Судебная практика ст 119 ук рф

Сам себе адвокат

Угроза убийством

Угроза убийством

Преступление, предусмотренное ст.119 ч.1 УК РФ- угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы совершается нашими гражданами довольно часто. Вызвано это тем, что многие граждане не знают об уголовной ответственности за такое деяние, не осознают в достаточной мере общественную опасность таких действий.

Это преступление отнесено к категории небольшой тяжести, поскольку за совершение такого преступления законом предусмотрено самое строгое наказание — лишение свободы на на срок до двух лет.

Поскольку это преступление относится к преступлениям небольшой тяжести по нему производится расследование в форме дознания, то есть дознавателями отдела полиции по месту совершения преступления. Дела этой категории отнесены к подсудности мировых судей.

Прекращение уголовного дела по ч.1 ст.119 УК РФ за примирением

Нередко, такое преступление граждане совершают в отношении своих близких и друзей, в основном в состоянии опьянения. С горяча либо опасаясь за свою жизнь и здоровье, потерпевшие вызывают полицию. Сотрудники берут у очевидцев, виновного и потерпевшего объяснения и материал первичной проверки передают в отдел дознания. Дознаватель усмотрев из этих материалов состав преступления- угроза убийством, возбуждает уголовное дело. В последствии потерпевший примирившись с виновным обращается к дознавателю с просьбой прекратить уголовное дело, так как состоялось примирение и он не желает привлекать никого к уголовной ответственности. Но здесь потерпевшего и виновного ждет разочарование. Дознаватель говорит, что уголовное дело может прекратить за примирением только суд.

Если точно следовать букве закона, то дознаватель вправе прекратить уголовное дело за примирением только с согласия прокурора, а прокурор, в связи с погоней за показателями, как правило, такого согласия не дает.

Анализ судебной практики показывает, что мировые судьи прекращают уголовные дела по ст.25 УПК РФ, ст.76 УК РФ- за примирением, если виновный совершил преступление впервые, характеризуется положительно, загладил причиненный моральный и материальный вред и примирился с потерпевшим.

В случае примирения сторон, виновному по ст.119 УК РФ, следует помнить, что для прекращения уголовного дела за примирением необходимо наличие ряда условий:

1. виновный впервые совершил преступление. То есть, ранее он за совершение преступлений не осуждался, либо осуждался, но судимость погашена в установленном законом порядке. Если у виновного имеется непогашенная судимость, суд не может прекратить уголовное дело за примирением.

2. Виновный примирился с потерпевшим.

3. Виновный загладил причиненный им вред потерпевшему. Если действия виновного не повлекли имущественного ущерба потерпевшему то заглаживание вреда может заключаться лишь в принесении виновным извинений потерпевшему. Если преступлением был причинен и имущественный ущерб, то виновный должен его возместить.

Нередко потерпевший для примирения ставит условие о выплате ему денежной компенсации морального вреда. В этих случаях виновный должен выплатить оговоренную сторонами компенсацию. Потерпевший должен составить виновному расписку о получении этой компенсации. Такая расписка, является доказательством возмещения ущерба причиненного преступными действиями подозреваемого ( подсудимого), что является обстоятельством смягчающим его вину и влияет на строгость наказания. Кроме того, расписка является доказательством заглаживания вреда.

4. Виновный признал свою вину в совершении преступления и раскаивается в содеянном.

Если мировой судья прекращает уголовное дело за примирением, виновный считается не судимым и никакое наказание ему не назначается.

Прекращение уголовного дела по ч.1 ст.119 УК РФ с назначением судебного штрафа

Виновный в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ может быть освобожден от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, в соответствии со ст.76.2 УК РФ. Для освобождения от уголовной ответственности по ч.1 ст.119 УК РФ так же необходимо наличие ряда условий:

1. Виновный совершил преступление впервые.

2.Виновный возместил ущерб или иным образом загладил причиненный потерпевшему вред.

3. Виновный признает свою вину в совершении преступления.

В отличии от освобождения от уголовной ответственности по ст.76 УК РФ при назначении судебного штрафа примирение с потерпевшим не является обязательным условием. На практике примирение желательно.

Направить в суд ходатайство об освобождении подозреваемого от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа дознаватель может только с согласия прокурора. На практике такое согласие прокурор не дает, поэтому это основание освобождения от уголовной ответственности на практике пока не получило распространение.

Кроме того, в отличии от прекращения уголовного дела за примирением кроме возмещения вреда потерпевшему виновному придется выплатить судебный штраф.

Особенности состава преступления -угроза убийством

Объективная сторона этого состава преступления заключается в том, что виновный высказывает намерение лишить жизни либо причинить тяжкий вред здоровью потерпевшему. То есть, если виновный угрожал уничтожить имущество, причинить иной вред здоровью состав этого преступления отсутствует. Нет состава преступления и в случаях когда виновный высказывал неопределенную угрозу.

Угроза может быть высказана устно, письменно, по телефону, в СМС сообщении, определенными жестами, передана устно через третьих лиц, путем демонстрации оружия и иных предметов используемых в качестве оружия.

Необходимым условием наличия данного состава является реальный характер угрозы. То есть, потерпевший должен был осознавать, что виновный реально может осуществить свою угрозу. Мнимая угроза состава преступления не образует. Например, виновный высказывает угрозу убить потерпевшего, но при этом реально ничем не угрожает, никаких действий указывающих на то, что он может привести свою угрозу в исполнение не совершает, оружие не демонстрирует.

Именно с этого момента преступление следует считать оконченным, если имелся разрыв во времени между высказыванием угрозы и ее восприятием. Например, в случае отправки письма угрожающего содержания по почте, передачи угрозы через третьих лиц либо с использованием электронных средств. Возможно покушение на это преступление, если угроза не достигла сознания потерпевшего по причинам, не зависящим от виновного.

Совершенно очевидно, что реальность угрозы является поняти ем оценочн ым . Кроме реальности угрозы необходимо чтобы умыс лом виновного охватыва лось то, что он реально угрожает потерпевшему убийством либо причинением тяжкого вреда здоровью и действительно может привести угрозу в исполнение немедленно. То есть, у виновного должен наличествовать прямой умысел на высказывание угрозы и запугивание потерпевшего, при этом м отив ы и цель высказывания угрозы значения для квалификации не имеют, однако могут учитываться судом при назначении наказания.

На практике случается, что виновный угрожает убить потерпевшего из огнестрельного оружия, которое на самом деле не заряжено, но потерпевший этого не знает. Очевидно, что виновный в действительности не намеревался реализовать свою угрозу, но потерпевший этого не знал и конечно считал, что угроза может быть реально осуществлена. В таких случаях состав преступления у виновного имеется.

Субъективную сторону данного состава преступления образует прямой умысел. То есть, виновный понимал, что высказывает угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью и желал, чтобы потерпевший воспринял ее как реальную. Из приведенного выше примера следует, что для квалификации действий виновного по ч.1 ст.119 УК РФ не имеет значение намеревался ли он свою угрозу исполнить реально.

Оконченным это преступление считается с момента высказывания реальной угрозы.

Если такого рода угрозы высказывались в ходе совершения другого преступления и они являлись способом совершения этого преступления (изнасилования, вымогательства, угона автомобиля), то действия виновного квалифицируются по соответствующей статье Уголовного кодекса РФ и дополнительная квалификация по ст.119 УК Р не требуется. Но если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью имела места после изнасилования или совершения иного преступления то действия виновного подлежат квалификации по совокупности преступлений, то есть по ст.119 УК РФ и по другой статье УК РФ предусматривающей уголовную ответственность за совершение преступления, после которого была высказана угроза. (Постановление Пленума Верховного суда РФ от 04.12.2014 № 16 О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности).

Объектом преступления в этом составе является здоровье потерпевшего.

Позиция конституционного суда

Конституционность описываемой нормы УК РФ неоднократно оспаривалась гражданами ( Определение Конституционного суда РФ от 23.03.2010 № 368-О-О) , но КС не принимал эти жалобы поскольку они исходили из конкретного преступления. Однако, КС в своих определениях дал следующие разъяснения . Часть 1 статьи 119 УК РФ, устанавливающая ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, позволяет признавать составообразующим применительно к предусмотренному ею преступлению только такое деяние, которое совершается с умыслом, направленным на восприятие потерпевшим реальности угрозы, когда имеются объективные основания опасаться ее осуществления. Это предполагает необходимость в каждом конкретном случае уголовного преследования доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она была намеренно высказана с целью устрашения потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения.
Вопрос же о том, имели ли место объективные основания потерпевшему опасаться убийства или причинения тяжкого вреда здоровью, требует оценки фактических обстоятельств дела и к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации не относится. ( Определение Конституционного суда РФ от 23.03.2010 № 368-О-О ).

Назначение наказания по ч.1 ст.119 УК РФ- судебная практика

Как указано выше, самое строгое наказание за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ является лишение свободы на срок до 2-х лет. На практике, если примирение между потерпевшим и виновным не состоялось суд назначает более мягкие наказания, в основном обязательные работы на срок до четырехсот восьмидесяти часов, ограничение свободы на срок до 2-х лет, либо условного срока лишения свободы. Если же виновный имеет непогашенную судимость за другое преступление, то как правило, суды назначают наказание в виде реального лишения свободы.

ОСОБЕННОСТИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА УГРОЗУ УБИЙСТВОМ И ПРИЧИНЕНИЕМ ТЯЖКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ

ОСОБЕННОСТИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА УГРОЗУ УБИЙСТВОМ

И ПРИЧИНЕНИЕМ ТЯЖКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ

Галюкова Мария Игоревна, помощник судьи, Челябинский областной суд, кандидат юридических наук, доцент.

В статье автор исследует особенности уголовной ответственности за угрозу убийством, раскрывает элементы разграничения квалификации при причинении тяжкого вреда здоровью.

Ключевые слова: Уголовный кодекс РФ, убийство, вред здоровью, угроза, личная свобода, преступные намерения, квалификация деяния.

In article the author investigates features of a criminal liability for threat by murder, opens elements of differentiation of qualification at causing of heavy harm to health.

Key words: the Criminal code of the Russian Federation, murder, harm to health, threat, a personal liberty, criminal intentions, qualification of act.

В теории уголовного права многие составы являются для правоприменителя обыденными, но именно эта традиционность часто приводит к явным ошибкам при квалификации, не позволяет взглянуть по-новому на правовые нормы, ставшие привычными. К их числу относится и ст.119 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), предусматривающая уголовную ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Это уголовно-правовая норма с так называемой двойной превенцией, поскольку нацелена на предотвращение совершения тяжкого преступления против личности. Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит том, что потерпевшему угрожают убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

«Угроза» — хорошо известное понятие в теории уголовного права, на него обращали внимание многие ученые разных лет. Н.Д. Сергеевский писал: «Вред угрозы заключается ближайшим образом в давлении на психическую деятельность лица, в возбуждении в нем чувства страха и опасений, а затем и в стеснении его в образе жизни под влиянием тех же чувств или даже необходимости принять меры предосторожности и охраны. Угроза. составляет неизменно посягательство на личную свободу; так как уверенность в безопасности поколеблена у угрожаемого, то он, естественно, чувствует себя стесненно в свободном распоряжении своей личностью» . Анализ современных научных источников показал: большинство авторов сходится во мнении, что угроза — многоплановое явление, цель которого — запугать потерпевшего, вызвать у него чувство тревоги и страха, беспокойства за свою безопасность, подавленности.

Принимая сформировавшийся подход как оптимальный, на наш взгляд, необходимо обратить внимание на позицию, изложенную А.А. Крашенинниковым. Он выделяет следующие уголовно-правовые значения угрозы:

2) способ совершения преступления;

3) способ осуществления принуждения, что является обстоятельством:

— исключающим преступность деяния;

Полагаем, применительно к составу УК РФ угроза выступает способом совершения преступления. Это позволяет классифицировать ее на:

— вербальную — передаваемую устно, письменно, в том числе посредством телефонной, телеграфной или факсимильной связи, электронной почты, сети Интернет;

— инвариантную — вербальную угрозу, сопровождаемую демонстрацией оружия или имитацией его применения, а также предметов, используемых в качестве оружия;

— конклюдентную — угрозу жестами, резкими движениями;

— ситуационную — угрозу обстановкой совершения преступления;

Отметим, что Верховный Суд Российской Федерации подчеркнул: «. ответственность за угрозу убийством. наступает независимо от того, в какой форме она выражена».

Рассматриваемую нами категорию (угроза) характеризует система взаимосвязанных признаков, однако среди ученых нет единого мнения на этот счет.

Анализ научной литературы позволил выделить признаки, встречающиеся наиболее часто:

1) реальность угрозы (т.е. ее конкретность в отношении четко определенного лица) и ее наличность (она должна уже возникнуть, но еще не исчезнуть). Реальность должна основываться на паритетном учете объективных и субъективных критериев;

2) действительность угрозы (означает объективность ее существования), ее сопряженность с информацией о конкретной опасности, выраженность вовне, степень интенсивности;

3) осуществимость угрозы, критериями которой должны выступать объективные параметры, способствующие ее реализации (место и время, обстановка, состояние угрожающего, половозрастные и иные характеристики личности виновного и потерпевшего);

4) осуществление угрозы вопреки (при опосредованном психическом насилии) либо помимо воли потерпевшего (при прямом психическом насилии);

5) меньшая степень общественной опасности (по сравнению с реальным применением физического насилия).

На наш взгляд, практическую направленность имеют только первые три признака, поэтому именно их мы рассмотрим детально (с позиции судебной практики).

Реальность угрозы предполагает возникновение у потерпевшего опасения за свою жизнь или здоровье в случае приведения угрозы в исполнение. Суть действия при угрозе заключается в передаче информации о намерении виновного лишить потерпевшего жизни, причинить здоровью последнего тяжкий вред. Данная информация, как правило, обладает мощным угрожающим потенциалом, свидетельствующим о реальных предпосылках осуществления угрозы.

Решение вопроса о реальности угрозы (при квалификации действий лица по ст.119 УК РФ) зависит от конкретных обстоятельств по делу, совокупности собранных доказательств. На реальность угрозы указывают ее конкретная форма, характер и содержание, сопутствующая ситуация (место и время), способ осуществления и интенсивность выражения угрозы, предшествующие взаимоотношения виновного и потерпевшего, характеристика личности виновного, его устойчивая насильственная ориентация, бурные проявления злобы, ненависти, жестокости, обиды, систематическое пьянство, экстремальное психическое состояние.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 23 марта 2010 г. N 368-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Калугина Василия Викторовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 119 и частью первой статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации» указал, что ч.1 ст. 119 УК РФ, устанавливающая ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, позволяет признавать составообразующим только такое деяние, которое совершается с умыслом, направленным на восприятие потерпевшим реальности угрозы, когда имеются объективные основания опасаться ее осуществления. Следовательно, в каждом конкретном случае уголовного преследования необходимо доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она была намеренно высказана в целях устрашения потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения.

Например, приговором Синарского районного суда г. Каменска-Уральского гр. Г. (наряду с другими статьями) был осужден по ст. 119 УК РФ, ч.1 ст. 213 УК РФ. Судом установлено: Г., находясь в состоянии алкогольного опьянения, нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, подошел к ранее незнакомой ему гр-ке Я. Наставив дуло газового револьвера на потерпевшую, он потребовал, чтобы она пошла с ним, при этом угрожал убийством, если она попытается убежать. Данную угрозу женщина воспринимала реально, опасалась ее осуществления. Через некоторое время (благодаря вмешательству гр. Л.) потерпевшей удалось скрыться от Г.

Суд вышестоящей инстанции отменил приговор в части осуждения Г. по ч.1 ст. 213 УК РФ и прекратил производство по уголовному делу в этой части, поскольку суд первой инстанции не учел, что хулиганство с применением оружия считается совершенным, когда его использование создает реальную угрозу для жизни и здоровья потерпевшего.

Из заключения эксперта, исследовавшего изъятый у Г. револьвер, следует, что оружие находится в неисправном состоянии, в связи с чем в предъявленном виде непригодно к стрельбе.

Таким образом, применение Г. данного револьвера при совершении угроз в отношении Я. реальной опасности для ее жизни и здоровья не создавало. Следовательно, действия Г. не могут содержать состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.213 УК РФ.

В то же время квалификация по ст.119 УК РФ является правильной, поскольку Г. угрожал убийством потерпевшей, подкрепляя свои высказывания демонстрацией оружия, что давало ей основания всерьез воспринимать его слова и опасаться осуществления его намерений.

Действительность угрозы — признак, характеризующий существование угрозы в объективной реальности (вне зависимости от чьего-либо представления). Иными словами, угроза либо существует как явление реального мира, либо нет. Мнимая угроза, не подтвержденная фактическими данными, не может быть действительной.

Приговором Вельского районного суда гр. Ш, отбывающий наказание в виде лишения свободы, признан виновным в том, что 13 января 2004 г. направил письмо начальнику колонии, в котором угрожал ему убийством. Из показаний потерпевшего гр. Х. следует, что он (в силу особенностей своей работы) реально опасался высказанных в письме угроз. Свидетель Ц., являясь сотрудником службы безопасности того же учреждения, оценил угрозу как реальную, свидетель З. слышал от Ш., что последний намеревается убить начальника колонии. Свидетель Г. показал, что Ш. передал ему письмо, в котором содержались не только угрозы убить Х., но и описывались способы убийства. Подобные угрозы Ш. высказывал и ранее, в его прикроватной тумбочке был обнаружен кухонный нож.

Согласно заключению почерковедческой экспертизы письмо на имя Х. написано Ш. Суд правильно квалифицировал действия Ш. по ст. 119 УК РФ.

Осуществимость угрозы. Именно этот аспект позволяет отграничить рассматриваемое нами деяние от начальных стадий убийства или причинения тяжкого вреда здоровью. Угроза должна восприниматься как исполнимая, равно как и в действительности быть исполнимой. Любое действие при угрозе является внешней формой реализации внутреннего опасного потенциала виновного.

Так, гр. С. признан виновным и осужден за причинение легкого вреда здоровью гр-ке П. 2 июля 2004 г. около 2 час. 30 мин. С., находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире, где он проживал с бывшей женой, действуя умышленно, в целях причинения вреда ее здоровью на почве сложившихся неприязненных отношений нанес последней несколько ударов рукой по ногам, после чего стал стаскивать П. за ноги и за руки с кровати. Продолжая свои преступные действия, С. ударил женщину несколько раз рукой по лицу, зажимал ей рот и нос, перекрывая доступ воздуха, от чего она периодически теряла сознание. При этом С. высказывал в адрес П. угрозы убийством, которые та воспринимала реально и, исходя из характера действий С., опасалась их осуществления. В результате П. были причинены следующие телесные повреждения: закрытая черепно-мозговая травма в виде сотрясения головного мозга, кровоподтеки на лице, отечности мягких тканей лица, сглаженность левой носогубной складки с асимметрией лица слева. Это вызвало причинение легкого вреда здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.

Судом первой инстанции С. признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 119 УК РФ.

Суд вышестоящей инстанции (из анализа исследованных в ходе судебного следствия доказательств) постановил, что выводы суда в части оправдания по ст.119 УК РФ, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

При оправдании С. в совершении угрозы убийством судом не в полной мере дана оценка показаниям потерпевшей о том, что С., кроме нанесения ей ударов, также угрожал убийством. Не были учтены обстоятельства, при которых совершены указанные действия: повышенная возбудимость и агрессия С., вызванные состоянием алкогольного опьянения, давно сложившиеся неприязненные отношения с потерпевшей, которые (в совокупности с реально применяемым к ней в тот момент насилием) давали П. все основания опасаться осуществления угрозы убийством.

Важным моментом рассматриваемого нами вопроса является определение критерия, послужившего законодателю основанием для установления уголовной ответственности за данное деяние. Угроза причинением тяжкого вреда здоровью (или даже убийством) всегда обладает меньшей степенью общественной опасности, чем само применение насилия, что вполне логично, поскольку угроза — это еще не ее реализация. Если угроза насилием или убийством реализуется, то ее следует квалифицировать как самостоятельное преступление, только когда она не является составной частью объективной стороны совершаемого деяния. Например, виновный истязает свою жертву, одновременно угрожая убийством. В этом случае правильной будет квалификация по совокупности преступлений (ст.117 и ст.119 УК РФ), но если виновный высказывает ту же самую угрозу при изнасиловании (в целях преодоления сопротивления потерпевшей), то угроза охватывается диспозицией ст.131 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ не требуется.

Продемонстрируем данный тезис еще одним примером из судебной практики.

П., имея намерение совершить разбойные нападения на торговые предприятия в целях завладения имуществом, предложил участвовать в этих преступлениях своим знакомым. Без цели хищения молодые люди завладели автомобилем А., который они хотели использовать как транспортное средство во время разбойных нападений. При этом П. направил на потерпевшую пистолет, угрожал ей убийством и применением насилия, опасного для жизни и здоровья. Осужденные вывели потерпевшую из машины, связали руки, закрыли рот кляпом и положили в багажник автомашины, закрыв его на ключ. Женщина пыталась привлечь к себе внимание окружающих стуком по крышке багажника. П., угрожая убийством, велел ей прекратить это.

Осужденные выехали в город, но были задержаны работниками милиции. При этом их умысел на совершение разбойных нападений на торговые предприятия не был доведен до конца по независящим от них обстоятельствам.

Действия П. квалифицированы судом по ч.1 ст. 30 и ч.2 ст.162, п.а ч.2 ст.126, ч.4 ст.166 и ст. 119 УК РФ.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации изменил судебные решения в отношении П., переквалифицировал его действия с п.а ч.2 ст.126 УК РФ на п.а ч.2 ст.127 УК РФ и исключил его осуждение по ст. 119 УК РФ по следующим основаниям.

Установлено, что П. и другие осужденные договорились совершить разбойное нападение, в связи с чем завладели автомобилем А. без цели его хищения, потерпевшую поместили в багажник, но были задержаны сотрудниками милиции. Судом не признано, что осужденные, поместив потерпевшую в багажник, намеревались куда-либо перевезти ее и удерживать там.

Из показаний осужденных следует, что после совершения разбойного нападения они намеревались автомобиль и потерпевшую оставить около вокзала и уехать. При таких обстоятельствах действия П. следует расценивать не как похищение человека, а как незаконное лишение свободы и квалифицировать по на п.а ч.2 ст.127 УК РФ.

Действия осужденного, связанные с угоном автомобиля, квалифицированы по ч.4 ст.166 УК РФ как неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

В данном случае правовая оценка содеянного по ст. 119 УК РФ является излишней, поскольку угроза убийством в процессе завладения автомобилем охватывается составом ч.4 ст.166 УК РФ.

При квалификации действий виновного по ст.119 УК РФ правоприменителю необходимо ориентироваться не только на реальность, действительность и осуществимость угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (в условиях, когда виновный осознает, что таким образом, т.е. угрожая потерпевшему, он оказывает на него психологическое воздействие, порождая чувство страха и неуверенности, следовательно, желает наступления указанных последствий), но и на особенности отдельных составов преступлений, в которых угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью уже включена в качестве конструктивного признака.

Приговор по статье 119 УК РФ (Угроза убийством)

Приговор мирового судьи судебного участка № 18 района Южное Бутово города Москвы по части 1 статьи 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы».

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

12 февраля 2018 года

Мировой судья 18 судебного участка района Южное Бутово города Москвы С.И.А., с участием государственного обвинителя Зюзинской межрайонной прокуратуры города Москвы С.Р.А., подсудимого Семенова *., защитника С.И.В., предъявившего удостоверение адвоката и ордер Адвокатской конторы «Московской городской коллегии адвокатов» от 12.02.2018, при секретаре О.Л.И., рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении Семенова * года рождения, уроженца *, гражданина РФ, в браке не состоящего, имеющего среднее образование, не работающего, не судимого, зарегистрированного по адресу: *, фактически проживающего по адресу: г. *, обвиняемого в совершении преступлений предусмотренных ч. 1 ст. 119, п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ,

Семенов *. совершил угрозу убийством, и имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Так он, Семенов *., 31 декабря 2017 года в примерно в 00 часов 40 минут, находясь по месту фактического проживания в частном доме №*, расположенном по ул. * г. Москвы, будучи в состоянии алкогольного опьянения, на почве личных неприязненных отношений со своей сожительницей К., взял в руки нож, который, согласно заключению эксперта №77 от 14.01.2018 г. является ножом хозяйственно – бытового назначения и к холодному оружию не относится, и со словами угрозы убийством в адрес последней, а именно: «сейчас я тебя убью», умышленно нанес К. несколько ударов ножом в область лица, спины, левого бедра , ладони левой кисти последней, причинив ей телесные повреждения в виде: резаной раны подбородочной области справа, колото-резаной раны задней поверхности грудной клетки по левой лопаточной линии, колото-резаной раны на наружной поверхности верхней трети левого бедра , скальпированную рану на ладонной поверхности левой кисти. Агрессивное поведение Семенова *., характер действий и серьезность его намерений, дали основания К. угрозу убийством воспринимать в свой адрес реально и опасаться осуществления данных угроз.

Он же, Семенов *., совершил умышленное причинение легкого вреда здоровья, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, а именно: он, Семенов *., 31 декабря 2017 года в примерно в 00 часов 40 минут, находясь по месту фактического проживания в частном доме №*, расположенном по ул. * г. Москвы, будучи в состоянии алкогольного опьянения, на почве личных неприязненных отношений со своей сожительницей Казанцевой *., взял в руки нож, который , согласно заключению эксперта №77 от 14.01.2018 г. является ножом хозяйственно – бытового назначения и к холодному оружию не относится, и со словами угрозы убийством в адрес последней, а именно: «сейчас я тебя убью», умышленно нанес К. несколько ударов ножом в область лица, спины, левого бедра последней, в результате чего причинил ей, согласно заключению эксперта № 1793м/724 от 19 января 2018 года телесные повреждения в виде резаной подбородочной области справа, колото-резаной раны задней поверхности грудной клетки по левой лопаточной линии, колото-резаной раны, потребовавшей наложения хирургических швов на наружной поверхности верхней трети левого бедра, которые, как в совокупности и каждая в отдельности причинили легкий вред здоровью, вызвавшие кратковременное расстройство здоровья продолжительностью до 3-х недель (до 21 дня включительно) согласно п. 8.1. Приложения к приказу Минздравразвития РФ от 24.04.2008 г. № 194 и «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда , причиненных здоровью человека», а так же поверхностную скальпированную рану на ладонной поверхности левой кисти в области ее основания , не повлекшую за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и расценивающееся, как повреждение, не причинившее вреда здоровью человека, согласно п. 9 Приложения к Приказу Минздравсоцразвития РФ от 24.04.2008 г. № 194н «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека».

Подсудимый Семенов * согласился с предъявленным ему обвинением в полном объеме и заявил ходатайство, поддержанное защитником, государственным обвинителем, потерпевшей К., и при этом пояснил суду, что он понимает существо предъявленного ему обвинения, согласен с ним и поддерживает ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Ходатайство заявил добровольно и после консультации с защитником, последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства он осознает.

Суд приходит к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый Семенов * обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, а действия Семенова * квалифицирует по ч. 1 ст. 119 УК РФ, т.к. он совершил угрозу убийством, и имелись все основания опасаться осуществления этой угрозы, по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ, т.к. он совершил умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

При назначении наказания подсудимому Семенову *. суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, относящихся к категории небольшой тяжести, данные о его личности: на учете в НД и ПНД не состоит, положительно характеризуется по месту жительства, вину свою признал полностью и искренне раскаялся, что суд признает обстоятельством, смягчающим его наказание. При этом суд не усматривает оснований для применения положений ст. 64 УК РФ.

В целях исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, с учетом степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности подсудимого, его отношения к содеянному, смягчающих наказание обстоятельств, обеспечивая максимальное влияние назначенного наказания на исправление осужденного, суд приходит к выводу о назначении Семенову *. наказания по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ и по ч. 1 ст. 119 УК РФ в виде обязательных работ вид которых, определяется органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией, что в полной мере отвечает целям наказания, предусмотренным ч. 2 ст. 43 УК РФ.

Вопрос о вещественных доказательствах суд решает в соответствии со ст. 81 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.303, 304, 308, 316 УПК РФ, суд,

Признать Семенова * виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ и назначить наказание:

— по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ – в виде обязательных работ на срок 200 (двести) часов вид которых, определяется органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией;

— по ч. 1 ст. 119 УК РФ – в виде обязательных работ на срок 250 (двести пятьдесят) часов вид которых, определяется органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить Семенову * окончательное наказание в виде обязательных работ на срок 350 (триста пятьдесят) часов вид которых, определяется органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией.

Меру процессуального принуждения в отношении Семенова * в виде обязательства о явке, по вступлению приговора в законную силу отменить.

Вещественное доказательство по делу – нож, изъятый 31 декабря 2017 года по адресу: г. Москва, ул. * д. *, хранящийся в камере хранения вещественных доказательств ОД ОМВД России по району Южное Бутово г. Москва, по вступлении приговора в законную силу – уничтожить.

Приговор по статье 119 УК РФ (Угроза убийством) может быть обжалован в апелляционном порядке в Зюзинский районный суд г. Москвы в течение 10 суток со дня его провозглашения через мирового судью судебного участка № 18 района Южное Бутово г. Москвы, а осужденным в тот же срок, со дня вручения ему копии приговора.

Свежие данные судебной статистики показывают: в стране резко выросло число уголовных дел по обвинениям в угрозах. По данным Судебного департамента при Верховном суде России, в прошлом году по статье 119 УК «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» были осуждены более 30 тысяч человек. Это почти в четыре раза больше, чем годом ранее.

По мнению экспертов, такой рост дел вызван в том числе и развитием информационных технологий. Раньше горячее слово словно растворялось в воздухе, и не так-то просто было доказать, что угрозы прозвучали. А если все было сказано без свидетелей?

Сегодня многие несдержанные граждане несколько облегчают работу следователям, присылая угрозы по СМС или через соцсети. Впрочем, угрожать продолжают и по старинке — вслух и сгоряча. А Верховный суд страны в свежем обзоре судебной практики добавил еще один вид угроз: без слов. Примером же послужило конкретное дело, рассматривавшееся в Иркутской области.

В одном из местных кафе словесная ссора закончилась стрельбой. Огонь открыл гражданин Г. , который в ходе пьяных дебатов с администратором кафе почувствовал себя обиженным, а потому сходил домой за ружьем «Сайга». Вернувшись, он расстрелял администратора кафе — с улицы через витрину. Затем вошел в заведение и всех перепугал.

«Установлено, что после совершенного общеопасным способом убийства администратора кафе осужденный Г. вошел в помещение кафе и, передергивая затвор, направил заряженное ружье в сторону потерпевшего Р. -брата убитого, — говорится в обзоре судебной практики. — При этом осужденный производил неоднократные и беспорядочные выстрелы внутри кафе, в результате чего посетители и обслуживающий персонал вынуждены были прятаться в различных помещениях кафе».

Итог пьяной глупости — двое детей остались без отца, а беременная жена убитого без мужа и кормильца. Суд приговорил преступника к 15 годам и 6 месяцам лишения свободы. Причем год был добавлен к сроку именно за угрозу убийством. В пользу жены убитого взыскан миллион рублей в качестве компенсации морального ущерба. Хотя деньги, безусловно, никак не заменят отца семейства.

В пользу брата убитого взыскано триста тысяч рублей в счет компенсации морального вреда. Ведь он тоже был признан потерпевшим — преступник ему угрожал.

Однако защита попыталась оспорить приговор. Адвокаты осужденного помимо прочего требовали отменить и наказание за угрозы, мол, ничего пугающего сказано не было.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда России оставила приговор без изменения.

«Судом первой инстанции правильно установлено, что осужденный направлял заряженное ружье в сторону Р., передергивал затвор ружья, — говорится в обзоре судебной практике. — Данные действия потерпевший Р. обоснованно расценивал для себя как угрозу убийством при наличии оснований опасаться осуществления данной угрозы, поскольку до этого осужденным выстрелами из ружья было совершено убийство его брата. В связи с этим действия Г. правомерно квалифицированы по ч. 1 ст. 119 УК РФ как угроза убийством, когда имелись основания опасаться осуществления этой угрозы».

При этом Верховный суд пояснил, что отсутствие словесных угроз не опровергает вывод суда о необходимости квалификации действий осужденного по статье УК (Угроза) и, соответственно, усиления наказания. Угроза убийством может быть выражена в любой форме. Именно таковы правовые позиции Верховного суда России. Дело включено в обзор судебной практики N3 за этот год. Теперь именно на этот пример должны ориентироваться все судьи страны.

По словам экспертов, под статью могут попасть любые угрожающие действия. Например, приставить к горлу нож — тоже будет угроза убийством. Ведь все понятно без лишних слов. На практике нередко статью «Угроза» вменяют, как дополнительную к другим обвинениям. Если от угроз преступник перешел к насилию, будет судим и за угрозы, и за насилие. Но даже если угрозы не заканчиваются ничем — это само по себе преступление.

Судебная практика ст 119 ук рф

ОБЗОР

судебной практики по уголовным делам по ст. 119 УК РФ, рассмотренным мировыми судьями Засвияжского района г. Ульяновска в 1- м полугодии 2012 года с вынесением приговора

В соответствии с планом работы Засвияжского районного суда г. Ульяновска на 2 — е полугодие 2012 года, утвержденного председателем суда проведено обобщение судебной практики по уголовным делам по ст. 119 УК РФ, рассмотренным мировыми судьями Засвияжского района г. Ульяновска в 1- м полугодии 2012 года с вынесением приговора.

Статьей 31 УПК РФ уголовные дела по преступлениям, предусмотренным ст.119 УК РФ отнесены к подсудности мировых судей, и, согласно статистическим данным, в 1-м полугодии 2012 года мировыми судьями Засвияжского районного суда г. Ульяновска всего окончено 164 уголовных дела на 165 лиц. Из них постановлено приговоров по ст. 119 УК РФ по 22 делам в отношении 22 лиц, что составляет 13, 4% от числа оконченных дел.

Статья 119 УК РФ предусматривает уголовную ответственности за 2 состава преступления: основного – за угрозу убийством или причинением т яжког о вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы; квалифицированного: то же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ выражается в действии, а именно угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровья.

Угроза — способ психического воздействия, направленного на запугивание потерпевшего, чтобы вызвать у него чувство тревоги, беспокойства за свою безопасность, дискомфортное состояние. Способы выражения угрозы вовне могут быть различными (устно, письменно, жестами, явочным порядком или по телефону, непосредственно потерпевшему или через третьих лиц), для квалификации содеянного значения не имеют.

Обязательным условием наступления уголовной ответственности за угрозу убийством или причинения тяжкого вреда здоровью является реальность высказанной угрозы. Это означает, что потерпевший должен воспринимать угрозу как реальную, т.е. как намерение виновного через какое-то время реализовать ее.

Изучение уголовных дел показало, что по всем рассмотренным уголовным делам по преступлению, предусмотренному ч.1 ст.119 УК РФ мировые судьи правильно понимают объективную сторону данного преступления и верно квалифицировали действия подсудимых как угрозу убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

По всем делам соблюдались требования части седьмой ст. 316 УПК РФ, согласно которой приговор постановляется без проведения судебного разбирательства в случае, если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по делу.

Особый порядок принятия судебного решения в связи с согласием обвиняемого с предъявленным ему обвинением применялся мировыми судьями при рассмотрении 21 уголовного дела по преступлениям, предусмотренным ст.ст.116, 119 УК РФ. По уголовному делу в отношении ФИО1., судебное заседание было назначено в общем порядке, поскольку последний вину по ч.1 ст. 119 УК РФ не признавал (по ч.1 ст.116 УК РФ вину признавал частично), был осужден приговором мирового судьи по ч.1 ст. 116, ч.1 ст.119 УК РФ, с применение ч.2 ст.69 УК РФ к наказанию в виде обязательных работ сроком на 460 часов.

Условия постановления приговора в особом порядке были соблюдены, поскольку санкция ст. 119 УК РФ предусматривает наказания в виде лишения свободы на срок до 10 лет.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, выражающимся в том, что лицо намеренно высказывает угрозы, рассчитанные на восприятие их потерпевшим как реальных, устрашающих, вызывающих чувство тревоги, опасности, и желает поступить таким образом.

Обобщение уголовных дел показало, что основной причиной совершения преступления, предусмотренного ст.119 УК РФ явилисьличныенеприязненные отношения между подсудимым и потерпевшим, возникшим внезапноили после наступления конфликта.

Хочется отметить и тот факт, что осужденные при высказывании в адрес потерпевших угроз убийством во всех случаях в подтверждении своих намерений намахивались на потерпевших различными предметами, в том числе ножом, топором, бутылкой, хоккейной клюшкой, что повышает степень общественной опасности содеянного.

Изучение уголовных дел показало, что все преступления были совершены лицами мужского пола в возрасте 21- 52 лет.

Все преступлениябыли совершенылицами, находившимися в состоянии алкогольного опьянения в отношении супруги, гражданскойженыилибывшей супруги, сына, дочери сожительницы, знакомого, соседа. И только два преступления совершены в отношении матери и отца осужденного.

Из числа осужденных только девять лиц занимаются общественно полезным трудом, остальные осужденные не работают, злоупотребляют спиртными напитками.

Из числа лиц, осужденных мировыми судьями во 1 – м полугодии 2012 года по ст. 119 УК РФ к различным видам наказания – 4 лица были ранее судимы, 20 лиц были ранее не судимы.

В соответствии с санкциями ч.1 ст.119 УК РФ виновному могут быть назначены следующие виды наказаний:

Мировыми судьями Засвияжского района г. Ульяновска в 1 – м полугодии 2012 года по ч.1 ст.119 УК РФ было осуждено 22 лица к различным видам наказаний. К наказанию в виде обязательных работ осуждено – 14 лиц, к наказанию в виде ограничения свободы осуждено – 8 лиц;

Виды наказаний по ст.119 УК РФ

1- е полугодие 2012 года

лишение свободы реально

лишение свободы условно

Следует отметить, что лицам, осужденным по ч.1 ст. 119 УК РФ мировые судьи в большинстве случаев по уголовным делам назначали такой вид наказания как обязательные работы.

Наказание в виде ограничение свободы, лишение свободы назначалось на срок до 2 лет, наказание в виде обязательных работ осужденным назначалось в пределах санкции ч.1 ст.119 УК РФ на срок до 480 часов,

С учетом высокой общественной опасности данного преступления санкции ч.1, 2 ст.119 УК РФ ужесточили. Федеральным законом от 07 декабря 2011 года в Уголовный кодекс РФ были внесены изменения. В частности в санкцию ст. 119 УК РФ вели такую меру уголовного наказания как принудительные работы. Срок наказания в виде обязательных работ увеличился до 480 часов.

Как показало изучение уголовных де, практика назначения мировыми судьями Засвияжского района г. Ульяновска мер наказания лицам, осужденным по ч.1 ст.119 УК РФ соответствует требованиям УК РФ.

Однако при принятии судебного решения по уголовному делу в отношении ФИО2 в резолютивной части приговора мировым судьей были допущены нарушения при назначении наказания подсудимому.

Органами предварительного следствия ФИО2. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.116, ч.1 ст.119, ч.1 ст.119 УК РФ. Резолютивная часть приговора вынесена с нарушением требований ст.308 УК РФ. Мировой судья, признал ФИО2 виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.116, ч.1 ст.119 УК РФ и назначил наказание по ч.1 ст.116 УК РФ к обязательным работам сроком на 300 часов, по 2 состава преступлений, предусмотренных ч.1 ст.119 УК РФ: по эпизоду от 04.02.2012 г. в 18 час. к обязательным работам сроком на 430 часов, по эпизоду от 04.02.2012 г. в 17 час. 15 мин. к обязательным работам сроком на 480 часов. В отношении третьего эпизода квалификацию по ч.1 ст.119 УК РФ мировой судья в резолютивной части не указал.

За вышеуказанный период мировым судьей Засвияжского района г. Ульяновска по уголовному делу было вынесено частное постановление.

Так, по уголовному делу в отношении ФИО1 осужденному мировым судьей судебного участка № 2 Засвияжского района г. Ульяновска по ч.1 ст.116, ч.1 ст.119 УК Р, с применением ст. 69 УК РФ к обязательным работам на срок 460 часов было вынесено частное постановление. В нарушение положений ст. 225 УПК РФ в обвинительном акте дознавателем не были указаны сведения о семейном положении ФИО1, который имеет на иждивении малолетнего ребенка. Имеющиеся в материалах дела лист дела — копия свидетельства о рождении ФИО3 дознавателем пронумерован не был, в связи, с чем гособвинителем при исследовании данного документа в судебном заседании данное свидетельство было обозначено как л.д. 65 «а». Кроме того, в материалах дела фактически содержалось большое количество листов, чем обозначено в описи, фактически 97 листов, а не 93 согласно описи.

Частное постановление мирового судьи было направлено в адрес начальника ОП № 3 (по обслуживанию Засвияжского района) УВМД России по г. Ульяновску для принятия соответствующих мер.

Из общего числа рассмотренных мировыми судьями Засвияжского района г. Ульяновска в 1 – м полугодии 2012 году уголовных дел о преступлении, предусмотренном ч.1 ст.119 УК РФ, в апелляционном порядке было обжаловано 1 судебное решение.

Так, мировым судьей судебного участка № 1 (Можаева С.А.) ФИО4. был осужден по ч.1 ст.119 УК РФ к обязательным работам на срок 180 часов. В удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела по ч.1 ст.119 УК РФ судом 1-й инстанции было отказано.

В апелляционных жалобах адвокат, осужденный просили отменить приговор мирового судьи, дело прекратить за примирением сторон, поскольку ФИО4 с потерпевшей примирился.

В ходе судебного заседания адвокат, осужденный подтвердили доводы своих жалоб, просили дело прекратить за примирением сторон.

Суд апелляционной инстанции приговор мирового судьи судебного участка № 1 в отношении ФИО4. по ч.1 ст.119 УК РФ отменил, уголовное дело прекратил производством за примирением сторон на основании ст. 25 УПК РФ по следующим основаниям. ФИО4 не судим, к административной ответственности не привлекался, по месту работы характеризовался исключительно положительно, на учетах в психиатрической и наркологической больницах не состоял, с потерпевшей примирился, вступил с ней в законный брак.

Анализ судебной практики рассмотрения мировыми судьями уголовных дел вышеуказанной категории в 1 – м полугодии 2012 года свидетельствует о том, что мировые судьи при разрешении уголовных дел о преступлениях данной категории правильно применяли нормы Уголовного кодекса Российской Федерации. Приговоры по уголовным делам были постановлены законно и обоснованно. Практика назначения мировыми судьями мер наказания лицам, осужденным по делам вышеуказанной категории, соответствует требованиям УК РФ, наказание назначалось в пределах санкции ст.119 УК РФ.

С учетом вышеизложенного, в целях совершенствования деятельности по отправлению правосудия по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 119 УК РФ, предлагается: — направить данное обобщение на судебные участки мировых судей Засвияжского района г. Ульяновска.