Признание погибшим гк рф

Статья 45. Объявление гражданина умершим

1. Гражданин может быть объявлен судом умершим, если в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания в течение пяти лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, — в течение шести месяцев.

2. Военнослужащий или иной гражданин, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен судом умершим не ранее чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий.

3. Днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим. В случае объявления умершим гражданина, пропавшего без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, суд может признать днем смерти этого гражданина день его предполагаемой гибели и указать момент его предполагаемой гибели.

Комментарий к статье 45 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая статья посвящена объявлению гражданина умершим (юридической смерти) — судебной процедуре, сопряженной с более длительным его безвестным отсутствием и более радикальными материально-правовыми последствиями, чем при признании безвестно отсутствующим, однако со сходными процессуальными правилами (ст. ст. 276 — 278 ГПК). Фактический состав для объявления гражданина умершим совпадает с существующим для признания безвестно отсутствующим (см. коммент. к ст. 42 ГК), основная особенность — сроки безвестного отсутствия. Общим является 5-летний срок отсутствия сведений о месте его пребывания в месте его жительства (против прежних 3 лет — см. ч. 1 ст. 21 ГК 1964 г.). Для его исчисления за отсутствием в ст. 45 иного применяются правила ч. 2 ст. 42 ГК (п. 1 ст. 6 ГК).

Если же гражданин пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью (стихийные бедствия) или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая (крушения, катастрофы, взрывы, теракты), этот срок сокращается до 6 месяцев (п. 1 ст. 45). Так, если удалось установить, что гражданин проживал в доме, разрушенном землетрясением, или покупал билет на судно, потерпевшее крушение, при этом в ходе поисково-спасательных работ он не был обнаружен в числе спасшихся, но не было обнаружено (идентифицировано) и его тело, то для объявления данного гражданина умершим нет смысла дожидаться истечения 5-летнего срока.

Наконец, если гражданин (военнослужащий или гражданское лицо) пропал без вести в связи с военными действиями, он может быть объявлен умершим не ранее чем через 2 года со дня окончания военных действий (п. 2 ст. 45): военные действия — не только причина гибели многих людей (в том числе гражданских), но и серьезное препятствие установлению их местонахождения, а также явке (вследствие массовых переселений гражданского населения, насильственного захвата, пленения и т.п.); именно поэтому гражданин, пропавший без вести в условиях военных действий, не может быть объявлен умершим вплоть до истечения 2 лет со дня их окончания.

Юридическая смерть покоится на презумпции смерти — предположении, что отсутствующий гражданин мертв (в п. 3 ст. 45 говорится именно о дне предполагаемой гибели). На основании решения суда орган загса вносит в актовую книгу запись о смерти и уже на основании этого выдает свидетельство о смерти (п. 2 ст. 279 ГПК РФ, п. п. 1 и 2 ст. 47 ГК). Однако юридическая смерть в отличие от биологической не прекращает правоспособности: последняя или уже прекратилась (в момент фактической смерти гражданина, объявленного умершим), или не прекратилась вообще (если объявленный умершим гражданин жив — см. комментарий к ст. 17 ГК). В остальном она влечет те же правовые последствия, что и биологическая (ст. 1113 ГК). Имущество гражданина, объявленного умершим, наследуется согласно ст. 1151 ГК. Объявление умершим супруга — основание для прекращения брака (п. 1 ст. 16 СК РФ), объявление умершим работника (работодателя) — основание для прекращение трудового договора по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон (п. 6 ст. 83 ТК РФ).

2. День смерти гражданина, объявленного умершим, — день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим, включая и те случаи, когда гражданин пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая. В то же время в этих двух случаях суд может признать днем смерти день предполагаемой гибели гражданина (п. 3 ст. 45). День вступления в законную силу решения суда (день предполагаемой гибели) определяет время открытия наследства (п. 1 ст. 1114 ГК).

3. Юридическую смерть следует отличать от установления факта смерти гражданина в определенное время и при определенных обстоятельствах в случае отказа органов загса в регистрации смерти (ср. подп. 3 п. 1 ст. 262 и подп. 8 п. 2 ст. 264 ГПК). Хотя то и другое рассматривается в порядке особого судебного производства, юридическая смерть покоится на презумпции смерти в условиях отсутствия каких-либо доказательств, установление факта смерти — на доказательствах смерти; при юридической смерти днем смерти считается день вступления в законную силу решения суда (день предполагаемой гибели — п. 3 ст. 45), при установлении факта смерти — день доказанного ее наступления. Поэтому если установлено, что пропавший гражданин был пассажиром затонувшего судна, при этом он не был обнаружен ни в числе погибших, ни среди спасшихся, его следует объявлять умершим. Но если при сходных обстоятельствах есть очевидцы его гибели, следует устанавливать факт смерти.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 августа 2018 г. N 16-КГ18-29 Судебные акты о прекращении производства по делу отменены, а дело по заявлению об объявлении гражданина умершим передано на новое рассмотрение, поскольку заявленное требование не тождественно ранее рассмотренному районным судом

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Фролкиной С.В., Гуляевой Г.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 6 августа 2018 г. дело по заявлению Башуковой Валентины Григорьевны об объявлении в порядке статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации Башукова Владимира Анатольевича умершим

по кассационной жалобе Башуковой Валентины Григорьевны на определение Тракторозаводского районного суда г. Волгограда Волгоградской области от 12 июля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 сентября 2017 г., которыми производство по делу прекращено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В., выслушав объяснения представителя Башуковой В.Г. по доверенности Пекова А.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя закрытого акционерного общества «Московская акционерная страховая компания» по доверенности Паршиной С.В., представителя общества с ограниченной ответственностью «Страховая компания «ВСК-Линия жизни» Крутикова А.И., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коробкова Е.И., полагавшего обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела в суд первой инстанции для рассмотрения по существу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Башукова Валентина Григорьевна 24 мая 2017 г. обратилась в Тракторозаводской районный суд г. Волгограда Волгоградской области с заявлением об объявлении умершим в порядке статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации её сына Башукова Владимира Анатольевича, года рождения.

В обоснование заявленных требований Башукова В.Г. указала, что её сын Башуков В.А., проходивший с 11 августа 2000 г. военную службу по контракту в Чеченской Республике, был похищен 14 августа 2000 г. неустановленными лицами из состава незаконных вооружённых формирований.

Вступившим в законную силу решением Тракторозаводского районного суда г. Волгограда Волгоградской области от 20 января 2003 г. Башуков В.А. признан безвестно отсутствующим.

Решением Центрального районного суда г. Волгограда от 5 февраля 2013 г., вступившим в законную силу, Башуков В.А. был признан умершим (погибшим) при исполнении обязанностей военной службы, на военный комиссариат Волгоградской области возложена обязанность назначить Башуковой В.Г. пенсию по случаю потери кормильца.

Поскольку названным выше решением суда от 5 февраля 2013 г. вопрос об объявлении её сына умершим в порядке статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации не разрешался, сведений о местонахождении Башукова В.А. с момента его похищения (14 августа 2000 г.) до настоящего времени не имеется, Башукова В.Г. обратилась в суд с заявлением об объявлении Башукова В.А. умершим, указывая, что это ей необходимо для получения социальных выплат по обязательному государственному страхованию военнослужащих, а также единовременной денежной выплаты и иных социальных пособий.

Определением Тракторозаводского районного суда г. Волгограда Волгоградской области от 12 июля 2017 г. производство по данному гражданскому делу прекращено по основанию, предусмотренному абзацем третьим статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) в связи с наличием вступившего в законную силу решения Центрального районного суда г. Волгограда от 5 февраля 2013 г., принятого по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 сентября 2017 г. определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Башуковой В.Г. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены определения Тракторозаводского районного суда г. Волгограда Волгоградской области от 12 июля 2017 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 сентября 2017 г., как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 25 мая 2018 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 29 июня 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились истец Башукова В.Г., представители заинтересованных лиц федерального казённого учреждения «Военный комиссариат Тракторозаводского и Краснооктябрьского районов г. Волгограда», Министерства обороны Российской Федерации, отдела ЗАГС Центрального района г. Волгограда, отдела ЗАГС Тракторозаводского района г. Волгограда, Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Тракторозаводском районе г. Волгограда, сведений о причинах неявки не представили. Представителем заинтересованного лица федерального казённого учреждения «Военный комиссариат Волгоградской области» посредством факсимильной связи в Верховный Суд Российской Федерации направлены письменные возражения на кассационную жалобу с просьбой о рассмотрении дела без его участия. Представителем Министерства обороны Российской Федерации также с использованием средств факсимильной связи направлено заявление, содержащее возражения на кассационную жалобу. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Башуков В.А., . года рождения, приходится сыном Башуковой В.Г. Согласно справке военного комиссариата Тракторозаводского района г. Волгограда от 4 апреля 2000 г. N 507 Башуков В.А. был призван на военную службу по контракту с 28 марта 2000 г. на срок 6 месяцев. 11 августа 2000 г. Башуков В.А. заключил контракт о прохождении военной службы в Министерстве обороны Российской Федерации. Из послужного списка Башукова В.А. видно, что в период с 29 марта по 7 августа 2000 г. он принимал участие в контртеррористической операции на территории Чеченской Республики.

14 августа 2000 г. военнослужащий военной комендатуры Ленинского района г. Грозного (войсковая часть 22727) рядовой Башуков В.А. был похищен в 300 метрах от военной комендатуры неустановленными лицами из состава незаконных вооружённых формирований.

Вступившим в законную силу решением Тракторозаводского районного суда г. Волгограда Волгоградской области от 20 января 2003 г. Башуков В.А. был признан безвестно отсутствующим.

Башукова В.Г. ранее обращалась в суд с иском к Министерству обороны Российской Федерации, военному комиссариату Волгоградской области о признании её сына Башукова В.А. умершим (погибшим) при исполнении обязанностей военной службы. Признание сына умершим (погибшим) при исполнении обязанности военной службы было необходимо Башуковой В.Г. для назначения ей пенсии по случаю потери кормильца. В связи с этим Башукова В.Г. просила суд возложить на военный комиссариат Волгоградской области обязанность назначить ей пенсию по случаю потери кормильца.

Вступившим в законную силу решением Центрального районного суда г. Волгограда от 5 февраля 2013 г. исковые требования Башуковой В.Г. удовлетворены. Башуков В.А., . года рождения, был признан умершим (погибшим) при исполнении обязанностей военной службы. На военный комиссариат Волгоградской области возложена обязанность назначить Башуковой В.Г. пенсию по случаю потери кормильца.

Впоследствии Башукова В.Г. обратилась в суд с иском к Министерству обороны Российской Федерации, закрытому акционерному обществу «Московская акционерная страховая компания» (далее — ЗАО «МАКС»), страховому открытому акционерному обществу «Военно-страховая компания» (далее — СОАО «ВСК») о признании права на получение страховой выплаты и пособия, взыскании страхового возмещения и единовременного пособия.

Решением Центрального районного суда г. Волгограда от 4 февраля 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 16 мая 2014 г., исковые требования Башуковой В.Г. удовлетворены частично. За Башуковой В.Г. признано право на получение страхового возмещения и единовременного пособия. С ЗАО «МАКС» в пользу Башуковой В.Г. взыскано страховое возмещение с учётом индексации в размере 2 110 000 руб., единовременное пособие с учётом индексации в сумме 3 165 000 руб., штраф в размере 1 055 000 руб. Исковые требования Башуковой В.Г. к Министерству обороны Российской Федерации, СОАО «ВСК» оставлены без удовлетворения.

При разрешении данного спора судебные инстанции отнесли к страховому случаю (смерти застрахованного лица в период прохождения военной службы) признание Башукова В.А. умершим (погибшим) при исполнении обязанностей военной службы вступившим в законную силу 12 марта 2013 г. решением Центрального районного суда г. Волгограда от 5 февраля 2013 г.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 мая 2015 г. были отменены решение Центрального районного суда г. Волгограда от 4 февраля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 16 мая 2014 г., дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом в данном определении было указано, что решением суда от 5 февраля 2013 г. определялись правоотношения для назначения Башуковой В.Г. пенсии по случаю потери кормильца, вопрос об объявлении Башукова В.А. умершим в порядке статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации не разрешался, поэтому правовых оснований считать 12 марта 2013 г. датой смерти Башукова В.А., исключенного из списков личного состава военной комендатуры Веденского района и всех видов обеспечения с 21 мая 2004 г., у судебных инстанций не имелось.

24 мая 2017 г. Башукова В.Г. обратилась в суд с заявлением об объявлении своего сына Башукова В.А. умершим в порядке статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации, в котором просила объявить Башукова В.А., родившегося . района . области, погибшим (умершим) при исполнении обязанностей военной службы, указывая, что решением суда от 5 февраля 2013 г. вопрос об объявлении её сына умершим в порядке статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации не разрешался, признание в судебном порядке её сына умершим необходимо ей для получения социальных выплат по обязательному государственному страхованию военнослужащих, а также единовременной денежной выплаты и иных социальных пособий.

Прекращая определением от 12 июля 2017 г. производство по настоящему делу по основанию, предусмотренному абзацем третьим статьи 220 ГПК РФ, судья Тракторозаводского районного суда г. Волгограда Волгоградской области исходил из того, что заявленные Башуковой В.Г. требования тождественны её требованиям, ранее разрешённым решением Центрального районного суда г. Волгограда от 5 февраля 2013 г.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев дело по частной жалобе Башуковой В.Г. на определение судьи Тракторозаводского районного суда г. Волгограда Волгоградской области от 12 июля 2017 г., согласился с приведёнными выводами и их правовым обоснованием. Отклоняя довод частной жалобы Башуковой В.Г. о том, что решением Центрального районного суда г. Волгограда от 5 февраля 2013 г. вопрос об объявлении Башукова В.А. умершим в порядке статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации не разрешался, суд апелляционной инстанции полагал, что этот довод фактически сводится к несогласию с решением Центрального районного суда г. Волгограда от 5 февраля 2013 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судов первой и апелляционной инстанций основанными на неправильном применении норм материального и процессуального права.

В силу пункта 1 статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин может быть объявлен судом умершим, если в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания в течение пяти лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определённого несчастного случая, — в течение шести месяцев.

Согласно пункту 2 статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации военнослужащий или иной гражданин, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен судом умершим не ранее чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий.

Днём смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим. В случае объявления умершим гражданина, пропавшего без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определённого несчастного случая, суд может признать днем смерти этого гражданина день его предполагаемой гибели и указать момент его предполагаемой гибели (пункт 3 статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с положениями части 1 статьи 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов (часть 1 статьи 4 ГПК РФ).

В порядке особого производства суд рассматривает в том числе дела о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим (пункт 3 части 1 статьи 262 ГПК РФ).

В заявлении о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим должно быть указано, для какой цели необходимо заявителю признать гражданина безвестно отсутствующим или объявить его умершим, а также должны быть изложены обстоятельства, подтверждающие безвестное отсутствие гражданина, либо обстоятельства, угрожавшие пропавшему без вести смертью или дающие основание предполагать его гибель от определённого несчастного случая. В отношении военнослужащих или иных граждан, пропавших без вести в связи с военными действиями, в заявлении указывается день окончания военных действий (статья 277 ГПК РФ).

Решение суда, которым гражданин объявлен умершим, является основанием для внесения органом записи актов гражданского состояния записи о смерти в книгу государственной регистрации актов гражданского состояния (часть 2 статьи 279 ГПК РФ).

Из приведённых нормативных положений следует, что объявление гражданина умершим производится судом по заявлению заинтересованного лица, если в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания в течение пяти лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определённого несчастного случая, — в течение шести месяцев. Объявление гражданина умершим осуществляется судом в порядке особого производства (глава 30 ГПК РФ). Целью объявления гражданина умершим является защита интересов заявителей и заинтересованных лиц. Решением суда об объявлении гражданина умершим устраняется правовая неопределённость в семейных, гражданских, жилищных и иных правоотношениях, в которых участвовал данный гражданин. Решение суда об объявлении гражданина умершим порождает такие же правовые последствия, что и фактическая смерть гражданина. Такое решение является основанием для внесения органом ЗАГС записи о смерти гражданина в книгу государственной регистрации актов гражданского состояния. По общему правилу днём смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу судебного решения, но это может быть и конкретная дата, установленная судебным решением, если гражданин пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определённого несчастного случая.

Между тем суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении заявления Башуковой В.Г. об объявлении Башукова В.А. умершим в порядке статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации не применили положения статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации, формально сослались на тождественность заявленного Башуковой В.Г. требования ранее рассмотренному Центральным районным судом г. Волгограда в рамках дела по иску Башуковой В.Г. к Министерству обороны Российской Федерации, военному комиссариату Волгоградской области о признании её сына умершим (погибшим) при исполнении обязанностей военной службы и об обязании назначить ей пенсию по случаю потери кормильца.

Согласно абзацу третьему статьи 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон.

В силу этой нормы права производство по делу прекращается судом в том случае, если ранее рассмотренные и вновь предъявленные требования являются тождественными, то есть совпадают стороны, предмет и основание заявленных требований. Данное положение процессуального закона предусматривает возможность прекращения производства по делу только в случаях, когда право на судебную защиту (право на судебное рассмотрение спора) было реализовано в состоявшемся ранее судебном процессе, и направлено на пресечение рассмотрения судами тождественных исков.

Судебные инстанции не учли, что решением Центрального районного суда г. Волгограда от 5 февраля 2013 г. определялись правоотношения в целях назначения Башуковой В.Г. пенсии по случаю потери кормильца. Вопрос же об объявлении её сына умершим в порядке статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации судом в рамках указанного спора не разрешался.

На это обстоятельство было обращено внимание в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 мая 2015 г. (N 16-КГ15-4), вынесенном по делу по иску Башуковой В.Г. к Министерству обороны Российской Федерации, закрытому акционерному обществу «Московская акционерная страховая компания», страховому открытому акционерному обществу «Военно-страховая компания» о признании права на получение страховой выплаты, взыскании страхового возмещения и единовременного пособия. Однако данное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, содержащее толкование закона применительно к вопросу определения даты смерти Башукова В.А., было судебными инстанциями оставлено без внимания в нарушение требований части 3 статьи 390 ГПК РФ, согласно которым указания вышестоящего суда о толковании закона являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело.

Судебными инстанциями также не было принято во внимание, что сторонами по ранее рассмотренному Центральным районным судом г. Волгограда делу по иску Башуковой В.Г. к Министерству обороны Российской Федерации, военному комиссариату Волгоградской области о признании её сына умершим (погибшим) при исполнении обязанностей военной службы и об обязании назначить ей пенсию по случаю потери кормильца являлись Башукова В.Г., Министерство обороны Российской Федерации и военный комиссариат Волгоградской области, в то время как по делу по заявлению Башуковой В.Г. об объявлении её сына Башукова В.А. умершим в порядке статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации кроме Башуковой В.Г., федерального казённого учреждения «Военный комиссариат Волгоградской области» и Министерства обороны Российской Федерации в качестве заинтересованных лиц привлечены федеральное казённое учреждение «Военный комиссариат Тракторозаводского и Краснооктябрьского районов г. Волгограда», отдел ЗАГС Центрального района г. Волгограда, отдел ЗАГС Тракторозаводского района г. Волгограда, Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Тракторозаводском районе г. Волгограда, которые ранее при разрешении дела по иску Башуковой В.Г. участия не принимали.

При таких данных у судебных инстанций не имелось оснований считать, что заявленное Башуковой В.Г. в порядке статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации требование тождественно ранее рассмотренному Центральным районным судом г. Волгограда.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что 10 августа 2015 г. Центральным районным судом г. Волгограда принято решение по делу по иску Башуковой В.Г. к Министерству обороны Российской Федерации, ЗАО «МАКС», СОАО «ВСК» о признании права на получение страховой выплаты и пособия, взыскании страхового возмещения и единовременного пособия, которым в удовлетворении исковых требований Башуковой В.Г. было отказано (л.д. 44-49).

Таким образом, судебные инстанции, прекращая производство по данному гражданскому делу по основаниям, предусмотренным абзацем третьим статьи 220 ГПК, нарушили гарантированное Конституцией Российской Федерации право Башуковой В.Г. на судебную защиту (часть 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации), ограничили ей доступ к правосудию, поскольку рассмотрение в судебном порядке заявления Башуковой В.Г. об объявлении умершим в соответствии со статьёй 45 Гражданского кодекса Российской Федерации её сына Башукова В.А. является для неё единственно возможным способом разрешить вопрос об определении дня смерти Башукова В.А.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что положения абзаца третьего статьи 220 ГПК РФ были применены судебными инстанциями неправильно. Это привело к неправомерному прекращению производства по делу. Допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем определение Тракторозаводского районного суда г. Волгограда Волгоградской области от 12 июля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 сентября 2017 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене, а дело — направлению в суд первой инстанции для рассмотрения заявления Башуковой В.Г. по существу.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ, определила:

определение Тракторозаводского районного суда г. Волгограда Волгоградской области от 12 июля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 сентября 2017 г. отменить.

Дело по заявлению Башуковой Валентины Григорьевны об объявлении в порядке статьи 45 Гражданского кодекса Российской Федерации Башукова Владимира Анатольевича умершим направить в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

Порядок признания гражданина умершим

Как известно, моментом открытия наследства является смерть человека. Тем не менее, нередко встречаются ситуации, когда смерть человека не зафиксирована государственными органами. В то же время, существуют обоснованные сомнения, что такой человек до сих пор жив.

В таком случае, единственным вариантом получения наследства является признание гражданина умершим. Рассмотрим подробнее основания и правовую процедуру механизма объявления умершим физического лица.

Основания для признания физического лица умершим

Согласно ГК РФ, признание умершим возможно в следующих случаях:

  1. В течение пяти лет в месте его постоянного жительства нет сведений относительно местопребывания гражданина.
  2. Гражданин пропал при обстоятельствах, в которых можно предположить его смерть, и не появился в течение следующих шести месяцев.
  3. Гражданин пропал в зоне военного конфликта и не объявился в течение двух лет с момента прекращения военных действий.

Как видим, для разных категорий граждан, в зависимости от обстоятельств их исчезновения, установлены разные сроки объявления умершими таких лиц.

Порядок признания гражданина умершим

В том случае, если обстоятельства смерти физического лица не установлены (не найдено тело погибшего), установить факт смерти человека возможно с помощью особой судебной процедуры. В данном случае, суд, руководствуясь принципом разумности, признает гражданина умершим, вне зависимости от фактических доказательств смерти такого человека.

Заинтересованные в признании гражданина умершим лица (наследники или другие родственники) должны подать в суд заявление о признании умершим. Так как в данном случае отсутствует спор про право, а задачей суда является установление важного юридического факта, такое заявление рассматривается в порядке отдельного производства. Признание гражданина умершим в судебном порядке осуществляется районным судом, как судом первой инстанции.

Заявление должно содержать доказательства отсутствия гражданина по месту жительства в течение сроков, предусмотренных ГК РФ. Такими доказательствами могут быть пребывание гражданина в розыске, направление его в зону военного конфликта, а также иные обстоятельства, наличие которых может свидетельствовать о насильственном характере его смерти.

Судья, по собственной инициативе или по ходатайству заявителя, направляет запросы в органы внутренних дел, больницы, органы службы чрезвычайной ситуации для того, чтобы установить срок и обстоятельства пропажи гражданина. Если полученные судом документы с большой долей вероятности позволяют предположить смерть гражданина, суд принимает решение о признании гражданина умершим.

Последствия решения о признании умершим

С момента вступления в законную силу решения суда о признании гражданина умершим, его родственники и другие наследники имеют право на получение наследства. Таким образом, если человек фактически пропал в 2012 году, но решение суда было принято только в 2018, размер наследства исчисляется именно по состоянию на 2018 год.

Решение суда является основанием для получения свидетельства о смерти. В свою очередь, получив свидетельство о смерти, наследники могут обратиться к нотариусу с заявлениями о принятии наследства, начав тем самым стандартную процедуру оформления наследства.

Видео: Объявление гражданина умершим

Последствия появления гражданина, признанного умершим

Так как решение суда о признании гражданина умершим является всего лишь допущением, весьма распространены ситуации, когда исчезнувший гражданин через какое-то время находится. В таком случае, несостоявшиеся наследники должны вернуть нашедшемуся человеку все находящееся у них в распоряжении имущество.

Отдельно следует отметить, что наследники не должны возмещать явившемуся наследодателю унаследованные деньги или ценные бумаги. Также у наследников нет обязанности возмещения полученных доходов от продажи, аренды и других операций с имуществом наследодателя.

Как видим, даже признание человека умершим в судебном порядке, учитывая невозможность точного установления обстоятельств смерти, может привести к конфликтам в случае появления наследодателя. Тем не менее, невозможность управлять имуществом пропавшего человека без признания его умершим стимулирует потенциальных наследников начинать процедуру признания человека умершим, несмотря на все вышеизложенные риски.

Статья 235 ГК РФ. Основания прекращения права собственности (действующая редакция)

1. Право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

2. Принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производятся:

1) обращение взыскания на имущество по обязательствам (статья 237);

2) отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу (статья 238);

3) отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка ввиду его ненадлежащего использования (статья 239);

3.1) отчуждение объекта незавершенного строительства в связи с прекращением действия договора аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности (статья 239.1);

3.2) отчуждение недвижимого имущества в связи с принудительным отчуждением земельного участка для государственных или муниципальных нужд (изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд (статья 239.2);

4) выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей, домашних животных (статьи 240 и 241);

5) реквизиция (статья 242);

6) конфискация (статья 243);

7) отчуждение имущества в случаях, предусмотренных статьей 239.2, пунктом 4 статьи 252, пунктом 2 статьи 272, статьями 282, 285, 293, пунктами 4 и 5 статьи 1252 настоящего Кодекса;

8) обращение по решению суда в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы;

9) обращение по решению суда в доход Российской Федерации денег, ценностей, иного имущества и доходов от них, в отношении которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии терроризму лицом не представлены сведения, подтверждающие законность их приобретения.

По решению собственника в порядке, предусмотренном законами о приватизации, имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, отчуждается в собственность граждан и юридических лиц.

Обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков в порядке, установленном статьей 306 настоящего Кодекса.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 235 ГК РФ

1. Комментируемая статья определяет перечень оснований прекращения права собственности. Под основаниями прекращения права собственности следует понимать поводы и обстоятельства, при наличии которых собственность не может существовать как вещное право.

Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает общие основания для прекращения права собственности. Условно эти основания можно разделить на три группы:

1) добровольные основания — основания, возникновение которых зависит от волеизъявления субъекта права собственности;

2) основания, не зависящие от волеизъявления субъекта права собственности;

3) иные основания.

К первой группе относятся следующие основания:

1) отчуждение собственником своего имущества другим лицам — заключение собственником имущества с другими лицами гражданско-правового договора, предусматривающего передачу данного имущества в собственность другим лицам;

2) отказ собственника от права собственности — выражение волеизъявления собственника имущества, свидетельствующее об отстранении его от реализации правомочий владения, пользования и распоряжения имуществом.

Вторая группа оснований включает в себя следующие:

1) гибель имущества — утрата имущества, как правило, вследствие обстоятельств непреодолимой силы, то есть не зависящих от волеизъявления собственника имущества;

2) уничтожение имущества — приведение имущества в состояние, непригодное для его использования по целевому назначению.

Отметим, что, как следует из материалов судебной практики, понятия «гибель имущества» и «уничтожение имущества» отождествляются. Так, судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда рассматривала кассационную жалобу К.А. на решение Первомайского районного суда города Омска, которым ей было отказано в удовлетворении требований, в частности, о признании права собственности на земельный участок; истребования земельного участка из незаконного владения С.П. и обязанности С.П. снести объект незавершенного строительства. Судом было установлено, что спорный земельный участок был предоставлен деду К.А. К.И. на праве бессрочного пользования. На земельном участке был расположен дом, который к моменту подачи искового заявления был разрушен в результате пожара.

Суд в данном случае исходил из того, что если объект недвижимости уничтожен (погиб), то в силу п. 1 комментируемой статьи право собственности на него прекращается. Делая вывод о том, что объект недвижимого имущества в виде домостроения прекратил свое существование, суд в решении исходил из того, что под уничтожением (гибелью) объекта недвижимого имущества понимается утрата недвижимостью свойств объекта гражданских прав (в данном случае — разрушение объекта строения), исключающая возможность его использования в соответствии с первоначальным назначением. По смыслу закона прекращение права собственности на объект недвижимого имущества поставлено в зависимость не от обстоятельств, свидетельствующих о полном уничтожении (гибели) объекта, а от обстоятельств, свидетельствующих об утрате недвижимостью свойств объекта гражданских прав, исключающей возможность его использования в соответствии с первоначальным назначением. Для признания недвижимого имущества уничтоженным (погибшим) достаточным является частичное разрушение объекта недвижимого имущества, препятствующее дальнейшему его использованию в соответствии с первоначальным назначением.

К третьей группе следует отнести все иные основания, за исключением указанных в п. 2 комментируемой статьи, влекущие за собой утрату права собственности на имущество. К числу таких оснований можно отнести, например, совершение преступных деяний (кража, разбой и т.д.).

2. Пункт 2 комментируемой статьи закрепляет основания для принудительного изъятия у собственника имущества. По общему правилу, которое следует из ст. 35 Конституции РФ и из п. 2 комментируемой статьи, собственник не может быть лишен своего имущества иначе, как по основаниям, предусмотренным законом. Принудительное изъятие имущества — это отчуждение имущества помимо воли собственника. Основания такого принудительного изъятия установлены п. 2 комментируемой статьи, а содержание каждого из них раскрывается в последующих статьях комментируемого закона.

Следует отметить, что некоторым особняком исходя из п. 2 комментируемой статьи стоят такие основания прекращения права собственности, как приватизация и национализация, поскольку эти основания нельзя отнести к принудительным, так как, в частности, приватизация осуществляется по решению собственника. В целом же, исходя из п. 1 комментируемой статьи, данные основания следует отнести к третьей группе — иные основания, предусмотренные законом.

Отметим, что национализация, согласно п. 2 комментируемой статьи, представляет собой переход имущества из частной собственности (собственность граждан или юридических лиц) в собственность государства. Обращаем внимание, что национализация должна осуществляться на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков. Так, в феврале 2011 в Государственную Думу Федерального Собрания РФ был внесен проект ФЗ «О возмездном изъятии (национализации) имущества социально неэффективных собственников». Однако на основании Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 13.04.2012 N 273-6 ГД «О проекте ФЗ N 500676-5 «О возмездном изъятии (национализации) имущества социально неэффективных собственников» данный проект был отклонен.

3. Судебная практика:

— Кассационное определение Омского областного суда от 09.02.2011 N 33-866/11.