Ст 208 гпк рф индексация присужденных денежных сумм

Статья 208. Индексация присужденных денежных сумм

Статья 208. Индексация присужденных денежных сумм

См. комментарии к статье 208 ГПК РФ

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 марта 2016 г. N 11 индексация присужденных денежных сумм, произведенная по правилам статьи 208 настоящего Кодекса в связи с неисполнением судебного акта, не лишает права требовать присуждения компенсации по Федеральному закону от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»

Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 июля 2018 г. N 35-П часть 1 статьи 208 настоящего Кодекса признана не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой содержащееся в ней положение — при отсутствии в системе действующего правового регулирования механизма индексации взысканных судом денежных сумм, с необходимостью признаваемого судебной практикой в качестве применимого, — не содержит критериев, в соответствии с которыми должна осуществляться предусмотренная им индексация

О конституционно-правовом смысле положений части 1 статьи 208 настоящего Кодекса см. Определения Конституционного Суда РФ от 20 марта 2008 г. N 244-О-П и от 13 февраля 2018 г. N 249-О

1. По заявлению взыскателя или должника суд, рассмотревший дело, может произвести индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда.

2. Заявление рассматривается в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не является препятствием к разрешению вопроса об индексации присужденных денежных сумм.

3. На определение суда об индексации присужденных денежных сумм может быть подана частная жалоба.

Ст 208 гпк рф индексация присужденных денежных сумм

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 208 ГПК РФ. Индексация присужденных денежных сумм

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации:

Статья 208 ГПК РФ. Индексация присужденных денежных сумм

1. По заявлению взыскателя или должника суд, рассмотревший дело, может произвести индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда.

2. Заявление рассматривается в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не является препятствием к разрешению вопроса об индексации присужденных денежных сумм.

3. На определение суда об индексации присужденных денежных сумм может быть подана частная жалоба.

Комментарии к статье 208 ГПК РФ, судебная практика применения

Индексация не лишает права на компенсацию

Индексация присужденных денежных сумм, произведенная по правилам статьи 208 ГПК РФ, статьи 183 АПК РФ в связи с неисполнением судебного акта, не лишает права требовать присуждения компенсации по Закону о компенсации.

См . п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.03.2016 N 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»

Определение Конституционного Суда РФ от 13 февраля 2018 г. № 249-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Саакян Галины Ивановны и Черновой Елены Анатольевны на нарушение их конституционных прав частью первой статьи 208 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и абзацем первым пункта 6 статьи 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Н.С. Бондаря, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы граждан Г.И. Саакян и Е.А. Черновой, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации граждане Г.И. Саакян и Е.А. Чернова оспаривают конституционность следующих законоположений:

части первой статьи 208 ГПК Российской Федерации, согласно которой по заявлению взыскателя или должника суд, рассмотревший дело, может произвести индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда;

абзаца первого пункта 6 статьи 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации, согласно которому исполнение судебных актов по искам к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию о возмещении вреда, причиненного гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, и о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок производится в течение трех месяцев со дня поступления исполнительных документов на исполнение.

Как следует из представленных материалов, апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 19 ноября 2014 года исковые требования Е.А. Черновой к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Самарской области, Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Самаре, Министерству финансов Российской Федерации о признании незаконными действий (бездействия) следователя в части необеспечения сохранности изъятого и арестованного имущества (автомобиля) и о возмещении материального ущерба, причиненного незаконными действиями следователя, были частично удовлетворены: с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Е.А. Черновой была взыскана стоимость утраченного транспортного средства и судебные расходы. Определением судьи Самарского областного суда от 3 февраля 2015 года ответчикам было отказано в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании президиума Самарского областного суда.

Исполнительный лист о взыскании с Министерства финансов Российской Федерации денежных средств в пользу Е.А. Черновой был получен ею 25 марта 2015 года, 30 марта 2015 года он поступил на исполнение в Министерство финансов Российской Федерации, а 27 мая 2015 года — исполнен.

Постановлением президиума Самарского областного суда от 11 августа 2016 года, с которым согласились суды вышестоящих инстанций, были отменены определения судов первой и апелляционной инстанций, удовлетворивших заявление Е.А. Черновой об индексации присужденных денежных сумм в связи с фактическим перечислением денежных средств спустя пять месяцев с момента вступления в законную силу апелляционного определения от 19 ноября 2014 года. Как указал президиум, применение правил индексации, предусмотренных статьей 208 ГПК Российской Федерации, при неисполнении судебных актов по искам к публичному образованию о взыскании денежных средств за счет казны возможно только при неисполнении судебного акта в установленный статьей 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации трехмесячный срок, исчисляемый со дня поступления исполнительных документов на исполнение (абзац первый пункта 6).

По мнению заявительниц, оспариваемые законоположения противоречат статьям 2, 15 (части 1 и 2), 17 (части 1 и 3), 18, 19 (части 1 и 2) и 46 Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, они исключают возможность произвести индексацию присужденных судом денежных сумм, когда такие суммы подлежат взысканию за счет средств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации и исполнительный лист был исполнен в установленный законом трехмесячный срок.

2. В силу статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и конкретизирующих ее статей 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, затрагиваются его конституционные права и свободы. При этом к жалобе должна быть приложена копия официального документа, подтверждающего применение оспариваемого закона в деле заявителя.

Между тем из представленных материалов следует, что Г.И. Саакян была привлечена судом к участию в деле по иску Е.А. Черновой о взыскании денежных средств с публично-территориального образования в качестве третьего лица (имея, как кредитор Е.А. Черновой, заинтересованность в положительном для истицы исходе дела), в связи с чем нет оснований полагать, что при рассмотрении данного дела суд на основании оспариваемых законоположений разрешил вопросы о правах и обязанностях самой Г.И. Саакян, чей процессуальный интерес был производным от процессуального интереса Е.А. Черновой, а материальный интерес как кредитора — подлежит защите вне связи с решением вопросов индексации присужденных Е.А. Черновой денежных средств.

Следовательно, данная жалоба в части, касающейся нарушения оспариваемыми законоположениями прав и свобод Г.И. Саакян, не отвечает требованиям допустимости в смысле пункта 1 статьи 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

3. Конституция Российской Федерации, гарантируя в статье 46 (часть 1) право каждого на судебную защиту его прав и свобод, исходит из того, что исполнение судебного решения является неотъемлемым элементом судебной защиты, и в связи с этим требует от государства создавать эффективные организационно-правовые механизмы своевременного и полного исполнения судебных актов. Конкретизируя эти конституционные начала правосудия, Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 года № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» предусматривает обязательность вступивших в законную силу судебных актов для всех без исключения субъектов права (статья 6). Заинтересованное же лицо во всяком случае не вправе по своему усмотрению выбирать конкретные формы и способы реализации права на судебную защиту, которые с соблюдением требований Конституции Российской Федерации устанавливаются федеральным законом.

3.1. Конституционный Суд Российской Федерации применительно к части первой статьи 208 ГПК Российской Федерации сформулировал правовую позицию, согласно которой указанная в данной статье индексация не является мерой гражданско-правовой ответственности должника за ненадлежащее исполнение денежного обязательства, а представляет собой правовой механизм, позволяющий полностью возместить потери взыскателя при длительном неисполнении судебного решения в условиях инфляционных процессов в государстве (Определение от 20 марта 2008 года № 244-О-П); положение части первой статьи 208 ГПК Российской Федерации, закрепляющее индексацию присужденных денежных сумм как процессуальную гарантию защиты имущественных интересов взыскателя от инфляционных процессов в период с момента вынесения судебного решения и до его реального исполнения, само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права и свободы граждан (определения от 29 сентября 2015 года № 2180-О, от 29 марта 2016 года № 703-О и др.).

Вместе с тем применение части первой статьи 208 ГПК Российской Федерации при исполнении судебных постановлений, вынесенных по искам, предусматривающим обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, предполагает необходимость учета особенностей субъектов исполнения такого рода судебных постановлений — государства и его публично-территориальных образований, призванных обеспечивать реализацию функций публичной власти в соответствующих территориальных пределах (Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование) и связанных в силу этого необходимостью использования имеющихся в их распоряжении материальных, в том числе финансовых, средств на цели осуществления возложенных на них полномочий.

Конституционный Суд Российской Федерации, обращаясь к вопросу об исполнении судебных постановлений по искам к казне Российской Федерации, указывал следующее:

вынесение подобных актов порождает коллизию между такими конституционными ценностями, как своевременность и полнота исполнения судебного решения, с одной стороны, и стабильность финансовых основ реализации государством возложенных на него функций, включая безусловное гарантирование конституционно-правового статуса личности, — с другой; эта коллизия, исходя из необходимости обеспечения баланса названных конституционных ценностей и недопустимости умаления ни одной из них, подлежит разрешению в том числе на основе закрепленного в статье 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации принципа, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц; в связи с этим государству в процессе исполнения судебного решения, вынесенного по иску к Российской Федерации (как и по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета, подлежащим исполнению за счет средств федерального бюджета), во всяком случае должна быть обеспечена возможность принять организационно-технические меры по перераспределению бюджетных средств, находящихся на казначейских счетах, таким образом, чтобы реализация права на судебную защиту не парализовала деятельность соответствующих государственных структур (решения и действия которых стали причиной вынесения судебного решения) и, следовательно, не привела бы к нарушению обеспечиваемых их функционированием прав и свобод человека и гражданина (Определение от 28 сентября 2017 года № 1800-О);

взыскателю должна быть гарантирована действительная возможность получить то, что ему причитается по судебному решению, в разумный срок, а также обеспечено возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, приводящими к затягиванию исполнения судебного решения или его неисполнению (Постановление от 14 июля 2005 года № 8-П).

Из приведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации следует, что организационно-правовой механизм исполнения судебных решений по искам к публично-территориальным образованиям призван — на основе взаимного согласования интересов личности, общества и государства и с учетом того, что вероятность возникновения ситуации нехватки у публично-территориального образования как должника средств для исполнения судебного решения меньше, чем во взаимоотношениях с частными лицами, — обеспечивать реальную возможность для взыскателя в разумный срок (без неоправданных задержек) получить все причитающееся ему по судебному решению, а для публично-территориального образования — определить оптимальные источники бюджетного покрытия возникших расходов и минимизировать возможные негативные последствия от перераспределения бюджетных ресурсов.

3.2. Отношения, связанные с исполнением судебных актов, которые предусматривают обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, урегулированы в своей основе положениями главы 24.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации. В частности, в абзаце первом пункта 6 его статьи 242.2 сделана специальная оговорка относительно срока исполнения соответствующих судебных актов — три месяца со дня поступления исполнительных документов на исполнение.

Конституционный Суд Российской Федерации, обращаясь в Определении от 11 мая 2012 года № 804-О к анализу указанной статьи Бюджетного кодекса Российской Федерации и констатируя, что содержащиеся в ней законоположения, закрепляющие особенности исполнения судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, в том числе сроки для исполнения судебных актов, направлены на защиту интересов взыскателя, предполагают совершение взыскателем активных действий по получению взыскиваемых денежных средств, а именно направление в финансовый орган соответствующих документов — исполнительного листа (судебного приказа), копии судебного акта и заявления с указанием реквизитов банковского счета, на который должны быть перечислены денежные средства, сделал вывод о том, что процедура исполнения судебного акта, как предусматривающая расходование бюджетных средств, не может быть начата без непосредственного волеизъявления лица, в чью пользу взыскиваются денежные средства, и такой подход законодателя не может рассматриваться как нарушающий конституционные права и свободы граждан.

Таким образом, в системе действующего правового регулирования предусмотрен специальный — трехмесячный — срок на исполнение судебных актов по искам к бюджетам бюджетной системы Российской Федерации, исчисляемый со дня поступления соответствующих исполнительных документов, направление которых обусловлено активными действиями со стороны самого взыскателя.

Соответственно, положения абзаца первого пункта 6 статьи 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации в свете приведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации должны рассматриваться как определяющие пределы применения общих правил статьи 208 ГПК Российской Федерации. Из этого же исходит и Верховный Суд Российской Федерации (пункт 7 раздела V «Процессуальные вопросы» Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 19 октября 2016 года).

К тому же, как следует из материалов, приложенных к жалобе, суды, установив при рассмотрении дела по иску Е.А. Черновой, что исполнительный лист о взыскании с Министерства финансов Российской Федерации денежных средств получен заявительницей 25 марта 2015 года, 30 марта 2015 года поступил на исполнение в Министерство финансов Российской Федерации, а 27 мая 2015 года соответствующая денежная сумма была перечислена на банковский счет Е.А. Черновой, констатировали, что Министерство финансов Российской Федерации исполнило судебный акт в установленный законом трехмесячный срок.

4. Таким образом, поскольку оспариваемые положения части первой статьи 208 ГПК Российской Федерации и абзаца первого пункта 6 статьи 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации какой-либо неопределенности с точки зрения их соответствия Конституции Российской Федерации не содержат и конституционные права Е.А. Черновой в указанном в жалобе аспекте не нарушают, данная жалоба, как не отвечающая требованиям допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, установленным статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Проверка же законности и обоснованности вынесенных по конкретному делу судебных постановлений связана с необходимостью исследования фактических обстоятельств, что не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», а является прерогативой судов общей юрисдикции.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, статьей 78 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы граждан Саакян Галины Ивановны и Черновой Елены Анатольевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru) и в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Обзор документа

Согласно ГПК РФ суд может проиндексировать взысканные суммы на день исполнения решения суда.

Конституционный Суд РФ пояснил, что Бюджетный кодекс РФ ограничивает применение этого правила при исполнении судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства бюджетов.

Для исполнения этих актов установлен специальный срок — 3 месяца. Он исчисляется со дня поступления соответствующих исполнительных документов. А их направление обусловлено активными действиями самого взыскателя.

Верховный Суд РФ также исходит из того, что индексация присужденных сумм не производится, если решение по обращению взыскания на средства бюджета исполнено в пределах данного 3-месячного срока.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

КС запретил судам отказывать в индексации взыскиваемых сумм

Положение ГПК признано не соответствующим Конституции

Конституционный суд РФ признал не соответствующим Основному закону положение Гражданского процессуального кодекса РФ об индексации взысканных судом денежных сумм. Дело было рассмотрено в закрытом заседании без проведения слушания.

Поводом для проверки конституционности ст. 208 ГПК РФ (индексация присужденных денежных сумм) стали жалобы трех граждан, объединенные в одно дело, поскольку они касаются одного и того же предмета. Так, заявительнице Т. В. Ивановой Вологодский городской суд отказал в удовлетворении заявления об индексации взысканных в ее пользу 112 829,88 руб. Суд указал, что возможность применения индекса потребительских цен на продовольственные и непродовольственные товары, а также платные услуги с целью индексации взысканных судом денежных сумм, предусмотренной статьей 208 ГПК РФ, была закреплена законом РСФСР от 24 октября 1991 года No 1799 «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР», который, однако был признан утратившим силу с 1 января 2005 года в связи с принятием федерального закона от 22 августа 2004 года №122-ФЗ. В настоящее время, отметил Вологодский суд, нормы, которыми следует руководствоваться, производя расчет индексации, отсутствуют. Со ссылкой на утративший силу закон РСФСР было отказано местными судами в индексации взысканных сумм в 1 500 000 руб. и 6 264 366,20 руб. и жителю Архангельской области И. М. Митину. К аналогичному выводу пришли суды и по иску жителя Барнаула Е. В. Шкотова, которому было отказано в индексации взысканных в его пользу 477 929 руб.

Заявители обратились в КС с жалобами на то, что положения ст. 208 ГПК РФ не соответствуют Конституции РФ, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, не предусматривают правового механизма индексации взысканных судом денежных сумм и тем самым позволяют судам отказывать в защите имущественных интересов взыскателей от негативных последствий инфляционных процессов в период со дня вынесения судебного решения до дня его исполнения.

Конституционный суд по итогам рассмотрения жалоб указал: суды, разрешавшие дела заявителей, не приняли во внимание, что индекс потребительских цен, являющийся одним из важнейших показателей, характеризующих инфляционные процессы в стране, и используемый, в частности, в целях разрешения отдельных правовых споров, широко применялся в целях восстановления покупательной способности взысканных судом сумм и после 1 января 2005 года и что правомерность такой практики неоднократно подтверждалась Верховным судом РФ.

Сформировавшаяся в настоящее время судебная практика свидетельствует о том, что при отсутствии урегулированного механизма индексации присужденных денежных средств действие ч. 1 ст. 208 ГПК РФ по сути блокируется, что позволяет судам, ссылаясь на пробел в правовом регулировании, отказывать в индексации, уклоняясь при этом от исследования вопроса о наличии применимых ее критериев.

Между тем КС неоднократно обращал внимание судов на то, что при рассмотрении конкретных дел они обязаны исследовать по существу фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы. Отсутствие же необходимого правового механизма не может приостанавливать реализацию вытекающих из Конституции РФ прав и законных интересов граждан.

Подход, при котором невозможность индексации взысканных сумм обосновывается отсутствием критериев такой индексации (притом что суды не предлагают альтернативные механизмы, использование которых позволило бы восстановить покупательную способность присужденных сумм), противоречит правовым позициям Конституционного суда и приводит к тому, что право на судебную защиту оказывается существенно ущемленным.

Отсутствие в правовом регулировании механизма реализации такой антиинфляционной меры, как индексация взысканных судом денежных сумм, который с необходимостью признавался бы судебной практикой в качестве применимого, приводит к невозможности проиндексировать в пользу взыскателя присужденные ему суммы, не выплаченные своевременно должником, и тем самым – к невозможности восстановления в полном объеме прав взыскателя, нарушенных в результате несвоевременного исполнения должником вынесенного против него судебного акта. Поэтому, как отметил КС, федеральный законодатель обязан установить соответствующий правовой механизм, позволяющий компенсировать заинтересованной стороне издержки, обусловленные инфляцией в период исполнения судебного решения. Используя в этих целях показатели, характеризующие рост цен, динамику стоимости жизни, прожиточный минимум в РФ в целом и в ее субъектах, законодатель в рамках реализации своих дискреционных полномочий вправе избрать как универсальные критерии индексации, так и критерии, рассчитанные на использование в конкретных случаях, включая предусмотренные частью 1 ст. 208 ГПК РФ.

КС пришел к выводу, что ч. 1 ст. 208 ГПК РФ в той мере, в какой содержащееся в ней положение не содержит критериев, в соответствии с которыми должна осуществляться предусмотренная им индексация, не соответствует Конституции РФ.

Впредь до внесения в действующее правовое регулирование изменений, вытекающих из настоящего постановления, судам в целях реализации ч. 1 ст. 208 ГПК РФ надлежит использовать в качестве критерия осуществления индексации утверждаемый Росстатом индекс потребительских цен, являющийся официальной статистической информацией, характеризующей инфляционные процессы в стране и публикуемой на официальном сайте этого ведомства.

Судебные акты в отношении заявителей на основании ч. 1 ст. 208 ГПК РФ в той мере, в какой содержащееся в ней положение признано настоящим постановлением не соответствующим Конституции РФ, подлежат пересмотру.

Два удара Верховного суда РФ по индексации (ст.208 ГПК РФ)// Кто первым пойдет в Конституционный суд РФ?

Верховный суд РФ так изменил судебную практику по взысканию индексации согласно ст.208 ГПК РФ, что вообще поставил под сомнение дальнейшее существование механизма учета инфляции при неисполнении судебного акта должниками.

Выработанные решения противоречат неоднократным выводам Конституционного суда РФ, что создает почву для признания новой практики ВС РФ неконституционной.

Но обо всем по порядку.

Если должник какое-то время не исполняет судебный акт о взыскании денежных средств, то у взыскателя будут убытки от неисполнения судебного акта в виде инфляции.

К, примеру, решение суда о взыскании 100 000 рублей вынесено 31.12.2015 г., а деньги получены фактически лишь 31.12.2016 г. Очевидно, что взыскатель на полученные 100 000 рублей через год сможет купить товаров существенно меньше, чем год назад. На сколько? На уровень инфляции.

Инфляционные убытки объективны и неизменны. Они существуют независимо от взыскателя и независимо от должника. Они возникают только из-за того, что решение суда о взыскании не исполняется какой-то срок. Поэтому не должно иметь значение, что помешало исполнить судебный акт о взыскании и была ли в этом вина должника.

Очень важно, чтобы был работающий упрощенный механизм учета инфляции, чтобы возмещать взыскателю такие инфляционные убытки.

И такой механизм есть в ст.208 ГПК РФ. Данная статья практически «пустая», но судебной практикой выработаны обширные разумные правила применения индексов потребительских цен, что неоднократно одобрялось Конституционным судом РФ.

Об этом я впервые написал в блоге чуть более 3 лет назад.

Этим ГПК РФ существенно отличается в лучшую сторону от ст.183 АПК РФ, которая предусматривает индексацию лишь в случаях, указанных в законе (таких, отмечу, нет) или в договоре: См. об этом здесь и здесь

Именно из-за того, что в АПК РФ нет механизма, который бы учитывал потери взыскателя от неисполнения судебного акта должником – ВАС РФ в свое время придумал механизм начисления процентов по ст.395 ГК РФ на присужденную сумму (Постановление Президиума ВАС РФ от 18.09.2012 N 5338/12 по делу N А14-6339/2011, Постановление Президиума ВАС РФ от 26.11.2013 N 8628/13 по делу N А25-845/2012, Постановление Президиума ВАС РФ от 19.11.2013 N 6879/13 по делу N А32-42127/2011 и др., а также отмененный п.2 Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта»).

Но ведь ничто не мешает, скажем, займодавцу или банку взыскивать проценты за пользование кредитом или проценты по ст.395 ГК РФ за период после вынесения судебного акта до момента уплаты в отдельном иске или взыскать такие проценты в виде формулы – разве это не механизм учета потерь кредитора после вынесения судебного акта, в том числе и инфляции?

Нет, нет и еще раз – нет.

Это или обычное договорное обязательство, или мера ответственности за неисполнение обязательств, которая возникла до принятия судебного акта.

Судебный акт может создавать собственное обязательство (ст.8 ГК РФ). Хотя создает судебный акт еще одно денежное обязательство или нет – могут быть разные мнения.

Но это не так важно. Важно следующее.

Проценты по ст.395 ГК РФ являются фактически разновидностью убытков в виде упущенной выгоды кредитора: кредитор всегда может использовать деньги самым пассивным способом и получить выгоду в виде размеров процентов по вкладам в банке (ключевая ставка к ним приближена) – об этом я писал здесь .

Эти убытки не пересекаются с инфляционными убытками, так как инфляция – это разновидность реального ущерба, который есть у взыскателя всегда, независимо от того, утрачивает он возможность заработать на деньгах или нет.

Согласитесь, что убытки от «фактической потерь денег» и от того, что «на деньгах не удалось заработать самым пассивным способом» — это разные вещи.

Более того, взыскать проценты по ст.395 ГК РФ можно далеко не всегда.

Если, к примеру, Вы взыскали с должника убытки или неустойку, то никаких процентов Вы получить не сможете, а инфляция все же есть.

Я уж не говорю о взыскании судом в рамках иных, помимо гражданских, правоотношений (например, трудовых).

Механизм учета инфляции по ст.208 ГПК РФ казался абсолютно верным и абсолютно необходимым, так как всего лишь учитывал потери взыскателя за период между вынесением решения и датой реального исполнения судебного акта.

Но вдруг что-то изменилось…

Как развивалась судебная практика после моей прошлой публикации ?

(1) Сначала подтверждалась ранее наработанная практика.

Так, например, в Определении Верховного Суда РФ от 14.07.2015 N 34-КГ15-8 было подтверждено, что не нужно «дожидаться» полного исполнения судебного акта, чтобы идти с заявлением об индексации по ст.208 ГПК РФ: «закон не ставит индексацию денежных сумм в зависимость от исполнения судебного постановления».

Аналогичная позиция указана в Определении Верховного Суда РФ от 14.07.2015 N 34-КГ15-9: «в соответствии ч.1 ст.208 ГПК РФ индексация возможна на любой стадии исполнения решения суда».

В Определении Конституционного Суда РФ от 16.07.2015 N 1812-О указана очевидная вещь: «требования об индексации могут быть заявлены только в связи с решением суда, предметом исполнения которого является выплата денежных сумм».

Из нового: Верховный суд РФ определился, что индексация производится с момента вынесения решения, а не с момента его вступления в силу.

При этом закон не устанавливает минимальный срок, за который может быть исчислена компенсация по ст.208 ГПК РФ.

Это логично, так как «Механизм индексации взысканных по судебному решению денежных сумм направлен на поддержание покупательской способности данных сумм, не является мерой гражданской или иной ответственности и применяется вне зависимости от вины лица, обязанного выплатить денежные средства, в задержке в их выплате. Единственным основанием для индексации взысканных сумм является их обесценивание на день фактического исполнения решения суда».

Об этом указано в Определении Верховного Суда РФ от 09.12.2014 N 81-КГ14-17, о котором писал на портале Станислав Гаранжа.

Дело попало в п.9 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04.03.2015).

Аналогичные выводы повторены в Определении Верховного Суда РФ от 20.01.2015 N 81-КГ14-15.

Аналогичные выводы повторены в Определении Верховного Суда РФ от 24.11.2015 N 5-КГ15-123.

Правильность вывода подтверждена и Конституционным судом РФ.

«Положение части первой статьи 208 ГПК Российской Федерации, предусматривающее, что рассмотревший дело суд может по заявлению взыскателя или должника произвести индексацию взысканных денежных сумм на день исполнения решения суда, является процессуальной гарантией защиты имущественных интересов взыскателя и должника от инфляционных процессов в период с момента вынесения судебного решения и до его реального исполнения, а потому не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявительницы, перечисленные в жалобе».

Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2015 N 2180-О

«возможность взыскателя обратиться в суд с заявлением об индексации денежных сумм возникает у него именно с того момента, когда эти суммы были ему фактически присуждены, т.е. с момента вынесения решения суда. Аналогичной позиции придерживается и Верховный Суд Российской Федерации»

Определение Конституционного Суда РФ от 29.03.2016 N 703-О

В Определении Верховного Суда РФ от 16.02.2016 N 80-КГ16-1 дополнительно разъяснено, что допускается индексация и за неполный месяц, хотя расчеты в этом случае несколько усложняются: ведь индексы потребительских цены ежемесячные, а не ежедневные.

Конституционный суд РФ в Определение от 17.02.2015 N 322-О подтвердил правильности практики рассмотрения вопроса об индексации по ст.208 ГПК РФ в рамках дела о взыскании денежной суммы, а в не в порядке самостоятельного искового процесса.

«Суд, производя на основании части первой статьи 208 ГПК Российской Федерации индексацию присужденных его решением денежных сумм на момент исполнения данного решения, не выносит какое-либо новое решение по существу заявленных и рассмотренных им ранее материальных требований, не определяет по-иному права и обязанности сторон спора. Поэтому заявление взыскателя или должника об индексации присужденных денежных сумм не является новым делом между теми же сторонами. Такой порядок рассмотрения заявления об индексации присужденных денежных сумм обусловлен тем, что индексация является процессуальной гарантией защиты имущественных интересов взыскателя и должника от инфляционных процессов в период с момента вынесения судебного решения и до его реального исполнения, обеспечивающей неизменность и исполнимость вступившего в законную силу решения суда ».

(2) Затем Верховный суд РФ обратился к вопросу применения ст.208 ГПК РФ для различных ситуаций.

Из более ранних позиций КС РФ и ВС РФ мне кажется очевидной мысль, что индексация по ст.208 ГПК РФ, являясь общим процессуальным механизмом, не должна применяться тогда, когда есть более специальные нормы об индексации присужденной денежной суммы в соответствии со специальным законодательством.

При этом, конечно, ст.208 ГПК РФ относится к категории возмещения убытков от неисполнения судебного акта (а именно – инфляционных убытков, наличие которых объективно и не зависит от вины должника), поэтому в принципе не может применяться, если нет судебного акта о взыскании сумм, который не исполняется.

Индексировать разные выплаты от государства или от других лиц в ситуации, когда нет неисполнения судебного акта, по ст.208 ГПК РФ нельзя.

В Определении Верховного Суда РФ от 28.09.2015 N 41-КГ15-17 указано на неприменение ст.208 ГПК РФ, когда применяются нормы по возмещению вреда, причиненного здоровью военнослужащих в связи с исполнением обязанностей военной службы, являются длящимися и к ним подлежит применению механизм индексации, предусмотренный частью 16 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ, с соблюдением положений о размере ежемесячной денежной компенсации инвалидам вследствие военной травмы, содержащихся в части 13 статьи 3 и части 2 статьи 5 указанного Федерального закона .

Аналогично в Определении Верховного Суда РФ от 28.09.2015 N 41-КГ15-18.

Аналогично в Определении Верховного Суда РФ от 28.09.2015 N 41-КГ15-19.

Выводы закреплены в п.19 Обзора, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23.12.2015.

В Определении Верховного Суда РФ от 14.03.2016 N 78-КГ15-47 указано на неприменение механизма ст.208 ГПК РФ, если механизм индексации ежемесячной страховой выплаты установлен пунктом 11 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ, согласно которому размер ежемесячной страховой выплаты индексируется с учетом уровня инфляции в пределах средств, предусмотренных на эти цели в бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на соответствующий финансовый год .

В Определении Верховного Суда РФ от 24.10.2016 N 87-КГ16-3 указано, что механизм по ст.208 ГПК РФ не подлежит применению при решении вопроса об индексации денежных сумм в виде социальной выплаты на строительство или приобретение жилого помещений.

Определение Верховного Суда РФ от 11.04.2016 N 66-КГ16-1

«Обстоятельства настоящего дела свидетельствуют о том, что на момент разрешения настоящего спора отсутствовал вступивший в законную силу судебный акт о взыскании с ГУ — Иркутского регионального отделения ФСС РФ в пользу Вилькялиса К.В. страховых выплат, который им не исполнялся, в связи с этим у судебных инстанций отсутствовали правовые основания для удовлетворения требований истца об индексации задолженности по страховым выплатам с применением положений статьи 208 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и индексов роста потребительских цен в Иркутской области ».

Аналогично в Определении Верховного Суда РФ от 21.11.2016 N 20-КГ16-8 применительно ко взысканию недополученного единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания бывшего сотрудника полиции.

(3) Все вышеизложенные позиции логичны и укладываются в сформированную ранее судебную практику. Лично у меня особых возражений не вызывают.

Конечно, я не могу безоговорочно поддержать государство в позиции, при которой социальные выплаты законодательно не индексируются или индексируются в размере меньшем, чем рост инфляции. Но я также понимаю, что это вопрос бюджетных расходов, а не вопрос неисполнения судебных актов, поэтому через ст.208 ГПК РФ решаться не может. Здесь вопросы надо задавать исполнительной, а не судебной ветви власти.

В то же время с другими позициями ВС РФ, о которых речь пойдет далее, согласиться никак нельзя.

(4) Первый удар по индексации.

В ряде Определений Судебной Коллегии по гражданским делам ВС РФ была высказана правовая позиция о том, что индексация по ст.208 ГПК РФ не допустима до истечения трехмесячного срока со дня поступления документов на исполнение как противоречащая положениям пунктов 1, 2 статьи 242.1, пункта 6 статьи 242.2 Бюджетного кодекса РФ.

В качестве обоснования Верховный суд РФ указывает, что:

  • «положения Бюджетного кодекса Российской Федерации не предусматривают добровольного исполнения вступивших в законную силу судебных постановлений по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации до предъявления судом по просьбе взыскателя или самим взыскателем исполнительного листа к исполнению»
  • «процедура исполнения судебного решения, предусматривающая расходование бюджетных средств, не может быть начата без непосредственного волеизъявления лица, в чью пользу взыскиваются денежные средства».

См. Определение Верховного Суда РФ от 14.03.2016 N 78-КГ15-47 , Определение Верховного Суда РФ от 11.04.2016 N 5-КГ15-175, Определение Верховного Суда РФ от 16.05.2016 N 41-КГ16-3, Определение Верховного Суда РФ от 05.09.2016 N 15-КГ16-5, Определение Верховного Суда РФ от 24.10.2016 N 5-КГ16-125, Определение Верховного Суда РФ от 24.10.2016 N 87-КГ16-3.

Затем данная правовая позиция получила закрепление в п.7 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.10.2016).

В Обзоре также указано следующее: «Довод суда апелляционной инстанции о применении в данном случае предусмотренной ст. 208 ГПК РФ индексации в качестве механизма, позволяющего возместить потери взыскателя в период исполнения судебного решения, противоречит правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определениях от 20 марта 2008 г. N 244-О-П и от 24 декабря 2013 г. N 1990-О, согласно которой индексация, предусмотренная ст. 208 ГПК РФ, является механизмом, позволяющим полностью возместить потери взыскателя от длительного неисполнения судебного решения в условиях инфляционных процессов в государстве. Между тем длительного неисполнения решения суда о взыскании в пользу В. денежных сумм из средств бюджетной системы Российской Федерации военным комиссариатом допущено не было. Напротив, установленные законом сроки исполнения такого решения были соблюдены».

Аналогичным образом высказано также в Определении Верховного Суда РФ от 24.10.2016 N 87-КГ16-3: «Между тем суд, возлагая на департамент по труду и социальной защите населения Костромской области обязанность по выплате Сироткиной Е.А. суммы индексации в размере 98 035,12 руб. за период с мая 2012 года по февраль 2013 года включительно, не определил и не установил, имело ли место длительное неисполнение судебного постановления со стороны департамента, какие потери понесла заявитель в связи с исполнением решения Свердловского районного суда г. Костромы от 23 мая 2012 г. только 15 февраля 2013 г., в то время как эти обстоятельства также имели значение для правильного рассмотрения дела».

Данные доводы частично не являются новыми и уже были применены Верховным судом РФ при обосновании, почему в период 3-месяного льготного срока при взыскании на средства бюджетной системы РФ не начисляются проценты по ст.395 ГК РФ.

См. ответ на вопрос № 3 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04.03.2015).

Данная практика была поддержана Конституционный судом РФ, который в Определении от 19.11.2015 N 2703-О указал следующее:

«Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации применительно к вопросу об исполнении судебных решений по искам к казне Российской Федерации, государству в процессе исполнения судебного решения, вынесенного по иску к Российской Федерации (как и по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета, подлежащим исполнению за счет средств федерального бюджета), должна быть обеспечена возможность принять организационно-технические меры по перераспределению бюджетных средств, находящихся на казначейских счетах, таким образом, чтобы реализация права на судебную защиту не парализовала деятельность соответствующих государственных структур (решения и действия которых стали причиной вынесения судебного решения) и, следовательно, не привела бы к нарушению обеспечиваемых их функционированием прав и свобод человека и гражданина ( Постановление от 14 июля 2005 года N 8-П).

Статья 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации, устанавливающая особенности исполнения судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации и закрепляющая сроки для исполнения судебных актов, направлена на своевременное исполнение судебного решения в полном объеме и, соответственно, на защиту прав взыскателя, с одной стороны, и на стабильность финансовых основ реализации государством возложенных на него функций — с другой (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая 2012 года N 804-О и от 1 октября 2009 года N 1312-О-О ).

Таким образом, нахождение на казначейских счетах подлежащих взысканию денежных средств в течение определенного пунктом 6 статьи 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации срока исполнения судебного акта по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации не может рассматриваться как неправомерное удержание чужих денежных средств, уклонение от их возврата, иная просрочка в их уплате либо неосновательное получение или сбережение за счет другого лица .

См. также Определение Конституционного Суда РФ от 11.05.2012 N 804-О.

(5) Почему позиция ВС РФ о невозможности индексации по ст.208 ГПК РФ до истечения 3-месячного льготного срока при взыскании с бюджета является неправомерной?

Во-первых , напомню, что, согласно прецедентной практике ЕСПЧ, лицо, в пользу которого вынесено решение суда против государства, не обязано возбуждать процедуру принудительного исполнения (см. Постановление Европейского Суда от 27 мая 2004 г. по делу «Метаксас против Греции» (Metaxas v. Greece), жалоба N 8415/02, § 19).

При этом в § 27 Постановления ЕСПЧ от 26.06.2008 «Дело «Красев (Krasev) против Российской Федерации», жалоба N 731/04 указано: «Это означает, что, если решение вынесено против государства, то именно оно, а не взыскатель, обязано проявить инициативу для исполнения этого решения».

В Постановлении ЕСПЧ от 12.06.2008 «Дело «Акашев (Akashev) против Российской Федерации», жалоба N 30616/05 §21 указано, что «Когда решение вынесено против государства, государственный орган, выступающий в качестве ответчика, должен быть надлежащим образом уведомлен об этом и, следовательно, может принять все необходимые меры для исполнения этого решения или передать его другому компетентному государственному органу, ответственному за исполнение. Это особенно существенно в тех случаях, когда ввиду сложностей и возможного пересечения исполнительных процедур у заявителя могут возникнуть обоснованные сомнения относительно того, какой именно орган несет ответственность за добровольное или принудительное исполнение судебного решения».

Таким образом, и позиция Верховного суда РФ, и позиция Конституционного суда РФ о том, что взыскателям необходимо обращаться в уполномоченный орган и ждать 3-месячный срок – противоречит прецедентной практике ЕСПЧ.

Хотя это не самая главная претензия к позиции ВС РФ – этот момент все же отметить стоило.

Во-вторых , если сама по себе правовая позиция о том, что государство не может нести ответственность за неисполнение судебного акта, когда взыскатель еще не обратился с заявлением и не прошел 3-месячный срок, еще теоретически возможна (хотя и противоречит прецедентной практике ЕСПЧ), то такая правовая позиция точно невозможна для индексации по ст.208 ГПК РФ.

Верховный судом РФ и Конституционный судом РФ уже неоднократно ранее высказывалось, что индексация по ст.208 ГПК РФ не является мерой ответственности и не может зависеть от вины должника (в том числе бюджета) в неисполнении судебного акта.

Не буду ссылаться на все судебные акты ВС РФ и КС РФ по индексации согласно ст.208 ГПК РФ, можно пройти по ссылке на предыдущую запись в блоге по этому вопросу (в самом начале).

Но в Определении Конституционного Суда РФ от 20.03.2008 N 244-О-П это прямо указано в резолютивной части судебного акта:

« Часть первая статьи 208 ГПК Российской Федерации в системе действующего правового регулирования не предполагает отказ суда в индексации присужденных денежных сумм в случае неисполнения вступившего в законную силу судебного постановления и не ставит возможность индексации присужденных денежных сумм по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета, подлежащим исполнению за счет средств федерального бюджета, в зависимость от вины должника в длительном неисполнении судебного решения.

Конституционно-правовой смысл указанного законоположения , выявленный Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Определении на основе правовых позиций, ранее выраженных им в сохраняющих свою силу решениях, является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике » .

Верховный суд РФ с великой долей цинизма и буквоедства указывает, мол «длительного неисполнения решения суда» не было, если установленные законом сроки исполнения при взыскании с бюджета соблюдены.

Такая откровенно недобросовестная аргументация Верховного суда РФ, конечно, является просто обходом правовой позиции КС РФ, так как при любых раскладах это обсуждение вопроса о вине должника в неисполнении судебного акта и ничего более.

Это четко видно из судебных актов ВС РФ, в которых нижестоящим судам теперь предлагается даже не просто установить срок просрочки, а еще и решить, были ли у взыскателя от этого потери.

То есть, про правовую позицию о том, что индексация учитывает лишь инфляционные потери и не является мерой ответственности – напрочь забыто.

Для того, чтобы была возможность задействовать индексацию по ст.208 ГПК РФ – срок неисполнения судебного акта не имеет значения и может быть даже меньше месяца, что было подтверждено самим Верховным судом РФ чуть ранее (п.9 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04.03.2015).

При взыскании же с бюджета взыскатель от момента вынесения решения теряет:

-время на обжалование решения (1 месяц);

-время на обжалование в суде апелляционной инстанции (плюс еще примерно 3 месяца);

-время на получение исполнительного листа и заверенной копии судебного акта (плюс примерно еще 1-2 недели, а может быть и более);

-время на исполнение в размере 3-месячного льготного срока.

Теряется примерно полгода минимум.

Разве здесь нет нарушения прав взыскателей неэффективной судебной защитой?

Разве здесь нет нарушения принципа равенства участников гражданского оборота?

Разве здесь нет необоснованного преимущества государственной формы собственности над частной формой?

Если Верховный суд РФ хотел всех «обмануть», чтобы спасти бюджет, то лично меня он не убедил.

Остается только ждать, когда кто-нибудь обратится в Конституционный суд РФ, чтобы проверить, удастся ли Верховному суду РФ «переврать» позицию Конституционного суда РФ с «согласия» его самого.

(6) Второй удар по индексации.

Возможно, Верховный суд РФ и сам понимал, что его позиция о недопустимости индексации по ст.208 ГПК РФ в отношении срока исполнения судебного акта об обращении взыскания на средства бюджета противоречит принципу равенства, поэтому…

Верховный суд РФ решил, что индексации по ст.208 ГПК РФ не должно быть для всех взыскателей!

В Определении Верховного Суда РФ от 06.12.2016 N 35-КГ16-17 суд отправил дело на новое рассмотрение, указав, что суд не сослался на норму права, в соответствии с которой производится индексация.

«Возможность применения индекса потребительских цен на продовольственные и непродовольственные товары, а также платные услуги предусматривалась Законом РСФСР от 24 октября 1991 г. N 1799-1 «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР».

Однако данный закон в связи с принятием Федерального закона 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» с 1 января 2005 г. признан утратившим силу ».

Напомню, что индексация по ст.208 ГПК РФ производится всегда, а не только в случаях, указанных в законе или договоре (в отличии от ст.183 АПК РФ).

В самой норме ст.208 ГПК РФ не указано как производить индексацию, но судебная практика о применении индексов потребительских цен вполне разумна, понятна, годами наработана и неоднократно одобрена самим ВС РФ и КС РФ.

Если ВС РФ решил ввести другую практику – он должен был об этом написать.

А, так как не написал, то, скорее всего, ВС РФ имел в виду, что индексация по ст.208 ГПК РФ теперь вообще не производится.

По крайней мере, именно так понял ВС РФ нижестоящие суды.

См., например, Постановление Президиума Самарского областного суда от 13.04.2017 N 44г-45/2017 и обсуждения здесь и здесь

В своем решении ВС РФ указал:

«При этом определение способа индексации взысканных денежных сумм осуществляется судом в каждом конкретном случае исходя из фактических обстоятельств конкретного дела (определения Конституционного Суда Российской Федерации N 603-О от 20 марта 2014 г., N 618-О от 20 марта 2014 г., N 1469-О от 23 июня 2015 г.)».

Замечу, что в Определения КС РФ N 603-О от 20 марта 2014 г., N 618-О от 20 марта 2014 г. ни подобных фраз, ни даже подобных мыслей нет.

Подобная фраза есть только в Определении Конституционного Суда РФ от 23.06.2015 N 1469-О:

«По мнению заявителя, оспариваемое законоположение противоречит статьям 2 и 120 Конституции Российской Федерации вследствие его расширительного толкования и неправомерного применения судом и отсутствия в нем четкого указания на то, каким образом и на основании каких норм права суд должен производить расчет соответствующей индексации…

Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Положение части первой статьи 208 ГПК Российской Федерации, предусматривающее, что рассмотревший дело суд может по заявлению взыскателя или должника произвести индексацию взысканных денежных сумм на день исполнения решения суда, является процессуальной гарантией защиты имущественных интересов взыскателя и должника от инфляционных процессов в период с момента вынесения судебного решения и до его реального исполнения, а потому не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.

Определение же способа индексации взысканных денежных сумм осуществляется судом в каждом конкретном случае исходя из фактических обстоятельств конкретного дела» .

Мне кажется очевидным, что КС РФ не пытался прекратить практику ВС РФ об использовании индексов потребительских цен для индексации по ст.208 ГПК РФ, а, наоборот, очередной раз поддержал ее.

Наоборот, КС РФ неоднократно высказывался, что в системе действующего правового регулирования не предполагается отказ в индексации в случае неисполнения судебного акта.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.03.2008 N 153-О-О

«Согласно частям 1 и 2 статьи 6 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации; неисполнение постановления суда, а равно иное проявление неуважения к суду влекут ответственность, предусмотренную федеральным законом. При этом, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 25 января 2001 года N 1-П, неправомерная задержка исполнения судебного решения должна рассматриваться как нарушение права на справедливое правосудие в разумные сроки, что предполагает необходимость справедливой компенсации лицу, которому причинен вред нарушением этого права.

Приведенным законоположениям и правовым позициям корреспондирует и положение части первой статьи 208 ГПК Российской Федерации. Выступая процессуальной гарантией защиты имущественных интересов взыскателя и должника от инфляционных процессов в период от момента вынесения судебного решения до его реального исполнения, это положение само по себе не может рассматриваться как нарушающее права заявителя, указанные в жалобе» .

Определение Конституционного Суда РФ от 20.03.2008 N 244-О-П

«Согласно Федеральному конституционному закону от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации; неисполнение постановления суда, а равно иное проявление неуважения к суду влекут ответственность, предусмотренную федеральным законом ( части 1 и 2 статьи 6 ).

Приведенные законоположения корреспондируют статье 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, провозглашающей обязанность государства обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективные средства правовой защиты, а также пункту 1 Статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в его интерпретации Европейским Судом по правам человека, полагающим, что право на судебную защиту стало бы иллюзорным, если бы правовая система государства позволяла, чтобы окончательное, обязательное судебное решение оставалось недействующим к ущербу одной из сторон, и что исполнение решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть «суда» (Постановление от 19 марта 1997 года по делу «Хорнсби (Hornsby) против Греции»). Усмотрев в деле «Бурдов против России» нарушение положений статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, согласно которой каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности и никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права, Европейский Суд по правам человека в Постановлении от 7 мая 2002 года по данному делу пришел к выводу, что, не исполнив решение суда, власти государства-ответчика лишили заявителя возможности взыскать денежные средства, которые он разумно рассчитывал получить, нехватка же средств не может служить тому оправданием.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 25 января 2001 года N 1-П, неправомерная задержка исполнения судебного решения должна рассматриваться как нарушение права на справедливое судебное разбирательство, что предполагает необходимость справедливой компенсации лицу, которому причинен вред нарушением этого права. Развивая данную правовую позицию применительно к исполнению судебных решений по искам о взыскании средств по денежным обязательствам, подлежащим исполнению за счет средств федерального бюджета, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 14 июля 2005 года N 8-П отметил, что взыскателю должна быть гарантирована действительная возможность получить то, что ему причитается по судебному решению, в разумный срок, а также обеспечено возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, приводящими к затягиванию исполнения судебного решения или его неисполнению.

Часть первая статьи 208 ГПК Российской Федерации, предусматривающая, что рассмотревший дело суд может по заявлению взыскателя или должника произвести индексацию взысканных денежных сумм на день исполнения решения суда, соотносится с приведенными законоположениями и правовыми позициями. Выступая процессуальной гарантией защиты имущественных интересов взыскателя и должника от инфляционных процессов в период с момента вынесения судебного решения до его реального исполнения, данная норма не может расцениваться как нарушающая права заявителя, перечисленные в жалобе, поскольку в системе действующего правового регулирования не предполагает отказ суда в индексации присужденных денежных сумм в случае неисполнения вступившего в законную силу судебного постановления.

Как усматривается из жалобы, нарушение своих прав И.А. Петров связывает с тем, что при решении вопроса об индексации присужденных сумм суды неправильно истолковали и применили статью 208 ГПК Российской Федерации, указали на отсутствие вины должника в несвоевременном исполнении судебных решений, при рассмотрении дела руководствовались не законом, а подзаконными нормативными правовыми актами, что привело к принятию незаконных, по его мнению, судебных постановлений.

Между тем закон не ставит возможность индексации присужденных денежных сумм, в том числе по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета, подлежащим исполнению за счет средств федерального бюджета, в зависимость от вины должника в длительном неисполнении судебного решения, поскольку индексация является не мерой гражданско-правовой ответственности должника за ненадлежащее исполнение денежного обязательства, а механизмом, позволяющим полностью возместить потери взыскателя от длительного неисполнения судебного решения в условиях инфляционных процессов в государстве».

Таким образом, мы в очередной раз видим противоречие позиции ВС РФ правовым позициям КС РФ.

И вопрос у меня лишь один: кто первым обратится в Конституционный суд РФ?