Признать договор займа притворной сделкой

Признать договор займа притворной сделкой

Деятельность суда

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья Янина И.В. Дело № 33-1197/2013

г.Ульяновск 07 мая 2013 года

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Колобковой О.Б.,

судей Маслюкова П.А. и Костенко А.П.,

при секретаре Линник Е.И.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя Фокина В*** В*** – Заитова Ж*** Ш*** на решение Николаевского районного суда Ульяновской области от 24 января 2013 года, по которому постановлено:

Исковые требования Фокина В*** В*** к Халетову М*** Т*** о признании договора займа притворной сделкой, применении последствий ничтожной сделки оставить без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Маслюкова П.А., объяснения Фокина В.В. и его представителя Заитова Ж.Ш., поддержавших доводы апелляционной жалобы, а также представителя Халетова М.Т. – Цыганова П.А., полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

Фокин В.В. обратился в суд с иском к Халетову М.Т. о признании договора займа притворной сделкой, применении последствий ничтожной сделки.

В обоснование заявленных требований истец указал, что 01.06.2009 г. он с ответчиком заключил договор займа №*** на сумму 2 280 000 рублей, однако по данному соглашению денежные средства фактически не передавались и не предусматривались к передаче. При заключении данного договора стороны имели ввиду неисполненный договор займа на сумму 2 277 480 рублей от 24.03.2005 г., заключенный между заемщиком «Бекет» в лице его директора Фокина В.В. и займодавцем Халетовым М.Т. К моменту заключения в июне 2009 года оспариваемого договора фирма «Бекет» фактически была банкротом, как следствие, этот договор займа от 01.06.2009 г. №*** является притворной сделкой, совершенной с целью прикрыть договор займа от 24.03.2005 г.

Истец просил признать указанный договор займа от 01.06.2009 г. притворной сделкой и применить последствия ее недействительности.

Разрешив по существу заявленные истцом требования, Николаевский районный суд постановил приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель истца Заитов Ж.Ш. просит отменить постановленное по делу решение в связи с неверным определением фактических обстоятельств дела, а также неправильным применением норм материального права. В обоснование жалобы ее автором приведены доводы заявленного в районном суде иска.

Также в апелляционной жалобе указано на недоказанность факта передачи денежных средств по оспариваемому договору займа от 01.06.2009 г. №***. Суд первой инстанции не оценил должным образом представленные в суд доказательства, не учел, что по данной сделке отсутствует расписка о передаче денежных средств.

Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Согласно ст. ст. 12, 55, 56 ГПК РФ суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, всесторонне и полно исследовал представленные доказательства, проверил доводы сторон.

В соответствии с собранными по делу доказательствами, анализ и оценка которым даны в решении, суд пришел к объективному выводу о необоснованности заявленных по делу требований.

Согласно ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Исследованными по делу доказательствами установлено, что 01.06.2009г. между сторонами по делу Халетовым М.Т. и Фокиным В.В. был заключен договор займа №***.

Исходя из буквального содержания названного договора, его условий займодавец Халетов М.Т. передал заемщику Фокину В.В. в собственность 2 280 000 рублей.

Стороны предусмотрели, что возврат суммы займы осуществляется в течение четырех месяцев разновеликими долями, последний взнос должен быть сделан не позднее 25 ноября 2009 года, к моменту подписания договора передача обусловленной сторонами суммы произведена и расписка не требуется.

Верно оценив установленные по делу фактические обстоятельства, представленные в суд доказательства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о безосновательности доводов заемщика Фокина В.В. в части притворности оспариваемой им сделки.

Оснований не соглашаться с вышеприведенными выводами районного суда не имеется.

Доводы, приведенные представителем истца в апелляционной жалобе, являются несостоятельными и не могут повлечь отмену решения суда.

Напротив, всей совокупностью проверенных по делу доказательств, а также вступившим в законную силу заочным решением Барышского городского суда Ульяновской области от 14.01.2010 г., по которому с Фокина В.В. в пользу Халетова М.Т. взыскана сумма задолженности по договору займа от 01.06.2009г., установлено, что фактическая передача денежных средств заемщику Фокину В.В. по оспариваемому им соглашению была произведена.

Кроме того, как следует из заключенного 20.03.2010г. между сторонами нового соглашение об отступном №*** должник Фокин В.В. подтвердил свои обязательства по оспариваемой сделке. Данный должник обязался передать кредитору Халетову М.Т. в качестве отступного по договору займа №*** от 01.06.2009г. на сумму 2 280 000 рублей и установленных судом процентов, а также судебных расходов, всего 2 382 779,79 рублей, пиломатериалы в соответствии с определенным графиком отгрузки.

Признавая свои обязательства в полном объеме, должник Фокин В.В. пытался погасить задолженность по сделке, на основании уведомлений от 30.03.2010г. и от 10.04.2010г., он просил кредитора Халетова М.Т. принять пиломатериалы в соответствии с соглашением об отступном.

Данные обстоятельства заемщик Фокин В.В., а также его представитель не оспаривают, ими не представлены доказательства, подтверждающие иной характер совершаемых действий по договору займа от 01.06.2009г. и последующих действий по погашению задолженности.

Согласно ст. 808 ГК РФ в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Как было указано выше, стороны при заключении договора займа от 01.06.2009г. исключили возможность предоставления дополнительных расписок, подтверждающих факт передачи оговоренной суммы займа. Из содержания договора займа следует, что фактически стороны признали тот факт, что на момент подписания этого соглашения денежные средства были переданы заемщику Фокину В.В.

Согласно ст. 812 ГК РФ заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре.

Утверждение о безденежности договора займа, которое не нашло своего подтверждения в ходе рассмотрения настоящего дела, само по себе не может служить основанием для признания оспариваемой сделки притворной по правилам ст. 170 ГК РФ.

Другие доводы, приведенные в жалобе, также выводов суда не опровергают, поэтому они не могут повлечь отмену решения суда.

Обстоятельства дела исследованы судом с достаточной полнотой, всем представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка. Материальный и процессуальный закон применен судом правильно.

Таким образом, обжалуемое по делу решение судебная коллегия признает законным и обоснованным.

Руководствуясь ст.328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Николаевского районного суда Ульяновской области от 24 января 2013 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя Фокина В*** В*** – Заитова Ж*** Ш*** – без удовлетворения.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 14 июля 2015 г. по делу N 33-6522/2015 (ключевые темы: договор займа — расписка — продажа недвижимости — договор купли-продажи квартиры — притворная сделка)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 14 июля 2015 г. по делу N 33-6522/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе

председательствующего Явкиной М.А.

судей Новоселовой Е.Г., Сачкова А.Н.

при секретаре Быхуне Д.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе истца М.Н.В. на решение Бийского городского суда Алтайского края от 02 апреля 2015 года

по иску М.Н.В. к В.А.С. о признании договора купли-продажи квартиры, расписки о получении денежных средств недействительными, прекращении права собственности,

Заслушав доклад судьи Явкиной М.А., судебная коллегия,

М.Н.В. обратилась в суд с иском к В.А.С. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, расположенной по адресу «адрес».

В обоснование требований указала, что спорная квартира принадлежала ей на праве собственности в порядке наследования. В связи с тем, что истец с семьей проживает в квартире свекрови, с последней возникла договоренность о том, что в спорную двухкомнатную квартиру въедет свекровь, а истец останется проживать в трехкомнатной квартире свекрови. Для этого М.Н.В. решила произвести ремонт в принадлежащей ей квартире. В связи с отсутствием денежных средств она решила воспользоваться заемными и позвонила по указанному в объявлении телефону о предоставлении займов под залог недвижимость. ДД.ММ.ГГ она встретилась с В.А.С. и двумя неизвестными ей мужчинами, которые согласились предоставить ей заем в сумме «данные изъяты» руб. сроком на 6 месяцев под залог ее квартиры, с уплатой 10% ежемесячно. Залог квартиры должен был быть оформлен в виде договора купли-продажи лишь для вида без наступления правовых последствий. После возврата суммы займа в полном объеме спорная квартира подлежала возврату истцу путем заключения договора купли-продажи.

ДД.ММ.ГГ был заключен договор купли-продажи указанной квартиры и сдан на регистрацию, денежные средства в размере «данные изъяты» руб. истец получила на следующий день ДД.ММ.ГГ, также был подписан договор займа. При этом копию договора займа ответчик пообещал ей вернуть позже, после получения документов на квартиру. О том, что в случае несвоевременной уплаты долга и процентов по договору квартира будет продана, В.А.С. не сообщал. ДД.ММ.ГГ истец узнала от квартирантов, что приходил В.А.С. и сообщил, что забрал квартиру за долги. По телефону он сообщил, что деньги ему отдавать уже не нужно, поскольку квартира является его собственностью.

Истец полагает, что была обманута ответчиком, поскольку намерений продавать квартиру не имела, до настоящего времени продолжает пользоваться указанной квартирой, где находятся ее вещи. Денежных средств в сумме «данные изъяты» руб. она не получала, представленная ответчиком расписка является безденежной.

Полагает, что договор купли-продажи является мнимой и притворной сделкой, а также заключен под влиянием обмана со стороны ответчика. Просила суд признать договор купли-продажи квартиры от ДД.ММ.ГГ недействительной сделкой. Признать недействительной расписку от ДД.ММ.ГГ от имени М.Н.В. о получении денежных средств в размере «данные изъяты» руб. в силу ее безденежности, прекратить право собственности В.А.С. на квартиру.

Решением Бийского городского суда от ДД.ММ.ГГ М.Н.В. в удовлетворении заявленных требований отказано. С М.Н.В. в доход бюджета муниципального образования «адрес» взыскана государственная пошлина «данные изъяты» руб., в пользу Федерального бюджетного учреждения Алтайская лаборатория судебной экспертизы стоимость производства экспертизы в размере «данные изъяты» руб.

В апелляционной жалобе истец просит отменить решение суда, принять новое, которым удовлетворить ее требования, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на неправильном толковании норм материального права. Судом не дано оценки тому обстоятельству, что представитель ответчика подтвердил факт, что расписка написана без передачи денег, поэтому факт безденежности не требовал дополнительного доказывания. Показаниями свидетелей подтверждено, что квартира не перешла во владение В.А.С., до настоящего времени в квартире находится ее имущество. Истец не имела намерения продать квартиру, что подтверждается материалом проверки ОП » «данные изъяты»» МУ МВД России » «данные изъяты»» от ДД.ММ.ГГ г. по факту ее обращения сразу после случившегося.

Истец и ее представитель в ходе рассмотрения дела поддержали доводы жалобы, остальные лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы извещенные надлежащим образом, в судебное заседание не явились, поэтому судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в их отсутствие в силу ст. 167 ГПК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения ( п. 1 ст. 327.1 ГПК РФ).

Как установлено судом, М.Н.В. являлась собственником «адрес» в «адрес» по праву наследования. Право собственности истца было зарегистрировано ДД.ММ.ГГ.

ДД.ММ.ГГ между М.Н.В. и В.А.С. был заключен договор купли- продажи «адрес» в «адрес». Право собственности ответчика зарегистрировано ДД.ММ.ГГ. Согласно п. 9 договора стоимость квартиры составляет «данные изъяты» руб.

Из представленной расписки от ДД.ММ.ГГ следует, что М.Н.В. получила от В.А.С. «данные изъяты» руб.

Согласно п.1 ст.421 Гражданского кодекса РФ, граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

В соответствии с п. 1 ст. 549 ГК РФ, по договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество (статья 130).

Согласно ст. 550 ГК РФ, договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (пункт 2 статьи 434).

В силу п. 1 ст. 551 ГК РФ, переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.

Передача недвижимости продавцом и принятие ее покупателем осуществляются по подписываемому сторонами передаточному акту или иному документу о передаче ( п.1 ст.556 Гражданского кодекса РФ).

В соответствии со ст. 170 ГК РФ, мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.

По смыслу указанной нормы, для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

По основанию притворности может быть признана недействительной лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывающая иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника на совершение притворной сделки недостаточно. Стороны должны преследовать общую цель и с учетом правил, предусмотренных ст.432 Гражданского кодекса РФ, достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка.

При этом, к прикрываемой сделке, на совершение которой направлены действия сторон с целью создания соответствующих правовых последствий, применяются относящиеся к ней правила, в том числе о форме сделки.

Как следует из существа правоотношений, складывающихся по поводу купли-продажи недвижимости, правовой целью вступления покупателя в правоотношения по купле-продаже является приобретение права собственности на недвижимость с оформлением титульного владения, поскольку наступающий вследствие исполнения такой сделки правовой результат (возникновение титульного владения) влечет для покупателя возникновение имущественных прав и обязанностей. В свою очередь продавец недвижимости, заинтересован как в продаже недвижимого имущества, так и в получении денежных средств от продажи недвижимого имущества (правовая цель).

Установлено, что договор купли-продажи квартиры заключен между сторонами в надлежащей форме, право собственности В.А.С. на указанную квартиру зарегистрировано в установленном законом порядке.

Кроме того, суду представлена расписка от ДД.ММ.ГГ., из которой следует, что М.Н.В. получила от В.А.С. «данные изъяты» руб., что также отражено в п.9 договора купли- продажи. Доказательств обратного истцом не представлено.

К показаниям свидетеля М.Г.М. о том, что денежные средства в размере «данные изъяты». не поступали в семейный бюджет, суд обоснованно отнесся критически, поскольку эти показания не опровергают факт передачи денежных средств.

Согласно заключению эксперта от ДД.ММ.ГГ. *** ФБУ «данные изъяты», в тексте расписки М.Н.В. в получении ею денежных средств от В.А.С. в размере ДД.ММ.ГГ руб., датированной ДД.ММ.ГГ, подпись от имени М.Н.В. и рукописная запись в виде фамилии, инициалов » М.Н.В.», расположенные под текстом в строке выше слов «(подпись)» «(Ф.И.О.)» выполнены М.Н.В..

Кроме того, вопреки доводам жалобы истца, судом установлено, что перед заключением договора купли-продажи ответчик В.А.С. осмотрел приобретаемую квартиру, после регистрации права собственности вступил в права владения, а именно поставил новые замки на входную дверь, предложил квартирантам перезаключить договор найма. Данные обстоятельства подтверждаются материалами проверки, проведенной по заявлению В.А.С. в ОП » «данные изъяты»» МУ МВД России «Бийское» по факту проникновения в спорную квартиру посторонних лиц, зарегистрированным в КУСП *** от ДД.ММ.ГГ г., а также показаниями свидетелей П.Н.П., П.Г.Л.

Таким образом, суд пришел к верным выводам о том, что сторонами оспариваемого договора были совершены необходимые действия, направленные на создание соответствующих правовых последствий, связанных с переходом права собственности на жилое помещение, договор сторонами исполнен, В.А.С. в установленном порядке осуществил правомочия собственника.

В соответствии со статьей 812 ГК РФ, заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре. Если договор займа должен быть совершен в письменной форме (статья 808), его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств. Если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от займодавца, договор займа считается незаключенным. Когда деньги или вещи в действительности получены заемщиком от займодавца в меньшем количестве, чем указано в договоре, договор считается заключенным на это количество денег или вещей.

Таким образом, оспаривание расписки по основанию ее безденежности возможно только при заключении сторонами договора займа. Тогда как расписка от ДД.ММ.ГГ является доказательством передачи денежных средств по договору купли-продажи.

В связи с чем, суд правомерно отказал в удовлетворении требований об оспаривании расписки по ее безденежности.

Не представлено истцом доказательств того, что оспариваемый договор купли-продажи является притворной сделкой, которая прикрывает другую сделку — договор займа под залог квартиры, поскольку достаточных и допустимых доказательств в подтверждение данного обстоятельства, суду не представлено.

В соответствии со ст. 808 ГК РФ, договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Таким образом, наличие договора займа может быть подтверждено только письменными доказательствами, показания свидетелей, а также пояснения истца в данном случае являются недопустимыми доказательствами. Письменных доказательств, подтверждающих заключение договора займа на указанных истцом условиях, суду не представлено.

Довод истца о заключении сделки под влиянием обмана также не нашел своего подтверждения в ходе рассмотрения дела.

В соответствии с ч. 2 ст. 179 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Истцом не указано, в чем заключался обман со стороны ответчика, а довод о том, что она полагала, что после возврата денежных средств по договору займа квартира вновь перейдет в ее собственность, являются необоснованными.

Как следует из дела, М.Н.В. и В.А.С. обратились в агентство недвижимости, где был подготовлен проект договора купли-продажи. При этом М.Н.В. представила правоустанавливающие документы на квартиру, документы, удостоверяющие личность. Затем стороны обратились в КАУ «Многофункциональный центр Алтайского края», где лично подали заявления о регистрации перехода права собственности и регистрации права собственности, представили подписанный договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГ г.

В ходе рассмотрения дела, истец не оспаривала, что имела возможность ознакомиться с содержанием подписываемого ею договора, содержанием текста расписки, в которых не отражены условия о прекращении права собственности В.А.С. после возврата М.Н.В. денежных средств.

Таким образом, при установленных обстоятельствах у суда отсутствовали основания для удовлетворения заявленных требований.

Доводы апелляционной жалобы о том, что судом не дано оценки тому обстоятельству, что представитель ответчика подтвердил факт, что расписка написана без передачи денег, поэтому факт безденежности не требовал дополнительного доказывания, являются несостоятельными и опровергаются содержанием протоколов судебного заседания, где представитель ответчика исковые требования не признавал в полном объеме.

Остальные доводы апелляционной жалобы истца правовых оснований к отмене решения суда не содержат, по существу сводятся к изложению обстоятельств, которые являлись предметом разбирательства в суде первой инстанции и объективно отклонены судом как не основанные на законе и не подтвержденные доказательствами.

Нарушений норм процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению дела судом не было допущено, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения доводов жалобы.

Руководствуясь статьями 328 , 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия,

апелляционную жалобу истца М.Н.В. на решение Бийского городского суда Алтайского края от 02 апреля 2015 года оставить без удовлетворения.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

В каких случаях суд может переквалифицировать договор займа

Судебная практика показывает, что стороны могут заключить соглашение, назвав его договором займа. Однако если такое соглашение по своим характеристикам не соответствуют признакам договора займа, то суд может установить, что на самом деле это, например, договор поставки или инвестирования. Соответственно, к таким договорам будут применены соответствующие правила Гражданского кодекса РФ.

Кроме того, встречаются ситуации, когда стороны заключают договор займа с целью скрыть другой договор. Если суд установит, что действия сторон не совпадают с их действительной волей, то он признает такой договор притворной сделкой. Притворная сделка ничтожна (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

Признаком притворности сделки является отсутствие волеизъявления на ее исполнение у обеих сторон, а также намерение сторон фактически исполнить прикрываемую сделку. Таким образом, по основанию притворности недействительной сделкой может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки.

Если по договору передаются одни вещи, но возвращаются другие

В таких сделках предмет, который передает заимодавец, и предмет, который заемщик обязуется вернуть, не совпадают. Например, если в качестве займа по договору передаются вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик возвращает деньги.

Как показывает судебная практика, суды не рассматривают в качестве договора займа договоры о передаче в заем вещей, определенных родовыми признаками, с условием о возврате займа денежными средствами.

Вопрос: как суд может квалифицировать соглашение, по которому заимодавец передает товар, а заемщик возвращает деньги?

Суд может прийти к выводу, что такое соглашение представляет собой другой договор, в частности, договор поставки. При этом если стороны предусмотрели отсрочку оплаты товара, то, по мнению суда, такое условие является элементом коммерческого кредита и к нему подлежат применению правила о займе.

Пример из практики: суд квалифицировал спорный договор как договор поставки с условием об отсрочке оплаты

ООО «Г.» (заимодавец) и ООО «А.» (заемщик) заключили договор займа, по условиям которого заимодавец передает заемщику в заем товар – семена подсолнечника, а заемщик обязуется вернуть денежные средства частями.

Заемщик полученный товар не оплатил. В связи с чем заимодавец обратился в арбитражный суд с исковым заявлением.

Суд указал, что по субъектному составу и целям (возмездная передача товара одной стороной другой стороне) соглашение сторон соответствует договору поставки (ст. 506 ГК РФ).

Вместе с тем, к коммерческому кредиту, который является элементом юридического состава спорного договора, следует применять правила о займе (ст. 823 ГК РФ). Однако это не меняет правовой природы договора в целом как поставки. В качестве коммерческого кредита в этом случае выступает отсрочка оплаты товара на месяц, а к обязанности покупателя по возврату суммы, на которую покупателю предоставляется кредит сроком на один месяц после передачи товара, применяются правила о возврате денежного займа. Семена подсолнечника не являются в данном случае предметом товарного займа, так как по условиям договора они поступали в собственность заемщика без обязательства возвратить равное количество таких же семян (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 14 августа 2009 г. по делу № А53-27399/2008).

Если суд установит, что стороны сделки, названной ими договором займа, намеревались совершить на самом деле не договор займа, а иную сделку, например, договор купли-продажи, то договор займа суд может признать недействительным (ничтожным).

Пример из практики: суд признал договор займа, в результате которого отчуждены основные средства общества, притворной сделкой

Суды установили, что в результате заключения сторонами договора займа, договора купли-продажи, договора о залоге и соглашения об отступном были отчуждены практически все основные средства ОАО «В.». При этом оспариваемые договоры были совершены сторонами в короткий временной период. Суды правомерно пришли к выводу о том, что такие сделки являются притворными и, соответственно, ничтожными.

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

При совершении притворной сделки имеет место несовпадение сделанного волеизъявления с действительной волей сторон. В случае заключения притворной сделки целью сторон является достижение определенных правовых последствий, при этом воля сторон направлена на установление между сторонами сделки гражданско-правовых отношений, но иных по сравнению с выраженными в волеизъявлении сторон.

Поскольку из оспариваемых договоров следует, что при их совершении стороны намеревались прикрыть сделку по отчуждению спорного имущества, в которой имелась заинтересованность, суды пришли к правильному выводу о том, что эти сделки, в том числе договор займа, являются притворными сделками, совершенными с целью прикрыть другую сделку (определение ВАС РФ от 26 октября 2010 г. № ВАС-12204/10).

Внимание! Особый случай – если предметом договора выступает вексель.

В такой ситуации судебная практика неоднозначна. Суд может либо расценить спорный договор займа в качестве договора купли-продажи, либо признать такой договор ничтожным.

Пример из практики: суд квалифицировал договор займа векселя как договор купли-продажи

Между «С.» (заимодавец) и «Ф.» (заемщик) подписан договор займа. По условиям договора передачу суммы займа заимодавец производит путем перечисления денежных средств на расчетный счет заемщика или путем передачи векселя.

Актом приема-передачи ценных бумаг заимодавец передал, а заемщик принял вексель. В акте указано назначение передачи векселя: в счет платежа по договору займа. Также произведена частичная оплата по договору, что подтверждается платежными поручениями.

Исследовав акт приема-передачи ценных бумаг, суд расценил его в качестве надлежащего исполнения обязательства заимодавца по предоставлению займа. Принимая во внимание частичное исполнение заемщиком обязательств по возврату суммы займа, суд посчитал, что договор не может быть признан незаключенным. Поэтому суд с учетом отсутствия доказательств передачи денежных средств или других вещей, определенных родовыми признаками, а также направленности воли сторон, квалифицировал спорный договор как договор купли-продажи векселя (постановление ФАС Уральского округа от 11 апреля 2011 г. Ф09-1073/11-С5 по делу № А50-11483/2010).

Пример из практики: суд признал договор займа векселя ничтожной сделкой

В соответствии с условиями договора займа заимодавец обязан передать заемщику денежные средства. Заимодавец передал заемщику векселя банка. Ни заимодавец, ни заемщик не оспаривали цель передачи векселей в счет исполнения договора займа. Следовательно, предметом договора займа являются векселя.

Вексель является ценной бумагой, то есть вещью, но обладает свойством индивидуальной определенности. В то же время предметом договора займа могут выступать только вещи, обладающие родовыми признаками. Суд пришел к выводу о недействительности (ничтожности) договора займа (постановление ФАС Поволжского округа от 28 февраля 2011 г. по делу № А72-3070/2010).

Совет: сторонам договора займа нужно придерживаться правила о том, что по договору займа возможен возврат только той же суммы денежных средств или равного количества других полученных вещей того же рода и качества. Тогда такая сделка не будет квалифицирована судом в качестве какого-то другого договора, а не договора займа.

Если денежные средства заемщик направляет на приобретение ценных бумаг

Судебная практика показывает, что встречаются случаи, когда заемщик полученные деньги по договору займа направляет на приобретение ценных бумаг. То есть договор займа заключается именно с целью выкупа ценных бумаг.

В этой ситуации суду довольно сложно разобраться, какая перед ним сделка: является ли договор займа мнимой сделкой (т. е. сделкой, совершенной лишь для вида и без намерения создать соответствующие ей правовые последствия) или договор займа прикрывает сделку по приобретению ценных бумаг (т. е. является притворной сделкой).

Пример из практики: суд признал договор займа притворной сделкой

Между ОАО «Н.» (заимодавцем) и ООО «У.» (заемщиком) заключен договор займа. В соответствии с договором заимодавец передает заемщику денежную сумму, а заемщик обязуется вернуть эту сумму и начисленные проценты в обусловленный договором срок.

Во исполнение договора займа заимодавец платежными поручениями перечислил заемщику денежную сумму, указанную в договоре займа. Денежные средства поступили к заемщику через заимодавца в результате заключения в один день ряда договоров займа, первоначальным заимодавцем по которым было ОАО «М.». Заемщик направил полученные денежные средства на приобретение размещенных ОАО «М.» облигаций, а также передал их ООО «Р.» и ООО «П.» для приобретения облигаций ОАО «М.» через брокера.

ОАО «Н.» обратилось в суд с иском к ООО «У.» о признании договора займа, заключенного между ними, недействительной (ничтожной) сделкой. По мнению истца, договор займа является ничтожной сделкой на основании статей 10 и 168 Гражданского кодекса РФ, поскольку заключен на заведомо убыточных условиях и не обусловлен целью получения прибыли.

Суд первой инстанции в иске отказал.

Постановлением апелляционного суда исковое требование удовлетворено.

ФАС Уральского округа постановление суда апелляционной инстанции отменил, решение суда первой инстанции оставил без изменения. Суды первой и кассационной инстанций пришли к выводу о недоказанности заимодавцем того факта, что при совершении оспариваемой сделки, в результате которой заемщик распорядился поступившими к нему денежными средствами по своему усмотрению, имело место злоупотребление правом.

ОАО «Н.» обратилось в ВАС РФ и привело следующие аргументы.

Договор займа изначально был совершен с целью выкупа ООО «У.» документарных облигаций на предъявителя, выпущенных ОАО «М.» при их первичном размещении. При этом приобретение этих облигаций эмитентом за свой счет согласно проспекту ценных бумаг не могло быть осуществлено. Движение денежных средств от ОАО «М.» к ООО «У.» подтверждается заключенными в один и тот же день несколькими договорами займа, фактическим осуществлением расчетов по ним в течение одного банковского дня, реестром операций по перечислению безналичных денежных средств.

Оспариваемый договор займа представляет собой сделку, совершенную лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Договор заключен с целью введения в заблуждение окружающих относительно характера возникших между сторонами правоотношений. Стороны изначально не намеревались исполнять договор займа, хотя и совершили определенные юридически значимые (фактические) действия, создающие видимость его исполнения. Исходя из этого, суд апелляционной инстанции признал договор займа ничтожным в соответствии с пунктом 1 статьи 170 Гражданского кодекса РФ, то есть мнимой сделкой.

Апелляционный суд установил, что одновременно заключенные договоры займа фактически прикрывали сделку по приобретению облигаций при их первичном размещении за счет эмитента, что было запрещено проспектом ценных бумаг «М.», и квалифицировал договор займа как мнимый.

Между тем, как указал Президиум ВАС РФ, суду следовало применить нормы пункта 2 статьи 170 Гражданского кодекса РФ и признать этот договор притворным, так как он совершен с целью прикрыть другую сделку.

Однако допущенная неточность не привела к принятию неверного решения. Вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности оспариваемой сделки по существу является правильным. Оснований для его переоценки у суда кассационной инстанции не имелось. Суд постановление кассационной инстанции отменил, постановление апелляционного суда оставил без изменения (постановление Президиума ВАС РФ от 25 мая 2010 г. № 677/10).

Если денежные средства передаются в качестве финансовой помощи, инвестиций

Денежные средства могут быть переданы в качестве финансовой помощи либо инвестирования, например, в строительство недвижимости.

Как показывает практика, перечисление денежных средств в качестве финансовой помощи не порождает заемных правоотношений.

Пример из практики: суд установил, что передача финансовой помощи не порождает правоотношений по договору займа

Индивидуальный предприниматель г. передал в кассу ООО «В.» по приходным кассовым ордерам денежные средства. В качестве основания платежа в квитанциях к приходным кассовым ордерам указано «финансовая помощь». ООО «В.» не оспаривает факт получения денежных средств в заявленном размере. Посчитав, что денежные средства переданы в качестве заемных денежных средств, предприниматель направил ООО «В.» письменное требование с предложением возвратить денежные средства. Поскольку ООО «В.» денежные средства не вернуло, то предприниматель обратился с исковым заявлением в суд.

Суды установили, что договор займа между сторонами не заключен. Вместе с тем, суды сделали обоснованный вывод о доказанности факта передачи предпринимателем денежных средств. Давая правовую квалификацию сложившимся между предпринимателем и ООО «В.» отношениям, суды правомерно квалифицировали их как обязательства вследствие неосновательного обогащения. При изложенных обстоятельствах у ООО «В.» возникла обязанность по возврату предпринимателю неосновательного обогащения (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16 марта 2011 г. по делу № А11-4775/2010).

Суд может рассматривать соглашение сторон в качестве смешанного, если по своей правовой природе такая сделка совмещает признаки сразу нескольких договоров.

Пример из практики: суд установил, что соглашение сторон представляет собой договор инвестирования с элементами договора займа

Стороны заключили договор займа. В связи с тем что заемщик задолженность по договору не возвратил, заимодавец обратился в суд с иском к заемщику о взыскании задолженности по договору займа.

По мнению суда, по своей юридической природе заключенное между сторонами соглашение выступает договором инвестирования с элементами договорами займа. По этому договору истец (инвестор) обязался внести денежные средства, предназначенные для строительства объекта. Поскольку доказательств уплаты задолженности по договору в полном объеме со стороны ответчика представлено не было, суд заявленное требование удовлетворил. Принимая решение, суд руководствовался положениями главы 42 «Заем и кредит» Гражданского кодекса РФ, Федерального закона от 25 февраля 1999 г. № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений».

Таким образом, заключенное между заимодавцем и заемщиком соглашение судами признано договором инвестирования в строительство жилого дома с элементами договора займа и регулируется главой 42 Гражданского кодекса РФ. В связи с изложенным передаче дела для пересмотра в порядке надзора отказано (определение ВАС РФ от 3 июня 2011 г. № ВАС-6523/11).