Судебная практика по ст 206 ук

Судебная практика по ст 206 ук

Ключевые слова: ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКА; ГРУППА ЛИЦ; ОРУЖИЕ; ПРЕДМЕТЫ; ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В КАЧЕСТВЕ ОРУЖИЯ; НАСИЛИЕ; КВАЛИФИКАЦИЯ; ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА; HOSTAGE TAKING; GROUP OF PERSONS; WEAPONS; ITEMS USED AS WEAPONS; VIOLENCE; QUALIFICATION; ENFORCEMENT PRACTICE.

Частью 2 статьи 206 УК РФ предусмотрены следующие обстоятельства, отягчающие уголовную ответственность за захват заложника: группой лиц по предварительному сговору; с применением насилия, опасного для жизни или здоровья; с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия; в отношении заведомо несовершеннолетнего; в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; в отношении двух и более лиц; из корыстных побуждений или по найму.

Захват заложника группой лиц по предварительному сговору имеет место быть, когда два и более лица выполняют объективную сторону преступления, то есть являются соисполнителями, при этом каждое лицо принимает полное или частичное участие в захвате или удержании заложника. Предварительный сговор означает, что субъективная связь в виде согласованности преступных действий между соучастниками возникла до начала выполнения действий, входящих в объективную сторону состава преступления «Захват заложника». «Если субъективная связь между соучастниками возникает в процессе выполнения объективной стороны состава преступления, то предварительный сговор отсутствует».[1]

Действия лиц, не принимающих участие в захвате или удержании заложника, следует квалифицировать как пособничество, подстрекательство или организацию захвата заложника. Например, такие лица могут быть соучастниками захвата заложника путем предоставления информации о личных данных потерпевшего, его маршрутах передвижения, путем дачи советов о том, где и как лучше совершить преступление, путем предоставления оружия, автомобилей и иных предметов, способствующих совершению захвата заложника. Так, осужденный Т. признан виновным в соучастии в виде пособничества в терроризме, то есть в содействии советами и предоставлением информации об угрозе совершения взрыва и иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, наступления иных общественно опасных последствий, с применением огнестрельного оружия, в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения и оказания воздействия на принятие решения органами власти[2].

Согласно пункту 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» под применением насилия, опасного для жизни или здоровья, следует понимать причинение легкого, среднего, тяжкого вреда здоровью. Также под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать насилие, которое не причинило вреда здоровью потерпевшего, однако в момент его применения создавало реальную угрозу причинения вреда жизни или здоровью потерпевшего (например, удушение).

Понятие насилия применительно к ст. 206 УК РФ имеет определенную специфику. В этой норме уголовного права не сформулировано такое отягчающее обстоятельство, как совершение захвата заложника с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья. Это можно объяснить тем, что согласно ч. 1 ст. 206 УК РФ объективная сторона преступления заключается в захвате или удержании лица в качестве заложника. Таким образом, захват заложника и его удержание в таком качестве, по сути, предполагают применение насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевшего, сложившегося в судебной практике. Насилие при захвате заложника применяется для достижения преступного результата и осознается преступниками как побочное, но неизбежное и наиболее эффективное средство воздействия на потерпевшего с целью достижения преступного результата.

УК РСФСР в ст. 126.1 не предусматривал никакое насилие к потерпевшему, поэтому факты причинения ему разной степени тяжести телесных повреждений квалифицировались по совокупности – ст. 126.1 и ст. ст. 109, 112 УК РСФСР. Хотя умышленные тяжкие телесные повреждения заложнику квалифицировались как тяжкие последствия захвата заложника, наряду с неосторожными тяжкими телесными повреждениями, неосторожным убийством, самоубийством заложника, и влекли квалификацию по ч. 2 ст. 126.1 УК РСФСР[3], лишь убийство квалифицировалось по совокупности ч. 2 ст. 126.1 и ст. 102 УК РСФСР. В настоящее время пунктом «в» ч. 2 ст. 206 УК РФ предусмотрен такой квалифицирующий признак, как захват заложников с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, поэтому квалификации по совокупности в случае причинения вреда здоровью потерпевшему не требуется.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью заложника, не сопряженное с насилием, применяемым при захвате или удержании, а связанное с умышленным истязанием потерпевшего, например, обезображивание лица, прерывание беременности, выкалывание глаз, лишение других органов, не может охватываться ч. 2 ст. 206 УК РФ, а влечет квалификацию по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 206 и п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ[4].

Угроза применения насилия к заложникам с целью обеспечения выполнения своих требований, дополнительной квалификации по статьям УК РФ не требуют.

Так, Б. и Х. признаны виновными в захвате и удержании заложников в целях понуждения государства выполнить их требования. Осужденные, захватив заложников, предъявили требования предоставить им оружие и самолет, при этом при невыполнении их требований угрожали расстрелом заложников и созданием угрозы для жизни людей путем взрыва канистр с бензином. Все эти действия Б. и Х. судом первой инстанции были квалифицированы ст. ст. 206 и 205 УК РФ. Между тем из материалов дела усматривается, что действия осужденных, связанные с угрозой расстрела заложников, и производство выстрелов из автомата в воздух не были направлены на нарушение общественной безопасности, на устрашение населения или оказание воздействия на принятие решений органами власти, а преследовали цель добиться выполнения выдвинутых ими требований. При таких обстоятельствах все действия Б. и Х. охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 206 УК РФ, и дополнительной квалификации по ст. 205 УК РФ не требуют[5].

Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, понимается их использование для физического воздействия на потерпевшего, их демонстрация для психического воздействия на потерпевшего в виде угрозы применения насилия, опасного для жизни или здоровья, а также для устрашения потерпевшего.

Согласно ст. 1 Федерального Закона РФ «Об оружии» от 13 декабря 1996 г. №150-ФЗ, оружие – это устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов.

Согласно пункту 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» под предметами, используемыми в качестве оружия, понимаются любые материальные объекты, которыми могли быть причинены смерть или вред здоровью потерпевшего (перочинный или кухонный нож, топор и т.п.), а также иные предметы, применение которых создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего, например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные раздражающими веществами.

При квалификации захвата заложника с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, суды квалифицируют содеянное только по п. «г» ч. 2 ст. 206 УК РФ.

Так по п.п. «а», «г», «ж», «з», ст. 206 УК РФ осуждены Г. и И., которые отбывая наказание в виде лишения свободы в исправительной колонии, захватили в заложники шесть сотрудников из числа персонала медицинской части данного учреждения. При этом они приставляли к горлу женщин кухонные ножи, скальпели, сопровождая свои действия угрозами расправы, вплоть до убийства. Кроме этого, Г. и И. выдвинули требования, адресованные администрации исправительной колонии, выпустить их из места лишения свободы, предоставив при этом автомобиль, заправленный бензином, денежные средства в сумме 40 000 рублей, мобильный телефон для ведения переговоров и огнетушители, как условие освобождения заложников. Требования были выполнены, после чего трех женщин освободили. Прикрываясь оставшимися заложниками, они попытались вместе с ними сесть в предоставленный администрацией исправительной колонии автомобиль, но были задержаны.[6]

Такая квалификация вооружённых случаев захвата заложников соответствует буквальному толкованию уголовного закона.

Так, в 1994 г. Т., имея при себе огнестрельное оружие и боеприпасы, скрываясь от преследовавших его сотрудников милиции, ворвался в одну из квартир по улице Матросова г. Красноярска, где применил угрозу насилием жильцам данной квартиры. Угрожая взорвать гранату, он потребовал крупную денежную сумму и автомобиль. Во время проведения задержания Т. взорвал гранату, причинив вред здоровью бойцу группы захвата[7].

Захват заведомо несовершеннолетнего заложника (п. «д» ч. 2 ст. 206 УК РФ) и женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «е» ч. 2 ст. 206 УК РФ), может быть квалифицирован таковым в тех случаях, когда виновному заведомо известно в первом случае о несовершеннолетии потерпевшего, во втором – о состоянии беременности заложницы.

Захват двух и более заложников (п. «ж» ч. 2 ст. 206 УК РФ) имеет место быть, когда до начала совершения преступления виновный имел умысел на захват в качестве заложников двух и более лиц.

Под захватом заложника, совершенном из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 206 УК РФ), понимается совершение преступления в «целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.)»[8].

Зачастую захват заложника сопровождается вымогательством. Так как в состав захвата заложника включена лишь цель – понудить государство, организацию или гражданина к совершению (не совершению) какого-либо действия, а не сами действия, содеянное при сопряженности захвата заложника и вымогательства должно квалифицироваться по совокупности этих преступлений[9].

По найму (п. «з» ч. 2 ст. 206 УК РФ) квалифицируется захват заложника тогда, когда виновный захватывает либо удерживает заложника за вознаграждение от третьих лиц. Для квалификации по этому пункту не имеет значения время получения вознаграждения – до или после совершения захвата заложника.

Согласно пункту 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года №1 «О судебной практике по делам об убийстве»: «Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения».

Обстоятельствами, особо отягчающими уголовную ответственность за захват заложника являются захват заложника, предусмотренный частями 1 или 2 ст. 206 УК РФ, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, либо повлекли умышленное причинение смерти человеку.

На наш взгляд, решение законодателя придать умышленному причинению смерти человека статус обстоятельства, особо отягчающего уголовную ответственность за захват заложника (ч. 4 ст. 206 УК РФ).

Во-первых, это решения не соответствует конституционной оценке жизни человека, которая является высшей ценностью (ст. 2, ст. 20 Конституции РФ) и не может попутно охраняться нормами, устанавливающими ответственность за менее опасные преступления, чем убийство.

Во-вторых, оно влечет за собой сомнительную правоприменительную практику. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. №1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» указано, что «в случае если террористический акт повлек умышленное причинение смерти человеку (либо двум или более лицам), содеянное охватывается пунктом «б» части 3 статьи 205 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 105 УК РФ не требует». При такой постановке вопроса без уголовно-правовой оценки остаются многие квалифицирующие признаки, предусмотренные ч. 2 ст. 105 УК РФ[10].

В-третьих, квалификация убийства (в том числе многих лиц) при террористическом акте только по ст. 205 УК РФ исключает применение смертной казни, предусмотренной (хотя в современных условиях и формально) ч. 2 ст. 105 УК РФ[11]. Да и лишение свободы может быть назначено только в пределах санкции ч. 3 ст. 205 УК РФ, т.е. до 20 лет, тогда как по совокупности ч. 2 ст. 105 УК РФ, и, например, ч. 2 ст. 205 УК РФ оно может составить до 30 лет.

Значит, включением убийства в число особо квалифицирующих признаков террористического акта уголовно-правовая охрана жизни была не усилена, а ослаблена. Аналогичная правоприменительная практика может формироваться и по применению ст. 206 УК РФ.

Законодательство, направленное на борьбу с незаконным завладением человеком и ограничением его свободы передвижения, нуждается в дальнейшем совершенствовании путем внесения соответствующих изменений в действующий УК РФ.

Во-первых, считаем необходимым дополнить п. «г» ч. 2 ст. 206 УК РФ такой разновидностью средства совершения преступления как боеприпасы и взрывные устройства.

Во-вторых, представляется важным расширить перечень обстоятельств захвата заложника, усиливающих уголовную ответственность, за счет отдельных категорий потерпевших. Необходимо отнести к ним лиц, находящихся в беспомощном состоянии и малолетних лиц и соответствующими пунктами дополнить ч. 2 ст. 206 УК РФ. Захват в качестве заложника малолетних детей, вызывает наибольший общественный резонанс и в большей степени способствует удовлетворению требований преступников.

В-третьих, в целях обеспечения единства правоприменительной практики по ст. 206 УК РФ необходимо подготовить постановление Пленума Верховного Суда РФ, в котором содержались бы разъяснения по применению положений данной статьи и по разграничению со смежными составами преступлений.

Ст. 206 УК РФ. Захват заложника. Комментарии и судебная практика.

В современном мире борьба с терактами осуществляется при тесном взаимодействии спецслужб разных стран. К террористической деятельности в какой-то степени можно отнести и захват заложников. Ст. 206 УК РФ закрепляет наказание за это деяние. Рассмотрим норму подробнее.

Ст. 206 УК РФ: составы

Захват/удержание гражданина в качестве заложника, совершенное для принуждения государства, лица, организации совершить определенное действие либо воздержаться от него взамен на освобождение удерживаемого субъекта наказывается 5-10 годами тюрьмы.

Санкция за преступление, предусмотренное ст. 206 УК в ч. 1, ужесточается, если оно совершено:

  • Несколькими гражданами, заблаговременно договорившимися о совместных противоправных действиях.
  • С применением насилия, опасного для потерпевшего.
  • С использованием оружия/предметов, его имитирующих.
  • В отношении несовершеннолетнего (если об этом заведомо известно виновному).
  • В отношении беременной женщины (если об этом ее состоянии известно преступнику).
  • В отношении 2-х и более граждан.
  • По найму либо из корыстных мотивов.

В указанных случаях виновный приговаривается к 6-15 годам тюрьмы. Дополнительно, согласно части 2 ст. 206 УК РФ , ему вменяется 1-2 года ограничения свободы.

Отягчающие обстоятельства

По 3 части ст. 206 УК, за захват заложника организованной группой равно как и повлекший смерть потерпевшего по неосторожности, предусматривается 8-20 лет тюрьмы с 1-2 годами ограничения свободы.

Если деяния, указанные в ч. 1, 2 были сопряжены с умышленным причинением смерти, виновным грозит 15-20 лет лишения свободы с ее ограничением на 1-2 г. либо пожизненное заключение.

Условие, исключающее наказуемость

Согласно примечанию к ст. 206 УК , виновный по требованию властей или добровольно освободивший захваченного и удерживаемого гражданина, может быть освобожден от ответственности. При этом в его поведении должны отсутствовать признаки иных преступлений.

Преступление, указанное в диспозиции ст. 206 УК , обладает международным характером. Противодействие таким деяниям осуществляется на основании положений Конвенции, принятой Генассамблеей ООН в 1979 г.

В указанном нормативном акте приводятся ключевые направления борьбы с захватом и удержанием граждан. В документе раскрываются признаки деяния, установленного ст. 206 УК .

Захватом является физическое ограничение возможности лица передвигаться свободно. При этом потерпевший попадает в зависимость от захватчика. Злоумышленник для удержания жертвы может использовать разные методы, в том числе угрозы убийством.

Целью деяния является, как правило, выкуп.

Особенности совершения

Захват гражданина квалифицируется по ст. 206 УК при выявлении в действиях виновного противоправности, при применении им насилия для удержания субъекта. Деяние может совершаться открыто или тайно. Злоумышленник может завлечь жертву обманом.

Характер выдвигаемых требований при оценке преступности действий не имеет значения. При этом они могут являться и незаконными и вполне правомерными.

Удержание предполагает насильственное препятствование свободному передвижению жертвы, исключение доступа к нему представителей власти. Заложник может содержаться в помещении, покинуть которое самостоятельно не представляется возможным.

Захват направлен на удовлетворение требований, исполнение которых правомерным способом для виновного не представляется возможным. Их выполнение выступает как обязательное условие для освобождения удерживаемого лица.

Требования могут носить политический, националистический, криминальный, религиозный и иной характер. К примеру, захватчик может требовать освободить определенного субъекта из тюрьмы, предоставить названную сумму денег, обеспечить беспрепятственный выезд из страны либо не совершать каких-либо действий.

Особенности конструкции

Захват гражданина в заложники относится к категории длящихся деяний. Состав является формальным. Посягательство признается законченным в момент непосредственного ограничения свободы пострадавшего, а если виновный удерживает уже захваченного потерпевшего, то с момента такого удержания вне зависимости от его продолжительности.

Если по каким-то причинам захват довести до конца не удалось, деяние расценивается как покушение на преступление.

Субъективный аспект

Совершение преступления характеризуется прямым умыслом. Злоумышленник понимает, что противоправно ограничивает свободу другого человека, неправомерно удерживая его для принуждения властей, организации или иного гражданина удовлетворить его требования. При этом виновный желает совершать эти действия.

К ответственности может быть привлечен 14-летний вменяемый гражданин.

При наступлении смерти потерпевшего либо возникновении других тяжких последствий при наличии оснований действия виновного характеризуются виной в двух формах: прямым умыслом и неосторожностью. В последнем случае предполагается легкомыслие или небрежность в поведении лица.

Признаки насилия

Насильственные действия признаются квалифицирующим обстоятельством. Они могут выражаться в:

  • Умышленном нанесении телесных повреждений разной тяжести.
  • Истязании.
  • Прочих действиях, связанных с причинением реального ущерба здоровью пострадавшего.

Применение оружия

Этот квалифицирующий признак должен оцениваться в соответствии с положениями ФЗ № 150.

В ст. 206 УК речь идет обо всех видах оружия и предметов, указанных в этом Федеральном законе и не упоминаемых в нем. Предметом может являться любой объект, принесенный заранее или подобранный на месте преступления. Важным условием его отнесения к оружию является приспособленность к использованию в соответствующем качестве.

Захват несовершеннолетнего или беременной женщины

Квалифицирующие признаки, указанные в пунктах «д» и «е» анализируемой нормы, могут применяться, если виновному заведомо известно о том, что гражданин не достиг 18 лет и женщина находится в соответствующем состоянии. При этом срок беременности значения не имеет.

Условие освобождения от наказания

Примечание к 206 статье закрепляет возможность исключения ответственности для виновного в захвате или удержании человека. Если субъект во время этого деяния совершил другое преступление, он подлежит наказанию на общих основаниях. К примеру, виновный незаконно завладел служебным (табельным) оружием, умышленно причинил вред здоровью удерживаемого лица, уничтожил или повредил имущество и пр.

Поощрительная норма, содержащаяся в примечании, направлена на предупреждение или уменьшение вероятности возникновения более серьезных последствий. Мотивы, по которым лицо отказывается от продолжения преступления, не имеют значения.

Статья 206 УК РФ. Захват заложника (действующая редакция)

1. Захват или удержание лица в качестве заложника, совершенные в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.

2. Те же деяния, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц;

з) из корыстных побуждений или по найму, —

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

4. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они повлекли умышленное причинение смерти человеку, —

наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет или пожизненным лишением свободы.

Примечание. Лицо, добровольно или по требованию властей освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 206 УК РФ

1. Объективная сторона преступления характеризуется двумя альтернативными действиями:

1) захватом заложника;

2) удержанием заложника.

2. Захват заложника — противоправное насильственное ограничение свободы хотя бы одного человека, совершенное открыто или тайно, затем, как правило, с открытым сообщением об этом и выдвижением условий освобождения. Он сопровождается насилием, не опасным для жизни или здоровья, которое выражается в нанесении ударов, побоев, связывании, удержании за руки и т.д. К этому виду насилия относится угроза как психическое воздействие на потерпевшего.

3. Удержание означает насильственное воспрепятствование возвращению ему свободы, содержание в помещении, которое заложник не может самостоятельно покинуть.

4. Захват заложника — длящееся преступление с формальным составом, признается оконченным с момента лишения потерпевшего фактической свободы. Неудавшаяся попытка захватить заложника квалифицируется как покушение на преступление.

5. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом и специальной целью — принудить государство, организацию или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условие освобождения заложника (обеспечить выезд из страны, передать крупную сумму денег; могут выдвигаться требования политического, имущественного, националистического, религиозного, криминального характера и т.д.).

6. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 14 лет.

7. Если смерть заложникам причиняется умышленно, то деяние должно квалифицироваться по ч. 4 ст. 206 УК.

8. Примечание к ст. 206 УК предусматривает условия освобождения от уголовной ответственности лица, добровольно или по требованию властей освободившего заложника, если в его действиях нет иного состава преступления.

Приговор по статье 206 УК РФ (Захват заложника)

Приговор Касимовского районного суда Рязанской области по пунктам «в, г» части 2 статьи 206 УК РФ «Захват или удержание лица в качестве заложника, совершенные в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья и с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия».

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Касимов 10 ноября 2015 года

Касимовский районный суд Рязанской области в составе:

председательствующей судьи У.А.В.,

при секретаре Л.Н.П.,

государственного обвинителя – помощника Касимовского межрайонного прокурора М. И.В.,

потерпевших: БВВ, БЛИ, БИИ, ПНВ,

подсудимого Патрина С.В.,

его защитника — адвоката Касимовской коллегии адвокатов Адвокатской палаты Рязанской области А.Н.И., представившего удостоверение адвоката и ордер адвоката,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

П. С.В., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца , зарегистрированного и проживающего по адресу: -а, гражданина РФ, работающего », холостого, имеющего двух малолетних детей, судимого:

21.10.2013 года мировым судьей судебного участка № 28 г. Касимова Рязанской области Рязанской области по ч. 1 ст. 157 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10 % заработка в доход государства ежемесячно,

25.04.2014 года Касимовским городским судом Рязанской области по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года,

21.04.2015 года мировым судьей судебного участка № 28 судебного района Касимовского районного суда Рязанской области по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, с отменой условного осуждения по приговору от 25.04.2014 года и частичным присоединением наказания по приговорам от 21.10.2013 года и 25.04.2014 года, с назначением по ст. 70 УК РФ наказания в виде 2 лет лишения свободы в колонии-поселении,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 161, п.п. «в, г» ч. 2 ст. 206, ч. 1 ст. 119 УК РФ,

П.С.В. совершил кражу, то есть хищение чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступление совершено им при следующих обстоятельствах:

02 ноября 2014 года приблизительно в 15 часов П.С.В. находился в квартире БИИ, расположенной по адресу: , куда пришел по предложению последней. В это время у П.С.В. возник прямой преступный умысел, направленный на хищение ювелирных изделий, принадлежащих БИИ, находящихся на холодильнике в коридоре указанной квартиры.

Реализуя свой прямой преступный умысел, направленный на хищение чужого имущества, П.С.В. ДД.ММ.ГГГГ приблизительно в 15 часов, осознавая, что действует и за его действиями никто не наблюдает, умышленно, из корыстных побуждений, с целью получения материальной выгоды, находясь в квартире по адресу: , похитил с холодильника в коридоре квартиры, принадлежащие БИИ ювелирно-художественные изделия, а именно нательный крестик, изготовленный из сплава золота 585 метрической пробы массой 2,32 грамма, стоимостью рублей 56 копеек; нательную подвеску иконку-кулон, изготовленную из сплава золота 585 метрической пробы массой 1,34 грамма, стоимостью рублей 60 копеек; цепь шейную, изготовленную из сплава золота 585 метрической пробы массой 11,52 грамма стоимостью рублей 60 копеек; браслет, изготовленный из сплава золота 585 метрической пробы массой 4,11 грамма стоимостью рублей 08 копеек (согласно заключению эксперта № 103/ТЭ от 25 марта 2015 года).

С похищенным имуществом П.С.В. с места преступления скрылся и распорядился им по своему усмотрению, сдав через своих знакомых ДИР и ГАС похищенные ювелирно-художественные изделия в », а вырученные деньги потратил на личные нужды, причинив своими умышленными действиями потерпевшей БИИ значительный материальный ущерб в размере рубль 84 копейки.

Он же совершил грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества.

Преступление совершено им при следующих обстоятельствах:

08 февраля 2015 года примерно в 18 часов 30 минут П.С.В. находился около магазина », расположенного по адресу: , где у него возник прямой преступный умысел, направленный на открытое хищение алкогольной продукции из данного магазина. Реализуя свой прямой преступный умысел, направленный на открытое хищение чужого имущества, П.С.В. 08 февраля 2015 года примерно в 18 часов 30 минут зашел в магазин , расположенный по адресу: , где, действуя умышленно, из корыстных побуждений, с целью хищения чужого имущества и получения материальной выгоды, открыто похитил с витрины алкогольной продукции бутылку коньяка « » емкостью 0,375 литра стоимостью рублей 66 копеек. При этом его действия были очевидны продавцам указанного магазина ЯНВ и КОА, которые просили П.С.В. вернуть похищенное имущество и стали препятствовать ему покинуть помещение магазина, удерживая его за одежду. Однако П.С.В., игнорируя требования ЯНВ и КОА, с похищенным имуществом с места преступления скрылся, распорядившись им по своему усмотрению, причинив ЗАО « » материальный ущерб на сумму рублей 66 копеек.

Он же совершил захват и удержание лица в качестве заложника, в целях понуждения представителей власти- сотрудников полиции и гражданина совершить какое-либо действие как условие, освобождения заложника, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступление совершено им при следующих обстоятельствах:

08 февраля 2015 года примерно в 22 часа 10 минут П.С.В., будучи в состоянии алкогольного опьянения, пришел в дом по адресу: , где проживала БЛИ, у которой стал выяснять в агрессивной форме местонахождение ее дочери БИВ. БЛИ, опасаясь применения в отношении нее насилия со стороны П.С.В., попыталась скрыться от него, через окно покинула свою часть дома, и, спасаясь бегством, направилась к своей соседке ПНВ, проживающей в другой половине этого же дома по адресу: .

В этот момент примерно в 22 часа 30 минут у Патрина С.В., возник прямой преступный умысел, направленный на захват и последующее удержание в качестве заложника БЛИ, с целью понуждения ее дочери БИВ привести к нему их совместную малолетнюю дочь БМС. При этом с собой у П.С.В. находился нож, то есть предмет, который он намеревался использовать в качестве оружия, который согласно заключению эксперта № 141 от 20.04.2015 года, является хозяйственно-бытовым ножом, и к холодному оружию не относится.

Реализуя свой прямой преступный умысел, направленный на захват и последующее удержание заложника, 08 февраля 2015 года примерно в 22 часа 35 минут П.С.В., вооружившись имеющимся у него ножом и, используя его в качестве оружия, с целью захвата и удержания БЛИ в качестве заложника, действуя из личных побуждений, догнал ее и, находясь в кухне части дома, принадлежащей ПНВ по адресу: , напал на БЛИ, насильно посадил её на пол в кухне дома, приставил к её шее лезвие ножа, тем самым угрожая применить насилие, опасное для жизни и здоровья, и таким образом понуждая, чтобы её дочь БИВ привезла к нему их совместную малолетнюю дочь БМС. В это же время к указанному дому прибыли сотрудники полиции МОМВД России «Касимовский», которым стали очевидны действия П.С.В.

Осознавая, что около дома находятся сотрудники полиции, П.С.В., находясь в кухне части дома, принадлежащей ПНВ по вышеуказанному адресу, ДД.ММ.ГГГГ примерно в 22 часа 40 минут, действуя умышленно, из личных побуждений, продолжая при помощи ножа удерживать БЛИ в качестве заложника под своим контролем, угрожая применить насилие, опасное для её жизни и здоровья, с целью понуждения сотрудников полиции МОМВД России «Касимовский», являющихся представителями власти, совершить определенные им действия, как условие освобождения заложника, а именно потребовал от сотрудников полиции МОМВД России «Касимовский» привести к нему БИВ с малолетней дочерью БМС. Указанные требования П.С.В. высказал, как условие освобождения заложника БЛИ.

В период с 22 часов 40 минут до 23 часов 50 минут 08 февраля 2015 года на неоднократные предложения сотрудников полиции освободить БЛИ, П.С.В. отвечал категорическим отказом, выдвигая новые требования перед сотрудниками полиции МОМВД России «Касимовский» в виде передачи ему бутылки водки, автомата « », высказывая при этом угрозы причинения смерти, потерпевшей БЛИ в случае неисполнения его требований. Кроме того, в подтверждение своих намерений, Патрин С.В., удерживая сзади БЛИ, умышленно надавливал лезвием ножа в область грудной клетки БЛИ, применяя в отношении нее психическое и физическое насилие опасное для её жизни и здоровья. При этом БЛИ, пытаясь защититься, хваталась за лезвие ножа руками, тем самым препятствовала П.С.В. нанести ей телесные повреждения.

В результате умышленных действий П.С.В. согласно заключению эксперта № 55 от 31 марта 2015 года потерпевшей БЛИ были причинены: одна непроникающая колотая рана грудной клетки слева, одна резанная рана 2 пальца левой кисти, одна резанная рана 5 пальца правой кисти, то есть телесные повреждения относящиеся как отдельно, так и в своей совокупности к категории легкого вреда, причиненного здоровью, как повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья, продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно), на основании — п. 4г Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Постановлением правительства Российской Федерации от 17.08.2007 г. № 522, и п. 8.1. Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (Приложение к Приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24.04.2008г № 194н).

08 февраля 2015 года примерно в 23 часа 50 минут сотрудниками полиции МОМВД России «Касимовский» было осуществлено освобождение БЛИ, удерживаемой насильственно П.С.В. в качестве заложника, против его воли, а именно с применением в отношении него огнестрельного оружия.

Он же, совершил угрозу убийством, когда имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Преступление совершено им при следующих обстоятельствах:

08 февраля 2015 года примерно в 22 часа 10 минут П.С.В., будучи в состоянии алкогольного опьянения, пришел в дом по адресу: , где проживала БЛИ, у которой стал выяснять в агрессивной форме местонахождение ее дочери БИВ. БЛИ, опасаясь применения в отношении нее насилия со стороны П.С.В., попыталась скрыться от него и через окно покинула свою часть дома, направившись к своей соседке ПНВ, проживающей в том же доме по адресу: . П.С.В., проследовав за БЛИ, догнал ее около входной двери, ведущей в жилую часть дома ПНВ. При этом с собой у П.С.В. находился нож.

08 февраля 2015 года примерно в 22 часа 30 минут ПНВ открыла входную дверь, ведущую в жилую часть ее дома, где увидела П.С.В. и БЛИ. В это же время у П.С.В., возник прямой преступный умысел, направленный на совершение угрозы убийством ПНВ.

Реализуя свой прямой преступный умысел, П.С.В. 08 февраля 2015 года примерно в 22 часа 30 минут, находясь во дворе дома по адресу: , около входной двери в жилую часть дома ПНВ, действуя умышленно, из личных побуждений, находясь на расстоянии приблизительно 30 сантиметров, то есть в непосредственной близости от ПНВ, и держа в своей правой руке нож, который, согласно заключению эксперта №141 от 20.04.2015 года, является хозяйственно-бытовым ножом, и к холодному оружию не относится, направил клинок ножа на ПНВ, при этом словесно высказал угрозу убить ее, а именно произнес: «Уйди, убью», но на самом деле убивать ПНВ не желал, а преступно действовал, высказывая угрозу убийством, с целью запугать ее.

ПНВ угрозу убийством ножом со стороны П.С.В. восприняла реально, так как имелись все основания опасаться осуществления этой угрозы, потому что П.С.В. находился в непосредственной близости от нее с ножом в руке, и направлял клинок ножа в ее сторону, имел возможность нанести им удар, и словесно высказывал угрозу убийством. Своими преступными действиями П.С.В. причинил ПНВ моральный вред.

В судебном заседании подсудимый П.С.В. вину в совершении грабежа, захвата и удержания лица в качестве заложника признал. Вину в совершении кражи, с причинением значительного ущерба гражданину и в совершении угрозы убийством П.С.В. не признал, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ, отказался от дачи показаний. Из оглашенных в порядке п.3 ч.1 ст. 276 УПК РФ показаний подсудимого, данных им в ходе предварительного следствия (т.2 л.д. 176-178, т.3 л.д. 64-68) следует, что в начале ноября 2014 года он, САГ и ГАС находились в квартире БИИ, куда пришли по просьбе последней, с целью помочь БИИ выгнать из квартиры её знакомого. Когда они выгоняли знакомого БИИ из квартиры, завязалась потасовка. В это время он увидел, что ГАС выходила из квартиры. Через некоторое время БИИ заявила, что у нее пропали ювелирные изделия. Он сказал ей, что ничего не брал. Тогда БИИ обыскала его и САГ. После этого он и САГ ушли из квартиры. Примерно через час ему позвонила ГАС и попросила помочь ей сдать золотые ювелирные изделия. Он, САГ и ГАС встретились около автовокзала на , и пошли в торговый центр « ». У него с собой не было паспорта, и он попросил малознакомого молодого человека сдать золотые ювелирные изделия в ломбард. При этом он передал золотые изделия в виде иконки и крестика, которые ему до этого отдала ГАС, а также свою часть порванной золотой цепочки молодому человеку, имени которого не помнит. Молодой человек сдал ювелирные изделия в ломбард, и отдал ему деньги, он взял себе рублей за свою цепочку, молодому человеку отдал рублей, а остальные деньги забрала ГАС. Затем ГАС и САГ ушли. Другие ювелирные изделия он с ними в ломбард не сдавал.

08 февраля 2015 года точное время не помнит, он находился в состоянии алкогольного опьянения около магазина « » на . От своих знакомых он узнал, что его бывшая сожительница БИВ уехала в с их ребенком и распивала там спиртные напитки. Это сообщение его расстроило, и он решил зайти в магазин « » и забрать там с витрины одну бутылку первого попавшегося спиртного напитка, чтобы употребить его. Зайдя в магазин, он подошел к витрине с алкогольной продукцией, взял бутылку коньяка, название которого не помнит, и пошел к выходу из магазина. Его пытались остановить продавцы магазина, он им что-то говорил, но что именно не помнит. Из магазина он направился в сторону мкр. Чижовка, где около здания школы распил бутылку коньяка и пытался дозвониться до БИВ. Пустую бутылку коньяка он выбросил в мусорный бак около школы.

08 февраля 2015 года после 22 часов он, находясь в состоянии алкогольного опьянения, решил пойти к матери его бывшей сожительницы БИВ — БЛИ, по адресу: , для того, чтобы последняя позвонила своей дочери и попросила вернуть в их ребенка, так как он узнал, что ребенок находится с матерью, которая распивает спиртное. Придя к БЛИ, он сказал ей об этом, но БЛИ, сказав, что позвонит дочери, через окно покинула свою часть дома и побежала к своей соседке ПНВ. Он побежал за БЛИ и догнал ее в прихожей дома ПНВ. ПНВ стояла около входа в дом и спросила его, куда он идет, на что он ответил, что идет за БЛИ, чтобы с ней поговорить. ПНВ сказала ему, что вызовет полицию, но несмотря на это, он прошел в дом ПНВ за БЛИ. Угрозы убийством ПНВ он не высказывал. Он догнал БЛИ на кухне и стал требовать от нее, чтобы она позвонила своей дочери. Через некоторое время подъехали сотрудники полиции. Тогда он схватил БЛИ, взял нож, который лежал на кухонном столе, и приставил его к груди БЛИ. Он стал требовать от сотрудников полиции, чтобы они привели к нему БИВ и его малолетнюю дочь М. Делал он это с целью увидеть дочь, и чтобы она вернулась из . Спустя некоторое время по нему произвели несколько выстрелов, и он потерял сознание. Более детально подробности происходящего он не помнит.

По эпизоду кражи имущества у БИИ вина подсудимого подтверждается следующими доказательствами:

показаниями потерпевшей БИИ в судебном заседании о том, что 02 ноября 2014 года она находилась в своей квартире по адресу: , где со своим знакомым употребляла спиртные напитки. В ходе распития спиртного между ними произошла ссора, и она стала выгонять своего знакомого из квартиры, но тот не уходил. Тогда она решила обратиться за помощью к своим соседям. Примерно в 14 часов указанного дня она пошла в , где проживал САГ, у него в квартире находились Патрин и ГАС, она объяснила им ситуацию, и они помогли ей выгнать из квартиры её знакомого. После этого она предложила Патрину, ГАС и САГ остаться у нее в квартире и выпить спиртного. Через некоторое время ГАС и САГ спросили у нее рублей, она дала им деньги, и они ушли. Патрин находился еще какое-то время в квартире. После ухода ГАС и САГ, она обнаружила пропажу золотых изделий: крестика, кулона в виде иконы, цепочки и браслета, которые лежали в прихожей на холодильнике. Она спросила у Патрина не взял ли он их. Патрин ответил, что ничего у неё не брал. Она провела рукой по его карманам брюк, но ничего не обнаружила. Тщательно она его не обыскивала. Ущерб, причиненный кражей, составляет рубль, является для неё значительным, так как она одна воспитывает ребенка, и её заработная плата составляет рублей в месяц;

оглашенными в порядке, предусмотренном ч.3 ст. 281 УПК РФ, показаниями свидетеля ДИР, данными им в ходе предварительного следствия (т.2 л.д.162-164) о том, что 02 ноября 2014 года между 16 и 17 часами, он находился около торгового центра « » на . В это время к ему подошли Патрин, ГАС и САГ. Патрин предложил ему сдать в ломбард в торговом центре золотые ювелирные изделия, так как у них (Патрина, САГ и ГАС) с собой паспортов не было. Патрин пообещал ему заплатить рублей. Он согласился на предложение Патрина и последний передал ему крестик из золота, подвеску в виде иконки из золота и браслет в виде цепочки из золота. Золотые изделия Патрин достал из кармана своей одежды. Он видел, что Патрин доставал из кармана куртки еще цепочку из золота большей толщины, но сказал, что сдаст цепочку позже сам. Он взял золотые ювелирные изделия у Патрина, зашел в торговый центр на первый этаж, где находился ломбард. По своему паспорту сдал ювелирные изделия, получив за них рублей, которые он передал Патрину. Патрин дал ему рублей, а рублей забрал себе. О том, что данные ювелирные изделия были похищены он не знал, поскольку Патрин заверил его, что они принадлежат ему. В судебном заседании Дехтерев пояснил, что в 2015 году дату он не помнит, на он встретил ГАС, Патрина С.В. и САГ. ГАС попросила его сдать в ломбард золотую цепочку, он согласился, сдал в ломбард цепочку, деньги за неё взяла ГАС, а ему передала рублей;

показаниями свидетеля ГАС, данными ею в судебном заседании, а также оглашенными в соответствии с ч.3 ст. 281 УПК РФ показаниями, данными в ходе предварительного следствия (т. 2 л.д.165-169), согласно которым ДД.ММ.ГГГГ примерно в 14 часов она, Патрин и САГ находились по приглашению БИИ в её квартире, расположенной по адресу: , где помогли БИИ вывести из квартиры её знакомого и остались употреблять спиртное. Спустя некоторое время она и САГ заняли у БИИ 200 рублей и ушли из ее квартиры. Патрин остался в квартире с БИИ. Через несколько минут Патрин догнал их с САГ около , сказал, что похитил из квартиры БИИ золотые ювелирные изделия и достал из своей куртки крестик, толстую цепочку на шею, подвеску в виде иконки, браслет на руку. Затем они все вместе направились на к торговому центру « ». Там Патрин решил сдать похищенное им золото в ломбард. Около торгового центра они встретили ДИР. Патрин предложил ему сдать похищенные им золотые ювелирные изделия в ломбард, пообещав за это рублей. ДИР Патрин сказал, что ювелирные изделия принадлежат ему. ДИР согласился. Патрин передал ДИР золотые крестик, иконку и браслет на руку. Цепочку из золота Патрин оставил у себя. ДИР сходил в ломбард и сдал эти ювелирные изделия. Деньги он принес и передал Патрину, а тот дал ему рублей. На следующий день 03 ноября 2014 года около 12 часов Патрин предложил ей сдать похищенную им у БИИ цепочку из золота в ломбард. Она согласилась и около 13 часов в торговом центре на , сдала в ломбард по своему паспорту цепочку из золота, которую ей передал Патрин, получив за неё деньги в сумме рублей;

показаниями свидетеля САГ, данными им в ходе предварительного следствия и оглашенными в судебном заседании в соответствии с ч.3 ст. 281 УПК РФ (т. 2 л.д.170-173), согласно которым 02 ноября 2014 года около 14 часов по просьбе соседки БИИ, он, Патрин и ГАС пришли в квартиру БИИ, с целью выгнать её знакомого. После того, как знакомый БИИ покинул квартиру, они остались в квартире у БИИ, где распивали спиртное. Спустя некоторое время он и ГАС заняли у БИИ рублей и ушли из ее квартиры. Патрин остался в квартире, но через несколько минут догнал их на улице около и сказал, что похитил из квартиры БИИ золотые ювелирные изделия, при этом достал из своей куртки крестик, толстую цепочку на шею, подвеску в виде иконки, золотой браслет на руку. Затем они все вместе направились на к торговому центру « ». Там Патрин решил сдать похищенное им золото в ломбард. Около торгового центра они встретили ДИР, которому Патрин предложил сдать похищенные золотые ювелирные изделия в ломбард, пообещав за это рублей. Дехтерев согласился. На вопрос ДИР не краденное ли это золото, Патрин ответил, что ювелирные изделия принадлежат ему. Патрин передал ДИР золотые крестик, иконку и браслет на руку. Цепочку из золота Патрин оставил у себя, сказал, что сдаст её позже. ДИР сдал ювелирные изделия, деньги передал Патрину, последний передал ДИР рублей. Патрин на вырученные деньги покупал спиртное и продукты питания. На следующий день 03 ноября 2014 года около 12 часов Патрин предложил ГАС сдать похищенную им у БИИ цепочку из золота в ломбард. ГАС на его предложение согласилась и в том же ломбарде по своему паспорту сдала золотую цепочку, похищенную у БИИ. Деньги они поделили с Патриным. Впоследствии Патрин неоднократно угрожал ГАС, что если она расскажет о совершенной им краже, то у нее будут проблемы; В судебном заседании свидетель САГ не подтвердил свои показания, данные в ходе предварительного следствия. Показал, что БИИ была в состоянии опьянения и сама предложила им сдать её золото в ломбард.

Суд принимает во внимание показания свидетеля ГАС, САГ и ДИР, данные ими в ходе предварительного следствия по делу, поскольку ГАС и ДИР свои показания, после их оглашения, подтвердили в полном объеме, ГАС в судебном заседании также пояснила, что ювелирные изделия она видела у Патрина, который просил ДИР сдать их в ломбард, а на следующий день она по просьбе Патрина сдала в ломбард золотую цепочку. САГ и ГАС свои показания также подтвердили при проведении очных ставок с Патриным, где указали на него, как на лицо совершившее кражу ювелирных изделий у БИИ. Показания указанных свидетелей, данные в ходе предварительного следствия, согласуются как между собой, так и с другими доказательствами, исследованными по делу.

показаниями свидетеля КНО в судебном заседании, а также её показаниями, данными в ходе предварительного следствия по делу и оглашенными в порядке ч.3 ст. 281 УПК РФ, согласно которым она работает в должности продавца консультанта в магазине ». Согласно залогового билета № 00371 от 02 ноября 2014 года ею в этот день были приняты ювелирные изделия, а именно подвеска, крест и браслет от гражданина ДИР по предъявлении им паспорта. По его желанию ювелирные изделия были приняты в залог без права выкупа. ДИР были переданы денежные средства в размере рублей. В настоящее время сданных ДИР ювелирных изделий в залог в » нет, потому что, сданные в залог предметы хранятся в течение месяца, после чего реализуются через », переплавляются или продаются;

показаниями свидетеля ФМИ в судебном заседании, а также её показаниями, данными в ходе предварительного следствия по делу и оглашенными в порядке ч.3 ст. 281 УПК РФ, о том, что она работает в должности продавца консультанта в магазине », расположенном по адресу: на первом этаже торгового центра. » продает ювелирные изделия, а также принимает их в залог. При принятии ювелирных изделий в залог составляется залоговый билет. Согласно залогового билета № 00372 от 03 ноября 2014 года ею в этот день была принята в залог цепь из золота 585 пробы массой 11,51 грамма у гражданки ГАС по предъявлении ей паспорта. ГАС были переданы денежные средства в размере рублей. В настоящее время цепи, которую ГАС сдала в залог, в » нет, так как владелец ее не выкупил и через месяц она была реализована через »;

заявлением БИИ в МО МВД России «Касимовский» от 10 марта 2015 года (т.2 л.д.124), в котором она просит привлечь к уголовной ответственности лицо, которое 02 ноября 2014 года похитило из ее квартиры по адресу: , ювелирные изделия из золота, а именно крестик, иконку, браслет и цепочку;

протоколом очной ставки от 31 марта 2015 года, проведенной между свидетелем ГАС и обвиняемым Патриным С.В. (т.2 л.д.186-190), согласно которому ГАС уличает Патрина С.В. в совершении кражи ювелирных изделий у БИИ. При этом ГАС подтвердила ранее данные ею показания;

протоколом очной ставки от 22 апреля 2015 года, проведенной между свидетелем САГ и обвиняемым Патриным С.В. (т.2 л.д.191-194), согласно которому САГ уличает Патрина С.В. в совершении кражи ювелирных изделий у БИИ. При этом свидетель САГ подтвердил ранее данные им показания;

протоколом осмотра места происшествия от 10 марта 2015 года (т.2 л.д.125-126), согласно которому была осмотрена квартира БИИ, расположенная по адресу: , входная дверь в квартиру и дверные замки повреждений не имеют. Порядок в квартире не нарушен;

протоколом выемки от 18 марта 2015 года (т.2 л.д.142-143), согласно которому у БИИ изъяты четыре бирки от похищенных ювелирных изделий, которые осмотрены следователем, о чем составлен протокол (т.2 л.д.144), и постановлением следователя от 18 марта 2015 года признаны и приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств (т.2 л.д.145);

заключением эксперта № 103/ТЭ от 25 марта 2015 года (т.2 л.д.153-156), согласно которому средняя стоимость с учетом износа ювелирно-художественных изделий, исходя из даты приобретения, на момент совершения преступления в рыночных ценах, действовавших на 02 ноября 2014 года составляла: нательного крестика, изготовленного из сплава золота 585 метрической пробы массой 2,32 грамма,- рублей 56 копеек; подвески иконки-кулона, изготовленной из сплава золота 585 метрической пробы массой 1,34 грамма — рублей 60 копеек; цепи шейной, изготовленной из сплава золота 585 метрической пробы массой 11,52 грамма — рублей 60 копеек; браслета, изготовленного из сплава золота 585 метрической пробы массой 4,11 грамма — рублей 08 копеек;

копией залогового билета № 00371 от 02 ноября 2014 года (т. 2 л.д.204), предоставленной », согласно которой 02 ноября 2014 года от ДИР в залог приняты изделия из золота 585 пробы, а именно подвеска массой 1,33 гр., крест массой 2 гр., браслет массой 4,08 гр.;

копией залогового билета № 00372 от 03 ноября 2014 года (т. 2 л.д.201), предоставленной », согласно которой 03 ноября 2014 года от ГАС в залог принята цепь из золота 585 пробы массой 11,51 гр.

по эпизоду грабежа из магазина « » вина Патрина С.В. подтверждается следующими доказательствами:

показаниями потерпевшей БВВ в судебном заседании о том, что она работает директором магазина « », расположенного по адресу: -Б. Магазин расположен на первом этаже здания. Вход в магазин осуществляется со стороны . Режим работы магазина с 09 часов 30 минут до 20 часов 30 минут. Без перерывов и выходных. Сотрудников охраны в магазине нет. При входе в магазин расположен отдел вино-водочной продукции, которая стоит на стеллажах. 08 февраля 2015 года у неё был выходной день. Ей по телефону позвонили сотрудники магазина и сообщили, что в магазин зашел молодой человек, прошел к стеллажам с алкоголем, взял бутылку коньяка « » объемом 0,375 л, и не оплатив товар, пошел к выходу из магазина. Продавцы магазина предлагали молодому человеку оплатить товар, останавливали его, но он проигнорировал их требования, вырвался и убежал из магазина. В магазине находились люди, которые знали этого человека и сообщили его фамилию и имя- Патрин С.В. В результате хищения бутылки коньяка » причинен ущерб в сумме 66 копеек;

показаниями свидетеля ЯНВ в судебном заседании о том, что она работает продавцом в магазине « », расположенном по адресу: Б. 08 февраля 2015 года она находилась на работе. Приблизительно в 18 часов 30 минут указанного дня в торговый зал магазина вошел Патрин С., находящийся в состоянии опьянения, и направился к витрине с алкогольной продукцией, взял с полки витрины бутылку коньяка « » объемом 0,375 литра и пошел к выходу. Она и продавец КОА предложили Патрину оплатить покупку, КОА пыталась задержать его, но Патрин с похищенным ушел из магазина. После этого они вызвали полицию;

показаниями свидетеля КОА в судебном заседании, о том, что она работает продавцом в магазине « », расположенном по адресу: Б. 08 февраля 2015 года она находилась на работе. Вечером указанного дня в торговый зал магазина вошел Патрин Сергей и направился к стеллажу с алкогольной продукцией. Взял бутылку коньяка и стал кричать, что ему ничего не будет. Она и другие сотрудники магазина попросили Патрина оплатить покупку, но он сказал, что у него нет денег, положил бутылку коньяка в рукав куртки и направился к выходу. Она попыталась задержать Патрина, взяв его за рукав куртки, но он вырвался и ушел из магазина. Она, ЯНВ и ПНС вышли из магазина и кричали Патрину, чтобы он вернул коньяк, но Патрин на их требования не реагировал;

показаниями свидетеля ЛЕВ в судебном заседании о том, что она работает продавцом в магазине « », расположенном по адресу: Б. 08 февраля 2015 года она находилась на рабочем месте. Вечером в магазин пришёл Патрин, взял с витрины бутылку коньяка « », сказал, что он знает закон и ему ничего не будет, проследовал к выходу из магазина. Продавцы ЯНВ и КОА пытались его задержать, требовали оплатить товар, но Патрин вырвался от них и убежал из магазина. Товаровед Пономарева вызвала полицию;

оглашенными в порядке ч.1 ст. 281 УПК РФ показаниями свидетеля ПНС, данными ею в ходе предварительного следствия (т.1 л.д.38-41) о том, что она работает в должности товароведа в магазине « », расположенном по адресу: Б. 08 февраля 2015 года она находилась на работе. Приблизительно в 18 часов 30 минут указанного дня она, находясь в торговом зале магазина, услышала крики продавцов и прошла к месту, где расположены кассы. Кассир ЛЕВ пояснила ей, что из магазина мужчина похитил бутылку коньяка и убежал. Она выбежала на улицу и увидела, что от магазина в сторону педагогического училища по бежит мужчина, одетый в темную одежду, в руке у него была бутылка коньяка. Мужчину пытались догнать продавцы магазина КОА и ЯНВ. Они кричали ему, чтобы он остановился и отдал коньяк, но мужчина на их требования не реагировал. Мимо нее проходила неизвестная женщина и сказала, что убегавший мужчина — это Патрин С., который проживает . Продавцы магазина КОА и ЯНВ сообщили ей, что Патрин похитил с витрины алкогольной продукции магазина одну бутылку коньяка « » объемом 0,375 литра. Хищение коньяка происходило на глазах у продавцов ЯНВ и КОА. Они пытались остановить Патрина в помещении магазина, на что Патрин ответил, что ему за это ничего не будет. О произошедшем она сообщила по телефону в полицию, впоследствии написала заявление. В результате хищения » причинен ущерб на сумму рублей 66 копеек;

показаниями свидетеля под псевдонимом «Петров», данные о личности которого сохранены в , данными им в судебном заседании о том, что 08 февраля 2015 года с 09 часов он находился на дежурстве в составе следственно-оперативной группы МО МВД России «Касимовский». Около 19 часов в дежурную часть поступило сообщение о том, что в магазине « » на совершен грабеж. Выехав по указанному адресу, был проведен осмотр места происшествия и установлено, что грабеж совершен Патриным С.В. После чего был организован его поиск, однако в течение нескольких часов установить его место нахождения не удалось. Около 22 часов было получено сообщение, что Патрин захватил заложника по адресу: . По указанному адресу он выехал в составе следственно-оперативной группы;

показаниями свидетеля под псевдонимом «Иванов», данные о личности которого сохранены в , данными им в судебном заседании о том, что 08 февраля 2015 года с 09 часов он находился на дежурстве в составе следственно-оперативной группы МО МВД России «Касимовский». Около 19 часов в дежурную часть поступило сообщение о том, что в магазине », расположенном на , совершен грабеж, а именно открыто похищена бутылка коньяка. Было установлено, что грабеж совершил Патрин С.В. Были приняты меры по его розыску. После этого примерно в 22 часа в дежурную часть поступило сообщение о том, что на Патрин захватил заложницу;

заявлением ПНС в МО МВД России «Касимовский» от 08 февраля 2015 года (т.1 л.д.5), в котором она просит привлечь к уголовной ответственности, лицо, которое 08 февраля 2015 года похитило из торгового зала магазина « » бутылку коньяка « »;

протоколом осмотра места происшествия от 08 февраля 2015 года (т.1 л.д.6-7), согласно которому было осмотрено место совершения преступления- помещение магазина « », расположенного по адресу: Б.;

справкой » от 08 февраля 2015 года (т.1 л.д.14), согласно которой закупочная цена одной бутылки коньяка « » объемом 0,375 литра составляет рублей 66 копеек;

по эпизоду захвата и удержания в качестве заложника БЛИ вина подсудимого Патрина С.В. подтверждается следующими доказательствами:

показаниями потерпевшей БЛИ в судебном заседании, а также её показаниями, данными в ходе предварительного следствия и оглашенными в порядке ч.3 ст. 281 УПК РФ (т.1 л.д.90-93, т.2 л.д.101-105) о том, что она проживает по адресу: . Ранее ее дочь БИВ сожительствовала с Патриным С.В., у них имеется дочь. 08 февраля 2015 года приблизительно в 22 часа она находилась дома одна. Входная дверь в дом была заперта изнутри на крючок. В этот момент к ней в дом ворвался Патрин, сломав запорное устройство двери. Патрин С.В. в агрессивной форме стал спрашивать, где находится ее дочь БИВ и его ребенок — БМС. Она ответила, что они находятся в . После этого Патрин С.В. стал кричать на нее и говорить, что если дочь не привезет его ребенка, то он ее (БЛИ) убьет. При этом он демонстрировал нож, находящийся в его руке. Какое-то время они находились в доме, она пыталась успокоить Патрина, но он никак не реагировал, постоянно требовал от нее, чтобы домой пришла ее дочь с внучкой. Она испугалась, что Патрин применит к ней насилие, выбрав момент, она открыла окно и вылезла через него во двор к соседке ПНВ. Она позвонила в дверь, ПНВ открыла, она зашла в её дом, но не успела закрыть за собой дверь, как вошел Патрин с ножом в руках. Он угрожал ПНВ ножом, сказал: «Уйди, а то зарежу!», испугавшись, ПНВ выбежала из своего дома на улицу. Она и Патрин остались в доме ПНВ вдвоем. Патрин схватил ее рукой за одежду посадил на пол, приставив нож острием к ее горлу, а сам сел сзади на диван. Через несколько минут в дом к ПНВ прибыли сотрудники полиции. Патрин вел себя агрессивно, он сидя сзади, обхватил ее тело ногами, нож он держал у ее горла двумя руками, при этом периодически нажимал на нож, нанося ей раны клинком ножа в верхней части грудной клетки, ближе к горлу. Из ран у нее текла кровь. Также она порезала руки, когда хваталась за лезвие ножа, чтобы не дать Патрину нанести ей более глубокие раны. Патрин все время пока удерживал ее, высказывал требование привезти к нему ее дочь БИВ и ребенка (ее внучку) БМС, как условие ее освобождения. При этом он постоянно говорил, что убьет ее, если к нему не привезут БИВ и БМС. Патрин удерживал ее более часа. Все это время сотрудники полиции пытались уговорить Патрина отпустить ее, но он вел себя все более агрессивно и не убирал нож. Когда в дом пришла мать Патрина и стала просить, отпустить её (БЛИ), Патрин закричал, чтобы она немедленно ушла, или он убьет их обеих. После этого мать Патрина ушла. Патрин сказал полицейским чтобы они принести ему бутылку водки, когда полицейские принесли ему водку, он, выпив немного, от своих требований не отказался, а также стал просить, чтобы ему принесли автомат Калашникова с патронами, при этом он продолжал держать нож двумя руками и нажимать острием в верхнюю часть ее груди. У нее сильнее стала течь кровь из ран, нож отодвинуть не получалось, так как Патрин был намного сильнее. При этом Патрин кричал, что убьет ее. Затем она услышала несколько выстрелов, после которых Патрин наклонился на левый бок и упал на пол, отпустив ее. Она от выстрелов не пострадала. После этого сотрудники полиции стали оказывать ей и Патрину первую помощь. Впоследствии ее госпитализировали в Касимовскую ЦРБ, где она в течение недели проходила лечение;

показаниями свидетеля БИВ в судебном заседании, согласно которым она проживает по адресу: со своей дочерью БМС и матерью БЛИ. Ранее она сожительствовала с Патриным С.В., но более двух лет с ним не проживает. У них с Патриным имеется совместный ребенок. Она разрешала Патрину видеться с ребенком только в трезвом состоянии, когда Патрин приходил к ребенку в состоянии алкогольного опьянения, она вызывала сотрудников полиции. 02 февраля 2015 года она с дочерью уехала в . 08 февраля 2015 года ей на мобильный телефон звонил Патрин С.В. Телефонные разговоры с ним она записала на карту памяти своего мобильного телефона. Патрин по телефону сказал, что хочет увидеться с дочерью. По его голосу она поняла, что он находится в состоянии опьянения. Она пояснила ему, что она в и не может приехать в . Тогда он сказал, что если она не приедет, то он пойдет к её матери и вспорет ей ножом живот. Она ответила, что приехать не сможет. Затем она позвонила своей сестре ЖМВ и рассказала ей о разговоре с Патриным, а также позвонила в полицию. Также она звонила соседке матери- ПНВ, которая сказала, что Патрин находится с её матерью и в руке у него нож. Через некоторое время ей на телефон позвонили сотрудники полиции и попросили приехать в , так как Патрин держит ее мать в заложниках и требует встретиться с дочерью. Она выехала вместе с дочерью в , но когда приехала, то увидела около дома автомобили скорой помощи, которые увозили её мать и Патрина в больницу;

показаниями в судебном заседании потерпевшей ПНВ, согласно которым она проживает по адресу: , во второй половине этого же дома, проживает ее соседка БЛИ. 08 февраля 2015 года приблизительно в 22 часа 30 минут ей на домашний телефон позвонила БИВ — дочь БЛИ, и спросила не находится ли у нее дома ее мать. Она ответила, что БЛИ у неё нет. Тогда БИВ попросила позвать ее мать к телефону. Она с трубкой радиотелефона направилась к БЛИ. Открыв входную дверь, увидела, что во дворе стоит БЛИ, а рядом с ней Патрин С.В., в руке у которого был нож. В это время Патрин направил на нее нож, лезвием вперед, в область ее живота. При этом Патрин произнес: «Уйди, убью!». Она очень испугалась действий Патрина, поскольку он был агрессивен. Угрозу убийством, высказанную Патриным в ее адрес, восприняла реально, она испугалась за свою жизнь, поскольку подумала, что, если она не выполнит требования Патрина, он ее убьет. Ей показалось, что нож у Патрина очень большой. Она вышла из дома, а БЛИ пробежала в ее дом на кухню, Патрин с ножом в руках проследовал за ней (БЛИ). Находясь на улице, она вызвала сотрудников полиции. Через несколько минут к дому приехали сотрудники полиции. Она слышала, что они говорили, что Патрин требует бутылку водки и автомат . В дом она вернулась только после того как ей разрешили сотрудники полиции. На кухне она увидела бурые пятна похожие на кровь, нож лежал на полу. Этот нож ей не принадлежит, Патрин с ним пришел в этот день в её дом. Она видела, как из дома выводили БЛИ, она была в крови, её увезли на машине скорой помощи в больницу;

показаниями в судебном заседании свидетеля ЖМВ о том, что 08 февраля 2015 года около 22 часов ей позвонила сестра БИВ и сообщила, что звонил Патрин и угрожал, что зарежет их мать БЛИ. Она поехала в дом к матери на . Приехав, увидела около дома сотрудников полиции, которые сообщили ей, что Патрин взял в заложники её мать БЛИ и требует, чтобы БИВ с дочкой вернулись в . Как происходило освобождение мамы, она не видела, так как полицейские попросили её уйти. Но затем она увидела свою мать, которую госпитализировали в больницу. Мать была в крови. В больнице она проходила лечение в течение недели;

показаниями свидетеля ПАВ, данными ею в ходе предварительного следствия и оглашенными в порядке ч.4 ст. 281 УПК РФ (на л.д.99-102 т.1), согласно которым 08 февраля 2015 года примерно в 22 часа 30 минут к ней домой приехали сотрудники полиции и пояснили, что необходимо проехать с ними и поговорить с сыном Патриным С.В., поскольку у него возник конфликт с БЛИ и он удерживает её в качестве заложника. Она приехала к дому БЛИ по адресу: , где было много сотрудников полиции. Ее сын общался с сотрудниками полиции через приоткрытую дверь, он говорил, что отпустит заложника БЛИ, если ему принесут водку, что хочет видеть свою дочь. Сотрудники полиции попросили ее войти в дом и поговорить с сыном, чтобы он отпустил БЛИ. Она зашла в дом. Там она увидела, что сын сидит на диване (или кровати) и левой рукой удерживает БЛИ, а в его правой руке находится нож. БЛИ сидела на полу, сопротивление ему не оказывала. Нож ее сын удерживал на уровне грудной клетки БЛИ. Сын, увидев ее, стал вести себя агрессивно, кричал, чтобы она уходила. Ей показалось ее сын находился в состоянии алкогольного опьянения. Полицейские стали кричать ей с улицы, чтобы она ушла из дома, поскольку ее сын мог причинить вред БЛИ. Она вышла из дома. Через некоторое время она услышала выстрелы, их было много. Как она поняла сотрудники полиции стреляли в ее сына через окно дома. После этого ее сына и БЛИ госпитализировали в Касимовскую ЦРБ. Ранее ее сын общался с БЛИ, но они часто конфликтовали, поскольку БЛИ была против отношений ее сына с дочерью БИВ. На этой почве между БЛИ и ее сыном происходили ссоры. По какой причине ее сын решил взять в заложники БЛИ, она не знает, но думает, что его поведение связано с состоянием алкогольного опьянения;

показаниями свидетеля под псевдонимом «Иванов», данные о личности которого сохранены в , данными им в судебном заседании о том, что 08 февраля 2015 года с 09 часов 00 минут он находился на дежурстве в составе следственно-оперативной группы МО МВД России «Касимовский». Примерно в 22 часа в дежурную часть поступило сообщение о том, что на Патрин захватил заложницу. Прибыв по указанному адресу, он зашёл в дом и увидел, что Патрин сидит на диване, обхватив ногами женщину, сидящую на полу, приставив к её горлу кухонный нож. Патрин кричал, чтобы все вышли из дома, что он хочет её убить. Патрин пояснил ему, что он хочет, чтобы приехала его жена и дочь. Он уговаривал Патрина положить нож и выйти из помещения, но Патрин не соглашался, говорил, что никто живым не уйдет из дома, если не привезут его дочь, и не приедет жена, то он убьет её мать. Когда в дом приехала по просьбе сотрудников полиции мать Патрина, то последний стал вести себя агрессивнее, надавливал ножом на горло заложницы, причиняя ей физическую боль. Он разговаривал с Патриным, убеждал его отпустить женщину, но Патрин кричал, что он ничего не боится, угрожал ему ножом. Затем выдвинул требование принести ему водку. После того, как ему принесли водку, он, не отпуская женщину, немного выпил, и дал возможность ей попить воды. В этот момент он увидел, что у женщины сильно порезаны руки. Помощник начальника МОМВД России «Касимовский» также пытался уговорить Патрина отпустить заложницу, но он не реагировал, вел себя агрессивно. Когда все поняли, что разговоры на Патрина не действуют, было принято решение применить в отношении него оружие. После первых выстрелов, Патрин закричал, что сейчас убьет заложницу и стал наносить ей резанные раны. После этого полицейскими были произведены выстрелы в область головы, после которых Патрин упал на пол. Женщина от выстрелов не пострадала. Патрин и женщина были доставлены в больницу;

показаниями свидетеля под псевдонимом «Петров», данные о личности которого сохранены в , данными им в судебном заседании о том, что 08 февраля 2015 года с 09 часов он находился на дежурстве в составе следственно-оперативной группы МО МВД России «Касимовский». Около 22 часов было получено сообщение о том, что Патрин С.В. захватил заложника по адресу: . По указанному адресу он выехал в составе следственно-оперативной группы. Перед указанным домом их встретила женщина, которая пояснила, что ее соседку БЛИ, которая проживает во второй половине дома, удерживает Патрин С.В. Один из сотрудников полиции зашёл в дом и приступил к переговорам с Патриным, а он остался на улице и наблюдал за происходящим через приоткрытую дверь. Патрин находился в состоянии опьянения, вел себя агрессивно, приставил нож к шее БЛИ, при этом БЛИ сидела на полу, а Патрин на диване. Патрин выдвинул требование, чтобы к нему привезли бывшую сожительницу с дочерью. Через некоторое время переговоры с Патриным стал вести помощник начальника МО МВД России «Касимовский», но уговорить Патрина отпустить женщину ему не удалось. Патрин выдвинул требование принести ему бутылку водки. Когда Патрину принесли водку, и он немного выпил, он стал вести себя ещё агрессивнее. Патрин своими действиями показывал, что хочет лишить жизни БЛИ- нажимал на нож, находящийся в области её шеи, причиняя БЛИ физическую боль. От его действий у захваченной женщины усилилось кровотечение, также у неё были порезаны руки, так как она пыталась удержать нож, хватаясь за лезвие ножа. Через некоторое время от руководства поступила команда о применении в отношении Патрина огнестрельного оружия. Он и двое находящихся с ним сотрудников полиции произвели по одному выстрелу в область плеч Патрина, но он не отпустил заложницу, стал ещё агрессивнее. Тогда они произвели ещё по одному выстрелу в голову Патрина, от чего он упал. БЛИ от выстрелов не пострадала. После этого Патрин и БЛИ на машинах скорой помощи были доставлены в Касимовскую ЦРБ;

показаниями свидетеля под псевдонимом «С.», данные о личности которого сохранены в , данными им в судебном заседании о том, что в 22 часа 15 минут 08 февраля 2015 года в дежурную часть МОМВД России «Касимовский» поступило сообщение о том, что по адресу: , мужчина угрожает ножом женщине. Он по указанию оперативного дежурного МОМВД России «Касимовский» выехал совместно с другими сотрудниками полиции по данному адресу. Около дома их встретила неизвестная ему женщина, которая пояснила, что ее соседку БЛИ, которая проживает во второй половине дома, удерживает Патрин С.В., угрожая ей ножом. Один из сотрудников полиции зашел в дом, а он остался стоять на улице в оцеплении. Через приоткрытую дверь в дом он видел, что в помещении кухни, на полу сидела женщина, а сзади нее на диване сидел Патрин С.В., который приставил женщине кухонный нож к горлу. Патрин С.В. ему был известен и до указанных событий. Нож Патрин С.В. держал в правой руке. От нажима ножом на шее женщины образовалась рана, которая кровоточила. Патрин С.В. вел себя агрессивно, выдвинул в адрес сотрудников полиции требование привезти к нему его бывшую сожительницу БИВ — дочь захваченной женщины, с его малолетней дочерью БМС, как условие освобождения заложника. О захвате заложника находящийся с ним сотрудник полиции сообщил в дежурную часть МОМВД России «Касимовский» и начал вести с Патриным С.В. переговорный процесс, пытаясь уговорить его отпустить захваченную женщину. Патрин С.В. находился в состоянии опьянения, постоянно выдвигал угрозы убить женщину, если к нему не привезут его бывшую сожительницу БИВ и его дочь, и, если к нему кто-то приблизится, при этом он демонстративно надавливал ножом на горло заложницы, причиняя ей физическую боль. От его действий у захваченной женщины усилилось кровотечение. Сотрудник полиции снова пытался уговорить Патрина С.В. прекратить преступные действия, однако он продолжал вести себя агрессивно и стал требовать принести ему водку. Через несколько минут Патрину С.В. дали бутылку водки, чтобы он успокоился, но он от своих требований не отказался. Через несколько минут после этого с Патриным С.В. пыталась поговорить его мать, которую привезли на место происшествия, но он не стал ее слушать. После этого к переговорам с Патриным приступил помощник начальника МОМВД России «Касимовский», который также пытался уговорить Патрина С.В. отпустить заложника. Он и другие сотрудники полиции продолжали наблюдать за ситуацией с улицы через окно. Патрин С.В. продолжал высказывать угрозы убить заложницу, нажимая периодически на нож, от чего заложница кричала. Сотрудник полиции, ведущий переговоры, сообщил, что у заложницы усилилось кровотечение, а Патрин С.В. стал требовать, чтобы ему принесли автомат с патронами. После этого и.о. начальника МОМВД России «Касимовский», который также находился на месте происшествия, в целях освобождения заложницы, в соответствии со ст.23 Федерального закона «О полиции», отдал приказ на применение огнестрельного оружия на поражение. Сотрудники полиции, через окно произвели несколько выстрелов из табельного оружия — пистолета в область плеч Патрина, однако Патрин продолжал удерживать заложницу, тогда он и находящиеся с ним сотрудники полиции произвели по выстрелу в область головы Патрина, от чего последний упал на пол, отпустив заложницу, которая от их действий не пострадала. Затем БЛИ и Патрина С.В. госпитализировали в ГБУ РО «Касимовская ЦРБ»;

показаниями свидетеля под псевдонимом «Воробьев», данные о личности которого сохранены в , данными им в судебном заседании, согласно которым 08 февраля 2015 года около 22 часов в дежурную часть МОМВД России «Касимовский» поступило сообщение о том, что по адресу: , мужчина угрожает ножом женщине. Приехав на место, было установлено, что Патрин С.В. удерживает в качестве заложника БЛИ. Он вел переговоры с Патриным С.В., пытался уговорить его отпустить женщину, также переговоры с Патриным вели другие сотрудники полиции. Патрин не реагировал, продолжал удерживать БЛИ, высказывал угрозы убить её, при этом демонстративно нажимал ей ножом на горло, причиняя физическую боль, БЛИ громко кричала. Сначала Патрин выдвигал требование, чтобы приехала его жена и дочь. Затем Патрин потребовал передать ему автомат с полным боекомплектом. Когда они увидели, что у БЛИ усилилось кровотечение, а поведение Патрина стало еще агрессивнее, было принято решение о применении огнестрельного оружия. Сотрудники полиции, через окно произвели несколько выстрелов из табельного оружия в область плеч Патрина, однако он не отпустил заложницу, и тогда были произведены выстрелы в голову Патрина, от чего он упал на пол, отпустив заложницу. После этого БЛИ и Патрина С.В. госпитализировали в ГБУ РО «Касимовская ЦРБ». Указанные события происходили в течение полутора часов;

картой вызова скорой помощи (т.1 л.д.162), из которой усматривается, что БЛИ 9 февраля 2015 года в 00 часов 35 минут доставлена в Касимовскую ЦРБ с диагнозом: Колотая рана грудной клетки слева под ключицей. Множественные колотые раны обоих предплечий и кистей;

заключением эксперта № 55 от 31 марта 2015 года ( т.1 л.д.165-166), согласно которому у БЛИ имели место: одна непроникающая колотая рана грудной клетки слева, одна резаная рана 2 пальца левой кисти, одна резаная рана 5 пальца правой кисти, то есть телесные повреждения относящиеся как отдельно, так и в своей совокупности к категории легкого вреда, причиненного здоровью, как повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно), на основании — п. 4г Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Постановлением правительства Российской Федерации от 17.08.2007г. № 522, и п. 8.1. медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (Приложение к Приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24.04.2008г № 194н);

картой вызова скорой помощи (т.1 л.д.144), из которой усматривается, что Патрин С.В. 9 февраля 2015 года в 00 часов 30 минут доставлен в операционную Касимовской ЦРБ с диагнозом: открытые раны головы. Церебральная кома;

заключением эксперта № 57 от 31 марта 2015 года ( т.1 л.д. 147-148), согласно которому у Патрина С.В. имели место: открытая черепно-мозговая травма в виде повреждений костей черепа, ушиба головного мозга, субдурального кровоизлияния слева, субарахноидального кровоизлияния, ран: в правой теменно-височной области, в теменно-затылочной области несколько справа, относящиеся к категории тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни, возникшие предположительно от действия снаряда (снарядов) огнестрельного оружия; раны: на спине в лопаточной области, на 1 пальце левой кисти на ладонной поверхности, относящиеся к категории легкого вреда здоровью человека, как влекущие кратковременное расстройство здоровью человека; ссадина по верхнему краю большого завитка мочки правого уха; участок депигментации ( место заживления имевшейся ранее ссадины) по нижнему краю правого надколенника, квалифицирующие как повреждения не причинившие вред здоровью человека. Рана на 1 пальце левой кисти на ладонной поверхности могла возникнуть от воздействия предмета, обладающего режущими свойствами;

протоколом осмотра места происшествия от 9 февраля 2015 года (т.1 л.д.58-67) согласно которому был осмотрен дом, расположенный по адресу: . В ходе осмотра изъят палас, на котором обнаружены пятна бурого цвета;

протоколом осмотра места происшествия от 09 февраля 2015 года (т.1 л.д.70-73), согласно которому был осмотрен дом, расположенный по адресу: , в ходе осмотра обнаружены: бутылка из-под водки; на холодильнике- следы вещества бурого цвета; на полу рядом с диваном — халат, пропитанный веществом бурого цвета; на расстоянии 0,6 м от дивана на паласе -металлический нож, рукоятка и лезвие которого представляют единое целое. С места происшествия были изъяты бутылка из-под водки, халат, нож, два смыва вещества бурого цвета;

заключением эксперта № 496 от 31 марта 2015 года (т.1 л.д.202-205), согласно которому на представленных на исследование паре кроссовок, футболке, брюках спортивного типа, свитере и двух куртках обнаружена кровь человека. Кровь на кроссовках, футболке, свитере и двух куртках происходит от Патрина С.В., происхождение ее от БЛИ исключено.

Кровь на брюках спортивного типа происходит от Патрина С.В. и БЛИ;

заключениями экспертов № 495 и № 497 от ДД.ММ.ГГГГ (т.1 л.д.219-221, 234-236), согласно которым на представленных на исследование паласе и халате имеется кровь человека, которая происходит от Патрина С.В., происхождение ее от БЛИ исключено;

заключением эксперта № 498 от 31 марта 2015 года (т.1 л.д.249-252), согласно которому на представленном на исследование ноже имеется кровь человека, которая происходит от Патрина С.В. и БЛИ;

заключением эксперта № 499 от 31 марта 2015 года (т.1 л.д.265-268), согласно которому на представленном на исследование смыве с коврового покрытия имеется кровь человека, которая происходит от Патрина С.В., происхождение ее от БЛИ исключено. На представленном на исследование смыве с холодильника имеется кровь человека, которая происходит от БЛИ, происхождение ее от Патрина С.В. исключено;

заключением эксперта № 141 от 20 апреля 2015 года (т.2 л.д.113-114), согласно которому представленный на экспертизу нож является хозяйственно-бытовым ножом и к холодному оружию не относится;

протоколом выемки от 09 февраля 2015 года (т.1 л.д.81-83), согласно которому в приемном отделении ГБУ РО «Касимовская ЦРБ» были изъяты вещи Патрина С.В.: куртка, спортивные штаны, спортивная куртка, свитер, майка, шорты, трусы, носки, кроссовки, удостоверение, банковская карта, два мобильных телефона, два ключа с брелоком, две пули, упаковка жевательной резинки;

протоколом осмотра предметов от 10 февраля 2015 года (т.1 л.д.176-191), согласно которому осмотрены: вещи Патрина С.В.: куртка, спортивные штаны, спортивная куртка, свитер, майка, шорты, трусы, носки, кроссовки, удостоверение, банковская карта, два мобильных телефона, два ключа с брелоком, две пули, упаковка жевательной резинки, изъятые в ходе выемки в приемном отделении ГБУ РО «Касимовская ЦРБ» 09 февраля 2015 года; палас, изъятый в ходе осмотра места происшествия 09 февраля 2015 года; халат, бутылка, нож, контрольный образец ватного тампона, смыв вещества бурого цвета с коврового покрытия, смыв вещества буро-красного цвета с холодильника, изъятые в ходе осмотра места происшествия 09 февраля 2015 года. После осмотра указанные предметы постановлением от 10 февраля 2015 года были признаны и приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств (т.1 л.д.192-193);

протоколом выемки от 11 февраля 2015 года (т. 1 л.д.116-117), согласно которому в помещении кабинета МОМВД России «Касимовский» по адресу: г. Касимов, пер. Ленина, д. 7-В, у свидетеля под псевдонимом «Петров» изъят компакт- диск формата CD-R с видеозаписью от 08 февраля 2015 года, при осмотре установлено, что на видеозаписи отражено, как Патрин С.В. удерживает в качестве заложника БЛИ, правой рукой приставляет к её груди нож. Указанный диск был осмотрен следователем и постановлением от 11 февраля 2015 года признан и приобщен к уголовному делу в качестве вещественного доказательства (т.1 л.д.120);

протоколом выемки от 11 февраля 2015 года (т.2 л.д.19-21), согласно которому у свидетеля БИВ изъята карта памяти формата объемом 2 гигабайта с записью телефонных разговоров между БИВ и Патриным С.В.;

протоколом осмотра предметов от 11 февраля 2015 года с фото таблицей (т.1 л.д.22-26, 27-) согласно которому осмотрена карта памяти формата объемом 2 гигабайта, изъятая у БИВ, на которой находятся два аудиофайла: 2015-02- 08 15.31.49-879717069 (из названия файла следует, что аудиозапись была начата 08.02.2015 года в 15 часов 31 минуту 49 секунд) и 2015-02-08 22.02.12- 1344392802 (из названия файла следует, что аудиозапись была начата 08.02.2015 года в 22 часа 02 минуты 12 секунд) в формате 3GPP. При открытии файлов слышен разговор мужчины и женщины. При этом мужчина высказывает угрозы в адрес женщины и её родственников. На файле 2015-02-08 22.02.12-1344392802 имеются слова мужчины «Если только говорю, животик вспорю, да и всё. Я уже всё решил, вот у меня ножик на кармане, звони участковому. Ну, он конечно ещё пока приедет, я успею, я её убью. Поняла? Я иду. Всё уже, настроился. Раз там тебя, так нету. Ты мамой не дорожишь? Не дорожи.». После осмотра указанная карта памяти постановлением следователя от 11 февраля 2015 года признана и приобщена к уголовному делу в качестве вещественного доказательства (т.2 л.д.28).

по эпизоду угрозы убийством ПНВ вина подсудимого Патрина С.В., подтверждается следующими доказательствами:

показаниями в судебном заседании потерпевшей ПНВ, согласно которым она проживает по адресу: , во второй половине этого же дома, проживает ее соседка БЛИ. 08 февраля 2015 года приблизительно в 22 часа 30 минут ей на домашний телефон позвонила БИВ — дочь БЛИ, и спросила не находится ли у нее дома ее мать. Она ответила, что БЛИ у неё нет. Тогда БИВ попросила позвать ее мать к телефону. Она с трубкой радиотелефона направилась к БЛИ. Открыв входную дверь, увидела, что во дворе стоит БЛИ, а рядом с ней Патрин С.В., в руке у которого был нож. В это время Патрин направил на нее (ПНВ) нож, лезвием вперед, в область ее живота. При этом Патрин произнес: «Уйди, убью!». Она очень испугалась действий Патрина, поскольку он был агрессивен. Угрозу убийством, высказанную Патриным в ее адрес, восприняла реально, она испугалась за свою жизнь, поскольку подумала, что, если она не выполнит требования Патрина, он ее убьет. Ей показалось, что нож у Патрина очень большой. Она вышла из дома, а БЛИ пробежала в ее дом на кухню, Патрин с ножом в руках проследовал за ней (БЛИ). Находясь на улице, она вызвала сотрудников полиции;

показаниями в судебном заседании БЛИ, а также её показаниями, данными в ходе предварительного следствия и оглашенными в порядке ч.3 ст. 281 УПК РФ, (т.1 л.д.90-93, т.2 л.д.101-105) о том, что она проживает по адресу: . 08 февраля 2015 года приблизительно в 22 часа она находилась дома одна. Входная дверь в дом была заперта изнутри на крючок. В этот момент к ней в дом ворвался Патрин, сломав запорное устройство двери. Патрин С.В. в агрессивной форме стал спрашивать, где находится ее дочь БИВ и его ребенок — БМС. Она ответила, что они находятся в . После этого Патрин С.В. стал кричать на нее и говорить, что если её дочь не привезет ребенка, то он ее (БЛИ) убьет. При этом он демонстрировал нож, находящийся в его руке. Какое-то время они находились в доме, она пыталась успокоить Патрина, но он никак не реагировал, постоянно требовал от нее, чтобы домой пришла ее дочь с внучкой. Она испугалась, что Патрин применит к ней насилие, выбрав момент, открыла окно и вылезла через него во двор к соседке ПНВ. Она позвонила в дверь, ПНВ открыла, и она зашла в её дом, но не успела закрыть за собой дверь, как вошел Патрин с ножом в руках. Он угрожал ПНВ ножом, сказал: «Уйди, а то зарежу!», испугавшись, ПНВ выбежала из своего дома на улицу. Она и Патрин остались в доме ПНВ вдвоем;

протоколом осмотра места происшествия от 09 февраля 2015 года (т.1 л.д.70-73), согласно которому был осмотрен дом, расположенный по адресу: . В комнате на расстоянии 0,6 м от дивана на паласе обнаружен металлический нож, рукоятка и лезвие которого представляют единое целое. Указанный нож был изъят с места происшествия. Нож был осмотрен следователем и постановлением от 11 февраля 2015 года признан и приобщен к уголовному делу в качестве вещественного доказательства (т.1 л.д.192-193);

заключением эксперта № 141 от 20 апреля 2015 года (т.2 л.д.113-114), согласно которому представленный на экспертизу нож является хозяйственно-бытовым ножом и к холодному оружию не относится.

По данному уголовному делу в отношении Патрина С.В. были проведены экспертизы:

из заключения эксперта № 407-К от 24 марта 2015 года (т.2 л.д.55-57) усматривается, что у Патрина С.В. имеет место заболевание — . Патрин С.В. нуждается в лечении и медико-социальной реабилитации по поводу ;

из заключения эксперта № 425 от 19 марта 2015 года (т.3 л.д.34-37) следует, что Патрин в период времени, относящийся к совершению инкриминируемых ему деяний, равно как и в настоящее время, обнаруживает признаки », в форме диссоциального расстройства личности. Однако по своему психическому состоянию в период времени, относящийся к совершению инкриминируемых ему деяний, он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Указанное психическое расстройство Патрина С.В. в настоящее время не лишает его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию в настоящее время Патрин С.В. может понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения, может участвовать во всех судебно-следственных действиях и в том числе может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, давать по ним показания. В применении к нему принудительных мер медицинского характера Патрин С.В. не нуждается. Суд считает необходимым признать его вменяемым, подлежащим уголовной ответственности за содеянное.

Исследованные и приведенные выше доказательства в совокупности суд находит достоверными и достаточными для обоснования виновности подсудимого.

Суд находит, что предъявленное Патрину С.В. обвинение является обоснованным, оно подтверждается доказательствами, собранными по делу в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании, признанными судом допустимыми и достаточными, не доверять которым у суда оснований не имеется.

Суд полагает, что действия подсудимого Патрина С.В. подлежат квалификации:

по ч.2 ст. 158 УК РФ, поскольку он 2 ноября 2014 года совершил кражу, то есть хищение чужого имущества- ювелирных изделий, с причинением потерпевшей БИИ значительного материального ущерба. Квалифицирующий признак с причинением значительного ущерба гражданину нашел свое подтверждение в судебном заседании показаниями потерпевшей БИИ, которой кражей причинен ущерб в сумме рублей, значительно превышающий совокупный доход её семьи, составляющей рублей;

по ч.1 ст. 161 УК РФ, поскольку он 8 февраля 2015 года совершил грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества – бутылки коньяка из магазина « »;

по п. «В, Г» ч.2 ст. 206 УК РФ, поскольку он 8 февраля 2015 года совершил захват и удержание БЛИ в качестве заложника, в целях понуждения представителей власти — сотрудников полиции и БЛИ совершить какое-либо действие как условие, освобождения заложника, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия;

по ч.1 ст. 119 УК РФ, поскольку он совершил 8 февраля 2015 года угрозу убийством ПНВ, когда имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Подсудимый Патрин С.В. в судебном заседании не признал свою вину в совершении кражи, однако вина подсудимого в совершении указанного преступления нашла свое подтверждение в судебном заседании показаниями потерпевшей БИИ сообщившей, что 2 ноября 2014 года подсудимый был в её доме, в его присутствии она обнаружила пропажу ювелирных изделий; показаниями свидетелей САГ, ГАС, ДИР, данными ими в ходе предварительного следствия по делу, в которых они указали, что именно у Патрина С.В. они видели ювелирные изделия, он был инициатором сдать их в ломбард. ГАС и САГ поясняли также, что Патрин С.В. сообщал им, что ювелирные изделия он похитил у БИИ, а ДИР Патрин ввел в заблуждение относительно принадлежности этих ювелирных изделий, сообщив, что они принадлежат ему. Суд принимает во внимание показания указанных свидетелей, данные ими в ходе предварительного следствия по делу, поскольку эти показания последовательны, согласуются между собой и с другими доказательствами, исследованными в судебном заседании, свидетели ГАС и ДИР, после оглашения их показаний, согласились с ними, указав на то, что они правильные. Свидетель САГ выдвинул в судебном заседании версию о том, что БИИ попросила их сдать в ломбард ювелирные изделия, однако БИИ сообщила в суде, что ювелирные изделия у неё были похищены. Кроме того, САГ пояснял, что денежные средства, полученные за ювелирные изделия, были потрачены ими, и БИИ они не возвращались. Из протоколов очных ставок, проведенных между ГАС и Патриным С.В., САГ и Патриным С.В., следует, что САГ и ГАС уличают Патрина в совершении кражи ювелирных изделий у БИИ и подтверждают свои показания, данные при допросе следователю. Суд полагает, что показания свидетелей в судебном заседании направлены на помощь подсудимому, являющемуся их знакомым, на избежание уголовной ответственности за содеянное. Кроме того, вина подсудимого в совершении кражи подтверждается копиями залоговых билетов от 2 и 3 ноября 2014 года, из которых следует, что именно в день, когда Патрин находился в квартире БИИ — 2 ноября 2014 года, а также на следующий день, ювелирные изделия, похищенные у БИИ, были сданы в ломбард по паспортам ДИР и ГАС, что также подтверждено в судебном заседании свидетелями ФМИ и КНО. При изложенных обстоятельствах суд находит вину Патрина в совершении кражи доказанной и не находит оснований для его оправдания в совершении указанного преступления, о чем ходатайствует его защитник.

Не находит суд и оснований для оправдания подсудимого Патрина С.В. в совершении угрозы убийством ПНВ. В судебном заседании показаниями потерпевшей ПНВ, а также показаниями БЛИ установлено, что Патрин С.В. угрожал ПНВ ножом, держал его в непосредственной близости к ПНВ, при этом говорил: «Уйди, убью». С Патриным ПНВ лично знакома не была и никаких отношений с ним не поддерживала. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что у ПНВ были основания опасаться угрозы убийством, исходящей от постороннего человека, находящегося в состоянии алкогольного опьянения, направляющего нож в её сторону. Довод Патрина о том, что у него не было ножа, он взял его, когда находился с БЛИ в доме ПНВ, опровергается показаниями ПНВ, о том, что этого ножа в её доме не было и нож ей не принадлежит, Патрин пришел в её дом с ножом, которым угрожал ей; показаниями БЛИ о том, что, когда Патрин С.В. пришел к ней домой, в руках у него был нож. Вина Патрина в совершении указанного преступления, несмотря на непризнание им своей вины, нашла подтверждение совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, не доверять которым у суда оснований не имеется.

Суд находит несостоятельными доводы защитника о том, что мотива у Патрина захватывать заложника не было, между подсудимым и потерпевшей был семейный конфликт по поводу его общения с ребенком, в связи с чем его действия подлежат переквалификации с п. В, Г. ч.2 ст. 206 УК РФ на п. В ч.2 ст. 127 УК РФ или на п. А ч.1 ст. 213 УК РФ. Вина Патрина С.В. в совершении захвата и удержания заложника, с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, нашла свое подтверждение исследованными в судебном заседании доказательствами: показаниями потерпевшей БЛИ, показаниями свидетелей ПНВ, БИВ, ПАВ, свидетелей под псевдонимами « Иванов», «Петров», «Сергеев», «Воробьев», письменными материалами дела: заключениями экспертов, протоколами осмотра места происшествия, протоколами выемки, осмотров предметов. Все перечисленные доказательства каких-либо существенных противоречий не содержат и полностью согласуются между собой. В судебном заседании свидетели, а потерпевшая в суде и на предварительном следствии дали однозначные показания о противоправности действий Патрина. Показаниями указанных лиц установлена последовательность действий Патрина, а именно: его телефонный звонок бывшей сожительнице с угрозой при невыполнении его требований, касающихся их совместного ребенка, убить её мать, приход в дом к матери сожительницы БЛИ и его требование, направленное к ней, -позвонить дочери, чтобы она с ребенком вернулась из в , преследование БЛИ, покинувшей свой дом через окно, её захват Патриным в доме ПНВ. и последующее удержание с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а именно с приставлением ножа к груди БЛИ, прибытие сотрудников полиции, которым стали очевидны действия Патрина С.В. и после прибытия которых, Патрин ни добровольно, ни по требованию полиции не освободил БЛИ, а выдвинул требования сотрудникам полиции о том, чтобы в вернулась его сожительница с ребенком, а ему принесли бутылку водки и автомат Калашникова. При невыполнении указанных требований Патрин высказывал угрозу убить БЛИ, демонстративно нажимал ножом в область её груди, причиняя ей физическую боль, то есть совершал действия, непосредственно создающее угрозу жизни и здоровью потерпевшей. Фактическое освобождение заложника состоялось после применения сотрудниками полиции огнестрельного оружия в отношении Патрина С.В. Таким образом, суд полагает, что действия Патрина С.В. были направлены на захват и последующее удержание потерпевшей в качестве заложника, в целях понуждения её, а затем представителей власти совершить желаемые для него действия, как условие освобождения заложника, при этом Патрин применял насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшей, используя в качестве оружия кухонный нож, поэтому оснований для переквалификации его действий на указанные защитником статьи Уголовного кодекса, суд не усматривает.

При назначении подсудимому Патрину С.В. наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личность подсудимого, влияние назначенного наказания на исправление подсудимого.

Патрин С.В. в психоневрологических лечебных учреждениях на учете не состоит, в наркологическом отделении ГБУ «Касимовская ЦРБ», Рязанском областном наркологическом диспансере , по месту жительства характеризуется отрицательно, по месту работы положительно, при прохождении службы в Российской Армии зарекомендовал себя положительно, принимал участие в контртерриристической операции по разоружению незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской республики, имеет двух малолетних детей, ранее судим, привлекался к административной ответственности.

Подсудимым Патриным С.В. совершены два преступления средней тяжести, направленные против собственности, одно преступление небольшой тяжести, направленное против жизни и здоровья, одно преступление особо тяжкое, направленное против общественной безопасности. Преступления совершены Патриным С.В. с прямым умыслом, поскольку он осознавал общественную опасность своих действий, предвидел неизбежность наступления общественно опасных последствий и желал их наступления.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, являются в соответствии с п. «г» ч.1 ст. 61 УК РФ, — наличие у подсудимого одного малолетнего ребенка- БМС, а также в соответствии с ч.2 ст. 61 УК РФ — признание им вины в совершении двух эпизодов преступлений и состояние его здоровья.

Суд не принимает в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, — противоправное поведение потерпевшей, явившееся поводом для захвата и удержания её в качестве заложника и совершение преступления в силу стечения семейных обстоятельств, о чем ходатайствует адвокат по уголовным делам, поскольку в судебном заседании указанных обстоятельств не установлено. Также суд не принимает в качестве обстоятельства смягчающего наказание наличие у Патрина малолетнего ребенка- ПИС, поскольку в отношении подсудимого 21.10.2013 года вынесен приговор за злостное уклонение от уплаты алиментов на содержание указанного ребенка, наказание по которому не отбыто и присоединено к наказанию, назначенному по приговору от 21.04.2015 года.

Обстоятельством, отягчающим наказание, предусмотренным п. 1.1. ст. 63 УК РФ, суд признает совершение Патриным преступлений в состоянии алкогольного опьянения.

Учитывая конкретные обстоятельства дела, личность Патрина С.В., обстоятельство, отягчающее наказание, у суда не имеется оснований для применения при назначении наказания положений ч.6 ст. 15 УК РФ – изменения категории совершенных преступлений, на менее тяжкие. Предусмотренных законом оснований для освобождения подсудимого от наказания, не имеется. Оснований для применения положений ст. 64 УК РФ, предусматривающих возможность назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за совершенные преступления, либо наказания ниже низшего предела, судом не установлено.

Учитывая данные о личности подсудимого Патрина С.В., обстоятельства смягчающие и отягчающее наказание, характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельства дела, суд полагает, что исправление и перевоспитание подсудимого возможно лишь в условиях изоляции от общества, с назначением ему наказания за каждое из совершенных преступлений в виде лишения свободы, с применением при назначении окончательного наказания за совершенные преступления положений ч.3 ст. 69 УК РФ – путем частичного сложения наказаний, без назначения в связи с указанными смягчающими обстоятельствами, дополнительного наказания в виде ограничения свободы, предусмотренного санкциями ч.2 ст. 158 и ч.2 ст. 206 УК РФ, что будет соответствовать принципу справедливости назначения наказания в соответствии со ст. ст. 6, 60 УК РФ.

21 апреля 2015 года Патрин С.В. был осужден мировым судьей судебного участка № 28 судебного района Касимовского районного суда Рязанской области по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, с отменой условного осуждения по приговору от 25 апреля 2014 года и с назначением окончательного наказания, с учетом требований ст. 70 УК РФ с частичным присоединением к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговорам от 21 октября 2013 года и 25 апреля 2014 года, в виде двух лет лишения свободы в колонии-поселении. Суд полагает, что поскольку Патрин С.В. совершил преступления по настоящему уголовному делу до вынесения приговора суда от 21 апреля 2015 года, окончательное наказание ему должно быть назначено по правилам, предусмотренным ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 21 апреля 2015 года.

Назначенное Патрину С.В. наказание подлежит отбыванию в соответствии с п. В ч.1 ст. 58 УК РФ в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения подсудимому Патрину С.В. –заключение под стражей – до вступления приговора в законную силу изменению не подлежит.

Вещественные доказательства: куртка, спортивная куртка, спортивные брюки, свитер, майка, шорты, трусы, носки, кроссовки, удостоверение, банковская карта, два мобильных телефона, два ключа с брелоком, упаковка жевательной резинки – подлежат возвращению Патрину С.В.; две пули, халат, бутылка, нож, контрольный образец ватного тампона, два смыва вещества бурого цвета, четыре бирки от ювелирных изделий – подлежат уничтожению, компакт-диск формата CD-R с видеозаписью- подлежит хранению при уголовном деле; палас- подлежит возврату ПНВ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.307, 308, 309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать Патрина С.В. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 158, ч.1 ст. 161, п. «в, г» ч.2 ст. 206, ч.1 ст. 119 УК РФ, и назначить ему наказание:

по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ — два года лишения свободы, без ограничения свободы;

по ч. 1 ст. 161 УК РФ — один год шесть месяцев лишения свободы;

по п. «в, г» ч. 2 ст. 206 УК РФ – семь лет лишения свободы, без ограничения свободы;

по ч. 1 ст. 119 УК РФ – один год лишения свободы;

На основании ч.3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний назначить Патрину С.В. к отбытию восемь лет лишения свободы.

На основании ч.5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с назначенным наказанием наказания по приговору от 21 апреля 2015 года окончательно к отбытию Патрину С.В. назначить восемь лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Патрину С.В. исчислять со дня постановления приговора – 10 ноября 2015 года. Зачесть Патрину С.В. в срок наказания время содержания под стражей с 2 марта 2015 года по 09 ноября 2015 года.

Меру пресечения осужденному Патрину С.В. – заключение под стражей– до вступления приговора в законную силу оставить без изменения.

Приговор по статье 206 УК РФ (Захват заложника) может быть обжалован в апелляционном порядке в Рязанский областной суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.