Штраф на проценты по ст 395 гк рф

Штраф и проценты можно взыскивать одновременно

Компания-экспедитор обратилась с суд с иском о взыскании с фирмы-клиента:

  • задолженности по договору транспортной экспедиции;
  • штрафа на основании п. 1 ст. 10 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности;
  • процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ.

Суды трех инстанций взыскали с ответчика задолженность и штраф, а во взыскании неустойки отказали.

По их мнению, взыскание одновременно штрафа за отказ от оплаты расходов экспедитора и процентов за пользование чужими денежными средствами является применением к ответчику двойной ответственности, что недопустимо.

ВС РФ признал этот вывод ошибочным.

Пунктом 1 ст. 395 ГК РФ установлено, что в случае неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки их уплаты подлежат уплате проценты на сумму долга.

Согласно пункту 1 ст. 10 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности, если будет доказана необоснованность отказа клиента от оплаты расходов, понесенных экспедитором в целях исполнения обязанностей по договору, клиент уплачивает экспедитору помимо данных расходов штраф в размере 10 процентов суммы этих расходов.

Таким образом, проценты за пользование чужими денежными средствами и штраф за отказ клиента от оплаты расходов экспедитора имеют разную правовую природу: проценты являются ответственностью за нарушение денежного обязательства в случае просрочки его исполнения, а штраф применяется за единовременный факт необоснованного отказа от уплаты денежных средств.

Необоснованный отказ клиента от исполнения предусмотренной договором и законом обязанности по возмещению расходов экспедитора, понесенных в интересах клиента, свидетельствует как о нарушении им обязательства по оплате в целом, так и о просрочке исполнения этого обязательства.

Следовательно, штраф и проценты могут применяться одновременно.

Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Документ включен в СПС «Консультант Плюс»

ВС поставил точку в споре о компенсации за незаконный штраф ФАС

Можно ли потребовать проценты за пользование чужими денежными средствами на административный штраф, который был признан судом незаконным? Их пытались взыскать РЖД с Федеральной антимонопольной службы. Спор дошел до ВС, и, чтобы разобраться в соотношении КоАП и ГК, экономколлегия направила запрос в Конституционный суд. Принять решение «тройке» помогло не только его определение, но и недавнее постановление Пленума об убытках.

В 2012 году Федеральная антимонопольная служба (ФАС) привлекла РЖД к административной ответственности за «необоснованное установление различных цен за обслуживание терминального оборудования для продажи билетов АСУ «Экспресс» по ст. 14.31 КоАП [“Злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке”] и оштрафовала госкомпанию на 5,1 млн руб.

Со второго круга и подачи ВАС 20 сентября 2013 года Арбитражный суд г. Москвы отменил постановление ФАС (№ А40-40577/2012), и ведомству пришлось вернуть РЖД сумму штрафа. После этого госкомпания решила отсудить у антимонопольщиков еще и проценты (609 809 руб.) за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 Гражданского кодекса РФ [«Ответственность за неисполнение денежного обязательства»], но проиграла спор в трех инстанциях (№ А40-65467/2014).

Отказывая РЖД в иске, суды сослались на п. 2 совместного постановления Пленума ВС и ВАС № 6/8 от 1 июля 1996 года, согласно которому гражданское законодательство можно применить к административным правоотношениям, только если об этом прямо указано в законе. В случае с РЖД и ФАС такой оговорки нет, констатировали они. Ст. 395 ГК, по мнению судей, предусматривает последствия неисполнения именно денежного обязательства, а спорные правоотношения «не связаны с использованием денег в качестве средства платежа».

Установка или пробел?

Дело дошло до экономколлегии Верховного суда РФ. Там РЖД доказывали, что все условия для ст. 395 ГК РФ есть (пользование чужими денежными средствами и их неправомерное удержание). В обоснование своей позиции они сослались, в частности, на дело № А40-134327/09-102-1005, в рамках которого суды взыскали с Федеральной таможенной службы по ст. 395 ГК проценты на сумму незаконно взысканного штрафа.

Однако, по мнению ФАС, эта ссылка необоснованна: таможенное законодательство прямо предусматривает возможность начислить проценты на административный штраф. В случае спора РЖД и ФАС такой нормы нет, и ее отсутствие – это установка законодателя, а не пробел, убеждала судей юрист антимонопольщиков.

В общем порядке ГК РФ

В результате в сентябре прошлого года экономколлегия ВС решила обратиться за помощью в Конституционный суд РФ. «При рассмотрении дела установлена правовая неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции положения КоАП, не предусматривающие выплату компенсации за незаконное возложение обязанности по уплате административного штрафа (в отличие от ч. 5 и 9 ст. 79 Налогового кодекса РФ, ч. 9 и 14 закона о страховых взносах)», – пояснялось в определении ВС о приостановлении производства по делу. И в КС отправился запрос о проверке конституционности ст. 32.2 КоАП [“Исполнение постановления о наложении административного штрафа”].

Ответ был получен в марте этого года. Как следует из определения КС 213-О от 9 февраля 2016 года, отсутствие в КоАП соответствующих положений не лишает заинтересованное лицо возможности добиваться справедливости, опираясь на нормы ГК – то есть требовать возмещения убытков, причиненных незаконным наложением административного штрафа, в общем порядке гражданского судопроизводства. При этом ст. 395 ГК не попала в перечень статей, которые устанавливают подобный порядок – в определении приведены четыре «универсальные» статьи ГК РФ о возмещении вреда, причиненного государством (ст. 15, 16, 1064, 1069). Также в документе обращается внимание, что именно законодатель, а не Конституционный суд вправе распространить компенсационные правила на регулирование административных штрафов (по образцу НК и законодательства о пенсионных и страховых взносах).

Этим и ограничимся

Производство по делу экономколлегия ВС возобновила в конце марта, а заседание там состоялось в этот понедельник, 18 апреля.

«Исходя из определения КС РФ применение ст. 395 ГК РФ в нашем случае возможно, – начал в ВС свое выступление представитель РЖД Вячеслав Горбунов. – Однако в дальнейшем [в конце марта этого года] ВС РФ принял постановление Пленума, где указал на невозможность применить эту статью, но на возможность применения других статей ГК РФ об убытках» (см. «Как это работает: применение мер гражданской ответственности»). Согласно этому документу, проценты по ст. 395 ГК РФ не начисляются на суммы экономических (финансовых) санкций, необоснованно взысканных с юридических и физических лиц государственными органами. В этих случаях могут быть предъявлены требования на основании ст. 15, 16 и 1069 ГК РФ.

Поэтому, продолжал Горбунов, РЖД просит отправить спор на новое рассмотрение, чтобы представить новые доказательства. «Каких-то иных доводов, которые могли бы переубедить суд, мы сейчас привести не сможем. – пояснял юрист. – У нас единственный способ защитить права – это только представить доказательства, подтверждающие наш ущерб из-за незаконного изъятия. Поэтому этим ограничим наше выступление».

Его оппонент – Алина Зайцева, заместитель начальника отдела судебной работы ФАС, сначала сослалась на то, что ФАС возвратила штраф вовремя, а также еще раз акцентировала внимание на невозможность применить ст. 395 ГК РФ: “Никакого нарушения денежного обязательства с нашей стороны не было”.

Тройка ВС (Галина Кирейкова, Денис Капкаев и Иван Разумов) удалилась в совещательную комнату и в итоге через несколько минут в удовлетворении жалобы РЖД отказала. Решения нижестоящих инстанций остались в силе.

Верховный суд объяснил, как считать неустойку

Как рассчитывается неустойка применительно к финансовым услугам: по закону о защите прав потребителей или по ГК? От ответа на этот вопрос зависит размер взыскиваемой суммы. Суды первой и апелляционной инстанций решили, что можно взыскать неустойку по закону о защите прав потребителей, при этом обязав банк еще и заплатить проценты за пользование деньгами по ГК. Верховный суд с этим не согласился.

Юлия Барашкина* открыла в ОАО «Национальный банк «ТРАСТ» долларовый вклад до востребования. По условиям договора банк должен был выдать находящиеся на вкладе деньги по первому требованию. Спустя полгода Барашкина обратилась в банк за своими деньгами, но ей ничего не дали из-за блокировки карты. Многочисленные просьбы вкладчика были исполнены только спустя месяц. В связи с этим Барашкина обратилась в суд с требованием взыскать с банка неустойку за нарушение срока выдачи вклада, проценты, штраф и компенсацию морального вреда 50 000 руб.

Перовский районный суд г. Москвы удовлетворил иск частично. Он взыскал неустойку исходя из невыданной суммы вклада (п. 5 ст. 28 закона о защите прав потребителей), штраф за несоблюдение добровольного порядка (п. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей), проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК) и 5000 руб. морального вреда. Таким образом, банк понес ответственность и по ГК, и по закону о защите прав потребителей.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда изменила решение суда первой инстанции. Она сочла, что подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, и уменьшила ее (ст. 333 ГК). Поскольку размер неустойки был снижен, апелляция также снизила размер штрафа до 50% от этой суммы. В мотивировочной части определения коллегия указала, что суд первой инстанции необоснованно удовлетворил иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами одновременно с взысканием неустойки. Вместе с тем на резолютивное решение это не повлияло – коллегия лишь изменила размер неустойки и штрафа, оставив в силе взысканные проценты.

Банк «ТРАСТ» обратился в Верховный суд с требованием отменить акты нижестоящих судов. ВС напомнил, что неустойка за несвоевременно возвращённую сумму вклада рассчитывается исходя из ключевой ставки Банка России, действовавшей в соответствующие периоды, то есть по ч. 1 ст. 395 ГК и ст. 856 ГК. Ее исчисление от суммы невыплаченного вклада в размере, предусмотренном п. 5 ст. 28 закона о защите прав потребителей, является ошибочным, – эта норма устанавливает неустойку исходя из цены услуги, каковой сумма вклада не является. Помимо этого ВС обратил внимание, что резолютивная часть апелляционного определения противоречит выводам суда, изложенным в мотивировочной части, то есть нельзя удовлетворить иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами одновременно с взысканием законной неустойки. Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам ВС отменила апелляционное определение в полном объёме и направила дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции (№ 5-КГ17-148).

«ВС справедливо отметил ошибочность выводов нижестоящих судов, применивших два вида ответственности за несвоевременный возврат вклада. Как разъяснено в п. 2 постановления Пленума ВС № 17, к отношениям из договора банковского вклада применяется закон о защите прав потребителей только в части, не урегулированной ГК. Так как размер неустойки за нарушение обязанности по возврату вклада банком установлен ГК, не было оснований применять закон о защите прав потребителей», – объяснила старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина. Она сообщила, что с вопросом о применении двух видов ответственности за одно правонарушение на практике приходится сталкиваться очень часто. Например, при выборе между договорной неустойкой и процентами по ст. 395 ГК. «Вместе с тем принцип неотвратимости юридической ответственности не должен приводить к неосновательному обогащению кредитора», – отметила Капустина.

Заместитель директора ООО «Центр правового обслуживания» Лариса Науменко и партнер, руководитель практики «Судебные споры и банкротство» Althaus Group Андрей Бежан обратили внимание, что согласно Обзору судебной практики ВС № 1 от 2017 года, на отношения между банком и его клиентом по выплате неустойки вообще не распространяется п. 5 ст. 28 закона о защите прав потребителей. «Год назад Судебная коллегия по гражданским делам уже высказывалась, что для банковского вклада предусмотрены специальные правила о начислении процентов, – ст. 395 ГК, которые и должны применяться (№ 88-КГ16-7). Эта позиция также включена в Обзор судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг (от 27 сентября 2017 г.). В целом вывод этот достаточно очевидно вытекает из ст. 39 закона о защите прав потребителей, исключающей действие специальных положений этого закона к услугам, по своему характеру не подпадающих под них», – заявил юрист практик «Сделки и Корпоративное право» и «Разрешение споров» санкт-петербургского офиса ЮФ «Борениус» Артем Берлин.

* имя и фамилия изменены редакцией

Проценты по ст. 395 ГК РФ на не уплаченные должником пени по решению суда

Добрый день коллеги ! Ситуация, с которой много раз все сталкиваются, но, как правило, дальнейшего развития событий не происходит. Взыскана денежная сумма — долг и пени. Долг оплачен (во избежание бакнротства), пени пока нет. С даты вынесения решения суда (октябрь 2015 г.) прошло 7 месяцев. Решение вступило в законную силу, пройдя все три инстанции. Должник — живая глобальная стройкомпания.Выплачивать не отказывается,но и не торопится. Сейчас идет получение дубликата исполнительного листа.

Вопрос ? Как компенсировать потери кредитора ? Как я понял индексация присужденных сумм в АС не применяется по сути (поправте или дайте ссылку на определение). Поэтому решил подавать на проценты по ст.395 ГК РФ. Посмотрел обсуждения на форумах. Всё скатывается, к тому что это, якобы, двойная мера ответственности — пени и проценты на них. Но невыплата денежных сумм, независимо от их природы, это же потери кредитора, а не дополнительная мера ответственности по договору. Как, допустим, за невыплату штрафа в срок, есть исполнительский сбор. Не отдал то, что должен — неси издержки. Нормальный принцип любой, в том числе правовой системы. Есть ли практика в сети или личная ? Подавать все равно решил, тк. даже по ставке ЦБ РФ набегает процентов тысяч 200. В глобальных сырьевых монополиях это крошки и никто, наверное, этим не озадачивается, но в небольших компаниях деньги не лишние, да и должник может поторопиться. Буду рад любым советам, ссылкам, примерам. А может кто-то пойдет по моему пути.

Как бухгалтеру отличить неустойку от процентов по договору с контрагентом?

В целях налогообложения налогом на прибыль организаций санкции за нарушение договора (неустойки, штрафы, пени) учитываются в составе внереализационных доходов (у получателя денежных средств) или расходов (у плательщика) на дату признания должником долга либо на дату вступления в силу решения суда о взыскании неустойки (п. 3 ст. 250, пп. 13 п. 1 ст. 265 Налогового кодекса РФ (далее — НК РФ)).

На основании п. 6 ст. 250 НК РФ доходы в виде процентов, полученных по договорам займа, кредита, банковского счета, банковского вклада, а также по ценным бумагам и другим долговым обязательствам, признаются внереализационными доходами налогоплательщика.

В состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются, в частности, расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида (пп. 2 п. 1 ст. 265 НК РФ).

Чтобы правильно учесть доходы и расходы, бухгалтеру необходимо понимать: уплачиваются проценты, неустойка, а, может быть, погашается сумма основного долга?

Попробуем разобраться: что признается неустойкой и процентами, а также чем они отличаются друг от друга.

ГК РФ выделяет два вида неустойки:

пени — текущая санкция, начисляемая периодически с момента, когда платеж должен был быть совершен, и до момента, когда он был фактически произведен (Постановление Президиума ВАС РФ от 20.02.1996г. № 8244/95);

штраф — фиксированный размер денежных средств, который взыскивается за нарушение обязательства одной из сторон договора (Постановление Двенадцатого ААС от 30.04.2014г. по делу № А57-14650/2013).

По разъяснениям Минфина России, данным в Письме от 27.11.2014 г. № 02-02-04/60726, поскольку неустойка рассматривается как одна из мер гражданско-правовой ответственности, это обусловливает ее компенсационный характер. При этом в отличие от иных видов ответственности особенностью мер гражданско-правовой ответственности является то, что размер таких мер должен соответствовать понесенным потерпевшим (кредитором) убыткам и не допускать неосновательное обогащение лица, понесшего убытки. В этой связи наступившие убытки (вред) не только являются условием применения ответственности, но и определяют размер ответственности (в отличие от публичных отраслей права, где размер ответственности определяется степенью вины правонарушителя).

В отличие от возмещения убытков взыскание неустойки не требует от потерпевшей стороны доказывания наступления неблагоприятных последствий, причинной связи между убытками и поведением должника. Для применения ответственности в виде неустойки достаточно факта нарушения обязательств (в соответствии с ч. 2 ст. 401 ГК РФ отсутствие вины, влекущее освобождение нарушителя от ответственности, доказывается лицом, нарушившим обязательство).

При обращении в суд с требованием о взыскании неустойки кредитор должен доказать неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства должником, которое согласно закону или соглашению сторон влечет возникновение обязанности должника уплатить кредитору соответствующую денежную сумму в качестве неустойки (п. 1 ст.330 ГК РФ). Соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства предполагается (Постановление Пленума ВАС РФ от 22.12.2011г. № 81).

При этом определение пени как денежной суммы не означает, что неисполненное или ненадлежаще исполненное обязательство также должно быть только денежным (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.03.2015г. по делу № А53-12250/2014).

Термин «штраф» обычно употребляется в тех случаях, когда речь идет о неустойке в виде процента или в твердой сумме, взыскиваемых однократно (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.03.2015г. № Ф04-15490/2015 по делу № А70-4196/2014).

То есть, неустойка (штраф, пени) — это финансовая санкция.

Таким образом, проценты по п. 1 ст. 317.1 ГК РФ начисляются на сумму денежного обязательства только тогда, когда это предусмотрено договором или законом. Следует отметить, что указанное применяется при заключении договоров с 01.08.2016г. (п. 1 ст. 4 ГК РФ, п. 83 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств»).

В соответствии со ст. 395 ГК РФ в случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Центробанка, действовавшей в соответствующие периоды. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен для начисления процентов более короткий срок. В случае, когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные ст.395 ГК РФ проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором.

То есть, в обеих статьях — ст. 317.1 и ст.3 95 ГК РФ, говорится о процентах за пользование чужими денежными средствами. В чем же их различия?

Проценты, установленные ст. 317.1 ГК РФ, и проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, имеют различную правовую сущность, требования их уплаты являются самостоятельными, их истец вправе заявить одновременно (Постановление АС ЗСО от 19.02.2016г. по делу № А46-10289/2015).

Согласно п.53 Постановления Пленума ВС РФ № 7 в отличие от процентов, предусмотренных п. 1 ст. 395 ГК РФ, проценты, установленные ст. 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами. В связи с этим при разрешении споров о взыскании процентов суду необходимо установить, является требование истца об уплате процентов требованием платы за пользование денежными средствами (ст. 317.1 ГК РФ) либо требование заявлено о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ). Начисление с начала просрочки процентов по ст. 395 ГК РФ не влияет на начисление процентов по ст. 317.1 ГК РФ.

То есть требование об уплате процентов по ст.317.1 ГК РФ является требованием платы за пользование денежными средствами, а требование об уплате процентов по ст. 395 ГК РФ — это требование о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства.

Неустойка же является финансовой санкцией за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Одновременное взыскание неустойки и процентов по 395 ГК РФ неправомерно

Суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке, предусмотренном статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также неустойки, установленной частями 1 и 5 статьи 28 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей»

Верховный Суд Российской Федерации указал, что у судов отсутствовали основания для одновременного взыскания предусмотренной Законом о защите прав потребителей неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренных статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 22 ноября 2016 г. N 24-КГ16-12

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Асташова С.В. и Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску М. А.А. к ЗАО «Страховая группа «УралСиб» о взыскании страховой выплаты, понесенных расходов, штрафа за нарушение прав потребителя, компенсации морального вреда,

по кассационной жалобе АО «Страховая группа «УралСиб» на решение Майкопского городского суда Республики Адыгея от 22 октября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 18 декабря 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., объяснения представителя АО «Страховая группа «УралСиб» – Г.Ю.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

М. А.А. обратился в суд с иском к ЗАО «Страховая группа «УралСиб», в обоснование которого указал, что 1 апреля 2015 г. между ним и ЗАО «Страховая группа «УралСиб» заключен договор добровольного комплексного страхования автомобиля . Страховая сумма определена сторонами в размере 1 830 000 руб., страховая премия 277 839,58 руб. Сторонами также оговорена форма страхового возмещения на случай ущерба — ремонт на СТОА по направлению страховщика.

В период действия договора 10 июня 2015 г. автомобиль истца получил механические повреждения, в связи с чем 19 июня 2015 г. истец обратился к ответчику с заявлением о страховом событии.

В течение 15 рабочих дней, установленных Правилами добровольного комплексного страхования автотранспортных средств ЗАО «Страховая группа «УралСиб», автомобиль истца на СТОА направлен не был.

Учитывая неисполнение страховщиком возложенных на него обязательств по производству восстановительного ремонта автомобиля, истец, руководствуясь проведенным по его инициативе экспертным заключением от 31 июля 2015 г., согласно которому стоимость ущерба составляет 1 704 776,85 руб., потребовал от страховщика выплату страхового возмещения в денежной форме.

Поскольку страховое возмещение выплачено не было, М. А.А. просил суд взыскать с ответчика страховое возмещение, проценты за пользование чужими денежными средствами, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф, возмещения судебных расходов.

Решением Майкопского городского суда Республики Адыгея от 22 октября 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 18 декабря 2015 г., иск М. А.А. удовлетворен частично. С ЗАО «Страховая группа «УралСиб» взыскана в пользу М. А.А. сумма страхового возмещения в размере 1 704 776, 85 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 24 000 руб., неустойка 1 470 000 руб., штраф в размере 852 388, 43 руб. В удовлетворении остальной части иска отказано.

В кассационной жалобе АО «Страховая группа «УралСиб» ставится вопрос об отмене решения Майкопского городского суда Республики Адыгея от 22 октября 2015 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 18 декабря 2015 г., как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П. от 17 октября 2016 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при рассмотрении дела.

Разрешая заявленные М. А.А. исковые требования, суд первой инстанции, с которым согласилась судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея, исходил из доказанности обстоятельств ненадлежащего исполнения ответчиком (страховщиком) ЗАО «Страховая группа «УралСиб» условий договора добровольного страхования от 1 апреля 2015 г., в связи с чем истец (страхователь) вправе претендовать на замену формы страхового возмещения с натуральной (восстановительный ремонт на СТОА по направлению страховщика) на денежную (оплата требуемого восстановительного ремонта транспортного средства).

Размер страхового возмещения установлен судом на основании экспертного заключения от 31 июля 2015 г.

При этом суд пришел к выводу о наличии оснований для взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке, предусмотренном статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также неустойки, установленной частями 1 и 5 статьи 28 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей).

С вынесенными судебными постановлениями согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу пункта 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении страхового случая выплатить страховое возмещение страхователю или выгодоприобретателю в пределах определенной договором страховой суммы.

Пунктом 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» предусмотрено, что отношения по добровольному страхованию имущества граждан регулируются нормами главы 48 «Страхование» Гражданского кодекса Российской Федерации, Законом Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» и Законом о защите прав потребителей в части, не урегулированной специальными законами.

На договоры добровольного страхования имущества граждан Закон о защите прав потребителей распространяется в случаях, когда страхование осуществляется исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (пункт 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 20).

Специальными законами, регулирующими правоотношения по договору добровольного страхования имущества граждан (глава 48 «Страхование» Гражданского кодекса Российской Федерации и Закон об организации страхового дела), ответственность страховщика за нарушение сроков выплаты страхового возмещения не предусмотрена.

Пунктом 5 статьи 28 Закона о защите прав потребителей предусмотрена ответственность за нарушение сроков оказания услуги потребителю в виде уплаты неустойки, начисляемой за каждый день просрочки в размере трех процентов цены оказания услуги, а если цена оказания услуги договором об оказании услуг не определена — общей цены заказа.

Цена страховой услуги определяется размером страховой премии (пункт 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 20).

Исходя из приведенного, в тех случаях, когда страхователь заявляет требование о взыскании неустойки, предусмотренной пунктом 5 статьи 28 Закона о защите прав потребителей, такое требование подлежит удовлетворению, а неустойка — исчислению в зависимости от цены оказания услуги, то есть от размера страховой премии.

Произведенное судом исчисление неустойки, подлежащей взысканию в пользу истца, указанным положениям закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации не соответствует.

Согласно пункту 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 8 октября 1998 г. N 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (в редакции от 4 декабря 2000 г.) в денежных обязательствах, возникших из договоров, в частности, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров, работ или услуг либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму подлежат начислению проценты на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Законом либо соглашением сторон может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства. В подобных случаях суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

Таким образом, у судов отсутствовали основания для одновременного взыскания предусмотренной Законом о защите прав потребителей неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренных статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Допущенные нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя.

Принимая во внимание изложенное, а также необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 18 декабря 2015 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 18 декабря 2015 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Аналитические обзоры

ФАС не заплатит проценты за незаконный штраф

Ксения Подгузова, Юрист Коммерческой группы

VEGAS LEX_ФАС не заплатит проценты за незаконный штраф_05.2016

Верховный суд Российской Федерации (далее – ВС РФ)[1] подтвердил, что действующее законодательство не предусматривает возможности начисления процентов за пользование чужими денежными средствами на незаконно взысканные Федеральной антимонопольной службой России (далее – ФАС России) административные штрафы.

В 2012 году на компанию был наложен административный штраф в размере более 5 млн рублей за злоупотребление доминирующим положением. Законность соответствующего постановления ФАС России подтвердили суды трех инстанций. На этом основании компания оплатила наложенный на нее штраф, тем не менее продолжив оспаривать его законность в Президиуме Высшего арбитражного суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ). В феврале 2013 года Президиум ВАС РФ отменил принятые по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение.

В результате «второго круга» рассмотрения дела постановление ФАС России о наложении на компанию административного штрафа было признано незаконным и отменено. В связи с этим компания обратилась в антимонопольный орган с заявлением о возврате уплаченного штрафа. Данное заявление было удовлетворено, денежные средства возвращены компании в декабре 2013 года.

Однако компания посчитала, что, помимо возврата самой суммы штрафа, ФАС России должна также заплатить проценты за пользование чужими денежными средствами, рассчитанные на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), и обратилась в арбитражный суд. В подтверждение своей позиции компания ссылалась на то, что в связи с отсутствием правовых оснований для наложения штрафа ее денежные средства незаконно использовались в качестве доходной части бюджета в течение более полутора лет. Таким образом, компании были причинены убытки в виде упущенной выгоды, исчисленные в сумме процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суды трех инстанций отказали компании в удовлетворении заявленных требований. Суды указали, что, во-первых, на момент оплаты компанией штрафа он являлся законным, так как основанием для его уплаты являлся вступивший в силу судебный акт. Следовательно, статья 395 ГК РФ, предполагающая именно неправомерное удержание денежных средств, не подлежит применению.

Суды также сослались на пункт 2 Постановления Пленума ВС РФ № 6 и ВАС РФ № 8 от 1 июля 1996 года «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»[2], согласно которому в случаях, когда разрешаемый судом спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений, следует учитывать, что гражданское законодательство может быть применено к указанным правоотношениям только при условии, что это предусмотрено законодательством. Поскольку начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на суммы, необоснованно взысканные в виде экономических санкций государственными органами, не предусмотрено ни гражданским, ни административным законодательством, статья 395 ГК РФ не подлежит применению к таким суммам. Вместо этого надлежит применять положения гражданского законодательства о возмещении убытков (статьи 15, 16 ГК РФ).

Судами также было отмечено, что по своей сути требование компании является требованием о возмещении убытков, однако начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму убытков законодательством не предусмотрено. Кроме того, компания не доказала всех обстоятельств, необходимых для удовлетворения требования о взыскании убытков в виде упущенной выгоды (материалы дела не подтверждают, что при наличии в обороте компании суммы штрафа она бы безусловно извлекла предъявленную ко взысканию упущенную выгоду).

Не согласившись с принятыми судебными актами, компания обратилась в ВС РФ с кассационной жалобой. ВС РФ посчитал, что в данном вопросе существует правовая неопределенность по поводу соответствия положений статьи 32.2 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее – КоАП РФ) Конституции Российской Федерации, так как данная статья не предусматривает выплату лицу компенсации за незаконное возложение на него обязанности по уплате административного штрафа. В связи с этим было принято решение направить запрос в Конституционный суд Российской Федерации (далее – КС РФ).

Согласно позиции КС РФ, изложенной в Определении от 9 февраля 2016 года № 213-О, статья 32.2 КоАП РФ рассчитана исключительно на решение вопросов, связанных с исполнением законно наложенного административного штрафа; она не касается юридических последствий признания постановления о применении административного штрафа незаконным.

В то же время отсутствие в КоАП РФ положений, касающихся возмещения вреда, причиненного незаконным применением административного наказания, не лишает заинтересованное лицо возможности добиваться такого возмещения в порядке, предусмотренном гражданским законодательством. При этом положения гражданского законодательства о возмещении убытков, в том числе причиненных лицу в результате действий (бездействия) государственных органов, а также положения о возмещении вреда являются универсальными. Порядок возмещения вреда, предусмотренный ГК РФ, распространяется на все случаи причинения вреда.

Таким образом, КС РФ пришел к выводу, что отсутствие в КоАП РФ специальных положений о компенсации вреда не противоречит Конституции Российской Федерации, так как не препятствует обращению лица с требованием о возмещении вреда в порядке гражданского судопроизводства на основании положений ГК РФ.

Приняв во внимание позицию КС РФ, Верховный суд Российской Федерации пришел к выводу о том, что суды нижестоящих инстанций правомерно отказали компании в удовлетворении исковых требований.

ВС РФ согласился, что компании надлежало доказать всю совокупность обстоятельств, необходимых для удовлетворения требования о возмещении вреда в соответствии с гражданским законодательством (наличие состава правонарушения, наступление вреда, размер вреда, противоправность поведения причинителя вреда, а также причинно-следственную связь между противоправным поведением и наступившими неблагоприятными последствиями).

Применение же исключительно положений статьи 395 ГК РФ не основано на нормах действующего законодательства, так как оно не предусматривает начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на незаконно взысканные уполномоченными административными органами с юридических и (или) физических лиц в виде экономической (финансовой) санкции денежные средства.

ВС РФ также сослался на пункт 38 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 года № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», который подтверждает правомерность указанной позиции.

Значение для практики

Выводы, сделанные ВС РФ в отношении рассматриваемого дела, являются прецедентными не только для антимонопольного направления, но и для других направлений административного права. ВС РФ поставил точку в вопросе возможности применения статьи 395 ГК РФ к суммам незаконно взысканных государственными органами административных штрафов, а также подтвердил, что проценты за пользование чужими денежными средствами и убытки являются самостоятельными мерами гражданско-правовой ответственности, не связанными друг с другом.

В то же время принятый судебный акт имеет и положительные последствия для компаний: отказав во взыскании процентов за незаконный штраф, ВС РФ тем не менее указал на допустимый путь защиты нарушенного права. Так, лицам, желающим возместить свои потери, необходимо сосредоточить внимание на доказывании факта возникновения у них убытка в связи со взысканием с них незаконного штрафа, а также на обосновании размера такого убытка. При этом ко взысканию могут предъявляться суммы, существенно превышающие размер процентов за пользование чужими денежными средствами, исчисленный на основании статьи 395 ГК РФ.

[1] См. Определение ВС РФ от 25 апреля 2016 года № 305-КГ15-3882.

[2] Примечание: указанное положение действовало на момент рассмотрения дела судами первой, апелляционной и кассационной инстанций, однако утратило силу в связи с принятием Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 года № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».