым домом и земельным участком не имеется. Жилой дом между правообладателями разделен, занимаемые помещения имеют отдельный вход и обособлены от других помещений ответчиков. На письменное предложение выделить долю в натуре ответчики ответили отказом.

В судебном заседании истец Балуева И.М. и её представитель Зубко Е. А. на заявленных исковых требованиях настаивали.

Ответчик Черепанова Л.А. и её представитель адвокат Шестакова С.А., ответчики Костылева З.Я., Жаворонков O.K. против удовлетворения исковых требований возражали.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе истец Балуева И.М. не согласна с решением суда в части отказа в удовлетворении требований о выделе в натуре 1/4 доли земельного участка, просит в оспариваемой части решение суда отменить. Считает, что не может быть лишена права владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащей ей 1/4 долей в праве собственности на земельный участок. Ссылается на допущенное судом нарушение положений ст.35 ЗК РФ.

В возражениях на доводы апелляционной жалобы ответчик Черепанова Л.А. просит решение суда оставить без изменения.

Оспариваемым решением Балуевой И.М. выделена 1/4 доли в общей долевой собственности домовладения: жилой дом и хозяйственные постройки, расположенные по адресу: **** , общей площадью 109,4 кв.м кадастровый номер ** в виде комнаты площадью 17 кв.м литера 3, комнаты-кухни площадью 11,2 кв.м литера 4, части холодного пристроя на первом этаже примыкающего к комнате-кухне литера а площадью 11,118 кв.м., хозяйственные постройки: площадью 8,2 кв.м литера Г4, навес площадью 15,5 кв.м литера Г5, навес площадью 5,3 кв.м литера Г6, прекратив право общей долевой собственности Балуевой И.М. в домовладении. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Также с Балуевой И.М., Черепановой Л.А., Костылевой З.Я., Жаворонкова О.Н. постановлено о взыскании в местный бюджет Очерского муниципального района Пермского края государственной пошлины в размере 200 руб. по 50 руб. с каждого. С Черепановой Л.А., Костылевой З.Я., Жаворонкова О.Н. в пользу Балуевой И.М. постановлено о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя по *** руб. с каждого, всего *** руб . С Балуевой И.М. в пользу Черепановой Л.А. постановлено о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя в сумме *** руб.

С учетом доводов апелляционной жалобы, предметом апелляционной проверки является обоснованность выводов суда об отказе в удовлетворении требований в части выдела в натуре 1/4 доли в праве собственности на земельный участок, расположенный по адресу: **** , общей площадью 1589 кв.м . В связи с чем в силу положений ч.1 ст.327.1 ГПК РФ, решение суда судебной коллегией проверяется в пределах доводов апелляционной жалобы.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции стороны не явились, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены в установленном законом порядке. На основании ст. ст. 167 , 327 ГПК РФ судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив законность принятого судом решения в пределах доводов апелляционной жалобы ( ч.1 ст.327.1 ГПК РФ), судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения оспариваемого решения.

Факт принадлежности истцу Балуевой И.М. в размере 1/4 доли и ответчикам Костылевой З.Я., Черепановой Л.А., Жаворонкову О.Н. в размере 3/4 доли в праве на домовладение и земельный участок, по адресу: **** , подтверждается материалами дела, и апеллянтом в доводах жалобы не оспаривается.

Установив, что предложенный истцом порядок выдела доли в праве общей долевой собственности на жилой дом и хозяйственные постройки не нарушает баланс интересов других собственников, равенство долей, суд пришел к выводу об удовлетворении требований в части выдела в натуре доли в общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: **** , общей площадью 109,4 кв.м., кадастровый номер ** в виде комнаты площадью 17 кв.м. литера 3, комнаты-кухни площадью 11,2 кв.м. литера 4, части холодного пристроя на первом этаже

примыкающего к комнате-кухне литера а, площадью 11,118 кв.м., хозяйственные постройки: площадью 8,2 кв.м литера Г4, навес площадью 15,5 кв.м литера Г5, навес площадью 5,3 кв.м. литера Г6, прекратив право совместной долевой собственности на домовладение Балуевой И.М . В данной части решение суда апеллянтом не оспаривается, и его законность в силу ст.327.1 ГПК РФ судебной коллегией не проверяется.

Отказывая в удовлетворении требований в части выдела 1/4 доли в праве собственности на земельный участок, расположенный по адресу: **** , общей площадью 1589 кв.м. кадастровый номер ** , в виде земельного участка площадью 397 кв.м., суд исходил из недоказанности истцом технической возможности раздела земельного участка в указанном истцом варианте с указанием соотношения долей; земельный участок, состоящий на кадастровом учете, является неразрывной частью единого земельного участка, сформированного при домовладении, площадь земельного участка меньше минимального размера земельного участка, выделяемого в данной местности; выделение земельного участка по предложенному истцом варианту нарушит сложившийся порядок пользования земельным участком.

Судебная коллегия считает выводы суда правильными, основанными на оценке представленных в материалы дела доказательств в их совокупности, оценке фактических обстоятельств дела, верном применении норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

Часть 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса РФ предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно п. 1 , 3 ст.252 Гражданского кодекса РФ имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними. При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или вьщела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать вьщела в натуре своей доли из общего имущества.

Согласно п. 2 ст. 7 Земельного кодекса РФ земли используются в соответствии с установленным для них целевым назначением.

При образовании земельных участков в результате их раздела, объединения, перераспределения или вьщела должно быть соблюдено требование к размеру участков, а именно при образовании земельных участков их размер устанавливается в соответствии с утвержденными в установленном порядке предельными (максимальными и минимальными) размерами ( ст. 11.9 Земельного кодекса РФ).

В силу п. 4 ст. 41 Градостроительного кодекса РФ в случае, если по инициативе правообладателей земельных участков осуществляется разделение земельного участка на несколько земельных участков, объединение земельных участков в один земельный участок, изменение общей границы земельных участков, подготовка документации по планировке территории не требуется. При этом размеры образованных земельных участков не должны быть меньше предусмотренных градостроительным регламентом минимальных размеров земельных участков.

Таким образом, землепользователь вправе произвести раздел принадлежащего ему земельного участка на части лишь при условии соблюдения предусмотренных законом требований, а именно, чтобы каждая часть участка после раздела (выдела) образовывала самостоятельный земельный участок площадью не менее минимального размера, установленного в соответствии с нормативными правовыми актами субъектов РФ или органов местного самоуправления для земель различного целевого назначения и разрешенного использования.

Согласно п. 1 ст. 33 Земельного кодекса РФ предельные (максимальные и минимальные) размеры земельных участков, предоставляемых гражданам в собственность из

находящихся в государственной или муниципальной собственности земель для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, садоводства, огородничества, животноводства, дачного строительства, устанавливаются законами субъектов Российской Федерации, для ведения личного подсобного хозяйства и индивидуального жилищного строительства -нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Для Очерского района минимальный размер земельного участка для индивидуального жилищного строительства установлен в размере 400 кв. м (решение Земского собрания Очерского района Пермского края от 31.12.2010 года N 143). Данный нормативный правовой акт подлежит применению, поскольку в результате раздела (выдела в натуре доли из общей площади), части земельного участка будут являться вновь образованными самостоятельными земельными участками, размер площади которых должен отвечать установленным на соответствующей территории пределам.

В обоснование заявленных требований истцом суду первой инстанции представлен межевой план на земельный участок площадью 397 кв. м; по плану выдела земельный участок расположен под 1/2 части жилого дома по адресу: **** .

Ответчики с предложенным истцом вариантом раздела земельного участка не согласились, ссыпались на нарушение принципа единства судьбы земельного участка и прочно связанных с ним объектов, нарушение сложившегося порядка пользования землей.

С учетом имеющегося противоречия предложенного истцом варианта выдела её доли закону в части площади выделяемого земельного участка, а также позиции ответчиков, возражавших против удовлетворения исковых требований по причине возникающего в результате выдела неудобства в использовании остающегося в собственности ответчиков земельного участка, суд пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении иска.

Ссылку в жалобе о возможности выдела земельного участка без назначения по делу строительно-технической экспертизы, судебная коллегия находит не состоятельной. Имущество, находящееся в общей долевой собственности, подлежит выделу в натуре при наличии технической возможности. В силу статьи 79 Гражданского процессуального кодекса РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Установление того факта, является ли недвижимая вещь делимой, может быть осуществлено посредством назначения судом экспертизы и представления экспертного заключения, от которой истец в суде первой инстанции отказалась. Суд указанными специальными знаниями не обладает, доказательств о том, что такими знаниями обладает истец суду также не представлено. При таких обстоятельствах выводы суда о недоказанности истцом технической возможности раздела земельного участка в указанном истцом варианте, судебная коллегия находит верными.

Не нашли своего подтверждения и ссылки истца в жалобе о лишение её права, как собственника, по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ей имуществом, и нарушение судом положений ст.35 Земельного кодекса РФ.

Как было указано уже выше, земельный участок, находящийся в общей долевой собственности, может быть разделен при условии соблюдения требований земельного законодательства. В соответствии со ст. 6 Земельного кодекса РФ делимым является земельный участок, который может быть разделен на части, каждая из которых после раздела образует самостоятельный земельный участок, разрешенное использование которого может осуществляться без перевода его в состав земель иной категории, за исключением случаев, установленных федеральным законом. Ст. 133 ГК РФ признает неделимой вещь, раздел которой невозможен без изменения ее назначения.

В соответствии с п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» суд вправе отказать в иске участнику долевой

собственности о выделе его доли в натуре, если выдел невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности. Под таким ущербом следует понимать невозможность использования имущества по целевому назначению, неудобство в использовании и тл.

В силу ч. 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Доводы жалобы о наличии отдельного входа у выделяемого земельного участка, отсутствие ограничений и неудобств в пользовании другими собственниками остальной частью земельного участка, выводов суда об отсутствии оснований для удовлетворения требований в оспариваемой апеллянтом части, не опровергают.

С учетом изложенного решение суда в части отказа в удовлетворении иска о выделе в натуре 1/4 доли в праве собственности на земельный участок соответствует требованиям закона и установленным по делу обстоятельствам.

При этом судебная коллегия отмечает, что невозможность реального раздела земельного участка не лишает истца права определить порядок пользования им.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы не опровергают изложенные в решении суда выводы по вышеизложенным обстоятельствам и не дают оснований для его отмены. Они являлись предметом обсуждения суда первой инстанции и им дана правильная правовая оценка на основании исследования в судебном заседании всех представленных доказательств в соответствии с требованиями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Оснований для отмены или изменения постановленного по делу решения по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, не имеется.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Очерского районного суда Пермского края от 20.02.2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Балуевой И.М. — без удовлетворения.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Выдел доли решение отказ

Довольно часто, суды, истолковывая ту или иную норму права, «изобретают», по сути, новую норму, тем самым, изменяя или дополняя закон, что является прерогативой законодательной ветви власти, но не судебной. При этом, «судей-законотворцев», по всей видимости, не особо смущает тот факт, что их толкование, зачастую, противоречит не только букве закона, но и его духу. В итоге, вместо обоснования «почему не прав ответчик» суд без всяких комментариев просто укажет в решении: «доводы ответчика основаны на неправильном толковании статьи такой-то», при этом, забыв, что решение суда должно быть обоснованным, иначе оно не может быть законным.

Такой вот «жертвой» судебного истолкования стала норма п. 4 статьи 252 ГК РФ. Как показывает практика, судьи судов общей юрисдикции полагают, что участник долевой собственности (если его доля незначительна) может быть лишен права собственности на долю в общем имуществе даже при отсутствии его волеизъявления на прекращение права долевой собственности. Для наглядности приведем пример. Вы является собственником 1/5 доли квартиры, у другого сособственника, соответственно — 4/5. Если следовать букве закона, никто не может лишить Вас Вашей доли, как бы мала она ни была, за исключением случая, когда Вы сами обратились в суд с иском о выделе вашей 1/5 доли в натуре, а суд установил, что выдел доли технически невозможен. Суд же (общей юрисдикции), скорее всего, рассудит наоборот, и по иску вашего сособственника прекратит ваше право на долю, с выплатой вам компенсации.

Рекомендуем также более позднюю публикацию на данную тему: Компенсация вместо выдела доли в натуре по п. 4 ст. 252 ГК РФ Судебная практика

Выдел доли в натуре

Для большей ясности стоит напомнить, что такое выдел доли и когда такой выдел возможен. Во-первых, доля в праве собственности (например, та же 1/5), не означает, что Вам принадлежит 1/5 строения (дома, или квартиры, например). Во-вторых, доля в праве, которая еще не выделена в натуре, позволяет владеть и пользоваться сособственникам всем имуществом в целом, а не только какой-то его частью. Выдел доли всегда направлен на прекращение права общей собственности и возникновение у выделяющегося собственника единоличной собственности на соответствующую его доле часть жилого помещения.

Согласно п. 35 Совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ №6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ №8 от 1.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой гражданского кодекса Российской Федерации», в соответствии с пунктом 3 статьи 252 суд вправе отказать в иске участнику долевой собственности о выделе его доли в натуре, если выдел невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности. Под таким ущербом следует понимать невозможность использования имущества по целевому назначению, существенное ухудшение его технического состояния либо снижение материальной или художественной ценности (например, коллекция картин, монет, библиотеки), неудобство в пользовании и т.п.

Пункт 7 Постановления Пленума ВС РФ от 10 июня 1980г. №4 «О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом» в части несоразмерности ущерба строению содержит также следующее разъяснение:

«под несоразмерным ущербом хозяйственному назначению строения следует понимать существенное ухудшение технического состояния дома, превращение в результате переоборудования жилых помещений в нежилые, предоставление на долю помещений, которые не могут быть использованы под жилье из-за малого размера площади или неудобства пользования ими, и т.п.».

Далее, в п. 11 Постановления Пленума ВС № 4 содержится следующее разъяснение:

при наличии реальной возможности выдела доли в натуре денежная компенсация за часть дома не должна взыскиваться как в пользу выделяющегося, так и остальных сособственников, если они возражают против ее получения. При невозможности же выдела в натуре денежная компенсация за долю в праве общей собственности на дом определяется соглашением сторон. Если соглашение не достигнуто, то по иску выделяющегося собственника размер компенсации устанавливается судом исходя из действительной стоимости дома на момент разрешения спора.

Выдел по требованию участника общей долевой собственности на дом принадлежащей ему доли (раздел дома) может быть произведен судом в том случае, если выделяемая доля составляет изолированную часть не только жилых, но и подсобных помещений (кухни, коридора, санузла и др.) дома с отдельным входом, либо имеется возможность превратить эту часть дома в изолированную путем соответствующего переоборудования. Как правило, техническая возможность выдела доли имеется только в индивидуальных жилых домах, в квартирах же (многоквартирных жилых домов) выделить долю практически невозможно.

Что имел ввиду законодатель?

Согласно п.1 статьи 252 ГК РФ, имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними.

Согласно п. 2 это статьи, участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества.

Пункт 3 данной статьи: при недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества. Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности.

И п. 4 статьи 252 ГК РФ:

несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности на основании настоящей статьи, его доле в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией. Выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

  1. допускает возможность выплаты денежной компенсации вместо выдела доли в натуре;
  2. право требовать замены доли денежной компенсацией принадлежит выделяющемуся собственнику;
  3. порядок, предусмотренный п. 4 ст. 252 ГК РФ, заключается в том, что она применяется только в том случае, когда заявлены требования о выделе доли в натуре.

Нетрудно заметить, что если вырвать из контекста третье предложение пункта 4 статьи 252 ГК РФ (являющееся логически не отделимым продолжением первого и второго предложения), то фразу «вместо выдела его доли» можно и не видеть, а значит можно смело лишать доли собственника, и не заявлявшего иск о выделе доли. Но такое толкование не является верным. По смыслу п. 4 статьи 252 ГК РФ прекратить право собственности на долю в общем имуществе с выплатой компенсации собственнику возможно лишь при наличии волеизъявления этого собственника на выдел своей доли (т.е. при заявлении им иска о выделе доли).

Различное понимание норм права судами общей юрисдикции и арбитражными судами

Согласно п. совместного Постановления Верховного и Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8, при невозможности раздела имущества между всеми участниками общей собственности либо выдела доли в натуре одному или нескольким из них суд по требованию выделяющегося собственника вправе обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему денежную компенсацию, с получением которой сособственник утрачивает право на долю в общем имуществе. В исключительных случаях, когда доля сособственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого сособственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию (пункт 4 статьи 252 Кодекса). Но в отличие от судов общей юрисдикции, арбитражная практика идет по пути иного толкования комментируемой нормы права.

Так, в Постановлении от 09.09.2004г. ФАС Восточно-Сибирского округа по делу N А69-1270/03-10-8-Ф02-3639/04-С2, указывал следующее.

«..Таким образом, нормы пунктов 3, 4 статьи 252 Гражданского кодекса РФ пункт 36 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» применяются при предъявлении в судебном порядке одним из участников общей долевой собственности требования о выделе в натуре своей доли из общего имущества. Двинская В.Г. с требованием о выделе в натуре своей доли 3/4 из общего имущества — АЗС, расположенной по адресу: Республика Тыва, Тоджинский кожуун, село Тоора-Хем (местечко западнее ДЭС), в суд не обращалась. Ответчик Двинский В.А. с требованием о выделе в натуре своей доли 1/4 из общего имущества — АЗС в суд также не обращался, как и не давал согласия на передачу своей доли в общем имуществе истцу — Двинской В.Г. Пунктом 1 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними.

Гражданский кодекс Российской Федерации не предусматривает право участника общей долевой собственности на обращение в суд с требованием о понуждении других участников общей долевой собственности к передаче ему в натуре своих долей».

В другом постановлении Арбитражный Суд также указывал:

«..Принимая решение о передаче истцу в общем имуществе всех долей ответчиков, арбитражный суд руководствовался пунктом 4 статьи 252 Гражданского кодекса РФ, что нельзя признать правильным, поскольку в названном пункте идет речь о незначительной доле собственника, который требует выдела своей доли и при отсутствии его согласия о возможности ему выплаты другими участниками долевой собственности компенсации. То есть с учетом названных правил арбитражный суд без согласия выделяющегося собственника (истца) мог решить вопрос о выплате ему компенсации другими участниками долевой собственности (ответчиками), а не наоборот, как это решено Арбитражным судом Ханты-Мансийского автономного округа. » (Постановление ФАС ЗСО от 11 марта 2004 года, дело N Ф04/1263-130/А75-2004).

Также в качестве подтверждения довода об отсутствии у истца по настоящему делу материального права на иск (его удовлетворения), можно привести еще одно Постановление, где суд указал следующее:

«. Как предусмотрено частью второй статьи 252 ГК РФ, участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества. В соответствии с частью третьей статьи 252 ГК РФ при недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества. Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности.

Часть четвертая указанной правовой нормы предусматривает случаи, когда возможна выплата компенсации выделяющемуся собственнику (с его согласия либо без такового) остальными собственниками.
Таким образом, выплата компенсации вместо выдела в натуре доли одного из собственников возможна только при наличии волеизъявления этого собственника на выдел своей доли из общего имущества.
Как видно из материалов дела, такое волеизъявление со стороны КУГИ — уполномоченного представителя собственника — отсутствует.

Принудительное выделение доли одного из участников общей долевой собственности (в данном случае — Санкт-Петербурга) законом не предусмотрено, в связи с чем иск Института правомерно отклонен» (Постановление ФАС СЗО от 13 ноября 2003г., Дело N А56-25833/02).

Следует заметить, что, вынося вышеуказанные решения, Арбитражные суды руководствовались тем же совместным Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8 от 01.07.1996 года, которое содержит разъяснения, обязательные как для арбитражных, так и для судов общей юрисдикции (на основании статьи 56 Закона «О судоустройстве», статья 126 Конституции РФ).

А вот пример «вырывания фразы из контекста» содержится в Бюллетене судебной практики Омского областного суда №2 (27), 2006г.:

«..Р. обратилась с иском к С. о выплате денежной компенсации за долю в праве общей долевой собственности на квартиру.

«..Согласно п. 7 ст. 235 ГК РФ принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, за исключением случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производится отчуждение имущества в случаях, предусмотренных п. 4 ст. 252 ГК РФ. В соответствии со ст. 252 ГК РФ, в случаях, когда доля собственника в имуществе незначительна, не может быть реально выделена, и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию..»

Суд, сославшись на ту же статью 252 ГК, указал, что иск должен быть удовлетворен, не обратив внимания, что ответчик вообще-то не требовал выделить долю.

Может целесообразность?

Может и так. Ведь действительно, множество собственников жилых помещений и как следствие незначительные, мелкие доли появляются, как правило, в результате принятия наследства, когда наследников несколько. Потом мелкие доли наследуются уже их наследниками и появляются 1/50, 1/70, или даже 1/100 доли в праве. Доли такие, безусловно, не являются значительными, а их обладатели нередко злоупотребляют правом: просят, например, выкупить у сособственника свою долю по завышенной стоимости, а иначе грозятся вселиться на правах собственника и не давать «спокойно жить» (при этом имея иное пригодное для проживания жилое помещение).

Однако, убежден тем не менее в том, что целесообразность слишком «вольного» толкования отдельных норм права в угоду якобы общественным интересам недопустима. Ведь получается на одной чаше весов — целесообразность, на другой — законность. Что весомее, думаю, очевидно.

Отношение Верховного Суда РФ к позиции Конституционного Суда РФ

07.02.2008г. свое мнение о возможности применения правила абзаца второго пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации лишь в отношении участника, заявившего требование о выделе своей доли, высказал Конституционный суд РФ в Определении от 07 февраля 2008 года № 242-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Сангаджиева Анатолия Анатольевича и Сидорова Олега Анатольевича на нарушение их конституционных прав абзацем вторым пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса РФ». В частности КС РФ, указал следующее:

«. Согласно абзацу второму пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия, однако в исключительных случаях суд может принять решение о выплате денежной компенсации истцу, требующему выдела доли в натуре, без его согласия: в частности, если доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии его согласия на компенсацию доли в натуре обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему соответствующую компенсацию. При этом закон не предусматривает возможность заявления одним участником общей собственности требования о лишении другого участника права на долю с выплатой ему компенсации, даже если этот участник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества и его доля незначительна.

Следовательно, применение правила абзаца второго пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации возможно лишь в отношении участника, заявившего требование о выделе своей доли, и только в случаях одновременного наличия всех перечисленных законодателем условий: доля сособственника незначительна, в натуре ее выделить нельзя, сособственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества. Субъективный характер последнего условия требует, чтобы этот вопрос решался судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д. (пункт 36 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). «

Однако, разъяснение, данное КС РФ в Определении от 07 февраля 2008 года № 242-О-О, похоже, не нашло отклика в сердцах судей Верховного Суда. В Бюллетене Верховного Суда РФ № 11 от 28.11.2008г. опубликовано Определение ВС РФ от 24 октября 2006 г. N 56-В06-17, где содержаться следующие выводы:

«…Доводы надзорной жалобы о том, что применение положений, содержащихся в абзаце 2 пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса РФ, допустимо лишь в отношении участника, требующего выдела из общего имущества принадлежащей ему доли, основаны на неправильном толковании норм материального права. Закрепляя в названной норме возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, а следовательно, и утраты им права на долю в общем имуществе, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности, в связи с чем распространил действие данной нормы как на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных участников долевой собственности..»

Так как Определение ВС РФ от 24 октября 2006 г. N 56-В06-17 опубликовано в Бюллетене ВС РФ спустя более девяти месяцев с даты вынесения Определении КС РФ от 07 февраля 2008 года № 242-О-О, то можно сделать вывод, что ВС РФ судебную практику применения положений, содержащихся в абзаце 2 пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса РФ менять не намерен и суды общей юрисдикции при разрешении гражданских дел будут руководствоваться именно позиций Верховного, а не Конституционного Суда РФ.

Жалоба в Конституционный Суд РФ о несоответствии Конституции п. 4 ст. 252 ГК РФ

Юристами Правового центра «Логос» (г. Омск) в интересах Плехановой Л. В. была составлена жалоба в Конституционный Суд РФ, в которой звучали, в частности, следующие доводы:

«. Согласно вышеуказанных норм статьи 252 ГК РФ, при условии, что доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и не имеется существенного интереса в использовании общего имущества, суд и при отсутствии согласия собственника вправе обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию. При этом анализ правовых норм, содержащихся в части 3 и 4 статьи 252 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что порядок принудительного изъятия у собственника имущества, закрепленный в части 4 статьи 252 ГК РФ, может быть применен только в случае заявления этим собственником требований о выделе доли в натуре. Право требования выдела доли в судебном порядке является правомочием собственника – участника общей долевой собственности.

По смыслу норм права, закрепленных в части 4 статьи 252 ГК РФ, исковые требования о выделе доли в натуре свидетельствуют о нежелании этого собственника использовать данное имущество совместно с другими участниками долевой собственности, утрате интереса владения и пользования именно долей в праве на имущество. Поэтому законодатель право суда прекратить общую долевую собственность путем принудительного изъятия имущества в порядке части 4, статьи 252 ГК РФ ставит в зависимость от волеизъявления самого собственника, пожелавшего выделить долю в натуре. Однако юридическая техника оспариваемой нормы не позволяет прийти к выводу о соответствии ее критерию определенности.

На наш взгляд, положения части четвертой, статьи 252 ГК РФ, противоречат Конституции, ее статьям 19 (часть 1), 35 (часть 1,2), 40 (часть 1) поскольку содержат дефектные с точки зрения юридической техники нормы. Юридическая конструкция части четвертой статьи 252 ГК РФ, дает возможность применять норму права, закрепленную во втором предложении второго абзаца части 4, статьи 252 ГК РФ, вне контекста с другими правовыми нормами, закрепленными в статье 252 ГК РФ, что приводит к принудительному изъятию у собственника имущества в отсутствие волеизъявления последнего прекратить право долевой собственности.

Указанный недостаток юридической конструкции положений части четвертой статьи 252 ГК РФ, дающий возможность их произвольного применения позволяют сделать вывод о том, что эти положения не соответствуют требованиям статьи 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации. Конституционный Суд РФ неоднократно высказывался в своих Постановлениях о критериях определенности правовой нормы. В частности в Постановлении Конституционного Суда РФ от 15 июля 1999 года № 11-П, указывалось следующее: «…критерий определенности правовой нормы как конституционное требование к законодателю был сформулирован в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 года по делу о проверке конституционности статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР. Общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть 1, Конституции Российской Федерации), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона».

Не обеспечивает единообразия понимания оспариваемых норм и разъяснение, содержащееся в п. 36 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8 от 1 июля 1996 года «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой гражданского кодекса Российской Федерации. «

19 февраля 2009 г. Конституционный Суд РФ, рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Л. В. Плехановой, вынес определение № 102-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Плехановой Любови Васильевны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Конституционный Суд РФ напомнил, что

«. в Определении от 7 февраля 2008 года N 242-О-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что сама по себе норма пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации, устанавливающая, что выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия, а в случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд на основании исследования и оценки в каждом конкретном случае всех имеющих значение обстоятельств дела, может и при отсутствии согласия выделяющегося сособственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию, направлена на достижение баланса интересов участников общей собственности и не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя, указанные в жалобе. «

Судебная практика применения п. 4 ст. 252 ГК РФ судами общей юрисдикции

Извлечение из Определения Верховного Суда РФ от 11 октября 2002 года:

. Раздел дома в натуре в долях, приблизительных к равным, технически возможен, что подтверждено заключением эксперта.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований для отказа истцу в иске о разделе домовладения и вместо выдела его доли в натуре при отсутствии его согласия о взыскании с ответчика компенсации за 1/2 доли домовладения.

Между тем суд взыскал с ответчика компенсацию за 1/2 доли домовладения, тогда как компенсация за долю дома возможна только в порядке исключения, условия которого прямо определены законом.

Пункт 3 ст. 252 ГК РФ предусматривает компенсацию лишь в том случае, если выдел доли в натуре не допускается законом (когда имущество стало неделимым по его прямому назначению) или невозможен без несоразмерного ущерба общему имуществу.

Другое исключение — невозможность выдела в натуре части имущества, точно соответствующей доле выходящего участника.

Ни одно из этих исключений не имеет место по данному делу.

Суд не учел разъяснений, содержащихся в п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которому выплата денежной компенсации за принадлежащую гражданину долю в доме возможна без его согласия только в том случае, если доля в общей собственности на дом незначительна и не может быть реально выделена.

Извлечение из Определения Верхового Суда РФ от 23 февраля 1999 года:

..При наличии реальной возможности выдела в натуре доли сособственника денежная компенсация за часть дома не должна взыскиваться как в пользу выделяющегося, так и остальных сособственников, если они возражают против ее получения, поскольку право распоряжения имуществом принадлежит только самому собственнику; он может быть лишен этого права лишь в случаях и по основаниям, указанным в законе.

Исключение из этого правила предусмотрено в ч. 4 ст. 252 Гражданского кодекса Российской Федерации: выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

Как установил суд первой инстанции, истцу принадлежит 1/2 часть спорной квартиры; наличие у него права на другое жилое помещение суд не установил. При таких условиях вывод суда об отсутствии у истца существенного интереса в использовании общей с ответчицей квартиры обоснованным быть признан не может.

Извлечение из Обзора судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 1998 года:

..Как установлено судом, ответчики не были согласны на выплату денежной компенсации за их долю и долю несовершеннолетней М. в упомянутом доме, так как имеют существенный интерес к данному наследственному имуществу, в состав которого входит хозяйственная постройка, необходимая им в качестве мастерской.

Вопрос о возможности реального раздела дома суд оставил без обсуждения. По заключению экспертов, проводивших судебно — строительную экспертизу, разделить спорную часть дома с выделением ответчикам доли в отдельную квартиру возможно. Однако суд экспертному заключению оценки не дал, а ограничился лишь указанием на то, что при разделе наследственной части дома потребуются расходы на значительную сумму, поскольку одна из комнат не имеет естественного освещения. При этом суд не выяснил у ответчиков, согласны ли они нести указанные расходы и пользоваться комнатой без окон.

Таким образом, суд не исследовал возможность раздела дома и отказал ответчикам в выделе доли по основаниям, не предусмотренным ст. 252 ГК РФ.

Извлечение из Определения Судебной коллегии Омского областного суда от 14 июля 1999 года № 33-2074:

..Из искового заявления, а также из пояснений Н. следует, что им заявлялись требования о разделе имущества, находящегося в долевой собственности.

Согласно п. 4 ст. 252 ГК РФ выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда эта доля незначительна, не может быть реально выделена и собственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и без согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

Учитывая, что 1/4 доли жилого помещения, составляющая 12,17 кв. м, не может быть признана незначительной, суд обоснованно отказал Н. в удовлетворении заявленных им требований.

Извлечение из Определения Судебной коллегии Омского областного суда от 27 мая 1998 года № 33-1331:

. Судом установлено, что Ш.А. и Ш.С. являются собственниками трехкомнатной квартиры.

Выселяя Ш.С. из спорной квартиры, суд сослался на то, что квартира необходима Ш.А. для собственного проживания, в одной квартире проживать с Ш.С. невозможно, при этом суд руководствовался ст. 209 ГК РФ.

Однако, согласно ч. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ выплата участнику долевой собственности остальными собственниками денежной компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет собственного интереса в использовании общего имущества, суд может при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

Ш.С. ссылается на то, что он имеет существенный интерес в использовании общего имущества, другой жилплощади и места для проживания не имеет. Судом данным доводам оценки не дано.

Александр Отрохов, адвокат, Правовой центр «Логос» (г. Омск)