Виды личные неимущественные права авторов

ЛИЧНЫЕ НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА АВТОРА: ОТКАЗ ОТ НЕНУЖНЫХ ИЛЛЮЗИЙ ИЛИ УТРАТА ЦЕННОСТЕЙ? Е.И. КАМИНСКАЯ

Относительно личных неимущественных прав автора (или, как их часто именуют в иностранном законодательстве и доктрине, моральных прав автора) континентальное авторское право традиционно придерживалось взгляда если не благоговейного, то, во всяком случае, чрезвычайно уважительного.

Как известно, комплекс прав, признаваемый за автором произведения литературы, науки или искусства, неоднороден по природе отдельных субъективных правомочий и включает права как имущественного, так и неимущественного содержания. Как бы при этом ни расставлялись акценты (монистическая теория рассматривала этот комплекс в качестве единого авторского права, а дуалистическая теория подчеркивала в нем фрагментарность его составляющих — имущественных и личных неимущественных прав), доктрины сходились в одном. Главенствующее место в этом комплексе прав всегда отводилось именно «моральным» правам.

Во-первых, за ними признавался приоритет в порядке возникновения авторских прав, и даже более того — признание за каким-либо лицом имущественных прав на использование своего произведения непременно обусловливалось признанием за ним права авторства — ключевого из «моральных» прав. Во-вторых, в случае столкновения интересов автора с интересами третьих лиц (например, при коллизиях вещных прав на материальный носитель и имущественных прав на само произведение, воплощенное на этом носителе) нередко случавшийся в судебной практике «перевес» в пользу автора обосновывался тем, что ему принадлежат личные неимущественные права.

Такая позиция основывается на естественно-правовой теории, точнее, на применении этой теории к авторским правам mutatis mutandis. Как считается, права на свое творение имманентны автору. Закон, по сути, не наделяет его авторскими правами, а лишь подтверждает их наличие. Но было бы недостаточно сказать, что в данном случае имеет место признание за автором прав человека. Последние признаются за личностью (которая априори всегда самоценна). Авторское же право более избирательно: чтобы пользоваться правами, мало быть личностью. Авторские права признаются в связи с созданным этой личностью произведением.

При этом произведение являет собой результат не просто интеллектуальных, но творческих (и, значит, глубоко личных) усилий. Тот факт, что произведение, для того чтобы охраняться авторским правом, непременно должно носить печать индивидуальности автора, как раз и говорит о связи личности и ее творения.

Таков традиционный доктринальный «фон» проблемы.

В современный период авторское право претерпевает серьезные изменения. Возникают новые практические потребности и новые технические возможности, меняется расстановка сил в извечном конфликте автора с пользователями, а это значит, что при регулировании отношений в связи с созданием и использованием произведений могут измениться и традиционные правовые ориентиры. Завершающий этап кодификации гражданского права в России затронул как раз отношения, связанные с интеллектуальной собственностью. И поскольку всякая кодификация сама по себе знаменует создание новой единообразной системы регулирования в новых условиях, интересно понять, какое место отводится сейчас в авторско-правовой системе регулирования тому, что изначально признавалось ее краеугольным камнем, — личным неимущественным правам.

Анализ действующего российского авторского права наводит на размышления о функциях, выполняемых личными неимущественными правами автора. В этой связи возникают некоторые соображения и прогнозы, касающиеся не только категории субъективных прав автора, но в чем-то, вероятно, и всего авторского права как института. Это и составит содержание настоящей статьи.

Личные неимущественные права в части четвертой Гражданского кодекса РФ

Наиболее заметная особенность регулирования отношений, возникающих в связи с результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации, в части четвертой Гражданского кодекса РФ состоит в придании этому регулированию системного характера. Глава 69 ГК содержит общие положения, которым подчиняется режим всех объектов, составляющих интеллектуальную собственность, и статус их правообладателей. В этой главе очерчивается круг охраняемых объектов и круг обладателей прав на них; за первичными правообладателями закрепляются особые права; определяются сфера действия таких прав, порядок и сама возможность их перехода к иным лицам; и наконец, устанавливаются основания и способы защиты нарушенных прав. Тем самым создана единая основа российского права интеллектуальной собственности.

Соответственно, положения о правах автора (в том числе личных) следует искать не только в гл. 70, непосредственно посвященной авторскому праву и содержащей специальные нормы, но и в указанных общих положениях гл. 69. Кроме того, разумеется, восполнительно применимы общегражданские положения части первой ГК (в частности, ст. 2, относящая к предмету регулирования гражданского законодательства личные неимущественные отношения, а также гл. 8 (ст. ст. 150 — 152), посвященная нематериальным благам и их защите).

Виды личных неимущественных прав автора. Анализ данной категории авторских прав естественно было бы начать с перечня конкретных субъективных правомочий, ее составляющих.

В ранее действовавшем Законе об авторском праве и смежных правах 1993 г. был закреплен точный перечень личных неимущественных прав автора, включавший право авторства, право на имя, право на обнародование (включавшее, что было прямо оговорено, также право на отзыв), а также право на защиту репутации автора (представлявшее собой суженный вариант права на неприкосновенность), — ст. 15 Закона.

Первое, что привлекает внимание в действующем законодательстве в этой связи, это отсутствие в части четвертой ГК РФ наглядной и завершенной систематизации личных неимущественных прав автора. Точнее было бы сказать, что во многом этой категории прав был, по всей вероятности, осознанно придан неопределенный характер (хотя и без некоторых ненамеренных пробелов здесь, видимо, также не обошлось).

Как бы странно это ни показалось на первый взгляд, неопределенность, о которой далее пойдет речь, возникла на чрезвычайно упорядоченном общем фундаменте. Кодексом введено доселе отечественному законодательству незнакомое понятие интеллектуальных прав (ст. 1226) — категория обобщенная, распространяющаяся на все охраняемые объекты авторского права, смежных прав и промышленной собственности. В указанной статье раскрывается состав интеллектуальных прав, которые непременно и в первую очередь включают исключительное право (имущественное по содержанию). Что касается двух других видов интеллектуальных прав, то они, как дается понять в этой статье, эвентуальны. Составляющие их субъективные правомочия признаются за правообладателем лишь при условии прямой оговорки о них в Кодексе. Один из этих видов прав — личные неимущественные права, о которых мы говорим, а другой — так называемые иные права (в качестве неисчерпывающих примеров которых приведены право следования и право доступа).

Поясним, что выделение «иных» прав в отдельную группу объясняется не тем, что их правовая природа недостаточно определенна. Теоретически они могли бы быть отнесены прямо к личным или имущественным правам, но этому мешает то обстоятельство, что действие их не совсем обычно для прав, принадлежащих к соответствующей категории. Например, право следования по своему содержанию носит явно имущественный характер (предоставляя право на получение определенного процента от перепродаж оригинала произведения), однако имеет при этом личную привязку к автору (что внешне может создавать видимость личного неимущественного правомочия, что на самом деле вовсе не так).

Какие же права должны быть в итоге отнесены к личным неимущественным авторским правам?

В общей норме п. 2 ст. 1228 ГК в таком качестве прямо и безусловно называется только одно правомочие — право авторства.

Помимо него автору могут принадлежать и иные личные неимущественные права, но лишь при условии прямого наделения автора каким-либо правомочием такого рода в Кодексе. Соответственно, путем упоминания в п. 2 ст. 1255 ГК («Авторские права») за автором признается право на имя. Квалификация его в качестве личного неимущественного явствует из текста общей нормы п. 2 ст. 1228, где говорится о некоторых общих свойствах «права авторства, права на имя И ИНЫХ ЛИЧНЫХ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ АВТОРА» (здесь и далее выделено мной. — Е.К.).

Итак, перечень п. 2 ст. 1228 ГК, краткий и неисчерпывающий, называет в числе личных неимущественных прав автора два правомочия: право на авторство и право на имя.

И с этого момента определенность исчезает. Что касается прочих прав, которыми автор в принципе наделяется в силу п. 2 ст. 1255 ГК (а также через отсылку к ней в п. 3 этой статьи — специальной нормой ст. 1269 ГК) и при этом прямо не отнесенных Кодексом ни к исключительным, ни к «иным» интеллектуальным правам (а именно права на неприкосновенность произведения, права на обнародование произведения, а также права на отзыв), то никаких конкретных ориентиров для их квалификации текст Кодекса не дает, что представляет собой заметный пробел в регулировании.

Ясно в отношении перечисленных прав лишь одно. Поскольку принадлежность автору наряду с ними исключительного (т. е. строго имущественного) права оговорена в п. 2 ст. 1255 ГК особо, относиться они могут либо к личным неимущественным, либо к «иным» интеллектуальным правам. Учитывая несовпадения в режиме тех и других (см. подробнее ниже), понятно, что вполне вероятный разнобой в квалификации судами перечисленных прав выльется в конечном счете в неопределенность статуса автора.

Нельзя, например, исключить того, что законодатель имел в виду (а правоприменительный орган сочтет в конкретном споре возможным) отнести к категории личных неимущественных прав право на неприкосновенность произведения (о котором говорится в ст. 1266 ГК). Это тем более вероятно, что в предшествующем авторско- правовом законодательстве это правомочие прямо к ней относилось. (Между прочим, мало того что в праве стран континентальной Европы право на неприкосновенность произведения безусловно рассматривается в качестве «морального», т.е. личного неимущественного, авторского права, там — в доктрине (Франция) и даже в законодательстве (Бельгия) — случается подавать его как главное из авторских правомочий!) Если такое произойдет, то праву на неприкосновенность автоматически будет атрибутировано свойство непередаваемости и неотчуждаемости (как обязательно присущее всем личным неимущественным правам — см. далее). С другой стороны, прямо в качестве личного неимущественного авторского права данное правомочие в тексте Кодекса не называется. И если суды на этом основании отнесут (что также выглядит логично) право на неприкосновенность к числу «иных» интеллектуальных прав, действительность передачи такого права со стороны автора третьим лицам не вызовет сомнений (учитывая отсутствие прямой оговорки о наделении права на неприкосновенность свойством непередаваемости и неотчуждаемости).

Режим личных неимущественных прав автора. Основы этого режима сформулированы в гл. 69 ГК. Этим основам подчиняются личные неимущественные права в отношении любого охраняемого частью четвертой ГК объекта.

Согласно абз. 2 п. 2 ст. 1228 все права такого рода обладают свойством НЕОТЧУЖДАЕМОСТИ И НЕПЕРЕДАВАЕМОСТИ и отказ от этих прав ничтожен (т.е. недействителен сам по себе, независимо от решения суда). Корни такой характеристики уходят в общегражданское положение п. 1 ст. 150 ГК, в котором неотчуждаемость и непередаваемость указаны как отличительные свойства личных неимущественных гражданских прав. Абзац 3 п. 2 ст. 1228 добавляет к этой характеристике бессрочность охраны тех материальных благ (авторства и имени автора), которые составляют основу двух соответствующих субъективных прав. Указание на перечисленные свойства фактически дублируется в специальных статьях, относящихся к личным неимущественным правомочиям авторов произведений литературы, науки или искусства (ст. ст. 1265 и 1267 ГК).

Прямое закрепление характеристики бессрочности благ лишь за правом авторства и правом на имя вовсе, кстати, не исключает того, что такое свойство может оказаться присуще и другим личным неимущественным правам автора. Помимо прямой оговорки возможны и другие, косвенные, юридико-технические способы санкционировать свойство бессрочности охраны. Его присутствие может восстанавливаться по совокупности признаков, если они исключают возможность осуществления третьими лицами защиты или положительных действий по реализации права после смерти автора и при этом предполагают некоторую (понятно, что «превентивную») возможность контроля со стороны автора за этим процессом. Далее мы увидим, произошло ли это на деле.

Никакие иные качества, кроме этих, отражающих неразрывную связь с личностью носителя, в качестве составляющих специфику личных неимущественных прав автора в тексте Кодекса не упоминаются.

Понятно, что режим последних этими свойствами вовсе не исчерпывается.

Показательно в этой связи, что особо признанное теперь за автором право требовать защиты своей чести, достоинства или деловой репутации, опороченной в результате искажения или иного изменения произведения, реализуется также в соответствии с общегражданским положением о защите прав (ст. 152 ГК). Поясним, что в ст. 1266 ГК (в отличие от предшествующего авторско-правового закона) упомянутое выше право подается как самостоятельное. Оно формулируется отдельно от более широкого по содержанию права автора на неприкосновенность произведения (которое не связывается с какой бы то ни было угрозой чести, достоинству или деловой репутации автора).

Гражданский кодекс содержит положение, в котором раскрывается еще один немаловажный аспект режима личных неимущественных прав автора. Правило абз. 2 п. 1 ст. 1231 говорит об экстерриториальном характере действия на территории Российской Федерации такого рода прав, принадлежащих иностранцам и апатридам (через отсылку к абз. 4 п. 1 ст. 2 ГК о применении по общему правилу национального режима к отношениям с участием указанных субъектов). Но и этот элемент личных неимущественных прав автора не является для них эксклюзивным: то же правило действует и в отношении » иных» интеллектуальных прав.

Таким образом, индивидуализировать личные неимущественные права автора помогают, казалось бы, только присущие им свойства неотчуждаемости и непередаваемости, а также бессрочного характера охраны составляющих их суть нематериальных благ. Напомним, что все личные неимущественные права автора неотчуждаемы и непередаваемы (и отказ от них ничтожен) и ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ два из них обладают свойством бессрочности охраны корреспондирующих материальных благ. И то и другое свойство призвано кардинально отграничить личные неимущественные права от исключительных (имущественных) прав, которые как раз могут переходить от первичного правообладателя (в нашем случае — автора) к иным лицам и при этом имеют четко ограниченную временную сферу действия.

Заметим, однако, что и эти свойства, как бы ни были они практически важны для автора, в конечном счете все же не могут рассматриваться в качестве исчерпывающего квалифицирующего признака анализируемой категории прав. Тому есть несколько причин. 1.

В исключение из общего правила ст. 150 ГК неотчуждаемость и непередаваемость могут быть свойственны не только личным неимущественным правам автора.

Как мы помним, кроме них и исключительных (имущественных) прав Гражданский кодекс знает и «иные» интеллектуальные права. Применительно к одному из них — праву следования — неотчуждаемость оговаривается в ГК прямо (п. 3 ст. 1293), а применительно к праву доступа по крайней мере предполагается по смыслу ст. 1292. Такой же характер носит «квазиморальное» право продюсера или иного лица, организовавшего создание сложного объекта, указывать свое имя при использовании результата интеллектуальной деятельности в составе этого объекта (п. 4 ст. 1240 ГК). А выйдя за пределы интеллектуальных прав, можно найти пример невозможности перехода к другим лицам и имущественного права, например права требования об алиментах или же о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью (ст. 383 ГК).

Кстати, по причине «неэксклюзивности» для личных неимущественных прав автора характеристик неотчуждаемости и непередаваемости не представляется возможным провести четкую квалификацию права автора на обнародование произведения, закрепленного в ст. 1268 ГК и, как представляется, имеющего признаки непередаваемости. В любом случае признание права на обнародование неотчуждаемым и непередаваемым, подобно личным неимущественным правам автора, вовсе не обязательно будет означать, что лишь на этом основании оно также должно быть к ним отнесено. 2.

Что касается бессрочности охраны, то она прямо предусмотрена в п. 2 ст. 1228 ГК в отношении авторства и имени автора. Но такая характеристика оговорена далее в специальной авторско-правовой норме (п. 1 ст. 1267 ГК) применительно также и к неприкосновенности произведения. Было ли такое решение индивидуально ориентированным или же оно свидетельствует о том, что тем самым за этим субъективным правом признается характер личных неимущественных прав автора? Оснований для ответа на этот вопрос Кодекс не дает. Ранее действовавший Закон об авторском праве давал утвердительный ответ, но всякая преемственность при законотворчестве имеет пределы. 3.

А может ли личное неимущественное право автора не предполагать бессрочности охраны соответствующего блага? Прямые препятствия для утвердительного ответа в тексте Кодекса отсутствуют.

Да, действительно, такое свойство прямо оговорено в п. 2 ст. 1228 ГК в отношении нематериальных благ, составляющих суть, так сказать, гарантированного Кодексом минимума личных неимущественных прав — права авторства и права на имя. Но ведь тот же пункт этой статьи не исключает существования и других личных неимущественных интеллектуальных прав — вопрос только каких.

Тут мы снова возвращаемся к праву на обнародование произведения (ст. 1268 ГК). Квалификация его в качестве личного неимущественного хотя, как говорилось выше, и небесспорна, но в принципе не исключена. Ведь этому праву, скорее всего, придано свойство неотчуждаемости и непередаваемости — непременное свойство такого вида прав. И при этом в п. 3 ст. 1268 ГК предусмотрена (пусть и с оговорками) возможность обнародования произведения после смерти автора обладателем исключительного права на произведение — иными словами, говорить о бессрочности охраны нематериального блага не приходится.

Отправной точкой в регулировании режима личных неимущественных прав автора может стать только качество неотчуждаемости и непередаваемости, которым они не могут не обладать. Но это не более чем отправная точка, а не видовая особенность, поскольку таким свойством обязательно наделены в ст. 150 ГК все общегражданские личные неимущественные права. (Напомним, что и по способам защиты личные неимущественные права автора никак не выделяются из общегражданских личных неимущественных прав.) Правда, некоторое внешнее отличие есть: применительно к личным неимущественным правам автора в абз. 2 п. 2 ст. 1228 ГК особо оговорена ничтожность отказа от них со стороны автора (что отсутствует в ст. 150 ГК). При систематическом толковании положений ГК это различие, однако, сводится на нет. Если обладатель общегражданского личного неимущественного права откажется от него, такая сделка все равно в силу ст. 168 ГК будет ничтожна, а не оспорима (как не соответствующая закону).

Названные в Кодексе свойства непередаваемости и неотчуждаемости, а также бессрочности охраны нематериального блага атрибутированы — все сразу или порознь — различным, условно говоря, неисключительным интеллектуальным правам (т.е. личным неимущественным и «иным» правам) вне четкой связи с конкретной их категорией.

Эти качества неэксклюзивны и, значит, недостаточны для выделения категории личных неимущественных прав автора.

С другой стороны, не все из них являются для нее необходимыми. Не ясен полный (помимо неотчуждаемости и непередаваемости) «набор» таких свойств, который связывается с каждым отдельным личным неимущественным правомочием. Бессрочна ли охрана нематериального блага, составляющего суть данного правомочия? Или же правомочие прекращается со смертью автора? Или же, наконец, срок действия его совпадает со сроком действия исключительных прав (такой вариант в отношении неимущественных прав в Кодексе тоже возможен — см. далее)?

В связи с этим возникает резонный вопрос: а можно ли усмотреть какое-либо принципиальное РАЗЛИЧИЕ В РЕЖИМЕ ЛИЧНЫХ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ АВТОРА (по крайней мере тех, которые нам «известны со слов Кодекса» в таком качестве) И «ИНЫХ» ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ПРАВ и если да, то в чем оно состоит? Ведь некоторая чересполосица в подходе законодателя к регулированию этих видов интеллектуальных прав могла бы оказаться вполне безобидной, если бы у них фактически отсутствовали различительные признаки. Тогда это просто означало бы слияние субъективных прав в единую категорию неисключительных прав (оставим в стороне вопрос, хорошо ли это) и не породило бы на практике проблем квалификации.

То, что мы знаем об «иных» правах наверняка, — это то, что к ним относятся право доступа (в авторском праве — ст. 1292 ГК) и право следования (соответственно ст. 1293 ГК), но могут существовать и другие правомочия этого вида. Обо всем этом недвусмысленно сказано в тексте ст. 1226 ГК. Поэтому в выводах об особенностях «иных» прав нам остается отталкиваться лишь от двух названных правомочий.

Оба они имеют личный характер. При этом если право следования неотчуждаемо (о чем говорится в п. 3 ст. 1293 прямо), но после смерти автора переходит к его наследникам (заметим, только к ним, а не к любым правопреемникам), то связь права доступа к экземпляру произведения изобразительного искусства с автором еще более тесна. Оно принадлежит строго автору, и никому более (даже его наследникам).

Что касается продолжительности их действия, то бессрочными эти права быть никак не могут. И связано это не с чем иным, как с заметной имущественной составляющей их содержания.

Право следования дает авторам произведений изобразительного искусства и литературных произведений возможность получать определенный процент от перепродажной цены оригинала произведения или авторской рукописи. По содержанию это право безусловно является имущественным. Не зря иногда оно очень точно по сути называется в зарубежном праве «правом долевого участия». Учитывая, что это право, как уже говорилось, переходит к наследникам автора, вполне логично, что срок его действия совпадает со сроком действия исключительных прав и составляет период жизни автора плюс 70 лет после его смерти.

Право доступа внешне имущественным не выглядит. Формально оно представляет собой возможность приблизиться определенным образом к оригиналу своего произведения в ситуации, когда право собственности на оригинал принадлежит другому лицу. Но не будем забывать, что непосредственная цель такого доступа, как прямо указано в ст. 1292 ГК, — воспроизведение автором своего произведения. Конечно, автор может и просто полюбоваться своим творением. Но собственник обязан «терпеть» его присутствие так долго, как это нужно для изготовления от руки копии или — диспозитивно на этот раз — для фото- и видеосъемки архитектурного произведения. Поскольку право на воспроизведение — это одно из исключительных, имущественных, прав, то право доступа можно рассматривать в качестве правомочия, дающего возможность фактически совершать действия, непосредственно необходимые для реализации имущественного права на использование. В сущности право доступа тем самым также правильно было бы отнести к категории имущественных. Но сфера его действия во времени не может быть так же продолжительна, как у прав на использование, потому что, как мы помним, право доступа имеет в законе тесную привязку к автору. Поэтому оно прекращается со смертью автора.

Получается, что роднит «иные» права (по крайней мере два рассмотренных правомочия) между собой (а) имущественный характер (в полной мере или хотя бы потенциально), а также (б) четко ограниченная во времени протяженность действия. Что заметно отличает их от тех прав автора, которые безусловно квалифицируются в самом Кодексе в качестве личных неимущественных. Свойственны ли эти особенности и другим «иным» правам, с полной уверенностью сказать нельзя. Так же как нет однозначного ответа на вопрос о том, отсутствует ли вторая особенность (четкое ограничение срока действия) у непоименованных личных неимущественных прав автора.

Тем самым последствия квалификации какого-либо из авторских правомочий в качестве личного неимущественного либо «иного» ВПОЛНЕ МОГУТ БЫТЬ (точнее не скажем) практически ощутимы.

§ 4. Права авторов

Автор в связи с созданием произведения приобретает для себя ряд конкретных прав, которые можно разделить на личные неимущественные и имущественные права.

Личные неимущественные права неотделимы от личности автора. К их числу относятся: 1)

исключительное право на произведение, т. е. возможность использовать его по своему усмотрению; 2)

право авторства, т. е. право признаваться автором произведения, требовать ссылки на автора при его использовании; 3)

право автора на имя, т. е. право использовать или разрешать использовать произведение под подлинным именем автора, псевдонимом либо без обозначения имени; 4)

право на обнародование произведения, т. е. совершение с согласия автора действия, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения (опубликование, публичное исполнение и т. п.); 5)

право на неприкосновенность произведения, которое означает запрет внесения изменений в само произведение, его название, в обозначение имени автора без его согласия при любом способе его использования; особо подчеркивается недопустимость искажения, способного нанести ущерб чести и достоинству автора.

К числу имущественных прав (прав на использование произведения) относятся следующие:

1) право на воспроизведение, т. е. изготовление одного или более экземпляров произведения или его части в любой материальной форме, осуществляется только на основе договора, заключаемого с автором.

Из этого правила законом предусмотрен ряд исключений:

а) цитирование с указанием на автора и источник заимствования в научных, критических, полемических и других целях в объеме, оправданном целью цитирования; 6)

воспроизведение в средствах массовой информации статей по текущим экономическим, политическим, социальным, религиозным вопросам;

в) воспроизведение в средствах массовой информации публично произнесенных политических речей, обращений, докладов и др.;

г) репродуцирование в единичном экземпляре библиотеками и архивами для восстановления утраченных экземпляров;

д) репродуцирование образовательными учреждениями для учебных занятий;

е) исполнение музыкальных произведений во время официальных и религиозных церемоний, похорон; 2)

право распространять экземпляры произведения любым способом (продавать, сдавать в прокат и т.

право на публичное исполнение произведения’, 4)

право на передачу в эфир’, 5)

право на перевод’,6)право на переработку (аранжировку, обработку и т. п.).

Авторское право действует в течение всей жизни автора и 70 лет после его смерти. Авторское право на произведение, созданное в соавторстве, действует в течение всей жизни и 70 лет после смерти последнего автора, пережившего других соавторов.

Право авторства, право автора на имя и право на защиту репутации автора охраняются бессрочно. После смерти автора эти права защищаются его наследниками, специально уполномоченным органом Российской Федерации или лицом, на которое специально укажет автор.

По истечении срока действия авторского права произведения переходят в общественное достояние. Такие произведения могут использоваться любым лицом без выплаты авторского вознаграждения с соблюдением прав авторства, права на имя и защиту репутации автора.

Существует два вида авторских договоров. 1.

Договор об отчуждении исключительного права на произведение. По этому договору автор передает свое исключительное право в полном объеме. Это означает, что в последующем автор уже навсегда теряет возможность определять судьбу своего произведения. Свобода приобретателя исключительного права в этой ситуации настолько широка, что он даже может, если сочтет нужным, и вообще не публиковать произведение. 2.

Лицензионный договор о предоставлении права использования произведения. По договору устанавливаются пределы использования переданного произведения (сроки, тиражи издания, способ и территория использования, размер вознаграждения и др.). Понятно, что в таком договоре интересы автора не задвигаются на задний план. Помимо определения параметров (ограничений) использования произведения в этом случае, как правило, автор полностью контролирует и дальнейшую уступку исключительных прав (переуступку на основе договора сублицензии). Это также защищает интересы автора, имеющие неимущественный характер. j MHlfb; КИ кг,;- Понятно, что при заключении лицензионного договора исключена ситуация, когда произведение по необоснованным причинам так и не увидит свет.

В законодательстве предусмотрен и еще один вид авторских договоров — договор авторского заказа. Однако представляется, что в ряд названных авторских договоров, которые объединены по объему передаваемых прав, он не может быть поставлен. Договор авторского заказа отражает срок создания произведения (в будущем) и по своему содержанию может представлять как договор на полное отчуждение исключительного права на произведение, так и лицензионный договор.

§ 2. Личные неимущественные права автора.

1. Право авторства.

Право на авторство является правом создателя произведения считать себя его автором и требовать обозначения своего имени при использовании произведения61. Оно является основным, поскольку все остальные правомочия могут принадлежать автору лишь в случае, если он имеет право авторства.

Право авторства неотделимо от личности создателя произведения, действует в течение всей его жизни и прекращается смертью. Оно возникает в силу самого факта создания произведения и не зависит от того является ли произведение обнародованным, используется ли оно кем- либо или нет. Опираясь на это право, создатель может требовать защиты своих интересов в случае присвоения авторства другим лицом (плагиат)62.

Плагиат — воспроизведение под своим именем содержания чужого произведения в целом или в части, без указания его автора и источника заимствования. Не всякое воспроизведение является плагиатом. Иногда авторам приходится опираться на труды предшественников. Но плагиат будет иметь место лишь тогда, когда полностью или частично воспроизводится содержание произведения.63 Присвоение авторства наказуемо в уголовном порядке в соответствии со статьей 146 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ), равно как и незаконное использование объектов авторского права, причинившее крупный ущерб. Присвоение авторства может состоять также в выпуске чужого произведения под своим псевдонимом, в выпуске произведения, созданного совместно с другими авторами, без указания фамилий соавторов, в использовании в своих трудах произведений без ссылки на автора и т.п. Плагиат рассматривается как умышленное преступление, поскольку плагиатор не может не сознавать, что приписывает себе чужое произведение.

Будучи абсолютным, право авторства выступает как элемент гражданского правоотношения, которому корреспондирует обязанность всех и каждого воздерживаться от его нарушения64 . Поэтому его защита должна осуществляться независимо от степени виновности нарушителя, достаточен уже сам факт нарушения. Вот одно из характерных дел. В 1944 году К. направила свой рассказ в редакцию журнала «Новый мир», но его не опубликовали. В 1977 году К. случайно обнаружила, что ее рассказ напечатан в 1961 году в сборнике рассказов одного покойного писателя. К. обратилась в суд, требуя признать ее автором этого рассказа и выплатить ей гонорар за использование. Суд, проверив обстоятельства создания произведения, с помощью экспертизы убедился, что рассказ, обнаруженный в архиве писателя и, видимо, присланный ему на рецензию, не принадлежит перу писателя, в 1981 вынес решение о признании К. автором и обязал издательство выплатить ей вознаграждение за публикацию.65

В судебной практике нередко встречаются требования, направленные на отрицание авторства. Так, трое научных работников потребовали исключить их из числа десяти соавторов опубликованной научной статьи на том основании, что они своего согласия на соавторство не давали, с изложением фактического материала и с некоторыми концепциями, содержащимися в статье, они не согласны.66 Отказ в удовлетворении подобной претензии может расцениваться как нарушение права авторства.

Право авторства на одно произведение литературы, науки и искусства может быть результатом деятельности двух или нескольких лиц.67 Возникают отношения соавторства, которые регулируются ст. 10 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». В соответствии с ней авторское право на коллективные произведения принадлежит соавторам совместно, независимо от того, образует ли такое произведение одно целое или состоит из частей, которые могут быть использованы самостоятельно. Если отдельная часть может быть использована независимо от других, то она признается имеющей самостоятельное значение. Каждый из соавторов имеет право использовать созданную им часть,

имеющую самостоятельное значение, по своему усмотрению (если только иное не указано в соглашении).

В Законе также оговорены случаи, когда произведение образует неразрывное целое, и ни один из соавторов «не вправе без достаточных к тому оснований запретить использование произведения».

Наконец, завершая характеристику данного rf правомочия, нельзя не отметить, что оно может принадлежать только действительному создателю произведения, является неотчуждаемым и непередаваемым по какому-либо основанию, в том числе по договору или наследству. Однако наследники автора вправе осуществлять защиту указанного правомочия (статья 29 Закона). В случае присвоения авторства умершего автора третьим лицом они могут возбудить иск о его признании. Кроме того, наследники должны быть привлечены к рассмотрению любого спора, касающегося авторства умершего лица.

2. Право на авторское имя.

На основании Закона (ст.15, п.1) автор имеет право «использовать произведение под подлинным именем автора, псевдонимом, либо без обозначения имени, т,е. анонимно».

В случае отсутствия особых указаний произведение обозначается фамилией, именем и отчеством автора, либо его фамилией и инициалами. Если автор требует изменить их обозначение, такие его требования должны быть выполнены, ибо они являются проявлением права автора на псевдоним68 .

Выпуск в свет произведения под условным именем встречается нередко. Многие российские и зарубежные писатели (Максим Горький, Аркадий Гайдар, Анна Ахматова, Марк Твен, Жорж Санд ) приобрели известность под своими вымышленными именами. Так, Чехов и Некрасов выступали в своих ранних произведениях под множеством псевдонимов.

В некоторых случаях под одним псевдонимом выступают сразу несколько лиц. Например, под именем Козьмы Пруткова создавали свои произведения братья Жемчужниковы и поэт А.К. Толстой, псевдоним «Кукрыниксы» объединил имена работавших вместе художников М. Куприянова, П. Крылова и Н. Соколова.

Действительно, у автора могут быть весьма уважительные причины использования псевдонима, в частности, неблагозвучность его подлинной фамилии, ее совпадение с фамилией другого автора, служебное положение автора. Иногда это намерение вызвано нежеланием автора публиковать под своим именем произведение, не характерное для его творчества.

Право на псевдоним может быть ограничено в судебном порядке, если пользование этим правом нарушает интересы граждан, организаций или общества в целом. Так, если автор подписывается псевдонимом, совпадающим с именем другого автора, псевдонимом, производным от именования организации, или именем известного общественного деятеля, то по иску заинтересованных лиц суд вправе запретить пользование таким псевдонимом.

Право на авторское имя может быть реализовано путем опубликования произведения без указания имени создателя, т.е. анонимно. В данном случае воля автора направлена на то, чтобы не связывать созданное им произведение со своим именем69 . Иногда имя автора не указывается в связи со сложившимся порядком опубликования тех или иных произведений, например, статей в газетах и журналах, а также в и словарях справочниках. В этом случае гражданское имя автора должно быть известно издательству, в частности, для того, чтобы оно могло составить правильное мнение о возможностях автора создать произведение, представляющее собой определенную ценность. Кроме того, издательство не может платить гонорар анониму или лицу, которое ему неизвестно. Поэтому в заключенном с автором договоре указывается его подлинное имя, а в скобках — псевдоним70.

Если личность автора, опубликовавшего свое произведение анонимно или под псевдонимом, находится под сомнением, то издатель, имя или наименование которого обозначено на произведении, при отсутствии доказательств иного, считается представителем автора в соответствии с законом. В этом качестве он имеет право защитить права автора и обеспечивать их исполнение. В Законе обозначено, что такое положение действует до тех пор, «пока автор такого произведения не раскроет свою личность и не заявит о своем авторстве на произведение»(ст.9, п.З).

Имя автора должно обозначаться и при издании произведения, созданного в порядке выполнения служебного задания (ст. 14 Закона).

Если произведение создано несколькими авторами, то их фамилии приводятся в последовательности, принятой соавторами. В случае разногласия соавторов по этому поводу издательство излагает их фамилии в алфавитном порядке. При переводе книги на русский язык имена и фамилии авторов приводятся в русской транскрипции. Кроме того, имена и фамилии иностранных авторов указываются и на языке оригинала на обороте титульного листа или в издательско-регистрационных сведениях. Имя автора должно также указываться и на работах, выпускаемых от имени научно-исследовательских институтов, вузов и организаций.

Псевдоним или имя автора, если произведение выпускается анонимно, могут быть раскрыты при жизни автора лишь с его согласии, либо по требованию судебно- следовательских органов.

Необходимость в раскрытии псевдонима или анонима автора может возникнуть, в частности, в связи с тем, что его заметка или статья, опубликованная в печати, носит явно клеветнический характер. В подобных случаях, как полагает А.В.Белявский71, суд по заявлению истца или прокурора, либо по собственной инициативе может вынести определение о возбуждении уголовного дела (тогда редакция будет обязана раскрыть псевдоним или аноним автора), либо вынести определение о клеветническом характере опубликованных материалов и направить его для принятия соответствующих мер в организацию, органом которой является данная газета или журнал и т. п., либо в прокуратуру.

В юридической литературе право на имя нередко смешивают с правом авторства, считая его одним из элементов последнего. Так, М.В. Гордон пишет: «Право на авторское имя иногда обозначают еще как право на авторство. Этим общим обозначением отличают правомочия автора, связанные с возможностью именовать себя автором произведения . требовать, чтобы иные лица при использовании и распространении данного произведения обозначали произведение как принадлежащее именно данному лицу»72 . Б.С. Антимонов и Е.А. Флейшиц выделяли в праве на имя два правомочия: право избирать способ обозначения автора при выпуске произведения в свет, при воспроизведении и распространении произведения и право именоваться автором произведения во всех случаях использования произведения другими лицами, причем второе из названных правомочий переходит в право авторства. Оба правомочия, по их мнению составляют суть одного и того же права, которое может быть названо как право избирать способ обозначения авторства, право на имя73 . В.И. Корецкий, в свою очередь, делит правомочия, связанные с авторством, на два права (право на авторское имя) и право «признаваться и именоваться автором произведения в случае использования произведения другими лицами»74.

Большинство специалистов75 , однако, полагают, что правомочия авторства и на авторское имя не совпадают между собой по объему и содержанию. В частности, это подтверждается тем, что нарушение права на имя не всегда сопровождается нарушением права авторства, например, при искажении имени (псевдонима) автора. В отличие от права авторства, отражающего объективный факт и не зависящего от публикации произведения, право на имя устанавливается односторонним волеизъявлением автора и реализуется при использовании произведения.

Таким образом, право на авторство и право на авторское имя являются самостоятельными личными правами автора. Тем не менее они взаимосвязаны между собой. Без права на авторство немыслимо право на авторское имя76 . Кроме того, в содержание права авторства может быть включено правомочие автора требовать, чтобы при использовании произведения упоминалось его подлинное имя.

Также, как и право на авторство, право на авторское имя охраняется бессрочно. Наследники не вправе избирать новый способ обозначения имени автора произведения. Так, если при жизни автора оно было опубликовано под псевдонимом или анонимно, они имеют право требовать такого же их указания и в случае дальнейшего использования произведения.

3. Право на обнародование.

Само понятие «обнародование произведения» является новым для российского законодательства. Оно используется в законе наряду с привычным и устоявшимся определением «опубликование произведения». В то же время, это два разных понятия.77 Согласно Закону, обнародованием признаётся действие, осуществляемое с согласия автора, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения путём его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, передачи в эфир или каким бы то ни было иным способом.

Опубликование как один из способов обнародования произведения означает выпуск в обращение экземпляров произведения, фонограммы с согласия автора произведения,

производителя фонограммы в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики, исходя из характера произведения, фонограммы (ст. 4 Закона).

Весьма спорно, однако, что данное правомочие является личным неимущественным правом. Несмотря на то, что право на опубликование не названо в числе имущественных прав автора, перечисленных в статье 16 Закона об авторских правах, в статье 4, при определении права на обнародование, оно указывается наряду с другими исключительными правами на использование произведения (право публичного показа, публичного исполнения, передачи в эфир). Также в пунктах 4 и 5 статьи 19 Закона это право прямо признается за авторами отдельных видов произведений.

Право на обнародование, напротив, имеет неимущественный характер и является неотъемлемым. Указанное правомочие означает право автора на принятие решения о готовности произведения для выпуска в свет (публичного показа, публичного исполнения, передачи в эфир). Когда же автор принял такое решение, он переходит к использованию права на опубликование. Иначе говоря, он заключает договор на издание своего произведения, что, в свою очередь, связано с получением имущественной выгоды. Следовательно, реализация данного права приводит к возникновению договорных отношений имущественного V характера.

Не совсем удачной представляется формулировка определения «права на опубликование», приведенная в ст. 4

Закона. Произведение признается опубликованным, если количество выпущенных в обращение экземпляров является достаточным для удовлетворения разумных потребностей публики, исходя из характера произведения. При этом не ясно, каким критерием нужно руководствоваться при определении достаточности или недостаточности количества экземпляров произведения. В судебной практике обычно применяются правило, согласно которому количество экземпляров считается недостаточным, если в течение трех месяцев автор не сможет удовлетворить двух запросов на поставку.78 Данное положение взято по аналогии (подобная норма содержится в авторском праве Франции) и нормативно не закреплено.

По своей сути право на обнародование представляет собой юридически обеспеченную автору возможность публичной огласки своего произведения. Реализация указанного правомочия приводит к определенному изменению правового режима произведения. В частности, с момента обнародования произведения вступают в силу установленные законом ограничения прав автора, связанные с возможностью свободного использования произведения (ст. 18-26 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»). Неопубликованное произведение может быть использовано лишь с согласия автора. Исчисление срока охраны произведения, выпущенного в свет анонимно или под псевдонимом, начинается с момента его правомерного обнародования (ст. 27 Закона).

Право на обнародование непосредственно связано с волеизъявлением автора, его согласием представить произведение публике. Следовательно, произведение, обнародованное помимо воли автора, не должно рассматриваться как выпущенное в свет. Так, если против желанияи автора будет издано еще незавершенное произведение, или произведение, содержащее, по его мнению, неправильный научный подход, автор вправе потребовать опубликования указания о том, что данное произведение не является выпущенным в свет и что его дальнейшее использование ( в периодической печати, в виде цитат) недопустимо.

Конечно, по желанию автора может быть обнародовано и еще не законченное произведение. Например, художник вправе демонстрировать не вполне завершенную им картину; композитор может позволить публичное исполнение неоконченной симфонии.

Таким образом, данное правомочие позволяет автору решать вопрос о готовности произведения для опубликования, публичного показа, исполнения или передачи в эфир. Одновременно он решает и вопрос о способах воспроизведения или исполнения. Так, художник может дать согласие на издание типографских репродукций с картины, но не соглашаться на создание ее живописных копий.

Произведение, состоящее из отдельных самостоятельных частей, может быть обнародовано лишь частично. Обнародование элементов содержания произведения, его аннотация не является выпуском в свет самого произведения. В Гражданском кодексе РСФСР 1964 года содержалось правило, в соответствии с которым не считается выпуском произведения в свет (опубликованием) информация о произведении с изложением его содержания, а также размножение произведения на правах рукописи в случаях, предусмотренных постановлениями Совета Министров (п.2 ст.

Следовательно, публикация автореферата диссертации не считается выпуском в свет самой диссертации. Демонстрация анонса кинофильма, в свою очередь, не является обнародованием фильма. Однако части неопубликованного произведения, включенные в такую информационную публикацию (отдельные абзацы диссертации, включенные в реферат, отдельные кинокадры и эпизоды, вошедшие в анонс и т.д.) считаются обнародованными.

Своеобразное значение имеет отметка на издании о том, что оно выпускается «на правах рукописи». Такая отметка показывает, что автор не считает произведение вполне подготовленным для широкого распространения, а рассчитывает на узкий круг читателей.79

Право на обнародование может быть реализовано автором только один раз. Тем не менее автор всегда может воспользоваться своим правом на отзыв, а затем вновь сделать произведение доступным для публики.

В свое время в литературе было высказано мнение, согласно которому право на обнародование не прекращает своего существования и после того, как произведение уже опубликовано.80 В обоснование указывается, что автор может не разрешать дальнейшее использование произведения без внесенных в него исправлений. Прав Э.П. Гаврилов,81 отмечая, что при использовании произведения в договорном порядке автор всегда оставляет за собой право не разрешать такое использование. Однако подобный отказ еще не означает, что произведение переходит в категорию необнародованных.

В юридической литературе довольно часто указывают на то, что различные неимущественные правомочия по- разному связаны с личностью автора.

Если права авторства и на авторское имя могут принадлежать лишь непосредственно создателю произведения, то связь других правомочий с личностью автора гораздо менее устойчива. Сообразно с этим одни было предложено именовать личными неимущественными правомочиями, другие — просто неимущественными.82

Право на обнародование, в отличие от иных личных прав, способно переходить к наследникам (или правопреемникам) автора. Определенную сложность представляют случаи, когда в отношении обнародования произведения имеется специальный запрет автора. Вот пример, рассмотренный в работе Н.Л. Клык.83

Автор П. написала по заказу одного из журналистов повесть, которая, по ее мнению, не получилась, и поэтому она отказалась от договора, вернув издательству полученный аванс. После ее смерти наследники передали рукопись в издательство и дали разрешение на ее опубликование. Анализируя указанный случай, Н.Л. Клык пишет, что подобное возможно лишь вследствие отсутствия данных о желании автора обнародовать свое произведение. Если же имеется прямой запрет автора в отношении издания произведения, то наследники не имеют права на опубликование.

Мнение же других ученых по этому вопросу является менее категоричным. В частности, было высказано предложение о том, чтобы осуществление наследниками данного права контролировалось определенными государственными учреждениями или авторско-правовыми организациями.84 Н.В. Гордон, однако, полагает, что чисто формального подхода к вопросу о запрете публиковать произведение после смерти автора быть не должно. Здесь надо учитывать и интересы общественности. Речь может идти только о некотором сроке, в течении которого желание автора должно быть исполнено и произведение будет храниться без его опубликования.!

Ныне действующий закон, однако, не содержит каких- либо ограничений прав наследников в отношении обнародования произведений умерших авторов и, следовательно, данный вопрос решается исключительно по их усмотрению. Необходимо лишь учитывать, что иногда для обнародования произведений, как самим автором, так и его наследниками, требуется согласие других лиц, интересы которых затрагиваются опубликованием85. После смерти того лица, личная сфера которого может быть затронута публикацией, выпуск произведения в свет может иметь место лишь с согласия его ближайших наследников86 .

4. Право на защиту репутации автора.

Как творец автор непосредственно заинтересован в том, чтобы его произведение было представлено на суд общественности именно в той индивидуальной форме, которую придал ему он.

В соответствии с п.1 ст. 15 Закона автору предоставляется право на защиту произведения, включая название, от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб его чести и достоинству.

В ранее действовавшем законодательстве подобное правомочие именовалось правом на неприкосновенность произведения. Новое его название было введено под влиянием положений парижского текста Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений (ст.6 bis, п.1).

Вместе с тем представляется, что прежнее название более точно отражало суть рассматриваемого права, поскольку репутация автора чаще всего нарушается без искажения произведения.

Как справедливо полагает А.К. Юрченко, репутация автора объемлет более широкий круг возможных нарушений интересов автора, нежели только посягательство на неприкосновенность содержания и формы его произведения87. В то же время, неприкосновенность произведения может быть нарушена, однако автор будет не в состоянии доказать, что этим задета его репутация.

Кроме того, нормы о защите чести и достоинства содержатся в статьях 150 — 152 и 1099 — 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации. Следовательно, специальные положения статьи 15 Закона об авторском праве являются их фактическим повторением. Автор же может защищать свою репутацию, опираясь на общие нормы ГК (например, если критические замечания носят оскорбительный характер).

Право на защиту репутации автора предполагает, что никто не может изменить произведение, а также его название без согласия автора.

Воспрещается снабжать произведение при издании иллюстрациями, предисловиями, послесловиями,

комментариями и какими бы то ни было пояснениями, которые могут нанести ущерб репутации автора. Без согласия автора недопустимо сокращать объем произведения, заменять его отдельные элементы, вносить иные изменения, даже если с точки зрения пользователя они бы и улучшали произведение. В этой связи определенный интерес представляет следующее дело. В 1977 г. Одесская киностудия взяла на себя создание телефильма по заказу Гостелерадио СССР и заключила договор с М. на написание литературного сценария, а также с Ю. на написание текстов песен. После постановки кинофильма в него с санкции телеобъединения «Экран » был включен музыкальный номер, в котором использовались стихи третьего лица. Считая включение этой сцены нарушением права на неприкосновенность авторы предъявили в суде иск к Гостелерадио СССР и Одесской киностудии о ее исключении из произведения. Представитель Одесской киностудии против иска возражал, ссылаясь на то, что при ознакомлении с режиссерским сценарием истцы согласились со всеми изменениями, которые были внесены в процессе работы над фильмом. Истцы же пояснили, что в момент их ознакомления с режиссерским сценарием спорного музыкального номера в нем не было. Они категорически отрицали, что предоставили режиссеру право включать в фильм музыкальные номера с использованием текста песен третьих лиц. В этих условиях суд удовлетворил исковые требования и обязал ответчиков исключить спорный номер из фильма88 .

При разрешении данного дела суд исходил из презумпции отсутствия разрешения автора на внесение изменений в произведение. Доказательства его наличия должно представлять лицо, нарушившее целостность произведения. При этом любые изменения и дополнения, вносимые в произведение должны быть согласованы с автором.

В соответствии со ст. 19 Закона в научных, исследовательских, критических, информационных целях могут без согласия автора цитироваться правомерно обнародованные произведения. Однако эти отрывки не должны искажаться.

Допускается творческая интерпретация произведения пользователем, если при этом не вносится существенных изменений в содержание и форму произведения. Так, не является нарушением права на неприкосновенность транспонирование музыкального произведения в регистр, удобный для исполнителя; изменение языковой формы произведения при переводе.

В некоторых случаях реализация указанного правомочия вступает в коллизию с правами собственника того материального носителя, в котором воплощено произведение. Характерным в этом отношении является дело, приводимое в работе А.П. Сергеева. Скульптор В. по заказу творческо — производственного объединения «Художник» в 1956 г. создал скульптурный портрет актрисы П. в роли Офелии для художественной выставки. В последующем скульптура была приобретена у объединения одним из колхозов и под названием «Скорбящая» установлена на могиле воинов, погибших в годы Второй мировой войны. В 1981 г. наследница автора и актриса П. потребовали от колхоза перемещения скульптуры в иное, соответствующее назначению место. Первоначально указанное требование было отклонено со ссылкой на то, что колхоз является собственником скульптуры и может распоряжаться ею по своему усмотрению. В последующем, однако, действия колхоза были квалифицированы как нарушение неприкосновенности произведения. Использование станковой скульптуры «Офелия» в ансамбле памятникам погибшим воинам было признано противоречащим творческому замыслу автора, содержанию и назначению произведения. Как выяснилось, скульптура, была выполнена из материала, предназначенного для закрытого помещения, и, следовательно, разрушалась от атмосферного воздействия. Кроме того, отмечалось, что установление в качестве надгробия изображения здравствующей актрисы противоречит этическим нормам. В итоге законные требования заявителей были удовлетворены89 . Таким образом, нарушением права автора на защиту репутации могут быть признаны любые действия собственника, не обеспечивающие сохранность произведения.

К числу наиболее спорных вопросов, связанных с реализацией рассматриваемого права, относится проблема его перехода от автора к другим лицам. Одни ученые полагают, что данное право неотчуждаемо от личности автора и не может передаваться другим лицам ни по договору, ни по наследству, ни по каким-либо иным основаниям.90 В практическом плане подобный подход оборачивается выводами о недействительности таких договоров, по которым авторы разрешают пользователям вносить изменения в свои произведения,91 о том, что правомочия наследников не производны от соответствующих прав автора, а непосредственно возложены на них для охраны неприкосновенности произведения . Такие права наследников основаны только на законе, имеют другую природу и назначение, и «не могут быть приравнены к авторским»92.

Иные специалисты утверждают, что связь права на неприкосновенность с личностью автора не настолько крепка, чтобы препятствовать его передаче иным лицам. Данное право может осуществляться «и при жизни, а особенно после смерти автора другими лицами.»93 Такая позиция более всего отвечает условиям действующего законодательства, а также практике его применения94 .

В ст. 29 Закона об авторском праве указано, что право на защиту репутации автора, как и право авторства, и право на имя, не переходят по наследству, однако на наследников возлагается защита указанных прав. Как видим, правомочие принадлежащее автору по своему объему и содержанию значительно шире переходящего к наследникам права на охрану произведения. Так, автор может вносить в созданное произведение любые, даже коренные изменения. Что же касается наследников, то принадлежащее им правомочие носит охранительный характер и является производным от соответствующего права автора. Тот факт, что на месте наследников по завещательному распоряжению автора может оказаться другое лицо, на которое возложена охрана неприкосновенности произведения, вопреки утверждениям некоторых юристов,95 не меняет сути дела (наследственное правопреемство имеет место в обоих случаях).

Наследники, между тем, нередко выходят за рамки чисто охранительных функций, разрешая вносить изменения в произведение. Такая практика, по мнению специалистов, не противоречит смыслу закона, если только при этом не происходит существенное изменение творческого замысла создателя произведения.96 Лица, охраняющие неприкосновенность произведения, могут, в частности, разрешить снабжение произведения предисловиями, комментариями, а также внесение в произведение редакционной правки, уточнений или иных данных, связанных с развитием науки и техники. Однако при всем этом главной их задачей остается «сохранение сущности и оригинальности» работы автора97. Ныне действующий закон подчеркивает, что указанные правомочия наследников каким- либо сроком не ограничиваются. При отсутствии наследников защиту данного правомочия осуществляет специально уполномоченный орган Российской Федерации (ст. 29 Закона).

5. Право на отзыв.

Данное правомочие позволяет автору отказаться от решения об обнародовании произведения. Ранее действующим законодательством право на отзыв автору не предоставлялось.

Если бы автор решил, что его произведение несовершенно, он мог бы отказаться от передачи его издательству. В этом случае договор расторгался издательством. Последствия расторжения были определены в ст.511 ГК РСФСР. Если же рукопись уже сдана в издательство, то автор не мог требовать расторжения договора. В этом случае издательство несло убытки, связанные с прекращением издания. Право на расторжение договора автором при условии возмещения причиненных издательству убытков автору не предоставлялось. Однако в некоторых случаях, когда издательство соглашалось с мнением автора о нецелесообразности опубликования его работы, договор мог быть расторгнут. В этом случае убытки с автора не взыскивались.

В настоящее время Законом (ст. 15, п.2) автору предоставлено право на отзыв, но при условии возмещения пользователю причиненных таким решением убытков. Если произведение уже было обнародовано, автор обязан публично оповестить о его отзыве. При этом он вправе изъять за свой счет из обращения ранее изготовленные экземпляры произведения.

По прямому указанию Закона правом отзыва не пользуются авторы служебных произведений. Их согласие на обнародование произведения необходимо, но если оно дано, его нельзя отозвать в одностороннем порядке98 .

Право автора односторонне расторгнуть договор без каких-либо нарушений его условий издательством было также предусмотрено и в русском дореволюционном законодательстве (ст.68 Положения об авторском праве, утвержденного 15 марта 1911 года). Автор был обязан «возместить издателю нанесенные им издержки по изданию»99

Советское законодательство данного положения не восприняло.

Однако у автора существует множество причин, по которым произведение не может быть выпущено. Ими являются, в частности, появление исследования, побудившего автора изменить свою позицию, выход в свет произведения, схожего по содержанию с работой автора.

6. Право доступа.

К числу личных неимущественных правомочий автора относится и право доступа, однако в ст. 15 Закона оно отсутствует. Право доступа, как и право следования, отнесено законодателем к разряду особых авторских правомочий (ст. 17 Закона). Таким образом создается третья группа «иных» прав, что в корне меняет взгляд на сложившееся в доктрине и отраженное в законе деление авторских правомочий на личные неимущественные и имущественные. Представляется, что поскольку право доступа носит неимущественный характер, его следует рассматривать совместно с другими личными правами автора.

Право следования, напротив, является имущественным и, следовательно, должно быть включено в ст. 16 Закона об авторском праве.

Подобное решение вопроса позволило бы избежать создания новой категории правомочий, их деления на три группы, и тем самым, нарушения общепринятой классификации авторских прав.

Суть права доступа заключается в том, что автор произведения изобразительного искусства вправе потребовать от собственника произведения предоставления возможности осуществления права на воспроизведение своего произведения (ст.17, п.1 Закона).

Подобное право может быть предоставлено авторам произведений архитектуры. Согласно п. 2 ст. 18 Закона «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации»100 автор архитектурного объекта вправе требовать от собственника (владельца) этого объекта предоставления возможности осуществлять его фото- и видеосъемку, если иное не установлено договором, в соответствии с которым создан архитектурный проект.

В прежнем законодательстве данное правомочие специально не выделялось, но в принципе следовало из него. Так, переход произведения изобразительного искусства в собственность заказчика еще не означал передачи авторских прав на произведение (ст.513 ГК РСФСР 1964 года). Автор мог потребовать от собственника оригинала предоставить ему возможность воспроизводить свое произведение в копиях.

Ныне действующий закон об авторском праве не содержит каких-либо ограничений и условий реализации данного права, за исключением единственного указания на то, что от собственника оригинала нельзя требовать доставки произведения автору (ст.17, п.1). Однако владелец оригинала обязан обеспечить доступ к произведению. Он должен предоставить автору возможность делать фотографии, копии или записи. При этом не имеет значения, преследует ли автор материальную выгоду, реализуя данное право.

Автор, в свою очередь, обязан учитывать законные интересы собственника. Последний, в частности, вправе потребовать от автора возмещения расходов, причиненных осуществлением доступа произведению.

Право доступа может принадлежать только автору и по наследству не переходит.