Ст 201 коап характеристика

Комментарий к статье 20.1 КОАП РФ. Мелкое хулиганство

1. Объектом административного правонарушения, предусмотренного комментируемой статьей, являются общественные отношения, складывающиеся в процессе обеспечения порядка в общественных местах.

2. Объективная сторона части первой статьи 20.1 выражается в явном неуважении к обществу, сопровождающемся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества.

Мелкое хулиганство характеризуется как нарушение общественного порядка. Под общественным порядком следует понимать сложившуюся в обществе систему отношений между людьми, правил взаимного поведения и общежития, предусмотренных правом, традициями и моралью общества. К хулиганству следует относить действия, совершаемые в общественных местах в отношении незнакомых или малознакомых людей. Не являются мелким хулиганством действия, основанные на личных неприязненных отношениях и совершаемые в отношении знакомых лиц. От мелкого хулиганства как административного правонарушения следует отличать хулиганство, предусмотренное статьей 213 УК РФ , — грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества.

3. Объективную сторону части второй комментируемой статьи составляют те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка

К представителям власти относится любое лицо, наделенное законодательством правом принимать решения, обязательные для исполнения организационно неподчиненными субъектами. Квалификация по части 2 статьи 20.1 возможна лишь в том случае, если представитель власти или иное лицо исполняли в данный момент обязанности по охране общественного порядка или пресекали нарушение общественного порядка. Неповиновение следует отличать от сопротивления представителям власти, осуществляющим охрану общественного порядка. Сопротивление выражается в очевидном и активном противодействии, в создании препятствий для исполнения представителями власти своих обязанностей. Такие действия квалифицируются по статье 318 УК РФ .

4. Субъектом правонарушения выступают граждане.

5. С субъективной стороны правонарушение является умышленным.

6. Протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных данной статьей, составляют должностные лица органов внутренних дел.

7. Дела об административных правонарушениях рассматриваются должностными лицами органов внутренних дел или судьями в том случае, если орган внутренних дел передает его на рассмотрение судье.

Статья 20.1. Мелкое хулиганство

Объектом административного правонарушения, предусмотренного комментируемой статьей, являются общественные отношения, складывающиеся в процессе обеспечения порядка в общественных местах.

Объективная сторона части первой статьи 20.1 выражается в явном неуважении к обществу, сопровождающемся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества.

Мелкое хулиганство характеризуется как нарушение общественного порядка. Под общественным порядком следует понимать сложившуюся в обществе систему отношений между людьми, правил взаимного поведения и общежития, предусмотренных правом, традициями и моралью общества. К хулиганству следует относить действия, совершаемые в общественных местах в отношении незнакомых или малознакомых людей. Не являются мелким хулиганством действия, основанные на личных неприязненных отношениях и совершаемые в отношении знакомых лиц. От мелкого хулиганства как административного правонарушения следует отличать хулиганство, предусмотренное статьей 213 УК РФ, — грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества.

Объективную сторону части второй комментируемой статьи составляют те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка

К представителям власти относится любое лицо, наделенное законодательством правом принимать решения, обязательные для исполнения организационно неподчиненными субъектами. Квалификация по части 2 статьи 20.1 возможна лишь в том случае, если представитель власти или иное лицо исполняли в данный момент обязанности по охране общественного порядка или пресекали нарушение общественного порядка. Неповиновение следует отличать от сопротивления представителям власти, осуществляющим охрану общественного порядка. Сопротивление выражается в очевидном и активном противодействии, в создании препятствий для исполнения представителями власти своих обязанностей. Такие действия квалифицируются по статье 318 УК РФ.

Субъектом правонарушения выступают граждане.

С субъективной стороны правонарушение является умышленным.

Протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных данной статьей, составляют должностные лица органов внутренних дел.

Дела об административных правонарушениях рассматриваются должностными лицами органов внутренних дел или судьями в том случае, если орган внутренних дел передает его на рассмотрение судье.

АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТАВА АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ «МЕЛКОЕ ХУЛИГАНСТВО» (СТ. 201 КОАП РФ)

1 356 Актуальнi проблеми держави i права 4. Див.: Щодо права податкової служби на безспірне стягнення коштів платників податків: Лист Національного банку України від 6 травня 2003 року / // Бюлетень законодавства і юридичної практики України : Виконавче провадження: законодавство та судова практика. С УДК (470) Ю.В. Туркова, С.С. Ларькин АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТАВА АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ «МЕЛКОЕ ХУЛИГАНСТВО» (СТ. 201 КОАП РФ) Мелкое хулиганство является опасным социальным явлением, что определяется не только повсеместной распространенностью, но и многообразием форм его проявления. Несомненно, что делинквенты, совершающие мелкое хулиганство, снижают качество жизни правопослушных граждан, нарушают нормальную работу предприятий и учреждений, наносят ущерб имуществу. Поэтому охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности требует безотлагательного решения целого комплекса проблем политических, правовых, экономических, организационных. Мелкое хулиганство часто предшествует совершению уголовных преступлений, что обусловливает необходимость детального научного анализа указанного социального феномена, а также совершенствования всего арсенала административно-правовых мер борьбы с указанным видом правонарушений. Мелкое хулиганство как антисоциальное явление обоснованно вызывает справедливое возмущение и тревогу российского населения, так как действия хулигана часто необъяснимы с точки зрения здравого смысла. Это, в частности, выражается в росте нигилистического отношения к нормам морали и права. В интересах обеспечения уровня защищенности прав и законных интересов граждан государство и общество обязаны осуществлять противодействие таким негативным социальноправовым проявлениям. Этим обусловлены важность и актуальность теоретической разработки вопросов, связанных с административно-правовой охраной общественного порядка от противоправных посягательств в виде мелкого хулиганства. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, влечет наложение административного штрафа в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда или административный арест на срок до пятнадцати суток. Те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране Ю.В. Туркова, С.С. Ларькин, 2007

2 Актуальнi проблеми держави i права 357 общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка, влекут наложение административного штрафа в размере от десяти до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда или административный арест на срок до пятнадцати суток. Объективная сторона мелкого хулиганства всегда характеризуется противоправным действием физического лица. Хулигану свойственны активные волевые вредоносные поступки, безнравственность поведения, циничное отношение к гражданам. Аморальность хулигана проявляется в стремлении своими действиями оскорбить, унизить незнакомого ему гражданина (оскорбительное приставание) либо добиться того же вредоносного эффекта путем употребления ненормативной лексики или арготизмов. К числу обязательных элементов объективной стороны состава административного проступка относится также причинная связь между противоправным деянием и наступившим общественно опасным результатом. При этом он должен находиться в прямой связи с противоправным деянием, быть его логическим следствием, неизбежным порождением. По содержанию хулиганские действия весьма разнообразны. Давать их исчерпывающий перечень сложно. К хулиганским действиям следует отнести: нецензурную брань в общественных местах (обязателен признак публичности). Также к хулиганским действиям относятся оскорбительное приставание к гражданам; шум, крики, скандалы в ночное время, пение непристойных песен; написание непристойных слов для общественного обозрения; публичное справление естественных надобностей; из хулиганских побуждений поломка мебели, порча одежды, строений, повреждение клумб, зеленых насаждений, загрязнение водоемов и т. д. Все перечисленные действия должны быть совершены из хулиганских побуждений, т.е. эти действия должны свидетельствовать о низкой культуре нарушителя, его эгоизме, пренебрежении интересами общества, других людей, об игнорировании правил приличия и благопристойности. Хулиганскими действиями может быть нарушен общественный порядок в любой сфере жизни и деятельности граждан на производстве, в быту, на улицах, в квартирах и т. д. Обычно мелкое хулиганство совершается при непосредственном присутствии людей. Именно в такой обстановке нарушителю удается в наибольшей степени продемонстрировать свое неуважение к обществу. С признаком места совершения хулиганства связан признак его публичности. Субъект данного правонарушения вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения проступка шестнадцатилетнего возраста. При этом следует учитывать особенности административной ответственности несовершеннолетних (см. комментарий к ч. 2 ст. 2.3 КоАП РФ). Существует ряд признаков, характеризующих субъект мелкого хулиганства и образующих его состав. Их можно поделить на две группы: общие и специальные: Общими признаются такие, которыми должно обладать любое лицо, подвергаемое административному взысканию. Это возраст и вменяемость. Лицо, находящееся в момент совершения хулиганства в состоянии невменяемости, не может быть привлечено к административной ответственности.

3 358 Актуальнi проблеми держави i права Поэтому если есть данные о наличии у лица, совершившего мелкое хулиганство, психологического заболевания, должна назначаться психиатрическая экспертиза, так как не всякое состояние психики человека позволяет признать его невменяемым, а такое, которое мешает ему правильно оценить свои поступки. Таким образом, медицинский критерий должен обязательно сочетаться с юридическим. Только при этом условии лицо может быть признано невменяемым. За совершение мелкого хулиганства ответственность установлена с 16-летнего возраста. В основе определения возраста, по достижении которого лицо может быть привлечено к административной ответственности, находится уровень знания несовершеннолетнего, его способность сознавать происходящее и в соответствии с этим осмысленно действовать. При этом необходимо точно установить число, месяц и год рождения, прибегая в отдельных случаях к помощи судебно-медицинской экспертизы. Специальные признаки субъекта мелкого хулиганства можно разделить на группы, отражающие особенности труда, служебного положения, иные особенности правового статуса граждан. Субъективная сторона рассматриваемого административного правонарушения характеризуется наличием вины в форме прямого умысла, когда правонарушитель осознанно стремится к нарушению общественного порядка, предвидя вредоносные последствия своего деяния. Элементом субъективной стороны мелкого хулиганства является мотив удовлетворения индивидуальных потребностей самоутверждения путем игнорирования достоинства других граждан. Если хулиганские действия совершены по неосторожности, то такие действия не образуют состава правонарушения (например, если гражданин выражается нецензурной бранью, не зная, что за его спиной находятся другие граждане, то эти действия не следует квалифицировать как мелкое хулиганство. Или гражданин, будучи в нетрезвом состоянии, падает и разбивает стекло, то в его действиях так же не усматриваются признаки мелкого хулиганства). Основным признаком субъективной стороны состава любого проступка является вина. Она «ядро» субъективной стороны состава, в которую включаются ещё мотив и цель деяния. В прошлом бытовало мнение, что «в административном праве, в отличие от уголовного, вина не является обязательным элементом для всех случаев применения административного воздействия». Но в виде исключения допускалось наступление административной ответственности без вины. Окончательно вопрос был решён Основами законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях, где было закреплено, что административным правонарушением признаётся «виновное (умышленное или неосторожное) действие или бездействие». Виновность не есть нечто внешнее по отношению к проступку. Это его атрибутное свойство, существенный признак и обязательное условие наступления ответственности. Она охватывает две возможные формы состояния психики: умысел и неосторожность. Для состава мелкого хулиганства характерна умышленная вина. Умысел должен быть направлен на незначительное нарушение общественной нравственности

4 Актуальнi проблеми держави i права 359 и спокойствия граждан и выражение менее явного (демонстративного), чем при уголовно наказуемом хулиганстве, неуважения к обществу. Таким образом, можно сделать вывод, что мелкое хулиганство следует определять как умышленное действие, демонстративно нарушающее общественный порядок и спокойствие граждан, совершённое публично: ненормативная брань, оскорбительное приставание к гражданам, появление в общественных местах в непристойном виде и непристойное поведение в них; осквернение мест, предметов и вещей общего и индивидуального пользования; беспокойство людей различным шумом, криками, вызовами и другие подобные действия. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и постоянный комментарий к нему дают всю необходимую информацию касательно понятия мелкого хулиганства. Мелкое хулиганство определяется как умышленные действия, нарушающие общественный порядок или выражающие явное неуважение к обществу, сопровождающиеся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам или другими подобными действиями, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, причинившего незначительный ущерб. Исследование юридического состава мелкого хулиганства как административного правонарушения подвело нас к выводу о том, что неуважение к обществу со стороны лица, совершившего мелкое хулиганство, должно быть явно выраженным, бесспорно очевидным как для виновного, так и для лиц, окружающих его, осознаваемо ими. Оно находит свое отражение в публичном характере хулиганских действий. Сущность его заключается в том, что данное социальное явление возможно не только в общественных местах и в присутствии граждан, но и тогда, когда оно совершается без свидетелей, а достоянием гласности становятся его последствия. Отсюда следует вывод о том, что мелкому хулиганству присуща как публичная направленность самих действий, так и заведомая публичность их последствий. Именно такие общественно опасные последствия, как нарушение общественного порядка и спокойствия граждан, при наличии иных сведений о фактических обстоятельствах совершенного правонарушения, позволяют оценивать его как мелкое хулиганство. Объектом административно-правовой охраны при совершении мелкого хулиганства является общественный порядок, который представляет собой урегулированные нормами права и морали общественные отношения, обеспечивающие общественное спокойствие, соблюдение общепринятых норм поведения, нормальную деятельность предприятий, учреждений и организаций, транспорта, сохранность всех видов собственности, должный порядок и общественную безопасность в обществе, а также уважение общественной нравственности, чести и достоинства граждан. Проанализировав сведения об административной практике органов внутренних дел, можно сказать, что на сегодняшний день проблема мелкого хулиганства обстоит немного лучше, чем в прошлом, но требует принятия новых мер для улучшения ситуации.

5 360 Актуальнi проблеми держави i права Литература 1. Конституция Российской Федерации. М.: Юрист, с. 2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. М.; СПб.: Издат. дом «Герда», Агапов А.Б. Постоянный комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. 2-е изд., испр. и доп. (Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 января 2004 г.). 4. Власова С.А. Генезис законодательства об ответственности за мелкое хулиганство // Административное право и процесс О милиции: Закон РФ. 6. Административное право / Под ред. Ю.М. Козлова, Л.Л. Попова. М.: Юрист, с. 7. Бахрах Д.Н. Состав административного проступка. Свердловск, Павлова Е.С. Применение судьёй мер административного взыскания. М., Телегин А.С. Ответственность граждан и должностных лиц за административные правонарушения: Учеб. пособие. М. Т Административное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. Б.Н. Габричидзе, А.Г. Чернявского. М.: БЕК, с.

К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ
ст.ст. 195—197 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Защита прав кредиторов юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при наличии признаков несостоятельности (банкротства) имеет первостепенное значение. Одним из механизмов защиты прав кредиторов выступают уголовно-правовые нормы, устанавливающие ответственность за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное и фиктивное банкротство. Вместе с тем многие вопросы, связанные с применением данных норм Уголовного кодекса Российской Федерации, так и не нашли своего однозначного разрешения ни в науке, ни на практике.

Одним из сложных является вопрос о разграничении составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 196, 197 УК РФ.

В юридической литературе не раз обращалось внимание на идентичность способов совершения преступлений, предусмотренных данными статьями Уголовного кодекса Российской Федерации(1).

Актуальность проблемы можно показать на примере следующей практической ситуации.

И., являясь генеральным директором ООО , зная, что предприятие имеет долг по уплате обязательных платежей в бюджеты разных уровней, совершает отчуждение от имени ООО недвижимого имущества в пользу П. за 200 тыс. р. Согласно выводам товароведческой экспертизы стоимость проданного имущества составляла 9 млн р., которые могли бы погасить часть задолженности по уплате обязательных платежей. Далее И. получил от П. доверенность на управление проданным имуществом.

После совершенных действий И. лично подал в арбитражный суд заявление о признании ООО банкротом. Позднее суд прекратил производство по делу в связи с погашением предприятием всей суммы задолженности.

Согласно проведенной экспертизе были установлены признаки преднамеренного банкротства, однако был сделан вывод о том, что вероятность банкротства предприятия невелика.

Учитывая, что действия И. одновременно подпадают и под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ, и под признаки преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, встает вопрос о правильной квалификации его действий.

На наш взгляд, разграничение данных составов необходимо проводить, исходя из цели сокрытия имущества.

Так, неправомерные действия при банкротстве заключаются в уменьшении конкурсной массы должника в целях сокрытия ее от взыскания при сохранении возможности использовать имущество для себя. При этом виновным не ставится цель — доведение организации до несостоятельности (банкротства).

При преднамеренном банкротстве действия виновного, напротив, направлены на создание признаков несостоятельности (банкротства), с этой целью он избавляется от имущества без сохранения

возможности дальнейшего его использования для себя.

Кроме того, необходимо принимать во внимание и обстановку совершения преступления. Так, если имущество отчуждалось при наличии признаков банкротства, то такие действия необходимо квалифицировать по ст. 195 УК РФ, если те же действия совершались в обстановке платежеспособности должника и повлекли за собой возникновение признаков банкротства, то требуется квалификация по ст. 196 УК РФ.

В соответствии с п. 2 ст. 2, п. 2 ст. 3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения.

Признаки банкротства признаются установленными с момента, когда юридическим лицом денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей не исполнены по истечении трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены. При этом сумма обязательств юридического лица может и не превышать стоимость принадлежащего ему имущества.

Для разрешения вышеуказанной ситуации, на наш взгляд, следует исходить из того, истек ли на момент совершения И. неправомерных действий, направленных на отчуждение имущества, трехмесячный срок исполнения обязательств по выплате обязательных платежей.

Если таковой срок истек, то признаки банкротства считаются установленными и И. совершает неправомерные действия уже при наличии признаков банкротства. При этом у И. отсутствует цель довести предприятие до его полной ликвидации путем банкротства. На это указывают следующие данные:

совершение действий, направленных на сохранение контроля над имуществом;

самостоятельное в соответствии с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» обращение в арбитражный суд с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) и полное погашение задолженности при открытии конкурсного производства.

Кроме того, согласно заключению эксперта анализ признаков несостоятельности (банкротства) показал, что вероятность банкротства предприятия невелика.

Таким образом, есть все основания для квалификации действий И. по ч. 1 ст. 195 УК РФ.

Если трехмесячный срок исполнения обязательств по выплате обязательных платежей не истек, то признаки банкротства не считаются установленными. При этом квалифицировать действия И. по ст. 196 УК РФ возможно только при доказанности прямого умысла на совершение действий, заведомо влекущих неспособность юридического лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Сложности возникают и при разграничении фиктивного банкротства с неправомерными действиями при банкротстве, а также преднамеренным банкротством.

Характерная ситуация, при которой субъект совершает фиктивное банкротство, — наличие у него реальной возможности удовлетворить требования кредиторов без какой-либо отсрочки во времени. Однако субъект искусственно создает необходимые для обращения в суд условия, чтобы «законно» уклониться от надлежащего исполнения своих обязанностей путем получения отсрочки или рассрочки уплаты

причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно неуплаты долгов.

Способы создания необходимых условий для обращения в суд могут совпадать со способами неправомерных действий при банкротстве. В частности, таким способом может быть сокрытие имущества либо достоверных сведений о нем от кредиторов(1).

Однако при банкротстве субъект, осознавая факт признания юридического лица несостоятельным (банкротом) в силу сложившихся объективных причин, совершает действия, описанные в диспозиции статьи, с целью сохранить имущество, но вывести его из конкурсной массы.

При фиктивном банкротстве юридическое лицо ведет нормальную экономическую деятельность, сохраняет платежеспособность, но создается видимость неблагоприятного экономического состояния с целью получения возможных «привилегий», предоставляемых Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

Своей целью фиктивное банкротство отличается и от преднамеренного, при котором должник, напротив, стремится к прекращению деятельности предприятия.

Разграничение составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195—197 УК РФ, необходимо проводить, прежде всего, с учетом цели преступных деяний и, соответственно, направленности умысла субъектов,применяющих идентичные способы совершения преступлений.

Представляется недопустимым вменение виновному лицу одновременно и ст. 195 и ст. 196 УК РФ, что, однако, имеет место на практике.

Так, М., зная о принятом арбитражным судом решении о введении на АОЗТ процедуры наблюдения, вопреки интересам АОЗТ, не известив временного управляющего, передал ООО по договору купли-продажи имущество — 9 наименований деревообрабатывающих станков на общую сумму 253 тыс. р., тем самым причинив крупный ущерб предприятию.

М. органами предварительного следствия вменялись ст. 196, ч. 1 ст. 195 и ст. 201 УК РФ.

Приговором Савинского районного суда Пермской области от 11 июля 2002 г. М. был осужден по ч. 1 ст. 195 УК РФ. То, что М. вменены за одни и те же действия три разных состава преступления, по мнению суда, является необоснованным и незаконным(2). Мнение суда следует признать верным, поскольку М. совершил одно преступление — неправомерные действия при банкротстве.

Приговором Арзамасского городского суда Нижегородской области от 2 декабря 2002 г. Г. осужден по ч. 2 ст. 195 УК РФ. Г. признан виновным в том, что, являясь генеральным директором ОАО и достоверно зная о несостоятельности предприятия, с целью сохранения контроля над предприятием совершил действия, направленные на преимущественное удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб остальным кредиторам. Из обвинения Г. в соответствии с предложением государственного обвинителя исключены ч. 1 ст. 195, ст. 196, ч. 1 ст. 201 УК РФ, так как его действия полностью охватываются диспозицией ч. 2 ст. 195 УК РФ(3).

Таким образом, одни и те же действия лица не могут быть квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 195, 196 УК РФ.

Статья 20.1. Мелкое хулиганство Комментарий к статье 20.1

1. Основным объектом данного правонарушения является общественный порядок — установленные нормативными правовыми актами, общепринятыми нормами морали, обычаями и традициями правила поведения граждан в общественных местах.

Понятие «общественное место» не имеет законодательной регламентации и определяется исходя из содержания правовых норм различных отраслей права, устанавливающих перечень общественных мест применительно к конкретным статьям (см., напр.: ч. ч. 2, 3 ст. 20.20 КоАП РФ). К общественным местам, помимо мест значительного скопления граждан (улицы, транспорт общего пользования, аэропорты, вокзалы, парки) относятся любые места, свободные для доступа неопределенного круга лиц, в которых есть или могут появиться люди (подъезды, подземные переходы, лестничные площадки, территории садовых товариществ и др.).

Субъектами правонарушения являются вменяемые граждане, достигшие 16 лет. С учетом того, что санкциями статьи предусмотрено альтернативное наказание в виде административного ареста, привлечение к ответственности отдельных категорий нарушителей осуществляется с учетом положений ч. 1 ст. 2.5, ч. 2 ст. 3.9 КоАП РФ.

Субъективной стороной правонарушения является вина в форме прямого умысла.

Особенностью объективной стороны мелкого хулиганства является обязательная совокупность двух признаков — основного (нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу) и одного из трех факультативных — названное нарушение должно сопровождаться либо нецензурной бранью, либо оскорбительным приставанием к гражданам, либо уничтожением или повреждением чужого имущества.

Действующая конструкция состава мелкого хулиганства претерпела существенные изменения по сравнению со ст. 158 КоАП РСФСР, действовавшей до 1 июля 2002 года, которой под мелким хулиганством понимались сами по себе нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан.

Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним (см. п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»). Примером может быть демонстративное выяснение личных неприязненных отношений в общественном месте и др.

Нецензурная брань является оценочным понятием, отнесение выражений к ненормативной лексике определяется исходя из принципа общеизвестности их значения.

Оскорбительное приставание к гражданам следует отличать от назойливого приставания, например, с целью знакомства, попрошайничества, гадания. Подобные действия могут быть квалифицированы по законодательству субъектов РФ об административных правонарушениях (см. ст. 3.8 Закона г. Москвы от 21.11.2007 N 45 «Кодекс города Москвы об административных правонарушениях»).

Уничтожение или повреждение чужого имущества может выражаться в совершении из хулиганских побуждений порчи одежды и личных вещей в процессе драки, поломке деревьев, сооружений, торговых палаток и др. При этом подобные действия, совершаемые из хулиганских побуждений, следует отличать от умышленного уничтожения и повреждения чужого имущества, которое, в зависимости от размера ущерба, квалифицируется по ст. 7.17 КоАП РФ или ст. 167 УК РФ.

Примером противоправного действия, квалифицируемого как мелкое хулиганство, является справление лицом естественных надобностей в неотведенных для этого общественных местах, сопровождаемое нецензурной бранью в отношении граждан, делающих замечания нарушителю общественного порядка.

Следует особо отметить, что наличие в действии только основного признака объективной стороны либо одного из факультативных (драка в общественном месте, равно как и нецензурная брань в общественном месте) состава мелкого хулиганства не образуют.

Также не образуют состава мелкого хулиганства действия (ссоры, драки, сопровождающиеся нецензурной бранью и повреждением имущества), совершенные из личных неприязненных отношений в квартире, другом жилом помещении, в отношении родственников либо знакомых, если отсутствует умысел лица на нарушение общественного порядка и выражение явного неуважения к обществу. Составление в этих случаев протоколов об административных правонарушениях по ч. 1 комментируемой статьи впоследствии влечет прекращение судом дела об административном правонарушении за отсутствием состава правонарушения (см., напр.: Постановление заместителя председателя Алтайского краевого суда по делу N 4а-260/2012; Обобщение судебной практики рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 20.1 КоАП, утверждено Президиумом Челябинского областного суда 16.05.2012). Подобные действия могут быть квалифицированы по законодательству субъектов Российской Федерации, например, как нарушение тишины и покоя граждан в ночное время (см. ст. 8 Закона Санкт-Петербурга от 12.05.2010 N 273-70 «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге»).

Смежным составом к мелкому хулиганству является уголовно наказуемое хулиганство, ответственность за которое предусмотрена ст. 213 УК РФ — грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с квалифицирующими признаками — с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (ч.

2. Частью 2 комментируемой статьи предусмотрена ответственность за совершение квалифицированного мелкого хулиганства, сопряженного с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка.

В данном случае неповиновение должно находиться в прямой причинной связи с попыткой представителей власти или иных лиц пресечь хулиганские действия. Например, не могут быть квалифицированы по ч. 2 действия лица, доставленного в дежурную часть органов внутренних дел за совершение мелкого хулиганства, связанные с отказом выполнить законное требование сотрудников полиции о личном досмотре. Подобные действия представляют собой совокупность составов, предусмотренных ч. 1 настоящей статьи и ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ.

Под представителем власти следует понимать лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него (ст. 2.4 КоАП РФ, п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»).

К иным лицам применительно к данной норме относятся лица, которые законом или иными нормативными правовыми актами наделены полномочиями, в том числе временными, по исполнению обязанностей по охране общественного порядка. При этом следует учитывать, что наличие у данных лиц полномочий по охране общественного порядка и пресечению правонарушений не подразумевает наличие у них юрисдикционных полномочий по составлению протоколов и рассмотрению дел об административных правонарушениях данной категории.

В частности, полномочия должностных лиц внутренних войск МВД России, к задачам которых относится участие совместно с органами внутренних дел в охране общественного порядка (ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 06.02.1997 N 27-ФЗ «О внутренних войсках МВД России»), ограничены только доставлением лиц, совершивших правонарушения, предусмотренные комментируемой статьей, в служебное помещение органа внутренних дел или в помещение органа местного самоуправления сельского поселения (п. 3 ч. 1 ст. 27.2 КоАП РФ).

Должностные лица частных охранных организаций наделены полномочиями по обеспечению порядка в местах проведения массовых мероприятий и содействию правоохранительным органам в обеспечении правопорядка (п. 5 ч. 3, ч. 4 ст. 3 Закона РФ от 11.03.1992 N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»), но не наделены правом составлять протоколы об административных правонарушениях.

3. Протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных настоящей статьей, вправе составлять должностные лица органов внутренних дел (ч. 1 ст. 23.3, ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ).

Полномочия должностных лиц конкретных служб и подразделений органов внутренних дел по составлению протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных данной статьей, регламентированы Приказом МВД России от 05.05.2012 N 403 «О полномочиях должностных лиц системы МВД России по составлению протоколов об административных правонарушениях и административному задержанию».

С учетом того, что санкциями комментируемой статьи предусмотрены альтернативные виды наказания — штраф или административный арест, а назначение административного ареста относится к исключительной компетенции судей (ч. 1 ст. 3.9 КоАП РФ), законодателем установлена и альтернативная подведомственность рассмотрения дел об административных правонарушениях данной категории — судьи (ст. 23.1 КоАП РФ) и органы внутренних дел (ч. 1 ст. 23.3 КоАП РФ).

Судьи рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных комментируемой статьей, в тех случаях, если орган или должностное лицо, к которому поступило дело, передает его на рассмотрение судье (ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ).

При этом, в соответствии с ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ, дела по данной статье рассматриваются только судьями районных судов.

Несоблюдение данного требования влечет отмену постановления по делу об административном правонарушении.

Так, были отменены постановления мирового судьи судебного участка N 65 г. Сосновый Бор Ленинградской области, решение судьи Сосновоборского городского суда Ленинградской области и постановление заместителя председателя Ленинградского областного суда, вынесенные по делу об административном правонарушении в отношении Шишкина А.А. по ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ на основании нарушения требований подсудности, ч. 3 ст. 23.1, ст. 29.1, п. 5 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, в соответствии с которыми дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 20.1 КоАП РФ, рассматриваются судьями районных судов (см. подробнее: Постановление Верховного Суда РФ от 23.09.2013 по делу N 33-АД13-5).

От имени органов внутренних дел (полиции) дела об административных правонарушениях, предусмотренных настоящей статьей, могут рассматривать начальники территориальных органов внутренних дел, их заместители, начальники территориальных отделов (отделений, пунктов) полиции и их заместители; начальники линейных отделов (управлений) полиции на транспорте, их заместители; начальники дежурных смен дежурных частей линейных отделов (управлений) полиции на транспорте, начальники линейных отделений (пунктов) полиции; старшие участковые и участковые уполномоченные полиции (п. п. 1 — 3, 9 ч. 2 ст. 23.3 КоАП РФ).

Административные правонарушения против порядка управления

Порядок управления — это свод предписаний административного законодательства, устанавливающего публичные процедуры деятельности государственных и муниципальных органов, права и обязанности их должностных лиц.

К административным проступкам, посягающим на порядок управления, согласно КоАП относятся деяния, нарушающие:

o установленные федеральным законом публичные информационные обязанности (ст. 19.7, ч. 1, 2 ст. 19.71, ст. 19.72-19.174, ч. 1, 2 ст. 19.8);

o правила проведения публичного контроля (ч. 1-4 ст. 19.4, ч. 1-3 ст. 19.41, ст. 19.5,19.61);

o порядок деятельности пенитенциарных и иных правоохранительных органов (также и в случаях неисполнения актов, вынесенных такими органами, см. ч. 1-3 ст. 19.3, ст. 19.6,19.12);

o правила публичного санкционирования, в том числе правила присвоения наименований географических объектов (ст. 19.10), требования к обороту вещей с изображениями публичной символики (ст. 19.11), правила оборота драгоценных металлов и драгоценных камней (ст. 19.14), требования паспортной системы (ст. 19.15-19.18), правила технического регулирования, лицензирования и публичной регистрации (см. соответственно ч. 1-3 ст. 19.19, ч. 1-3 ст. 19.20, ст. 19.21-19.22);

o иные требования, обязывающие граждан и должностных лиц соблюдать правила и исполнять публичные обязанности, установленные федеральным законом (см. ст. 19.1, 19.2,19.75-2, ч. 1,2 ст. 19.77, ст. 19.23-19.34 КоАП).

Вышеуказанные правила и требования устанавливают непосредственные обременения вещных и неимущественных прав граждан либо предусматривают релятивные ограничения таких прав и поэтому могут быть введены только федеральным законом (см. ч. 3 ст. 55 Конституции РФ).

Для административных правонарушений, установленных гл. 19 КоАП, характерна вариабельность публичных санкций, при совершении лицом таких проступков предусмотрено применение всех видов наказаний, кроме лишения специального права.

Максимальная сумма корпоративного штрафа, исчисляемого в фиксированной денежной сумме — в размере до 1 млн руб., установлена ч. 1, 3 ст. 19.82 КоАП. В случаях, предусмотренных ст. 19.28 КоАП, размер административного штрафа определяется на основе редко применяемого в юрисдикционной деятельности критерия, а именно — в размере, кратном сумме денежных средств, ценных, бумаг, иного имущества и оказанных имущественных услуг (см. п. 2 ч. 1 ст. 3.5 КоАП), при этом в данном случае штраф может быть применен в максимальном размере, установленном ч. 3 ст. 3.5 КоАП, — в стократном размере соответствующей суммы или стоимости (применительно к ч. 3 ст. 19.28 КоАП). Части 1-3 ст. 19.28 устанавливают минимальный размер административного штрафа, исчисляемого на основе этого критерия, его сумма, при совершении квалифицированного правонарушения определенного ч. 3 этой статьи, не может быть менее 100 млн руб. Если исходить из фиксированных размеров административного штрафа, его минимальная сумма в таком размере предусмотрена только в этом случае.

Конфискация в качестве дополнительного наказания назначается на безальтернативной основе наряду с административным штрафом, в случаях, установленных ст. 19.12, 19.23, ч. 1-3 ст. 19.28 КоАП. Достаточно часто используются административные наказания, влекущие релятивные имущественные ограничения нарушителя. Применение дисквалификации предусмотрено ч. 3 ст. 19.41, ч. 1, 2, 21, 22, 26, 27, 3, 5,11,13,14, 17 ст. 19.5, ч. 2 ст. 19.61, ч. 3 ст. 19.71, ст. 19.73, ч. 2 ст. 19.81, ч. 1 ст. 19.20 и ч. 3, 6 ст. 19.30 КоАП. При совершении правонарушений, установленных ч. 6, 8,16 ст. 19.5 и ч. 1, 3 ст. 19.20 КоАП, может быть применено административное приостановление деятельности в качестве санкции, альтернативной административному штрафу. Административный арест предусмотрен шестью санкциями — ч. 1-5 ст. 19.3 и ч. 1 ст. 19.24 КоАП.

Применительно к рассматриваемым административным правонарушениям необходимо принимать во внимание особенности их субъектного состава. При совершении правонарушений, предусмотренных ч. 6, 8, 16 ст. 19.5 и ч. 1-3 ст. 19.20 КоАП, индивидуальные предприниматели несут ответственность в качестве самостоятельных субъектов, при квалификации таких правонарушений не применяется общая дефиниция, установленная прим. к ст. 2.4 КоАП, отождествляющая юрисдикционный статус индивидуального предпринимателя и должностного лица. При совершении правонарушений, установленных ч. 11 ст. 19.5 и ч. 1, 2 ст. 19.77 КоАП, индивидуальные предприниматели несут ответственность как юридические лица.

В остальных случаях индивидуальные предприниматели несут ответственность, установленную санкцией соответствующей статьи гл. 19 КоАП для должностных лиц.

При квалификации правонарушений, предусмотренных ст. 19.28 КоАП, используются понятия «должностного лица» и лица, «выполняющего управленческие функции», установленные соответственно прим. 1-3 к ст. 285 и прим. 1 к ст. 201 УК.

Субъектом административных правонарушений, предусмотренных ч. 2, 27 ст. 19.5, ст. 19.6, ч. 1-2 ст. 19.61, ч. 3 ст. 19.71, ст. 19.74, 19.77, ч. 2 ст. 19.81, ч. 1-2 ст. 19.9, ст. 19.10, ч. 1 ст. 19.17, ч. 2, 3 ст. 19.19 и ч. 1 ст. 19.32 КоАП, может быть только должностное лицо, применительно к ч. 1, 2 ст. 19.77 и ст. 19.23 субъектом правонарушения может быть только юридическое лицо.

Правонарушения, предусмотренные ст. 19.16 КоАП, квалифицируются с неосторожной формой вины, при этом проступок признается совершенным по небрежности.