Содействие суда гпк

Содействие и контроль государственных судов в отношении арбитража (третейского разбирательства) (Ситкарева Е.В.)

Дата размещения статьи: 16.11.2017

Проведенная в России в 2015 г. масштабная реформа в сфере арбитража (третейского разбирательства) определила системный подход к регламентации осуществления функций содействия и контроля государственной власти по отношению к разрешению споров в частноправовом порядке. Следует согласиться с авторами, указывающими, что теперь предполагается, что это будет единый институт .
———————————
Комментарий к Федеральному закону «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (постатейный, научно-практический) / В.Н. Ануров, К.В. Егоров, А.В. Замазий и др.; под ред. О.Ю. Скворцова, М.Ю. Савранского. М.: Статут, 2016.

В основу ст. 6 Федерального закона от 29 декабря 2015 г. N 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее — ФЗ об арбитраже) легли положения ст. 6 Типового закона ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже 1985 г. . В Федеральном законе от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» подобной статьи не содержалось. Системно изменения внесены и в Закон РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» (далее — Закон о МКА), поскольку предыдущая редакция ст. 6 не соответствовала рекомендованной ЮНСИТРАЛ редакции. Теперь нормативно закреплено, что определенные законом функции содействия и контроля в отношении арбитража выполняются компетентным судом.
———————————
СЗ РФ. 2016. N 1 (ч. I). Ст. 2.
http://www.uncitral.org/pdf/russian/texts/arbitration/ml-arb/07-87000_Ebook.pdf
СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3019.
Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 32. Ст. 1240.
Комиссия ООН по праву международной торговли.

Анализ правового регулирования и правоприменительной практики не дает оснований сомневаться, что суды выполняли ряд таких функций и до реформы, тем не менее следует отметить, что новый подход расширил указанные функции как в отношении содействия арбитражу, так и в отношении контроля.
Несмотря на всю инновационность реформы, юридическая техника оставляет желать лучшего. Так, исходя из содержания ст. 6 ФЗ об арбитраже и ст. 6 Закона о МКА, которые носят отсылочный характер, суд может в установленных законом случаях оказывать содействие и осуществлять контроль в отношении арбитража при:
назначении арбитров (ч. ч. 3 и 4 ст. 11 Закона об арбитраже, ч. ч. 3 и 4 ст. 11 Закона о МКА);
разрешении вопроса об отводе арбитра (ч. 3 ст. 13 Закона об арбитраже, ч. 3 ст. 13 Закона о МКА);
прекращении полномочий арбитра (ч. 1 ст. 14 Закона об арбитраже, ст. 14 Закона о МКА);
оспаривании компетенции третейского суда (ч. 3 ст. 16 Закона об арбитраже, ч. 3 ст. 16 Закона о МКА);
оспаривании арбитражного решения (ст. 40 Закона об арбитраже, п. 2 ст. 34 Закона о МКА).
В то же время в актах, регламентирующих порядок судопроизводства в указанной сфере, подход иной. ГПК РФ и АПК РФ кроме перечисленных категорий дел к осуществлению функций содействия и контроля относят также дела по выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, вынесенного на территории Российской Федерации (гл. 47 ГПК РФ, § 2 гл. 30 АПК РФ). Причем разрешение вопросов, связанных с отводом, назначением и прекращением полномочий третейского судьи, процессуальное законодательство относит исключительно к функциям содействия в отношении третейского суда (ст. 422.1 ГПК РФ, ст. 240.1 АПК РФ). По категории дел о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений иностранных арбитражей, как и о рассмотрении возражений против иностранного арбитражного решения, не требующего принудительного исполнения, законодатель не придал государственным судам функций содействия и контроля. Здесь, видимо, следует говорить об иной цели. Перед государственным судом не стоит задача контролировать деятельность иностранного арбитражного учреждения или содействовать ему в осуществлении его функций. На первый план выступает защита интересов сторон спора, по которому в рамках арбитража за рубежом было вынесено решение, — выдать исполнительный лист, если не имеется оснований для отказа, предусмотренных ст. 417 ГПК РФ, ч. 3 ст. 244 АПК РФ, или же отказать в его выдаче, если нарушены соответствующие права проигравшей стороны.
Общие подходы к определению подсудности дел были сохранены: заявление об отмене арбитражного решения подается в суд по подведомственности (общей юрисдикции или арбитражный), на территории которого принято такое решение. Но теперь участники гражданского оборота имеют возможность договориться о выборе компетентного суда, в котором будет рассматриваться дело об отмене решения третейского суда (если они своим соглашением не исключат возможность оспаривания) или о выдаче исполнительного листа на решение третейского суда (ч. ч. 1, 2 ст. 30.1 ГПК РФ, ч. ч. 8.1, 9 ст. 38 АПК РФ ). Причем этой возможности стороны не лишены и в случае, если арбитражное решение было принято за рубежом. По оспариванию решения стороны могут придать компетенцию суду по месту нахождения одной из сторон третейского разбирательства. Для получения исполнительного листа — могут определить суд по месту нахождения стороны, в пользу которой состоялось решение третейского суда, или же по месту вынесения такого решения. К преимуществам нововведения следует отнести возможность оптимизации для сторон разбирательства в компетентном суде, которые могут своим соглашением выбрать единый суд для рассмотрения обоих вопросов. Следует иметь в виду формальный подход к определению места вынесения решения. ФЗ об арбитраже и ФЗ о МКА не относят место вынесения решения к обязательным элементам содержания решения. Пункт 2 ч. 2 ст. 34 ФЗ об арбитраже и п. 3 ст. 31 Закона о МКА указывают на место арбитража, которое определяется на основании соглашения сторон или указания в правилах арбитража или же определено самим третейским судом, если это не удается сделать, используя две первые возможности. Заседания самого третейского суда, если стороны не ограничили указанную возможность, могут проводиться и в ином месте (ст. 20 ФЗ об арбитраже, ст. 20 Закона о МКА). Причем п. 3 ст. 31 Закона о МКА указывает, что арбитражное решение считается вынесенным в месте арбитража, в то время как в ФЗ об арбитраже такого прямого указания нет. Лишь в ст. 2 при определении понятий мы видим, что арбитраж — это процесс разрешения спора третейским судом и принятия решения третейским судом (арбитражного решения), из чего можно сделать обоснованный вывод, что если иное отдельно не определено, то место вынесения арбитражного решения есть место арбитража. Часть 2 ст. 34 ФЗ об арбитраже позволяет сторонам договориться о содержании арбитражного решения. В целях исключения споров о подсудности в государственных судах при выборе компетентного суда по месту вынесения решения сторонам следует договориться также и о включении указанной информации в арбитражное решение. Это будет иметь еще большее значение, когда решение не объявляется непосредственно после завершения слушаний или спор рассматривается без устных слушаний.
———————————
Несмотря на то что изменения вносились системно единым нормативным актом (Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. N 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона «О саморегулируемых организациях» в связи с принятием Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (СЗ РФ. 2016. N 1 (ч. I). Ст. 29), указанные положения в АПК РФ безосновательно включены в статью об исключительной подсудности.

Подсудность дел, связанных с разрешением вопросов об отводах, назначении или прекращении полномочий арбитров, определяется по месту проведения соответствующего третейского разбирательства. С точки зрения закона третейское разбирательство — это арбитраж (ч. 2 ст. 2 ФЗ об арбитраже), который относится к функциям арбитров. Место арбитража может не совпадать с местом администрирования спора. В то время, когда третейский суд еще не сформирован и стороны обращаются с этим вопросом за содействием к государственному суду, может быть, вообще преждевременно говорить об определении места третейского разбирательства. Видится целесообразным в данном случае определять подсудность по месту нахождения арбитражного учреждения. Видимо, судебные инстанции подготовят соответствующие разъяснения.
Нормативными актами прямо предусмотрено оказание содействия государственного суда в получении доказательств в рамках арбитража, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением с местом арбитража на территории Российской Федерации. Согласно положениям ст. 30 ФЗ об арбитраже, ст. 27 Закона о МКА третейский суд или сторона третейского разбирательства с согласия третейского суда могут обратиться к компетентному суду с запросом об оказании содействия в получении доказательств. В случае возникновения такой необходимости запрос о содействии в получении доказательств, требующихся для разрешения спора, издается третейским судом и может быть как направлен в компетентный суд самим третейским судом, так и выдан стороне третейского разбирательства для непосредственного направления указанного запроса в компетентный суд. Компетентный суд выполняет этот запрос или отказывает в его выполнении в порядке и по основаниям, которые предусмотрены процессуальным законодательством Российской Федерации.
В зависимости от предмета спора и субъектного состава компетентным может быть как суд общей юрисдикции, так и арбитражный суд. Подсудность таких дел определяется с учетом территории, на которой находится истребуемое доказательство (ч. 1 ст. 63.1 ГПК РФ, ч. 1 ст. 74.1 АПК РФ).
Электронное правосудие в настоящее время становится ключевым направлением развития судопроизводства во всем мире . Со вступлением в силу с 1 января 2017 г. в России изменений в процессуальное законодательство, которыми введен электронный документооборот участников процесса с государственными судами, появляется возможность подавать запросы о содействии в получении доказательств в электронном виде, что могло бы упростить и ускорить получение доказательств, необходимых для рассмотрения дела в третейском суде. Тем не менее в настоящее время в системах электронного правосудия как судов общей юрисдикции ГАС «Правосудие» (https://sudrf.ru/), так и арбитражных судов (https://kad.arbitr.ru/) технически указанная возможность не предусмотрена. Поскольку по такому запросу согласно ст. 63.1 ГПК РФ и ст. 74.1 АПК РФ третейский суд или сторона (с запросом третейского суда) обращаются в компетентный государственный суд в общем порядке, предусмотренном для истребования доказательств в рамках рассмотрения спора государственным судом, следует предположить, что заявитель обладает правами и обязанностями лиц, участвующих в деле (ч. 1 ст. 57 ГПК РФ, ч. 4 ст. 66 АПК РФ). Третейский суд не может и не должен рассматриваться в качестве лица, участвующего в деле, видится обоснованным создание отдельного поля на электронной странице для такого участника. Кроме определения самого статуса третейского суда, проблематичным является как регистрация на сайтах, так и определение надлежащего лица, которое такой запрос направляет. Согласно ФЗ об арбитраже третейский суд — это единоличный арбитр или коллегия арбитров. ГПК РФ и АПК РФ в качестве заявителя по запросу определяют непосредственно третейский суд. Даже постоянно действующее арбитражное учреждение является подразделением некоммерческой организации, при которой оно создано (ч. 9 ст. 2 ФЗ об арбитраже), и не может рассматриваться в качестве самостоятельного участника судопроизводства. Учитывая сказанное выше, в настоящее время подать такой запрос через системы электронного правосудия имеют возможность только стороны третейского разбирательства. Видимо, соответствующие настройки электронных систем и соответствующие разъяснения последуют.
———————————
См.: Ермакова Е.П., Ситкарева Е.В. Унификация норм о применимом праве в Европейском союзе // Современное право. 2014. N 12. С. 130; Ермакова Е.П., Ситкарева Е.В. Унификация гражданского судопроизводства в Европейском союзе в рамках Стокгольмской программы 2019 г. (2010 — 2013 гг.) // Правовая инициатива. 2014. N 3. С. 13; Артемьева Ю.А. Сравнительно-правовой опыт судебной защиты налогоплательщика в России и зарубежных странах // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2013. N 3. С. 474; Русакова Е.П. Рассмотрение гражданских споров арбитражами в РФ // Сравнительное право и проблемы частноправового регулирования в России и зарубежных странах: Сборник статей Международной научно-практической конференции. М.: Российский университет дружбы народов, 2016. С. 35; Ивановская Н.В. Оказание услуг по альтернативному разрешению споров общественными организациями в зарубежных странах // Черные дыры в российском законодательстве. 2013. N 2. С. 131.

Законодательно закреплены требования к содержанию такого запроса: требуется указать обстоятельства, подлежащие выяснению, а также доказательства, которые должен получить суд, исполняющий запрос. Причем это могут быть лишь письменные, вещественные доказательства, а также аудио-, видеозаписи, иные документы и материалы в соответствии с отсылочными нормами ч. 3 ст. 63.1 ГПК РФ, ч. 3 ст. 74.1 АПК РФ. Поскольку запрос, направленный на получение иных доказательств, не подлежит исполнению, можно с уверенностью утверждать, что законодатель исходит из того, что третейскому суду не требуется содействие в опросе сторон, свидетелей, проведении экспертизы, привлечении специалиста для консультации и др.
При рассмотрении вопроса об исполнении такого запроса государственный суд, кроме прочего, обладает компетенцией, более того, обязан оценить арбитрабельность спора, поскольку, если спор не подлежит рассмотрению в порядке третейского производства, в исполнении такого запроса должно быть отказано. Согласно ч. 5 ст. 63.1 ГПК РФ, ч. 5 ст. 74.1 АПК РФ определение об отказе в выдаче запроса обжалованию не подлежит. В таком регулировании кроется возможность создания преюдиции, поскольку при производстве по отмене арбитражного решения или выдаче исполнительного листа указанный факт будет признан установленным судебным актом. Есть большие сомнения, что сторона или третейский суд под угрозой получения такой преюдиции захотят обращаться в государственный суд за содействием в получении тех или иных доказательств.
Придавая большое значение функциям содействия и контроля в отношении арбитража, законодатель тем не менее оставляет сторонам право отказаться от такого содействия в ряде случаев. Так, стороны своим прямым соглашением могут исключить возможность обращения в компетентный суд в целях оказания содействия в формировании третейского суда (ч. 4 ст. 11 ФЗ об арбитраже, п. 5 ст. 11 Закона о МКА). Сама возможность обращения за таким содействием появляется, только если правила арбитража не позволяют преодолеть невозможность формирования состава арбитров. В таком случае при исключении сторонами права на обращение в суд за содействием в формировании третейского суда панель арбитров не может быть сформирована в соответствии с применимым регламентом арбитражного учреждения, следовательно, третейское разбирательство будет подлежать прекращению, а истцу в связи с неисполнимостью в целом действительного арбитражного соглашения придется обращаться в государственный суд.
Стороны могут договориться об исключении права на обращение в суд с заявлением об удовлетворении отвода арбитра после отказа в удовлетворении такого заявления арбитражным учреждением (п. 3 ст. 13 Закона о МКА, ч. 3 ст. 13 ФЗ об арбитраже), а также о прекращении полномочий арбитра государственным судом (ч. 1 ст. 14 ФЗ об арбитраже, п. 1 ст. 14 Закона о МКА).
Нормативно сохраняется возможность оспаривать постановление третейского суда о своей компетенции как по вопросу предварительного характера. Прямым соглашением стороны также могут исключить это право (ч. 3 ст. 16 ФЗ об арбитраже, п. 3 ст. 16 ФЗ о МКА).
Ну и, наконец, теперь только стороны прямым соглашением могут исключить возможность отмены решения третейского суда (ст. 40 ФЗ об арбитраже, п. 1 ст. 34 Закона о МКА).
Следует отметить, что условия, которые в соответствии с законом могут быть согласованы только прямым соглашением сторон, не могут быть указаны в правилах постоянно действующего арбитражного учреждения (ч. 12 ст. 7 ФЗ об арбитраже) или же не повлекут правовых последствий без такого прямого соглашения (п. 13 ст. 7 Закона о МКА).
Анализ действующего законодательства позволяет говорить о разнонаправленности нововведений. Проарбитрабельный характер регулирования в рамках содействия третейскому разбирательству при сильном приближении может быть охарактеризован, скорее, как контроль над деятельностью третейского суда и арбитражного учреждения, которое администрирует соответствующий спор. Сторонам, которые имеют намерение передать свой спор из государственной юрисдикции в третейскую, в ряде случаев целесообразнее будет исключить возможность обращения к компетентному суду за содействием, поскольку результат может быть прямо противоположным ожидаемому.

Библиографический список

1. Артемьева Ю.А. Сравнительно-правовой опыт судебной защиты налогоплательщика в России и зарубежных странах // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2013. N 3.
2. Ермакова Е.П., Ситкарева Е.В. Унификация гражданского судопроизводства в Европейском союзе в рамках Стокгольмской программы 2019 г. (2010 — 2013 гг.) // Правовая инициатива. 2014. N 3.
3. Ермакова Е.П., Ситкарева Е.В. Унификация норм о применимом праве в Европейском союзе // Современное право. 2014. N 12.
4. Ивановская Н.В. Оказание услуг по альтернативному разрешению споров общественными организациями в зарубежных странах // Черные дыры в российском законодательстве. 2013. N 2.
5. Комментарий к Федеральному закону «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (постатейный, научно-практический) / В.Н. Ануров, К.В. Егоров, А.В. Замазий и др.; под ред. О.Ю. Скворцова, М.Ю. Савранского. М.: Статут, 2016.
6. Русакова Е.П. Рассмотрение гражданских споров арбитражами в РФ // Сравнительное право и проблемы частноправового регулирования в России и зарубежных странах: Сборник статей Международной научно-практической конференции. М.: Российский университет дружбы народов, 2016.

Статья 63.1. Запросы третейского суда о содействии в получении доказательств

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 29 декабря 2015 г. N 409-ФЗ настоящий Кодекс дополнен статьей 63.1, вступающей в силу с 1 сентября 2016 г.

Статья 63.1. Запросы третейского суда о содействии в получении доказательств

1. Третейский суд с местом арбитража на территории Российской Федерации (за исключением третейского суда в рамках третейского разбирательства для разрешения конкретного спора) в случае возникновения необходимости получения доказательств, требующихся для разрешения указанного спора, вправе обратиться в районный суд, на территории которого находятся истребуемые доказательства, с запросом о содействии в получении таких доказательств в порядке, предусмотренном статьей 57 настоящего Кодекса. Запрос может быть выдан этим третейским судом стороне третейского разбирательства для непосредственного направления запроса в суд указанной стороной третейского разбирательства.

2. В запросе, указанном в части первой настоящей статьи, указываются обстоятельства, подлежащие выяснению, а также доказательства, которые должен получить суд, исполняющий запрос. Запрос направляется в суд, в который он адресован.

3. Запрос, указанный в части первой настоящей статьи, может быть направлен для получения письменных доказательств, вещественных доказательств и аудио- и видеозаписей, предусмотренных статьями 71, 73 и 77 настоящего Кодекса.

4. Запрос, указанный в части первой настоящей статьи, исполняется не позднее чем в тридцатидневный срок со дня его получения судом, в который он адресован. Запрос не подлежит исполнению в следующих случаях:

1) запрос направлен для получения доказательств, не предусмотренных частью третьей настоящей статьи;

2) исполнение запроса может нарушить права и законные интересы третьих лиц, не участвующих в третейском разбирательстве;

3) запрос вынесен по спору, предусмотренному частью второй статьи 22.1 настоящего Кодекса;

4) запрос позволяет обеспечить доступ к информации, составляющей государственную тайну;

5) запрос позволяет обеспечить доступ к информации, составляющей служебную, коммерческую, банковскую или иную охраняемую законом тайну в отношении лиц, не участвующих в третейском разбирательстве.

5. Об отказе в исполнении запроса, указанного в части первой настоящей статьи, суд, в который он направлен, выносит определение, которое пересылается в третейский суд, направивший запрос. Указанное определение не подлежит обжалованию.

6. Запрос, указанный в части первой настоящей статьи, исполняется в судебном заседании суда по правилам, установленным настоящим Кодексом. Стороны третейского разбирательства извещаются о времени и месте судебного заседания. Неявка указанных лиц, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, не является препятствием к проведению судебного заседания, если это не противоречит существу запроса.

7. Об исполнении запроса, указанного в части первой настоящей статьи, выносится определение, которое со всеми материалами, собранными при исполнении запроса, в трехдневный срок пересылается в третейский суд, направивший запрос, либо передается стороне третейского разбирательства, представившей запрос третейского суда, если в запросе прямо оговорена возможность получения истребуемых доказательств стороной третейского разбирательства. При невозможности исполнения запроса, указанного в части первой настоящей статьи, по не зависящим от суда причинам на это указывается в определении.

ИНСТИТУТ СОДЕЙСТВИЯ ТРЕТЕЙСКИМ СУДАМ В ПОЛУЧЕНИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

В одной из предшествующих публикаций нами была раскрыта процедура назначения арбитров в рамках реализации института содействия третейским судам. Сегодняшняя публикация будет посвящена теме содействия третейским судам в получении доказательств.

Закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ» в данной части является новеллой по отношению к предшествующему законодательству о третейских судах. Сразу хочется обозначить, что данная процедура применяется лишь в случаях с третейским разбирательством администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением, т. е. не применяется к так называемым третейским судам, созданным для разрешения конкретных споров (ad hoc).

В нормативном регулировании с ведением данной нормы фактически преодолен пробел, т. к. ФЗ «О международном коммерческом арбитраже» уже содержал схожую норму, но в законодательстве о третейских судах данная норма отсутствовала.

Так, ст. 30 ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ» содержит положение о том, что в рамках арбитража, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением, третейский суд или сторона с согласия третейского суда может обратиться к компетентному суду с запросом об оказании содействия в получении доказательств. Компетентный суд выполняет этот запрос или отказывает в его выполнении в порядке и по основаниям, которые предусмотрены процессуальным законодательством Российской Федерации.

Из содержания статьи очевидны субъекты, кто может реализовать данную процедуру: третейский суд – единоличный арбитр или коллегиальный состав третейского суда, или сторона третейского разбирательства при получении на то согласия третейского суда.

В связи с тем, что Закон «Об арбитраже» смодулирован лишь на нормах материального права, вопросы процессуального характера относительно данного вопроса урегулированы в ст. 74.1. АПК РФ и ст. 63.1. ГПК РФ, которые были введены с принятием нового Закона «Об арбитраже».

Что касается содействия со стороны арбитражных судов, запрос о содействии в получении доказательств подается в арбитражный суд субъекта РФ, на территории которого находится истребуемое доказательство. При этом такой запрос может быть выдан стороне третейского разбирательства для непосредственного направления его в арбитражный суд.

Положения ГПК РФ, регулирующие вопросы содействия, являются идентичны с той лишь разницей, что запрос о содействии подается в районный суд, на территории которого находятся истребуемые доказательства.

В запросе о содействии указываются обстоятельства, подлежащие выяснению, а также доказательства, которые должен получить арбитражный суд, исполняющий запрос. Запрос направляется в арбитражный суд, в который он адресован. Запрос о содействии может быть направлен для получения письменных доказательств, вещественных доказательств и иных документов и материалов.

Срок исполнения запроса составляет не более тридцати дней со дня его получения судом, в который он адресован.

Процессуальные кодексы также предусмотрели случаи, когда запрос не подлежит исполнению, а именно:

1) запрос направлен для получения доказательств, не предусмотренных процессуальными кодексами;

2) исполнение запроса может нарушить права и законные интересы третьих лиц, не участвующих в третейском разбирательстве;

3) запрос направлен в отношении спора, который не мог быть передан на рассмотрение третейского суда и подведомствен государственному суду;

4) запрос позволяет обеспечить доступ к информации, составляющей государственную тайну;

5) запрос позволяет обеспечить доступ к информации, составляющей служебную, коммерческую, банковскую или иную охраняемую законом тайну, в отношении лиц, не участвующих в третейском разбирательстве.

В случае отказа в исполнении запроса государственный суд выносит определение, которое не подлежит обжалованию.

Поданный запрос исполняется в судебном заседании арбитражного или районного суда по правилам, установленным АПК и ГПК РФ соответственно. Стороны третейского разбирательства извещаются о времени и месте судебного заседания. Об исполнении запроса также выносится определение, которое со всеми материалами, собранными при исполнении запроса, в трехдневный срок пересылается в третейский суд, направивший запрос, либо передается стороне третейского разбирательства, представившей запрос третейского суда, если в запросе прямо оговорена возможность получения истребуемых доказательств стороной третейского разбирательства. При невозможности исполнения запроса по не зависящим от государственного суда причинам на это указывается в определении.

Данный институт содействия третейским судам в получении доказательств, безусловно, полезен и ориентирован на всестороннее и полное исследование доказательств по делу. Однако установленный срок реализации данной процедуры может лишить третейское разбирательство основного преимущества – оперативности, т. к. исходя из практики Третейского суда Пермского края, в пределах установленного срока исполнения запроса спор мог быть разрешен, что ставит третейский суд в зависимость от сроков реализации данной процедуры. Смущает при этом условие, исключающее процедуру обжалования определения об отказе в исполнении запроса. Ведь условия, прописанные в процессуальном законодательстве, в качестве основания для отказа в исполнении запроса могут быть истолкованы расширительно, а некоторые являются оценочными.

Статья 57. Представление и истребование доказательств

СТ 57 ГПК РФ

1. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

2. В ходатайстве об истребовании доказательства должно быть обозначено доказательство, а также указано, какие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, могут быть подтверждены или опровергнуты этим доказательством, указаны причины, препятствующие получению доказательства, и место нахождения доказательства. Суд выдает стороне запрос для получения доказательства или запрашивает доказательство непосредственно. Лицо, у которого находится истребуемое судом доказательство, направляет его в суд или передает на руки лицу, имеющему соответствующий запрос, для представления в суд.

3. Должностные лица или граждане, не имеющие возможности представить истребуемое доказательство вообще или в установленный судом срок, должны известить об этом суд в течение пяти дней со дня получения запроса с указанием причин. В случае неизвещения суда, а также в случае невыполнения требования суда о представлении доказательства по причинам, признанным судом неуважительными, на виновных должностных лиц или на граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле, налагается штраф — на должностных лиц в размере до одной тысячи рублей, на граждан — до пятисот рублей.

4. Наложение штрафа не освобождает соответствующих должностных лиц и граждан, владеющих истребуемым доказательством, от обязанности представления его суду.

Комментарий к Статье 57 Гражданского процессуального кодекса

Комментируемая статья устанавливает правила предоставления и истребования доказательств.

1. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

2. В ходатайстве об истребовании доказательства должно быть обозначено доказательство, указано, какие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, могут быть подтверждены или опровергнуты этим доказательством, указаны причины, препятствующие получению доказательства, и место нахождения доказательства. Суд выдает стороне запрос для получения доказательства или запрашивает доказательство непосредственно по почте или иной допустимой связью. Лицо, у которого находится истребуемое судом доказательство, направляет его в суд или передает на руки лицу, имеющему соответствующий запрос, для представления в суд.

3. Должностные лица или граждане, не имеющие возможности представить истребуемое доказательство вообще или в установленный судом срок, должны известить об этом суд в течение пяти дней со дня получения запроса с указанием причин. В случае неизвещения суда, а также в случае невыполнения требования суда о представлении доказательства по причинам, признанным судом неуважительными, на виновных должностных лиц или на граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле, налагается штраф в размере, установленном ст. 57 ГПК РФ.

4. Наложение штрафа не освобождает соответствующих должностных лиц и граждан, владеющих истребуемым доказательством, от обязанности представления его суду.

Представление доказательств сторонами и другими лицами, участвующими в деле, отвечает принципу состязательности и равноправия сторон, на основании которого и осуществляется правосудие (ст. 12 ГПК РФ). Стороны и иные лица, участвующие в деле, вправе представить суду любые доказательства в подтверждение своих доводов и возражений.

Однако в силу различных обстоятельств лица, участвующие в деле, могут представить суду не все доказательства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Тогда суд может предложить указанным лицам представить дополнительные доказательства. Следует также отметить, что это право, а не обязанность суда, и суд может лишь предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, но не обязывать их непременно представить такие доказательства.

Согласно ч. ч. 2 — 4 ст. 232.3 ГПК РФ, введенной Федеральным законом от 2 марта 2016 г. N 45-ФЗ, «суд выносит определение о принятии искового заявления к производству, в котором указывает на рассмотрение дела в порядке упрощенного производства, или определение о переходе к рассмотрению дела в порядке упрощенного производства и устанавливает срок для представления сторонами в суд, рассматривающий дело, и направления ими друг другу доказательств и возражений относительно предъявленных требований, который должен составлять не менее пятнадцати дней со дня вынесения соответствующего определения. В определениях суд может предложить сторонам урегулировать спор самостоятельно, указав на возможность примирения.

В определениях, указанных в части второй настоящей статьи, суд устанавливает срок, в течение которого стороны вправе представить в суд, рассматривающий дело, и направить друг другу дополнительно документы, содержащие объяснения по существу заявленных требований и возражений в обоснование своей позиции, и который должен составлять не менее тридцати дней со дня вынесения соответствующего определения. Такие документы не должны содержать ссылки на доказательства, которые не были представлены в срок, указанный в части второй настоящей статьи. Период между датой окончания срока представления доказательств и возражений и датой окончания срока представления иных документов должен составлять не менее пятнадцати дней.

Если доказательства и иные документы поступили в суд до принятия решения по делу, но по истечении установленных судом сроков, суд принимает эти доказательства и иные документы при условии, что сроки их представления пропущены по уважительным причинам» .
———————————
Российская газета. 2016. N 47.

Собирание доказательств есть деятельность суда, участвующих в деле лиц и их представителей, призванная обеспечить наличие необходимых доказательств к моменту разбирательства дела в судебном заседании .
———————————
Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева. 3-е изд., доп. и перераб. М.: Инфра-М, 2006. С. 704.

Деятельность по собиранию доказательств может производиться со стадии принятия дела к производству и до окончания рассмотрения дела по существу.

Гражданский процессуальный кодекс РФ наделяет суд полномочиями по наложению штрафа за невыполнение запроса суда по предоставлению доказательств на виновных должностных лиц или на граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле.

При этом наложение штрафа не освобождает соответствующих должностных лиц и граждан от обязанности представления истребуемого доказательства суду в соответствии с ч. 4 ст. 57 Гражданского процессуального кодекса РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 13 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

В соответствии с разъяснениями, данными в п. п. 10 — 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» (ред. от 9 февраля 2012 г.), «по смыслу статей 4, 45, 46, 47, 56, 57 ГПК РФ, обязанность доказывания лежит на сторонах, третьих лицах, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, на прокуроре, органах, организациях и гражданах, подавших заявление в защиту иных лиц.

По делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, рассматриваемых в порядке особого производства, на заявителях лежит обязанность привести доказательства, подтверждающие невозможность получения ими надлежащих документов или невозможность восстановления утраченных документов (статья 267 ГПК РФ).

По делам особого производства не исключается право суда истребовать необходимые доказательства по собственной инициативе (часть 1 статьи 272 ГПК РФ).

Установив, что представленные доказательства недостаточно подтверждают требования истца или возражения ответчика либо не содержат иных необходимых данных, судья вправе предложить им представить дополнительные доказательства, а в случаях, когда представление таких доказательств для названных лиц затруднительно, по их ходатайству, отвечающему требованиям части 2 статьи 57 ГПК РФ, оказывает содействие в собирании и истребовании от организаций и граждан, в частности, письменных и вещественных доказательств (часть 1 статьи 57, пункт 9 части 1 статьи 150 ГПК РФ)» .
———————————
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 9.

Согласно Обзору судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2015) (утвержденному Президиумом Верховного Суда РФ), «на основании ч. 1 ст. 57 ГПК РФ доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

Таким образом, выявление и собирание доказательств по делу является деятельностью не только лиц, участвующих в деле, но и суда, в обязанность которого входит установление того, какие доказательства могут подтвердить или опровергнуть факты, входящие в предмет доказывания.

В случае недостаточности доказательственной базы для вынесения законного и обоснованного решения суд вправе предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства» .
———————————
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. N 3.

Отказывая в принятии к рассмотрению жалобы гражданина П.А.А. на нарушение его конституционных прав ч. ч. 1 и 2 ст. 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ч. 2 ст. 1 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ», п. п. 1 — 3 ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», Конституционный Суд РФ в Определении от 22 января 2014 г. N 107-О указал следующее: «Оспариваемые заявителем положения статьи 57 ГПК Российской Федерации, предоставляющие суду полномочие оказывать содействие сторонам и другим лицам, участвующим в деле, в собирании и истребовании доказательств в случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно (часть первая), а также закрепляющие порядок истребования таких доказательств (часть вторая), не предполагают их произвольного применения, направлены на полное и всестороннее изучение обстоятельств конкретного дела и вынесение законного и обоснованного судебного решения, а потому не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя» .
———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 22 января 2014 г. N 107-О.

Статья 57 ГПК РФ. Представление и истребование доказательств

Новая редакция Ст. 57 ГПК РФ

1. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

2. В ходатайстве об истребовании доказательства должно быть обозначено доказательство, а также указано, какие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, могут быть подтверждены или опровергнуты этим доказательством, указаны причины, препятствующие получению доказательства, и место нахождения доказательства. Суд выдает стороне запрос для получения доказательства или запрашивает доказательство непосредственно. Лицо, у которого находится истребуемое судом доказательство, направляет его в суд или передает на руки лицу, имеющему соответствующий запрос, для представления в суд.

3. Должностные лица или граждане, не имеющие возможности представить истребуемое доказательство вообще или в установленный судом срок, должны известить об этом суд в течение пяти дней со дня получения запроса с указанием причин. В случае неизвещения суда, а также в случае невыполнения требования суда о представлении доказательства по причинам, признанным судом неуважительными, на виновных должностных лиц или на граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле, налагается штраф — на должностных лиц в размере до одной тысячи рублей, на граждан — до пятисот рублей.

4. Наложение штрафа не освобождает соответствующих должностных лиц и граждан, владеющих истребуемым доказательством, от обязанности представления его суду.

Комментарий к Статье 57 ГПК РФ

1. Согласно действию принципа состязательности и равноправия представление доказательств в обоснование своих требований и возражений возлагается на стороны и других лиц, участвующих в деле. Именно эти участники как никто другой заинтересованы в подтверждении тех фактов и обстоятельств, на которые ссылаются.

В связи с тем, что в состязательной модели гражданского судопроизводства суд является независимым арбитром, он не уполномочен по своей инициативе производить действия по сбору или истребованию доказательств. Если представление необходимых для подтверждения своих доводов доказательств будет затруднительно для лиц, участвующих в деле, суд оказывает им содействие в собирании и истребовании доказательств. Для этого необходимо подтвердить суду, что такое лицо пробовало самостоятельно получить и представить необходимое ей доказательство, но по независящим от нее обстоятельствам такие доказательства представить в суд не может. Например, работник (в процессе приобретет статус истца) обращался к работодателю (предполагаемый ответчик по делу) с заявлением предоставить ему копии оспариваемых приказов, но последний отказывает либо просто не отвечает по такому заявлению работника. Своим Постановлением от 31.10.1995 N 8 Пленум ВС РФ в п. 10 разъяснил, что суд по ходатайству сторон принимает меры к истребованию таких доказательств «в случае необходимости, с учетом состояния здоровья, возраста и иных обстоятельств, затрудняющих сторонам возможность представления доказательств, без которых нельзя правильно рассмотреть дело».

В силу ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. При определении обстоятельств дела, подлежащих доказыванию, суд может предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства.

Ходатайство об истребовании доказательства может быть заявлено как при подаче искового заявления истцом, при подготовке дела к судебному разбирательству, так и в процессе судебного разбирательства лицами, участвующими в деле. Помимо этого при пересмотре не вступившего в законную силу судебного постановления в порядке апелляционного производства также допустимо ходатайствовать об истребовании доказательств.

В ст. 57 ГПК РФ ничего не говориться о праве суда по своей инициативе истребовать доказательства, которые он посчитает имеющими значение для дела. Системно-логический способ толкования норм ГПК РФ позволяет сделать вывод, что такое право имеется у суда. Об этом, в частности, говорится в ч. 2 ст. 96 ГПК РФ, которая предусматривает, что, «если вызов свидетелей, назначение экспертов, привлечение специалистов и другие действия, подлежащие оплате, осуществляются по инициативе суда, соответствующие расходы возмещаются за счет средств федерального бюджета».

Помимо этого для дел, возникающих из публичных правоотношений, ч. 2 ст. 249 ГПК РФ предусматривает право суда истребовать доказательства по своей инициативе в целях правильного разрешения дела.

2. Часть 2 ст. 57 ГПК РФ определяет содержание ходатайства об истребовании средства доказывания. В нем должно быть указано, какое средство доказывания следует истребовать и какие обстоятельства, входящие в предмет доказывания и имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, этим средством доказывания могут быть установлены (подтверждены или опровергнуты), помимо этого необходимо указать место нахождения такого средства доказывания, а также причины, по которым лицо, ходатайствующее об истребовании доказательства, само не может получить его.

По результатам рассмотрения ходатайства об истребовании доказательств суд выносит определение о его удовлетворении или об отказе в его удовлетворении. Обжалованию такие определения не подлежат. Свое несогласие с подобным определением заинтересованное лицо может изложить при обжаловании в суд вышестоящей инстанции итогового судебного постановления в жалобе (представлении).

На основании определения об истребовании доказательства суд выдает лицу запрос или направляет его непосредственно лицу или органу, у которого находится истребуемое судом средство доказывания. Истребовать необходимое средство доказывания суд может у любого гражданина, должностного лица или организации, независимо от организационно-правовой формы, ведомственной принадлежности, их места нахождения и причастности к делу (участия или неучастия в рассматриваемом судом деле). Но последствия непредставления истребуемого средства доказывания зависят от того, является ли лицо, у которого оно истребуется, лицом, участвующим в деле, или нет. В запросе суд указывает срок, в течение которого лицо, которому адресован такой запрос, обязано его исполнить и представить в суд средство доказывания или передать его лицу, ходатайствовавшему о его истребовании.

После получения запроса лицо, у которого находится истребуемое судом средство доказывания, направляет его в суд или передает его курьеру, доставившему запрос, для дальнейшего представления в суд.

Следует обратить внимание, что в ст. 57 ГПК РФ непоследовательно употребляется юридическая терминология. Так, в ч. 1 ст. 57 ГПК РФ сначала говорится о том, что с ходатайством об истребовании доказательств могут обращаться стороны и другие лица, участвующие в деле, а согласно ч. 2 для получения доказательства запрос выдается стороне. Далее указывается, что для представления в суд истребуемого доказательства оно передается лицу, имеющему соответствующий запрос. Если узко понимать данную норму, запрос может быть выдан только сторонам, и доказательство, соответственно, будет передаваться только стороне, у которой такой запрос имеется на руках. При таком подходе будут нарушаться права других лиц, участвующих в деле, на доказывание, а в частности — на получение помощи суда по истребованию доказательств (ст. 35, ч. 1 ст. 57 ГПК РФ). Если данную норму толковать более широко, правом истребования доказательств, в том числе и получения запроса и доказательств по такому запросу, будут наделены все лица, участвующие в деле.

Правовая природа запроса отличается от правовой природы судебных постановлений, к которым запрос не относится.

Статья 13 ГПК РФ содержит перечень судебных постановлений, являющихся с момента вступления их в законную силу обязательными для всех без исключения. За неисполнение вступивших в законную силу судебных постановлений ч. 3 ст. 13 ГПК РФ предусматривает возможность наступления ответственности.

Но запрос суда об истребовании средства доказывания является обязательным для того, кому он адресован, так как согласно ч. 2 ст. 13 ГПК РФ «законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации».

3. В случае, если лицо, не являющееся лицом, участвующим в деле, которому адресован запрос, не может представить истребуемое доказательство вообще или в установленный судом срок, оно обязано известить суд об этом в пятидневный срок с момента получения такого запроса.

Содержание ч. 3 ст. 57 ГПК РФ позволяет сделать вывод, что лицо, которое извещает суд о невозможности представить истребуемое доказательство, обязано сообщить суду об уважительности причин невыполнения требования суда. В случае признания их неуважительными суд подвергает виновных должностных лиц штрафу, о чем выносит определение по правилам гл. 8 ГПК. Копия определения направляется лицу, на которое наложен штраф. Аналогичная ответственность предусмотрена и в отношении лиц, которые не известили суд о невозможности представить истребуемое средство доказывания. В течение 10 дней со дня получения копии определения суда о наложении судебного штрафа лицо, на которое наложен штраф, может обратиться в суд, наложивший штраф, с заявлением о сложении или об уменьшении штрафа.

Что касается ответственности лица, участвующего в деле, которому суд адресовал запрос об истребовании средства доказывания, ее ГПК РФ не предусмотрел. Это можно считать недостатком ст. 57 ГПК РФ, так как позволяет недобросовестному лицу, участвующему в деле, удерживать у себя истребуемое средство доказывания, не неся при этом ответственности. А лицо, ходатайствующее об истребовании такого средства доказывания, не сможет подтвердить или опровергнуть искомые факты, что существенно ограничивает гарантированное ст. 46 Конституции право на судебную защиту.

Выход из сложившейся ситуации представляется следующим. С учетом ч. 3 ст. 11 ГПК РФ суд должен по аналогии применять положения ч. 3 ст. 79 ГПК РФ, т.е. в зависимости от того, какая сторона уклоняется от представления истребуемого средства доказывания, а также какое для нее оно имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого истребовалось средство доказывания, установленным или опровергнутым.

4. В ч. 4 ст. 57 ГПК РФ указывается, что наложение штрафа не освобождает соответствующих должностных лиц и граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле, и владеющих истребуемым доказательством, от обязанности представления его суду.

Другой комментарий к Ст. 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

1. Судебное доказывание слагается из следующих элементов:

1) определение предмета доказывания по делу;

2) определение круга искомых или необходимых доказательств;

3) получение доказательств (за счет их представления и собирания, в том числе истребования);

4) исследование и оценка доказательств.

Комментируемая статья посвящена вопросу о представлении и истребовании доказательств по гражданскому делу.

Выявление и собирание доказательств по делу — это деятельность лиц, участвующих в деле, а также суда по установлению того, какие доказательства могут подтвердить или опровергнуть факты, входящие в предмет доказывания.

Основные способы собирания доказательств:

— представление их сторонами, другими участвующими в деле лицами и их представителями;

— истребование их судом от лиц и организаций, у которых они находятся;

— выдача лицам, ходатайствующим об истребовании письменных или вещественных доказательств, запросов на право их получения и представления в суд;

— вызов в суд в качестве свидетеля;

— направление судебных поручений по собиранию доказательств в другие суды;

Собирание доказательств начинается в стадии подготовки дела к судебному разбирательству и осуществляется прежде всего сторонами и другими лицами, участвующими в деле, а при необходимости и судьей. В процессе судебного разбирательства в зависимости от заявляемых требований и возражений, поступивших ходатайств собирание доказательств может продолжаться.

Нередко участвующие в деле лица не могут получить доказательства, находящиеся у других лиц. В связи с этим суд оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в собирании и истребовании необходимых доказательств.

Для этого требуется совокупность следующих обстоятельств: речь идет о получении необходимых доказательств; для лиц, участвующих в деле, представление этих доказательств затруднительно; поступило ходатайство лица, участвующего в деле, об истребовании доказательств.

2. Часть 2 комментируемой статьи регулирует порядок составления содержательной части ходатайства. Она должна содержать:

— обозначение доказательства, которое требуется истребовать;

— указание на то, какие обстоятельства дела могут быть подтверждены или опровергнуты данным доказательством;

— указание на причины, препятствующие самостоятельному получению доказательства;

— указание на место нахождения доказательства.

При удовлетворении ходатайства суд либо выдает стороне запрос для получения доказательства либо запрашивает доказательство непосредственно.

3. Часть 3 комментируемой статьи предусматривает обязанность и вводит ответственность должностных лиц и граждан. В частности, должностные лица или граждане, не имеющие возможности представить истребуемое доказательство вообще или в установленный судом срок, должны с указанием причин известить об этом суд в течение пяти дней со дня получения запроса.

В случае неизвещения суда, а также в случае невыполнения требования суда о представлении доказательства по причинам, признанным судом неуважительными, на виновных должностных лиц или на граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле, налагается штраф.

4. Согласно ч. 4 комментируемой статьи наложение штрафа не освобождает соответствующих должностных лиц и граждан, владеющих истребуемым доказательством, от обязанности представления его суду.