Тяжкие последствия 286 ук рф

Что признается тяжкими последствиями и не требует совокупности с другими преступлениями?

Что признается «тяжкими последствиями», предусмотренными ч.3 ст. 285

и п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ и не требует совокупности с другими преступлениями?

 крупные автомобильные и техногенные аварии;

 дезорганизация предприятий, организаций и других учреждений;

 причинение смерти по неосторожности;

 истязание, умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести.

Ответы юристов (5)

Добрый день, Алексей. Это означает, что если в случае совершения злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий наступили указанные последствия, то не требуется дополнительно квалифицировать действия виновного по соответствующей статье Особенной части УК РФ.

— если результатом явилась дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, не требуется дополнительной квалификации по ст. 321 УК РФ;

— если по неосторожности наступила смерть, то не требуется дополнительной квалификации по ст. 109 УК РФ;

Согласно п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19
«О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком преступления, предусмотренным ч. 3 ст. 285 УК РФ и п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, следует понимать последствия совершения преступления в виде крупных аварий и длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного нарушения деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т.п.

Уточнение клиента

Выходит, что все указанные мной варианты не требуют дополнительной отдельной квалификации ? То есть в любом случае не требуется дополнительная квалификация, если будет установлена причинная связь между действием (бездействием) виновного и тяжким последствием ?

12 Мая 2017, 11:42

Есть вопрос к юристу?

Если указанные последствия наступили в результате совершения преступлений, предусмотренных ст.ст. 285 и 286 УК РФ, то не требуется дополнительной квалификации.

В тоже время не все последствия не требуют отдельной квалификации. Например, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в ходе превышения должностных полномочий, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего уже требует дополнительной квалификации по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Уточнение клиента

Скажите пожалуйста, где найти разъяснения по данному вопросу? Где указанно о том, какие последствия требуют совокупности а какие нет?

12 Мая 2017, 11:53

Конкретно такого разъяснения Вы не найдете.

Уточнение клиента

То есть на усмотрение следователя квалифицировать тяжкие последствия как результат преступлений предусмотренных ст. ст. 285, 286, либо как самостоятельное преступление?

12 Мая 2017, 12:02

Не совсем так. При квалификации в любом случае руководствуются положениями Пленума, который я выше назвал.

Уточнение клиента

Что тогда Верховный суд имел ввиду под «тому подобное»? На выбор правоприменителя относить те или иные последствия как квалифицирующие признаки преступления ? И почему умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в ходе превышения должностных полномочий, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего уже требует дополнительной квалификации по ч. 4 ст. 111 УК РФ?

12 Мая 2017, 12:15

Стоит исходить из направленности умысла в каждом конкретном случае.

Ч.ч. 1-3 ст. 111 УК РФ охватываются умыслом п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ — с применением насилия или с угрозой его применения. Насилие в том числе включает в себя причинение вреда здоровью (легкого, средней тяжести, тяжкого), но не предусматривает последствий в виде наступления смерти. Не обозначено четко наступление смерти, связанной с умышленными действиями и в п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (ч. 3 ст. 285 УК РФ). Следовательно, практика сложилась, что в таких случаях требуется дополнительная квалификация.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Тяжкие последствия 286 ук рф

Прокуратура Республики Коми Официальный сайт

Уголовная ответственность за превышение должностных полномочий

Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Согласно Основам государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан важнейшей задачей государства является пропаганда и разъяснение необходимости соблюдения гражданами своих обязанностей, уважения прав и законных интересов других лиц. Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Немалая роль в этих процессах отведена органам прокуратуры. Осуществляя надзорные полномочия, прокурор выполняет и просветительскую функцию.

Правовое просвещение неразрывно связано с решением задач профилактики и предупреждения правонарушений. Вопросам организации этой работы посвящен приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 10.09.2008 № 182 «Об организации работы по взаимодействию с общественностью, разъяснению законодательства и правовому просвещению».

Своевременное правовое информирование, разъяснение населению законодательства является особым видом прокурорской деятельности. Возможности настоящего раздела официального сайта прокуратуры Республики Коми направлены не только на информирование населения о существующих нормах закона, но и формирование навыков, способов ориентирования человека в значимой для него правовой ситуации, осознанного выбора своего правового поведения на основе должных правовых взглядов и убеждений.

Превышение должностных полномочий (ст. 286 Уголовного кодекса РФ) может выражаться в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые: а) относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу); б) могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц); в) совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом; г) никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»).

Общим для всех этих случаев является то, что должностное лицо совершает действия, явно выходящие за пределы прав и полномочий, предоставленных ему законом. Неправомерные действия должностного лица при превышении должностных полномочий должны быть непосредственно связаны со служебной деятельностью субъекта, когда он выступает не как частное, а как официальное лицо. Другими обязательными признаками объективной стороны превышения власти или служебных полномочий являются наступление последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, а также причинная связь между действиями и последствиями.

Объем прав и полномочий субъекта определяется его должностной компетенцией, которая закрепляется в различных нормативных актах (законах, уставах, положениях, инструкциях, приказах и т.п.).

Существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом государственных или общественных интересов — это в значительной степени оценочное понятие. Прежде всего существенным следует считать нарушение должностным лицом конституционных прав и свобод человека и гражданина (гл. 2 Конституции РФ). Физический вред будет считаться существенным нарушением прав гражданина, если он выражается в причинении хотя бы легкого вреда здоровью. Материальные убытки, причиняемые должностным злоупотреблением, могут быть как в виде реального материального ущерба, так и упущенной выгоды. Существенное нарушение прав и законных интересов организации может быть связано с незаконным вмешательством в ее деятельность, ограничением свободы предпринимательства и иной не запрещенной законом экономической деятельности, повлекшими крупные убытки для организации, ограничением конкуренции и т.п. Существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства можно видеть в создании серьезных помех и сбоев в работе государственных органов и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, подрыве авторитета органов государственной власти и органов местного самоуправления, сокрытии и попустительстве совершению преступлений и т.п.

Субъектом превышения должностных полномочий может быть только должностное лицо.

Комментируемое преступление совершается только с умыслом (конкретизированным или неконкретизированным). Виновный осознает, что совершает действия, которые явно (т.е. бесспорно, очевидно) для него самого выходят за пределы предоставленных ему законом прав и полномочий, предвидит последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан, организаций, общества или государства и желает или сознательно это допускает либо относится к последствиям безразлично.

Мотивы совершения преступления могут быть любыми (месть, карьеризм, иные личные побуждения, корысть, ложно понимаемые интересы дела и т.д.) и не имеют никакого значения для квалификации, хотя и учитываются при назначении наказания.

Преступность деяния, явно выходящего за пределы должностных полномочий, исключается лишь в ситуации крайней необходимости (ст. 39 УК РФ) и обоснованного риска (ст. 41 УК РФ).

По части 1 ст. 286 УК РФ наступает наказание в виде штрафа в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо ареста на срок от четырех до шести месяцев, либо лишения свободы на срок до четырех лет.

Квалифицированным видом превышения полномочий (ч. 2 ст. 286 УК РФ) является совершение соответствующих деяний лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления.

Под лицами, занимающими государственные должности РФ, понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов — Президент РФ, Председатель Правительства РФ, председатели палат Федерального Собрания РФ, депутаты, федеральные министры, Генеральный прокурор РФ, Председатель Центрального банка РФ, Председатель Счетной палаты РФ, судьи, Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ и др.

Под лицами, занимающими государственные должности субъектов Российской Федерации, понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов, — президенты республик, губернаторы или другие главы субъектов Федерации, руководители органов законодательной и исполнительной власти субъектов Федерации, депутаты представительных органов субъектов Федерации, члены правительства и др.

Действия наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Особо квалифицированным видом превышения власти или служебных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК РФ) признается деяние, предусмотренное ч. ч. 1 или 2 комментируемой статьи, если оно сопровождалось насилием или угрозой его применения, применением оружия или специальных средств, причинением тяжких последствий. Каждого из названных обстоятельств достаточно для квалификации по ч. 3 ст. 286 УК РФ, хотя нередко они наличествуют одновременно.

Сам факт совершения должностным лицом незаконных действий с насилием или угрозой его применения, применением оружия или специальных средств является грубым посягательством против охраняемых законом прав граждан, интересов общества или государства и рассматривается как существенное их нарушение независимо от наступления каких-либо иных вредных последствий.

Насилие при превышении должностных полномочий может выражаться в нанесении потерпевшему побоев, причинении вреда здоровью любой тяжести, истязании, лишении жизни потерпевшего. Угроза применения насилия при превышении должностных полномочий — это высказанное намерение совершить вышеназванные действия.

Квалификацией по ч. 3 ст. 286 УК РФ охватывается причинение потерпевшему любого вреда здоровью, кроме случаев причинения тяжкого вреда здоровью, предусмотренных ч. ч. 3 и 4 ст. 111 УК РФ, а также умышленного убийства. В последних случаях действия виновного должностного лица нужно квалифицировать по совокупности ч. 3 ст. 286 и ч. 3 или ч. 4 ст. 111 или ст. 105 УК РФ.

Убийство и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенные представителем власти или иным должностным лицом при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, квалифицируются только по ст. 108 или ст. 114 УК РФ.

Применение оружия или специальных средств как квалифицирующее обстоятельство по п. «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ имеет место в случаях, когда по делу установлено фактическое использование этих предметов для физического воздействия на потерпевшего путем причинения ему смерти или вреда здоровью, а также для психического воздействия путем угрозы причинения такого вреда, если у потерпевшего имелись основания считать, что его жизни и здоровью грозила реальная опасность.

К оружию относятся устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели (ст. 1 Федерального закона от 13.12.96 № 150-ФЗ «Об оружии»). Оружие может быть огнестрельным, холодным, метательным, пневматическим, газовым, а также основанным на использовании электрической энергии, радиоактивных излучений и биологических факторов.

Ответственности по п. «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ подлежит должностное лицо, применившее при превышении своих полномочий оружие любого назначения (боевое, служебное, гражданское, в том числе газовое оружие самообороны, спортивное или охотничье).

Специальные средства (резиновые палки, наручники, слезоточивый газ, водометы и бронемашины, средства разрушения преград, служебные собаки и т.д.) состоят на вооружении органов милиции, внутренних войск, федеральных органов государственной охраны, органов федеральной службы безопасности, органов уголовно-исполнительной системы, таможенных органов, судебных приставов, органов правительственной связи и информации, ведомственной и вневедомственной охраны.

При превышении должностных полномочий, сопровождавшемся применением оружия или специальных средств, необходимо, чтобы они применялись в нарушение установленных оснований и порядка их использования.

Причинение тяжких последствий является признаком особо квалифицированного превышения должностных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК РФ). При этом необходимо, чтобы имелись все другие объективные и субъективные признаки этого состава. Эти тяжкие последствия должны быть связаны с нарушением прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства. К тяжким последствиям, в частности, рекомендуется относить: крупную аварию; причинение смерти или тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку; дезорганизацию работы государственного или муниципального органа, а также учреждения; нанесение материального ущерба в особо крупных размерах и т.п.

По ч. 3 ст. 286 УК РФ наступает ответственность в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Тяжкие последствия ненасильственного превышения должностных полномочий сотрудниками органов внутренних дел (Быкова Е.Г., Яшков С.А.)

Дата размещения статьи: 20.11.2017

Пунктом «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за превышение должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия. В соответствии с п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» тяжкими признаются последствия, под которыми следует понимать последствия совершения преступления в виде крупных аварий и длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного нарушения деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т.п.
Тяжкие последствия — оценочный признак, который устанавливается с учетом конкретных обстоятельств дела. В научной литературе к их числу относят значительный материальный ущерб, например, причиненный путем неуплаты налогов и таможенных платежей, небоеготовность, снижение обороноспособности, укрывательство особо тяжкого преступления . Также к тяжким последствиям могут быть отнесены возникшие в результате совершения преступления массовые беспорядки, дезорганизация работы государственного или муниципального органа или учреждения ; причинение ущерба в особо крупных и крупных размерах, психическое заболевание потерпевшего ; сокрытие крупных хищений или тяжких или особо тяжких преступлений ; срыв выполнения экономических обязательств или государственных планов .
———————————
Пейсикова Е.В., Яни П.С. Пленум Верховного Суда Российской Федерации. Постановление от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Комментарий к Постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / Н.И. Бирюков, О.Н. Ведерникова, С.А. Ворожцов и др.; Под общ. ред. В.М. Лебедева. 3-е изд., перераб. и доп. М.: НОРМА, 2014 // СПС «КонсультантПлюс».
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. 8-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2012. С. 822 — 823.
Российское уголовное право. Курс лекций: В 3 т. Т. 3. Особенная часть (главы XI — XXI) / А.В. Наумов. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 372, 378.
Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М., 1998. С. 599.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический (постатейный). 2-е изд., переработ. и доп. / Под ред. С.В. Дьякова, Н.Г. Кадникова. Юриспруденция, 2013 // СПС «КонсультантПлюс».
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). 4-е изд. / Под ред. Г.А. Есакова. М.: Проспект, 2012 // СПС «КонсультантПлюс».

Следует отметить, что тяжкие последствия — это квалифицирующий признак превышения должностных полномочий. Основными последствиями, указанными в диспозиции ч. 1 ст. 286 УК РФ, является существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.
Таким образом, в процессе уголовно-правовой оценки содеянного как превышения должностных полномочий правоприменителю следует доказать, что в результате действий должностного лица не только наступили последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, но и то, что при данных фактических обстоятельствах они являются тяжкими. Неумение обосновать в приговоре тяжесть наступивших последствий должностного преступления приводит к изменению судебного решения и исключению из обвинения указания на соответствующий квалифицирующий признак .
———————————
Яни П. Вопросы квалификации должностных преступлений в Постановлении Пленума и судебной практике // Законность. 2014. N 4. С. 31 — 32.

Практика пока не выработала достаточно определенные критерии выделения при квалификации превышения полномочий сотрудниками органов внутренних дел из круга общественно опасных последствий, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ, последствий тяжких, наступление которых дает основание для квалификации деяния по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ.
Ш. являлся оперуполномоченным отделения по борьбе с наиболее опасными преступлениями общеуголовной направленности ГУ МВД России. В целях возбуждения уголовного дела в отношении директора магазина А. он решил инсценировать в отношении его факт незаконного хранения наркотических средств в особо крупном размере. С этой целью, приобретя сверток с героином весом около 1 кг, он сообщил своему знакомому оперуполномоченному Д., что якобы располагает информацией о том, что на автомобиле с московскими номерами будет перевозиться наркотическое средство — героин в особо крупном размере. Посчитав данную информацию достоверной, не подозревая о преступных намерениях Ш., Д. организовал проведение мероприятий, направленных на задержание водителя вышеназванного автомобиля, для чего привлек других оперативных сотрудников. В назначенный для задержания день автомобиль под управлением А. был остановлен инспектором ДПС С., после чего А. был задержан оперативниками. В момент задержания А. оперативными сотрудниками Ш., будучи допущенным к проведению задержания А. и досмотру транспортного средства последнего, воспользовавшись обстановкой и темным временем суток, открыл дверь автомобиля и положил под водительское сиденье полиэтиленовый пакет с героином. При проведении досмотра транспортного средства, на котором передвигался А., пакет с наркотическим средством был обнаружен и изъят оперативными сотрудниками. В результате проведения данного мероприятия в отношении А. было возбуждено уголовное по ч. 2 ст. 228 УК РФ за незаконное хранение наркотического средства, которое потерпевший в действительности не совершал. В этот же день он был задержан по подозрению в совершении преступления и направлен для содержания в ИВС, где провел более трех суток. В дальнейшем в отношении А. была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, проведен обыск в его жилище и по месту работы. В результате он потерял работу и вынужден был переехать в другую область.
Приговором Дзержинского районного суда г. Волгограда 4 апреля 2012 г. Ш. был осужден по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, а также по пп. «б», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. В приговоре было указано, что своими действиями Ш. существенно нарушил права и законные интересы потерпевшего А., предусмотренные ст. 17, 21, 22, 45 Конституции РФ, которые стали причиной негативных последствий для последнего, выразившихся в незаконном и необоснованном возбуждении в отношении его уголовного дела, задержании на 48 часов, продлении срока его задержания на 72 часа, избрании в отношении его меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, производстве обыска в его жилище и на рабочем месте, потере работы, вынужденного переезда в другую область, а также повлекли существенное нарушение охраняемых законом интересов государства в виде подрыва престижа и авторитета органов внутренних дел Российской Федерации.
В жалобе на приговор Ш. высказался, что установленные судом обстоятельства не дают оснований для вывода о том, что его действия повлекли тяжкие последствия, и просил их переквалифицировать на ч. 1 ст. 286 УК РФ. Однако в кассационном порядке приговор был оставлен без изменения. Постановлением президиума Волгоградского областного суда судебные решения в отношении Ш. также были оставлены без изменения.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ судебные решения изменила только в части переквалификации деяния Ш. с пп. «б», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ. Не соглашаясь с доводами жалобы Ш. о неверной квалификации его действий по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, Верховный Суд РФ указал, что под тяжкими последствиями, согласно п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, следует понимать последствия, содержащиеся в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19. Процитировав данный пункт, судебная коллегия сделала вывод, что закон не содержит перечня тяжких последствий, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, а в Постановлении Пленума приведен лишь примерный перечень таких последствий, и их тяжесть в каждом конкретном случае оценивается судом. Как указано в Определении, исследованными доказательствами установлено, что незаконные действия осужденного Ш., превысив
шего свои должностные полномочия, повлекли существенное нарушение прав и законных интересов потерпевшего А., выразившиеся в незаконном и необоснованном возбуждении уголовного дела против него в совершении особо тяжкого преступления, которое он не совершал, задержании его и содержании в ИВС в течение более трех суток, избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, что нарушило его конституционное право на свободу передвижения и, как следствие, повлекло потерю работы директора магазина и невозможность длительно трудоустроиться, сообщение информации в СМИ отразилось на его репутации, в связи с чем он был вынужден переехать в другой регион. Кроме того, действиями Ш. были нарушены охраняемые законом интересы государства в виде подрыва престижа и авторитета органов внутренних дел, конституционной обязанностью которых является защита прав и интересов граждан, в том числе от преступных посягательств. Принимая решение о юридической оценке содеянного, суд привел соответствующее обоснование и мотивы, по которым характер действий Ш. с учетом специфики преступления и иных обстоятельств, связанных с наступлением невосполнимых потерь, повлек существенное нарушение прав и законных интересов потерпевшего А., а также нарушение охраняемых законом интересов государства, что обоснованно признано судом как причинение тяжких последствий .
———————————
Надзорное определение Верховного Суда РФ от 23 октября 2013 г. N 16-Д13-24 // СПС «КонсультантПлюс».

Еще одним примером уголовно-правовой оценки последствий как тяжких является приговор Нижегородского областного суда от 23 мая 2012 г., которым С. и иные лица были осуждены за превышение должностных полномочий. В частности, С. осужден по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ. Как установлено судом, сотрудники вневедомственной охраны задержали и доставили в отдел внутренних дел Д. и Б. Оперуполномоченные отдела уголовного розыска З., Л., Т. и Е. произвели личный досмотр задержанных. У Д. наркотиков не оказалось. Б. скинул на землю наркотики, которые поднял 3. В то же время в отделение МВД были доставлены три цыганки, у которых было изъято 35 пакетов с наркотическим средством и денежные средства, полученные в результате реализации этого вещества. Т. уговорил Е., Л. и З. отпустить задержанных цыганок, объясняя просьбой об этом его знакомых. После этого Т. просил сотрудников охраны отдать им Д. и Б., сообщив, что в отношении задержанных проводилась оперативная разработка, и убедив не регистрировать рапорт о задержании в книге учета совершенных преступлений (КУСП). После этого Т. доставил потерпевшего Д. в кабинет к оперуполномоченному уголовного розыска С. В его присутствии Т. положил наркотическое средство в карман несовершеннолетнего Д. Затем Т., применяя насилие и угрожая привлечь к уголовной ответственности за хранение и сбыт наркотических средств в особо крупном размере, заставил Д. признаться в хранении наркотических средств. С. оставался в кабинете и наблюдал за всем происходящим. Далее С., достоверно зная, что наркотические средства были подкинуты потерпевшему, сфальсифицировал протокол личного досмотра, объяснений, рапорт об обнаружении признаков преступления, якобы совершенного Д. На основании этого в отношении Д. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, избрана мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке. В дальнейшем постановлением следователя уголовное дело было прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.
В кассационной жалобе С. просил приговор изменить, полагая, что его действия должны квалифицироваться либо по ст. 30 и ч. 1 ст. 286 УК РФ, либо по ст. 303 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила приговор без изменения, согласившись с позицией суда нижестоящей инстанции относительно правовой оценки содеянного С. по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ. По мнению высшей судебной инстанции, общественно опасные последствия в виде возбуждения уголовного дела в отношении Д., избрание в отношении его меры процессуального принуждения в виде обязательства о явке необходимо расценивать как тяжкие последствия. Кроме этого, освобождением задержанных по подозрению в совершении преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, без проведения проверочных мероприятий, сокрытием факта задержания, а также факта изъятия 35 пакетов с наркотическим средством и денежных средств, были нарушены охраняемые законом интересы общества и государства, конституционной обязанностью которого является защита прав и законных интересов граждан, в том числе от преступных посягательств .
———————————
Кассационное определение Верховного Суда РФ от 9 августа 2012 г. N 9-О12-35 // СПС «КонсультантПлюс». Поскольку к потерпевшему в процессе превышения полномочий было применено насилие, не повлекшее причинение вреда здоровью, содеянное также должно было квалифицироваться по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Следует отметить, что далеко не во всех случаях одни и те же последствия (например, возбуждение уголовного дела, избрание меры пресечения в отношении лица, которое не совершало преступление) оценивают с учетом квалифицирующего признака, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ. В некоторых случаях эти последствия признавались нижестоящими судами тяжкими, однако Верховный Суд РФ их таковыми не посчитал.
Например, П., являясь начальником отдела по расследованию преступлений против личности СУ при УВД, лично расследовал уголовное дело в отношении Ц., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162 УК РФ и п. «б» ч. 2 ст. 175 УК РФ. По ходатайству П. в отношении Ц. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Желая незаконно освободить его от уголовной ответственности, П. путем фальсификации доказательств составил обвинительное заключение в отношении Ц. таким образом, чтобы в нем не имелось доказательств его вины в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ. Направленное для утверждения в органы прокуратуры обвинительное заключение было возвращено начальнику СУ при УВД М. для дополнительного расследования в связи с незаконным изменением квалификации действий обвиняемого. Продолжая реализовывать свой умысел, не принимая уголовное дело к своему производству, П. от имени находящегося у него в прямом подчинении следователя СУ при УВД С. незаконно составил постановление о принятии С. дела к производству, постановление об отмене ранее избранной меры пресечения в виде заключения под стражу и постановление о прекращении уголовного дела в отношении Ц. Данные постановления по указанию П. были подписаны следователем С., введенным им в заблуждение относительно законности принятых процессуальных решений. После этого П. обманным путем, введя в заблуждение начальника СУ при УВД М. относительно отсутствия в уголовном деле доказательств вины Ц. по ч. 2 ст. 162 УК РФ и необходимости квалификации его действий по п. «б» ч. 2 ст. 175 УК РФ, получил его согласие на постановление об отмене ранее избранной в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу и освободил Ц. из-под стражи, позволив лицу, совершившему тяжкое преступление, скрыться и избежать уголовного наказания.
Мытищинским городским судом Московской области 24 июня 2009 г. П. был осужден по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ. В приговоре было указано, что П. своими последовательными действиями незаконно освободил Ц. от уголовной ответственности за совершенное преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 162 УК РФ, что повлекло причинение тяжких последствий, а также существенное ущемление и нарушение конституционных прав потерпевшего Г., а именно — права на правосудие и защиту частной собственности, а также его прав как потерпевшего на обеспечение возмещения имущественного и морального вреда, причиненного преступлением, а также нарушил охраняемые законом интересы общества и государства, что выразилось в дискредитации государственной власти, подрыве авторитета СУ при УВД и сокрытии тяжкого преступления. В кассационном порядке приговор был оставлен без изменения. Суд надзорной инстанции отказал в удовлетворении надзорной жалобы осужденного П. о пересмотре приговора и кассационного определения.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ судебные решения изменила, переквалифицировав деяние П. с п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ на ч. 1 ст. 286 УК РФ, указав следующее. Признавая П. виновным по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, суд указал в приговоре, что его действия повлекли причинение тяжких последствий, выразившихся в существенном ущемлении и нарушении конституционных прав потерпевшего Г., кроме того, в нарушении охраняемых законом интересов общества и государства, дискредитации органа государственной власти, подрыве авторитета СУ при УВД и сокрытии тяжкого преступления. Между тем существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства предусмотрены диспозицией ст. 286 УК РФ и являются необходимым признаком данного преступления. Под тяжкими последствиями, согласно п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, следует понимать последствия, указанные в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19. Ни одно из указанных или им подобных последствий по данному делу не наступило. В связи с этим в действиях П. отсутствует квалифицирующий признак превышения должностных полномочий «с причинением тяжких последствий», и его действия должны квалифицироваться по ч. 1 ст. 286 УК
РФ .
———————————
Надзорное определение Верховного Суда РФ от 9 июня 2011 г. N 4Д11-13 // СПС «КонсультантПлюс».

В других случаях подобные последствия изначально не рассматриваются правоприменителем как тяжкие. К примеру, начальник отделения по раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков управления уголовного розыска (далее — ОРП ОБНОН) А. был осужден за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 229.1, ч. 1 ст. 286, ч. 4 ст. 303 УК РФ.
Судом установлено, что у А. возник преступный умысел, направленный на организацию незаконного перемещения наркотических средств через Государственную границу РФ с Республикой Казахстан и последующего личного выявления данного уголовно наказуемого деяния.
А. привлек к совершению преступления С. и Е.Н., заведомо для него занимавшихся незаконным оборотом наркотических средств, для чего пообещал им осуществлять общее покровительство.
С. и Е.Н. по согласованию с А. привлекли к совершению контрабанды наркотических средств в качестве пособников в совершении им преступления Е.К. и Л.
Л. на территории г. Петухово Курганской области подыскал в качестве наркокурьера П. и, не ставя его в известность о своих истинных преступных намерениях, убедил под надуманным предлогом съездить вместе с ним в г. Петропавловск Республики Казахстан.
Е.Н. и С. снабдили Е.К. денежными средствами, необходимыми для приобретения в г. Петропавловске Республики Казахстан наркотического средства в крупном размере, а Л. предоставили куртку, которую должен был по их замыслу надеть П. для более точной его идентификации и задержания А. После этого Е.К. и Л. вместе с П., надевшим по настоянию Л. куртку, приготовленную для него соучастниками, уехали в г. Петропавловск Республики Казахстан, где Е.К. приобрел наркотическое средство — смесь, в состав которой входит героин, и передал его Л. Последний тайно подложил наркотическое средство в воротник куртки, которую надел не подозревающий об этом П., после чего Е.К. приобрел для Л. и П. билеты, и они уехали обратно в г. Петухово. Е.К. по телефону сообщил об этом Е.Н. и С., а они, в свою очередь, передали информацию А.
А. вместе с подчиненными сотрудниками, не посвященными в его преступные намерения, прибыл на железнодорожный вокзал станции «Петухово», где стал ожидать прибытия электропоезда, в котором передвигался П. При выходе из поезда он был задержан А. и подчиненными ему сотрудниками ОРП ОБНОН. При этом в ходе его личного досмотра из воротника надетой на нем куртки был обнаружен и изъят героин массой не менее 43,40 г, что составляет крупный размер.
В отношении П. в этот же день было возбуждено уголовное дело, в рамках которого ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 229.1 УК РФ и ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу .
———————————
Приговор Петуховского районного суда Курганской области от 1 сентября 2015 г. // URL: https://petuhovsky-krg.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=l&name_op=doc&number=25850129&delo_id=1540006&new=0&text_number=1&case_id=7123253 (дата обращения: 15.09.2016).

Апелляционная инстанция исключила как излишне вмененную А. ч. 4 ст. 303 УК РФ, указав, что содеянное полностью охватывается ст. 286 УК РФ, которая прямо предусматривает ответственность за незаконные действия должностного лица с соответствующими преступными последствиями (незаконное задержание, предъявление потерпевшему обвинения, избрание в отношении его меры пресечения в виде заключения под стражу с ее длительным применением) . Квалификация по ч. 1 ст. 286 УК РФ оставлена без изменений.
———————————
Апелляционное определение Курганского областного суда от 28 октября 2015 г. N 22-1947/2015 // URL: https://oblsud-krg.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=1756201&delo_id=4&new=4&text_number=1&case_id=1721984 (дата обращения: 15.09.2016).

С учетом того, что перечень тяжких последствий, содержащийся в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19, не является исчерпывающим, при квалификации по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ необходимо исходить из критериев, позволяющих признать некоторые из существенных нарушений прав и интересов граждан (как главный негативный результат явного выхода сотрудников органов внутренних дел за пределы предоставленных им полномочий) тяжкими последствиями. Как и в заголовке статьи, подчеркнем, что речь идет о ненасильственных действиях, поскольку сопряженное с насилием превышение должностных полномочий требует при возможной в ряде случаев квалификации и по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (наряду с п. «а» этой части статьи) применения несколько иных правил, нежели те, что предлагаются нами далее.
Анализ приведенных судебных решений свидетельствует о том, что Верховным Судом РФ к тяжким относятся такие последствия превышения сотрудниками правоохранительных органов своих полномочий, как незаконное и необоснованное возбуждение уголовного дела и избрание меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, которые могут привести к наступлению негативных для потерпевшего последствий — незаконное задержание и нахождение в ИВС, потеря работы, вынужденный переезд с постоянного места жительства.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ принадлежащее каждому от рождения право на свободу и личную неприкосновенность, относящееся к числу основных прав человека и признаваемое Всеобщей декларацией прав человека (ст. 1), воплощает наиболее значимое социальное благо, которое, исходя из признания государством достоинства личности, предопределяет недопустимость произвольного вмешательства в сферу ее автономии и создает условия как для демократического устройства общества, так и для всестороннего развития человека. Именно поэтому Конституция Российской Федерации допускает возможность его ограничения лишь в той мере, в какой это необходимо в определенных ею целях, в установленном законом порядке, с соблюдением общеправовых принципов и на основе конституционных критериев необходимости, разумности и соразмерности, с тем чтобы не оказалось затронутым само существо данного права. Публичные интересы, перечисленные в ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей . Иными словами, даже при наличии законных оснований для избрания меры пресечения, связанной с лишением свободы, должностное лицо обязано рассмотреть возможность наименьшего ограничения этого конституционного права. Незаконное заключение лица под стражу не просто ограничивает, а лишает потерпевшего права на свободу, что, безусловно, затрагивает существо данного права и является недопустимым.
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2011 г. N 27-П «По делу о проверке конституционности статьи 107 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Эстонской Республики А.Т. Федина»; Определение Конституционного Суда РФ от 4 октября 2012 г. N 1852-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Гренко Артема Ивановича, Дмитриева Николая Владимировича и Левкина Александра Сергеевича на нарушение их конституционных прав частями второй и третьей статьи 109 и частью третьей статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» и др. // СПС «КонсультантПлюс».

Если же речь идет о квалификации превышения должностных полномочий, не повлекших незаконное возбуждение уголовного дела и избрание меры пресечения, Верховным Судом РФ наступившие последствия, такие как ущемление права на правосудие и защиту частной собственности, обеспечение права потерпевшего на возмещение имущественного ущерба и морального вреда, оцениваются только как существенное нарушение прав и законных интересов гражданина, которые могут быть квалифицированы по ч. 1 ст. 286 УК РФ.
Представляется, что критерием разграничения данных последствий — тяжкие они или существенные — можно признать восполнимость их или невосполнимость. Так, в случае незаконного возбуждения уголовного дела и избрания меры пресечения наступает нарушение конституционных прав, которое вряд ли можно признать восполнимым (нахождение в ИВС, потеря работы, переезд в другой регион). Такие последствия необходимо признавать тяжкими. В другом случае реализация прав потерпевшего на доступ к правосудию, защиту собственности и возмещение причиненного ущерба, в том числе морального вреда, у гражданина остаются, в связи с чем такие последствия следует признавать существенным нарушением прав и законных интересов, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права и Конституцией РФ.

Пристатейный библиографический список

1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). 4-е изд. / Под ред. Г.А. Есакова. М.: Проспект, 2012.
2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. 8-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2012.
3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический (постатейный). 2-е изд., переработ. и доп. / Под ред. С.В. Дьякова, Н.Г. Кадникова. Юриспруденция, 2013.
4. Пейсикова Е.В., Яни П.С. Пленум Верховного Суда Российской Федерации. Постановление от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / Н.И. Бирюков, О.Н. Ведерникова, С.А. Ворожцов и др.; Под общ. ред. В.М. Лебедева. 3-е изд., перераб. и доп. М.: НОРМА, 2014.
5. Яни П. Вопросы квалификации должностных преступлений в Постановлении Пленума и судебной практике // Законность. 2014. N 4.