Ст 164 коап рф

§ 11. Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок

13 КоАП, прямо или опосредованно связаны с бесконтрольным распитием спиртного, а все остальные являются следствием аморального поведения правонарушителя.
Наиболее распространенные из рассматриваемых проступков, предусмотренные ст. 158 и 162 КоАП, свидетельствуют об отсутствии гуманитарных навыков у правонарушителя, характеризуют его отношение к общественному порядку, выявляют степень деградации личности.
Статья 158 КоАП «Мелкое хулиганство», указывает лишь несколько признаков асоциального поведения правонарушителя, среди них нецензурная брань в общественных местах и оскорбительные приставания к гражданам.
Субъект данного правонарушения — вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения проступка 16-летнего возраста.
Субъективная сторона характеризуется наличием вины в форме прямого умысла — правонарушитель осознанно стремится к нарушению общественного порядка, предвидя вредоносные последствия своего деяния.
Объектом указанного правонарушения является общественный порядок — урегулированные правом правила поведения граждан в их общении с другими физическими лицами. Такие правила исключают все действия, нарушающие спокойствие граждан, в том числе и те, которые указаны в ст. 158 КоАП.
Объективная сторона мелкого хулиганства в отличие от подавляющего большинства других правонарушений всегда характеризуется противоправным действием физического лица. Хулигану свойственны активные волевые вредоносные поступки, безнравственность поведения, циничное отношение к гражданам. Аморальность хулигана проявляется в стремлении своими действиями оскорбить, унизить незнакомого ему гражданина (оскорбительное приставание) либо добиться того же вредоносного эффекта путем употребления ненормативной лексики, например лексических оборотов русской «фени», блатной «музыки» (пенитенциарный жаргон), московского «арго».
При квалификации такой разновидности хулиганских действий, как оскорбительное приставание, следует учитывать и моральный облик потерпевшего. Например, общение двух хулиганов, когда одному из них

свойствен более ощутимый потенциал безнравственности, совместимый с физическим или моральным воздействием, а другому — пассивный аморализм, проявляющийся в нецензурной брани, нельзя характеризовать как оскорбительное приставание. Подобное общение двух физических лиц свидетельствует об их взаимной духовной ущербности, существенных изъянах в культурных, образовательных, нравственных устоях жизни. Эти действия следует характеризовать как мелкое хулиганство, совершенное группой лиц.
Оскорбительное приставание характеризуется дерзкими, навязчивыми действиями хулигана, наносящего моральный или физический вред незнакомому ему лицу, несмотря на противодействие потерпевшего. Хулигану свойственна злостность противоправных проявлений, их многократная повторяемость, несовместимая с моральными устоями потерпевшего, которого подобные действия оскорбляют и унижают.
При корреляции мелкого хулиганства как административного проступка и хулиганства, квалифицируемого как преступление (ст. 213 УК РФ), следует учитывать следующие обстоятельства:
а) физическое или моральное воздействие на потерпевшего в случае мелкого хулиганства всегда характеризуется менее значимой вредоносностью в отличие от насилия, применяемого к гражданам (или угрозы его применения) при совершении преступления;
б) объектом противоправных действий хулигана при совершении административного проступка (ст. 158 КоАП) является нематериальная субстанция — общественный порядок, при этом потерпевшему не причиняется имущественный вред, либо он крайне незначителен. Если в результате хулиганских действий выявляется также и имущественный ущерб (уничтожение или повреждение личного имущества), то подобное правонарушение всегда квалифицируется как преступление (п. 1 ст. 213 УК РФ);
в) мелкое хулиганство — административный проступок несовместимо с квалифицирующими признаками хулиганства как преступления, такими как групповое правонарушение, действия, сопряженные с сопротивлением представителю власти, и другие, указанные в ч. 2, 3 ст. 213 УК.
Состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 162 КоАП «Распитие спиртных напитков в общественных местах или появление в общественных местах в пьяном виде», совпадает с corpus delicti мелкого хулиганства, в частности, тождественны субъект, объект и объективная сторона состава проступка.
В ст. 162, так же как и в ст. 158 КоАП, упоминается о том, что объектом совершения проступка является общественное место, под которым понимаются любые объекты реального или потенциального нахождения физических лиц. Так, парк, стадион, сквер относятся к общественным

местам даже и в тот временной период, когда граждане там отсутствуют, важно, что они гипотетически могут находиться там и стать невольными свидетелями либо участниками противоправных действий (в некоторых общественных местах (парк, улица и др.) — и в любое время суток).
Распитие спиртных напитков, так же как и мелкое хулиганство, всегда является действием правонарушителя, для его квалификации не имеет значения наступление физических последствий (релаксации, транквилизирующего воздействия употребления спиртного) — проступок считается законченным в момент волеизъявления правонарушителя, т.е. в момент начала распития спиртных напитков.
Только в ст. 162 и 164 КоАП упоминается об особой категории лиц — подростках в возрасте до 16 лет (в ст. 164 КоАП — только 14 и 15-летние несовершеннолетние лица), которые, однако, по возрастным критериям не могут быть отнесены к субъектам административного проступка.
В соответствии с ч. 4 ст. 162 и ч. 2 ст. 164 КоАП административную ответственность несут родители или лица, их заменяющие. КоАП в этом случае исходит из презумпции того, что вина этих лиц уже неопровержима, если будет подтвержден сам факт совершения проступка. Статьи 162, 164 КоАП представляют собой редкий случай наложения административных взысканий на бездействующих граждан, не осведомленных даже о факте совершения проступка.
Совпадают и некоторые особенностями объективной стороны составов правонарушений, предусмотренных ст. 158 и 162 КоАП, — и в том и в другом случае это действия, нарушающие не только общественный порядок, но и спокойствие граждан. Этическая категория «спокойствие» всегда упоминается при толковании правового понятия «общественный порядок», посягательства на честь и здоровье всегда нарушают и общественный порядок.
В то же время в рассмотренных статьях имеются и различия, особенно ощутимые в их архитектонике: в отличие от ст. 158 КоАП, ст. 162 определяет и квалифицирует признаки, отягчающие ответственность (например, рецидив проступка — ч. 2, 3 данной статьи).
Рецидив мелкого хулиганства в любом случае будет рассматриваться в качестве отягчающего ответственность признака, хотя в ст. 158 КоАП непосредственно это не предусмотрено (см. также п. 2 ст. 35 КоАП).
КоАП квалифицирует правонарушения, связанные со спиртными напитками, следующим образом: приобретение крепких спиртных напитков домашней выработки (ст. 160), продажа особых категорий спиртных напитков (ст. 1601), изготовление или хранение без цели сбыта крепких спиртных напитков домашней выработки (ст. 1602), их распитие и иные асоциальные деяния. Следует отметить взаимосвязь этих проступков: со-

вмещение нескольких из них часто является предпосылкой последующих общественно опасных деяний правонарушителя. Например, мелкое хулиганство представляет собой следствие нескольких общественно опасных проступков, прежде всего связанных с распитием спиртных напитков.
В гл. 13 КоАП также рассматриваются составы, хотя и не отмененные, но фактически утратившие силу (ст. 160 — 1602). Приобретение, продажа или изготовление спиртных напитков представляют собой разновидность предпринимательской активности граждан — формой реализации их конституционного права на свободу предпринимательской деятельности. Проблема иного рода — подтверждение статуса коммерческой организации, которая и не была намерена осуществлять предпринимательскую деятельность, в том числе и в сфере производства, квалифицируется в соответствии со ст. 173 УК как лжепредпринимательство.
Рассмотрим более подробно субъективную сторону 12 проступков, предусмотренных гл. 13.
Отдельные правонарушения представляют собой целенаправленную волевую акцию, преследующую достижение общественно опасных последствий: например, нецензурная брань в общественных местах (ст. 158 КоАП), стрельба из огнестрельного оружия (ст. 159 КоАП).
Особой разновидностью являются азартные игры, представляющие собой мошеннический способ обогащения правонарушителя за счет потерпевшего. Целью правонарушителя является обман с целью получения материальных выгод, и поэтому такие проступки всегда характеризуются наличием вины в форме прямого умысла.
Некоторые из проступков данной группы являются следствием слабоволия либо дефекта воли правонарушителя — например, появление в общественных местах гражданина в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство или общественную нравственность (ст. 162 КоАП).
В качестве апофеоза безвольного употребления спиртных напитков ст. 163 КоАП характеризует доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения. Правонарушитель рассчитывает на лабильность воли употребляющего спиртное, желает или сознательно допускает наступление алкогольного опьянения и стремится к достижению противоправных действий.
Необходимо иметь в виду, что правонарушителями по ст. 163 КоАП могут быть любые лица, в том числе и родители.
Безграничное слабоволие проявляется при совершении хулиганских действий 14 — 16-летними подростками (соответствующие санкции налагаются на родителей или лиц, их заменяющих). Для квалификации виновности хулиганства в этих случаях необходимо проведение судебно-психиатрической или судебно-психологической экспертиз.

Общественная опасность неконтролируемой проституции (ст. 1642 КоАП) очевидна, поскольку следствием подобных деяний является проведение постоянного контроля за проститутками и сутенерами — как правило, мужчинами, извлекающими материальную выгоду из такого рода занятий. Отсутствие контроля может стать причиной глобальных социальных катаклизмов — в частности, инфицирования венерическими болезнями (люэсом, гонореей, ВИЧ-инфекцией и др.).
Определенную сложность может вызвать квалификация субъекта правонарушения. В зависимости от возраста и общественно опасных действий правонарушение может рассматриваться и как преступление (ч. 1 ст. 151, ст. 240, 241 УК) и как проступок (ст. 1642 КоАП). В качестве преступления правонарушение квалифицируется для 14 — 18-летних граждан. При этом возрастные критерии резко отличаются: по УК ответственность наступает лишь к моменту наступления 16-летнего возраста, по КоАП занятие проституцией квалифицируется с 18-летнего возраста. Занятие проституцией, организованное группой лиц (сутенеров), либо вовлечение в это занятие, организация или содержание притонов квалифицируются как преступления (ст. 240, 241 УК); при этом возрастной критерий квалификации преступника наступает с 16-летнего возраста независимо от возраста пострадавшего, хотя, конечно, суд вправе рассматривать в качестве отягчающего обстоятельства вовлечение в занятие проституцией лица моложе 16 лет.
Проституция как проступок (ст. 1642 КоАП) не предполагает организационных основ, указанных в УК, — правонарушитель действует в этом случае индивидуально, без организационной поддержки соучастника(ков).
Уголовной ответственности за занятие проституцией подлежат несовершеннолетние граждане, т.е.

физические лица, не достигшие гражданско-правовой дееспособности; по общему правилу административную ответственность за занятие проституцией, не сопряженное с признаками, указанными в ч. 1 ст. 151 УК РФ, несут лишь совершеннолетние граждане.
Естественно, что указанные возрастные критерии в достаточной степени условны — лица, занимающиеся проституцией, не несут административно-правовой ответственности в любом случае, но могут быть жертвами подобных преступлений (например, в случае, рассматриваемом в п. 1 ст. 151 УК).
Проституция как старейшая разновидность аморального поведения свидетельствует о глубинном психологическом кризисе лица. Если в период прежних экономических формаций первоосновой проституции являлись религиозные (для адептов некоторых языческих культов античности), социальные факторы, то в условиях относительной материальной гармонии, достигнутой в большинстве развитых государств, ее основная предпосылка заключена в достижении личного материального благополучия.

Личные интересы проституток далеко не всегда совместимы с духовными устремлениями, во имя плотского вожделения они способны отказаться от привычных социальных, семейных, общественных устоев и навыков.
Русская полицеистика XIX в. рассматривала проституцию лишь в качестве одной из асоциальных форм поведения, поскольку деятельность в этой сфере была легализована. Вмешательство государства сводилось в основном к контролю за деятельностью домов терпимости и применению санкций к правонарушителям.
Профессор И.Е. Андреевский, как и многие другие полицеисты XIX в., особо подчеркивал превентивную деятельность государства, всемерно содействующего укреплению устоев нравственности. С этой целью было необходимо обеспечить определенные условия духовного благосостояния народа. По мнению И.Е. Андреевского, достижение этой цели невозможно без органического образования человека, в том числе нравственного, религиозного, эстетического и умственного. Достижение органического образования невозможно без взаимодействия органов государства, обеспечивающих собственно образовательную деятельность гимназий, реальных училищ, университетов и других аналогичных учреждений, предупреждающую правонарушения в этой сфере, а также негосударственных образований — Церкви и семьи. Однако доминирующее значение, согласно концепции И.Е. Андреевского, имеет публично-правовое регулирование в этой сфере, возможности частноправового вмешательства ограничены: «Но как бы ни заботились семья и родственники об окружении наивыгоднейшими условиями члена своей семьи, их средства могут оказаться слабыми и крайне недостаточными; всегда будут являться условия неблагоприятные. изменить которые не в силах ищущий своего развития и заботящаяся о нем семья»1.
Обеспечение общественной безопасности в условиях легализованной проституции в дореволюционной России было возложено на врачеб-но-полицейские комитеты (ВПК). ВПК находился в ведении градоначальника и состоял из врачебных инспекторов и члена-распорядителя, в распоряжении которых находились врачи и участковые смотрители. Организационно структура ВПК находилась в подчинении городских властей и могла иметь некоторые отличительные особенности: в Москве, например, действовали не участковые смотрители, а особые надзиратели.
Основные полномочия ВПК сводились к осуществлению социально-профилактических мер, препятствующих распространению венерических
1 Андреевский И.Е. Полицейское право Т. 2: Полиция благосостояния. СПб., 1876. С. 5.

болезней. Конкретная функция ВПК в этой сфере — медицинское освидетельствование проституток. В конце XIX в. компетенция ВПК расширилась — к их ведению были отнесены полномочия контроля за деятельностью домов терпимости, в частности, выдача разрешений на открытие таких заведений. Выдача санкции была невозможна в случае, если дом терпимости предполагалось открыть на расстоянии не менее чем 150 сажен от культовых, образовательных и общественных зданий. Контролю ВПК подвергались и отношения между содержателями домов терпимости и проститутками, в частности, соблюдение возрастных критериев лиц, занимавшихся проституцией (не моложе 16 лет), а также финансовая деятельность домов терпимости. ВПК должны были препятствовать финансовым злоупотреблениям, прежде всего финансовой зависимости проституток ввиду принятых ими долговых обязательств. С этой целью по распоряжению ВПК во всех домах терпимости для обеспечения надлежащих мер финансового контроля должны были вестись расчетные книги, причем неисполнение проституткой каких-либо денежных обязательств перед содержателем не являлось основанием ухода проститутки из дома терпимости: она была вправе в любое время прервать свои отношения с содержателем, а проблема неисполнения финансовых или иных обязательств подлежала судебному рассмотрению post factum.
К ведению ВПК были отнесены также предотвращение, выявление и преследование несанкционированной проституции.
Санкции за нарушение действующего в этой сфере законодательства были отнесены к ведению мировых судей, до этого осуществление карательных мер было функцией непосредственно ВПК: в случае нарушения законодательства содержательницы домов терпимости, а также лица, занимающиеся проституцией, подлежали отправлению в исправительные заведения. Таким образом, врачебно-полицейские комитеты осуществляли не только медицинскую профилактическую деятельность, но и функции органов исполнительной власти, включая и применение санкций к правонарушителям.
Для ВПК были характерны отсутствие единой системы, а также взаимодействие правоохранительных органов и органов здравоохранения.
Обеспечение духовного благосостояния народа несовместимо с любыми асоциальными действиями, в частности с пьянством.
Меры, препятствующие распространению пьянства, были отнесены до 1917 г. к ведению полиции, в частности, наложение санкций за нарушение общественного порядка лицами в состоянии опьянения. Использовались и другие методы прямого государственного воздействия, в их числе увеличение в 1873 г. патентного сбора для продажи крепких напитков. Торговля крепкими напитками осуществлялась на основании так назы-

ваемых одобрительных аттестатов, выдаваемых муниципальными органами по согласованию с местными органами полиции.
Особые разрешения градоначальника или губернатора были необходимы только для открытия питейных домов, причем разрешения на это выдавались по согласованию с министром финансов. В отличие от питейных домов открытие портерных и пивных лавок допускалось после получения патента от местных властей, очевидно, что в этом случае процедура государственного санкционирования была существенно упрощена.
В ст. 1643 КоАП, так же как и в ст. 158 КоАП, упоминается о приставании к физическому лицу — гражданину с целью оскорбления либо приобретения вещей (последнее, согласно ст. 1643, по отношению к иностранным гражданам). Это действие характеризуется как административное правонарушение и влечет наложение штрафных санкций (в последнем случае с конфискацией вещей).
Часть 1 ст. 34 Конституции РФ декларирует право граждан на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. При толковании ст. 164 КоАП возникает проблема соотношения рассматриваемой статьи Кодекса и конституционного предписания ч. 1 ст. 34. Сравнительно-правовой анализ указанных норм свидетельствует об отсутствии противоречий между ними. Этот довод подтверждается следующими аргументами:
1) предпринимательская и иная экономическая деятельность несовместима с целенаправленным воздействием на волю одного из участников сделки, что как раз и предусмотрено ст. 1643 КоАП — приставание, как это было указано выше, при рассмотрении ст. 158 КоАП, представляет собой волевое воздействие, в противоправных действиях участвуют стороны договора купли-продажи, мены и др. В соответствии с п. 1 ст. 421 ГК понуждение к заключению договора не допускается, а юридический факт его заключения в этом случае считается ничтожным.
Договоры купли-продажи и мены представляют собой разновидность гражданско-правовых договоров, которые применимы в условиях устной формы заключения сделки (ст. 159 ГК)1. Заключенная сделка может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего, если будет подтвержден факт злонамеренного соглашения одной стороны с другой (ст. 179ГК).
Таким образом, наряду с административной ответственностью на правонарушителя налагаются санкции, предусмотренные ГК. Такие санк-
‘ В данном случае необходимо исходить из идентичности понятий, обозначенных ка «сделка» и «договор» (ср. п. 1 и 3 ст. 154 ГК).

ции могут совпадать, что и происходит в данном случае: п. 2 ст. 179 ГК предусматривает принудительное изъятие в доход государства имущества, полученного по сделке потерпевшим от правонарушителя, а в соответствии с ч. 1 ст. 1643 КоАП те же последствия наступают и для правонарушителя.
Необходимо учитывать и различия правового режима конфискации, установленного ГК и КоАП: согласно ГК при признании судом сделки недействительной потерпевшему возвращается все полученное по сделке, однако КоАП предусматривает конфискацию незаконно приобретенных правонарушителем вещей, что заведомо делает невозможным их возвращение потерпевшему;
2) статья 34 Конституции РФ предусматривает использование гражданином имущественных и нематериальных благ для предпринимательской и иной экономической деятельности, однако фактическое осуществление предпринимательства физическим лицом в данном случае сопряжено с двумя разновидностями разрешительной политики — государственной регистрацией физического лица в качестве индивидуального предпринимателя и последующим получением лицензии. Очевидно, что диспозиция ст. 1643 КоАП выявляет факт незаконного предпринимательства (ср. со ст. 171 ГК), поскольку любая лицензия не допускает подобных методов экономической деятельности.
Закон допускает осуществление разовой сделки и без наличия разрешительных документов, поскольку такой деятельности не свойственны правовые признаки предпринимательства.
Для разграничения административно-правовой и уголовно-правовой ответственности необходимо учитывать содержание действий, квалифицируемых по ст. 1643 КоАП как приставание. Выявление в таких действиях морального или физического принуждения при переходе имущества свидетельствует о наличии признаков преступления, предусмотренного ст. 163 УК (вымогательство).
Статьей 1643 КоАП предусмотрена особая категория потерпевших -иностранное физическое лицо. Совершение же подобных действий в отношении граждан России следует рассматривать в качестве одного из проявлений мелкого хулиганства (ст. 158 КоАП).
В п. 1 ст. 163 УК РФ прямо указывается на наличие признаков применения насилия при передаче имущества. При совершении административного проступка о возможном применении принудительных мер говорят только косвенные признаки — для этого необходимо доказать наличие причинно-следственной связи между проступком (приставанием) и последующим причинением имущественного или морального вреда. Объек-

том вымогательства всегда являются личные имущественные интересы физического лица либо нематериальные блага.
Статьи 158, 1643 КоАП, квалифицирующие в качестве административного проступка приставание к физическому лицу, свидетельствуют о защите нематериальных прав граждан, их чести, достоинства, репутации.
В признаках приставания по ст. 1643 КоАП доминирует причинение вреда имущественным интересам; эти же действия, рассматриваемые в качестве объективной стороны состава мелкого хулиганства, уже лишены подобных ограничений. Вред в этих случаях может быть только моральным (например, когда нарушение общественного порядка препятствует отдыху граждан, в случаях употребления нецензурной брани и т.п.).

Статья 164 ТК РФ. Понятие гарантий и компенсаций (действующая редакция)

Гарантии — средства, способы и условия, с помощью которых обеспечивается осуществление предоставленных работникам прав в области социально-трудовых отношений.

Компенсации — денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных обязанностей, предусмотренных настоящим Кодексом и другими федеральными законами.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 164 ТК РФ

1. Основные права и обязанности работника в области социально-трудовых отношений определены в ст. 21 ТК.

2. Гарантии, установленные законодательством и обеспечивающие реализацию предоставленных работникам прав, могут иметь как нематериальный (например, сохранение места работы, должности, предоставление другой работы), так и материальный (сохранение среднего заработка на период учебного отпуска, ежегодного отпуска, служебной командировки) характер.

Предоставление работнику вакантной должности при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников и в других случаях является средством, обеспечивающим внутреннее трудоустройство работника.

Гарантии, установленные при заключении трудового договора, в частности возможность обжаловать в суд отказ в заключении трудового договора, являются способом защиты прав работника.

Осуществление работником предоставленного права на отдых обеспечивается при условии сохранения за ним места работы (должности) и среднего заработка.

3. Цель компенсационных выплат — возмещение расходов, понесенных работником в связи с выполнением трудовой функции. Затраты, произведенные работником при выполнении трудовых обязанностей, должны быть возмещены ему в виде денежных выплат. Законодательством в ряде случаев предусмотрено предоставление работнику одновременно гарантий и компенсаций, например в случае сдачи крови и ее компонентов.

Помимо возмещения расходов, понесенных работником, законодательством предусмотрена денежная компенсация морального вреда, причиненного работнику (ст. 237 ТК).

4. Федеральными законами предусмотрено исполнение гражданами государственных, общественных обязанностей; например, согласно ст. 25.6 КоАП РФ свидетель обязан явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, или на основании ч. 6 ст. 56 УПК РФ свидетель не вправе уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд. О гарантиях и компенсациях работникам, привлекаемым к исполнению ими государственных, общественных обязанностей, см. ст. 170 ТК.

5. Коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором могут быть предусмотрены иные случаи получения работником гарантийных, компенсационных выплат по сравнению с законодательством, а также устанавливаться более высокие размеры таких выплат.

Статья 19.21 КоАП РФ. Несоблюдение порядка государственной регистрации прав на недвижимое имущество или сделок с ним

1. Несоблюдение собственником, арендатором или иным пользователем установленного порядка государственной регистрации прав на недвижимое имущество или сделок с ним —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на должностных лиц — от трех тысяч до четырех тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей.

2. Нарушение наймодателем жилого помещения, нанимателем жилого помещения требований к подаче в установленный срок в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, заявления о государственной регистрации ограничения (обременения) права собственности на жилое помещение, возникающего на основании договора найма жилого помещения, заключенного на срок не менее года, или на основании договора найма жилого помещения жилищного фонда социального использования, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере пяти тысяч рублей; на должностных лиц — пятидесяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — ста тысяч рублей; на юридических лиц — двухсот тысяч рублей.

3. Нарушение органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными лицами требований к подаче в установленный срок в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, заявления о государственной регистрации ограничения (обременения) права собственности на все помещения в наемном доме или на являющийся наемным домом жилой дом —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере ста тысяч рублей; на должностных лиц — пятидесяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — ста тысяч рублей; на юридических лиц — четырехсот тысяч рублей.

Комментарии к ст. 19.21 КОАП РФ

1. Цель комментируемой статьи — обеспечить методами административного воздействия соблюдение порядка государственной регистрации прав на недвижимое имущество и тем самым — соблюдение правил поведения на товарном рынке.

Объектом административного правонарушения, предусмотренного настоящей статьей, являются общественные отношения в области государственной регистрации прав. Непосредственный предмет посягательства — установленный законом порядок государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Гражданский кодекс РФ, Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (с изм. и доп.) определяют понятие и содержание недвижимого имущества, которое подлежит государственной регистрации, осуществляемой путем принятия юридического акта о признании и подтверждении государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ.

Права на недвижимое имущество и сделки с ним подлежат регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (Едином государственном реестре прав), правила ведения которого утверждаются Правительством РФ. Государственная регистрация прав проводится на всей территории Российской Федерации учреждениями в соответствующем регистрационном округе по месту нахождения недвижимого имущества.

2. Объективная сторона рассматриваемого правонарушения заключается в несоблюдении собственником, арендатором или иным пользователем установленного порядка государственной регистрации прав на недвижимое имущество или сделок с ним. Состав этого правонарушения могут образовывать как действия, так и бездействие.

Ответственность по данной статье наступает только за нарушения тех правил (требований) государственной регистрации прав, соблюдение которых входит согласно закону в обязанности собственника, арендатора, иного пользователя недвижимым имуществом (см., например, ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 164 ГК РФ, ч. 1 ст. 4 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

Обязательной государственной регистрации подлежат права на недвижимое имущество, правоустанавливающие документы на которые оформлены после введения в действие Федерального закона от 21 июля 1997 г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Права, возникшие до вступления в силу этого Закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей (см. п. 1 ст. 6 названного Федерального закона).

Государственная регистрация ограничений (обременений) или иных сделок с незарегистрированным объектом недвижимого имущества, возникших после введения в действие упомянутого Федерального закона, требует регистрации ранее приобретенных прав на данный объект (см. п. 2 ст. 6 названного Федерального закона).

В соответствии со ст. 16 упомянутого Федерального закона от 21 июля 1997 г. государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, стороны договора, уполномоченного лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности, если иное не установлено федеральным законом. В случае если права возникают на основании акта государственного органа или органа местного самоуправления, заявление о регистрации права подается лицом, в отношении которого приняты указанные акты.

При уклонении одной из сторон от регистрации переход права собственности регистрируется на основании решения суда. Лицо, уклоняющееся от регистрации прав, может быть привлечено к административной ответственности в соответствии с комментируемой статьей. Кроме того, оно должно возместить убытки, возникшие в результате приостановления государственной регистрации по его вине.

Статьей 17 упомянутого Федерального закона от 21 июля 1997 г. определены перечень документов, являющихся основанием для государственной регистрации прав на недвижимое имущество, и предъявляемые к ним требования.

Представляется, что административные наказания могут назначаться не только за нарушение порядка представления документов на регистрацию и требований к этим документам, но и за нарушение правил обращения (хранения) с зарегистрированными документами (см. ч. 2 ст. 31 Федерального закона от 21 июля 1997 г.). Указанный Закон предусматривает также дополнительные требования (правила) государственной регистрации отдельных видов прав на недвижимое имущество и сделок с ним (прав на предприятие как имущественный комплекс; на недвижимое имущество в кондоминиумах; права общей собственности на недвижимое имущество; аренды, сервитутов, ипотеки; доверительного управления и др.).

В соответствии с комментируемой статьей к административной ответственности виновные лица могут быть привлечены за несоблюдение общего порядка государственной регистрации прав на недвижимое имущество или сделок с ним, а также за нарушение правил регистрации конкретных видов этих прав и сделок.

Необходимо учитывать, что особенности государственной регистрации отдельных видов прав на недвижимое имущество и сделок с ним могут устанавливаться иными федеральными законами, например законом об ипотеке.

3. С субъективной стороны правонарушение, предусмотренное настоящей статьей, может быть совершено с умыслом или по неосторожности.

4. Данной статьей определен специальный субъект административного правонарушения — собственник, арендатор или иной пользователь недвижимого имущества. Административное наказание к собственникам, арендаторам, иным пользователям — юридическим лицам применяется с учетом ч. ч. 2, 3 ст. 2.1 и ст. 2.10 Кодекса.

Административной ответственности подлежат также должностные лица, являющиеся представителями юридического лица — собственника, арендатора, иного пользователя и имеющие соответствующие документы, подтверждающие их полномочия действовать от имени данного юридического лица.

5. Субъектами данного правонарушения могут быть также граждане РФ, иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные юридические лица, международные организации (см. ст. 5 Федерального закона от 21 июля 1997 г.).

6. Дела об административных правонарушениях рассматриваются судьями (ч. 1 ст. 23.1).

Протоколы об административных правонарушениях составляются должностными лицами органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним (п. 9 ч. 2 ст. 28.3).

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ
К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ по ст. 19.28 КоАП РФ

Коррупция является одной из наиболее актуальных проблем российского общества;(1). Значительная часть коррупционных правонарушений совершается в сфере предпринимательской деятельности в интересах юридических лиц.

На выездном заседании Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по безопасности и противодействию коррупции, состоявшемся 21 апреля 2014 г., первый заместитель Генерального прокурора Российской Федерации А. Э. Буксман отметил, что наиболее часто выявляются правонарушения, связанные с передачей денежных средств за освобождение юридических лиц от административной ответственности, за обеспечение победы по итогам участия юридического лица в конкурсных процедурах (в том числе при размещении заказов для государственных и муниципальных нужд), за оказание юридическим лицам преференций в ходе реализации должностными лицами разрешительных и контрольных функций;(2).

Важной антикоррупционной правовой мерой является применение ответственности к юридическим лицам.

Положения об ответственности юридических лиц за коррупционные правонарушения содержатся в ст. 26 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции 2003 г., согласно которой против коррупции каждое государство-участник принимает такие меры, какие, с учетом его правовых принципов, могут потребоваться для установления ответственности юридических лиц за участие в преступлениях, обеспечивает применение в отношении юридических лиц, привлекаемых к ответственности, эффективных, соразмерных и оказывающих сдерживающее воздействие уголовных и неуголовных санкций, включая денежные.

Названная Конвенция ООН ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 8 марта 2006 г. № 40-ФЗ с заявлениями, согласно которым Российская Федерация не обладает юрисдикцией в отношении деяний юридических лиц, признанных преступными.

До настоящего времени уголовная ответственность юридических лиц нормами российского национального права не предусмотрена.

Представляется, что введение такой ответственности нецелесообразно. Справедливым является мнение ученых, полагающих, что «предложения по введению уголовной ответственности юридических лиц носят поверхностный характер,

игнорируют существующую доктрину уголовного права и в случае их реализации способны дезорганизовать систему уголовного судопроизводства и стать дополнительным источником коррумпированности правоохранительных и иных государственных органов»;(1).

Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона “О противодействии коррупции”» от 25 декабря 2008 г. № 280-ФЗ в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях включена статья 19.28, предусматривающая ответственность юридических лиц за незаконное вознаграждение от имени юридического лица;(2).

Цель установления административной ответственности юридических лиц заключается в обеспечении исполнения требований ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации, ч. 3 ст. 12.1 Федерального закона «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ, а также п. 6 ч. 1 ст. 17 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ и пп. 5, 6 ч. 1 ст. 14 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ, определяющих ограничения для должностных лиц, замещающих должности государственной службы и государственные должности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, должности муниципальной службы и муниципальные должности.

Правом возбуждения административных дел по названной статье КоАП РФ наделен только прокурор.

Изучение прокурорской практики свидетельствует о неоднозначности толкования положений ст. 19.28 КоАП РФ и вызванной этим противоречивости судебной практики.

Зачастую затруднения при возбуждении дел об административных правонарушениях вызывает определение объективной стороны правонарушения.

Рассматривая вопрос о наличии основания для возбуждения дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.28 КоАП РФ, следует выяснять, имели ли место неправомерные действия, состоящие в передаче, предложении или обещании должностному лицу соответствующего имущества либо оказании услуг имущественного характера, предоставлении имущественных прав за совершение им в интересах определенного юридического лица действия (бездействие), связанного с занимаемым этим должностным лицом служебным положением.

Как правило, основанием для возбуждения административного дела по ст. 19.28 КоАП РФ по факту передачи, предложения незаконного вознаграждения от имени и в интересах юридического лица служат данные о совершении коммерческого подкупа, дачи и получения взятки (ст.ст. 204, 290, 291 УК РФ).

Так, основанием для возбуждения Узловским межрайонным прокурором Тульской области административного производства в отношении ООО послужили обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда в отношении должностных лиц Комитета по вопросам жизнеобеспечения администрации МО «Узловский район» К. и Б., осужденных по п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ за получение взятки. Постановлением мирового судьи ООО , представителями которого указанным лицам передано незаконное вознаграждение, привлечено к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.28 КоАП РФ в виде штрафа в размере 1 млн р.;(3)

Мировым судьей г. Новочебоксарска Чувашской Республики ООО привлечено к административной ответственности в связи с тем, что директор ООО С. передала выполняющему управленческие функции работнику ОАО Ш. 82 тыс. 500 р. за беспрепятственную отгрузку и поставку ООО продукции ОАО . Ранее приговором Новочебоксарского городского суда Ш. приговорен к лишению свободы на срок четыре года условно с испытательным сроком три года со штрафом в размере 1 млн 800 тыс. р.;(1)

Обычно дела об административных правонарушениях по фактам предложения и передачи незаконного вознаграждения возбуждаются после вступления в законную силу обвинительного приговора по уголовному делу указанной категории, который в последующем служит основным доказательством совершения юридическим лицом правонарушения.

Вместе с тем возможность привлечения юридического лица к административной ответственности по таким фактам не ставится в зависимость от наличия постановления о возбуждении уголовного дела, обвинительного приговора по названным статьям УК РФ в отношении физического лица;(2).

Например, в феврале 2013 года постановлением мирового судьи Петродворцового района г. Санкт-Петербурга на основании постановления, вынесенного прокуратурой, ООО привлечено к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.28 КоАП РФ. При этом только в марте 2013 года состоялся приговор Петро-дворцового районного суда г. Санкт-Петербурга, которым генеральный директор ООО , передававший взятку в интересах юридического лица, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 291 УК РФ.

Факт незаконной передачи названного в ст. 19.28 КоАП РФ имущества, а также факт оказания услуг имущественного характера, предоставления имущественных прав может быть отражен не только в обвинительном приговоре, но и в постановлении суда или следователя о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (например, в связи со смертью обвиняемого).

КоАП РФ не предусмотрено такое понятие, как покушение на правонарушение, в связи с чем наличие или отсутствие негативных последствий не имеет значения применительно к правонарушению, предусмотренному ст. 19.28 КоАП РФ. Состав рассматриваемого правонарушения является оконченным с момента совершения неправомерных действий, т. е. с момента передачи вознаграждения либо его предложения, обещания.

Например, вступившим в законную силу приговором Балаковского районного суда Саратовской области Е., действовавший в интересах ООО , признан виновным в совершении неоконченного преступления — покушения на взятку, при этом Саратовским областным судом, несмотря на доводы жалобы об отсутствии в действиях юридического лица состава правонарушения, ООО признано виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.28 КоАП РФ;(3).

Как показывает судебная практика, действия по передаче вознаграждения от имени и в интересах юридического лица могут и не быть уголовно наказуемыми. Так, Сахалинской транспортной прокуратурой установлено, что заместителем начальника отдела летных стандартов и сертификации Дальневосточного межрегионального территориального управления воздушного транспорта Федерального агентства воздушного транспорта Росавиации М. согласно заданию руководителя с целью оценки способности обеспечивать безопасное и качественное выполнение воздушных перевозок ОАО проводился инспекционный контроль на перроне и на маршруте воздушного судна. При этом авиакомпанией в лице директора, действовавшего в интересах общества, и должностным лицом М. заключен договор на возмездное оказание услуг, по условиям которого М. как исполнитель принял на себя обязательства по выполнению проверки самолетовождения у старшего штурмана-инструктора, а авиакомпания

как заказчик обязалась выплатить за выполненные работы по данному договору денежные средства. Согласно платежной ведомости за исполнение услуг по указанному договору денежные средства М. были получены. По данному факту возбуждено дело об административном правонарушении по ст. 19.28 КоАП РФ, по результатам рассмотрения которого ОАО признано виновным в совершении коррупционного правонарушения;(1).

Для привлечения юридического лица к административной ответственности по ст. 19.28 КоАП РФ должен быть установлен факт совершения действий (передачи, предложения и обещания вознаграждения) от имени и в интересах юридического лица.

В частности, вознаграждение может передаваться должностному лицу в целях прекращения проводимой в отношении юридического лица проверки;(2); непринятия мер по изъятию арестованного имущества юридического лица и его реализации, предоставления отсрочки исполнения обязательств по исполнительному производству;(3); для решения вопроса о ненаправлении в суд заявления с иском к юридическому лицу;(4); за сокрытие факта привлечения юридического лица к административной ответственности за совершение правонарушения (путем подмены (замены) в протоколе об административном правонарушении сведений о привлекаемом к административной ответственности лице);(5); за совершение действий по выдаче юридическому лицу лицензии на право ведения образовательной деятельности в отсутствие необходимых документов;(6); за бездействие судебного пристава-исполнителя и отложение им исполнительных действий, направленных на реализацию подвергнутого аресту имущества;(7).

Отсутствие доказательств совершения незаконных действий от имени и в интересах юридического лица влечет прекращение дела об административном правонарушении по ст. 19.28 КоАП РФ в связи с отсутствием состава правонарушения.

Так, Ленинским районным судом г. Ростова-на-Дону при рассмотрении дела в отношении ООО установлено, что по результатам проверки сотрудником прокуратуры А. подготовлен проект постановления в порядке п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ для решения вопроса о направлении собранных материалов в следственные органы для решения вопроса об уголовном преследовании генерального директора общества Е., действия которой могли быть квалифицированы как содержащие признаки уголовно наказуемых деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 171 и ч. 1 ст. 238 УК РФ. Из постановления о возбуждении дела об административном правонарушении по ст. 19.28 КоАП РФ в отношении ООО следовало, что в служебном кабинете прокурора отдела А. юрисконсульт ООО Ш., действуя совместно и согласованно с генеральным директором ООО Е., реализуя единый преступный умысел на дачу взятки должностному лицу прокуратуры за совершение им заведомо незаконного бездействия, т. е. прекращение проверочных действий и ненаправление материалов проверки в отношении ООО в следственные органы для принятия решения в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ и непринятие мер прокурорского реагирования, передали А. взятку в виде денег в размере 1 млн 500 тыс. р. Однако суд, изучив материалы дела, пришел к выводу, что должностное лицо прокуратуры А. решал вопрос не о привлечениигенерального директора ООО к административной ответственности за совершение определенных административных правонарушений, а принимал решение о привлечении к уголовной ответственности за совершение уголовно наказуемых деяний.С учетом таких обстоятельств дело об административном правонарушении было прекращено;(8).

Следует отметить, что сложилась неоднозначная судебная практика по вопросу