Соглашение об урегулировании убытка по договору осаго

Соглашение об урегулировании убытка по договору осаго

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Взыскание страховой выплаты по ОСАГО после заключения соглашения об урегулировании страхового случая без проведения независимой технической экспертизы

«Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 22.06.2016 года):

18. После исполнения страховщиком обязательства по страховой выплате в размере, согласованном сторонами при заключении соглашения об урегулировании страхового случая без проведения независимой технической экспертизы транспортного средства или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества, основания для взыскания каких-либо денежных сумм сверх согласованных сторонами отсутствуют. Потерпевший вправе обратиться в суд с иском об оспаривании такого соглашения и о взыскании суммы страхового возмещения только при наличии оснований для признания указанного соглашения недействительным.

Пример. Дорожно-транспортное происшествие с участием транспортного средства под управлением П. и транспортного средства под управлением С. произошло 15 февраля 2015 г. Виновником аварии является С. Транспортному средству П. причинены механические повреждения. Транспортное средство было осмотрено 11 апреля 2015 г., и страховщиком, застраховавшим гражданскую ответственность П. (страховая компания «С»), выплачено 8702 рубля. 17 апреля 2015 г. при получении акта о страховом случае, акта осмотра транспортного средства от 11 апреля 2015 г. П. подписал соглашение, в соответствии с условиями которого размер страхового возмещения составил 8702 рубле.

Полагая, что соглашение от 17 апреля 2015 г. противоречит действующему законодательству и нарушает его права, П. обратился в суд с иском к страховой компании «С», ссылаясь на положения части 1 статьи 15 ГК РФ, статьи 16.1 Закона о защите прав потребителей, части 3 статьи 16.1 Закона об ОСАГО, о признании соглашения от 17 апреля 2015 г. недействительным; взыскании страхового возмещения в размере 39 675 рублей, а также по иным требованиям.

В удовлетворении заявленных требований было отказано.

При разрешении спора судом установлено, что 17 апреля 2015 г. между истцом и ответчиком заключено соглашение, которым стороны определили размер ущерба, причиненный имуществу истца, определили порядок возмещения истцу ответчиком установленной соглашением суммы ущерба, а также определили последствия заключения данного соглашения. Ответчик, перечислив истцу определенную соглашением сумму страхового возмещения, надлежащим образом исполнил принятые на себя обязательства по заключенному с истцом соглашению.

Истец П. при обращении в суд ссылался на то, что соглашение об урегулировании страхового случая по договору ОСАГО было заключено под влиянием заблуждения, поскольку он не имел представления о размере реальной восстановительной стоимости транспортного средства.

Отказывая в удовлетворении исковых требований П., суд исходил из того, что П., желая получить страховую выплату, обратился в страховую компанию «С» и представил для осмотра поврежденное транспортное средство. По результатам осмотра транспортного средства составлен акт осмотра по страховому случаю. До подписания соглашения П. мог обратиться к оценщику и определить действительную стоимость восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства, вместо этого П., действуя разумно и добровольно, согласился с характером повреждений принадлежащего ему транспортного средства, отраженных в акте осмотра, со стоимостью их устранения, указанной в экспертном заключении оценщика страховщика от 4 марта 2015 г. на сумму 8702 рубля, следствием чего явилось подписанное им со страховщиком соглашение о размере страховой выплаты по данному страховому случаю в сумме 8702 рубля, которое заключено с учетом принципа свободы договора по волеизъявлению сторон и закону не противоречит. Подписанное П. соглашение, исходя из буквального его толкования, доступно пониманию гражданина, не обладающего юридическими знаниями, и не допускает каких-либо двояких толкований и формулировок. Доказательств заключения соглашения под влиянием заблуждения, обмана или под давлением не имеется.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд правильно указал, что П., подписав соглашение о размере страховой выплаты, исходя из буквального толкования его содержания, согласился с тем, что сумма в 8702 рубля возместит убытки, причиненные повреждением принадлежащего ему транспортного средства в результате дорожно-транспортного происшествия, и что указанная сумма является страховым возмещением по данному страховому случаю. П., заключив с ответчиком соглашение о размере страховой выплаты, реализовал свое право на получение страхового возмещения, и после исполнения страховщиком своих обязательств, предусмотренных соглашением, основания для взыскания каких-либо дополнительных убытков отсутствуют. Предусмотренных законом оснований для признания соглашения недействительным установлено не было.

(По материалам судебной практики Вологодского областного суда, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда)

Доп.соглашение по УБЫТКУ ОСАГО

Добрый день, данная тема ранее не поднималась, возможна она актуально только в нашем регионе 02.
В последние месяцы все страховые компании на рынке начали поголовно подписывать с потерпевшими соглашение о выплате, согласно которому они выплачивают определенную сумму денег, все в рамках закона, страховщики молодцы, НО!

Страховая выплата согласно данным соглашениям на 40-50% меньше, чем должно быть согласно НЭ. Хорошо если это единичный случай, но когда это носит массовый характер и страховые компании этой лазейкой в законе умело пользуются и РЕГУЛЯТОР в ус не дует, это не НОРМАЛЬНО.

Конечно, на первый взгляд всё банально и потерпевший сам ДУРАК, правовая грамотность водителей ниже плинтуса, в автошколе этому не учат, А ГДЕ УЧАТ? или простой водитель должен знать положения ФЗ «ОСАГО», лучше Азбуки? Как правило СК не объясняет обстоятельства подписания данного соглашения и его последствия: «просто так надо», «это для вашей выплаты» -говорят они.

Суды естественно выносят решение по букве закона и отказывают в иске об оспаривании соглашения, ведь есть разъяснения ВС, чего париться.

Как быть с данным произволом, есть все данные о многократном занижении и расхождении между выплатой по доп.соглашению и НЭ. Или в других регионах перерасчеты не делают, а ведут потерпевшего под руку, дабы не соскользнул с острия ножа?

Добрый день! Насчёт всех регинов незнаю, но в ЯНАО такая практика практически повсеместная. Полагаю, это самый действенный способ борьбы с автоюристами, придуманный несчастными страховщиками. Никакой чудо-панацеи против этого не придумаешь, за исключением случаев, когда потерпевший либо осведомлен о таком развитии либо его интересы в страховой начиная с первоначального этапа будет представлять юрист, хот адвокат хоть автоюрист. Оспорить соглашение отдельным иском практически невозможно потому как нужно доказать что истца явно обманули или он был невменяемый и не осознавал последствий подписания, под угрозой и т.д. Хороший ход страховщиков.

походу у некоторых лиц поубавилось работы, коли такие темы всплывать начинают

а если бы еще на место ДТП комиссар бы приезжал с таким допом, то автоюристов изжили бы как класс

Естественно поубавилось, только причем тут доход автоюристов, речь идет о злоупотреблении правом со стороны СК и занижение выплаты, благодаря доверчивым и малограмотным водителям, а таких не мало

речь идет о снижении доходов автоюристов, благодаря реализации единственной рабочей норме ФЗ «Об ОСАГО».

Есть положительная практика в Нижегородской области по оспариванию таких соглашений.

Очень понравилось про необязательность знать законы. А хотя бы читать то, что подписываешь, можно?

Скоро эта мышиная возня с ОСАГО и ее жопогол.выми менеджерами непонятными выплатами всем надоест и и переведут ее из ранга обязательного в ранг добровольного. Кстати в АСН была подобная заметка что правительство планирует к 20 году отказаться от обязательных видов страхования… И все)))) половину (в лучшем случае )умных и брызжущих слюной от счастья что автоюризм наконец то прижали выпрут на улицу делиться друг с другом положительными эмоциями!))) т.к. страховаться в добровольном порядке будут в лучшем случае 20 % населения страны
П.С. И страна не вернется к 90-м и не будут друг из друга битами выбивать компенсацию… т.к. при нынешних ценах на осаго, допы и очереди большая часть приобретет фальшивку… а остальным фальшифку впарят в офисах ск)))
ОСАГО-лохотрон

что за практика положительная такая? можно подробнее?

Признание недействительным на основании ст. 167 гк рф.
Есть вступившие в силу решения, есть в суде первой инстанции сейчас

А что там ВС сказал по этому поводу-то? ГК вот подсказывает, что отказ от своих прав не влечет их прекращения, а уж допом он оформлен или еще как — без разницы. Впрочем — есть грамотные способы составления таких соглашений, но в реальной жизни я их не встречал. Кроме того, это соглашение с СК, в суде щемить виновника нужно на оставшуюся сумму, он быстро вспомнит, зачем полис ОСАГО покупал, ну а наигуманнейший не думаю, что накажет виновника, если он не вышел за страховую сумму, но и в иске отказать полностью — тоже оснований нет.

п.48 Постановления Пленума ВС РФ от 29.01.2015.

П.48 предусматривает признание соглашения недействительным — все верно!

48. В случае, если по результатам проведенного страховщиком осмотра поврежденного имущества страховщик и потерпевший достигли согласия о размере страховой выплаты и не настаивают на организации независимой технической экспертизы транспортного средства или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества, такая экспертиза в силу пункта 12 статьи 12 Закона об ОСАГО может не проводиться.
При заключении соглашения об урегулировании страхового случая без проведения независимой технической экспертизы транспортного средства или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества потерпевший и страховщик договариваются о размере, порядке и сроках подлежащего выплате потерпевшему страхового возмещения. После осуществления страховщиком оговоренной страховой выплаты его обязанность считается исполненной в полном объеме и надлежащим образом, что прекращает соответствующее обязательство страховщика (пункт 1 статьи 408 ГК РФ).
Заключение со страховщиком соглашения об урегулировании страхового случая без проведения независимой технической экспертизы транспортного средства или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества является реализацией права потерпевшего на получение страхового возмещения, вследствие чего после исполнения страховщиком обязательства по страховой выплате в размере, согласованном сторонами, основания для взыскания каких-либо дополнительных убытков отсутствуют. Вместе с тем при наличии оснований для признания указанного соглашения недействительным потерпевший вправе обратиться в суд с иском об оспаривании такого соглашения и о взыскании суммы страхового возмещения.

Добрый день! И на самом деле проблема вытекает не только из-за деятельности автоюристов. Это сравнимо со страховкой в кредитных организациях: менеджер граммотно втюхивает, порой попросту не объясняя что это за документы либо объясняет и вроде как вы потом можете отказаться от нее и вам вернут деньги, а сам клиент попросту торопится или ему некогда вникать в мелкий шрифт, а самое главное понимает что ему откажут в выдаче кредита.
Почему все забыли про действия ст.15,1064? Кстати по ОСАГО стали считать по рынку просто прикладывая письмо Минюста и засиливается даже в апеляции, несмотря на разъяснения ВС РФ

Ссылки на решения?

П-Камчатский горсуд. Занимательное чтиво, поверьте

В Москве такие подписания активно практикует ЗАО «МАКС», причём по практике, суммы реально занижены. А заманивают они на такие подписания обещаниями выплатить в срок не более 5 дней… но в соглашении этот срок не указывают и, соответственно, не всегда соблюдают. И само соглашение подписывает только потерпевший, а от МАКСа ни подписи, ни печати…
ПС: весь офис урегулирования убытков увешан плакатами и листовками «ОСТОРОЖНО! АВТОЮРИСТЫ!»

Добрый день! Кому ссылки нужны-зайдите на офиц. сайт Суда ЯНАО, в графе «Поиск по делам» наберите: Росгосстрах», последние 8 апел.определений и будет Вам счастье, это что касается расчет по рынку а не по ЕМ.
А вот как быть с соглашениями я и на самом деле не знаю, только если не подписывать что ли.

Подписание такого соглашения — это право потерпевшего, предусмотренное ФЗ Об ОСАГО, но не обязанность. Если не хочет — пусть не подписывает. А раз подписал — то некого винить…

Соглашение об урегулировании страхового случая. Будьте аккуратнее, подписывая его!

Отменить заключенное со страховщиком соглашение об урегулировании страхового случая можно только путем признания его недействительной сделкой.

Л. обратился в суд с иском к САО «ВСК» о взыскании страхового возмещения, неустойки, убытков, штрафа, компенсации морального вреда, судебных расходов.

В обоснование заявленных требований указано, что произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого принадлежащему истцу транспортному средству были причинены механические повреждения. Гражданская ответственность Л. застрахована в САО «ВСК». В связи с наступлением страхового случая Л. обратился к ответчику с заявлением о возмещении страховой выплаты по ОСАГО, однако выплата произведена не была.

Решением мирового судьи иск Л. удовлетворен частично.

С САО «ВСК» в пользу Л. взыскана сумма недоплаченного страхового возмещения, а также штраф, неустойка, компенсация морального вреда, судебные расходы.

Апелляционным определением районного суда решение мирового судьи оставлено без изменения.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда указанные судебные постановления отменены в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Установлено, что в связи наступлением страхового случая Л. обратился в САО «ВСК» с заявлением о выплате страхового возмещения.

Страховой компанией был организован осмотр транспортного средства истца, по результатам которого было составлено экспертное заключение о стоимости восстановления поврежденного транспортного средства.

Впоследствии между истцом и ответчиком было заключено соглашение об урегулировании страхового случая, по условиям которого сторонами определена сумма страховой выплаты, после перечисления которой обязательство страховщика по выплате потерпевшему страхового возмещения в связи с наступившим страховым случаем прекращается.

Во исполнение своих обязательств ответчик перечислил страховую выплату на банковский счет Л. платежным поручением.

Однако, несмотря на заключенное со страховщиком соглашение и получение страхового возмещения, Л. обратился к мировому судье с иском к страховой компании овзыскании страхового возмещения.

Удовлетворяя иск частично, суд первой инстанции исходил из результатов оценки, представленной в дело истцом. При этом указал, что соглашение об урегулировании страхового случая, которым определен подлежащий возмещению размер убытков потерпевшего, не может быть принято во внимание, поскольку оно заключено с пропуском двадцатидневного срока.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев дело по апелляционной жалобе САО «ВСК», с выводами мирового судьи согласился.

Между тем, выводы мирового судьи и суда апелляционной инстанции сделаны без учета норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

Согласно пунктам 1 и 2 ст. 421 Гражданского кодекса РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

В соответствии с п. 12 ст. 12 Закона об ОСАГО в случае, если по результатам проведенного страховщиком осмотра поврежденного имущества или его остатков страховщик и потерпевший согласились о размере страховой выплаты и не настаивают на организации независимой технической экспертизы или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества или его остатков, экспертиза не проводится.

В п. 48 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.01.2015 № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что при заключении соглашения об урегулировании страхового случая без проведения независимой технической экспертизы транспортного средства или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества потерпевший и страховщик договариваются о размере, порядке и сроках подлежащего выплате потерпевшему страхового возмещения. После осуществления страховщиком оговоренной страховой выплаты его обязанность считается исполненной в полном объеме и надлежащим образом, что прекращает соответствующее обязательство страховщика (п. 1 ст. 408 Гражданского кодекса РФ).

Заключение со страховщиком соглашения об урегулировании страхового случая без проведения независимой технической экспертизы транспортного средства или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества является реализацией права потерпевшего на получение страхового возмещения, вследствие чего после исполнения страховщиком обязательства по страховой выплате в размере, согласованном сторонами, основания для взыскания каких-либо дополнительных убытков отсутствуют. Вместе с тем при наличии оснований для признания указанного соглашения недействительным потерпевший вправе обратиться в суд с иском об оспаривании такого соглашения и о взыскании суммы страхового возмещения.

По правилам п.1 ст. 408 Гражданского кодекса РФ надлежащее исполнение прекращает обязательство.

Из данных положений закона и разъяснений следует, что заключенное между страховщиком и потерпевшим соглашение об урегулировании страхового случая является реализацией права потерпевшего на получение страхового возмещения, вследствие чего после исполнения страховщиком обязательства по страховой выплате в размере, согласованном сторонами, основания для взыскания каких-либо дополнительных убытков отсутствуют. Указанное соглашение может быть признано недействительным только по иску заинтересованной стороны при наличии оснований для признания сделок недействительными.

Приведенная правовая позиция подтверждается п. 18 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 июня 2016 года.

Установлено, что Л. указанное соглашение не оспорил, оно недействительным решением суда не признано.

Судом также не были проверены, применительно к положениям ст. 12 Закона об ОСАГО, обстоятельства самостоятельного проведения потерпевшим независимой экспертизы и не была установлена правомерность действий истца по организации ее проведения, тем более, что на момент подписания соглашения истец проведенную им оценку ответчику, в качестве не согласия с размером выплаты, не предъявил.

Указанные нарушения явились основанием для отмены судебных постановлений в кассационном порядке.

Юридическая компания «НОТА ПРАВА»

Независимая юридическая компания Москвы

Организаций, предоставляющих юридическую помощь и поддержку населению Москвы, сегодня много. Но как среди этого многообразия найти ту, что сможет предоставить качественное правовое обслуживание, отстоять интересы клиента в судебных спорах и гарантировать успех? Одни предпочитают обратиться к юристам – универсалам, берущимся за ведение дела любой области права. Другие обращаются за юридической поддержкой в Москве в компанию «НОТА ПРАВА», понимая, что узкая специализация наших специалистов – гарантия квалифицированной защиты их интересов.

Услуги юридической компании Москвы

В условиях современного мегаполиса человек постоянно сталкивается с вопросами юридического толка. Не имея соответствующей базы знаний и опыта, самостоятельно трудно найти на них ответ. Обращение в компанию «НОТА ПРАВА» – возможность оперативного разрешения правовых споров за счет оказания квалифицированной юридической помощи и поддержки во:

Решение проблем юридического характера в сфере страхования является приоритетным направлением в работе наших специалистов. Если ситуация требует взыскания ущерба по КАСКО и ОСАГО, мы будем продолжать работу до тех пор, пока не получим положительный результат.

Простые и понятные условия оказания юридической поддержки

Вы столкнулись со сложной жизненной проблемой, решение которой сложно найти? Один звонок на телефон +7 (968) 468 94-04 или краткое электронное письмо, отправленное по адресу Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. , позволят сделать первый шаг на пути ее разрешения и записаться на консультацию к ведущим юристам столицы. Самозащита как способ решения страховых, гражданских или жилищных споров – риск усугубления проблемы и возникновения непоправимых последствий. Сотрудничество с компанией по оказанию юридических услуг – исключение вероятности ошибок и сокращение времени, необходимого на решение проблемы.

Мы ценим доверие клиента, а потому выступаем за прозрачность деловых отношений. Условия сотрудничества (цена юридических услуг, сроки их оказания и объем предполагаемой работы) обговариваются с клиентом на этапе предварительного ознакомления с делом. Затягивание правовых споров – удел недобросовестных организаций, стремящихся нажиться на жизненных проблемах клиента. Цель нашей компании – помочь их урегулировать на досудебной стадии.

Центр юридической поддержки в Москве – от консультации до решения проблемы.

В безудержном ритме современной жизни с ее непредсказуемыми виражами все больше людей доверяют защиту своих прав профессионалам. Юридически безграмотный участник правовых отношений может легко запутаться в правовых нормах и судебной практике, столкнуться со сложностями изложения своей гражданской позиции или представлением необходимых доказательств в суд. Комплексная поддержка одной из ведущих юридических компаний Москвы – уникальный шанс восстановить справедливость и получить то, что причитается по закону. В нашей компании спектр юридических услуг, доступных для каждого клиента – это:

  • профессиональная консультация по вопросам страхового, гражданского и жилищного права;
  • определение стратегии ведения дела;
  • подготовка и направление досудебной претензии участнику правовых отношений;
  • подготовка и направление искового заявления в суд;
  • представление интересов клиента в суде;
  • сопровождение исполнительного производства;
  • правовая поддержка физических лиц.

Оказание юридической помощи в Москве – выбор людей, ценящих свое время и деньги. Доверяйте защиту своих интересов и прав профессионалам! Заставьте закон работать на вас!

Соглашение об урегулировании убытка по договору осаго

При наличии условий, предусмотренных для осуществления страховой выплаты в порядке прямого возмещения убытков, потерпевший вправе обратиться с заявлением о страховой выплате только к страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность.

Пример. П. обратился с иском к страховщику о взыскании страховой выплаты, ссылаясь на то, что в результате имевшего место 7 апреля 2015 г. дорожно-транспортного происшествия его транспортному средству причинены механические повреждения. 2 июня 2015 г. он обратился к страховщику, у которого застрахована гражданская ответственность водителя С., виновного в дорожно-транспортном происшествии, с заявлением о страховой выплате, представив необходимый пакет документов, однако ответчик страховую выплату не произвел. Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. Апелляционным определением областного суда решение отменено, как основанное на неправильном применении и толковании норм материального права, исходя из следующего. В соответствии с пунктом 4 статьи 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы. По правилам пункта 1 статьи 14¹ Закона об ОСАГО потерпевший предъявляет требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, в случае наличия одновременно следующих обстоятельств: а) в результате дорожно-транспортного происшествия вред причинен только транспортным средствам, указанным в подпункте «б» настоящего пункта; б) дорожно-транспортное происшествие произошло в результате взаимодействия (столкновения) двух транспортных средств (включая транспортные средства с прицепами к ним), гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с названным Федеральным законом. Поскольку в дорожно-транспортном происшествии, имевшем место 7 апреля 2015 г., вред причинен только транспортным средствам, указанным в подпункте «б» пункта 1 статьи 14¹ Закона об ОСАГО, истец П. вправе предъявить требование о возмещении вреда только страховщику, который застраховал его собственную гражданскую ответственность. Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», при наличии условий, предусмотренных для осуществления страховой выплаты в порядке прямого возмещения убытков, потерпевший вправе обратиться с заявлением о страховой выплате только к страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность (пункт 1 статьи 14¹ и пункт 1 статьи 12 Закона об ОСАГО). Таким образом, исковые требования П. предъявлены к ненадлежащему ответчику, в связи с чем у суда первой инстанции не имелось правовых оснований для возложения на страховщика ОАО «А», застраховавшего гражданскую ответственность виновного в причинении вреда, обязанности по выплате страхового возмещения в порядке прямого возмещения убытков. На основании изложенного решение суда отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований П.

Потерпевший, имеющий право на предъявление требования о прямом возмещении убытков, в случае введения в отношении страховщика, застраховавшего его гражданскую ответственность, процедур, применяемых в деле о банкротстве, или в случае отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности вправе предъявить требования о страховой выплате к страховщику гражданской ответственности причинителя вреда.

Пример. К. обратился в суд к страховой компании «Р» о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, указав в обоснование заявленных требований, что в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 29 октября 2014 г., был причинен ущерб принадлежащему истцу на праве собственности транспортному средству, управляемому на момент дорожно-транспортного происшествия А. Виновным в совершении дорожно-транспортного происшествия в соответствии с материалами административного дела был признан Т., управлявший транспортным средством, собственником которого является ЗАО «Е». Гражданская ответственность виновника дорожно-транспортного происшествия была застрахована в страховой компании «Р». Гражданская ответственность К. застрахована в страховой компании «С», в связи с чем он направил заявление о прямом возмещении убытков и полный пакет страхового дела в головной офис страховщика, так как Нальчикский филиал ОАО «С» прекратил свою деятельность. Страховщиком – ОАО «С» не было принято никаких мер по его заявлению, а из разъяснений Российского Союза Автостраховщиков стало известно, что решением Центрального Банка Российской Федерации в страховой компании «С» назначена временная администрация сроком на шесть месяцев. Кроме того, 27 января 2015 г. данная страховая компания исключена из соглашения о прямом возмещении убытков. 7 февраля 2015 г. К. направил в страховую компанию, застраховавшую гражданскую ответственность причинителя вреда, заявление и необходимый перечень документов для принятия решения по осуществлению страховой выплаты, которое было проигнорировано ответчиком. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным определением, в удовлетворении исковых требований К. отказано.

Разрешая дело по существу и отказывая в удовлетворении заявленных К. требований, суд первой инстанции, руководствуясь положениями пункта 10 статьи 12 Закона об ОСАГО, исходил из того, что обязанность по осуществлению выплаты страхового возмещения у ответчика не наступила, поскольку истцом не соблюден порядок обращения за страховым возмещением. С данным выводом не согласился суд апелляционной инстанции, указав на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права, регулирующих возникшие отношения. При этом, оставляя указанное решение суда без изменения, суд апелляционной инстанции исходил из того, что истцом предъявлены требования о страховой выплате страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред, в то время как имели место основания для обращения к страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность потерпевшего, с заявлением о прямом возмещении убытков (пункт 1 статьи 14¹ Закона об ОСАГО). Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала вывод суда апелляционной инстанции о том, что истцом предъявлены требования о страховой выплате страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред, в то время как имели место основания для обращения к страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность потерпевшего, с заявлением о прямом возмещении убытков, основанным на неправильном применении норм материального права, указав следующее. Судом установлено, что заявление истца о выплате страхового возмещения было направлено К. в страховую компанию «Р» в связи с исключением 27 января 2015 г. страховой компании «С» из соглашения о прямом возмещении убытков. Из положений статьи 12, пунктов 4 и 5 статьи 14¹ Закона об ОСАГО следует, что обязанность по возмещению вреда, причиненного имуществу потерпевшего, возлагается на страховщика, застраховавшего гражданскую ответственность лица, причинившего вред, в порядке выплаты страхового возмещения потерпевшему либо в счет страховой выплаты по договору обязательного страхования страховщику, осуществившему прямое возмещение убытков в соответствии с предусмотренным статьей 26¹ указанного Федерального закона соглашением о прямом возмещении убытков. На основании изложенного неудовлетворение требований потерпевшего, заявленных в порядке прямого возмещения убытков страховщику, исключенному из соглашения о прямом возмещении убытков, не препятствует обращению потерпевшего к страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность причинителя вреда, с требованиями о выплате страхового возмещения, что не противоречит требованиям пункта 9 статьи 14¹ Закона об ОСАГО, предусматривающего предъявление потерпевшим, имеющим право предъявить требование о прямом возмещении убытков, страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность, в случае введения в отношении такого страховщика процедур, применяемых в деле о банкротстве, или в случае отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности, требований о страховой выплате страховщику, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред. Между тем, отказывая К. в удовлетворении заявленных к ООО «Р» требований по основанию выбора истцом ненадлежащего способа защиты нарушенного права, суд апелляционной инстанции вопрос о восстановлении права истца при исключении страховщика, являющегося обязанным по осуществлению прямого возмещения убытков, из соглашения о прямом возмещении убытков, в отношении которого не введены процедуры, применяемые в деле о банкротстве, и не отозвана лицензия на осуществление страховой выплаты, не обсудил и не указал надлежащий способ реализации истцом своих прав на возмещение причиненных ему убытков. Таким образом, вывод суда апелляционной инстанций о том, что К. выбран неверный способ защиты своего нарушенного права, сделан без надлежащей оценки обстоятельств, указанных истцом в обоснование своих требований, и свидетельствует о существенном нарушении судом апелляционной инстанции статей 56, 57, 67, 198 ГПК РФ. С учетом изложенного апелляционное определение Судебной коллегией признано незаконным и отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В то же время суды правомерно исходят из того, что в случае введения в отношении страховщика, застраховавшего гражданскую ответственность потерпевшего, процедур, применяемых в деле о банкротстве, или в случае отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности, если решением суда с этого страховщика в пользу потерпевшего взыскана страховая выплата, либо страховщиком была осуществлена страховая выплата, а потерпевший не согласен с ее размером, потерпевший по истечении шестимесячного срока вправе обратиться за компенсационной выплатой только в профессиональное объединение страховщиков (Российский Союз Автостраховщиков).

Страховой полис является доказательством, подтверждающим заключение договора ОСАГО, пока не доказано иное. В случае установления факта поддельности страхового полиса и отсутствия доказательств, подтверждающих заключение договора ОСАГО, на страховщика не может быть возложена обязанность по выплате страхового возмещения.

Пример. Истец Т. обратился в суд с иском к страховой компании «М» о взыскании страхового возмещения, указывая на то, что 14 июня 2014 г. в результате дорожно-транспортного происшествия, имевшего место по вине водителя Е., было повреждено принадлежащее ему транспортное средство. Страховая компания «М», от имени которой значится выданным предъявленный полис обязательного страхования гражданской ответственности З. как владельца транспортного средства, отказала в выплате страховой суммы в порядке прямого возмещения, ссылаясь на фальсификацию страхового полиса. Судом первой инстанции установлено, что 14 июня 2014 г. водитель Е., управляя транспортным средством и двигаясь задним ходом, не убедился в безопасности данного маневра, в результате чего совершил столкновение с транспортным средством под управлением Т. При этом Е. исполнял трудовые обязанности по договору с индивидуальным предпринимателем П., а транспортное средство принадлежало на праве собственности З., у которого имелся страховой полис ОСАГО ССС № 0659002663, выданный от имени страховой компании «М». При обращении истца в страховую компанию «М» в порядке прямого возмещения убытков ему было отказано в страховой выплате с указанием на то, что договор ОСАГО с выдачей страхового полиса ССС № 0659002663 был заключен страховщиком не с З., а с другим лицом – владельцем транспортного средства ВАЗ 2109, гражданская ответственность З. в страховой компании «М» не застрахована. Суд первой инстанции, отказывая истцу Т. в удовлетворении иска, основываясь на заключении проведенной по делу технической экспертизы документов, указал, что представленный З. полис является поддельным, на момент совершения дорожно-транспортного происшествия гражданская ответственность З. как владельца транспортного средства не была застрахована, следовательно, у страховой компании не возникло обязанности по выплате страхового возмещения. Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда и удовлетворяя иск к страховой компании, указал, что на данные правоотношения распространяется презумпция отсутствия у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках товара, следовательно, З. не мог знать о том, как должен выглядеть подлинный бланк полиса ОСАГО страховой компании «М». Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы суда апелляционной инстанции основанными на неправильном применении норм материального права, указав следующее. Основанием для возникновения у страховщика обязанности по договору страхования является договор страхования, заключенный со страхователем (статья 927 ГК РФ). Согласно статье 940 ГК РФ договор страхования должен быть заключен в письменной форме. Статьей 969 этого же кодекса установлено, что несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора страхования, за исключением договора обязательного государственного страхования. В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 15 Закона об ОСАГО обязательное страхование осуществляется владельцами транспортных средств путем заключения со страховщиками договоров обязательного страхования, в которых указываются транспортные средства, гражданская ответственность владельцев которых застрахована. Пунктом 7 статьи 15 Закона об ОСАГО предусмотрено, что при заключении договора обязательного страхования страховщик вручает страхователю страховой полис, являющийся документом, удостоверяющим осуществление обязательного страхования, а также вносит сведения, указанные в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленные при заключении этого договора, в автоматизированную информационную систему обязательного страхования. Бланк страхового полиса обязательного страхования является документом строгой отчетности. В соответствии с пунктом 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» выдача страхового полиса является доказательством, подтверждающим заключение договора обязательного страхования гражданской ответственности, пока не доказано иное. По смыслу приведенных норм права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации страховой полис является документом, удостоверяющим заключение договора ОСАГО, на основании которого возникает обязанность выплачивать страховое возмещение при наступлении страхового случая. На основании части 5 статьи 67 ГПК РФ при оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств. Из материалов дела следует, что факт поддельности полиса ОСАГО страховой компании «М», выданного на имя З., а также квитанции об уплате им страховой премии установлен судом первой инстанции, выводы которого не поставлены судом апелляционной инстанции под сомнение. Каких-либо доказательств заключения З. со страховой компанией «М» договора ОСАГО, а также уплаты им страховой премии в материалах дела не имеется, и суд апелляционной инстанции на такие доказательства не ссылался. В отсутствие каких-либо договорных отношений между сторонами возложение на страховщика обязанности по выплате страхового возмещения противоречит приведенным выше нормам материального права.

Поскольку факт выдачи ответчиком страхового полиса З. не установлен, равно как не установлен факт обращения З. к данному страховщику или его агенту по поводу заключения договора ОСАГО, а также факт уплаты им страховой премии, то доводы суда апелляционной инстанции о том, мог ли знать З. о поддельности страхового полиса, не имеют правового значения для разрешения указанного спора. С учетом изложенного обжалуемое апелляционное определение Судебной коллегией признано незаконным и отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

После исполнения страховщиком обязательства по страховой выплате в размере, согласованном сторонами при заключении соглашения об урегулировании страхового случая без проведения независимой технической экспертизы транспортного средства или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества, основания для взыскания каких-либо денежных сумм сверх согласованных сторонами отсутствуют. Потерпевший вправе обратиться в суд с иском об оспаривании такого соглашения и о взыскании суммы страхового возмещения только при наличии оснований для признания указанного соглашения недействительным.

Пример. Дорожно-транспортное происшествие с участием транспортного средства под управлением П. и транспортного средства под управлением С. произошло 15 февраля 2015 г. Виновником аварии является С. Транспортному средству П. причинены механические повреждения. Транспортное средство было осмотрено 11 апреля 2015 г., и страховщиком, застраховавшим гражданскую ответственность П. (страховая компания «С»), выплачено 8702 рублей. 17 апреля 2015 г. при получении акта о страховом случае, акта осмотра транспортного средства от 11 апреля 2015 г. П. подписал соглашение, в соответствии с условиями которого размер страхового возмещения составил 8702 рублей. Полагая, что соглашение от 17 апреля 2015 г. противоречит действующему законодательству и нарушает его права, П. обратился в суд с иском к страховой компании «С», ссылаясь на положения части 1 статьи 15 ГК РФ, статьи 16¹ Закона о защите прав потребителей, части 3 статьи 16¹ Закона об ОСАГО, о признании соглашения от 17 апреля 2015 г. недействительным; взыскании страхового возмещения в размере 39 675 рублей, а также по иным требованиям. В удовлетворении заявленных требований было отказано. При разрешении спора судом установлено, что 17 апреля 2015 г. между истцом и ответчиком заключено соглашение, которым стороны определили размер ущерба, причиненный имуществу истца, определили порядок возмещения истцу ответчиком установленной соглашением суммы ущерба, а также определили последствия заключения данного соглашения. Ответчик, перечислив истцу определенную соглашением сумму страхового возмещения, надлежащим образом исполнил принятые на себя обязательства по заключенному с истцом соглашению. Истец П. при обращении в суд ссылался на то, что соглашение об урегулировании страхового случая по договору ОСАГО было заключено под влиянием заблуждения, поскольку он не имел представления о размере реальной восстановительной стоимости транспортного средства. Отказывая в удовлетворении исковых требований П., суд исходил из того, что П., желая получить страховую выплату, обратился в страховую компанию «С» и представил для осмотра поврежденное транспортное средство. По результатам осмотра транспортного средства составлен акт осмотра по страховому случаю. До подписания соглашения П. мог обратиться к оценщику и определить действительную стоимость восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства, вместо этого П., действуя разумно и добровольно, согласился с характером повреждений принадлежащего ему транспортного средства, отраженных в акте осмотра, со стоимостью их устранения, указанной в экспертном заключении оценщика страховщика от 4 марта 2015 г. на сумму 8702 рубля, следствием чего явилось подписанное им со страховщиком соглашение о размере страховой выплаты по данному страховому случаю в сумме 8702 рубля, которое заключено с учетом принципа свободы договора по волеизъявлению сторон и закону не противоречит. Подписанное П. соглашение, исходя из буквального его толкования, доступно пониманию гражданина, не обладающего юридическими знаниями, и не допускает каких-либо двояких толкований и формулировок. Доказательств заключения соглашения под влиянием заблуждения, обмана или под давлением не имеется. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд правильно указал, что П., подписав соглашение о размере страховой выплаты, исходя из буквального толкования его содержания, согласился с тем, что сумма в 8702 рубля возместит убытки, причиненные повреждением принадлежащего ему транспортного средства в результате дорожно-транспортного происшествия, и что указанная сумма является страховым возмещением по данному страховому случаю. П., заключив с ответчиком соглашение о размере страховой выплаты, реализовал свое право на получение страхового возмещения, и после исполнения страховщиком своих обязательств, предусмотренных соглашением, основания для взыскания каких-либо дополнительных убытков отсутствуют. Предусмотренных законом оснований для признания соглашения недействительным установлено не было.

Расчет стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства для целей выплаты страхового возмещения по договору ОСАГО и для определения размера ущерба, возмещаемого причинителем вреда, осуществляется в соответствии с Единой методикой, т.е. с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства.

Пример. Т. обратилась в суд с иском к причинителю вреда С. и страховой компании «А» о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия. Разрешая спор и определяя сумму ущерба, причиненного истцу, суд первой инстанции исходил из величины затрат на восстановление поврежденного транспортного средства в размере 92 300 рублей (с учетом износа).

В соответствии с абзацем восьмым статьи 1 Закона об ОСАГО договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств – договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы). Страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, 400 тысяч рублей (подпункт «б» статьи 7 Закона об ОСАГО). Расходы, понесенные потерпевшим в связи с необходимостью восстановления права, нарушенного вследствие причиненного дорожно-транспортным происшествием вреда, подлежат возмещению страховщиком в пределах сумм, установленных статьей 7 Закона об ОСАГО (пункт 4 статьи 931 ГК РФ, абзац восьмой статьи 1, абзац первый пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО). В силу пункта 15 статьи 12 Закона об ОСАГО возмещение вреда, причиненного транспортному средству потерпевшего, может осуществляться по выбору потерпевшего путем организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства на станции технического обслуживания, с которым у страховщика заключен договор о ремонте транспортного средства в рамках договора обязательного страхования, либо путем получения суммы страховой выплаты в кассе страховщика или перечисления суммы страховой выплаты на банковский счет потерпевшего (выгодоприобретателя). При этом независимо от того, какой способ возмещения вреда избран потерпевшим, стоимость восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определяется с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства (абзац второй пункта 19 статьи 12 Закона об ОСАГО). Размер подлежащего выплате потерпевшему страховщиком или причинителем вреда ущерба начиная с 17 октября 2014 г. определяется только в соответствии с Единой методикой. Таким образом, потерпевший вправе требовать со страховой компании, являющейся страховщиком по обязательному страхованию гражданской ответственности причинителя вреда, выплаты страхового возмещения в пределах сумм, предусмотренных статьей 7 Закона об ОСАГО (400 тысяч рублей).

В случае если стоимость ремонта превышает указанную выше сумму ущерба (400 тысяч рублей), с причинителя вреда подлежит взысканию дополнительная сумма, рассчитываемая в соответствии с Единой методикой с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства. На основании изложенного суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований Т. о взыскании с причинителя вреда С. разницы между размером страхового возмещения, рассчитанного с учетом износа, и стоимостью восстановительного ремонта без учета износа.

Неустойка за несвоевременную выплату страхового возмещения, предусмотренная абзацем вторым пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, подлежит начислению не только на сумму, составляющую стоимость восстановительного ремонта, но и на иные расходы, обусловленные наступлением страхового случая и необходимые для реализации потерпевшим права на получение страхового возмещения.

Анализ судебной практики свидетельствует, что при разрешении требований о взыскании неустойки суды исходят из того, что неустойка за несвоевременную выплату страхового возмещения, предусмотренная абзацем вторым пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, не подлежит начислению на сумму расходов по эвакуации транспортного средства с места дорожно-транспортного происшествия и т.п. Данный вывод судов нельзя признать правильным по следующим основаниям. В силу абзаца второго пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО при несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере одного процента от определенного в соответствии с названным Федеральным законом размера страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему. В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 55 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. № 2, размер неустойки за несоблюдение срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуральной форме определяется в размере 1 процента за каждый день просрочки от суммы страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему по конкретному страховому случаю, за вычетом сумм, выплаченных страховой компанией в добровольном порядке в сроки, установленные статьей 12 Закона об ОСАГО (абзац второй пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО). Неустойка исчисляется со дня, следующего за днем, установленным для принятия решения о выплате страхового возмещения, и до дня фактического исполнения страховщиком обязательства по договору. Под страховой выплатой понимается конкретная денежная сумма, подлежащая выплате страховщиком в возмещение вреда, причиненного жизни, здоровью и/или имуществу потерпевшего (пункт 3 статьи 10 Закона № 4015-I, статьи 1 и 12 Закона об ОСАГО). Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 28 постановления от 29 января 2015 г. № 2, при причинении вреда потерпевшему возмещению подлежат восстановительные и иные расходы, обусловленные наступлением страхового случая и необходимые для реализации потерпевшим права на получение страхового возмещения (например, расходы на услуги аварийного комиссара, расходы на эвакуацию транспортного средства с места дорожно-транспортного происшествия, хранение поврежденного транспортного средства, доставку пострадавшего в лечебное учреждение, восстановление дорожного знака и/или ограждения, доставку ремонтных материалов к месту дорожно-транспортного происшествия и т.д.). Расходы, понесенные потерпевшим в связи с необходимостью восстановления права, нарушенного вследствие причиненного дорожно-транспортным происшествием вреда, подлежат возмещению страховщиком в пределах сумм, установленных статьей 7 Закона об ОСАГО (пункт 4 статьи 931 ГК РФ, абзац восьмой статьи 1, абзац первый пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО). В связи с изложенным неустойка за несвоевременную выплату страхового возмещения, предусмотренная абзацем вторым пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, подлежит начислению не только на стоимость восстановительного ремонта, но и иные расходы, обусловленные наступлением страхового случая и необходимые для реализации потерпевшим права на получение страхового возмещения, являющиеся составной частью страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему по конкретному страховому случаю.