Развод у медиатора

«Давайте жить дружно»: как работают комнаты примирения в ЗАГСах

Первый прием в «комнате примирения» для супругов, решившихся на развод, длился четыре часа. Прожившие вместе 15 лет Ирина и Александр перед окончательным шагом решили посетить медиатора, чтобы расставить все точки над i в затянувшейся семейной ссоре.

«Видимо, у них возникло много претензий, обид, недосказанностей, которые копятся во время совместного проживания. Это мешает услышать друг друга. В моем присутствии мужчина наконец-то согласился поговорить с женой, чего не делал уже несколько месяцев, — рассказывает медиатор, доцент кафедры гражданского права и процесса НовГУ Татьяна Шибанова. — В то же время видно, что они любят друг друга, и медиатор наводящими вопросами дает им возможность переступить через свои негативные чувства, чтобы спасти семью».

Новгородский опыт

Медиаторы (от латинского — посредник. — Прим. ТАСС) — специалисты по урегулированию семейных споров — стали работать при ЗАГСах некоторых российских регионов совсем недавно, в конце февраля — марте, но эффект уже виден. Пока комнаты, где специалисты работают с разводящимися супругами, открыты в Татарстане, Белгородской области, Нижнем Новгороде, Великом Новгороде, Москве. И после общения с медиаторами немало пар передумывают разводиться.

В Новгороде экспериментальный проект «Давайте жить дружно» начал работать в начале марта. Его цель — альтернативное разрешение споров как цивилизованный способ защиты прав и интересов граждан. Как пояснила руководитель и инициатор появления службы медиаторов для супружеских пар Татьяна Шибанова, проект они «шлифовали» в течение четырех лет, а в прошлом году ее АНО «Центр экспертно-правовой помощи и разрешения конфликтов» сумел получить через движение «Гражданское достоинство» грант от государства в размере 2 млн рублей. Медиаторы рассчитывают, что их работа поможет сохранить брак примерно трети из тех, кто приходит подавать на развод.

«Комнаты примирения» решили открыть в том числе и из-за ухудшающейся статистики разводов: в Новгородской области в 2016 году на 100 браков пришелся 61 развод, тогда как в 2015 году их было 55.

В ближайшее время «комнаты примирения» кроме Великого Новгорода начнут работать в отделах ЗАГС пригородного поселка Панковка, в городах Боровичи, Старая Русса, Валдай, а также в Доме мировой юстиции в Великом Новгороде. Воспользоваться услугами медиаторов смогут бесплатно все желающие.

По примеру австралийских аборигенов

Почему находящиеся на грани развода супруги не могут договориться самостоятельно, Татьяна Шибанова тоже знает. «Помните, у Тютчева: «Мысль изреченная есть ложь»? Это правда: сначала мы формулируем нечто в мозгу, но произносим ведь другое. По статистике, при общении теряется 75% информации. А когда наступает конфликт между мужем и женой, фильтры восприятия сужаются настолько, что каждый из них готов воспринимать только негативную информацию о себе: он плохой — и точка. Австралийские аборигены в таких ситуациях обращаются к камню, проговаривая ему претензии. Он и есть медиатор-посредник, только молчаливый», — проводит аналогию руководитель проекта.

По словам Шибановой, медиация — это немного шире, чем сеансы у юристов или психологов, которые мы привыкли видеть в фильмах.

«На самом деле это область другой науки — конфликтологии, процедура ведения переговоров между двумя сторонами при помощи посредника. Медиатор — человек нейтральный, он не принимает чью-то сторону и не станет защищать позицию одного: в семейном конфликте, как правило, виноваты оба. И ни в коем случае, в отличие от психолога или юриста, мы не можем давать консультации или советы», — уточняет она.

Медиатор особыми вопросами помогает человеку самому определиться, чего он хочет, на что готов пойти, чем пожертвовать, чтобы сохранить семью. По опыту, чтобы стороны пришли к консенсусу, обычно хватает одной-двух встреч. По ее итогам пары часто забирают заявления о разводе. Статистики по примирившимся супругам у новгородских медиаторов пока нет. Возможно, первым положительным результатом станет та самая первая пара — Ирина и Александр. Как считают специалисты, у них есть все шансы договориться.

Как рассказали нам в Центре экспертно-правовой помощи и разрешения конфликтов, пока в Новгородской области работают два медиатора, еще десять человек проходят обучение и стажировки. Стать специалистом в этой сфере может любой человек старше 25 лет, имеющий высшее образование и без судимостей. Но, как отметила сотрудник центра Наталья Безус, при этом нужно иметь положительные человеческие качества: доброту, терпение, умение слушать и слышать, отзывчивость.

«Говорят, что у медиаторов нет врагов. Медиация учит тому, что каждый человек прав, но в своей системе координат. Нужно понять, в какой системе ценностей он живет, почему он принимает то или иное решение, что движет его поступками, — считает она. — При этом переубедить кого-то, даже ребенка, невозможно. Он изменит мнение, если сочтет для себя определенные действия выгодными, целесообразными».

Идея медиации не нова, необходимый федеральный закон действует в России с 2010 года. Однако, несмотря на это, в России медиация пока не распространена широко.

«Важно привлечь внимание людей к самой возможности разрешения конфликтов таким способом. Мы хотим продемонстрировать ее достоинства, популяризировать профессию медиатора. Результаты проекта могут впоследствии иметь мультипликативный эффект для других регионов», — отметил в беседе с ТАСС сенатор от Новгородской области Сергей Фабричный.

Оптимизм сенатора подтверждает практика деятельности «комнат примирения» в Татарстане, где они начали действовать раньше, чем в других регионах.

Казань: пример успеха медиаторов

Каждую неделю по средам во всех ЗАГСах Казани проходят беседы с психологами-медиаторами. Специально для этого в Казань приезжают пары даже из других городов. Для некоторых семей это единственный и последний шанс сохранить семью и разобраться во взаимоотношениях.

И 70% пар, которые посетили казанские «комнаты примирения» в 2016 году, решили не разводиться. Только по итогам прошлого года таким образом сохранили 364 семьи.

Общение с медиатором проходит в специальной комнате. Сначала проводится индивидуальная встреча с каждым из супругов, затем, когда стороны уже подготовлены, — совместная. Медиаторы называют ее примирительной. На этой встрече заключается медиативное соглашение — дорожная карта по восстановлению отношений между супругами.

Работа медиаторов основана на трех принципах: конфиденциальность — даже во время индивидуальной встречи медиатор не разглашает второму супругу то, о чем говорил с первым; нейтральность — медиатор не занимает ничью позицию, поддерживает обе стороны; добровольность — в любой момент пара или один из супругов может выйти из процесса медиации.

Основные причины разводов

Довод «не сошлись характерами» — на первом месте среди причин разводов. Далее идут измены, вредные привычки: алкогольная, табачная зависимости.

«Еще, конечно же, жилищные вопросы: отсутствует квартира, оказались под одной крышей с родителями одной из сторон. Тут часто возникает отсутствие понимания, потому что каждый из нас вырос в определенной семье, в каждой семье свои ценности», — говорит и.о. начальника Управления ЗАГС города Казани Фарида Гилемханова.

Супруги не умеют слушать друг друга, выстраивать взаимоотношения, что также приводит к разводам. Именно с этими проблемами в основном и приходят к медиаторам.

«В основе многих причин, по которым люди разводятся, лежит неумение выстраивать конструктивный диалог друг с другом, умалчивание обид. Бывает, один из супругов обиделся на другого за что-то и не сказал об этом. В нем остается обида, которая влияет негативно на отношения в семье. А на самом деле нужно уметь все проговорить друг с другом и рассказать партнеру о своих чувствах», — рассказывает психолог-медиатор Альбина Ягафарова.

Чаще всего на развод подает женщина

«Я всегда проверяю акты о записи расторжения браков — как правило, инициатор развода — женщина. Это 1% могут быть мужчины, а так в основном женщины», — поясняет Фарида Гилемханова.

Чаще всего разводятся пары, которые прожили в браке 1–5 лет. Но бывает, за помощью к медиатору обращаются и те, кому по 60 лет, кто всю жизнь прожил друг с другом.

«Вот приходила пара — супругам около 60 лет. Дети выросли, оставили родительское гнездо. Возможно, все это время их объединяли дети. А теперь они уже понимают, что совместное проживание потеряло привычный для них смысл. И супруги в поиске счастья ищут приемлемые для себя варианты выхода из сложившейся жизненной ситуации. Встреча с медиатором помогает им посмотреть на их ситуацию с разных сторон. Многие пары сохраняют семью и находят новый смысл совместного жития», — говорит медиатор Альбина Ягафарова.

Как сохранить семью

«Страстные отношения, которые бывают на начальном этапе, в любом случае заканчиваются. Взаимоотношения супругов постоянно меняются и перерастают в новые. Для их сохранения и укрепления в семейную жизнь нужно постоянно вкладываться», — объясняет Альбина Ягафарова.

Семейную жизнь нужно строить вместе. По мнению Фариды Гилемхановой, в первую очередь нужно уважать личность друг друга, любить, ценить, оберегать то, что имеется.

«Ведь бывает, что, допустим, у мужа есть какие-то хобби с детства, причем хорошие, и он с ними не может расстаться: рыбалка, охота. Иногда молодые жены не хотят отпускать мужей на несколько часов. Если даже высказывать (недовольство), то делать это нужно осторожнее», — завершает Фарида Гилемханова.

Юлия Генерозова, Гулия Керлин

§2. ФУНКЦИИ МЕДИАТОРА

Во-первых, медиатор выполняет аналитическую функцию — побуждает стороны тщательно анализировать конфликтную ситуацию. Выступая в этой роли, он старается, чтобы стороны высказали имеющуюся информацию и все имеющиеся точки зрения на предмет спора, определили наиболее существенные моменты в этом споре для каждой стороны, степень подробности информации, чтобы она была полезной для принятия решения сторонами.

Как вы считаете, является ли данное обстоятельство существенным для противоположной стороны? —

По вашему мнению, следует ли обсудить это обстоятельство более подробно? —

Противоположная сторона явно выразила свое недовольство вашими словами. Могли бы вы пояснить, чем, на ваш взгляд, она недовольна? —

Знаете ли вы какие-нибудь случаи, похожие на тот конфликт, который мы обсуждаем сегодня? —

Как вы думаете, почему другая сторона сопротивляется вашему предложению? и т. п.

В литературе существуют различные подходы к вопросу о том, должен ли медиатор сам быть специалистом в той области, где он разрешает спор, чтобы выполнять аналитическую функцию. В американской литературе по конфликтологии превалирует мнение, что это не обязательно: ведь медиатор не берет на себя решение спорных проблем, а лишь обеспечивает коммуникацию между конфликтующими сторонами, для чего иметь специальные знания по предмету спора не требуется. Многие американские авторы настаивают также на том, что медиатору не следует до начала медиации пытаться получить какие-то предварительные сведения о конфликтной ситуации и конфликтантах, ибо это может создать у него какие-то предвзятые представления и нарушить его нейтральность. Согласно другому подходу, медиатор должен разбираться в предмете спора, так как это может помочь ему изобретать и предлагать на рассмотрение конфликтантов оригинальные способы согласования их интересов. С этой точки зрения медиатору для выполнения аналитической функции полезно еще до начала медиации собрать как можно больше данных о природе и причинах конфликта. Эту информацию можно добывать из предоставленных спорщиками материалов, документов, газетных статей, в предварительных беседах с участниками конфликта и т. д. В российских условиях, по-видимому, второй подход оказывается часто более эффективным.

Во-вторых, медиатор должен быть активным слушателем. Ему следует усвоить как содержательную, так и эмоциональную составляющую речи спорящих, а затем продемонстрировать спорящим, что он их действительно услышал. В этой роли медиатор буквально повторяет или переформулирует утверждения говорящего, чтобы удостовериться у него, что сам медиатор и другая сторона правильно поняли то, что было сказано. Но при этом он старается развести события (или факты), по поводу которых произошел конфликт, оценку этих событий участниками и те чувства, которые по поводу этих событий переживают участники. Следует иметь в виду, что большинство людей не умеет отличать факты от их интерпретаций и оценок, что зачастую приводит к непониманию позиции другой стороны. А ведь нельзя даже перечислить все возможные интерпретации одного и того же факта.

Факт: усталая жена не встретила пришедшего с работы мужа; большинство мужей интерпретирует этот факт как оценку: она меня не уважает.

Другой факт: один сотрудник не ответил на приветствие другого; большинство с очевидностью, не допускающей иных толкований, воспримет это едва ли не как оскорбление, хотя интерпретаций этого факта может быть очень много (например, был занят своими мыслями и просто не заметил приветствующего его сотрудника).

Стандартный текст активно слушающего медиатора выглядит так:

— Итак, вы считаете. (далее идет повтор сказанного). Я правильно вас понял?

Такой эхо-повтор играет исключительно важную роль в медиации: повтор гарантирует, что стороны услышали и надежно поняли друг друга; повторение сказанного, лишенное в исполнении медиатора эмоциональной окраски, направляет обсуждение сторон на содержательную сторону спора; повторение позволяет говорящему почувствовать неточности своего текста и в своем ответе их исправить. Следует также иметь в виду: демонстрация внимания к словам говорящего повышает его доверие к медиатору, ведь люди (особенно в России) совершенно не привыкли к тому, что их слышат.

Медиатор должен воспринимать эмоции спорщиков как факт (они могут плакать или смеяться, гневаться или радоваться), но при этом рассматривать даваемую ими эмоциональную оценку события лишь как интерпретацию самого события. Поэтому медиатор может сообщать сторонам свое впечатление от их эмоционального состояния (например: «Я вижу, что вы возмущены этими словами»). Такое сообщение, с одной стороны, побуждает сторону, испытывающую эмоциональное напряжение, контролировать проявление своих чувств и, как правило, снижает напряжение, а с другой — помогает противоположной стороне лучше понять чувства своего соперника и, тем самым, способствует конструктивному решению проблем. Но медиатор не должен оценивать ситуацию как неизбежно вызывавшую данное эмоциональное состояние. Он не может, например, сказать: «Вы говорите возмутительные вещи. Поэтому противоположная сторона возмущена Вашими словами».

В-третьих, медиатор организует процесс переговоров. В этой роли он помогает сторонам договориться о процедуре ведения переговоров, а далее поддерживает как выполнение достигнутых процедурных соглашений, так и корректные отношения между сторонами в процессе переговоров. Медиатор своими вопросами и высказываниями все время управляет процессом переговоров и задает тон всему процессу. Он следит за регламентом и делает замечания сторонам, если они нарушают правила ведения переговоров (например, может заявить: «Стоп! Нельзя говорить всем сразу!» или даже совсем остановить процесс медиации, если стороны не в состоянии остановиться в агрессивной «перепалке»). Медиатор объявляет перерывы в процессе работы. Может потребовать конфиденциальную беседу с каждой стороной по очереди (так называемый кокус-).

В-четвертых, медиатор выступает как генератор идей. В этой роли он пытается помочь спорщикам найти иные решения, чем те, которые до сих пор ими рассматривались. Зачастую, исходя из своего опыта, он сразу видит какие-то предложения, которые, казалось бы, могли удовлетворить участников. Но медиатор должен прежде всего стимулировать самих участников искать новые варианты решения с помощью разнообразных вопросов.

А что, как вы думаете, могло бы послужить альтернативой этому? —

Нет ли такого способа изменить вашу позицию, чтобы заодно можно было удовлетворить интересы другой стороны?

Идеи, которые выработали сами стороны, обычно гораздо лучше учитывают те нюансы взаимоотношений сторон, которые не могут быть известны медиатору. Однако в случаях, когда у спорщиков никаких идей не возникает, медиатор имеет право предложить свой вариант решения, но ни в коем случае его не навязывая.

Например, он говорит: —

А как вы отнесетесь к такой идее. —

А что, если сделать.

Но совершенно исключены высказывания типа: «Поверьте моему опыту. Этот подход гораздо лучше»; «Слушайте, что я говорю, я же предлагаю вам хорошее решение»; «Я не могу согласитьсяс вашим подходом»; «Нельзя быть таким упрямым»; «Ваша идея не заслуживает доверия»; и т. д.

В-пятых, посредник расширяет ресурсы спорщиков. Он снабжает участников спора информацией или помогает им разыскать необходимую информацию. Однако он должен быть очень осторожен, чтобы не давать никаких толкований, разъяснений или советов. Вся предоставляемая информация должна содержать только действительные факты и не зависеть от всякого рода побочных сведений, уточнений и интерпретаций. Если есть вероятность, что сведения, которой располагают стороны, неполны, неверны или допускают различные толкования, медиатор рекомендует сторонам обратиться к соответствующим надежным источникам, где они смогут получить правильную информацию, разъяснение или совет. Например, он может дать спорщикам прочесть формулировку закона или другого юридического документа, но при этом не имеет права интерпретировать этот документ, а в случае возникающих проблем обязан рекомендовать им обратиться к юристу. Посредник должен быть уверен, что стороны не полагаются слепо на его утверждения. Он не имеет права оценивать позицию стороны, заявляя, например: «Вы сказали мне, что. Я этому поверил, но это неверно».

В-шестых, медиатор контролирует реалистичность высказываемых идей и выполнимость принятых соглашений. Тест на реальность чаще всего связан с вопросами типа: —

Что вы конкретно предлагаете сделать? —

Как вы думаете, что произойдет, если.

Так, если в процессе медиации одна из сторон упорно отвергает все предложения, медиатор вправе сказать:

— Создается впечатление, что вы не хотите прийти к соглашению.Как вы думаете, что будет, если вы не договоритесь?

Пусть, например, стороны договорились по какому-либо пункту. Медиатор обязан проверить, действительно ли они понимают необходимость выполнения этого пункта. Типичный вопрос:

— А что произойдет, если какая-либо из сторон нарушит данное соглашение?

Вот один типичный случай из медиаторской практики: На медиации по поводу развода бывшие супруги долго спорят о времени встреч отца с детьми. Отец настаивает на своем праве встречаться с детьми всегда, когда он захочет. Для него это требование отражает его представление о справедливости: отец есть отец. Однако бывшей женой оно воспринимается как несправедливое, как ничем не контролируемое посягательство на режим ее жизни. Она бурно возражает, аргументируя свою позицию тем, что дети учатся, могут быть заняты и т. п. Данную проблему нельзя решить на уровне абстрактных представлений о справедливости. Поэтому медиатор «тестирует реальность». Он спрашивает отца: «Скажите, пожалуйста, какими временными возможностями для встреч вы реально располагаете?» Отец отвечает, что всю неделю он работает, по субботам чаще всего занят, так что реально остается только один день — воскресенье. И на такой вариант мать сразу соглашается, только просит предварительно звонить ей по телефону.

При завершении процесса медиации посредник должен удостовериться, что спорщики точно и ясно понимают все условия соглашения об урегулировании. Стороны, кроме того, должны быть полностью согласны с условиями соглашения, с последствиями этого соглашения и должны быть способны выполнить свою часть договоренности. Медиатор как проверяющий реалистичность достигнутого соглашения обязан позаботиться о том, чтобы договоренности были надежными и долгосрочными.

В-седьмых, медиатор обучает стороны процессу ведения переговоров. В этой роли посреднику надо учить стороны думать, действовать и вести переговоры с установкой на сотрудничество. Большинство участвующих в споре не знают, как вести переговоры и пытаются применять запрещенные приемы («переговорные уловки»), иногда они демонстрируют «фальшивые эмоции», вводят ложную информацию, выдвигают чрезмерные требования в надежде получить то, что они действительно хотят, запугивают противника. Они применяют подобные манипулятивные техники, чтобы заставить противоположную сторону принять их позицию. Чаще всего при этом не думают о том, что обман если и может принести успех, то лишь на очень короткое время, пока противоположная сторона не почувствует, что ее обхитрили.

Большинство участников переговоров после сеанса медиации испытывают подлинное потрясение от того, что удается разговаривать с противоположной стороной без криков и угроз, без ухищрений и уловок и при этом достигать положительного результата во взаимодействии с другими людьми. Можно представить себе изумление родственников, находящихся в многолетнем споре, которые признаются медиатору, что они впервые увидели проблему с точки зрения противоположной стороны и что они начинают понимать: пока ими не будет полностью понятна позиция другой стороны, они не смогут договориться. Опыт правильно организованных переговоров, даже если он не приводит к успешному соглашению, учит участников медиации тому, как надо себя вести в сложных жизненных ситуациях, дает им образцы эффективной коммуникации, формирует видение самого себя с неожиданной точки зрения. Эта роль медиации столь высока, что некоторые участники переговоров, даже не закончившиеся успехом, и спустя несколько месяцев с благодарностью вспоминают сам процесс медиации.

§3. СТАДИИ МЕДИАЦИИ

Опишем поэтапно, как протекает процесс медиации.

Вот стороны пришли на переговоры, сели за стол, медиатор занял место между ними и начал свое вступительное слово.

Во вступительном слове объясняется, что такое медиация, принципы медиации, особое внимание обращается на конфиденциальность происходящего процесса, рассказывается о правилах поведения участников, объясняется право проводить кокусы, выясняется мнение присутствующих о том, все ли стороны, от которых зависит принятие решения, присутствуют на переговорах, и предлагается участникам подписать соглашение об участии в медиации. Цель вступительного слова — сделать процесс медиации ясным и предсказуемым для участников переговоров, создать атмосферу доверия как к процессу, так и к самому медиатору.

Пример вступительного слова

После приветствия и рассаживания (бумага и ручки на столе, часы перед медиатором):

— Меня зовут. я медиатор, назначенный для участия в разрешении вашего спора (конфликта). Назовите себя, пожалуйста, так, как вы хотите, чтобы вас здесь называли.

Каким временем вы располагаете? Я спрашиваю вас об этом потому, что обычно медиация требует 2,5-3 часа.

Спасибо, когда время выйдет, я предупрежу вас, чтобы вы сами решили, остановить процесс или продолжить его.

Я благодарю вас за то, что вы решили обратиться к нам для помощи в урегулировании возникшей у вас проблемной ситуации. Несколько слов о медиации и о том, что вас ожидает в этом процессе. Медиация — это процесс разрешения спора между двумя конфликтующими сторонами с участием третьей нейтральной стороны. Урегулирование спора достигается путем принятия сторонами решения на добровольной и равноправной основе, одинаково устраивающего все заинтересованные стороны. Мы будем все вместе стремиться к тому, чтобы интересы всех участников спора могли бы быть удовлетворены. Итак, медиация — процесс добровольный. Я хочу спросить вас, является ли ваше участие в процессе проявлением доброй воли и вашего искреннего намерения обсудить сложившуюся ситуацию и найти способ ее урегулирования?

Спасибо. Не требуется ли присутствие на процессе кого-либо еще, кто имеет отношение к делу?

Согласны ли вы на участие в процессе переговоров между вами третьей, нейтральной стороны?

Спасибо. Эту третью, нейтральную сторону представляю я, и моя нейтральность заключается в том, что я не выступаю в роли судьи, арбитра, обвинителя или защитника. Я не даю никаких оценок по сути вашей ситуации, я никого не защищаю и не решаю, кто виноват и кто прав. Более того, в мою задачу не входит давать вам какие-либо советы. Отмечу конфиденциальность процесса медиации. Вся высказанная здесь информация является строго конфиденциальной и не может быть вынесена за пределы этой комнаты. В ходе процесса я буду делать записи, которые по окончании его будут уничтожены. Вы также можете делать свои записи, это поможет нам эффективно работать. Вы согласны следовать принципу конфиденциальности процесса?

Спасибо. Как медиатор я не несу ответственности за те решения, которые вы принимаете, моя роль заключается лишь в оказании вам помощи при ведении переговоров, в организации процесса таким образом, чтобы вы получили возможность сделать попытки к урегулированию конфликта и принятию по нему собственных взаимоприемлемых решений. Моя задача — обеспечить равноправное участие обеих сторон в процессе, право каждой стороны высказаться и быть выслушанным. Вы играете основную роль в процессе. Это ваша ситуация, это вы озабочены тем, чтобы ее обсудить и попытаться найти из нее выход, это вы будете вести поиск решений, устраивающих вас обоих, и вы будете нести ответственность за то, какие решения будут приняты и как они будут выполняться.

В процессе переговоров вы поочередно получите возможность изложить свои позиции и ответить на мои вопросы. Затем у вас будет возможность принять участие в дискуссии по обсуждаемой ситуации, и вы сможете не только высказаться по сути проблемы, как вы ее видите, но и изложить свои оценки происшедшего. Нам могут понадобиться встречи с глазу на глаз. Мы называем их кокусы. Инициированы они могут быть как сторонами, так и медиатором. Если вам понадобится к оку с, вы дадите мне знать об этом, и кокус будет назначен. Продолжительность кокусов обычно бывает в пределах 20-30 минут. Моя задача как медиатора обеспечить равное количество кокусов равной продолжительности для обеих сторон. Затем общими усилиями будет определен перечень пунктов для обсуждения и принятия по ним решения. Решение, если оно будет достигнуто, а я очень вам этого желаю, может быть устным или письменным и даже заверенным нотариально. Вы сами изберете то, что сочтете нужным.

Чтобы сделать наш процесс более продуктивным и успешным, я предлагаю вам заключить процедурное соглашение, суть которого в том, что стороны обязуются вести себя на процессе корректно, в дискуссии не перебивать друг друга и не употреблять обидных слов и выражений. Вы берете на себя такие обязательства?

Спасибо. Разрешите поздравить вас с тем, что в течение моего вступления вы несколько раз изложили сходные точки зрения по разным вопросам, дав утвердительные ответы. Это свидетельствует о том, что между вами в принципе возможны договоренности, тем более в свете тех намерений, которые каждый из вас определил в начале процесса. Я желаю вам конструктивной и успешной работы. Есть ли у вас ко мне вопросы?

Вступительная часть продолжается достаточно долго, примерно 15-20 минут. Столь длинная и стандартная процедура обычно кажется начинающим медиаторам излишней, и они стараются ее сократить. Опыт показывает, что сокращение вступительной процедуры, как правило, приводит к резкому увеличению времени, а то и к срыву всего процесса медиации. Если стороны не готовы к медиации и отказываются подписать процедурное соглашение (потому что не доверяют медиатору или боятся «потерять свое лицо» в случае неуспеха и т. д.), то лучше медиацию вообще не начинать.

После соглашения о процедуре переговоров начинается следующий этап медиации — представление сторон. Медиатор обращается к одной из сторон (обычно к той, которая обратилась с просьбой о проведении медиации) и предлагает подробно рассказать, в чем, на ее взгляд, состоит обсуждаемая проблема. Медиатор активно слушает и в своих записях отмечает то, что ему кажется наиболее важным. В процесс рассказа он, как правило, не вмешивается, лишь переспрашивая, если ему что-нибудь непонятно. По окончании речи первой стороны медиатор задает вопрос:

— Вы изложили все существенные обстоятельства дела или хотите еще что-нибудь добавить?

Затем он кратко пересказывает (эхо-повтор) услышанное. При пересказе медиатор не делает никаких оценок, ничего не интерпретирует, позволяя себе только структурировать изложение. Завершается пересказ стандартными вопросами типа:

Я правильно вас понял? —

Я не упустил ничего существенного?

После этого медиатор обращается к другой стороне и просит ее рассказать свое видение проблемы. Он также задает уточняющие вопросы и повторяет услышанное.

Рассмотрим типичные проблемы, встающие перед медиатором на этапе представления сторон.

Часто одна сторона реагирует на рассказ другой стороны бурными эмоциями, все время пытается вмешаться и исправить сказанное: «Я должен здесь сделать уточнение!» В подобных случаях медиатор говорит примерно так:

— Не волнуйтесь! Подождите немного. У вас еще будет возможность высказать свое видение ситуация.

Если же одна из сторон реагирует в резкой форме: «Он лжет! Все было не так! Как его язык поворачивается такое говорить!» и т. п., то и медиатор должен реагировать жестче:

— Вы подписали процедурное соглашение, где обязывались не оскорблять друг друга. Давайте его придерживаться, иначе мы вообще ни о чем не договоримся. Если вы не хотите договариваться, то не будем зря тянуть время и лучше сразу расстанемся. Вы будете соблюдать подписанное соглашение?

Бывает, что одна из сторон (чаще первая) сообщает о проблеме слишком кратко. Например:

— А что тут говорить? Мы вместе с моим партнером взяли в аренду помещение для магазина, а он меня надул и украл мои деньги. Пусть он мне их отдаст.

— Он хочет развестись, а я не хочу.

У медиатора имеются две возможности. Во-первых, он может задавать уточняющие вопросы типа:

— Что за помещение вы взяли в аренду? Какой магазин вы хотели открыть? Почему вы считаете, что ваш партнер вас обокрал? (Обратите внимание! Вопрос «как партнер вас обокрал?» некорректен, ибо медиатор, задавая такой вопрос, как бы присоединяется к оценке, даваемой одной стороной).

Во-вторых, он может сразу перейти к представлению другой стороны, чтобы уже затем вернуться к разговору с первой. Например:

— Я чувствую, что вы переживаете по поводу возможного развода с мужем, и вам сейчас трудно рассказывать о проблеме подробно. Если вы не хотите ничего добавить, я бы тогда попросил вашего мужа рассказать о том, как он видит проблему. Обычно после рассказа другой стороны у первой стороны появляется желание высказать свое видение проблемы.

Следующий этап медиации носит своеобразное название — вентиляция эмоций. Сторонам предлагается обсудить услышанное и высказать свои комментарии. На этом этапе медиатор дает возможность всем участникам высказать оценки происшедшего и выразить свои чувства, которые у них при этом возникают. Возможность откровенно и корректно говорить о своих чувствах повышает у сторон доверие к самому процессу медиации. Главная задача на этом этапе — достичь согласованной формулировки проблем, принимаемой всеми сторонами.

Если медиатор чувствует, что стороны что-то не договаривают, умышленно скрывают друг от друга, он может объявить о необходимости проведения кокусов — бесед с каждой стороной поочередно. Одна или обе стороны могут сообщить в кокусах сведения, которые, по их мнению, не должны быть известны другой стороне. Поэтому медиатор по окончании кокуса должен обязательно уточнить, что именно из сказанного может быть высказано в присутствии другой стороны при продолжении медиации. В кокусе посредник иногда выступает неким «адвокатом дьявола» , провоцируя усиление позиции, удерживаемой стороной в ходе спора. Для этого он пытается обосновывать позицию другой стороны («Мне кажется, что ваш оппонент выражает свою мысль более обоснованно, когда говорит. Ваша же позиция выглядит гораздо менее понятной. Давайте вместе подумаем над вашими аргументами»). Эта ролевая функция позволяет спорящей стороне лучше подготовиться к аргументации соперника. При этом нужно быть осторожным, чтобы стороне не показалось, будто медиатор предрасположен к позиции противоположной стороны, высказывает какие-либо личные пристрастия или просто высокомерен.

На этапе вентиляции эмоций (в том числе в кокусах) констатируются интересы участников; при этом посредник старается выявить точки сближения или прямого пересечения позиций и интересов сторон.

Например, муж и жена после развода отстаивают каждый свои требования во взаимоотношениях со своим ребенком. Эти требования могут быть разными. Но, как правило, оба согласны, что их главная задача — действовать не в своих интересах, а в интересах ребенка. Этим закладывается фундамент будущих договоренностей.

Следующий этап — формирование повестки переговоров. Медиатор благодарит стороны за продуктивную работу на предшествующем этапе, фиксирует найденные точки сближения и предлагает четко сформулировать те вопросы, которые требуют разрешения на медиационной сессии. В перечень таких вопросов (т. е. в повестку переговоров) не должно включаться обсуждение явно провозглашенных интересов сторон (этим медиация принципиально отличается от психологического консультирования, где основное внимание уделяется как раз мотивам тех или иных поступков и решений).

Так, если муж заявил, что собирается разводиться, то это его желание не обсуждается, а в повестку дня включаются только вопросы, связанные с разделом имущества.

После составления повестки дня медиатор должен убедиться в том, что обе стороны утверждают ее в данной редакции и не желают в ней ничего изменить, убрать или добавить.

Основной этап медиации — выработка предложений. Успех работы на этом этапе во многом зависит от интеллектуальных возможностей сторон (если хотя бы одна из сторон не способна к рациональному рассуждению, медиация никогда не приведет к успеху). Но, конечно же, на результативность процесса влияет и искусство медиатора, помогающего генерировать конструктивные идеи.

В ряде случаев логические аргументы и рациональные доводы, используемые в процессе медиации, не приводят к выработке конструктивных предложений. Клиент может либо отрицательно реагировать на предлагаемые ему подходы к разрешению конфликта, либо, сначала выражая согласие, затем отказываться от них. На это стоит обращать специальное внимание. Возможно, конфликт затрагивает настолько значимые личностные проблемы данного человека, что он, сам не осознавая этого, включает мощные защитные механизмы. В таких случаях целесообразно предложить этому человеку обратиться к психологу-консультанту, а уже потом продолжить поиск выхода из конфликта.

Но вот предложения сформированы, и стороны переходят к этапу подготовки соглашения. Здесь происходит проверка этих предложений на реальность, окончательное редактирование письменного текста, устраивающего в равной степени все стороны. Затем обсуждаются меры, которые могут быть приняты каждой из сторон в случае нарушения соглашения. Иногда стороны подписывают также соглашение о способах разрешения конфликтных ситуаций, которые могут возникнуть между ними в будущем.

Выход из медиации — это ее предпоследний этап. Обычно медиатор благодарит стороны за конструктивную успешную работу, выражает надежду, что и он оправдал доверие сторон и т. п. Задача этого этапа — получение медиатором обратной связи о результатах работы. Стороны оценивают, во-первых, насколько они удовлетворены достигнутым соглашением; во-вторых, насколько они удовлетворены самой процедурой переговоров с участием медиатора; и, наконец, они оценивают свое эмоциональное состояние: стало ли им легче после сеанса медиации, упало или, наоборот, возросло психологическое напряжение и т. д.

Стоит отметить, что в России для конфликтующих сторон, к изумлению наших европейских и американских коллег, психологическое удовлетворение оказывается иногда важнее, чем удовлетворенность результатом. В этом есть определенная опасность: стороны могут испытывать такую личную благодарность к медиатору, что для того, чтобы сделать ему приятное (он, мол, так старался!), готовы подписать соглашение, которое не собираются исполнять.

Самый последний этап процесса медиации — это прослеживание дальнейшего развития ситуации (этап постконфликта). На этом этапе оценивается реальная результативность медиации (действительно ли стороны стараются исполнять достигнутое соглашение?), возможность оказания дальнейшей помощи (провести еще одну медиацию, направить в юридическую или психологическую консультацию и т. п.).

Развод и мирные переговоры

Когда рушится семья, часто на первый план выходят эмоции. Тогда вокруг бракоразводного процесса разворачиваются настоящие боевые действия, чреватые серьезными потерями. Пока ненависть не захватила вас целиком и не сожгла остатки взаимного уважения, есть смысл сесть за стол переговоров и мирно договориться об удовлетворении взаимных претензий в процессе семейной медиации.

Предположим, приняв решение расстаться с мужем, вы с гордостью заявляете всем и каждому: «Мне от него ничего не нужно! Я сама проживу!» В этом случае медиатор (человек, который проводит семейную медиацию), задаст вам вопрос: «У вас есть конкретный план, как вы будете сами обеспечивать себя и ребенка?» Или, напротив, вы бросаете мужу гневные фразы: «Я тебя по судам затаскаю! Лишу тебя родительских прав, если не отдашь мне квартиру!» Медиатор попросит вас посмотреть на свои действия с другой стороны: «Действительно ли вы готовы к судебным баталиям?» В обоих случаях и у вас, и у супруга спросят: «Как это поможет вашему ребенку?» Потому что когда ссорятся родители, ребенку хуже всего. И семейная медиация строится как раз вокруг интересов ребенка.

Что такое медиация

Медиация – это метод разрешения споров с помощью посредника. Она нужна тогда, когда люди не умеют разговаривать друг с другом или не хотят, потому что им в этом мешают эмоции. В этом случае нужен кто-то, кто бы задал каждому из них правильный вопрос: «Чего вы хотите в данной ситуации?»

«Часто к нам приходят состоятельные, интеллигентные люди, которые не могут договориться друг с другом, — говорит руководитель Центра Медиации Галина Еременко (ukrmediation.com). В этом случае процесс медиации позволяет разговаривать с каждым из них отдельно, даже не встречаясь за одним столом. Медиатор ходит к каждому по очереди и выясняет истинные интересы людей. И может оказаться, что то, что один супруг требует от другого – на самом деле не то, что ему нужно. Человек может угрожать судом, требуя возмещения морального ущерба, а на самом деле ему будет достаточно извинений.

Когда выяснены интересы одной и другой стороны, тогда мы смотрим, какие из них являются общими. Люди начинают понимать, что есть нечто, что их объединяет. Например, благополучие детей, желание разделить имущество по справедливости и т.д. По поводу остальных интересов мы выясняем, какие из них самые важные. Часто оказывается, что то, что важно для одной стороны, неважно для другой. В этом случае можно решить вопрос путем взаимных уступок. Таким образом, люди на медиации находят совместные решения».

Почему медиация, а не суд?

1. Обращаясь в суд, нужно быть готовым пройти определенные процессуальные моменты, связанные с судебными заседаниями, услугами адвокатов, с исполнениями решений. Мало кто знает, что по официальной статистике исполняются лишь 25% судебных решений. Например, если судом установлен определенный график посещения детей, то проверить выполнение этого постановления довольно проблематично. Если же люди добровольно приняли подобный график в процессе семейной медиации, они с большей охотой будут исполнять принятые решения.

2. Юристы, выступая в качестве консультантов, чаще всего предлагают уже готовые решения. Даже при наличии права выбора, выбор будет ограничен предложениями юриста. Может оказаться, что истинные интересы людей лежат в другой плоскости.

3. В судебном процессе участвуют официальные представители сторон, в медиацию же привлекаются все, кто может повлиять на исход ситуации: свекровь, теща, сестра. Потому что люди могут договориться, а после родственники одной из сторон отговорят от принятого решения.

4. Если спор носит юридический характер (делят квартиру), то суд может постановить разделить только эту квартиру. Сделать это физически оказывается проблематично. В медиации же поле спора расширяется. Выкладываются все имеющиеся активы: к этой квартире прибавляется квартира мамы или папы, потом прикидываются разные комбинации, как можно при помощи этих активов удовлетворить интересы обеих сторон. Дополнительные активы участвуют и в наследственных спорах.

Как происходит медиация

Этап 1. Самый важный и трудный момент в медиации – это вовлечение. Если вы готовы к мирным переговорам, а ваш супруг ни в какую не соглашается прибегать к услугам медиатора, то медиатор не имеет права позвонить ему и пригласить на медиацию. Ведь в этом случае он будет восприниматься супругом как представитель противоположной стороны. Поэтому ваша задача – найти способ договориться о необходимости решать проблему при помощи третьей стороны: «Я не хочу ссор, а ты? Что мы будем потом делать? Готов ли ты идти в суд?», и добиться его разрешения, чтобы ему позвонил медиатор. Тогда уже задача медиатора привести вашего супруга за стол переговоров. Медиация начинается только тогда, когда обе стороны дали согласие.

Этап 2. Этап принятия. На этом этапе обе стороны удовлетворяют свои психологические интересы и приходят к выводу, что никто не виноват в случившемся.

Этап 3. Решается вопрос с планом воспитания детей. Обсуждается, с кем будет проживать ребенок и как будут происходить встречи. Здесь возникает много дополнительных вопросов: оформление справок при выезде заграницу; кто и на какой машине забирает ребенка на выходные; за какое время один родитель должен оповещать другого о предстоящем отпуске; что делать, если вещи ребенка остались у другого родителя. Эти мелочи покажутся смешными, но из-за них могут опять вспыхнуть споры и испортиться отношения. Обсуждается и выстраивается график посещений.

Этап 3. Решается, каким образом должна осуществляться финансовая поддержка: что родители готовы финансировать, а что не готовы. На почве финансов тоже могут возникнуть споры. Например, если жена вынуждена выйти на работу, а муж отказывается оплачивать няню. Тогда медиатор может спросить: «Как вы думаете, сможет ли ваш ребенок оставаться без присмотра, способен ли он сам себя обслуживать, и как он будет чувствовать себя в данной ситуации?» Папа может понять, что ребенку действительно опасно оставаться одному, и стороны станут искать компромиссы.

Гарантии и сроки

Когда стороны принимают соглашение, они могут договориться о периоде, в течение которого условия соглашения будут действовать. Например, пока кто-то из супругов не выйдет замуж или не женится, пока ребенок не закончит школу и т.д. И если у бывших супругов уже имеется определенный опыт соблюдения договоренностей, то для того, чтобы составить новое соглашение, медиатор может уже не понадобиться. Медиатор также может предложить составить пробное соглашение на непродолжительный период, например, 2-3 месяца. Когда человек понимает, что это ненадолго, ему психологически легче принять условия договора. По завершению срока договор либо остается в силе, либо дорабатывается.

Принятое соглашение рекомендуется оформить письменно. И если люди пришли на медиацию, когда дело уже находится в суде, составленное соглашение ложится в основу мирового соглашения в суде. Обычно такое соглашение шире, чем юридический документ. В нем оговорено множество нюансов, по поводу которых могут снова разгореться споры, и тогда все соглашение ставится под угрозу.

Когда вас захлестывают эмоции, когда вы без остановки выясняете, кто виноват, постарайтесь остановиться и задать вопрос: «Как это помогает решить наши проблемы?» Медиация не смотрит в прошлое, она работает с ситуацией в режиме реального времени и на будущее.