Технологии работы с семьей в ситуации развода

Социальная работа с семьей в ситуации развода

Нередко люди после развода уже не надеются вернуть свою любовь, их волнует другая проблема – как жить дальше, как «разлюбить его/ее», как приспособиться без всякой надежды на взаимность. Часто этим людям кажется, что их жизнь кончена. Каждый человек, страдая, чувствует себя обездоленным и брошенным.

Психотерапевты знают, что ощущение брошенности любимым часто приводит к тому, что человеку начинает казаться, что он вообще никому не нужен, неинтересен, скучен. Таких людей преследует мысль, что у всех есть своя пара, одинокого же не любят, воспринимают как опасного конкурента или презирают.

Процесс разрыва и прекращения отношений часто сопровождается разочарованием, развивающимся недоверием к людям или злобой на кого-то. Нередко покинутый с удовольствием или злорадством рассказывает о «бывшем» другом, как коварно он/она себя вел/а, каковы негативные последствия общения с ним/ней: он опять начал пить, в нее опять неприятности на работе и т.д. Вспоминается не только хорошее и привлекательное в другом человеке, но и черты, привычки, личностные качества, которые, казалось бы, уже давно свидетельствовали, что совместное будущее не будет безоблачным – партнер был порою эгоистичен, ненадежен, самолюбив и т.д. Работа по обесцениванию бывшего партнера происходит в сознании человека достаточно быстро.

Страдания разведенных подпитываются, кроме всего прочего, тем, что все, что им пришлось пережить страшное унижение, вследствие чего они испытывают сильное разочарование. Чувства потери и досады связанные с уходом любимого нередко приводят к тому, что человек не хочет никого видеть, уединяется, сосредотачиваясь на своих воспоминаниях и мыслях о былом [7;254].

В течение года после развода риск заболеваний у разведенных увеличивается на 30%. Разведенные люди часто жалуются на головные боли, мочеполовые расстройства и кожные заболевания. В 6 раз чаще они посещают психиатра. А. Розенфельд объяснят это тем, что взаимодействие в критических ситуациях между головным мозгом, нервной и иммунной системами нарушается. После стресса в течение 14 месяцев число иммунных клеток уменьшается – риск заболеваний возрастает.

Психические заболевания у разведенных мужчин встречаются в 5,09 раза чаще, чем у семьянинов, у разведенных женщин – в 2,8 раза чаще, чем у тех женщин, которые живут в семье. Разведенные мужчины в 3,13 раз чаще страдают психическими заболеваниями, чем разведенные женщины. Обыденная мораль представляет развод, прежде всего, как женскую проблему. Но это далеко не так. Мужчины брачный союз нужен более чем женщине и развод они переносят болезненнее. Их неудовлетворенность одиночеством еще более острая и длительная. Даже если мужчина, ставший инициатором развода, находит удовлетворение в работе, он все равно чувствует себя опустошенным. Статистика самоубийств после развода у мужчин намного превышает, чем у женщин. Однако это касается не только разводов, мужская статистика по самоубийствам в принципе превышает женскую, поэтому можно утверждать о том, что женщины намного лучше переносят стресс и депрессию, чем мужчины [17;182].

К социально-психологическим последствиям развода относят:

  • снижение рождаемости;
  • ухудшение условий семейного воспитания;
  • снижение работоспособности человека;
    • ухудшение показателей здоровья увеличение заболеваемости и смертности;
  • рост алкоголизации;
  • увеличение суицидальных исходов;
  • увеличение риска психических заболеваний [18;207].

Постразводная ситуация может быть осложнена разными обстоятельствами. За долгое время совместной жизни родители и дети обрастают семейными шутками и сленгом, которые могут стать после развода неуместными. Почти в каждой семье формируются свои ритуалы, традиции. Все это надо выстраивать заново, иначе не миновать все возможных бед. Супругам не так легко отказаться от прежних друзей и контактов. В число старых связей, конечно, входят свекор и свекровь, теща и тесть, бабушки и дедушки и другие родственники. В исключительно редких случаях они не имеют своего мнения по поводу того, что произошло, что могло бы произойти, и что должно было бы произойти. Важно чтобы каждый ясно понимал, что случилось, и четко знал свое отношение к этому.

Существенное значение приобретает и решение некоторых юридических вопросов: раздел имущества, выплата алиментов, определение детей к одному из родителей и заключение соглашения о встречах с ними бывшего супруга. Лучше всего эти вопросы решать на основе взаимной договоренности. Супруги должны осознать то, что все их поступки должны быть направлены на облегчение ребенку перехода в новые условия жизни, чтобы он смог сохранить эмоциональную связь и уважение к обоим родителям, не потерял чувства безопасности и постепенно преодолел свою растерянность.

После юридического оформления развода, бывшие супруги вступают в послеразводный период, главной целью которого является стабилизация положения и достижение обоими супругами самостоятельности в новых условиях жизни. В первую очередь каждому из них необходимо овладеть новой ситуацией, возникшей при разрыве супружеских отношений, предотвратить возможные невротические и депрессивные реакции, имеющие тенденцию к фиксации в этих условиях [9;76].

Таким образом, глубина переживаний разведенных супругов зависит от неожиданности развода. Наибольшая травма у того, кому было предложено развестись, а односторонний развод – скорее правило, чем исключение. Пожилые люди и супруги с большим стажем брака получают большую травму, чем молодые. Однако, для некоторых развод — это желанное облегчение, которое приносит свободу от ограничений, обязанностей и душевного смятения. Большинство разведенных справляются со своими проблемами через 2—3 года после окончательного разрыва, и у них вновь возникает ощущение благополучия.

Глава II. Направления социальной поддержки семей в ситуации развода

2.1.Консультирование в ситуации развода

В нашей стране психологическая помощь людям в ситуации развода еще совсем недавно не считалась актуальной, и не потому, что отсутствовала сама проблема и переживания, с ней связанные, а в силу того, что развод не относили к явлениям, характерным для советского образа жизни. В последние годы психологи активно обсуждают, какие методы консультирования более эффективны для людей, переживающих развод. Опыт зарубежных коллег показывает, что эти люди нуждаются в помощи на разных уровнях – социальном, материальном, физическом и других [7;215].

По мнению психолога Ю.Е. Алешиной, консультирование тех, кто принял решение расторгнуть брак, отличается от других видов психологической коррекции ярко выраженной информирующей функцией. Поэтому специалисты, работающие с разводящимися супругами, должны быть хорошо осведомлены в области юридических аспектов развода и, особенно в вопросах, связанных с детьми. Любой развод, даже желанный, – серьезная травма, которая усугубляется необходимостью полной реорганизации жизни. До развода большинство людей не представляют, с какими трудностями они могут столкнуться, но основной проблемой для них становится обустройство жизни после расставания [3;67].

Муж и жена могут прийти в консультацию вместе или приходит один из супругов, чаще всего тот, кто остается в одиночестве. Иногда к специалисту обращается инициатор развода с просьбой помочь доказать семье правильность своего решения и действий, следующих за его принятием. Изменение жизненных ожиданий и планов, семейной структуры и семейных ролей, решение материальных и юридических проблем — любой из этих вопросов может стать темой для самостоятельного блока в консультативной работе.

Один из основателей американской семейной терапии Р. Лэнг убежден, что даже сегодня слово «брак» для многих означает клятву, обещание, и нарушение этой клятвы человек воспринимает очень болезненно. Психологические проблемы на разных этапах развода особенно трудны для партнеров. Поэтому необходимо терапевтическое сопровождение на всех стадиях развода. В зависимости от индивидуальных особенностей пары и протекания развода оно может иметь различные формы. Супруги могут нуждаться как в информационно-консультативной, так и психотерапевтической поддержке [8;90].

Система работы с семьями может строиться в двух направлениях: помощь отдельному человеку, внимание к его личным проблемам и изучение конфликтующих социальных групп, представленных в конкретной семье.

Основными тенденциями психотерапии в ситуации развода, являются, во-первых, работа специалиста с человеком, обратившимся за помощью, и, во-вторых, с «расширенной семьей», которая может включать не только его родственников, но и знакомых, друзей. В случае необходимости люди с психическими проблемами, нарушениями поведения, переживающие семейные конфликты, могут получить профессиональную помощь в психологических консультациях. Если собственные попытки преодоления кризиса в супружеских отношениях потерпели неудачу и ресурсы поддержки в социальной сети недостаточны или кажется, что нет возможности найти решение, первое, что нужно сделать, – разыскать семейную консультацию, где есть специалисты по данной проблеме.

Консультирование, ориентированное на сеть социальных отношений, понимается не как альтернатива существующим концепциям терапии и консультирования, а как их дополнение и дальнейшее развитие.

Первый уровень ориентированного на сеть консультирования — это содержательный анализ, диагностика взаимоотношений клиентов с окружающими людьми.

Анализ сети – это метод визуального содержательного представления социальных отношений человека. С помощью карты сети можно зафиксировать переплетение отношений личности, чтобы лучше понять их совокупность, проанализировать структуру долженствовании и отношениях, провести диалог об их качестве и различных функциях в жизни личности. Опыт исследований показывает, что эта форма представления побуждает человека, нуждающегося в психологической помощи, осмыслить свои социальные отношения.

Благодаря ярко выраженным диалогично-рефлексивным качествам метод «карты сети» можно эффективно использовать в консультативно-терапевтической практике. При исследовании сети возможны различные варианты визуального представления социальных отношений. Например, группа психологов под руководством австрийского ученого Ф. Штрауса использовала систематизированную форму, позволяющую испытуемым проанализировать различные сферы своей жизни в сравнении с областями родственной сети (семья, родственники, друзья, соседи).

Консультирование, ориентированное на сеть, концентрируется, прежде всего, на таком восприятии человеком ситуации, в которой он оказался. Задача психолога на первом этапе – научить клиента понимать свои страхи и затруднения, подвести его к осознанному критическому анализу своей биографии. Это облегчает доступ к имеющемуся у него опыту отношений с людьми, и понимание собственных чувств помогает активизировать взаимодействие с окружающими, установить более тесные связи.

Часто обиды и разочарования клиента связаны с равнодушием близких или даже отказом в помощи. Консультирование на первом этапе направлено на постепенное ослабление его защитных реакций, на расширение пространства общения и вовлечение значимых для клиента людей в его личные проблемы. Как правило, человек, пришедший к психологу, убежден, что никто не может оказать ему необходимую услугу, и именно поэтому избегает мобилизации социальных ресурсов.

Общий анализ и проработка личной ориентации в сети требует в первую очередь психотерапевтически ориентированных действий.

Второй этап работы с сетью включает в себя методы вмешательства в структуру повседневных, обыденных отношений человека, обратившегося за помощью; они направлены на улучшение защитного взаимодействия или структурных изменений его социальных отношений. Консультативная работа строится, как правило, на поддержке межличностной компетенции и усилении уверенности клиента в себе. В первую очередь его нацеливают на активный поиск потенциала помощи и образование тесных, защищающих отношений. Его побуждают чаще обращаться к другим людям, учат строить действующие контакты, например с людьми из сети, которые могут рассматриваться как компетентные помощники [10;237].

В работе со специалистом по социальной работе клиенты часто обнаруживают желание возобновить или усилить отношения с людьми, которые в прошлом были им эмоционально близки, но по разным причинам отошли на второй план или полностью исчезли из их повседневной жизни. Через визуализацию соединений отношений на карте сети иногда внезапно возникают люди, с которыми существуют шаткие, неблизкие отношения, но к которым клиент испытывает уважение и доверие.

Цель сетевой поддержки в том, чтобы стимулировать собственные силы и возможности клиента, помочь ему осознанно использовать и мобилизовать социальные ресурсы для преодоления своих проблем, а также обнаруживать и строить новые отношения.

Таким образом, из вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

1.Партнеры в ситуации развода нуждаются как в информационно- консультативной, так и в собственно терапевтической социально-психологической помощи.

2.Терапевтическое сопровождение на разных этапах развода может иметь разные формы – это и индивидуальная терапия для каждого из супругов, и парная терапия, и терапия для детей, разводящихся супругов.

3. Одним из важнейших принципов организации психологического консультирования разведенных супругов является делегирование ответственности за эффективное преодоление следствий развода разведенному супругу.

4.Задача специалиста по социальной работе присвоить право принятия ответственного решения относительно стиля жизни разведенной семьи — не просто ложный, но и крайне опасный шаг, ведущий к стагнации постразводного синдрома и формированию зависимости клиента.

Технология социальной работы с семьей в ситуации развода

В настоящее время сложившаяся устойчивая тенденция увеличения числа разведенных семей не позволяет надеяться на быстрое устранение этого явления и вынуждает наряду с мероприятиями по сокращению числа разводов ставить вопрос о необходимости оптимизации процесса социализации в рамках самой распавшейся семьи, т. е. о профилактике и компенсации деструктивных последствий бракоразводного процесса для каждого члена семьи [40, с. 29].

Проблемы семьи в ситуации развода не могут быть эффективно решены лишь усилиями самих участников развода (супругов). Необходима своевременная и комплексная поддержка со стороны различных социальных институтов и служб.

Для нейтрализации и минимизации негативного влияния развода требуется комплексное применение таких социальных технологий, как диагностика, посредничество и профилактика.

Рассматривая социальную работу как особый вид деятельности, сущность социальных технологии можно интерпретировать как «совокупность приемов, методов и воздействий государственных, общественных и частных организаций, специалистов и активистов, направленных на оказание людям помощи, поддержки, защиты, особенно так называемым уязвимым слоям и группам населения» [15, с. 28]. Именно в социальной работе как деятельности в концентрированном виде социальные технологии предстают как общение накопленных и систематизированных теоретических знаний, умений и практики работы субъектов социальной деятельности.

Эффективность мер по решению какой-либо проблемы, прежде всего, зависит от объективности и точности ее оценки, как на момент возникновения, так и в процессе сбора и анализа данных о ней. Иными словами, многое определяет правильный социальный диагноз.

Диагностика как социальная практика получила признание и распространение в конце XIX — начале XX вв., постепенно сменив ранее существовавшие методы обобщения и анализа информации о социальной действительности. Характерной особенностью периода становления социальной диагностики было то, что социальная информация носила нестрогий, произвольный характер; ее источниками, как правило, выступали формализованные и полуформализованные интервью, наблюдения и другие способы индивидуального накопления социальных знаний, опыта и информации об объекте исследования. Поэтому результаты диагностики были неконкретны и оставляли значительный простор для авторской интерпретации [49, с. 144].

Термин «социальная диагностика» получил распространение в конце 20-начале 30-х гг. XX века. В настоящее время «социальная диагностика» утвердилась как важнейшее направление в социальной работе. Термин «диагностика» («диагноз» в переводе с греческого — распознавание, определение) заимствован из медицины.

Как известно, медицинский диагноз представляет собой определение характера и причин соматической или психической болезни на основании всестороннего исследования больного. При этом многие психические заболевания являются результатом сложных взаимодействий между пациентом, другими лицами и коллективами. Диагнозы же, особенно психических заболеваний, не всегда учитывают социокультурные аспекты и влияние окружения пациента, а также возникающие в связи с этим проблемы. К тому же диагноз, ассоциируясь с чем-то статичным и завершенным, редко учитывает, что человеку свойственно не столько устойчивое состояние, сколько процесс постоянного изменения и развития [49, с. 145].

«Диагностика» (греч. «diagnostikos» — способный распознавать) — общий способ получения исчерпывающей информации об изучаемом объекте или процессе [49, с. 146]. Значение диагностики в области социальных отношений и процессов аналогично «выявлению» характера заболевания в медицине: если вовремя и правильно определены признаки и причины возникновения заболевания, то можно надеяться на благополучный ход лечения и положительные результаты. Неправильный диагноз не только обесценивает усилия врачей, но и сводит к нулю шансы на выздоровление больного. Все сказанное в области соматического (телесного) здоровья относится и к психическому здоровью, в том числе к выявлению уровня знаний, интеллекта (педагогический аспект), а потому диагностика в социальной работе — чрезвычайно важная деятельность, требующая высокой квалификации и технологичности [49, c. 146].

Некоторые авторы предлагают в социальной практике заменить этот термин понятием «проблемный анализ» или рассматривать процесс как выявление основных причин, или как экспертную оценку, полагая, что такое толкование имеет больше отношения к сбору необходимой информации и позволит избежать включения в это понятие психологических и медицинских аспектов.

Известно, что в научно-практическом плане социальному работнику приходится решать более широкий круг задач, поэтому суть социальной диагностики сводится к получению достоверных знаний об изучаемом объекте или социальном процессе во всей его сложности и многообразии, включая и медицинские аспекты.

Сущность социального диагноза заключается в точном определении причинно-следственных связей, порожденных условиями жизни клиентов социального обслуживания. Социальный диагноз предполагает сбор информации о клиентах и условиях их жизнедеятельности, а также ее анализ для разработки программы социальной помощи [49, с. 147].

Цель диагностики состояния социального объекта — установление достоверности информации о нем и окружающей его среде, прогнозирование его возможных изменений и влияния на другие социальные объекты, а также выработка рекомендаций для принятия организационных решений, социального проектирования действий по оказанию социальной помощи.

В социальной диагностике учитываются две группы факторов: социальные (внешние) и биологические (внутренние). Часто задача состоит в том, чтобы дать клиенту целостную характеристику с позиции медико-биологических, психолого-педагогических и социально-экономических параметров.

Как известно, человек представляет собой единство биологического, духовного и социального во всей сложности их связей и взаимоотношений, в рамках единого целого.

Социальная диагностика — весьма сложный и ответственный вид деятельности специалистов социальной работы. Она требует соответствующего профессионального мастерства, поскольку затрагивает судьбы людей, различных социальных групп. На основе социального диагноза выделяются приоритеты и осуществляется выбор в оказании той или иной социальной помощи. В связи с этим социальный работник должен соблюдать ряд социально-этических требований — принципов диагностики [49, с. 149].

Принцип конфиденциальности. Неразглашение результатов социального диагноза без персонального согласия на это лица, которое являлось объектом исследования. Если это дети, то на разглашение результатов обследования обязательно требуется согласие родителей или заменяющих их лиц.

Принцип научной обоснованности. Результаты анализа должны быть, как минимум, валидными (достоверными) и надежными.

Принцип ненанесения ущерба. Диагностические результаты ни в коем случае не должны быть использованы во вред человеку, который подвергся исследованию.

Принцип объективности. Выводы исследования должны делаться на основе научно обоснованных, объективных данных и не должны зависеть от субъективных установок тех, кто проводит исследование или пользуется его результатами.

Принцип эффективности. Не следует предлагать человеку такие рекомендации, которые по итогам диагноза для него бесполезны, могут привести к нежелательным или непредсказуемым последствиям.

Социальная диагностика — важнейший компонент социальной технологии и сфера деятельности практического социального работника. Технология социальной диагностики включает в себя принципы, алгоритм процедур и способов проверки различных методов исследования социальных процессов. В основе диагностики лежит проблема анализа и обобщения факторов, характеризующих социальное развитие человека, социальных групп, общества.

При проведении диагностических обследований определенная технология освобождает исследователя от субъективистского подхода, отражает уровень компетентности специалиста и адекватно выражает конкретную социальную ситуацию [42, с. 238].

Социальная диагностика решает типичные для нее задачи, к которым относятся:

· выявление специфических социальных качеств, особенностей развития и поведения клиента;

· определение степени развитости различных свойств, их выраженности в количественных и качественных показателях;

· описание диагностируемых особенностей клиента, когда это необходимо;

· ранжирование специфических свойств клиента.

· в технологии социальной диагностики выделяют ряд процедурных этапов:

· ознакомление с клиентом, постановка задач, выделение состава диагностируемых ситуаций, параметров ситуации, выбор основных показателей или критериев;

· измерение и анализ показателей;

· формулирование и оформление выводов, заключений по диагнозу.

Среди общих требований, которым должны отвечать методы социальной диагностики, следует назвать валидность, надежность, однозначность и точность [42, с. 239].

Методы социальной диагностики основываются на ряде принципов, как общих для всех социальных наук, так и специфических. Прежде всего это принцип объективности, который следует рассматривать в двух аспектах. Во-первых, социальный работник, как исследователь, не должен зависеть от влияния внешних факторов (в нашем случае могут быть родственники или друзья членов разводящейся семьи). К сожалению, социальная диагностика может вскрывать негативные факты, которые иногда яростно отвергаются не только представителями органов управления, но и шокированной общественностью. Осознано или неосознанно искажая действительную картину в силу нежелания подобной реакции, социальный диагност тем самым блокирует возможность коррекции социальной патологии, которую он исследовал. Во-вторых, социальный работник должен противостоять влиянию на результаты проводимого им анализа внутренних факторов – собственных предрассудков, незнания, аберрации собственного жизненного, семейного опыта. Искажающее воздействие этих факторов может быть оказано как на сбор фактов, так и на их интерпретацию [42, с. 239].

Есть ряд и дополнительных, специальных требований, предъявляемых к выбору диагностических методов в социальной работе.

Во-первых, предпочтителен метод наиболее простой из всех возможных и наименее трудоемкий из тех, что позволяют получить требуемый результат. Простая опросная методика иногда может быть результативнее, сложного теста.

Во-вторых, метод должен быть доступным не только для социального работника, но и для клиента при минимуме физических и психологических условий, необходимых для его проведения.

В-третьих, технология применения методов (инструкция) должна быть ясной и понятной. Она должна настраивать клиента на доверительное отношение к социальному работнику, на сотрудничество, исключающее возникновение побочных мотивов, способных отрицательно повлиять на результаты.

В-четвертых, обстановка и условия проведения диагностики не должны отвлекать клиента от соучастия в диагностике [45, с. 96].

Существует множество методов диагностики, которые применяются в таких науках, как социология, психология, педагогика, экономика и т.д., и имеют социальную направленность. Социальный работник всегда стоит перед выбором: какому методу отдать предпочтение в конкретной ситуации? Выбор зависит от многих обстоятельств и от того, какие цели и задачи преследуются, какой контингент является объектом диагностики, каков характер клиента и т.д. [45, с. 97]

Среди методов диагностирования личности следует выделить следующие.

Наблюдение— метод, который используется при изучении внешних проявлений поведения человека, по которым можно составить представление о нем. Существуют различные разновидности наблюдения.

Слово не единственный показатель, по которому можно оценить мысли и намерения, проблемы собеседника. Важно улавливать и мимику, жесты, позу, усиление голоса, выражение лица, глаз, улыбку. Подобные реакции обычно непроизвольны, и опытный человек может по ним судить о чувствах и даже мыслях и намерениях собеседника. Отсутствие реакции собеседника обычно говорит о том, что он или не понял или не согласен со сказанным. Пауза в речи может означать обдумывание ее продолжения, и в такой ситуации не следует тут же перебивать собеседника.

Беседа в социальной диагностике — метод получения и корректировки информации на основе вербальной коммуникации [45, с. 97].

Пожалуй, основное требование, которому должен соответствовать социальный работник-диагност, — это умение располагать к себе людей, вызывать их доверие и добиваться искренности в ответах.

Ведение беседы требует определенных знаний и навыков. Причем, имеются в виду знания не только по обсуждаемой в ходе беседы проблематике. Ведущему беседы необходимы знания по общей и социальной психологии, логике, риторике, этике и т.д.

Основные технологические условия, обеспечивающие успех беседы:

· умение заинтересовать собеседника предлагаемой темой беседы;

· создание атмосферы взаимного уважения и доверия;

· искусное использование методов убеждения и внушения [45, c. 98].

Анкетирование — метод сбора статистического материала путем формализованного опроса диагностируемых.

Вопросник (опросник-личностный) — совокупность методических приемов для изучения и оценки отдельных свойств и проявлений личности.

Каждая из методик представляет собой стандартизированную анкету, состоящую из набора утверждений, с содержанием которых испытуемый может либо согласиться, либо не согласиться (да, нет, не знаю) [45, c. 98].

Метод экспертной оценки. Это опрос экспертов путем анкетирования и интервьюирования. Иногда социальная проблема нуждается в оценке компетентных лиц — экспертов, имеющих глубокие знания о предмете или объекте исследования.

Социометрия — это метод опроса и алгоритм для математической обработки первичных измерений. Суть ее сводится к исчислению разнообразных персональных и групповых индексов.

Мониторинг — это организация постоянного отслеживания информации, включенное наблюдение, оценка и анализ социальных ситуаций в фокусе их изменения, с прогнозированием этих изменений на определенную перспективу.

Методы тестирования. Особенно широко распространены. Их существует множество, и они разделяются на группы по ряду признаков: индивидуальные и групповые (коллективные), вербальные и невербальные; количественные и качественные, общие и специальные и др.

Тесты являются специализированными методами диагностического обследования, с помощью которых, можно получать количественную или качественную характеристику изучаемого явления. В отличие от других методов, они предполагают четкую процедуру сбора и обработки первичных данных, а также своеобразие их последующей интерпретации. Существуют варианты теста: тест-опросник и тест-задание [45, c. 98].

Тест-опросник — тщательно продуманные и проверенные вопросы, по ответам на которые можно судить о психологических качествах испытуемого.

Тест-задание — оценка психологии и поведения человека на базе того, что он делает. Испытуемый выполняет специальные задания, по которым можно судить о наличии степени развития, или отсутствии у него изучаемого качества.

Достоинство тестов состоит в том, что они могут применяться к категориям населения, различающимся по возрасту, культуре, профессии, жизненному опыту и т.д. Их недостатком является то, что испытуемый может сознательно влиять на результаты, зная механизм теста.

В этих случаях применяется тест-проектирование. Создается определенный тип проекции, согласно которому неосознаваемые собственные качества, особенно недостатки, человек, склонен приписывать другим. Этот тест требует повышенного интеллектуального уровня как от испытуемого, так и высокого профессионализма со стороны самого диагноста [45, c. 99].

Биографический метод — способ исследования, диагностики, коррекции и проектирования жизненного пути личности. Этот метод, основанный, на изучении личности в контексте ее личной истории и перспектив развития ее индивидуального бытия и взаимоотношений с другими людьми, направлен на реконструкцию жизненных программ и сценариев развития личности, на пере структурирование пространственно-временной организации и деловой, семейной, духовной жизни в условиях конкретной природной и социальной среды.

Если в своей диагностике социальный работник обращается лишь к проявлениям индивидуально-психологических особенностей того или иного клиента и этим ограничивается, то полученный таким способом психологический «портрет» предстает в определенной степени, искаженным, поскольку не учитывает внутреннее состояние личности, влияние социальной среды. К внутренним факторам диагностики относят здоровье, индивидуальные особенности, социальные аспекты; к внешним — диагностику социума, семьи, производственного коллектива, внешкольных учреждений, средств массовой информации и др. [45, c. 99]

Социальная диагностика— это область социальных знаний, связанных с разработкой методологии и методики для точной оценки свойств, состояний или уровня социального развития, достигнутого индивидом или группой. В качестве объекта диагностической оценки может выступать практически все — начиная от ощущений отдельного человека, взаимодействия людей, групп в определенном социуме — до анализа социальных институтов, влияющих на развитие человека или человечества.

Реалистическая оценка и диагноз служат основой для принятия решений. Необходимо понимать природу социальных потребностей клиента, их причины, мотивацию и возможности подопечного. На основе правильно поставленного диагноза социальный работник выносит суждение о том, что следует изменить, поддержать или укрепить в отношениях между индивидом, группой и окружающей средой. Необходимо также выяснить причины возникновения ситуации, требующей вмешательства. Социальный работник должен сделать выводы из полученных результатов и соотнести их с предложениями об оказании возможной помощи.

В связи с этим чтобы определить источник и способы разрешения жизненного затруднения клиента, необходимо проанализировать его микро социальную среду, его семейные взаимоотношения; необходимо также иметь представление об интеллектуальном уровне и особенности характера клиента, о состоянии его здоровья. Разумеется, социальный работник ни в коей мере не может быть специалистом во всех названных областях, однако определить наличие затруднения и порекомендовать профессионала, который способен произвести углубленную диагностику, он обязан.

Специфическим принципом диагностики в социальной работе можно считать принцип клиент центризма, т.е. рассмотрение всех сторон социальной действительности, всех связей и опосредований социальной ситуации с точки зрения интересов и прав индивидуального или группового клиента. Другие социальные институты защищают интересы государства и общества, их отдельных учреждений или организаций. Социальный работник защищает интересы клиента (разумеется, если это не входит в конфликт с законом) и с учетом этой позиции строит все с вою деятельность. Очень важно помнить, что социальная ситуация клиента всегда уникальна, неповторима, поэтому наиболее распространены технологии эмпирического наблюдения, анализ единичных данных [26, с. 67].

В рамках же изучения развода в семье как малой группе функции социальной диагностики изменяются. Главной ее целью становится определение социальной проблемы клиента и поиск правильных средств, для ее разрешения [15, с. 68].

Принятые на основе социальной диагностики решения и рекомендации могут быть успешно реализованы через такую технологию как посредничество.

Социальное посредничество — это процесс содействия достижению согласия между социальным субъектом и объектом для решения социальных проблем последнего и оказания ему помощи [39. с. 345]. В роли социального объекта может выступать трудовой коллектив, отдельный клиент, семья, целый социальный слой и др. Для решения социальных проблем объекта могут привлекаться несколько субъектов, способных помочь (государственное социальное учреждение, общественные организации, коммерческие структуры и т. д.).

Быть социальным посредником — значит объяснять интересы и взгляды одной стороны другой. Если посреднические усилия направлены на мобилизацию сил и средств для предоставления конкретной помощи, то социальный работник должен уметь устанавливать связи с субъектами, способными оказать социальную поддержку, убедить их в ее необходимости.

Нередко социальный работник выступает в роли посредника между конфликтующими сторонами. В таком случае он может оказаться как бы «между двух огней». Посреднику следует быть готовым выслушивать упреки в свой адрес и обвинения в предвзятом отношении. На все это необходимо реагировать спокойно, аргументированно отводить обвинения, продолжая посреднические усилия [45, c. 98].

В практической социономии посредничество реализуется в различных формах. К их числу следует отнести:

· посредничество в решении правовых, бытовых, медико-реабилитационных проблем клиентов;

· посредничество в поиске социальных служб и учреждений, способных оказать клиенту необходимую помощь и поддержку;

· посредничество в решении трудовых, семейных конфликтов и др.

Первая из названных форм посредничества довольно часто применяется в работе при опекунстве и попечительстве. В ряде случаев социальный работник вправе отстаивать интересы подопечного и в суде. Поводом для этого могут быть, например, отказы чиновников выплачивать полагающиеся по закону пособия, компенсации.

Социально-педагогическое посредничество нацелено на оказание содействия родителям, воспитателям, учителям, наставникам в обучении и воспитании детей, подростков, юношей. Как правило, за такой помощью к социальному работнику — психоаналитику обращаются родители, воспитатели тогда, когда их возможности повлиять на ребенка оказываются исчерпанными. Это может быть плохое поведение школьника на уроках, его грубость и агрессивность или нежелание подростка учиться.

Особая деликатность и беспристрастие нужны социальному работнику-посреднику в условиях конфликтных ситуаций, возникающих в социальной микросреде обитания (в семье, в отношениях со знакомыми, соседями). Многое будет зависеть не только от манеры общения социального работника, но и от тона его речи.

Семейный конфликт — это форма отношений между супругами по поводу разрешения острых противоречий, возникающих в процессе их взаимодействия. Как правило, он возникает внутри семьи при условии ограниченного количества материальных и духовных ресурсов. В таком случае удовлетворение потребностей, желаний, устремлений индивидов будет сопряжено с напряжением, конкуренцией, соперничеством [34, c. 127].

Последствия семейного конфликта могут быть плачевными для семьи. А ее раскол становится огромной моральной травмой для детей, негативно влияет на психику ребенка. Поэтому проблема сохранения семейного благополучия — общегосударственная проблема и решаться она должна на профессиональной основе. Ведь соседи, друзья, трудовые коллективы, выступая в роли посредников, не всегда могут квалифицированно содействовать разрешению семейного конфликта. Это должен делать профессионал — социальный работник-посредник. Как справедливо считают многие ученые, процесс социального посредничества в разрешении семейных конфликтов может быть многовариантным и многоэтапным. Однако все же можно выделить некоторые технологические стадии этого процесса.

Социальному работнику-посреднику прежде всего необходимо установить, готовы ли его клиенты к разрешению семейного конфликта или, по крайней мере, хотят ли они опробовать возможности профессионального посредничества. Затем необходимо создать нужную обстановку для совместного разрешения проблемы, для общения с конфликтующими членами семьи. Очень важно, чтобы общение это происходило вне стен дома, в котором они проживают. Предпочтительно не усаживать супругов друг против друга.

Ответственным этапом посреднических усилий в отношении конфликтующих сторон является их введение в фазу выработки альтернативных вариантов решения семейной проблемы. Затем посреднику следует стремиться к сближению альтернатив, к нахождению наиболее приемлемого, компромиссного варианта разрешения конфликта. Сложность такой работы заключается и в том, что посредник, оставаясь сам беспристрастным, должен предоставить возможность оппонентам выражать эмоции, но без обвинений в адрес друг друга [45, c. 103].

Социальное посредничество в разрешении семейных конфликтов — новое явление для нашей страны. Как и в целом социальная работа, оно находится в стадии становления. Крайне мало пока еще социальных служб, способных квалифицированно выполнять такую деликатную работу. Первый же опыт их функционирования свидетельствует о том, что усилия социального работника-посредника должны быть направлены не только на выявление и разрешение семейных конфликтов, но и на их профилактику.

Процесс социального посредничества в разрешении бракосемейных конфликтов может быть многовариантным, но к основным его формам относятся:

а) посредничество в разрешении психологических, педагогических, медико-социальных проблем семьи и отдельных ее членов;

б) посредничество в решении социально-правовых, жилищно-бытовых сложностей;

в) посредничество в поиске социальных служб и учреждений, способных оказать клиенту необходимую помощь и поддержку.

В отдельных случаях социальный конфликт, своевременно не разрешенный, перерастает в экстремальную ситуацию, в трагедию. Конфликт, ссора с соседом, например, могут привести к драке с нанесением травмы или к имущественному ущербу.

Когда социальный конфликт перерастает в экстремальную ситуацию, представляющую угрозу здоровью и жизни людей, действия социального работника-посредника должны отличаться особой деликатностью, решительностью и координироваться с правоохранительными органами.

Посредническая деятельность осуществляется тогда, когда социальный работник не может предложить пути и средства разрешения проблем клиента самостоятельно или в своем учреждении. Тогда он рекомендует и содействует приему клиента в соответствующем учреждении, организации или специалистом, который может их разрешить [45, c. 108].

Для повышения эффективности посреднической деятельности социальный работник использует ряд проверенных практикой приемов.

1. Простейшим приемом является выписка для клиентов самых необходимых данных об организации или учреждении: их адрес и номер телефона, фамилию, имя, отчество специалиста (если это возможно), разъяснения пути следования и подходящего транспорта. Важно четко и ясно объяснить, что именно клиент может ожидать в этом учреждении. Этот прием постоянно используется при направлении клиентов в общеоздоровительные учреждения, центры социальной помощи, дома-интернаты, приюты, детские дома, дома для ветеранов и т.д. Инициатива установления контакта с учреждением, договоренность о встрече и проведение самой встречи остаются за клиентом.

2. Значительную помощь клиенту и учреждению, в которое он направляется, оказывает сопроводительное письмо работника социальной службы. В этом случае клиент имеет на руках ясное описание причин и цели обращения в учреждение, а учреждение — четкое представление о том, что ожидает от него клиент.

3. Весьма полезно сообщать клиенту имя человека, к которому в этом учреждении ему следует обратиться.

4. Прежде чем направить в учреждение клиента, следует предварительно позвонить туда и сообщить необходимые сведения о клиенте.

5. Полезно, если клиента будет сопровождать кто-либо из его родственников или близких, предварительно проинструктированный работником социальной службы.

Эти организационные приемы дают возможность клиенту быстро связаться с необходимыми учреждениями, облегчают поиски необходимого учреждения социальной службы.

Социальный работник в качестве посредника обязан проверить и убедиться, что контакт состоялся и помощь клиенту оказана. Для этого необходимо, чтобы клиент сообщал ему о результатах первого контакта с учреждением, свое отношение и оценку результатов визита. Пока контакты у клиента не станут прочными, социальный работник должен держать ситуацию под контролем [45, c. 112].

Для повышения эффективности посреднической деятельности социальный работник использует ряд проверенных практикой приемов:

1. Простейшим приемом является выписка для разводящейся семьи (ее членов) самых необходимых данных об организации или учреждении: их адрес и номер телефона, фамилию, имя, отчество специалиста (если это возможно), разъяснения пути следования и подходящего транспорта. Важно четко и ясно объяснить, что именно можно ожидать в этом учреждении. Инициатива установления контакта с учреждением, договоренность о встрече и проведение самой встречи остаются за членами разводящейся семь.

2. Значительную помощь клиенту и учреждению, в которое он направляется, оказывает сопроводительное письмо работника социальной службы. В этом случаи клиент имеет на руках ясное описание причин и цели обращения в учреждение, а учреждение – четкое представление о том, что ожидает от него клиент.

3. Весьма полезно сообщать клиенту имя человека, к которому в этом учреждении следует обратиться.

4. Прежде чем направить в учреждение клиента, следует предварительно позвонить туда и сообщить необходимые сведения о клиенте.

5. Полезно если клиента будет сопровождать кто-либо из его родственников или близких, предварительно проинструктированный работник социальной службы [1, с. 142-144].

Эти организационные приемы дают возможность членам разводящейся семьи быстро связаться с необходимыми учреждениями, облегчают поиски необходимого учреждения или специалистов.

Очень важен и необходим контроль со стороны социального работника для психологической поддержки членов разводящейся семьи. Это поможет им обрести уверенность, ощутить заботу и внимание, что в значительной мере способствуют разрядке сложившейся конфликтной ситуации.

Процесс социального посредничества в разрешении брачносемейных конфликтов может быть многовариантным, но к основным его формам относятся:

а) посредничество в разрешении психологических, педагогических, медико-социальных проблем семьи и отдельных ее членов;

б) посредничество в решении социально-правовых, жилищно-бытовых сложностей;

в) посредничество в поиске социальных служб и учреждений, способных оказать клиенту необходимую помощь и поддержку [35, c. 67].

Мы рассмотрели наиболее применяемые в нашей стране методы и формы социальной работы с семьей в ситуации развода, но мне бы хотелось более подробно остановиться на сравнительно молодом методе работы в данной ситуации – социальном посредничестве. Выше мы уже рассмотрели некоторые элементы этого процесса, хотелось бы рассмотреть зарубежный опыт, учитывая ситуацию, в которой оказываются разводящиеся семьи в настоящее время в нашей стране, на мой взгляд, это один из самых эффективных методов.

Важную роль на Западе выполняет институт семейного посредничества. Оно уменьшает деструктивное психофизиологическое влияние развода на членов семьи и приводит к снижению и стагнации общего уровня разводов. Так, в США с конца 70-х гг. XX в. посредничество при разводах — важная сфера деятельности социальных работников. Посреднические услуги предоставляются во многих агентствах при судах, а также в частном секторе, где работают специалисты, которые помогают посредством переговоров решать проблемы, связанные с разделом имущества, а также с опекой и посещением детей, с восстановлением нарушенных отношений между родителями и ребенком [30, с. 12].

Организация примирительной процедуры с разведенными (разводящимися) супругами — одна из функций агентов, специализирующихся на семейном посредничестве. Современная трактовка института примирения не означает процедуру примирения в ее традиционном понимании как способа восстановления супружеских отношений. Речь идет, прежде всего, о «содействии супругам в разрешении конфликтов «мирным» внесудебным путем» [28, с. 79]. Распад брака, как правило, является уже свершившимся фактом, и «цель» примирительной процедуры — «помочь двум лицам, уже не являющимся более мужем и женой, но продолжающим оставаться родителями по отношению к своим детям сохранять нормальные дружеские отношения как друг с другом, так и со своими детьми» [28, с. 82]. Несмотря на разнообразие трактовок к институту примирения, в общем, признано, что он может быть определен как «процесс, стимулирующий стороны достичь соглашения по спорным вопросам при соответствии занимающего нейтральное положения посредника» [28, с. 83]. По единодушному мнению западных юристов, примирительная процедура должна быть доступна всем разводящимся (разведенным) супругам, особенно если у них есть дети. Большинство ученых и практиков убеждены, что чем на более ранней стадии конфликта супруги обращаются к семейному посреднику, тем больше у них шансов на успех,

В настоящее время примирительные службы распространены во многих странах мира. Они отличаются друг от друга степенью «включенности» в судебную систему, обязательностью для разводящихся супругов и спектром охватываемых конфликтов. Но суть их повсюду одна — создание альтернативного, менее формализованного способа урегулирования брачно-семейных отношений, в самом общем виде можно выделить два основных вида служб примирения: а) судебные, т. е. функционирующие в рамках судебной системы; б) внесудебные, где процесс примирения осуществляется независимо от суда добровольческими организациями или частными посредническими фирмами. Быстрое распространение подобных служб объясняется их результативностью.

Интересен также опыт США, Великобритании, Австралии, Новой Зеландии, где успешно функционируют так называемые «семейные суды» [29, с. 39]. Основные положения лежащие в основе семейного суда: обладая известной автономностью, он входит в общую систему судов; он должен по возможности располагаться отдельно от других или быть обособленными каким-либо иным образом, что позволяет создать в нем благоприятную обстановку; слушание дел проходит в обстановке относительной ненормальности, стороны должны чувствовать себя свободно и непринужденно.

Сущность происходящих изменений заключается не только в переориентации с лечения (вмешательства) на профилактику; новый подход еще в большей степени проявляется в самой организации профилактики. Сам термин «профилактика» (от греческого «предохранительный») обычно ассоциируется с запланированным предупреждением какого-то неблагоприятного события, т.е. с устранением причин, способных вызвать те или иные нежелательные последствия.

Из этого следует, что профилактика должна проводиться в форме запланированных действий, нацеленных главным образом на достижение желаемого результата, но в то же время и на предотвращение возможных негативных явлений.

Под профилактикой подразумевается прежде всего научно обоснованные и своевременно предпринимаемые действия, направленные на:

· предотвращение возможных физических, психологических или социокультурных коллизий у отдельных индивидов и групп риска;

· сохранение, поддержание и защиту нормального уровня жизни и здоровья людей;

· содействие им в достижении поставленных целей и раскрытии их внутренних потенциалов [45, c. 120].

Часто первичная профилактика требует комплексного подхода, который должен привести в действие системы и структуры, способные предотвратить возможные проблемы или решить поставленные задачи.

Важный принцип социальной работы состоит в том, что помощь людям должна оказываться исходя из их социального и физического состояния. На этом принципе должна строиться и профилактика.

Практика профилактической работы находится в постоянном развитии, и тем не менее можно выделить некоторые основные моменты, касающиеся ее содержательной части.

Любое важное событие в жизни человека, касающееся его семьи, друзей, соседей, места жительства, работы или учебы, природной среды и т.д., представляется существенным для понимания происходящего сегодня и того, что, возможно, произойдет завтра.

Повседневная жизнь изобилует стрессовыми факторами, но, поскольку они, незаметно накапливаясь, обладают так называемым кумулятивным эффектом, ни один из них в отдельности не может считаться причиной той или иной сложной социальной проблемы.

Поэтому методы профилактики имеют системный характер, т.е. они направлены на искоренение источников стресса как в самом человеке, так и в социальной и природной среде и одновременно — на создание условий для приобретения человеком необходимого опыта решения возникающих проблем.

Службы профилактики стремятся не столько реагировать на эти проблемы, сколько предотвратить их появление. Они обращены к здоровым гражданам, еще не вступившим в полосу предсказуемого жизненного кризиса или предсказуемых проблем, возникающих в результате неожиданных событий (например, проблемы, с которыми сталкиваются дети после развода родителей).

Такая установка на работу со здоровым клиентом предполагает оказание дифференцированных услуг, учитывающих мотивы клиента, его отношения с социальным работником и источники вознаграждения последнего.

Взаимоотношения между клиентом и социальным работником должны строиться на основе взаимного уважения, с пониманием того факта, что каждый из них вносит свой посильный вклад в решение данной проблемы.

Методы профилактики обычно включают в себя обучение людей новым навыкам, которые помогают им достичь поставленных целей и сохранить здоровье. В то же время работа соответствующих служб нацелена на такие изменения социальной среды, чтобы она поддерживала и стимулировала нормальную жизнедеятельность человека. Системный подход учитывает все эти взаимосвязанные факторы. Традиционные методы оказания помощи в большинстве своем могут быть использованы и для профилактики. Например, тренинг позитивного жизненного настроя был разработан для терапевтических целей, но он широко используется для поддержания полезных социальных навыков [29, c. 158].

Профилактика предусматривает решение еще не возникших проблем. Поэтому одни профилактические меры принимаются задолго до их возникновения, а другие — непосредственно перед возникновением проблемы.

И, наконец, службы профилактики призваны находить оптимальные решения как для достижения поставленных целей, так и для предотвращения предсказуемых проблем, — в этом и состоят ценность и значение профилактики.

Социальная профилактика, под которой понимаются «научно обоснованные и одновременно предпринимаемые действия, направленные на предотвращение возможных физических, психологических или социокультурных коллизий у отдельных индивидов и групп риска; сохранение, поддержание и защиту нормального уровня жизни и здоровья людей; содействие в достижении поставленных целей и раскрытии их внутренних потенциалов» [15, с. 292].

Методы профилактики имеют системный характер, т.е. они направлены на искоренение источников стресса как в самом человеке, так и в социальной и природной среде и одновременно — на создание условий для приобретения человеком необходимого опыта решения возникающих проблем. Службы профилактики стремятся не столько реагировать на эти проблемы, сколько предотвратить их появление. Они обращены к здоровым гражданам, еще не вступившим в полосу предсказуемого жизненного кризиса или предсказуемых проблем, возникающих в результате неожиданных событий (например, проблемы, с которыми сталкиваются дети после развода родителей).

Такая установка на работу со здоровым клиентом предполагает оказание дифференцированных услуг, учитывающих мотивы клиента, его отношения с социальным работником и источники вознаграждения последнего.

Взаимоотношения между клиентом и социальным работником должны строиться на основе взаимного уважения, с пониманием того факта, что каждый из них вносит свой посильный вклад в решение данной проблемы.

Профилактика предусматривает решение еще не возникших проблем. Поэтому одни профилактические меры принимаются задолго до их возникновения, а другие — непосредственно перед возникновением проблемы.

И, наконец, службы профилактики призваны находить оптимальные решения как для достижения поставленных целей, так и для предотвращения предсказуемых проблем, — в этом и состоят ценность и значение профилактики.

Социальная профилактика в рамках нашей работы, с одной стороны, предполагает предупреждение как самого развода, так и снятие внешних причин, которые могут приводить к состоянию психологического напряжения и дискомфорта у членов разводящейся семьи, что особенно актуально в периоды до и во время развода (первичная профилактика) С другой стороны, она означает предупреждение дальнейшего развития возникших в результате распада семьи проблем (вторичная профилактика). Необходимость вторичной профилактики обусловлена уже их наличием или проявлением, а значит, и желание тех, кто проводит профилактическую работу, не дать этим проблемам полностью деформировать личности членов разводящейся семьи. Тем самым вторичная профилактика, начинается с изучения причин изменения личности и их истоков, сосредоточивает свои усилия на том, чтобы не дать многочисленным негативным последствиям развода разрастись на уровне патологии. Она осуществляется через своевременную психолого-педагогическую помощь, коррекцию поведения, деятельности и отношений, снятии отрицательного эмоционального состояния и т.д. Профилактика является одним из основных и перспективных направлений деятельности в социальной работе с членами разводящихся семей. Легче с меньшими издержками для общества и личности не допустить возможных отклонений в действиях и поведении членов разводящейся семьи, чем потом бороться с уже наступившими негативными последствиями [9, с. 95].