Соотношение статьи 3171 и 395 гк рф

Соотношение статьи 3171 и 395 гк рф

Нарушение денежного обязательства может повлечь за собой для кредитора убытки, которые не компенсируются в полной мере уплатой процентов на неполученную денежную сумму.

Под убытками, согласно п.2 ст.15 ГК РФ, понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Требуя возмещения реального ущерба и упущенной выгоды, лицо, право которого нарушено, обязано доказать размер ущерба (ст. 393 ГК РФ), причинную связь между ущербом и действиями лица, нарушившего право, а в случаях когда законом или договором предусмотрена презумпция невиновности должника — также его вину (ст. 401 ГК РФ).

Проводя сравнение (соотношение) процентов по ст.395 ГК РФ и убытков выделим следующие ключевые различия данных форм гражданско-правовой ответственности:

Во-первых, убытки взыскиваются, лишь, когда они действительно причинены. На практике убытки могут и не возникнуть. В то время как для применения положения ст.395 ГК РФ не нужно доказывать факт наличие убытков. Так, например, удовлетворив требования кредитора в части включения долга по договору банковского вклада, процентов за пользование чужими денежными средствами в реестр требований кредиторов, суд отказал в иске в части включения в реестр требований убытков ввиду недоказанности причинения их действиями должника (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22 января 2004 г. №КГ-А40/11352-03) [1] .

Во-вторых, как отмечал О.С. Иоффе, «для взыскания убытков необходимо доказать не только их размер, но и то, что сам уполномоченный принял все возможные меры для их устранения. Практически это ставит уполномоченного в весьма сложное положение в процессе и в отдельных случаях могло бы привести даже к освобождению от ответственности нарушителя, фактически причинившего убытки. » [2] .

В-третьих, учитывая, что взыскание процентов, как и взыскание убытков, является мерой ответственности за неисполнение денежного обязательства, проценты по отношению к убыткам так же, как и неустойка, носят зачетный характер и не могут быть начислены на убытки.

В-четвертых, как закреплено в п.2 ст.395 ГК РФ если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов, он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму.

При применении вышеназванного правила на практике, необходимо учитывать, что если начисленные истцом проценты за пользование чужими денежными средствами превышают размер убытков, суд должен взыскать проценты в размере разницы между суммами процентов и убытков. Приведем пример из практики:

«ЗАО «Экспресс-Ойл» обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с иском о взыскании с ответчика 749937 руб. 96 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 01.02.99 по 01.10.02.

Решением от 25.02.03 в иске отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 06.05.03 решение отменено, с ОАО «Ижсталь» в пользу ЗАО «Экспресс-Ойл» взыскано 163244 руб. 76 коп. процентов.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24.07.03 решение и постановление апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В порядке ст. 49 истец уточнил исковые требования и просит взыскать с ответчика 738728 руб. 13 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 02.02.99 по 30.09.02.

Решением от 07.10.03 с ОАО «Ижсталь» в пользу ЗАО «Экспресс-Ойл» взыскано 315279 руб. 69 коп. процентов. В остальной части иска отказано.

ЗАО «Экспресс-Ойл» с решением в части отказа в удовлетворении иска не согласно, просит его изменить и, не передавая дело на новое рассмотрение, удовлетворить исковые требования в полном объеме, ссылаясь на нарушение судом ст. 289 АПК РФ.

ОАО «Ижсталь» в отзыве на кассационную жалобу с доводами кассатора не согласно, считает решение законным и обоснованным.

Проверив законность решения в порядке ст.ст. 274, 284, 286 АПК РФ, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Как следует из материалов дела, решением арбитражного суда Удмуртской Республики от 29.04.02 по делу №А71-271/01 с ОАО «Ижсталь» в пользу ЗАО «Экспресс-Ойл» взыскано 1153011 руб. основного долга по договору от 24.04.98 №3002СН, 423448 руб. 44 коп. убытков, 20017 руб. 56 коп процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 01.01.99 по 01.02.99, всего 1596477 руб. 16 коп.

Согласно инкассовому поручению №1 от 27.09.02 обязанность по уплате взысканной вышеуказанным решением суда суммы исполнена ответчиком 01.10.02.

В силу п. 2 ст. 395 ГК РФ если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму начисленных процентов, он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму.

Поскольку на момент рассмотрения спора и принятия решения от 29.04.02 Арбитражного суда Удмуртской республики по делу №А71-271/01 истец обладал правом требования уплаты процентов за период с 01.02.99 по 29.04.02, но не воспользовался им, а также учитывая, что начисленные истцом проценты за пользование чужими денежными средствами, которые в соответствии с нормами гл. 25 ГК РФ служат цели компенсировать потери лица в связи с ненадлежащим исполнением его контрагентом обязательств, превышают размер ранее взысканных убытков, суд применил по аналогии права п. 2 ст. 395 ГК РФ, и обоснованно взыскал 315279 руб. 69 коп процентов (разница между суммами процентов и убытков), отказав в удовлетворении остальной части иска» [3] .

Таким образом, проценты по ст.395 ГК РФ имеют зачетный характер. Убытки, причиняемые неисполнением денежного обязательства, подлежат возмещению лишь постольку, поскольку они превышают сумму процентов и подлежат возмещению лишь в части, превышающей эту сумму (п.2 ст.395 ГК РФ).

Исключение составляют случаи, когда: а) иное соотношение неустойки и процентов прямо установлено законом или договором, либо б) кредитор представляет доказательства того, что понесенные им убытки превышают размер и неустойки, и процентов вместе взятых.

[1] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22 января 2004 г. №КГ-А40/11352-03

[2] Иоффе О.С.Обязательственное право. — М., 1975. — с.158.

[3] Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 27 января 2004 г. №Ф09-1895/03ГК

Соотношение положений статей 395 и 317.1 Гражданского кодекса Российской Федерации

Багинская Алена Анатольевна,
Омская юридическая академия

Аннотация

В статье рассматриваются изменения в гражданском законодательстве в части взыскания законных процентов и процентов за нарушения денежных обязательств, влияние данных изменений на современный гражданский оборот и формирование судебной практики.

В течение последних нескольких лет законодательство в части взыскания законных процентов и процентов за нарушение денежного обязательства претерпело большие изменения.

Тенденция динамичного и стремительного развития гражданского законодательства наблюдается в России в период с 2013 года.

Однако стоит заметить: «новеллы» российского гражданского законодательства не всегда однозначно воспринимаются, адаптируются и применяются практикующими юристами, одной из причин данного обстоятельства является сложность в формировании единообразия в судебной практике по тем или иным вопросам.

Так, в частности, интересными и значимыми представляются изменения в ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно действующей редакции п. 1 ст. 395 ГК РФ в случаях, когда законом или договором предусмотрено, что на сумму денежного обязательства за период пользования денежными средствами подлежат начислению проценты, размер последних определяется действовавшей в соответствующие периоды ключевой ставкой Банка России (законные проценты), если законом или договором не установлен иной размер процентов.

Ключевая ставка – это процентная ставка по основным операциям Банка России по регулированию ликвидности банковского сектора. Она была введена ЦБ 13 сентября 2013 года и является основным индикатором денежно-кредитной политики[[1]].

Представляется, что внесение изменений в данную норму напрямую усилило ответственность за неисполнение денежных обязательств, этот фактор обусловлен в первую очередь повышением размера банковского процента по сравнению с действующей ранее ключевой ставкой, которая, стоить отметить, имела меньшее значение по сравнению с ныне действующей, и такая тенденция отмечалась практически во всех регионах нашей страны.

Согласно сведениями Банка России о средних ставках банковского процента по вкладам физических лиц в разрезе федеральных округов, в Сибирском федеральном округе средняя ставка банковского процента в период с 15.07.2016 по 31.07.2016 составляла 7, 2 %, в то время как в настоящее время ключевая ставка рефинансирования Банка России составляет 10 %.

Кроме того, по всей видимости, снижения ставки не предвидится, по крайней мере в первом полугодии 2017 года. По сведениям пресс-службы Банка России 03.02.2017 советом директоров принято решение о сохранении ключевой ставки на уровне 10, 00 % годовых.

Совет директоров отмечает, что динамика инфляции в целом соответствует прогнозу, инфляционные ожидания постепенно снижаются, а экономика восстанавливается быстрее, чем ожидалось ранее. Инфляция замедлится до целевого уровня 4% к концу 2017 года и будет поддерживаться вблизи него в дальнейшем. С учетом изменения внешних и внутренних условий потенциал снижения ключевой ставки Банком России в первом полугодии 2017 года уменьшился[[2]].

Учитывая данные обстоятельства, представляется, что имеет место относительная стабильность размера ключевой ставки, которая будет применяться при начислении процентов на сумму денежного обязательства.

Кроме того, усиление ответственности в данном случае носит еще превентивный характер для участников гражданского оборота, потому как увеличение размера процентной ставки может сыграть «злую шутку» для кредиторов при расчете процентов, а особенно при начислении процентов на крупную сумму задолженности, видится, что данный фактор в некоторых случаях, будет выступать стимулирующим механизмом для исполнения контрагентами условий договора надлежащим образом и в соответствии с нормами закона, что снизит количество споров вытекающих из неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору.

С внесением изменений в статью 395 ГК РФ, в части взыскании законных процентов, исходя из размера действующей в соответствующий период ключевой ставки Банка России, значительно упростило порядок расчета процентов за пользование чужими денежными средствами который осуществляется как судами, при вынесении решений, так и юристами, при написании исковых заявлений и иных процессуальных документов.

Этот фактор обусловлен тем, что Ключевая ставка ЦБ не зависит от места жительства (места нахождения) кредитора и меняется намного реже ставки по банковским вкладам физических лиц, кроме того. нет необходимости пересчитывать проценты по ст. 395 ГК РФ в зависимости от периода времени когда производит расчет суммы ко взысканию.

И если ранее с завидной периодичностью у судов возникал вопрос как рассчитать задолженность, если истец имеет место нахождения в одном округе, а филиал, представляющий его, — в другом и, соответственно, дело рассматривается также в другом округе, то теперь нет необходимости выяснять и учитывать данные обстоятельства.

Как говорил Катон: «Нет закона, который удовлетворял бы всех!».

С 01.08.2016 в законную силу вступили изменения в ст. 317.1 ГК РФ, согласно которым в случаях, когда законом или договором предусмотрено, что на сумму денежного обязательства за период пользования денежными средствами подлежат начислению проценты, размер процентов определяется действовавшей в соответствующие периоды ключевой ставкой Банка России (законные проценты), если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Представляется, что данные изменения вызваны в первую очередь, тем, что ст. 317.1 в редакции от 01.06.2015 года не совсем была адаптирована к реалиям современного гражданского оборота.

Во-первых, она применялась только в отношении коммерческих организации, во вторых, из смысла данной статьи следовало, что она могла распространяться на любые денежные обязательства, даже если не наступал факт нарушения данных обязательств, это в какой то мере приводило к дисбалансу интересов сторон.

Кроме того, зачастую возникал вопрос, как должны быть урегулировано начисление законных процентов, если их начисление не включено в условие договора.

Итогом сложившейся ситуации, стало то, что хозяйствующие субъекты начали избегать применение ст. 317.1 практически во всех соглашениях, прописывая в них условия о не применении законных процентов.

Нужно отметить, что действующая на данный момент редакция ст.317.1 ГК РФ распространяется на все коммерческие и некоммерческие организации, а также на физических лиц. Теперь у контрагентов нет необходимости включать в условие о неприменении законных процентов при нежелании их применять.

Актуальным по сей день остается вопрос о том стоит ли взыскивать одновременно проценты по статье 395 ГК РФ и неустойку по статье 317.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, и несмотря на то, что в п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда № 7 от 24.03.2016 прямо разъяснено, что если законом или соглашением сторон установлена неустойка, то положения п. 1 ст. 395 ГК РФ не применяются, в этом случае взысканию подлежит неустойка, установленная соглашением сторон, а не проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ (п. 4 ст. 395 ГК РФ), многие практикующие юристы при составлении исковых заявлений включают в их просительную часть требования об одновременном взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами и неустойку за не исполнение соглашений по договору, как правило, это происходит если к взысканию обращена штрафная неустойка.

Видится, что в виду особой правовой природы штрафной неустойки и ее целевого назначения включение требований об одновременном взыскании штрафной неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами вполне оправдано.

Сам по себе термин штрафная неустойка прямо законом не предусмотрен, но сущность разных видов неустойки отражается в п. 1 ст. 394 ГК РФ, согласно которому по общему правилу убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (зачетная неустойка), однако законом или договором могут быть предусмотрены случаи: когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков (исключительная неустойка); когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки (штрафная неустойка); когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки (альтернативная неустойка). [[3]]

Потому как штрафная неустойка предусматривает взыскание убытков в полной сумме сверх неустойки, следует допустить, что в таком случае могут быть взысканы и проценты, установленные ст. 395 ГК РФ, в качестве возмещения (полного или частичного) убытков, и штрафная неустойка.

Данный вывод подтверждается абз. 3 п. 34 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 17 от 28.06.2012 г., согласно которому неустойка за одно и то же нарушение денежного обязательства может быть взыскана одновременно с процентами по ст. 395 ГК РФ только в том случае, если неустойка носит штрафной характер, данная норма напрямую идет в противоречие с положением п. 42 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 7 от 24.03.2016 г.

В юридической науке данный вопрос остается дискуссионным и на сегодняшний день, не сложилось единообразия и в судебной практике.

Видится, что, как правило, при предъявлении истцом требований о взыскании процентов по ст. 317.1 ГК РФ и ст. 395 ГК РФ, возражая против заявленного требования ответчики в отзыве на исковое заявление ссылаются на то, что законодательством не предусмотрено применение двойной меры ответственности за одно и тоже нарушение обязательства

Суды в свою очередь при разрешении данных споров как правило, при удовлетворении требований истца опирались на пункт 53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7, разъясняя то, что в отличии от процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, проценты, установленные статьей 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами.

Кроме того, из материалов дела устанавливалось, является ли требование истца об уплате процентов требованием заплатить за пользование денежными средствами либо истец требует применить меру ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (15АП-16635/2016, А40-149169/2016, А43-6421/2016).

На сегодняшний день сложным остается вопрос по поводу соотношения срочных процентов в рамках регулятивных правоотношений и меры ответственности за нарушение обязательств.

В статье 317.1 ГК РФ законный процент нельзя рассматривать как меру ответственности, исходя из самой формулировки «уплачивается должником по денежному обязательству», в то время как очевидно то, что применение судами статьи 395 ГК РФ при разрешении споров, уместно лишь в том случае, когда идет речь о неправомерном удержании денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки, что свидетельствует об охранительном характере данной нормы.

Соотношение по уплате процентов в рамках регулятивных правоотношений и меры ответственности за нарушение обязательств прослеживается в случаях, когда регулятивные отношения в рамках выплаты процентов за дозволения пользоваться денежными средствами порождают охранительные отношения.

Согласно п. 1 ст. 408 ГК РФ обязательство прекращается надлежащим исполнением, если судом при расчете процентов по спору о неисполнении денежных обязательств будет применены нормы статьи 317.1 ГК РФ, вынесено решение, по факту вступления его в законную силу выдан исполнительный лист, но исполнения обязательства не происходит, то можно предположить, что взыскателем в случае подачи заявления об изменении способа и порядка исполнения решения суда могут быть заявлены требования о взыскании процентов за пользования чужими денежными средствами, представляется, что такие требования буду вполне обоснованными учитывая, что денежные обязательства не исполнены, а должник весь этот период пользуются чужими денежными средствами, и получает некоторое обогащение.

Однако, внесения таких требований не всегда уместно и носит индивидуальный характер, который зависит от существа спора и особенностей возникший правоотношений.

Применение срочного и просроченного процента в гражданских договорах напрямую влияют на увеличение суммы долга, так как помимо основного долга по кредиту заемщику приходится выплачивать просроченный кредит, повышенные проценты за допущенную просрочку погашение долга по кредиту, повышенные проценты за допущенную просрочку по уплате процентов (дело № 33-2747), что во много раз увеличивает образовавшуюся задолженность.

С момента внесения последних изменений в ст. 317.1 ГК и ст. 395 ГК прошло чуть больше шести месяцев и рассуждать о их практическом значении в полной мере пока рано, потому как споры в большей степени разрешены только в арбитражных судах первой инстанции и не прошли проверку в вышестоящих судах и сказать однозначно возникнут ли какие либо коллизионные вопросы и иные сложности пока не представляется возможным.

Но на данный момент времени можно определенно констатировать о многих положительных моментах, которые указанны в данной статье и свидетельствуют об облегчении процесса начисления законных процентов и процентов за нарушение денежных обязательств.

Список использованных источников

1.Гражданский кодекс Российской федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 07.02.2017) // Собрание законодательства Российской Федерации – 1996. – №5.

2. Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей».

3. Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 (ред. 07.02.2017) «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

4. Центральный Банк Российской Федерации [электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.cbr.ru/

6. Информация Банка России от 13 сентября 2013 г. «О системе процентных инструментов денежно-кредитной политики Банка России».

[1] Информация Банка России от 13 сентября 2013 г. «О системе процентных инструментов денежно-кредитной политики Банка России».

Соотношение договорной неустойки и ст. 317.1 ГК РФ

Вопрос-ответ по теме

Соотношении договорной неустойки и процентов по ст. ст. 317.1 и 395 ГК РФ,правильно ли поняли, что вместо договорной неустойки мы требуем до срока оплаты (по договору при условии отсрочки) проценты по ст. 317.1, а после даты согласованной сторонами для оплаты, проценты и по ст. 317.1. и по ст. 395?

Нет. Если договором предусмотрена неустойка, то проценты по ст. 395 ГК РФ не применяются (п. 4 ст. 395).

В данном случае до нарушения обязательства начисляются проценты по ст. 317.1 ГК РФ, и после нарушения обязательства – проценты по ст. 317.1 ГК РФ и проценты, предусмотренные договорной неустойкой.

Условия договора (в частности, о договорной неустойке) можно изменить соглашением сторон. Договор может быть изменен судом по требованию одной из сторон в случае существенного нарушения условий другой стороной и в случаях, указанных в законе или в договоре (ст. 450 ГК РФ). После изменения договора применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (абз. 2 п. 4 ст. 453 ГК РФ).

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

«На отличие этих процентов от ответственности указал и Арбитражный суд г. Москвы, рассматривая спор из договора от 1 февраля 2015 г.: «Суд находит, что требование предъявлено, поскольку не является мерой ответственности за просрочку исполнения обязательства, а является платой за пользование денежными средствами истца, в связи с чем правомерно и подлежит удовлетворению» (решение от 14 августа 2015 г. по делу № А40-110772/15). Это решение примечательно также тем, что суд взыскал законные проценты одновременно с неустойкой».*

2. Сторона, изменяющая договор, должна действовать добросовестно (п. 4 ст. 450 ГК РФ)

«В развитие общего принципа добросовестности, закрепленного в пункте 3 статьи 1 Гражданского кодекса РФ законодатель ввел данный принцип и для осуществления права на одностороннее изменение договора (если, конечно, оно предоставлено ГК РФ, другими законами или договором). Так, он указал, что «сторона. должна. действовать добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором».

3. После изменения договора применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (абз. 2 п. 4 ст. 453 ГК РФ)

Законодатель уточнил общее правило о том, что стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения договора. В частности, рассмотрена ситуация, когда одна из сторон до изменения договора:

  • получила от другой стороны исполнение обязательства, но
  • не исполнила свое обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение.

В таком случае к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (гл. 60 ГК РФ), если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства».

Соотношение статьи 3171 и 395 гк рф

Легальное определение неустойки (штрафа, пени) дается законодателем в п. 1 ст. 330 ГК РФ. Неустойкой признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Сравнение (соотношение) правил, регулирующих порядок применения неустойки и процентов, установленных ст.395 ГК РФ, позволяет констатировать значительное сходство между ними.

Во-первых, проценты по ст.395 ГК РФ, как и неустойка – являются формой гражданско-правовой ответственности. Неустойка (штраф, пеня) как способ обеспечения исполнения обязательств и мера имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, по смыслу статей 12, 330, 332 и 394 ГК РФ, стимулирует своевременное исполнение обязательств, позволяя значительно снизить вероятность нарушения прав кредитора, предупредить нарушение.

Во-вторых, как неустойка (пеня), так и рассматриваемые проценты применяются в случае нарушения обязательств должником (п.1 ст.395 ГК РФ и п.2 ст.330 ГК РФ).

В-третьих, размер подлежащих уплате сумм на случай нарушения обязательства заранее установлен и известен сторонам либо может быть определен на любой момент времени путем применения согласованных сторонами механизмов расчета. Если неустойка обычно закрепляется сторонами в соглашении, то определение процентов по ст.395 ГК РФ осуществляется на основании ставки рефинансирования ЦБ РФ.

В-четвертых, кредитор при предъявлении требования о взыскании как неустойки, так и процентов при просрочке денежного обязательства не должен представлять доказательств наличия и размера причиненных ему убытков.

В-пятых, как проценты по ст.395 ГК РФ, так и неустойка – носят зачетный характер, то есть убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (процентами по ст.395 ГК РФ) (п.1 ст.394 ГК РФ, п.2 ст.395 ГК РФ).

Заметим, что отдельные исследователи, анализируя соотношение неустойки и процентов по ст.395 ГК РФ приходили к выводу, что ответственность по ст.395 ГК РФ носит специальный характер по отношению к неустойке [1] . В настоящее время, как мы уже подчеркивали, как в теории, так и на практике, проценты по ст.395 ГК РФ признаются самостоятельным видом ответственности.

Рассмотрим ситуации, когда обе рассматриваемые формы ответственности возникают по одному и тому же обязательству.

В денежном обязательстве, возникшем из договора, в частности, предусматривающего обязанность должника произвести оплату товаров, работ или услуг либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства.

То есть, в силу гражданского закона кредитор вправе требовать проценты по ст.395 ГК РФ, а в силу положение договора – неустойку. Применяются ли к должнику две меры ответственности?

Как закреплено в абз.2 п.5 Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. №13/14 в подобных случаях суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

Таким образом, кредитор не вправе одновременно требовать с просрочившего должника уплаты этой неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку по смыслу ГК РФ за одно и то же правонарушение не могут применяться две меры ответственности.

Приведем пример из практики:

«Глоба Лидия Викторовна обратилась в Арбитражный суд города Москвы с жалобой на действия конкурсного управляющего, отказавшего во включении ее требований в размере 10 276,98 долларов США, составляющих проценты за период с 13.05.99 до 01.02.2003 по договору банковского вклада в сумме 917,85 долларов США и неустойку за период с 30.10.98 по 01.02.2000 в сумме 9 359,13 долларов США, в реестр требований кредиторов ОАО «АБ «Инкомбанк».

Определением от 18.11.2003 арбитражный суд отказал в удовлетворении жалобы кредитора. При этом суд исходил из того, что начисление процентов по вкладу по истечении срока договора, не предусмотрено договором банковского вклада, а одновременное применение двух мер ответственности за нарушение одного обязательства (неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами на основании статьи 395 ГК РФ, включенных в реестр требований кредиторов должника) не предусмотрено гражданским законодательством Российской Федерации.

В кассационной жалобе Глоба Л.В. просит данное определение отменить как незаконное и необоснованное и удовлетворить ее требования. Заявительница указывает на неправомерность отказа судом в удовлетворении ее требований по уплате процентов по вкладу до даты фактического возврата вклада. Заявительница не согласна также с отказом в удовлетворении ее требований по неустойке, поскольку ею было заявлено требование о выплате разницы между договорной неустойкой и неустойкой законной (проценты по статье 395 ГК РФ, которые были включены в реестр требований кредиторов должника), а не о применении двух мер ответственности за одно и то же нарушение обязательства по возврату вклада, как указал суд. В обоснование жалобы Глоба Л.В. ссылается также на то, что аналогичные требования других кредиторов удовлетворены арбитражным судом.

В судебное заседание кассационной инстанции Глоба Л.В., извещенная о времени и месте его проведения, не явилась.

Представитель должника возражал против удовлетворения кассационной жалобы, ссылаясь на несостоятельность ее доводов.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения представителя должника, проверив доводы кассационной жалобы, кассационная инстанция не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 834 ГК РФ по договору банковского вклада одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

Как правильно установлено судом порядок и условия начисления и выплаты процентов по вкладу установлены договором между Глоба Л.В. и ОАО «Инкомбанк» от 12.05.98 предусмотрено начисление процентов на сумму вклада в размере, установленном в договоре, в течение одного года со дня, следующего за днем поступления средств. Проценты на сумму вклада (10 000 долларов США) за период с 12.05.98 по 12.05.99 выплачены кредитору. Требование о выплате процентов по вкладу по ставке, установленной договором, за период с 13.05.99 по 01.02. 2000 не основано на условиях договора. Договор банковского вклада расторгнут 05.10.99 по заявлению Глоба Л.В., что установлено определением арбитражного суда от 03.12.2002.

Определением от 25.09.2002 арбитражный суд города Москвы удовлетворил жалобу Глоба Л.В. на действия конкурсного управляющего ОАО АБ «Инкомбанк» и обязал конкурсного управляющего включить в реестр требований кредиторов банка требование Глоба Л.В. по процентам на основании статьи 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами за период с 30.10.98 по 01.02.2000 в размере 5 084, 71 долларов США.

Отказывая в удовлетворении требования Глоба Л.В. о включении в реестр требований кредиторов должника 9 359, 13 долларов США договорной неустойки (пункт 10 договора) за просрочку возврата суммы вклада за тот же период, суд правильно исходил из того, что применение двух мер ответственности за одно и то же нарушение обязательства (договорная неустойка и законная неустойка), а также взыскание разницы между ними гражданским законодательством не предусмотрено. Не предусмотрена такая возможность и договором банковского вклада» [2] .

Таким образом, закон не предусматривает и взыскание с должника разницы неустойки и процентов по ст.395 ГК РФ по денежному обязательству.

Заметим, что в качестве кумулятивной, штрафной (то есть применяемой одновременно с процентами за просрочку платежа и сверх этих процентов) неустойка может рассматриваться лишь в прямо определенных законом или договором случаях. Казалось бы, что данное положение дает субъектам возможность включить условие именно о «штрафной неустойке» в любой договор, однако, как показывает практика, при рассмотрении одного из дел Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что условие договора об установлении штрафных санкций в форме пени за просрочку платежа само по себе не свидетельствует о штрафном характере договорной неустойки и возможности ее применения одновременно с процентами, установленными п.1 ст.395 ГК РФ.

Согласимся с экспертам, считающими сложным вопрос о соотношении процентов по ст.395 ГК РФ и установленных законодательными актами или договорами пени за неисполнение денежного обязательства [3] .

В настоящее время пени установлены рядом законодательных актов. Самый показательный пример это пени установленные в п.7 ст.8 Федерального закона от 2 декабря 1994 г. №53-ФЗ «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд» (с изменениями от 10 января 2003 г.) [4] , где за несвоевременные платежи установлена пеня в размере 2, и при просрочке более 30 дней — 3%.

Действительно, подобного рода случаях совокупное взыскание пени и процентов, по ст.395, было бы юридически неправомерным, поскольку, во-первых, не соответствует правилам о зачетном характере как неустойки, так и процентов и, во-вторых, необоснованно превращает неустойку из зачетной в штрафную [5] .

[1] Попов А. Ответственность за неисполнение денежного обязательства // Хозяйство и право. — 1997. — №8. — с.80.

[2] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11 февраля 2004 г. №КГ-А40/165-04

[3] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ части первой (постатейный) / Под ред. О.Н.Садикова – М.: Норма. – 2001. – с.392.

[4] Федеральный закон от 2 декабря 1994 г. №53-ФЗ «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 5 декабря 1994 г. — №32. — Ст. 3303.

[5] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ части первой (постатейный) / Под ред. О.Н.Садикова – М.: Норма. – 2001. – с.392.

Как применять положения ст. 317.1 ГК РФ

С 1 августа 2016 года вступила в силу новая редакция статьи 317.1 ГК РФ.

Статья 317.1 – относительно новая, она появилась в Гражданском кодексе вместе с очередным блоком изменений, вступившим в силу с 1 июня 2015 года. Однако спустя год законодатель понял, что принятая им редакция статьи 317.1 ГК РФ вызывает множество вопросов, и решил снова внести изменения.

С 1 июня 2015 года до 31 июля 2016 года, согласно статье, кредитор по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, имел право на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами. При этом положения данной статьи могли как применяться, так и не применяться – в зависимости от желаний сторон договора.

В соответствии с изменениями, вступившими в силу с 1 августа 2016 года, в случаях, когда законом или договором предусмотрено начисление процентов на сумму денежного обязательства за период пользования денежными средствами, размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России (законные проценты), если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Ответы на самые распространенные вопросы, касающиеся применения положений статьи 317.1 ГК РФ, – в нашем материале.

Что изменилось с 1 августа 2016 года? Когда теперь применяются положения ст. 317.1 ГК РФ?

Во-первых, ранее положения ст. 317.1. ГК РФ применялись автоматически, если стороны в договоре не предусмотрели условие о ее неприменении. С 1 августа 2016 года положения ст. 317.1. ГК РФ будут применяться только в том случае, когда стороны прямо установили в договоре условие о ее применении либо указание на применение таких процентов установлено законом.

Во-вторых, до 1 августа 2016 года положения статьи подлежали применению только к предпринимательским отношениям. Теперь же физические лица также вправе включить в заключенный между ними договор условие о применении ст. 317.1 ГК РФ к своим отношениям.

Неизменным, однако, осталось то, что проценты подлежат начислению за период предоставления должнику рассрочки/отсрочки платежа, то есть когда сам кредитор свои обязательства (по поставке товара, выполнению работ, оказанию услуг и т.д.) исполнил. На случаи предварительной оплаты товара, работ, услуг действие указанной статьи не распространяется.

Всегда ли начисляются и выплачиваются проценты по ст. 317.1 ГК РФ?

С 1 августа 2016 года проценты подлежат начислению и выплате кредитору, если законом или договором их начисление предусмотрено. Если стороны не определили в договоре и законом прямо не установлено иное, размер процентов, определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Ранее проценты рассчитывались исходя из ставки рефинансирования, однако правка эта, скорее, формальная, чем существенная.

Участники гражданского оборота, как и прежде, вправе изменить ставку, из которой будет определяться размер процентов.

Нам часто задают вопрос, нужно ли выплачивать проценты кредитору, если он не предъявил соответствующего требования. С 1 августа 2016 года существует два ответа на этот вопрос:

  • да, нужно, если договор заключен в период с 01 июня 2015 года по 31 июля 2016 года и стороны не включили в договор условие о неприменении положений ст. 317.1 ГК РФ к их правоотношениям;
  • нет, не нужно, если договор заключен в период до 1 июня 2015 года, а также в период с 1 августа 2016 года и стороны не предусмотрели в договоре условие о начислении таких процентов, а закон не содержит прямого указания на их начисление.

Проценты по ст. 317.1 ГК РФ не являются санкцией за неисполнение обязательств. Это обычная «плата» за пользование денежными средствами кредитора. Гражданское законодательство исходит из принципа добросовестности участников: предполагается, что должник по договору, заключенному в период с 1 июня 2015 года по 31 июля 2016 года, не должен ждать направления в его адрес дополнительного требования от кредитора, а должен самостоятельно при погашении задолженности сверх суммы основного долга оплатить и проценты.

Для того чтобы исключить применение статьи к отношениям сторон по договору, заключенному после 1 июня 2015 года, необходимо было в тексте самого договора либо в дополнительном соглашении к нему (если договор уже заключен), предусмотреть следующую формулировку: «К правоотношениям сторон по настоящему договору положения ст. 317.1. ГК РФ не применяются». Если же в договоре такая формулировка отсутствует, ст. 317.1. ГК РФ применяется по умолчанию.

Применяется ли ст. 317.1 ГК РФ к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года?

Это, пожалуй, самый серьезный вопрос и наиболее интересный. Дело в том, что сложившаяся к моменту первоначальной редакции статьи 317.1 судебная практика не давала однозначного ответа на поставленный вопрос.

Так, одни суды считали, что статья 317.1 ГК РФ подлежит применению к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года: см. решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 19.06.2015 г. по делу №А10-2715/2015 (апелляционная и кассационная инстанция оставили решение без изменения), решение Арбитражного суда Забайкальского края от 25.06.2015 г. по делу №А78-3120/2015 (апелляционная и кассационная инстанции оставили решение без изменений). Позиция других судов сводится к невозможности применения положений статьи 317.1. ГК РФ к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года: см. вступившее в законную силу решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 08.07.2015 г. №А56-23156/2015.

Существует также позиция, что указанная статья применяется для начисления процентов с момента возникновения задолженности, даже если эта задолженность образовалась до 1 июня 2015 года: см. решения Арбитражного суда Чувашской республики от 11 июня 2015 г. по делу №А79-3409/2015 (вступило в законную силу) и от 19 июня 2015 г. по делу №А79-3637/2015 (апелляционная жалоба возвращена).

Однако в дальнейшем практика стала складываться таким образом, что в большинстве случаев ст. 317.1. ГК РФ в редакции до 1 августа 2016 года не применяется к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года.

Применяется ли ст. 317.1 ГК РФ в редакции от 1 августа 2016 года к договорам, заключенным до 1 августа 2016 года?

Федеральным законом от 03.07.2016 №315-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» установлено, что измененная редакция ст. 317.1 ГК РФ вступает в силу с 1 августа 2016 года. Таким образом, она подлежит применению к договорам, заключенным с 1 августа 2016 года. К тем договорам, которые заключены в период с 1 июня 2015 года по 31 июля 2016 года, ст. 317.1 ГК РФ применяется в ранее действовавшей редакции.

Как соотнести ст. 317.1 ГК РФ и ст. 395 ГК РФ и возможно ли их одновременное применение?

Вопрос о соотношении ст. 317.1. и ст. 395 ГК РФ в настоящий момент также не решен однозначно. Суды и в этом вопросе расходятся во мнениях, причем их позиции закреплены только на уровне первой инстанции. Так, Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области во вступившем в законную силу решении от 08.07.2015 г. по делу №А56-30587/2015 указал, что основания для начисления этих процентов различны и возможно их одновременное начисление. Эта позиция представляется наиболее обоснованной.

Ст. 317.1 ГК РФ, как уже отмечалось выше, не является санкцией за неисполнение обязательств (в отличие от ст. 395 ГК РФ). Рассматривая ситуацию с этой точки зрения, приходим к следующему выводу: если должник исполнит обязательство по оплате основного долга, но не произведет оплату начисленных на него процентов по ст. 317.1. ГК РФ, то на эти проценты кредитор вправе заявить требование о начислении и оплате процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ с момента возникновения просрочки по оплате процентов по ст. 317.1. ГК РФ и до момента их фактической оплаты.

Арбитражный суд Ростовской области в решении от 03.07.2015 г. по делу №А53-3935/15 (вступило в законную силу) и от 06.07.2015 г. по делу №А53-32356/14 (апелляционная инстанция оставила решение без изменения) выразил иную позицию: «Суд полагает, что положение ст. 317.1 ГК РФ (в силу субъектного состава лиц, возникновения спора из предпринимательской деятельности) являются специальной нормой по отношению к ст. 395 ГК РФ. В связи с изложенным в тех случаях, когда должник – коммерческая организация не уплачивает денежную сумму после наступления срока платежа, на сумму задолженности подлежат уплате проценты: к отношениям сторон, которые существовали до 31 мая 2015 г., положения ст. 395 ГК РФ, а к отношениям, существующим после 1 июня 2015 г., положения ст. 317.1 ГК РФ».

Аналогичной позиции придерживается и Арбитражный суд Кемеровской области: решения от 26.06.2015 г. по делу №А27-7790/2015 (вступило в законную силу), от 29.06.2015 г. по делу №А27-8074/2015 (вступило в законную силу) и от 06.07.2015 г. по делу №А27-8589/2015 (апелляционная жалоба возвращена).

Проценты по ст. 395 ГК РФ подлежат начислению с того момента, когда у должника возникла просрочка в исполнении обязательств по оплате. Начисление же процентов по ст. 317.1 ГК РФ должно производиться с момента получения должником исполнения обязательств от кредитора (товара, результата работ и т.д.) и до момента внесения за них оплаты. При этом проценты по ст. 317.1 ГК РФ будут начисляться и в тот период, когда возникла просрочка по оплате, поскольку несвоевременное исполнение обязательств не повлекло за собой прекращения пользования процентами по денежному обязательству. Именно поэтому в данном случае на проценты, начисленные в соответствии со ст. 317.1. ГК РФ, подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ. Двойная ответственность не возникает, так как основания для начисления этих процентов различны.

Чтобы лучше понять, как производится расчет в этом случае, рассмотрим пример. Предположим, заключен договор на поставку товара стоимостью 10 000 рублей с условием оплаты в течение 10-ти календарных дней с момента поставки. 10-го числа покупатель товар принимает, и с 11-го числа до 20-го подлежат начислению проценты по ст. 317.1 ГК РФ. Покупатель обязательства по оплате в установленный срок не выполнил и произвел оплату только 25-го числа. Денежными средствами он фактически пользовался с 11-го числа по 25-е, а с 21-го по 25-е возникла просрочка, за которую кредитор вправе требовать оплаты процентов по ст. 395 ГК РФ (если не установлен договорный размер неустойки за просрочку оплаты). В итоге покупатель должен кредитору 10 000 рублей плюс проценты по ст. 317.1 ГК РФ на эту сумму за период с 11-го числа по 20-е, а также проценты за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ, расчет которых производится от суммы основного долга – 10 000 рублей и начисленных на нее процентов по ст. 317.1 ГК РФ за период с 21-го числа по 25-е. Таким образом, за период с 21-го по 25-е покупатель оплачивает и проценты по ст. 317.1 ГК РФ, и начисленные на них проценты за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Резюмируя вышесказанное, отметим, что позиции судов не только различны, но и противоречивы в некоторых формулировках. Единой практики по применению статей 317.1 и 395 ГК РФ в настоящий момент нет, а имеющиеся решения вынесены только судами первых инстанций. Следует дождаться формирования судебной практики хотя бы на уровне арбитражных апелляционных судов и после этого, в зависимости от преследуемых целей, заключать или не заключать дополнительные соглашения к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года, о возможности неприменения ст. 317.1 ГК РФ.

Как быть с налогообложением?

Этот вопрос остается открытым для договоров, заключенных в период до 31 июля 2016 года. Обязанность должника без дополнительного требования со стороны кредитора рассчитать и оплатить проценты по ст. 317.1 ГК РФ вызывает вопрос о налогообложении этих сумм. В настоящий момент разъяснений по этому вопросу не представлено, что существенно осложняет жизнь предпринимателей.

Предполагается, что для признания расходов должнику, использующему метод начисления, необходимо руководствоваться п. 1 ст. 272 НК РФ. В соответствии с этим положением, расходы, принимаемые для целей налогообложения, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты, и определяются с учетом положений статей 318-320 НК РФ. При этом расходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором эти расходы возникают исходя из условий сделок.

Кредитору же надлежит руководствоваться п. 1 ст. 271 НК РФ, согласно которому доходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они имели место, независимо от фактического поступления денежных средств, иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав (метод начисления).

В настоящий момент непонятно, каким образом налоговая будет выявлять неучтенные суммы процентов, начисленные в соответствии со ст. 317.1 ГК РФ, ведь обязанность должника уплатить проценты следует только из условий договора. На эти вопросы ответит практика.