Примеры ст 159 ук рф

ст. 159 УК Судебная практика | Мошенничество

Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием

П Р И Г О В О Р
Именем Российской Федерации

27 мая 2015 г. Бутырский районный суд г. Москвы в составе:
председательствующего судьи Логинова Г.А. – единолично, с участием:
государственного обвинителя — помощника прокурора Бутырской межрайонной прокуратуры г.Москвы Логвиненко М.А.,

подсудимой Лисовой С.А., ее защитника – адвоката Эвентова М.И., подсудимой Медведевой М.А., ее защитника – адвоката Эвентова М.И. подсудимой Самохваловой С.Г., ее защитника – адвоката Космыниной И.В., подсудимого Быстрова А.А., её защитника – адвоката Эвентова М.И.,

при секретаре Яровой Ю.К.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела № 1-350/11 в отношении:

ЛИСОВОЙ С.А., ,обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ;

МЕДВЕДЕВОЙ М.А., ;обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ;

БЫСТРОВА А.А., ;
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ;

САМОХВАЛОВОЙ С.Г., ;
обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ;

У С Т А Н О В И Л:

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так, Лисова С.А., являясь на основании трудового договора и изменениям к указанному трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ работником ФИО2 ФИО3, а также лицом несущим, в соответствии с договором о полной индивидуальной материальной ответственности, материальную ответственность за материальные ценности, вверенные ей по роду ее служебной деятельности;

Медведева М.А., являясь на основании трудового договора и изменениям к указанному трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ работником ФИО2 ФИО3, а также лицом несущим, в соответствии с договором о полной индивидуальной материальной ответственности, материальную ответственность за материальные ценности, вверенные ей по роду ее служебной деятельности;

Быстров А.А., являясь на основании трудового договора б/н от ДД.ММ.ГГГГ и распоряжения № от ДД.ММ.ГГГГ ФИО4 в ФИО3, а также лицом несущим, в соответствии с договором о полной материальной ответственности б/н от ДД.ММ.ГГГГ, материальную ответственность за имущество охраняемого объекта, вверенные ему по роду его служебной деятельности, имея умысел на хищение денежных средств, принадлежащих ФИО3, расположенном по адресу: в неустановленное следствием время, но не позднее 20 ноября 2010 года, вступили в предварительный сговор друг с другом, на совершение хищений денежных средств ФИО3, предназначенных для возврата денежных средств клиентам ООО за товар, не отвечающий их требованиям. В соответствии с данной договоренностью ими было принято решение о том, что . При этом, несмотря на то, кто бы такой чек нашел, на Лисову С.А. илиМедведеву М.А., как работников , на которых в соответствии с их должностной инструкцией возлагается обязанность по оформлению возврата товара и передаче за него клиенту денежных средств, возлагалась роль по заполнению, в нарушении своей должностной инструкции, а также инструкции по возврату и обмену товара от покупателя, . Подписи в заявлении о возврате денежных средств от имени клиентов, в соответствии с достигнутой между ними договоренности, они планировали ставить по очереди. НаБыстрова А.А. возлагалась обязанность , с целью введения в заблуждения сотрудников отдела ФИО5 и руководства ООО и сокрытия совершенного хищения. После производства указанных действий, в соответствии с ранее достигнутой договоренностью, денежные средства, за якобы возвращенный в ФИО3 товар должны были изыматься из кассы кем-то из кассиров, либо Лисовой С.А. или Медведевой М.А., и распределятся поровну между всеми участниками такого хищения.

Так, 20 ноября 2010 года, находясь по вышеуказанному адресу, Быстров А.А., около 18 час. 00 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 20.11.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А.и Медведевой М.А. для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «LG 32 LD 42» стоимостью 16 555 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, Быстров А.А. передал Лисовой С.А. иМедведевой М.А. копию указанного чека. . Тем самым они путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Лисова С.А. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Медведевой М.А., в 21 час. 13 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 20.11.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 16 666 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, при помощи присоединившейся к ним другой соучастницы (в отношении которой дело выделено в отдельное производство), совершили новое хищение.

05 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Быстров А.А., около 09 час. 02 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 05.12.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и другой соучастнице для хищения денежных средств ФИО3, игровых приставок «Консоль Игровая» и «XBOX 360 Arcade» общей стоимостью 17 580 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передал Медведевой М.А. копию указанного чека. . Тем самым они, путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Лисова С.А. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Медведевой М.А. и другой соучастницы в 10 час. 05 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек№ от 05.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 17 580 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми и другой соучастницей между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А., Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так, Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А, при указанных выше обстоятельствах, при помощи присоединившейся к ним соучастнице — Самохваловой С.Г. являющейся на основании трудового договора № отДД.ММ.ГГГГ и изменениям к указанному трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ группы ФИО2 ФИО3, а также лицом несущим, в соответствии с договором № от ДД.ММ.ГГГГ о полной индивидуальной материальной ответственности, материальную ответственность за материальные ценности, вверенные ей по роду ее служебной деятельности, совершили новое хищение.

05 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Быстров А.А., около 15 час. 00 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 04.12.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «Samsung LE-32C3» стоимостью 13 990 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передалЛисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. копию указанного чека. . Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., а также Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 15 час. 11 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 05.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 13 990 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, при помощи присоединившейся к ним другой соучастницы (в отношении которой дело выделено в отдельное производство), совершили новое хищение.

11 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Быстров А.А., около 19 час. 20 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 11.12.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и другой соучастнице для хищения денежных средств ФИО3 ЖК-телевизора «Samsung LE-32C3» стоимостью 13 990 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передалМедведевой М.А. копию указанного чека. При этом, Лисова С.А. следила за окружающей обстановкой и в случае необходимости должна была предупредить своих соучастником о приближении руководства, Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., другая соучастница, а также Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, другая соучастница, после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. иМедведевой М.А. в 19 час. 32 мин., распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 11.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 13 990 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми и другой соучастницей между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 19 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Медведева М.А., около 12 час. 00 мин., получила в свое распоряжение гарантийный талон на ЖК – телевизор «Philips 19PFL34», который предложила использовать Лисовой С.А., Самохваловой С.Г. и Быстрову А.А.для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «Philips 19PFL34» стоимостью 9 990 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передала Лисовой С.А. и Самохваловой С.Г. вышеуказанный гарантийный талон. . Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., а также Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 12 час. 06 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 19.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 9 990 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 28 ноября 2010 года, находясь по адресу: , Лисова С.А., около 14 час. 00 мин., получила в свое распоряжение контрольно-кассовый чек № от 28.11.2010 г., который 19 декабря 2010 г. предложила использовать Медведевой М.А., Самохваловой С.Г. и Быстрову А.А. для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «Samsung LE-32C3» стоимостью 16 992 рублей 00 копеек. Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., а такжеБыстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 18 час. 52 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 19.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 16 992 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 19 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Медведева М.А., в неустановленное следствием время, получила в свое распоряжение контрольно-кассовой чек № от 13.12.2010 г., который предложила использовать Лисовой С.А. и Самохваловой С.Г. для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «Sharp 26S7» стоимостью 13 990 рублей 00 копеек. Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 19 час. 09 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек №от 05.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 13 990 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 24 декабря 2010 года, находясь по адресу: , сотрудник ФИО4 Быстров А.А., около 14 ч. 40 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 24.12.2010 г., который 25 декабря 2010 года около 09 ч. 10 мин. предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. для хищения денежных средств ФИО3, трех ЖК — телевизоров «Samsung LE-32C3» общей стоимостью 38 970 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передал Лисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. копию указанного чека. . Тем самым она Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 15 час. 11 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек №от ДД.ММ.ГГГГ и взяла из кассы денежные средства в размере 38 970 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 28 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Быстров А.А., около 13 час. 50 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 28.12.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. для хищения денежных средств ФИО3 двух ЖК-телевизоров «Samsung LE-32C3» общей стоимостью 25 980 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передал Лисовой С.А, Медведевой М.А. иСамохваловой С.Г. копию указанного чека. . Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 13 час. 54 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 28.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 25 980 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены между подсудимыми. Тем самым причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

В судебном заседании подсудимые Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А, Самохвалова С.Г. поддержали свое ходатайство, заявленное по окончании предварительного следствия о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке и с предъявленными им обвинениями в совершении преступлений согласились, обстоятельства содеянного не отрицают, вину признают, в содеянном раскаиваются.

Считаю возможным постановить приговор без проведения судебного разбирательства, так как удостоверено, что подсудимые осознают характер и последствия заявленного ими ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства; ходатайство заявлено добровольно и после консультации с защитником; государственный обвинитель и потерпевшая сторона согласны с ходатайством; наказание по предъявленным подсудимым обвинениям предусматривает лишение свободы не свыше 10 лет.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что предусмотренные законом условия постановления приговора без проведения судебного разбирательства соблюдены.

Суд считает, что обвинение обоснованно, подтверждается собранными по делу доказательствами. Органом следствия действия подсудимых квалифицированы верно, и суд с данной квалификацией соглашается.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступлений, а также данные о личности подсудимых, в том числе обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

Совершенные подсудимыми преступления относятся к категории тяжких, преступления корыстные, направленные против собственности.

Подсудимая Лисова С.А. вину в совершении преступлений признала, в содеянном раскаивается, , что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Подсудимая Медведева М.А. вину в совершении преступлений признала, в содеянном раскаивается, , что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Подсудимый Быстров А.А. вину в совершении преступлений признал, в содеянном раскаивается, , что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Подсудимая Самохвалова С.Г. вину в совершении преступлений признала, в содеянном раскаивается, , что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Учитывая в совокупности вышеизложенные обстоятельства, а также принимая во внимание обстоятельства содеянного, мнение потерпевшей стороны и прокурора, не настаивающих на строгом наказании, суд считает возможным – назначив наказание в виде лишения свободы, применить положение ст.73 УК РФ – условное осуждение.

С учетом обстоятельств совершения преступлений, суд считает возможным не назначать дополнительное наказание в виде ограничения свободы подсудимым, а также с учетом материального и семейного положения считает возможным не назначать и штраф в качестве дополнительного наказания.

Руководствуясь ст.304; 307-309; ч.7 ст.316 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать ЛИСОВУ С.А. виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ №26 от 07.03.2011г.) и назначить ей наказание, за каждое совершенное преступление, в виде лишения свободы сроком на 2 (ДВА) года.

На основании с.3 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определить наказание в виде 3(ТРЕХ) лет лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ, назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком на 3(ТРИ) года, возложив обязанность ежемесячно являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации в установленное инспекцией время; не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющего контроль за поведением осужденной.

Меру пресечения Лисовой С.А. до вступления приговора в законную силу оставить подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Признать МЕДВЕДЕВУ М.А. виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ №26 от 07.03.2011г.) и назначить ей наказание, за каждое совершенное преступление, в виде лишения свободы сроком на 2 (ДВА) года.

На основании с.3 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определить наказание в виде 3(ТРЕХ) лет лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ, назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком на 3(ТРИ) года, возложив обязанность ежемесячно являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации в установленное инспекцией время; не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющего контроль за поведением осужденной.

Меру пресечения Медведевой М.А. до вступления приговора в законную силу оставить подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Признать БЫСТРОВА А.А. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ №26 от 07.03.2011г.) и назначить ему наказание, за каждое совершенное преступление, в виде лишения свободы сроком на 2 (ДВА) года.

На основании с.3 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определить наказание в виде 3(ТРЕХ) лет лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ, назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком на 3(ТРИ) года, возложив обязанность ежемесячно являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации в установленное инспекцией время; не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющего контроль за поведением осужденного.

Меру пресечения Быстрову А.А. до вступления приговора в законную силу оставить подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Признать САМОХВАЛОВУ С.Г. виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ №26 от 07.03.2011г.) и назначить ей наказание, за каждое совершенное преступление, в виде лишения свободы сроком на 2 (ДВА) года.

На основании с.3 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определить наказание в виде 2(ДВУХ) лет и 6(ШЕСТИ) месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ, назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком на 2(ДВА) года, возложив обязанность ежемесячно являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации в установленное инспекцией время; не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющего контроль за поведением осужденной.

Меру пресечения Самохваловой С.Г. до вступления приговора в законную силу оставить подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Мосгорсуд в течение 10 суток со дня провозглашения, с соблюдением требований ст.317 УПК РФ. В случае подачи кассационной жалобы осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

4.2.11. Мошенничество (ст. 159 УК РФ)

В практике наиболее распространенным способом мошенничества, со­вершаемого недобросовестными адвокатами, является «хрестоматийный при­мер» этого преступления, описанный почти во всех учебниках и пособиях по уголовному праву.

К сожалению, примеров такого рода мошенничества очень и очень многой Вот еще один типичный. По делу о разбойном нападении и убийстве был за­держан и арестован гражданин Азербайджана М. Родственники обвиняемого, состоятельные люди, но не местные жители, навели справки и заключили со­глашение с наиболее «известным и грамотным», как его порекомендовали зна­комые, адвокатом. Защитник оценил уровень состоятельности доверителей, а также то, что они приезжие, иностранцы, практически никого не знают в регио­не. Он сумел произвести на них большое впечатление своими рассказами о вы­игранных делах. В приватной беседе он называл десятки фамилий руководите- 1 лей правоохранительных органов области, следователей, прокуроров, судей. Многих он называл по именам, панибратски, подчеркивая неформальные, близ­кие с ними отношения. Здесь же он «по секрету» рассказал, что в городе, яко­бы, существуют «расценки за услуги» правоохранительных органов. Вздыхая и( кляня коррупцию во всех эшелонах власти, адвокат поведал, что за условную меру наказания по столь сложному делу, столь тяжкой статье УК, в отношении приезжего лица понадобиться не менее 10 000 долл. только на взятки для сле­дователей. Родственники безропотно выдали деньги защитнику. Никаких взя­ток тот никому не передавал.

Через 10 дней после задержания, адвокат обжаловал арест подзащитного в суд (гл. 16 УПК РФ), Суд оставил жалобу без удовлетворения. Адвокат заявил подзащитному и его родственникам, что он передал взятку судье в размере 21 000 долл., но этою оказалось мало, требовалось еше 7 000 долл. Родственники] собрали и эту сумму. Итак, на протяжении досудебного и судебного производ­ства по делу адвокат регулярно требовал от доверителей деньги, якобы, на взятки, полученное присваивал. При этом он рассказывал красочные истории-небылицы о том, как он бьется за интересы клиента, как ходит в рестораны со следователями и прокурорами, делает им подарки и т.п. Но ничего не получает­ся из-за плохого отношения должностных лиц к иностранцам, из-за того, что,! якобы, «противоборствующая диаспора» заплатила «встречные взятки», чтобы арестованного не отпускали, кругом козни врагов и т.д.

Несмотря на все обещания, обвиняемого осудили к 20 годам лишения свободы. После этого на адвоката было организовано покушение. Мошенник с семьей уехал из области.

По поводу квалификации этого хрестоматийного примера Верховный Суд рф отмечает, что если мошенник склоняет какое-либо лицо к даче взятки должностному лицу, принимает на себя функции посредника и присваивает по­дученные для передачи ценности, то он несет ответственность за мошенничест-

Во, а также за подстрекательство к даче взятки .

Как уже отмечалось, эти скрытые преступления наносят колоссальный вред и интересам правосудия, и авторитету адвокатуры, и чести, достоинству, деловой репутации конкретных судей, прокуроров, следователей. Коэффициент латентности таких преступлений крайне высок. Адвокаты-преступники идут на любой обман с целью мошенническим путем получить деньги.

Во многом, хотя, конечно же, далеко не ао всем, широко распространен­ные слухи о «повальном взяточничестве», «круговой поруке» среди следовате­лей, прокуроров, судей — это результат работы недобросовестных адвокатов и других мошенников, предлагающих услуги как посредники во взяточничестве. Слухи о том. что в конкретных регионах существуют «расценки на взятки», «пирамида взяточников», где каждое звено делиться частью поборов с выше­стоящим и т.п., очень часто формируется именно такими мошенниками.

Но не будем лукавить и преувеличивать. Очень часто коррумпированные адвокаты и коррумпированные чиновники от правосудия действительно обра­зуют преступные группы, нагло вымогающие взятки. В связи с этим распро­страненным, но еще более сложным в квалификации, выявлении и расследова­нии, является способ мошенничества, основанный на частичной передаче предмета взятки. Речь идет о случаях, когда коррумпированный адвокат, а «по совместительству» и мошенник, требует на взятки для судьи, следователя опре­деленную сумму, получает ее, но передает взяточнику только ее часть, как пра­вило, менее половины, обманывая тем самым и взяткополучателя и взяткодате­ля.

Действия этого адвоката подпадают под признаки совокупности преступ­лений:

—ч. 4 ст. 33 и ч. I ст. 291 УК РФ —- подстрекательство к даче взятки (ес­ ли подстрекательские действия имели место);

—ч. 5 ст. 33 и соответствующая часть и пункт ст. 290 УК РФ — соуча­ стие, в форме пособничества, в получении взятки;

— ч. 5 ст. 33 и соответствующая часть ст. 285 УК РФ — соучастие, в форме пособничества, в злоупотреблении должностными полномочиями;

— соответствующая часть и пункт статьи 159 УК РФ — мошенничест­ во 233 .

«»См Бюллетень Верховного Суда РФ 1992 №11 С 14 В гл 4211 нами было предложено квали­фицировать тги деяния по совокупности с ч 3 ст 298 УК РФ

Подробно О квалификации подобных преступлений см также гл 4 2 16

В данном случае как мошенничество может квалифицироваться похище­ние той части предмета взятки, которую он не отдал должностному лицу и при-своил.

Если же дележ предмета взятки состоялся с ведома и согласия должност—ного лица, то действия посредника подлежат квалификации только по трем первым составам преступлений и дополнительной квалификации по ст. 159 УК РФ не требуют.

По одному из дел адвокат, заключив соглашение и получив гонорар, ре-‘ ально не осуществлял защиту в связи с занятостью по другим делам, команди­ровками и т.п. Были сорваны следственные действия. Для доверителя он сочи­нил историю о том, что почти каждый день ходил к следователю и прокурору, «обил все пороги», пытаясь помочь своему подзащитному. Но кругом враги, и он не может их побороть.

В более простых ситуациях недобросовестный адвокат просто требует в’, берет деньги, ничего не обещает, ничего не делает и деньги не возвращает (уходит «в запой», уезжает из населенного пункта на длительное время и т.п.). Как отметил Верховный Суд РФ в своих разъяснениях: «Получение денег под условием выполнения обязательства, в последующем не выполненного, может квалифицироваться как мошенничество, если установлено, что обвиняемый не имел намерения выполнить взятое обязательство, и преследовал цель завладеть деньгами»’ 34 .

Специфика работы защитника в уголовном процессе такова, что очень трудно оценить, выполнил ли адвокат свои обязательства по соглашению или-нет, подлежит ли возврату доверителю сумма уплаченного гонорара или адво­кат полностью ее «отработал». Еще труднее доказать, что недобросовестный защитник уже при получении денег (имущества) имел намерение присвоить ее, не выполнив взятые на себя обязанности по защите, т.е. совершил мошенниче­ство. Тем не менее, бывают случаи, когда сделать это несложно.

Так, по одному из дел недобросовестный адвокат заключил три соглаше­ния с доверителями в среду, получил гонорары, но при этом еще в понедельник приобрел авиабилеты на четверг с целью выезда в длительный отпуск. При этом ему было известно, что большую часть работы по защите подозреваемых, обвиняемых по этим уголовным делам необходимо было сделать именно в пер­вые дни с момента заключения соглашения. Таким образом, заключая соглаше­ния, адвокат заранее понимал, что не выполнит обязательств перед доверите­лями. В его действиях усматриваются признаки мошенничества.

Наиболее часто жертвами адвокатов-мошенников становятся потерпев­шие следующих типов («группа жертв»):

—«приезжие» доверители, т.е. жители не того региона (государства), где было совершено нреступление и/или возбуждено уголовное дело;

—лица, не владеющие языком уголовного судопроизводства (ст. 18 УПК РФ);

Бюллетень Верховного Суда СССР —1974 —№6 —С 9

— лица, склонные к защите своих законных и незаконных интересов не­правомерными средствами, путем дачи взяток, сделок с «нужными людьми», путем незаконного противодействия правосудию и предварительному рассле­дованию. Это такие люди, которые убеждены, что даже законный интерес (не говоря уже о незаконном) можно защитить только незаконными средствами. Поэтому они не видят другого выбора, как нанимать именно нечистоплотных адвокатов из числа «коррумпированных», «вовлеченных» и проч. Добросовест­ный адвокат, не приемлющий незаконных, аморальных методов защиты, не дающий никаких гарантий и не обладающий коррумпированными связями, как бы он ни был опытен и квалифицирован, не устроит таких доверителей;

— лица, впервые привлекаемые к уголовной ответственности, не имею­щие специального юридического образования и/или опыта и навыков участия в уголовном судопроизводстве (см. приложение 4).

Часто жертвами мошеннических действий со стороны недобросовестных адвокатов становятся люди, которые в действительности вообще не совершали преступления, либо совершили малозначительное деяние (ч. 2 ст. 14 УК РФ), либо совершили преступление небольшой (средней тяжести), но в силу своей неопытности, некомпетентности ошибочно полагают, что совершили более тяжкое преступление. Такие люди, в силу своей, в целом, законопослушной со­циальной установки, тяжело переживают обстоятельства, ставшие предметом расследования. Они преувеличивают характер и степень своей вины и порой сильно раскаиваются в действительно или мнимо содеянном.

Так, по делу, возбужденному по факту предполагаемого хищения компь­ютера типа «ноутбук» из бухгалтерии государственного предприятия, было ус­тановлено, что дорогостоящий прибор к себе домой, унесла одна из бухгалте­ров на период своего отпуска для того, чтобы написать с его помощью диплом­ную работу (студентка-заочница), а затем вернуть в бухгалтерию.

Страшно напуганная случившимся, терзаемая муками совести, она обра-

^илась в юридическую консультацию, где ей попался нечистоплотный адвокат.

‘°нимая, что дело в отношении доверителя будет рано или поздно прекращено

а отсутствием состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ), видя, что перед

Им некомпетентная, запуганная и вместе с тем совестливая женщина, выяснив,

^° больше проконсультироваться по такому вопросу ей не с кем, адвокат стал

а против еще более «сгущать краски».

_ Он сказал, что ей почти наверняка грозит наказание в 6 лет лишения сво-°Ды со штрафом (показал ей максимальную санкцию ч. 3 ст. 160 УК РФ), ее

вина будет обязательно доказана, а единственный способ уйти от ответственно­сти — это дать взятку следователю, который «по счастью», является его хоро­шим знакомым. И подозреваемая поверила своему адвокату, отдала ему все свои и родственников сбережения — 5 000 долларов.

Для большинства живущих в постсоветском пространстве людей не сек­рет, что у многих наших соотечественников поколениями выработался безот­четный страх перед правоохранительными органами, если так можно выразить­ся, «синдром 37-го года», когда человек, даже осознавая, что он не виновен, может легко поверить в то, что его незаконно осудят к лишению свободы, «ре-прессируют». Этим синдромом успешно пользуются адвокаты-мошенники. В приведенном примере защитник не делал практически ничего. Уже в тот же день он узнал от следователя, что уголовное дело будет прекращено сразу по­сле окончания ревизии, если не будет установлено иных преступных деяний. Далее адвокат был занят лишь тем, что инсценировал хорошие отношения со следователем и прокурором и свою активную защитительную деятельность. Чем дольше следователь тянул с вынесением постановления о прекращении де­ла 233 , тем ему было выгоднее. В результате за два месяца он успел добиться да-клиентки оплаты еще 10 000 рублей, питался, выпивал за ее счет, пользовался разнообразными услугами с ее стороны и со стороны ее родственников. Затем адвокат, в лучших традициях актерского мастерства, эффектно преподнес факт прекращения дела как свою личную заслугу и «остался в памяти спасенных» как благодетель и лучший адвокат города.

Особенно опасны подобного рода мошеннические действия, если они со­вершаются преступной группой «коррумпированный адвокат — коррумпиро­ванный следователь». В этом случае в инсценировке участвуют оба «актера», которых закон обязал быть процессуальными оппонентами. В преступной связ­ке следователь (оперуполномоченный, прокурор, судья) «пугает» всеми мерами процессуального и непроцессуального принуждения, а адвокат подтверждает реальность угроз, прогнозирует еще более тяжелые последствия, но обещает сделать все возможное в пользу вконец запуганного подзащитного. Разумеется, за «очень дополнительные деньги». Нередки случаи, когда реально даже не возбуждается дело, не проводится проверка в порядке ст. 144 УПК РФ, заявле­ние (сообщение) о преступлении даже не регистрируется. То есть все дело, все меры уголовного преследования полностью инсценируются, жертве мошенни­чества предъявляются фиктивные документы (постановление о возбуждения уголовного дела, протокол задержания и др.).

Вот типичный пример подобного преступного сговора. Иногородний сту­дент был доставлен в кабинет оперуполномоченного за совершение хулиган­ских действий на железнодорожном вокзале. Тут же в кабинете оперативник, с нарушением всех норм УПК РФ, провел у него личный обыск, в ходе которого подкинул, а затем изъял из кармана доставленного наркотическое средство —

» Делалось что неумышленно Практика показывает, что часто и но делам без «с>лебпой перспекТ* вы» принятие решения о прекращении дела следователи затягивают до предела, т е до истечения срока сле* 1 ^ вия (ст 162 УПК РФ) Основная причина — непомерная нагрузка на следователей

гашиш в количестве 0,8 грамма. Был составлен фиктивный протокол задержа­ния по подозрению в совершении преступлений (ст. 91-92 УПК РФ), преду­смотренных ст. 228 и 213 УК РФ, а также письмо-уведомление по месту учебы студента. Испуганный, чувствующий свою вину за совершенное хулиганство (на самом деле мелкое) студент, стал уговаривать оперативника отпустить его и не сообщать в вуз о «преступлении». При этом невольно дал понять последне­му о своей платежеспособности. Тут же появился срочно вызванный «коррум­пированный» адвокат, который в конфиденциальной беседе объявил сумму «гонорара-взятки» — 5 000 долл. США. Студент согласился и был отпущен, а через пару дней, съездив домой, отдал требуемую сумму адвокату. Сообщение о хулиганстве и незаконном хранении наркотиков в книге учета преступлений (КУП) не регистрировалось, уголовное дело не возбуждалось.

Подобные действия адвоката, на наш взгляд, могут быть квалифицирова­ны в т.ч. и как мошенничество. Возможны и следующие преступления: под­стрекательство к даче взятки; пособничество в ее получении и в превышении должностных полномочий. Возможна и дополнительная квалификация по ст. 299, 300, 303 УК РФ и др., через соучастие (ст. 33 УК РФ), со ссылками на приготовление или покушение (ст. 30 УК РФ). Но, прежде всего, самую стро­гую ответственность должен понести тот самый оперуполномоченный, корруп­ционер, организатор и основной исполнитель преступления.

Приведенные примеры наглядно показывают, что многие «коррумпиро­ванные» адвокаты склонны к мошенничеству. Чаще всего адвокат с низкой квалификацией позволит себе опуститься до подобных действий. Практика по­казывает, что факты мошенничества нередки со стороны бывших сотрудников правоохранительных органов, уволенных из Системы по отрицательным осно­ваниям (См. гл. 3.2.1).

Полагаем, что на подобные дерзкие престушгения реже пойдет «вовле­ченный» защитник. Члену организованного преступного формирования вряд ли понадобится такая «халтура». К тому же, кто, как не он, лучше многих знает о том, какому наказанию, вернее расправе, будет подвергнут адвокат-мошенник, в случае если его выведут на чистую воду.

Заметим, что к глубокому сожалению, адвокат-мошенник в меньшей сте­пени боится наказания, предусмотренного законом. Раскрываемость таких пре­ступлений ничтожно мала. Даже приведенные примеры наглядно показывают, что потерпевшие не очень-то заинтересованы в подаче заявлений, а правоохра­нительные органы не проявляют надлежащей инициативы в раскрытии этих опаснейших преступлений. Мошенник, прежде всего, боится физической рас­правы со стороны обманутых им лиц. Наиболее опасны, даже гибельны для не- г °> попытки обмануть представителей следующих типов личностей («группа Риска»);

— представители организованных преступных формирований (ОПГ, ОПС);

— бывшие работники правоохранительных органов, их близкие родст- Ве нники, и другие лица, имеющие опыт общения с адвокатами в уголовном су­допроизводстве;

— местные жители, имеющие обширные связи, прежде всего среди р». ботников суда, органов ФРС, правоохранительных органов;

— рецидивисты (прежде всего опасные и особо опасные);

— другие лица, имеющие криминальный опыт, особенно судимые, отбы- вавшие наказания в виде лишения свободы (см. приложение 4).

В исправительно-трудовых учреждениях широко известны, передаются из уст в уста истории о недобросовестных адвокатах, защитниках-мошенниках «коррумпированных» адвокатах. Об этих типах отзываются крайне отрица­тельно. Никто и никогда, думаем, не сможет провести соответствующего ре­презентативного криминологического исследования, но можно с большой до­лей вероятности предположить, что значительная часть посягательств на жизнь адвокатов, расправ с ними, с их семьями и близкими, фактов уничтожения их имущества и т.п. связаны с тем, что этих адвокатов заподозрили в мошенниче­стве или коррумпированности.

Именно поэтому среди «группы жертв» таких адвокатов мы назвали ино­городних, лиц, не владеющих языком судопроизводства, впервые привлекае­мых к уголовной ответственности и др. (см. выше). Эти типы лиц наименее опасны для мошенников, чаще всего у них нет реальной возможности наказать обманщика, даже если они поймут, как с ними поступили. Именно поэтому опытный адвокат-мошенник при первом же знакомстве с доверителем как бы тестирует, диагностирует его. Если клиент относится к «группе жертв» — есть шанс обмануть его безнаказанно. Если перед мошенником представитель «группы риска», осторожный адвокат вряд ли пойдет на это преступление.

Изложенное позволяет заключить, что в случае мошенничества со сторо­ны адвоката речь всегда идет о корыстных нарушениях, тщательно скрывае­мых, направленных чаще всего против доверителей и подзащитных (см. при­ложение 6). Адвокат-мошенник — один из самых опасных и вредных проявле­ний незаконных методов профессиональной защиты. Наряду с «коррумпиро­ванным» и «вовлеченным» адвокатом, он наносит самый значительный вред и интересам правосудия, предварительного расследования, и законным правам и интересам граждан, авторитету адвокатуры.