В случае неисполнения требования

Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая)

Глава 10. Требование об уплате налогов и сборов

Статья 69. Требование об уплате налога и сбора

1. Требованием об уплате налога признается письменное извещение налогоплательщика о неуплаченной сумме налога, а также об обязанности уплатить в установленный срок неуплаченную сумму налога.

2. Требование об уплате налога направляется налогоплательщику при наличии у него недоимки.

3. Требование об уплате налога направляется налогоплательщику независимо от привлечения его к ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах.

4. Требование об уплате налога должно содержать сведения о сумме задолженности по налогу, размере пеней, начисленных на момент направления требования, сроке уплаты налога, установленного законодательством о налогах и сборах, сроке исполнения требования, а также мерах по взысканию налога и обеспечению исполнения обязанности по уплате налога, которые применяются в случае неисполнения требования налогоплательщиком.

Во всех случаях требование должно содержать подробные данные об основаниях взимания налога, а также ссылку на положения законодательства о налогах и сборах, которые устанавливают обязанность налогоплательщика уплатить налог.

Требование об уплате налога должно быть исполнено в течение 10 календарных дней с даты получения указанного требования, если более продолжительный период времени для уплаты налога не указан в этом требовании.

5. Требование об уплате налога направляется налогоплательщику налоговым органом, в котором налогоплательщик состоит на учете. Форма требования утверждается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов.

6. Требование об уплате налога может быть передано руководителю (законному или уполномоченному представителю) организации или физическому лицу (его законному или уполномоченному представителю) лично под расписку или иным способом, подтверждающим факт и дату получения этого требования.

Если указанными способами требование об уплате налога вручить невозможно, оно направляется по почте заказным письмом и считается полученным по истечении шести дней с даты направления заказного письма.

7. Утратил силу с 1 января 2004 г.

8. Правила, предусмотренные настоящей статьей, применяются также в отношении требований об уплате сборов, пеней, штрафов и распространяются на требования, направляемые плательщикам сборов и налоговым агентам.

9. Утратил силу с 1 января 2007 г.

Статья 70. Сроки направления требования об уплате налога и сбора

1. Требование об уплате налога должно быть направлено налогоплательщику не позднее трех месяцев со дня выявления недоимки, если иное не предусмотрено пунктом 2 настоящей статьи.

При выявлении недоимки налоговый орган составляет документ по форме, утверждаемой федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов.

2. Требование об уплате налога по результатам налоговой проверки должно быть направлено налогоплательщику в течение 10 дней с даты вступления в силу соответствующего решения.

3. Правила, установленные настоящей статьей, применяются также в отношении сроков направления требования об уплате сбора, а также пеней и штрафа.

4. Правила, установленные настоящей статьей, применяются также в отношении сроков направления требования о перечислении налога, направляемого налоговому агенту.

Статья 71. Последствия изменения обязанности по уплате налога и сбора

В случае, если обязанность налогоплательщика, налогового агента или плательщика сборов по уплате налога или сбора изменилась после направления требования об уплате налога, сбора, пеней и штрафа, налоговый орган обязан направить указанным лицам уточненное требование.

Критерии соразмерности неустойки

Указание в договоре размера неустойки, подлежащей выплате в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, не является гарантией того, что при возникновении спора неустойка будет взыскана по требованию кредитора в том размере, который был согласован сторонами при заключении договора. Суд, рассматривающий спор о взыскании неустойки, может уменьшить ее, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Не право, а обязанность

Одним из наиболее часто используемых на практике способов обеспечения исполнения обязательств является неустойка – денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (п. 1 ст. 330 ГК РФ). Руководствуясь положениями ст. 421, 422 ГК РФ, стороны договора при его заключении стараются установить размер неустойки, который, на их взгляд, действительно будет стимулировать должника к надлежащему исполнению обязательства, а в случае нарушения должником обязательства позволит кредитору компенсировать по несенные в связи с этим убытки. Между тем ст. 333 ГК РФ позволяет суду, рассматривающему спор о взыскании неустойки, уменьшить ее, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Положения ст. 333 ГК РФ допускают возможность снижения как договорной, так и законной неустойки, а Пленум ВС РФ и Пленум ВАС РФ в п. 7 совместного Постановления от 08.10.1998 № 13/14 сочли возможным уменьшение в порядке указанной статьи даже процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства на основании ст. 395 ГК РФ по ставке рефинансирования, установленной Банком России.

КС РФ, рассматривая жалобы на положения ст. 333 ГК РФ, отмечал, что, не ограничивая сумму устанавливаемых договором неустоек, ГК РФ вместе с тем управомочивает суд устанавливать соразмерные основному долгу их пределы с учетом действительного размера ущерба, причиненного стороне в конкретном договоре, что является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть по существу на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому, по мнению КС РФ, в ст. 333 ГК РФ речь идет не о праве суда, а о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения (определения КС РФ от 21.12.2000 № 263-О, 277-О, от 14.03.2001 № 80-О).

Следуя аналогичной логике, Президиум ВАС РФ в п. 1 Информационного письма от 14.07.1997 № 17 отметил, что при наличии оснований для применения ст. 333 ГК РФ арбитражный суд уменьшает размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком.

На протяжении долгого времени в судебной практике большое внимание уделялось основаниям для уменьшения размера неустойки в соответствии со ст. 333 ГК РФ. Так, в п. 42 совместного Постановления от 01.07.1996 № 6/8 Пленум ВС РФ и Пленум ВАС РФ отметили, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. При оценке таких последствий суд может принимать во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т. п.).

В 2003 году ВС РФ в Обзоре судебной практики «Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам» разъяснил, что при применении ст. 333 ГК РФ суд должен принимать во внимание степень выполнения обязательства должником, имущественное положение истца, а также не только имущественный, но и всякий иной, заслуживающий уважения интерес ответчика.

В Определении от 17.04.2007 по делу № 78-В07-8 ВС РФ отметил, что при решении вопроса о соразмерности неустойки должны учитываться последствия, наступившие в результате неисполнения ответчиком взятых на себя по договору обязательств, длительность неисполнения, а также характер неисполненного обязательства (спор возник по поводу неисполнения обязательств застройщиком, вследствие чего истцы более двух лет не могли вселиться в приобретенное ими по договору жилое помещение).

Случай исключительный, практика повсеместная

Европейский суд по правам человека в Постановлении от 13.05.2008 по делу «Галич (Galich) против России» отметил, что в соответствии со ст. 333 ГК РФ российские суды имеют достаточно широкую свободу усмотрения в отношении размера присуждаемой кредитору неустойки, одновременно признав, что такие полномочия судов не противоречат положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В этом же Постановлении ЕСПЧ обратил внимание на то, что по российскому законодательству истец в гражданском судопроизводстве, требующий взыскания неустойки, должен иметь в виду, что существует риск уменьшения судом размера взыскиваемой суммы в соответствии со ст. 333 ГК РФ.

Несмотря на то что уменьшение неустойки судом на основании ст. 333 ГК РФ допускается в исключительных случаях, практика такого уменьшения долгое время была повсеместной. Причем неопределенность результатов рассмотрения требований о взыскании неустойки в значительной степени заключалась не в том, уменьшит суд ее размер или нет, а в том, до какой величины заявленная истцом законная или договорная неустойка будет снижена.

Отсутствие понятных критериев для снижения неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ и фактически произвольное ее определение судом значительно ослабили роль этого гражданско-правового института. В ситуации, когда должник по обязательству, заключая договор, соглашается на любой размер неустойки, понимая, что в случае спора суд с большой долей вероятности существенно ее снизит, неустойка утрачивает как стимулирующее (для должника), так и компенсационное (для кредитора) значение.

Судебная практика применения ст. 333 ГК РФ начала существенно меняться с 2010 года. Так, в Постановлении от 13.01.2011 № 11680/10 Президиум ВАС РФ отметил, что, учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства ГК РФ предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом. Снижение неустойки судом возможно только в одном случае – в случае явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения права. Иные фактические обстоятельства (финансовые трудности должника, его тяжелое экономическое положение и т. п.) не могут быть рассмотрены судом в качестве таких оснований.

В этом же Постановлении Президиум ВАС РФ указал на недопустимость уменьшения неустойки судом в рамках своих полномочий, так как это вступает в противоречие с принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ), а также с принципом состязательности (ст. 9 АПК РФ). Кроме того, Президиум ВАС РФ отметил, что необоснованное уменьшение неустойки судами с экономической точки зрения позволяет должнику получить доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях, что в целом может стимулировать недобросовестных должников к неплатежам и вызывать крайне негативные макроэкономические последствия.

В качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства в Постановлении от 13.01.2011 № 11680/10 Президиум ВАС РФ указал установленную Банком России ставку рефинансирования, которая по существу представляет собой наименьший размер платы за пользование денежными средствами в российской экономике, что является общеизвестным фактом. Поэтому уменьшение неустойки ниже ставки рефинансирования возможно только в чрезвычайных случаях, а по общему правилу не должно допускаться, поскольку такой размер неустойки не может являться несоразмерным последствиям просрочки уплаты денежных средств.

Аналогичные правовые позиции были сформулированы в постановлениях Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 и Президиума ВАС РФ от 14.02.2012 № 12035/11.

Так, в п. 2 Постановления № 81 Пленум ВАС РФ разъяснил, что, разрешая вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения денежного обязательства и с этой целью определяя величину, достаточную для компенсации потерь кредитора, суды могут исходить из двукратной учетной ставки (ставок) Банка России, существовавшей в период такого нарушения. Снижение судом неустойки ниже определенного таким образом размера допускается в исключительных случаях, при этом присужденная денежная сумма не может быть меньше той, которая была бы начислена на сумму долга исходя из однократной учетной ставки Банка России.

Снижение неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России, согласно п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ № 81, на основании соответствующего заявления ответчика допускается лишь в экстраординарных случаях, когда убытки кредитора компенсируются за счет того, что размер платы за пользование денежными средствами, предусмотренный условиями обязательства (заем, кредит, коммерческий кредит), значительно превышает обычно взимаемые в подобных обстоятельствах проценты.

В постановлениях от 22.10.2013 № 801/13 и от 17.06.2014 № 1850/14 Президиум ВАС РФ еще раз обратил внимание на то, что снижение неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ возможно только при наличии соответствующего ходатайства ответчика и представлении им доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, отметив при этом, что возражения ответчика относительно исковых требований не могут рассматриваться как заявление о несоразмерности неустойки и ходатайство о ее снижении.

В этот же период времени более жестких подходов в вопросах применения ст. 333 ГК РФ начинает придерживаться и ВС РФ.

Так, в п. 34 Постановления от 28.06.2012 № 17 и п. 45 Постановления от 27.06.2013 Пленум ВС РФ обращает внимание на то, что применение ст. 333 ГК РФ возможно лишь в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым. Отсутствие в судебных актах указания на мотивы, по которым суд счел возможным снизить размер взыскиваемой неустойки, служит основанием для их отмены при вынесении ВС РФ определений от 07.08.2012 № 18-КГ12-33, от 09.10.2012 № 18-КГ12-50, от 30.10.2012 № 5-КГ12-47 и др.

Значительное внимание вопросам применения ст. 333 ГК РФ было уделено ВС РФ в Обзоре судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013.

В данном Обзоре ВС РФ отметил, что основанием для применения ст. 333 ГК РФ может служить только явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, которая должна оцениваться с учетом действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате нарушения ответчиком (должником) взятых на себя обязательств; соотношения сумм неустойки и основного долга; длительности неисполнения обязательства; недобросовестности действий кредитора по принятию мер по взысканию задолженности; имущественного положения должника.

В этом же Обзоре ВС РФ поддержал позицию ВАС РФ, ранее сформулированную в постановлениях Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 № 11680/10, от 14.02.2012 № 12035/11, Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, указав в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства ставку рефинансирования Центрального Банка РФ и отметив, что этот показатель по существу представляет собой наименьший размер имущественной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства.

С 2011 года некоторым образом меняется и позиция КС РФ в отношении ст. 333 ГК РФ. По-прежнему отмечая, что положения данной нормы в части, закрепляющей право суда уменьшить размер подлежащей взысканию неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, предписывают суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения, КС РФ, однако, воздерживается от указания на то, что применение ст. 333 ГК РФ является фактически обязанностью суда (определения КС РФ от 17.11.2011 № 1606-О-О, от 25.01.2012 № 203-О-О и 185-О-О, от 11.05.2012 № 725-О, 731-О и 726-О, от 29.05.2012 № 905-О, от 19.06.2012 № 1176-О, от 24.09.2012 № 1777-О, от 24.10.2013 № 1664-О, от 22.01.2014 № 219-О, от 17.07.2014 № 1655-О).

В Определении от 17.07.2014 № 1723-О КС РФ отметил, что неустойка (штраф, пени) как способ обеспечения исполнения обязательств и мера имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение по смыслу ст. 12, 330, 332 и 394 ГК РФ стимулирует своевременное исполнение обязательств, позволяя значительно снизить вероятность нарушения прав кредитора, предупредить нарушение.

Учетная ставка ЦБ РФ и неденежные обязательства

Использование учетной ставки Банка России в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям допущенного ответчиком нарушения применимо лишь в случаях нарушения денежного обязательства, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства должником позволяет ему неправомерно пользоваться чужими денежными средствами, а необоснованное уменьшение судами неустойки открывает должнику доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 № 11680/10).

Неустойкой же могут обеспечиваться не только денежные обязательства. Так, Президиум ВАС РФ допускал возможность установления договорной неустойки:

за неисполнение обязательства стороны предварительного договора заключить основной договор (постановления от 12.02.2013 № 13585/12 и от 08.04.2014 № 16973/13);

нарушение арендатором лесного участка технологии лесопользования (Постановление от 10.09.2013 № 3845/13);

несоблюдение подрядчиком требований по обеспечению безопасности дорожного движения при ремонте дорог (Постановление от 09.07.2013 № 1488/13);

непредоставление банковской гарантии (Постановление от 13.10.2011 № 5531/11) и другие подобные нарушения.

Казалось бы, в ситуациях, когда нарушение обязательства не сопряжено с пользованием должником денежными средствами за счет кредитора, учетная ставка банковского процента не может использоваться в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. Тем не менее данный критерий нередко применяется судами и при рассмотрении спора о последствиях нарушения неденежных обязательств. Так, суды руководствовались разъяснениями, содержащимися в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, при разрешении дел о взыскании неустойки:

за нарушение сроков прибытия специалистов для выполнения работ по гарантийному ремонту предоставленного в лизинг оборудования (Постановление ФАС ЗСО от 18.02.2014 по делу № А45-9078/2013);

неисполнение покупателем квартир обязанности по обеспечению явки уполномоченного представителя для государственной регистрации перехода права собственности (Постановление ФАС МО от 15.07.2014 по делу № А40116560/12);

непредоставление покупателю по предварительному договору доступа к объекту для целей проверки фактического состояния недвижимого имущества (Постановление ФАС МО от 23.06.2014 по делу № А40-132600/13);

обнаружение в вагонах фирменных пассажирских поездов имущества без маркировки или с истекшим сроком эксплуатации (Постановление ФАС МО от 27.03.2014 по делу № А40-29825/13-64-286);

нарушение подрядчиком сроков устранения недостатков в выполненных работах (Постановление ФАС ПО от 24.02.2012 по делу № А49-4746/2011);

нарушение сроков предоставления банковской гарантии в обеспечение исполнения обязательств (Постановление ФАС ПО от 14.02.2012 по делу № А65-11629/2011);

нарушение сроков устранения недостатков поставленного товара (Постановление ФАС УО от 09.06.2014 по делу № А07-8491/2013);

несвоевременное исполнение обязанности по страхованию ответственности (Постановление ФАС СКО от 24.02.2014 по делу № А32-6789/2013) и д р.

Только при нарушении денежных обязательств

Впрочем, по данному вопросу в практике существует и другой подход, в большей степени отражающий экономическую сущность последствий нарушения денежных и иных обязательств.

Так, в п. 6 Рекомендаций Научно-консультативного совета ФАС ВВО от 08.06.2012 отмечается, что в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 речь идет о неисполнении лишь денежного обязательства, поэтому если экономически сильный субъект заключает договор, направленный на передачу имущества, выполнение работ, оказание услуг и фактически навязывает контрагенту высокую неустойку на случай просрочки, то данные ситуации не подпадают под установленные данным пунктом пределы снижения, поскольку на стороне должника отсутствует денежное обязательство. Указанные Рекомендации нашли отражение в практике Первого арбитражного апелляционного суда (постановления от 05.07.2013 по делу № А39-5459/2012, от 05.07.2013 по делу № А39-5456/2012, от 04.07.2013 по делу № А79-14179/2012, от 24.06.2013 по делу № А39-113/2013, от 14.06.2013 по делу № А39-118/2013).

ФАС МО, рассматривая дело о взыскании неустойки по государственному контракту, отверг довод государственного заказчика о неправомерном снижении размера неустойки ниже однократной ставки Банка России, мотивировав это тем, что примененная судами мера ответственности не связана с фактом пользования ответчиком чужими денежными средствами (Постановление от 06.06.2014 по делу № А40-147413/13).

В определениях от 19.12.2013 № ВАС-18442/13 и от 13.01.2014 № ВАС-17980/13 коллегии судей ВАС РФ также указывали, что при рассмотрении дел о взыскании неустойки суды, руководствуясь в том числе разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, должны учитывать конкретные обстоятельства дела и представленные сторонами доказательства, отмечая, что отсутствие у истца негативных последствий, вызванных нарушением ответчиком договорных обязательств, может являться основанием для снижения неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ.

Именно такой подход был поддержан Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 01.07.2014 № 4231/14. Отменяя Постановление ФАС МО от 10.02.2014 по делу № А40-41623/2013, Президиум ВАС РФ отметил, что снижение судом первой или апелляционной инстанций размера неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России само по себе не свидетельствует о неправильном применении нормы ст. 333 ГК РФ и не является основанием для обязательного довзыскания неустойки судом кассационной инстанции. Тем самым Президиум ВАС РФ поддержал позицию судов первой и апелляционной инстанций, которые сочли неприменимыми к обстоятельствам данного дела указания п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 о кратности размера взыскиваемой судами неустойки учетной ставке Банка России, поскольку неустойка была начислена не в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением денежного обязательства.

В Постановлении от 01.07.2014 № 4231/14 Президиум ВАС РФ также отметил, что с учетом характера нарушения методология начисления за него неустойки может не иметь прямой корреляции со ставкой рефинансирования Банка России. В частности, такая ситуация возникает в случаях, когда неустойка установлена за нарушение обязанности, не связанной с пользованием одной стороной имуществом (включая денежные средства) другой стороны обязательства, поскольку учетная ставка Банка России начисляется на цену товарного или денежного кредита, сумму неисполненного (просроченного) обязательства, не затрагивая иных обязательств сторон по договору.

В этом же Постановлении Президиум ВАС РФ указал на возможность квалификации требования о взыскании неустойки в той ее части, которая является очевидно чрезмерной, в качестве злоупотребления правом, что в соответствии со ст. 10 ГК РФ предполагает отказ лицу в защите принадлежащего ему права.

Необходимо отметить, что применение судами ст. 10 ГК РФ при разрешении требований о взыскании неустойки имело место и до принятия Президиумом ВАС РФ Постановления от 01.07.2014 № 4231/14. Так, ФАС МО при рассмотрении одного из дел указал, что мотивированное лишь ссылкой на формальное соответствие действующему законодательству требование о взыскании неустойки за неисполнение обязательства, к которому кредитор фактически утратил интерес, представляет собой злоупотребление правом, поскольку предъявляется в отсутствие защищаемого субъективного права (Постановление ФАС МО от 15.07.2014 № Ф05-16442/2013 по делу № А40-116560/12-105-1082).

Такой подход в полной мере соответствует правовой позиции, сформулированной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 № 5467/14, согласно которой превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.

Чем руководствоваться судам?

Несомненная ценность разъяснений, содержащихся в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, состоит в определении объективного критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. Если этот критерий не является универсальным, возникает вопрос: какими критериями должны руководствоваться суды при разрешении споров о взыскании неустойки за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, не являющихся денежными, когда учетная ставка банковского процента не может рассматриваться в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства?

ФАС МО в Постановлении от 23.06.2014 по делу № А40-132600/13 указал, что степень соразмерности заявленного требования о взыскании неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, в силу чего только суд вправе дать оценку указанному критерию, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела, как того требует ст. 71 АПК РФ. С такой позицией можно согласиться лишь отчасти.

Безусловно, вопрос о пределах снижения неустойки является тем обстоятельством, в отношении которого действует принцип состязательности сторон, в силу чего при заявлении ответчика о несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства суд автоматически не уменьшает ее размера (соответствующая правовая позиция сформулирована в Постановлении Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 № 4231/14). Однако определение соразмерной величины неустойки судом не может быть произвольным, поскольку в таком случае неустойка как мера ответственности и способ обеспечения исполнения обязательства утрачивает свои функции.

Представляется, что в качестве критерия соразмерности неустойки может выступать размер убытков, причиненных кредитору в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником. Данный вывод прямо следует из диспозиции ст. 333 ГК РФ, речь в которой идет о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства.

В соответствии с п. 1 ст. 330 ГК РФ по требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков. Однако это вовсе не означает, что должник, на котором лежит бремя доказывания несоразмерности предъявленной к взысканию неустойки, не вправе с учетом принципа состязательности представить суду возражения, мотивированные тем, что допущенное им нарушение не повлекло для истца убытки, другие неблагоприятные последствия или угрозу их возникновения, либо что размер понесенных истцом убытков несоизмерим с предъявленной к взысканию неустойкой.

Еще одним критерием, который может быть использован судами при разрешении такого рода споров, является размер неустойки, установленной для самого истца на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения им собственных обязательств, поскольку закрепленный в ст. 1 ГК РФ принцип равенства участников гражданского оборота предполагает определенную сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора при неисполнении ими обязательств.

Именно такие критерии соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства были, в частности, указаны Президиумом ВАС в Постановлении от 17.12.2013 № 12945/13.

В случае неисполнения требования

Можно ли взыскать судебную неустойку за период до подачи заявления о ее взыскании

Какие способы суды используют для определения размера судебной неустойки

Вправе ли ответчик просить о снижении судебной неустойки после исполнения решения суда

Проблема неисполнения судебных актов имеет масштабный характер, поэтому решение в пользу истца не гарантирует успешное завершение дела. Недобросовестные ответчики часто отказы ваются исполнять решение суда, поскольку это более выгодно для них. В связи с этим огромные надежды юридического сообще-ства возлагались на введенный ВАС РФ в 2014 году институт аслрента. Суды приме-няли этот институт на основании разъясне-ний Пленума ВАС. Между тем в 2016 году Верховный суд РФ принял новые разъясне-ния по данному вопросу. Рассмотрим, на что теперь могут рассчитывать истцы, заявляя о взыскании судебной неустойки.

Судебная неустойка не компенсирует убытки, связанные с неисполнением судебного акта
Проблема исполнения вступивших в силу судебных актов в нашей стране — весьма давняя. В связи с этим в юридическом сообществе многие годы велась дискуссия по вопросу введения института, позволяю щего защитить нрава кредиторов в отношении исполнения обязательств.

Первый шаг на этом пути сделал ВАС РФ, выработав положения, которые предусматривали возможность взыскания судебной неустойки за неисполнение судебного акта. Позиция ВАС РФ была выражена в постановлении Пленума от 04.04.2014 No 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта» (далее — Постановление Пленума ВАС № 22). Это постановление предусматривало применение в России аналога французского института астрента (штрафа за неисполнение судебного решения в пользу взыскателя).

Введение аналогичного положения в российское законодательство предлагалось и при разработке Концепции единого ГПК РФ, одобренной решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 № 124 (далее — Концепция). Согласно п. 60.6 Концепции в проект кодекса должны быть включены правила о новом виде санкций в исполнительном производстве — присуждение денежных средств на случай неисполнения судебного акта (астрент).

Впервые в законодательстве возможность взыскать судебную неустойку за неисполнение судебного акта появилась с принятием Федерального закона от 08.03.2015 Nb 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации». Этот закон ввел в ГК РФ ст. 308.3, которая предусматривает право суда по требованию кредитора присудить в его пользу денежную сумму на случай неисполнения судебного акта.

Положения указанной статьи были разъ-яснены Пленумом ВС РФ в постановлении от 24.03.2016 Кя 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — Постановление Пленума ВС № 7). С его принятием Постановление Пленума ВАС № 22 утратило силу.

Отметим, что для обозначения указанного института ни законодатель, ни Пленум ВС РФ не стали использовать термин «астрент», а использовали термин «судебная неустойка», который в целом отражает содержание рассматриваемого требования.

Фактически данная мера является спосо-бом защиты прав кредитора и представляет собой неустойку особого рода, которая взы-скивается в случае неисполнения судебного акта. Важной особенностью является то, что такая неустойка, являясь мерой частнопра-вовой ответственности, применяется за нару-шение публично-правовой обязанности.

Исходя из основной цели (повышение эффективности исполнения судебных актов), которую законодатель заложил в институт судебной неустойки, для применения данной меры ответственности основополагающим будет факт уклонения (или возможного уклонения) от исполнения обязательства в натуре. В связи с этим следует подчеркнуть, что п. 33 Постановления Пленума ВС X» 7 специально разъясняет, что факт неисполнения или ненадлежащего исполнения решения суда устанавливает судебный пристав-исполнитель, и такой факт не может быть установлен банком или иной кредитной организацией. Иными словами, если суд присудил истцу судебную неустойку и выдал исполнительный лист на ее взыскание, истец ис может просто предъявить такой исполнительный лист в кредитную организа-цию, указав срок за который такая судебная неустойка подлежит списанию в безакцептном порядке со счетов ответчика. Данное разъяснение Пленума ВС РФ является важной гарантией для ответчика, которая защищает его от ошибочных или даже недобро совестных действий истца, особенно когда судебная неустойка взыскивается в форме прогрессивной шкалы.

Судебная неустойка как особая мера ответственности выполняет две функции: стимулирующую и компенсационную.

Стимулирующая функция судебной неустойки заключается в том, что она направлена на побуждение ответчика свое-временно исполнить решение суда. Причем судебная неустойка, за счет возможности ее одновременного присуждения с вынесением судебного акта, позволяет действовать пре-вентивно, поскольку ответчик заранее пони-мает, что в случае неисполнения судебного акта он подвергнется санкциям.

Компенсирующая функция судебной неустойки направлена на получение истцом компенсации за ожидание исполнения судеб-ного акта (постановление АС Центрального округа от 22.07.2016 по делу .Nb А54- 3960/2015). Спецификой компенсационной функции судебной неустойки является то, что она позволяет покрыть потери истца, возникшие у него за период неисполнения судебного акта, однако связанные исключи-тельно с ожиданием такого исполнения.

Зачастую истцы предпринимают попытки включить свои убытки от неисполнения судебного акта в размер судебной неустойки. Судебная практика по этому поводу складывается противоречивая. Так, некоторые суды определяю!’ судебную неустойку исходя из таких убытков (по сути, судебная неустойка компенсирует такие убытки). Показательным примером является постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.06.2016 по делу .4» А40-20776./12. По данному делу ответчик обязан был обеспечить беспрепятственный круглосуточный доступ истца в помещения. В связи с неисполнением судебного акта на ответчика была возложена судебная неустойка в размере, которую истец уплатил ответчику за тепло, пользование территорией и электроэнергию за период, когда не мог пользоваться помещениями. Требования истца о взыскании судебной неустойки на случай будущего неисполнения ответчиком судебного акта (в виде прогрессивной шкалы в зависимости от периода недопуска) суд оставил без удовлетворения.

В другом деле ответчик не исполнял судебный акт, который обязал его устранить недостатки работ. В связи с этим на ответчика была возложена судебная неустойка, размер которой приравнен к стоимости работ по устранению оставшихся недостатков (постановление АС Поволжского округа от 27.06.2016 по делу № А06-4969/2012).

За неисполнение требования освободить земельный участок, демонтировав строительные конструкции, суд взыскал с ответчика судебную неустойку в размере стоимости работ по демонтажу спорных конструкций (постановление 1А АС от 14.06.2016 по делу № А43-29155/2015).
По требованиям об обязании передать имущество суды зачастую приравнивают судебную неустойку к ежемесячной арендной плате (постановления АС Западно- Сибирского округа от 06.04.2016 по делу № А27-10877/2013, Московского округа от 18.08.2016 по делу № А40-203470/15).

Однако другие суды прямо указывают, что судебная неустойка не может покрывать потери истца, связанные с неисполнением судебного акта.

При этом убытки истца, связанные с таким неисполнением, подлежат возмещению отдельно — по общим правилам гл. 25 ГК РФ (постановление АС Уральского округа от 27.09.2016 по делу № А47- 10500/2014).

В пункте 28 Постановления Пленума ВС № 7 разъяснено, что сумма судебной неустойки не учитывается при определении размера убытков, причиненных неисполне-нием обязательства в натуре: такие убытки возмещаются сверх суммы судебной неустой-ки. Суды ссылаются на данное положение, когда считают, что убытки от неисполнения судебного акта не покрываются судебной неустойкой. Между тем сам по себе факт того, что убытки взыскиваются сверх неустойки, еще не свидетельствует, что они покрывают разные потери истца (ст. 394 ГК РФ). Более того, если убытки и судебная неустойка компенсируют разные убытки, то непонятно, почему Пленум ВС РФ разъяснил, что судебная неустойка не начисляется за неисполнение денежных обязательств (и. 30 Постановления Пленума ВС № 7).

В любом случае, принимая во внимание правовую природу судебной неустойки, представляется правильным подход, в соответствии с которым судебная неу стойка не должна компенсировать истцу убытки, связанные с неисполнением судебного акта (такие убытки подлежат возмещению отдельно). Судебная неустойка — это денежная сумма, которую суд определяет исходя из личности должника, а не из убытков истца, в том числе его имущественного положения и характера судебного акта, чтобы понудить должника своевременно исполнить такой судебный акт.

В одном из дел суд указал, что судебная неустойка является самостоятельной суммой, определяемой с учетом степени затруднительности исполнения судебного акта, возможности ответчика по добро-вольному исполнению судебного акта, его имущественного положения, а также иных заслуживающих внимания обстоятельств. Судебная неустойка не учитывается при определении размера убытков, причиненных неисполнением обязательства в натуре: такие убытки подлежат возмещению сверх суммы судебной неустойки (постановление АС Московского округа от 15.09.2016 по делу № А41-66901/13).

Данный подход представляется обосно-ванным, поскольку позволяет устранить такой фактор, как сверхкомпенсацион- ность судебной неустойки (когда судебная неустойка и убытки одновременно компен-сируют истцу одни и тс же потери).

Судебная неустойка должна начисляться с момента неисполнения судебного акта

Судебная неустойка присуждается только по заявлению истца (взыскателя) как одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в последующем, в рамках исполнительного производства (и. 31 Постановления Пленума ВС № 7). При этом заявление рассматривается в рамках основ-ного спора в порядке, предусмотренном ст. 324 АПК РФ.

На практике истцы, надеясь на добро совестность ответчика, сразу не заявляют требование о взыскании судебной неустойки. Однако в дальнейшем, когда судебный акт не исполняется, им приходится заявить такое требование. Постановление Пленума ВС Ы° 7 не содержит прямого ответа на вопрос, можно ли взыскать судебную неустойку за период до подачи соответствующего заявления.
Наиболее обоснованным представляется подход, в соответствии с которым судебная неустойка должна начисляться с момента неисполнения судебного акта, а не с даты подачи заявления о ее взыскании. Такая позиция отражена в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.06.2016 по делу № А56-64754/2012. Поскольку судебная неустойка направлена на побуждение ответчика исполнить судебный акт и компенсировать истцу ожидание такого исполнения, то лишение истца права получить судебную неустойку с момента неисполнения судебного акта неоправданно.
Однако некоторые суды считают, что судебную неустойку нельзя взыскать за период до подачи заявления о ее взыскании. Например, в одном из дел суд указал, что взыскание компенсации (судебной неустойки) за период, предшествовавший подаче заявления о ее взыскании, носило бы штрафной характер (не направленный на побуждение должника к исполнению судебного акта), что не соответствует смыс лу и не следует из буквального содержания п. 3 Постановления Пленума ВАС М> 22 и ст. 308.3 ГК Рсб (постановление 2ААС от 30.06.2016 по делу X» А29—9760/2013). Суд округа дополнительно отметил, что покрытие неудобств взыскателя за предшествующий подаче заявления период не имело бы компенсационно-предупредительного значения и нс соответствовало бы целям института судебной неустойки (постановление АС Волго-Вятского округа от 08.11.2016 по делу Mb А29-9760/2013).

Некоторые суды взыскивают судебную неустойку только за период после вынесения судебного акта о се взыскании. В обоснование такого подхода суды ссылаются на то, что судебная неустойка не носит компенсаци-онного характера за уже допущенное неис-полнение судебного акта и но своей правовой природе является дополнительным способом понуждения к исполнению судебного акта (постановление АС Московского округа от 12.03.2015 по делу Mb А41-20499/И).

Представляется, что с таким подходом нельзя согласиться. Если ответчик осознает угрозу применения к нему судебной неустойки даже за период до подачи истцом такого заявления, то уже это становится для него стимулом добровольно исполнить судебный акт. То есть и в таком случае судебная неустойка выполняет стимулиру-ющую функцию. К тому же такой подход не согласуется с компенсационной функцией судебной неустойки, поскольку потери истца за ожидание в предшествующий период никак не возмещаются. Наконец, если судебная неустойка взыскивается только за период после ее присуждения, ответчик может намеренно затягивать рассмотрение судом вопроса о ее взыскании и тем самым напрямую влиять на период ее присуждения, что недопустимо.
Многие ответчики исполняют судебные акты именно после подачи истцом заявления о взыскании судебной неустойки. В результате складывается ситуация, когда истец подал заявление о взыскании судебной неустойки, но на дату ее взыскания ответ- чнк исполнил судебный акт и побуждать его к исполнению уже не требуется.

СУДЫ ОПРЕДЕЛЯЮТ РАЗМЕР СУДЕБНОЙ НЕУСТОЙКИ ИСХОДЯ ИЗ ПОЗИЦИИ ВАС

Постановление Пленума ВАС № 22 устанавливало, что судебная неустойка может определяться следующим образом:

1) в твердой денежной сумме, взыскиваемой единовременно (например, АС Уральского округа взыскал судебную неустойку в размере 2 млн руб. (постановление от 09.02.2016 по делу № А60 44676/2012»;

2) в денежной сумме, начисляемой периодически (например, АС Западно Сибирского округа взыскал судебную неустойку в размере 51 326,66 руб. ежемесячно (постановление от 02.11.2016 по делу Mb А27-10879/2013»;

3) в виде прогрессивной шкалы (например, за первую неделю неисполнения одна сумма, за вторую — сумма в большем размере и т. д.).

Такая методика использовалась в постаиовле нии Арбитражного суда Московского округа от 18.04.2016 по делу Mb А41-33877/13, где суд взыскал судебную неустойку в размере 200 тыс. руб. за первую неделю, 300 тыс. руб. за вторую неделю и так далее до даты фактического исполнения решения суда.

Если предусматривается периодическое (месяц, неделя, день) увеличение судебной неустойки, то обычно используется такая формула:

S = А + А х (п-1),
где: S — общая сумма судебной неустойки;
А — сумма изначально установленной судебной неустойки;п — порядковый номер периода, тот истечении которого увеличивается судебная неустойка (постановление 1ЛЛС от 22.08.2016 по делу X? А79-746/2016).

Прогрессивная шкала может быть выражена также в виде ежемесячной индексации (увеличения) суммы судебной неустойки на 1% (постановление АС Западно-Сибирского округа от 06.04.2016 по делу ХУ А27-10877/2013). Указанные способы определения судеб ной неустойки остались актуальными, хотя Постановление Пленума ВАС ХУ 22 утратило силу.

Это подтверждается текущей судебной практикой. Постановление Пленума ВС ХУ 7 не содержит каких-либо указаний на этот счет.

Следует отметить, что арбитражные суды по-разному подходят к разрешению вопроса о возможности неоднократно обращаться в суд с заявлением о взыскании судебной неустойки.

Так, некоторые суды считают, что такая возможность не предусмотрена действующим законодательством (постановление АС Поволжского округа от 08.07.2015 по делу ХУ Л12 26231/2012). Другие суды допуска ют возможность вновь обратиться с заявлением о взыскании судебной неустойки, если она взыскивается за новые периоды неисполнения судебного акта (постановление АС Уральского округа от 05.05.2016 по делу ХУ Л60 6168/2014).

Некоторые суды исходят из того, что взыскание судебной неустойки в таком случае невозможно. Так, суд указал, что если судебный акт уже исполнен, восстановление прав и интересов взыскателя, нарушенных его несвоевременным исполнением, должно производиться путем предъявления требований в рамках отдельного искового производ-ства (в частности, требований о возмещении убытков) (постановление АС Восточно- Сибирского округа от 11.03.2016 но делу № АЗЗ-19159/2014).
Такая правовая позиция представляется весьма спорной, поскольку истец фактически лишается права на возмещение своих потерь за ожидание исполнения судебного акта. Следствием такого подхода будет то, что ответчики попросту не будут исполнять судебный акт, пока истец не предпримет активных действий. Более эффективным является «карательное» использование судебной неустойки, когда ответчик будет знать, что даже исполнение судебного акта не освобождает его от обязанности выплатить судебную неустойку за просрочку такого исполнения. Если ответчик осознает угрозу применения судебной неустойки, то это становится для него стимулом добровольно исполнить судебный акт, то есть и в таком случае судебная неустойка выполняет стиму-лирующую функцию.

Суд использует судебную неустойку, чтобы стимулировать ответчика исполнить судеоный акт

Статья 308.3 ГК РФ содержит весьма оце-ночные критерии определения размера судебной неустойки — она определяется судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовест-ного поведения.

Ранее в Постановлении Пленума ВАС Х> 22 было прямо указано, что суд также учитывает степень затруднительности исполнения судебного акта, возможности ответчика но добровольному исполнению судебного акта, его имущественное положе-ние, в частности, размер финансового оборо-та, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Однако в Постановлении Пленума ВС ХУ 7 изложен другой подход — данные обстоятельства (кроме имущественного положения ответчика) учитываются при определении срока, в течение которого вынесенное решение должно быть исполнено, а не при определении размера судебной неустойки (и. 27). Действительно, если судебный акт затруднительно исполнить, например, в связи с тем, что в его исполнение ответчик обязан передать значительное количество документов, то данное обстоя-тельство имеет значение для того, чтобы предоставить ответчику больше времени для подготовки и передачи истребованных документов, а не для того, чтобы снизить неустойку за неисполнение такого решения.

При этом необходимо отличать объектив-ные препятствия, которые являются осно-ванием для отсрочки исполнения судебного акта или прекращения исполнительного производства (п.п. 34 и 35 Постановление Пленума ВС Ле 7) и затруднительность исполнения. В Постановлении № 7 при рас-крытии понятия объективных препятствий Пленум ВС РФ делает отсылку к положениям п. 3 ст. 401 ГК РФ. В связи с этим по общему правилу объективные препятствия имеют место, если судебный акт не исполняется вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Соответственно, другие обстоятельства, которые создают препятствия к исполнению судебного акта и не относятся к вышеназ-ванным, могут быть квалифицированы как затрудняющие исполнение.

Между тем следует отметить, что судеб-ная практика еще не успела перестроиться и все равно учитывает все критерии опреде-ления размера судебной неустойки, которые были указаны в Постановлении Пленума ВАС № 22 (постановление АС Уральского округа от 18.10.2016 по делу № А47- 5751/2013).

Представляется, что имущественное положение ответчика продолжает иметь значение именно для определения размера судебной неустойки, но теперь такой критерий отдельно не выделяется и включен в состав более общего критерия — в результате присуждения судебной неустойки исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение (и. 32 Постановления Пленума ВС № 7). Суд должен учесть имущественное положение ответчика, в том числе размер его финансового оборота, чтобы установить такой размер судебной неустойки, который приводил бы к обременительным для должника с имущественной точки зрения последствиям и тем самым понуждал его исполнить судебный акт.

Показательным примером является дело, в котором суды, установив, что ответчики получают значительный доход от неис-полнения судебного акта (незаконной экс-плуатации истребованных коммунальных объектов), взыскали судебную неустойку в размере, который превышал полученную ответчиками прибыль, if сделали экономи-чески невыгодным дальнейшее неисполнение судебного акта (постановление 10ААС от 01.02.2016 по делу № А41-33877/13).

В то же время в некоторых случаях суды понимают данный критерий по-другому — ссылаются на тяжелое финансовое положение ответчика и на неблагоприятные иму-щественные последствия, которые наступят для него в случае выплаты заявленной судебной неустойки (аналогичные доводы ответчики приводят в порядке ст. 333 ГК РФ при взыскании обычной неустойки), что нс соответствует действительному смыс лу данного критерия.

В качестве «иных заслуживающих вни мания обстоятельств», которые учитывают суды при определении размера судебной неустойки, можно указать:

— срок, в течение которого ответчик, не исполняет судебный акт (постановление АС Московского округа от 10.06.2016 по делу № А40-20776/12);
— характер предмета спора (например, совершение социально значимых действий) (постановление АС Уральского округа от 14.07.2016 по делу № А60- 9657/2009);
— расходы должника на исполнение судеб ного акта (размер судебной неустойки должен быть выше таких расходов, чтобы должнику было выгоднее исполнить судебный акт) (постановление 2 А АС от 30.06.2016 по делу № А29-. 9760/2013).

Суды не выработали четких критериев для определения размера судебной неустойки

Определение судебной неустойки по неиму-щественным требованиям, которые не имеют прямого денежного эквивалента, вызывает значительные затруднения. В судебной практике отсутствуют даже примерные минимальные и максимальные границы суммы судебной неустойки, на которые вправе рассчитывать истец.

Суды по своему усмотрению определяют, какой размер судебной неустойки будет достаточным, чтобы побудить должника своевременно исполнить решение суда. Высшие суды обращали внимание, что неправомерная задержка исполнения судеб ного акта должна рассматриваться как нару-шение права на справедливое правосудие в разумные сроки (постановления КС РФ от 25.01.2001 J* 1-П, Президиума ВАС РФ от 28.07.2009 № 6961/09, от 08.06.2010 К» 904/10). В связи с этим суд должен уста-новить такой размер судебной неустойки, который смог бы побудить должника испол-нить судебный акт в разумные сроки,

В подавляющем большинстве случаев суды начинают «перестраховываться» не взыскивают значительные судебные неустойки. Вследствие этого нельзя исклю-чить высокую вероятность того, что споры о взыскании судебной неустойки могут повторить судьбу споров о компенсации морального вреда, которые лишены всякой предсказуемости.

Поскольку четкие критерии определения размера судебной неустойки отсутствуют, суды в большинстве случаев взыскивают ее в размерах, которым сложно дать какое либо конкретное объяснение (постановления 7ААС от 20.05.2016 по делу М> А03-13270/2013, АС Московского округа от 27.07.2016 но делу № А40-20526/2015-176-150).

Судебные акты о взыскании судебной неустойки зачастую не содержат подробной мотивировки. Большинство судей ограничивается общими фразами и ссылками на ст. 308.3 ГК РФ и Постановление Пленума ВС № 7,

Однако можно выявить следующие под-ходы судов к определению размера судебной неустойки.
Судебная неустойка определяется исходя пз ежемесячной платы за пользование спорным имуществом — судебный акт об обязании передать имущество (постановления АС Западно-Сибирского округа от 06.04.2016 по делу № А27-10877/2013, от 02.11.2016 но делу № А27-10879/2013).

При этом суды стремятся приравнять размер судебной неустойки к ежемесячной плате за пользование спорным имуществом, например, определяют судебную неустойку в размере 1/30 от размера ежемесячной арендной платы за каждый день просрочки исполнения судебного акта (постановление АС Московского округа от 18.08.2016 по делу № А40- 203470/15).

В случаях, когда ответчик был обязан освободить земельный участок путем демон тажа расположенных на нем объектов, суды учитывали стоимость работ по демонта жу и устанавливали судебную неустойку в размере, который превышал такую сто имость, чтобы ответчику было выгоднее осуществить такие работы, чем уплатить судебную неустойку (постановление 1ААС от 14.06.2016 но делу № А43-29155/2015).

Между тем в одном из дел суды пришли к выводу, что судебная неустойка в размере арендной платы не обеспечит условий, в которых ответчикам было бы невыгодно дальнейшее неисполнение судебного акта. Суды отметили, что ответчики получают значительный доход от неисполнения судебного акта (незаконной эксплуатации истребованных коммунальных объектов). С учетом прибыли ответчиков за год (71,3 млн руб.), суды установили судебную неустойку в размере 1 млн руб. за первую неделю, 1,5 млн руб. за вторую неделю и так далее до даты фактического исполнения решения суда (постановление 10ААС от 01.02.2016 по делу К? А41-33877/13).

В другом деле при определении размера судебной неустойки суд учел, что ответчик продолжает осуществлять предпринима-тельскую деятельность в постройке, которая должна была быть снесена во исполнение судебного акта, и извлекает таким образом прибыль из неисполнения судебного акта (постановление АС Уральского округа от 06.09.2016 по делу № Л50- 10060/10).

Судебная неустойка определяется исходя из цены приобретаемого имущества — судебный акт об обязании заключить договор купли-продажи имущества.

При этом суды не используют какие- либо объективные привязки к цене такого имущества (например, определенный процент от цены), а определяют судебную неустойку по своему усмотрению (чем выше цена выкупа, тем выше судебная неустойка) (постановление АС Московского округа от 07.07.2016 по делу .4» Л40 148175/12 135-1460).

Например, судебная неустойка по вы купу земельного участка стоимостью 283 млн руб. определена так: 100 тыс. руб. за первую неделю неисполнения, 200 тыс. руб. за вторую неделю, 300 тыс. руб. за третью неделю и так далее по прогрессивной шкале по дату фактического исполнения судебного акта (постановление АС Московского округа от 27.07.2016 по делу № А40-20526/2015-176-150).

Размер судебной неустойки определяется по усмотрению суда, при этом устанав-ливается прогрессивная шкала — судебные акты об обязании предоставить доку менты (постановление АС Центрального округа от 08.11.2016 по делу № А23- 4491/2014). Например, с 03.02.2015 по 31.08.2015 — 50 тыс. руб. в день; с 01.09.2015 по 30.09.2015 — 100 тыс. руб. в день; с 01.10.2015 и по дату фактического исполнения решения суда — 150 тыс. руб. за каждый календарный день; при этом через каждый месяц просрочки размер судебной неустойки увеличивается на 50 тыс. руб. (постановление 9АЛС от 05.11.2015 по делу Nb А40-66152/2014).

Отсутствие четких критериев определения размера судебной неустойки может сделать этот институт неэффективным, поскольку истцу сложно определить се размер, а суду весьма затруднительно оценить, насколько заявленный истцом размер судебной неустойки побудит должника своевременно исполнить судебный акт. В этой связи в некоторых случаях может быть эффективным оборотный штраф.

Следует согласиться с мнением А. Г. Карапетова о том, что «оборотные штрафы приводят к дифференцированию уровня ответственности по критерию богатства нарушителя. Если наша задача сломить волю ответчика, то оборотный характер штрафа не имеет альтернатив. Фиксированная сумма штрафа в 1 млн руб. может оказаться несправедливо высокой для мелкого предпринимателя, но абсолютно смехотворной для крупной корпорации.

Оборотные же штрафы дифференцируют ответственность и приводят к тому, что их сумма оказывается адекватной любому, как минимум, корпоративному ответчику» .
Такой подход эффективен для крупных компаний, которые ведут «белую» бухгал-терию. В остальных случаях использование этого подхода неэффективно.

После исполнения решения суда возможна рассрочка оплаты судебной неустойки, но не ее снижение
Согласно разъяснению Пленума ВАС, кото-рое было изложено в п. 3 Постановления Я? 22, должник, исполнивший судебный акт по существу спора (совершивший требуемое действие) с просрочкой, вправе обратиться в суд с заявлением о снижении размера денежного присуждения, представив свои доводы о причинах такой просрочки.

Постановление Пленума ВС № 7 содер-жит новые разъяснения, касающиеся судебной неустойки (и.и. 28—36), в том числе в некоторых случаях дословно повторяет разъяснения Пленума ВАС РФ из Постановления Alb 22, однако больше не содержит разъяснений о возможности снижения размера судебной неустойки после исполнения решения суда.

В связи с этим возникает вопрос — означает ли невключение такого положения в Постановление Пленума ВС № 7 изменение подхода к данной проблеме?

Представляется, что Пленум Верховного суда РФ исключил указанное положение в связи с тем, что отсутствует необходимость рассмотрения судом одного и того же вопро-са (о размере судебной неустойки) несколько раз: сначала — при присуждении судебной неустойки, а впоследствии — после исполнения решения суда. Все доводы, касающиеся размера судебной неустойки, взыскатель и должник должны приводить один раз — при присуждении судебной неустойки. Если впоследствии у должни ка возникнут обстоятельства, которые объ-ективно препятствуют исполнению реше ния суда, он вправе просить об отсрочке или о рассрочке исполнения решения суда (и. 34 Постановления Пленума ВС № 7), 1 а не о пересмотре размера судебной неустойки. Иные (необъективные) обстоятельства не будут иметь правового значения для взы-скания судебной неустойки. В против ном случае взыскание неустойки лишается правовой определенности. Истец получит денежные средства, которые весьма пробле-матично использовать, поскольку в даль-нейшем часть из них, возможно, придется возвратить по каким-то причинам, которые не являются объективными, но могут быть признаны судом уважительными. Это повле-чет за собой еще одну вереницу споров, свя-занных с уважительностью таких причин и возвратом излишне уплаченной судебной неустойки. Поэтому наиболее правильным было бы лишить ответчика права на умень-шение неустойки после исполнения судебного акта. Это будет стимулировать его пред-принимать все зависящие от него действия для исполнения судебного акта, а при воз-никновении обстоятельств, объективно пре-пятствующих исполнению решения суда, своевременно обращаться в суд именно с заявлением об отсрочке или о рассрочке исполнения решения суда, а нс об уменьше-нии судебной неустойки.
Подводя итог, хотелось бы отметить, что взыскание судебной неустойки может стать эффективным механизмом для борьбы с недобросовестными должниками. Судебная неустойка выполняет не только карательную, но и превентивную функцию, что с большой долей вероятности позволит увеличить количество исполнен ных судебных актов без обращения в суд. Вместе с тем нельзя сказать, что содержание ст. 308.3 ГК РФ н Постановления Пленума ВС М> 7 является оптимальным, поскольку в правоприменительной практике возникает множество вопросов, связанных с имеющи-мися в них оценочными категориями.