Соборное уложение статья 17

1 половина 19 века

2 половина 19 века

1 четверть 20 века

2 четверть 20 века

3 четверть 20 века

4 четверть 20 века

Соборное уложение 17 века

Соборное уложение 1649 года – свод законов Московской Руси, регулирующих самые разнообразные сферы жизни.

Причины создания Соборного уложения

Последний судебник, принятый до создания Соборного уложения, относился к 1550 году (Судебник Ивана Грозного). С тех пор прошел практически век, феодальная система государства несколько видоизменилась, были созданы многочисленные новые указы и уложения, которые зачастую не только делали предыдущие указы устаревшими, но также противоречили им.

Ситуация усложнялась также тем, что многочисленные нормативные документы были сильно разбросаны по ведомствам, отчего в законодательной системе государства был полнейший хаос. Были распространены ситуации, когда о новом акте знали только те, кто его принимал, а вся остальная страна жила по устаревшим нормам.

Для того, чтобы наконец упорядочить законотворчество и судебную систему, необходимо было создать совершенно новый документ, который бы отвечал требованиям времени. В 1648 году вспыхнул Соляной бунт, восставшие, среди прочего, требовали создание нового нормативного документа. Ситуация стала критической и откладывать было уже нельзя.

В 1648 году был созван Земский собор, который вплоть до 1649 года занимался созданием Соборного уложения.

Создание Соборного уложения

Созданием нового документа занималась специальная комиссия во главе с Н.И. Одоевским. Создание нового судебника происходило в несколько этапов:

  • Работа с многочисленными источниками законов и актов;
  • Совещание на тему содержания законодательных актов;
  • Редактирование царем и думой представленных черновиков новых законопроектов;
  • Совместное обсуждение тех или иных положений уложения;
  • Подписание всеми членами комиссии новой редакции законопроектов.

Такой тщательный подход к созданию документа был вызван тем, что члены комиссии хотели создать тщательно систематизированный и максимально полный и доступный судебник, исправив все недочеты в предыдущих документах.

Источники Соборного уложения

Основными источниками послужили:

  • Судебник 1497 года;
  • Судебник 1550 года;
  • Указные книги, где фиксировались все вышедшие законопроекты и акты;
  • Челобитные царю;
  • Византийское право;
  • Литовский статут 1588 года использовался в качестве образца судебника.

Именно в Соборном уложении 1649 года наметилась тенденция к разделению норм права по отраслям, соответствующая современному законодательству.

Отрасли права в Соборном уложении

Новое уложение определяло статус государства и самого царя, содержало комплекс норм, регулирующих деятельность всех органов государственного управления, устанавливало порядок въезда и выезда из страны.

В уголовном праве появилась новая система классификации преступлений. Появились такие виды, как:

  • преступление против церкви;
  • преступление против государства;
  • преступление против порядка управления (самовольный выезд из страны);
  • преступления против благочиния (содержание притонов);
  • должностные преступления:
  • преступления против личности;
  • имущественные преступления;
  • преступления против нравственности.

Появились также и новые виды наказаний. Теперь преступник мог рассчитывать на смертную казнь, ссылку, тюремное заключение, конфискацию имущества, штраф или бесчестящее наказание.

Гражданское право также значительно расширилось благодаря росту товарно-денежных отношений. Появилось понятие физического лица и коллектива, возросла правоспособность женщин в вопросах совершения сделок, устная форма договора теперь заменялась письменной, положив начало современным сделкам купли-продажи.

Семейное право не сильно поменялось – все еще действовали принципы «Домостроя» — главенство мужа над женой и детьми.

Также в Соборном уложении был расписан порядок судопроизводства, уголовного и гражданского – появились новые виды доказательства (документы, крестное целование и т.д.), выделились новые процессуальные и розыскные мероприятия, направленные на доказательство виновности или невиновности.

Важным отличием от предыдущих судебников было то, что при необходимости, Соборное уложение 1649 года дополнялось и переписывалось при появлении новых актов.

Закрепощение крестьян

Однако наиболее заметное место в Соборном уложении занимают вопросы, касательно крепостного права. Уложение не только не дало крестьянам свободы, оно окончательно их закрепостило. Теперь крестьяне (включая их семьи и имущество) фактически становились собственностью феодала. Передавались по наследству, как мебель и не имели собственных прав. Изменились также правила касательно выхода из-под гнета – теперь крестьяне практически не имели возможности стать свободными (теперь беглый крестьянин не мог стать свободным спустя несколько лет, теперь сыск велся бессрочно).

Значение Соборного уложения

Соборное уложение 1649 года является памятника русского права. Оно наметило новые тенденции в развитии русского права, закрепило новые социальные черты и институты. Кроме того, уложение значительно продвинулось в плане систематизации и составления юридических документов, так как было сделано разграничение по отраслям.

Гражданское право по Соборному уложению 1649 г

Главная > Закон >Государство и право

Гражданское право по Соборному уложению 1649 г

В Соборном Уложении 1649 г. большое внимание уделяло защите форм феодального землевладения (гл. 16, 17). Глава 16 «О поместных землях» расширила права дворян, сделав первый шаг в уравнивании прав владельцев поместий и вотчин. Статья 2 гл. 16 устанавливала право обмена поместий на вотчину только с согласия царя: Обмен поместий различных качеств не влек за собой денежной компенсации. Закон предлагал расписать «меновые поместья» по «полюбовному челобитью» (ст. 3 гл. 16). В статье 8 гл. 16 говорилось, что в случае старости, болезни увечья, право пользования поместьем передавалось сыновьям если они несли военную службу: иногда по усмотрению царя поместье жаловалось в пожизненное пользование. Основанием получения поместного владения являлась служба государю (военная, административная и т. д.). В развитии правового статуса поместья особое значение имел прожиток, т.е. часть поместья, выделяемая после смерти его владельца на содержание вдовы, дочерей, престарелых родителей, несовершеннолетних детей. Матери или жены дворян, погибших на войне, получали на содержание поместье, которой подлежало передаче детям (ст. 22 гл. 16). Закреплялось право на дополнительное поместье за военную службу (ст. 24 гл. 16). Определялся размер поместий, получаемых вдовой и дочерью на содержание, в зависимости от обстоятельств смерти дворянина (ст. 30-32 гл. 16). Следовательно, Уложение 1649 г. содержит целый комплекс правовых норм, связанных с наследованием поместья. Интересна ст. 17 гл. 16, в которой говорилось, что оставшаяся после родителей дочь владела поместьем,. полученным ею на свое содержание до замужества, после чего она передавала свое поместье мужу в качестве приданого. Одним из оснований прекращения права дворянина на поместье по Соборному Уложению являлось длительное (свыше 10 лет) пребывание в плену, (ст. 29 гл. 16), но по возвращении из плена он вправе был требовать поместье назад. За провинности или преступление поместье у дворянина отбиралось и передавалось другому (ст. 38 гл. 16). Поместье после смерти его владельца (ст. 58 гл. 16) делилось поровну между наследниками: женой и детьми. Другой разновидностью феодальной собственности на землю было вотчинное землевладение и в Уложении 1649 г. ее правовому положению отведена специальная глава 17. Вотчина, как более ранняя форма феодального землевладения постепенно утратила свое привилегированное положение, она уже не являлась пожизненным землевладением, а зависела от воли царя. Важнейшей стороной правового статуса вотчинного землевладения было право наследования вотчин. Вотчинники не имели права отчуждать свои земли церкви. Родовые и купленные вотчины не наследовались бездетной вдовой умершего вотчинника (ст. 1 гл. 17), она имела право получить в наследство после мужа только купленные им вотчины. Вотчины по Уложению 1649 г. наследовали сыновья, дочери — только после смерти братьев (ст. 2 гл. 17). Могли наследовать и родственники по боковой линии. При наследовании вотчины двумя-тремя и более сыновьями право на наследство принадлежало всем в равной мере. Право на отчуждение вотчины также принадлежало в равной мере всем ее наследникам. Таким путем закон защищал права на вотчины несовершеннолетних совладельцев. Купленная вотчина, полученная вдовой по наследству отдельно от детей, считалась ее собственностью (ст. 6-7 гл. 17). Статьи 16-17 гл. 17 Соборного Уложения узаконили правовое положение землевладельцев жалованных вотчин. Владельцы вотчин, так же как и владельцы поместий, за совершенное преступление — измену, лишались права владения ими (ст. 25-26 гл. 17). но вотчинник мог продать родовую вотчину и обладал правом на все виды отчуждения. Всякие сделки купли-продажи вотчины оформлялись путем записи в книгах поместного приказа, в противном случае сделки считались недействительными (ст. 34-36 гл. 17). Если же сделки совершались обманным путем в обход закона, то вотчинник подлежал публичному наказанию кнутом. Владеть вотчинами могли дворяне и их дети, как находящиеся на службе у царя, так и служившие высшему духовенству (ст.37 гл. 17). Статья 42 гл. 17 Соборного Уложения запрещала завещать продавать или закладывать родовые, выслуженные или купленные вотчины монастырям или духовенству, что свидетельствовало об ограничении церковного землевладения. В ст.196 — 197 гл. 10 развиваются нормы о залоге. Так, в случае нарушения залогодержателем срока хранения вещи в залоге, собственность на нее переходила к залогодателю. При этом разница в сумме займа и заложенной вещи не учитывалась. При невыплате долга взыскивалось имущество, при несостоятельности должник выдавался кредитору с головой. Наследники отвечали за долги наследователя (ст. -132, 207 гл. 10). Все договоры оформлялись в письменном виде (ст. 246-250 гл. 10), устанавливались формы совершения разного рода сделок. Крупная сделка составлялась площадным подъячим, менее крупные заключались домашним способом и подписывались сторонами. Предусматривалась ответственность (ст. 251-253 гл. 10) за составление подложной крепости, сделки по принуждению, попытки ложного обвинения в принуждении к сделке. Договор по займу (ст. 254-260 гл. 10) предусматривал взыскание процентов, но лишал их судебной защиты. Срок исковой давности определялся в 15 лет, частичная уплата прерывала давность. Статьи 189-192 гл. 10 закрепляли договор поклажи. Впервые ст. 193 гл. 10 регламентировала договор подряда подрядчик отвечал за материал, взятый у заказчика. В Соборном Уложении содержатся и нормы семейно-брачных отношений. Закон допускал заключение брака не более трех раз, последующих юридических последствий не влекли. Статьи 189-192 гл. 10 закрепляли договор поклажи. Неравными были права и ответственность родителей и детей. Жена по Уложению могла быть отдана мужем в услужение, записана в кабалу. Дети, убившие родителей, карались смертной казнью «безо всякой пощады», а убийство родителями детей каралось тюремным заключением на год (ст. 3 гл. 22).

Система обязательств и положение договора по Соборному уложению 1649 г.

В Соборном Уложении отражена достаточно развитая для того времени система обязательств. Обязательства по договорам преобладают перед внедоговорными. Обязательства, вытекающие из договора, стали обеспечиваться не личностью, а имуществом ответчика. Ответственность не была индивидуальной.
Долги по обязательствам переходили по наследству. В случае стихийных бедствий предусматривалась отсрочка уплаты долга до 3 лет. Соборному Уложению известны и обязательства из причинения вреда
(например, возмещение ущерба, вызванного потравами полей). Соборное Уложение много внимания уделило формам заключения договоров.
Все большее значение приобретала письменная форма заключения договоров
(«крепость», «кабала»), а для некоторых, наиболее важных, (например, купчая на земли или дворы),- крепостная, требовавшая официального засвидетельствования или регистрации в учреждении. ПО Указу 7 июня 1635 г. судам запрещалось принимать дела по займам, поклажам, ссудам, если не имелось письменных документов. Соборное уложение 1649 16 века грамоты на полное холопство, служилые кабалы, отпускные грамоты, купчие на лошадей обязательно должны были быть
«крепостными». Соборное уложение 1649 1558г., такая форма стала обязательной для купчих на недвижимость, а также для договоров поклажи. По Уложению всякие акты должны были писаться площадными подъячими при свидетелях. По более важным делам (купчие и закладные на вотчины и дворы) свидетелей должно быть 5-6 человек, по менее важным – два-три человека. Неисполнение договора влекло за собой уплату неустойки. Если покупатель приобретал вещь, на которую продавец не имел права собственности, он должен был возвратить вещь законному собственнику и доказать свое незнание того, что продавец не имел права собственности на вещь. Определялся порядок признания договора недействительным.
Недействительными считались договоры, заключенные в состоянии опьянения, с применением насилия или путем обмана.

Соборному Уложению известны договоры купли-продажи, мены, дарения, хранения, поклажи, найма имущества и некоторые другие. Большие изменения Соборного Уложения 1649 года касались области вещного, обязательственного и наследственного права. Сфера гражданско- правовых отношений была определена достаточно четко. К этому побуждали развитие товарно-денежных отношений, формирование новых типов и форм собственности, количественный рост гражданско-правовых сделок. Предписана имущественная ответственность при нанесении ущерба. Сделки, заключенные в состоянии опьянения, считаются недействительными. Имущество в договорах должно принадлежать сторонам договора на законном основании. В некоторых случаях государственный органы принудительно прекращали договоры или продлевали их. Согласно общему правилу, смерть должника могла служить основанием для переноса имущественной ответственности на его родственников (жена, дети, братья). Ответственность по долгам распространялась на все виды имущества –
«поместья, вотчины, живот» ( ст.142, гл.10). Субъектами гражданско-правовых отношений являлись как частные
(физические), так и коллективные лица, причем постепенно расширялись юридические права частного лица за счет уступок со стороны лица коллективного. Для правоотношений, возникавших на основе норм, регламентирующих сферу имущественных отношений, характерна стала неустойчивость статуса самого субъекта прав и обязанностей. Прежде всего, это выражалось в расчленении нескольких правомочий, связанных с одним субъектом и одним правом (например, условное землевладение давало субъекту право владения и пользования, но не распоряжения предметом). С этим возникала сложность в определении истинного полноправного субъекта.
Субъекты гражданского права должны были удовлетворять определенным требованиям, таким как пол (наблюдалось существенное возрастание правоспособности женщины по сравнению с предыдущим этапом), возраст (ценз в
15-20 лет давал возможность самостоятельного принятия поместья, кабальных обязательств и т.д.), социальное и имущественное положение. Вещи по Соборному Уложению были предметом целого ряда правомочий, отношений и обязательств. Основными способами приобретения имущества считались захват, давность, находка, пожалование и непосредственно приобретение в обмене или при покупке. В Уложении 1649 года особо рассматривается процедура пожалования земли.
Она представляло собой сложный комплекс юридических действий, включавший выдачу жалованной грамоты; составление справки (т.е. запись в приказной книге определенных сведений о наделяемом лице); ввод во владение, который заключался в публичном отмере земли. Раздачу земли, наряду с Поместным приказом, осуществляли и другие органы — Разрядный приказ, Приказ Большого дворца, Малороссийский, Новгородский, Сибирский и другие. Договор в XVII веке оставался основным способом приобретения прав собственности на имущество, и, в частности, на землю. В договоре теряют значение ритуальные обряды, происходит замена формализованных действий (участие свидетелей при заключении договора) письменными актами (“рукоприкладством” свидетелей без их личного участия)[8]. Впервые в Соборном Уложении 1649 года регламентировался институт сервитутов — юридическое ограничение права собственности одного лица в интересах права пользования другого или других лиц. Личные сервитуты –это ограничения в пользу определенных лиц, специально оговоренных в законе, например, потрава лугов ратниками, находящимися на службе. Вещные сервитуты
– это ограничение права собственности в интересах неопределенного числа субъектов. Они включали право владельца мельницы в производственных целях заливать нижележащий луг, принадлежащий другому лицу; возможность возводить печь у стены соседского дома или строить дом на меже чужого участка и т.д.
(гл.10). Наряду с этим, право собственности ограничивалось либо прямым предписанием закона, либо установлением правового режима, который не гарантировал “вечной собственности”. Соборное уложение определяет право на чужую вещь: право ставить запруды на реке в пределах своего владения, но при условии, что соседним помещикам запруды не принесут ущерба; право покосов, рыбной ловли, охоты в лесах на землях, принадлежавших другому владельцу. В городах запрещалась постройка печей, поварен вплотную к соседним строениям; не разрешалось лить воду, сметать сор на соседние дворы и др,
Уложение определяло право проезжавших, а также прогонявших скот останавливаться на лугах, прилегавших к дороге, в силу чего луга не должны запираться ранее определенного срока – Троициного дня[9]. Гражданское право отражает дальнейшее развитие товарно-денежных отношений, особенно в части права собственности и обязательственного права. Основными формами земельных владений в этот период были царские дворцовые земли, вотчины и поместья. Чернотяглые земли, находящиеся во владении сельских общин составляли собственность государства. В соответствии с Уложением дворцовые земли принадлежали царю и его семье, государственные
(чернотяглые, черносошные) земли принадлежали царю, как главе государства.
Фонд этих земель к этому времени существенно уменьшился, вследствие раздачи за службу. (В 1627 г. был издан специальный указ, запретивший дальнейшую раздачу дворцовых земель в вотчины и поместья).
Вотчинное землевладение в соответствии с главой XVII Соборного уложения делилось на родовое, купленное и жалованное.
Вотчинники имели привилегированные права по распоряжению своими землями, чем помещики, так как имели право продать (с обязательной регистрацией в
Поместном приказе), заложить или передать по наследству (хотя и с ограничениями).
Уложение установило право родового выкупа (в случае продажи, заложения или мены) в течение 40 лет, причем точно определенными Уложением лицами. На купленные вотчины право родового выкупа не распространялось.
Родовые и выслуженные вотчины не могли передаваться по завещанию посторонним лицам, если у завещателя были дети или боковые родственники.
Запрещалось родовые и выслуженные вотчины дарить церкви.
Купленные же у сторонних людей вотчины после передачи их по наследству становились родовыми.
Глава XVI Соборного уложения обобщила все существующие изменения в правовом статусе поместного землевладения: владельцам поместный могли быть как бояре так и дворяне; поместье передавалось по наследству в установленном порядке (за службу наследника); часть земли после смерти владельца получали его жена и дочери («на прожиток»); разрешалось давать поместье в приданое; разрешался обмен поместья на поместье или вотчину, в том числе большее на меньшее (ст.3).
Помещики не имели права свободной продажи земли без царского указа или заложить ее.
Уложение подтвердило указы начала XVII века о запрещении верстать на службу и наделять поместьями «поповых и мужичьих детей, холопей боярских и слуг монастырских». Это положение превратило дворянство в замкнутое сословие.
Рассматривая право собственности на землю следует отметить развитие такого института права как залоговое право. Судебник регламентирует следующие положения: заложенная земля может оставаться в руках залогодателя или же перейти в руки залогодержателя; разрешался залог дворов на посаде; допускался заклад движимого имущества; просрочка выкупа заложенной вещи влекла передачу прав на нее залогодержателю, за исключением дворов и лавок на посаде.
Закладные, поставленные на дворы и лавки на имя иностранцев, считались недействительными. Если у залогодержателя была украдена или погибла залоговая вещь без его вины, то он возмещал стоимость в половинном размере.
Справедливо будет отметить развитие в XVI — XVII вв. такого института права, как обязательственное право. По Уложению должник отвечает по обязательству не своей личностью, а только имуществом. Еще Указ 1558 года запрещал должникам «поступати в полные холопы» к своему кредитору в случае неуплаты долга. Разрешалось только отдавать их «головой до искупа», т.е. до отработки долга. Если у ответчика было имущество, то взыскание распространялось на движимое имущество и дворы, затем на вотчину и поместье.
Вместе с тем в этот период ответственность не была индивидуальной: супруг отвечал за супругу, дети за родителей, слуги за господ и наоборот.
Законодательство сделало возможной передачу прав по некоторым договорам
(кабалам) прежним лицам. Должник не мог передавать свои обязательства только по согласованию с кредитором.
Договоры купли-продажи недвижимости должны были оформляться письменно и
«купчей крепостью» (скрепляться подписями свидетелей и регистрироваться в приказах). Купля-продажа движимого имущества производилась словесным соглашением и передачей вещи покупателю.
Но указ 1655 г. предписывал судьям не принимать челобитные по договорам займа, поклати и ссуды «бескабально», т.е. без письменных документов.
Таким образом, наметился переход от словесной формы заключения договоров к письменной.
Договор займа в XVI — XVII вв. составлялся только в письменной форме. Для сглаживания социальных противоречий размеры процентов по займам ограничивались 20 процентами. Уложением 1649 года предпринимается попытка запрета взимания процентов по займам, но на практике заимодатели продолжали брать проценты. Договор сопровождался залогом имущества. Заложенная земля переходила во владение кредитора (с правом пользования) или оставалась у залогодателя с условием уплаты процентов до погашения долга. При неуплате задолженности земля переходила в собственность кредитора. Движимое имущество при залоге тоже передавалось кредитору, но без права пользования.
С развитием промыслов, мануфактуры и торговли широко был распространен договор личного найма, который составлялся в письменной форме на срок не более 5 лет. В устной форме личный найм допускался на срок не более 3 месяцев.
Договор поклажи оформлялся только в письменной форме. Ратные люди могли передавать вещи на хранение без письменного договора.
Известны договоры подряда мастеровыми людьми и имущественного найма
(аренда).
Брачно-семейные отношения в Русском государстве регулировались церковным законодательством. Источники церковного права разрешали браки в раннем возрасте. По «Стоглаву» (1551г.) жениться разрешалось с 15 лет, выходить замуж с 12 лет. (В византийских источниках права брачный возраст определялся соответственно 15 и 13 лет). Помолвка (обручение) совершалась в еще более раннем возрасте (сговор родителей и составление рядной записи).
Расторгнуть рядную запись можно было уплатой неустойки (заряда) или через суд, но по серьезным причинам. На практике простые люди рядную запись не составляли и вступали в брак в более позднем возрасте.
По церковным законам первый брак оформлялся венчанием, второй и третий — благословлением, а четвертый брак церковное право не признавало.
В соответствии с Уложением 1649 года четвертый брак не порождал юридических последствий.
Развод осуществлялся по обоюдному согласию супругов или по одностороннему требованию мужа. Хотя в XVII веке начинается процесс смягчения прав мужа в отношении жены и отца в отношении детей, до конца XVII века не было отменено поступление в кабалу вообще. Муж мог отдать жену в услужение и записать в кабалу вместе с собой. (Отец имел аналогичное право в отношении детей).
Внутрисемейные отношения регулировались так называемым «Домостроем», составленным в XVI веке. В соответствии с ним муж мог наказывать жену, а она должна была быть покорной мужу.
«Подобает поучати мужем жен своих с любовью и благоразумным наказанием», — предписывает «Домострой». Родителям разрешалось наказывать детей за непослушание и не давать им воли в юности. «Домострой» устанавливал телесные наказания, рекомендует применять их разумно: кто «не слушает и не внимает и не боится и не творит того, как муж или отец или мати учит, ино плетью постегать, по вине смотря; а побить не перед людьми, наедине. А про всяку вину по уху ни по ведению не бити, ни под сердце кулаком, ни пинком, ни посохом не пороть, ни каким железным или деревянным не бить; хто с сердца или с кручины бьет, — много причины от того бывает, слепота и глухота, и руку и ногу вывихнут, и нерст: и главоболие и зубная боль. А плетью с наказанием бережно бити: и разумно, и больно, и страшно, и здорово.» В случае, если же родители, наказывая детей, забивали их до смерти, Уложением назначалось наказание лишь в один год тюрьмы и церковное покаяние. В случае если дети убивали родителей, то карались за содеянное смертной казнью.
Позже, начиная с XVII века, намечается процесс разделения имущества супругов, детей и родителей. Это можно объяснить стремлением законодателя закрепить имущество за определенным лицом, в т.ч. и приданого. Мужу не разрешалось распоряжаться приданым жены без ее согласия. С XVII в. отменяется право отдавать должника «кредитору с годовой до выкупа» вместе с его женой. Позже отменяется установленное Соборным уложением ответственность жены и детей за долги мужа и родителей.
В рассматриваемый период законодательство различает право наследования по закону и завещанию. Основное внимание уделяется порядку передачи земли по наследству. Завещание оформлялось как и по Судебнику 1497г. письменно.
Допускалось устное завещание в случае неграмотности завещателя, если оно осуществлялось в присутствии свидетелей и представителей церковной власти.
В земельном праве получили отражение защита церковных интересов и борьба центральной власти против расширения церковного землевладения.
Родовые и жалованные вотчины подлежали передаче по наследству только членам того же рода, к которому принадлежал завещатель. А завещательные распоряжения распространялись только на купленные вотчины и движимое имущество.
Правом наследования по закону обладали сыновья, а при их отсутствии — дочери. К наследованию допускалась вдовы. Так, с 1642 года было установлено, что вдова, погибшего на войне помещика, получает «на прожиток» до смерти или выхода замуж 20% поместья, умершего в походе — 15%, а умершего на службе (дома) -10%. Доля вдовы в наследовании движимого имущества составляла 25% наследства.
С начала XVII века дочери стали призываться к наследству и при наличии братьев. После смерти отца им выдавалась часть «на прожиток». В случае выхода замуж вдовы или дочерей «прожиточное» поместье давалось в приданое.
Однако родовые и выслуженные вотчины дочери наследовали только при отсутствии сыновей. Вдовам земля выдавалась только из высуженных вотчин, причем в случае выхода вдовы замуж или смерти выслуженная вотчина переходила в род мужа.
Из боковых родственников к наследству допускались братья и их нисходящие, а с середины XVII в. и дальние родственники.

СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ

До середины XVII столетия в России сыск, следствие и суд по всем уголовным преступлениям находились в руках местных властей — воевод. Контроль за ходом расследования и вынесение приговоров по делам «про шатость и измену» производились Приказами в Москве. Таким образом, политические дела — дела по политическим (государственным) преступлениям, как правило, вершились в двух инстанциях, но иногда в одной — только в Приказе. Право производства политических дел имели все Приказы без исключения, а в Приказах — все Столы.

При производстве уголовных дел и вынесении приговоров судьи до середины XVII столетия руководствовались опытом предыдущих процессов, а также «Русской Правдой», Псковской судной грамотой и Судебниками. Последний Судебник 1550 года содержал процессуальные нормы судопроизводства и далеко не полный кодекс уголовного права, допускавший широкое толкование преступлений и их наказаний. Более поздние дополнения и изменения делали Судебник беспорядочным, громоздким и неудобным для использования.

Поэтому судьи вносили в процесс много личного, а С НИМ проникал произвол, несправедливость и лихоимство. Недовольство ведением судопроизводства накапливалось столетиями.

На десятый день московского городского восстания, вспыхнувшего среди посадских людей 1 июня 1648 года и поддержанного стрельцами, к царю Алексею Михайловичу явилась депутация с челобитной. Одним из главных ее пунктов было требование созыва Земского Собора и утверждения на нем новых законодательных актов. Восставшие писали: «Как в его (византийского императора Юстиниана.— Ф. Л.) время, кара божьего гнева угрожала греческой земле, но за справедливый приговор и указ, который он повелел издать, чтобы во всей его земле были прекращены всякая неправда и притеснение бедных, бог такое наказание отвел и гнев на милость преложил» [16]. Царь принял требования восставших, и Земский Собор 16 июля 1648 года вынес решение о разработке нового документа русского законодательства, «чтобы вперед по той Уложенной книге всякие дела делать и вершить». Для его разработки царь учредил Приказ во главе с князем Н. И. Одоевским. В него вошли князь С. В. Прозоровский, окольничий, князь Ф. Ф. Волконский, дьяки Г. Леонтьев и Ф. И. Грибоедов[17]. Через два с половиной месяца первая редакция Уложения поступила в Земский Собор, а еще через месяц Собор приступил к его обсуждению, растянувшемуся до весны следующего года. Текст Уложения, одобренного Земским Собором (поэтому оно называется Соборным) и утвержденного Алексеем Михайловичем, передали на Московский Печатный двор, где 21 мая 1649 года он был отпечатан в 1200 экземплярах.

В главе II Уложения «О государьской чести, и как его государьское здоровье оберегать, а в ней 22 статьи» [18] перечислены все возможные, по мнению составителей, преступления против царя и государства, а также оговорены наказания, полагавшиеся за них. Таким образом, глава II есть первый русский кодекс политических преступлений. Ее первая статья гласит:

«1. Буде кто коим умышлением учнет мыслить на государьское здоровье злое дело, и про то его злое умышленье кто известит, и по тому извету про то его злое умышленье сыщется допряма, что он на царское величество злое дело мыслил, и делать хотел, и такова по сыску казнить смертию».

Царь Алексей Михайлович

Эта статья допускала наказуемость умысла [19]. Соборное Уложение 1649 года не предусматривало наказания за покушение на царя, так как обнаруженный голый умысел считался преступлением. За умысел, как мы знаем, в России осуждали и много позже.

«В 1689 году было заведено «дело о волхве Дорошке и его сообщниках», которые обвинялись в том, что хотели пустить заговорные слова по ветру на государя Петра Алексеевича и на мать Наталью Кирилловну» [20]. Дел таких было множество.

Статьи 2—4 Уложения устанавливали смертную казнь за крамолу и нарушение присяги. Статья 5 регламентировала конфискацию имущества изменников. Законодатели российские вообще питали слабость к конфискации имущества. Этому роду дополнительного наказания посвящены многие статьи последующих законов. Статьи 6—10 определяли ответственность родственников изменника. Статья 11 предусматривала помилование изменника, вернувшегося из-за рубежа, но без возвращения конфискованных земель.

Статьи 12—17 Уложения определяли порядок извета (доноса), его проверку и меру наказания за ложный донос. Главным способом получения информации о преступлении являлся донос, главным способом получения подтверждения показаний являлась пытка. Пытали не только обвиняемых, но и свидетелей, доносчиков. Доносчиков пытали, но поощряли. Доносчиком быть было выгодно, если, конечно, удавалось перенести пытку и доказать правдивость извета,— «кто на кого скажет какое воровство или измену, и сыщется допряма, и Государь тех людей пожалует. и животы их и вотчины подарит им, кто на кого какую измену и воровство доведет» [21].

Если извет не подтверждался, доносчика наказывали плетьми, но следствие не закрывали. Государево «слово и дело» — так назывались все политические дела — по неподтвержденному доносу мог прекратить только царь. Выражения «слово и дело государевы» и «злое дело» вошли в судебную практику в начале XVII века. Ими называли преступления, заключавшиеся в оскорблении верховной власти и стремлении к ее умалению.

Приведу содержание статей 12—17 второй главы Соборного Уложения 1649 года:

«12. А будет кто на кого учнет извещати великое государево дело, а свидетелей на тот свой извет никого не поставит, и ни чим не уличит, и сыскать про такое государево великое дело будет нечим, и про такое великое дело указ учинит^ по разсмотрению, как государь укажет.

13. А буде учнут извещати про государьское здоровье, или какое изменное дело чьи люди на тех, у кого они служат, или крестьяне, за кем они живут во крестьянах, а в том деле ничем их не уличат, и тому их извету не верить. А учиня им жестокое наказание, бив кнутом не щадно, отдати тем, чьи они люди и крестьяне. А оп-ричь тех великих дел ни в каких делах таким изветчикам не верить.

14. А которые всяких чинов люди учнут за собою сказывать государево дело или слово, а после того они же учнут говорить, что за ними государева дела или слова нет, а сказывали они за собою государево дело или слово, избывая от кого побои, или пьяным обычаем, и их за то бить кнутом, и бив кнутом, отдать тому, чей он человек.

15. А буде кто изменника догнав на дороге убъет, или поймав приведет к государю, и того изменника казнить смертью, а тому, кто его приведет или убъет, дати государево жалованье из его животов, что государь укажет.

16. А кто на кого учинит извещати государево великое дело, или измену, а того, на кого он то дело извещает, в то время в лицах не будет, и того, на кого тот извещает, будет сыскати и поставить с ызветчиком с очей на очи, и против извету про государево дело и про измену сыскивати всякими сысками накрепко, и по сыску указ учинить, как о том писано выше сего.

17. А буде кто на кого доводил государево великое дело, или измену, а не довел, и сыщется про то допряма, что он такое дело затеял на кого напрасно, и тому изветчику тоже учинити, чего бы довелся тот, на кого он доводил» [22].

Статьи 18—19 требовали доносить о заговорах и других преступлениях. В случаях сокрытия преступников предусматривалась смертная казнь. Приведу содержание статей 18 и 19:

«18. А кто Московского государьства всяких чинов люди сведают, или услышат на царьское величество и каких людей скоп и заговор, или какой иной злой умысел и им прото извещати государю царю и великому князю Алексею Михайловичу всея Руси, или его государевым боярам и ближним людем, иЛи в городех воеводам и приказным людем.

19. А буде кто сведав, или услыша на царьское величество в каких людях скоп и заговор, или иной какой злой умысел, а государю и его государевым боярам и ближним людем, и в городех воеводам и приказным людем, про то не известит, а государю про то будет ведомо, что он про такое дело ведал, а не известил, и сыщется про то допряма, и его за то казнити смертию безо всякия пощады» [23].

Соборным Уложением 1649 года поощрялось то, что в Европе давно признали неприемлемым. Доносы делаются чаще всего из низменных побуждений и не всегда правдивые, а под пыткой люди просто оговаривают себя и других, лишь бы прекратить муки.

Некоторые историки считали, что причиной падения Римской империи явилось разложение нравов ее граждан. Один из главных ударов по нравственности нанес император Тиберий (41 год до н. э.— 37), активно поощрявший доносчиков. Именно при нем римские жители в угаре легкой наживы состязались в доносительстве, оно перестало считаться постыдным. Мрак опустился на Рим — одни трепетали от страха, другие метались с доносами, одни погибали от ложных доносов, другие обогащались. Доносы давали средства к существованию, и какие средства. Благодаря доносам плебеи в один день становились богачами, рабы — вольными римлянами, а на составление доноса ни знаний, ни способностей не требовалось.

В России доносы поощрялись всеми возможными средствами, в том числе и законодательством, как путем регламентации вознаграждений, так и угрозами применения жесточайших кар за недоносительство. Так на протяжении многих веков власти внедряли в души своих подданных потребность доносительства.

Три последние статьи II главы Соборного Уложения устанавливали ответственность за политические преступления против чиновников царской администрации.

Глава III «О государеве дворе чтоб на государеве дворе ни от кого никакова бесчиньства и брани не было» регламентировала наказания за нарушение порядка на территориях и в помещениях, принадлежавших царской семье. Поэтому ее также можно отнести к кодексу о государственных преступлениях.

Соборное уложение 1649 года суровостью наказаний вполне отражало свое время. В докторской диссертации публицист и юрист В. А. Гольцев писал об Уложении: «Особенно карались преступления против веры, государевой чести и здоровья, а также преступления детей против родителей, жен против мужей» [24]. Казни предусматривались наиболее мучительные, почти не отличались от них жесточайшие телесные наказания. И все же Соборное Уложение 1649 года выгодно отличалось от своих ближайших предшественников — Судебников.

Уложение является первым печатным памятником русского законодательства, первым сводом государственного, гражданского, уголовного и процессуального права. Правда, известный немецкий путешественник Адам Олеарий не без иронии замечает: «Теперь они по этому своду постановляют или хотя бы должны постановлять свои решения. Так как все это делается именем его царского величества, то прекословить никто не имеет права и апелляция не допускается» [25].

Соборное уложение статья 17

Доступно для пользователей, имеющих экспертный статус на портале история.рф. Вы можете высказать свои рекомендации и предложения по презентации документа и привлечению дополнительного материала.
Оставить комментарий

Соборное Уложение 1649 г. представляет собой свод законов Московского царства, регулирующий различные стороны жизни русского общества. Дело в том, что после окончания Смуты Романовы приступили к активной законотворческой деятельности: всего за 1611—1648 гг. было издано 348 указов, а после последнего Судебника 1550 г. — 445 законодательных актов. Многие из них не только устарели, но и противоречили друг другу. Все нормативные акты того времени были разбросаны по разным ведомствам, что еще больше усиливало хаос в правоприменительной деятельности. Назревшую потребность в регламентации правовых основ государства реализовало Соборное Уложение 1649 г. Поводом к принятию давно назревшего Уложения стал вспыхнувший в Москве в 1648 г. Соляной бунт, участники которого требовали его разработки. В Соборном Уложении впервые чувствуется стремление не только сформировать систему норм, но и классифицировать их по отраслям права.

В начале царствования Алексея Михайловича начались бунты в Москве, Пскове, Новгороде и других городах. 1 июня 1648 г. вспыхнуло восстание в Москве (так называемый “соляной бунт”), в ходе которого восставшие в течение нескольких дней удерживали город в своих руках. Вслед за Москвой летом этого же года развернулась борьба посадских и мелких служилых людей в Козлове, Курске, Сольвычегодске, Великом Устюге, Воронеже, Нарыме, Томске и других поселениях. Социально-политический кризис диктовал необходимость укрепления законодательной власти страны. Поэтому именно в царствование Алексея Михайловича началась эволюция сословно-представительной монархии («самодержавие с боярской думой и боярской аристократией») к абсолютизму, что было связано, в том числе, с завершением оформления крепостного права.
Хотя Уложение составлялось наспех, оно в своей основе опиралось на существовавшую законотворческую традицию. Правовыми источниками Соборного Уложения были: Указные книги приказов, Судебники 1497 и 1550 г., Литовский статут 1588 г, Кормчая книга и различные челобитные дворянства, в которых содержались требования об отмене урочных лет. На Земском соборе, созванном 16 июля 1648 г. дворяне подали челобитную о составлении Уложения, чтоб вперед по той Уложенной книге всякие дела вершить. Для выработки проекта Уложения была создана специальный приказ во главе с князем Н.И. Одоевским, в который вошли два боярина, один окольничий и два дьяка. Слушание проекта Уложения проходило на Соборе в двух палатах: в одной присутствовали царь, Боярская дума и Освященный собор, в другой — выборные люди разных чинов. Большое влияние на принятие многих норм Уложения оказали депутаты от дворян и посадов. Характерно, что Уложение начиналось предисловием, в котором утверждалось, что оно составлено «по государеву указу общим советом, чтобы Московского государства всяких чинов людям, от большего и до меньшего чину, суд и расправа был во всяких делах всем ровна земского великого царственного дела».
Принятое в 1649 г. Соборное Уложение отменяло Юрьев день и устанавливало бессрочный сыск беглых. Вводился также немалый штраф (10 рублей за каждого беглого) за их прием и укрывательство. Но при этом владельческие крестьяне еще не лишились окончательно своих личных прав: по Уложению они могли владеть имуществом и совершать от своего имени сделки, быть истцами, ответчиками и свидетелями в суде, а также наниматься на работу к другим лицам. Крепостных было запрещено обращать в холопы, а поместных крестьян переводить в вотчину. Специальная статья Уложения устанавливала штраф в 1 рубль за «бесчестье» как черносошного, так и «боярского» крестьянина. Это было, кончено, в 50 раз меньше, чем штраф за оскорбление боярина. Но все же законодательство официально признавало «честь» крепостного, что будет уже немыслимо для дворянского государства в следующем столетии, когда произойдет ликвидация всех личных прав крестьян.
В Уложении были закреплены нормы, отражавшие начавшийся процесс сближения условного поместного землевладения с наследственным вотчинным: о наследовании поместий, разрешении продажи поместий в вотчину, выделение части поместного владения на прожитие и др. Этот процесс сближения поместий и вотчин нашел свое правовое развитие в указах 1667 и 1672 г. о массовых переводах поместий в вотчину думным московским и уездным чинам за участие в кампании 1654 г., за «литовскую» службу и Смоленский поход. Указы 1670-х годов разрешили обмен и покупку поместий, что максимально приблизило поместье к вотчине.
Показательно, что первая глава «О богохульниках и церковных мятежниках» предусматривала ответственность за преступления против религии и церкви. Следующее по степени важности регламентируемое положение – охрана чести и безопасности государя. В Соборном Уложении определялся его статус как самодержавного и наследного монарха. То есть утверждение (избрание) его на Земском соборе не нарушало установленных принципов, а, напротив, легитимизировало их. Даже преступный умысел, направленный против персоны монарха, жестоко наказывался. Эти положения развиваются в третьей главе «О государеве дворе», где говорится об охране царской резиденции и личной собственности царя.
Уложение относило к преступным действиям:
• преступления против Церкви: богохульство, «совращение» в иную веру, прерывание хода литургии в храме и т.п.;
• государственные преступления: любые действия, направленные против личности государя или его семьи, бунт, заговор, измена;
• преступления против порядка управления: самовольный выезд за границу, фальшивомонетничество, дача ложных свидетельских показаний, ложное обвинение, содержание питейных заведений без разрешения и т.д.;
• преступления против благочиния: содержание притонов, укрывательство беглых, продажа краденого или чужого имущества и пр.;
• должностные преступления: лихоимство, неправосудие, подлоги по службе, воинские преступления и т.п.;
• преступления против личности: убийство, нанесение увечий, побои, оскорбление чести;
• имущественные преступления: кража, конокрадство, разбой, грабёж, мошенничество, поджог, порча чужого имущества.
• преступления против нравственности: «непочитание детьми родителей», сводничество, «блуд» жены, половая связь господина с «рабой».
Отсюда вытекала и система наказаний, включавшая: смертную казнь, телесные наказания, тюремное заключение, ссылку, бесчестящие наказания (лишение званий или понижение в чине), конфискацию имущества, отстранение от должности и штрафы.
Ликвидировалось большинство «белых» слобод (церкви было запрещено расширять свои владения без царского разрешения), а торгово-промысловая деятельность объявлена монополией посадского населения. Хотя переход в посад для частновладельческих крестьян освобождал их от личной зависимости от феодала, но не означал полного освобождения от феодальной зависимости от государства, так как на посадского человека, как и на черносошного крестьянина, распространялось прикрепление к месту.
Если в сфере семейного права продолжали действовать принципы Домостроя (главенство мужа над женой и детьми, фактическая общность имущества, обязательность следования жены за мужем и пр.), тот в области гражданского права возросла правоспособность женщин. Теперь вдова наделялась правами в области заключения сделок. Устная форма договора заменяется письменной, а для определенных сделок (например купля-продажа недвижимости) устанавливается обязательность государственной регистрации.
То есть Соборное Уложение не только обобщило основные тенденции в развитии русского права XV-XVII вв., но и закрепило новые черты и институты, свойственные эпохе наступающего российского абсолютизма. В Уложении впервые была осуществлена систематизация отечественного законодательства и сделана попытка разграничения норм права по отраслям. Соборное уложение стало первым печатным памятником русского права. До него публикация законов ограничивалась оглашением их на торговых площадях и в храмах. Появление печатного закона уменьшало возможность совершать злоупотребления воеводами и приказными чинами.
В сфере экономики Уложение закрепило начало образования единой формы феодальной земельной собственности на основе слияния двух ее разновидностей — поместий и вотчин. В социальной сфере оно отразило процесс консолидации основных сословий и установление системы крепостного права. В сфере политической Уложение характеризовало начальный этап перехода от сословно-представительной монархии к абсолютизму. В сфере суда и права с этим памятником права был связан этап централизации судебно-административного аппарата, унификации и всеобщности правовых установлений.
Уложение не имело прецедентов в истории русского законодательства, во много раз превосходя по богатству юридического материала объемный Стоглав. Не имело себе равных Уложение и в европейской практике тех лет. Соборное уложение 1649 года действовало до 1832 г., когда под руководством М.М. Сперанского был разработан Свод законов Российской империи.

Маньков А.Г. Уложение 1649 года — Кодекс феодального права России. Л., 1980.