Предпринимательское право как система законодательства

Тема 1. Предмет, метод, источники и принципы российского предпринимательского права

1.2. Система российского предпринимательского права

Российское предпринимательское право можно рассматривать в трех аспектах:

1) как комплексную отрасль права — совокупность юридических норм, регулирующих общественные отношения, складывающиеся в сфере организации, осуществления, а также государственного регулирования предпринимательской деятельности;

2) как науку — совокупность концепций, идей, теорий, изучающих правовые вопросы осуществления предпринимательской деятельности и направленных на совершенствование современного законодательства;

3) как учебную дисциплину — совокупность знаний, составляющих часть учебной программы образовательных учреждений, необходимых для подготовки специалистов в области юриспруденции.

Среди ученых-юристов нет единого мнения по вопросу о том, является ли российское предпринимательское право самостоятельной отраслью права.

Сторонники дуалистической концепции (Е.А. Суханов, Б.И. Пугинский и др.) считают, что предпринимательские отношения должны регулироваться гражданским и административным правом.

Монистическая теория (В.К. Мамутов, В.С. Мартемьянов и др.) исходит их того, что предпринимательское право является самостоятельной комплексной отраслью права.

Объектом предпринимательского права является предпринимательская деятельность.

Российское предпринимательское право состоит из двух частей.

Общая часть включает:

— источники российского предпринимательского права;

— понятие предпринимательской деятельности;

— понятие и виды субъектов предпринимательского права;

— систему требований, предъявляемых к осуществлению предпринимательской деятельности;

— правовые основы создания, прекращения, банкротства хозяйствующих субъектов;

— правовые основы управления предприятием;

— правовой режим имущества предпринимателей и т.д.

Особенная часть содержит вопросы правового обеспечения отдельных видов предпринимательской деятельности:

— правовые основы аудиторской и оценочной деятельности;

— правовые основы деятельности профессиональных участников рынка ценных бумаг;

— правовые основы инвестиционной деятельности;

— правовое регулирование иностранных инвестиций в России;

— правовые основы кредитования предпринимателей;

— правовое регулирование информационного обеспечения предпринимательской деятельности;

— правовое обеспечение инновационной деятельности;

— правовое регулирование ценообразования;

— правовое регулирование внешнеэкономической деятельности и т.д.

Понятие предпринимательского права (3)

Главная > Реферат >Государство и право

1.что изучает российское предпринимательское право и каков его предмет?

Вопрос о сущности предпринимательского права решается в юридической науке неоднозначно. Можно выделить три основные позиции по данной проблеме.

хозяйственное право — самостоятельная отрасль права со своим предметным единством (предпринимательские правоотношения) и методами (юридическими режимами) правового регулирования

что предпринимательское (хозяйственное) право — отрасль права второго уровня, сочетающая в себе признаки и методы ряда базовых отраслей, — прежде всего гражданского и административного

частноправовые отношения между юридически равноправными товаропроизводителями регулируются единым гражданским правом; отношения по организации и руководству предпринимательской деятельностью — прежде всего административным и тесно связанными с ним иными отраслями права (финансовым, налоговым и т.д.). При этом допускается обособление соответствующего законодательного массива и выделение учебной дисциплины, посвященной изучению правового регулирования предпринимательской деятельности

Российское предпринимательское право представляет собой отрасль гражданского права, в процессе изучения которой анализируются нормативно-правовые акты и теоретические разработки в области предпринимательской деятельности.

Понятие «предпринимательское право» может рассматриваться в четырех значениях. Предпринимательское право как система законодательства – это совокупность правовых норм, содержащихся в источниках права (нпа, обычаях делового оборота) и регулирующих порядок осуществления предпринимательской деятельности. Изучение предпр. законод-ва предполагает также анализ судебно-арбитражной практики с целью достижения единообразия в понимании и применении содержащихся в источниках права норм.

Предпр-ое право как научная дисциплина, т.е. система знаний,совокупность представлений ученых о данной отрасли. Наука предпр-го права познает истоки его зарождения, этапы становления и прогнозирует, опираясь на сумму накопленной информации, направления развития. Предпр-ое право как учебная дисциплина – система обобщенных сведений о предпр-ом праве как отрасли, его законод-ве и практике применения, а также о науке.

Содержание предпринимательского права определяется прежде всего объектом правового регулирования, на который оно направлено. Таким объектом является предпринимательская деятельность, а складывающиеся в ее процессе правоотношения составляют предмет правового регулирования.

Легальное определение предпринимательской деятельности дано в ст. 2 ГК РФ. Предпринимательская деятельность — самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Предпр-ое право как отрасль права представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих предпринимательские отношения, тесно с ними связанные иные, в том числе некоммерческие, отношения, а также отношения по гос-му регулированию хозяйствования в целях обеспечения интересов гос-ва и общества. Предпр-ая деятельность характеризуется самостоятельностью. Условно можно выделить имущественную и организационную самостоятельность предпринимателя. Имуществ-ая самостоятельность определяется наличием у предпринимателя

обособленного собственного имущества как экономической базы деятельности.

Организационная самостоятельность – это возможность принятия самостоятельных решений в процессе предпр-ой деятельности, начиная от принятия решения заниматься такой деятельностью, выбора вида деятельности, организационно-правовой формы, круга учредителей. Предпр-ая деятельность сопряжена с риском и направлена на систематическое получение прибыли.

2. назовите и раскройте конституционно-правовые принципы рыночной экономики в России.

Анализируя роль конституционных принципов в деятельности Конституционного Суда РФ, в частности, в определении принципов правового регулирования рыночной экономики, Г.А. Гаджиев выделяет три группы принципов правового регулирования экономических отношений:

общие принципы права, к которым относятся принципы справедливости, соразмерности при ограничении прав, принцип юридической безопасности и принцип добросовестности и недопустимости злоупотребления субъективными правами;

общие конституционные принципы рыночной экономики (принципы правового государства, демократии, разделения властей, равенства перед законом и судом, социальной рыночной экономики);

специальные принципы рыночной экономики.

Анализ практики Конституционного Суда РФ показывает, что наиболее важными принципами, лежащими в основе решений Конституционного Суда РФ при разрешении им компетенционных споров, являются:

принцип соразмерности ограничения основных прав, а также соразмерности мер ответственности совершенному правонарушению;

принцип определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы;

принцип юридической безопасности.

Конституционный принцип соразмерности ограничения основных прав по сути устанавливает пределы вмешательства публичного вмешательства в частноправовую сферу, определяет соотношение общественного и личного интересов.

Принцип недопустимости чрезмерных ограничений конституционных прав наиболее часто лежит в основе аргументации Конституционного Суда РФ при разрешении споров в сфере налогообложения, особенно в части погашения недоимок и взимания штрафов. В соответствии с данным принципом налогообложение не должно быть несоразмерным, т.е. таким, чтобы оно могло парализовать реализацию гражданами конституционных прав, основные права и свободы гарантируются гражданам Конституцией РФ без каких-либо условностей фискального характера. Ни Правительство Российской Федерации, ни другие органы исполнительной власти не вправе устанавливать не предусмотренные федеральным законом обязанности и обременения, ограничивающие конституционные права и свободы граждан.

Принцип соразмерности также распространяется на порядок определения мер ответственности в зависимости от тяжести совершенного правонарушения, степени его общественной опасности, а также на пределы мер федерального воздействия на органы государственной власти субъектов Российской Федерации и пределы вмешательства государства в решение вопросов местного значения.

Принцип определенности правовой нормы раскрывается Конституционным Судом РФ следующим образом: «Неопределенность содержания правовой нормы не может обеспечить ее единообразное понимание, создает возможность злоупотребления исполнительной властью своими полномочиями, порождает противоречивую правоприменительную практику, ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свободы, может привести к произволу и, следовательно, нарушению принципов равенства, а также верховенства закона; самого по себе нарушения требования определенности правовой нормы, влекущего ее произвольное толкование правоприменителем, достаточно для признания такой нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации».

В отношении законов о налогах, устанавливающих новые налоги или ухудшающих положение налогоплательщиков, Конституция РФ устанавливает принцип запрета введения обратной силы, раскрытый в решениях Конституционного Суда РФ.

Экономической основой конституционного строя Российской Федерации является находящееся в стадии становления социальное рыночное хозяйство, в рамках которого производство и распределение товаров и благ осуществляются в основном посредством рыночных отношений. Их участниками выступают частные субъекты хозяйствования, конкурирующие между собой. Российская Федерация поддерживает эту конкуренцию, а также принимает меры к предотвращению монопольных привилегий и осуществляет соответствующий контроль.

Согласно ст. 8 Конституции РФ, в Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности.

Создавая социальное рыночное хозяйство, Российская Федерация стремится обеспечивать свободу экономической деятельности, предпринимательства и труда, добросовестную конкуренцию и общественную пользу, чтобы регулирование государством хозяйственной жизни осуществлялось в интересах человека и общества, а экономические отношения строились на социальном партнерстве между человеком и государством, работником и работодателем, производителем и покупателем.

В условиях развивающейся рыночной экономики в России производство и распределение благ осуществляются как частными, так и государственными предприятиями и учреждениями, включая предприятия и учреждения субъектов Российской Федерации.

Государство в различных формах должно нести ответственность за наиболее важные стороны организации производства и распределения в стране в целом, в особенности за то, что в наибольшей степени затрагивает интересы населения. Речь идет в первую очередь о надежности снабжения населения всем необходимым; о гарантиях роста производства и обеспечения участия в производстве и распределении всех работоспособных лиц (т.е. о занятости); о смягчении последствий нестабильности в экономике (регулирование цен и т.п.) или колебаний спроса на международном рынке о снятии внутреннего напряжения в регионах и между теми или иными сферами жизни и группами людей.

Для экономической системы Российской Федерации характерно многообразие форм собственности. Регулирование отношений собственности осуществляется посредством различных правовых норм, центральное место среди которых принадлежит конституционным нормам – основе всего правового регулирования отношений собственности.

Конституционное регулирование отношений собственности имеет свою специфику. Она выражается в том, что главной задачей является юридическое закрепление форм собственности, признаваемых государством. Таким образом, именно конституционные нормы решают вопрос о том, какие формы собственности государством признаются и гарантируются. Конституция Российской Федерации (ст. 8) исходит из того, что экономической системе Российской Федерации присуща собственность в ее различных формах – частной, государственной, муниципальной и др. В Конституции также устанавливается (ст. 9), что земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. Они используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

Система предпринимательского права

Система предпринимательского права — внутренняя дифференциация правовых норм, их группировка по отраслям и институтам. Структура системы предпринимательского права включает в себя отрасль права и правовой институт. Отрасль права — наиболее крупное (главное) структурное подразделение системы права, регулирующее однородные или комплексные общественные отношения.

Правовой институт — комплекс правовых норм, регулирующих относительно однородные группы отношений, составляющих в совокупности отрасль права. Можно выделить институт банкротства, институт разгосударствления и приватизации, институт правового регулирования качества продукции, товаров и услуг. В институтах предпринимательского права так же, как и в других отраслях права, нормы группируются в зависимости от общности задач, стоящих перед институтом.

Система предпринимательского права — логическое расположение норм и институтов предпринимательского права. Предпринимательское право РФ — совокупность различных по своему характеру и направленности хозяйственно-правовых норм, которые группируются по институтам. Система предпринимательского права характеризует его структуру как отрасль права, отрасль законодательства, научную и учебную дисциплину.

Предпринимательское право подразделяется на Общую и Особенную части.

Общая часть предпринимательского права включает в себя:

1) введение в российское предпринимательское право;
2) приметы предпринимательского права;
3) метод предпринимательского права;
4) система предпринимательского права;
5) предпринимательские правоотношения;
6) основные принципы предпринимательского права;
7) история предпринимательского права;
8) государственное регулирование предпринимательской Деятельности;
9) разгосударствление и приватизация государственной и муниципальной собственности;
10) юридическая ответственность за правонарушения в сфере экономики;
11) защита имущественных прав и интересов предпринимателей (хозяйствующих субъектов), гарантии участников предпринимательского права.

Особенная часть рассматривает правовое регулирование:

1) несостоятельности (банкротства) предприятия;
2) конкуренции и монополии в предпринимательской деятельности;
3) товарного рынка (качества продукции, работ и услуг);
4) ценообразования;
5) бухгалтерского учета, отчетности и аудита;
6) банковских услуг, расчетов и кредитования;
7) инвестиционной деятельности; внешнеэкономической деятельности субъектов предпринимательства.

Предмет правового регулирования — относительно самостоятельный круг общественных отношений, регулируемый данной отраслью права. Такая структура предпринимательского права позволяет комплексно регулировать сложные многоуровневые хозяйственно-правовые отношения.

Предпринимательские риски
Предпринимательская тайна
Предпринимательская деятельность
Предпринимательство

Назад | | Вверх

Система предпринимательского права Российской Федерации

Система предпринимательского права — внутренняя дифференциация правовых норм, их группировка по отраслям и институтам.

Структура системы предпринимательского права включает в себя отрасль права и правовой институт.

Отрасль права — наиболее крупное (главное) структурное подразделение системы права, регулирующее однородные или комплексные общественные отношения.

Правовой институт — комплекс правовых норм, регулирующих относительно однородные группы отношений, составляющих в совокупности отрасль права.

Можно выделить институт банкротства, институт разгосударствления и приватизации, институт правового регулирования качества продукции, товаров и услуг. В институтах предпринимательского права так же, как и в других отраслях права, нормы группируются в зависимости от общности задач, стоящих перед институтом.

Система предпринимательского права — логическое расположение норм и институтов предпринимательского права.

Предпринимательское право РФ — совокупность различных по своему характеру и направленности хозяйственно-правовых норм, которые группируются по институтам Система предпринимательского права характеризует его структуру как отрасль права, отрасль законодательства, научную и учебную дисциплину.

Предпринимательское право подразделяется на Общую и Особенную части.

Общая часть предпринимательского права включает в себя:

  1. введение в российское предпринимательское право;
  2. приметы предпринимательского права;
  3. метод предпринимательского права;
  4. система предпринимательского права;
  5. предпринимательские правоотношения;
  6. основные принципы предпринимательского права;
  7. история предпринимательского права;
  8. государственное регулирование предпринимательской Деятельности;
  9. разгосударствление и приватизация государственной и муниципальной собственности;
  10. юридическая ответственность за правонарушения в сфере экономики,
  11. защита имущественных прав и интересов предпринимателей (хозяйствующих субъектов),
  12. гарантии участников предпринимательского права.

Предмет правового регулирования — относительно самостоятельный круг общественных отношений, регулируемый данной отраслью права.

Такая структура предпринимательского права позволяет комплексно регулировать сложные многоуровневые хозяйственно-правовые отношения.

4. Понятие и система предпринимательского законодательства. Корпоративные (локальные) акты.

Предпринимательское законодательство – это совокупность комплексных нормативно-правовых актов различной юридической силы, содержащие нормы частного и публичного права.

Специфика предпринимательского законодательства в следующем:

1) данное законодательство посвящено особому субъекту – лицу, осуществляющему предпринимательскую деятельность и связанным с этим лицом иным субъектам;

2) предпринимательское законодательство имеет особый объект – отношения, возникающие в сфере предпринимательской деятельности;

3) предпринимательское законодательство носит комплексный характер, присутствуют нормы как частного, так и публичного права;

4) предпринимательское законодательство не находится в исключительном ведении РФ, а формируется как на уровне РФ, так и на уровне субъектов РФ, муниципальных образований и организаций.

Под источником права понимается форма выражения правовых норм, имеющая общеобязательный характер.

Источниками предпринимательского права являются:

1) нормативные правовые акты Российской Федерации.

2) международные договоры Российской Федерации.

1. Нормативно-правовые акты являются основным источником права в нашей стране:

а) Конституция РФ имеет высшую юридическую силу и является базой текущего законодательства;

б) федеральные конституционные законы;

в) федеральные законы (особое место среди них занимают кодексы);

г) подзаконные федеральные акты:

— указы Президента РФ, издаваемые в дополнение или развитие законов, издаваемых в дополнение или развитие законов, при наличии в них пробелов и при необходимости оперативного установления правовых норм;

— постановления, распоряжения Правительства РФ, издаваемые в пределах его компетенции в развитие и исполнение законов;

— нормативные акты федеральных министерств и иных федеральных органов исполнительной власти, направленные на исполнение законов, указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ;

д) акты региональных органов власти и управления, издаваемые в пределах их компетенции в соответствии с разграничением полномочий между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации;

е) акты местных органов власти и управления, имеющие хозяйственно-правовое содержание.

В правовой системе действует принцип непротиворечивости: правовые акты органов власти и управления нижестоящего уровня не должны противоречить соответствующим правовым актам органов вышестоящего уровня. В противном случае действует правовой акт органов вышестоящего уровня.

2. Международные договоры Российской Федерации согласно ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью российской правовой системы и поэтому учитываются как источники ее права.

Согласно п. 2 ст. 7 ГК РФ международные договоры Российской Федерации имеют приоритет перед ее гражданским законодательством. При этом международные договоры применяются к гражданским правоотношениям непосредственно, если только из самого договора не следует необходимость издания для его применения внутригосударственного акта. Например, Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. подлежит непосредственному применению в качестве российского права, а Парижская Конвенция по охране промышленной собственности 1983 г. установила, что условия подачи заявки и регистрации товарных знаков определяется национальным законодательством страны-участницы. В соответствии с этим в России действует часть четвертая ГК РФ, содержащая соответствующие нормы о регистрации товарных знаков (параграф 2 гл. 76 ГК РФ).

Конвенция ООН о договоре международной перевозки грузов автомобильным транспортом 1956 г.;

Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи 1980 г.;

Конвенция ООН о международных переводных векселях и международных простых векселях 1988 г.;

Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА);

Евразийская патентная конвенция 1994 г. и др.

3. Обычаи. Согласно ст. 5 ГК РФ обычай — сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

Обычаи, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются.

Например, Международной торговой палатой разработаны Международные правила толкования торговых терминов ИНКОТЕРМС. Они применяются только в том случае, если есть на них ссылка в договоре между сторонами, но МКАС (Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ) признает ИНКОТРЕМС в качестве обычаев делового оборота.

В системе предпринимательского законодательства заметную роль играют акты локального (внутрикорпоративного) регулирования. Последние в зависимости от характера содержащихся в них предписаний подразделяются на нормативные и индивидуальные. Локальные корпоративные акты принимаются тем же субъектом, которых их и выполняет, принимаются по вопросам внутренней организации субъекта, осуществляющего предпринимательскую деятельность. В зависимости от вопросов внутренней деятельности субъекта, осуществляющего предпринимательскую деятельность, выделяются:

1) правовые акты, которые регламентируют внутриуправленческие отношения (между руководством и структурными подразделениями)

2) правовые акты, которые регламентируют отношения между структурными подразделениями

3) правовые акты, которые регламентируют отношения, связанные с перемещением товарно-материальных ценностей внутри юридического лица.

Предпринимательское право в системе права

М. К. Сулейменов, директор НИИ частного права Казахского гуманитарно-юридического университета, академик Национальной академии наук Республики Казахстан, доктор юридических наук, профессор

1. Для того чтобы определить место предпринимательского права в системе права, необходимо сначала определить свое понимание системы права. На наш взгляд, систему права невозможно понять без решения проблемы выделения в системе права права частного и права публичного.

Эта проблема не разрабатывалась в советской юридической литературе, так как отношение к ней в Советском Союзе вытекало из известных высказываний В. И. Ленина: «Мы ничего частного не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное».

Эта проблема обозначается в литературе еще как проблема дуализма. Существует два юридических явления: дуализм права, под которым понимается деление права на публичное и частное; и дуализм частного права, под которым понимается деление частного права на гражданское и торговое 1 .

Проблему разграничения публичного и частного права начнем с другого, гораздо более знаменитого, чем высказывание В. И. Ленина, изречения одного из римских юристов классического периода Ульпиана: «Omne jus publicum est quot ad statum rei romanae spectat, privatum quot ad ingulorum utilitatem» (Ulp., D. I.1.1.2). – Публичное право относится к положению римского государства, частное – к пользе отдельных лиц.

Из этого высказывания видно, что деление права на публичное и частное, (или гражданское) началось еще со времен римского права (jus publicum и jus privatum, или jus civile) и не раз становилось в разных правовых системах предметом острых дискуссий. Выдвигались самые различные критерии деления. Два основных критерия – это материальный и формальный.

При применении материального критерия одни ученые понимают этот вопрос в смысле, чьи интересы или чью пользу имеют в виду те или иные нормы. Мнение Ульпиана как раз выражает точку зрения представителей этой концепции.

Другие ученые исходят из деления прав на имущественные и личные.

Сторонники формальной теории за основу деления принимают способ регулирования или построения отношений. Деление проводится или по способам защиты права в случае его нарушения, или по положению субъектов правоотношений, или по критерию централизации и децентрализации правового регулирования 2 .

Большинство исследователей скло­няется к формальному критерию.

В российской литературе теория централизации и децентрализации, выдвинутая впервые профессором Петражицким 3 , была разработана И. А. Покровским. По его мнению, если публичное право есть система юридической централизации отношений, то частное право, наоборот, есть система юридической децентрализации: оно по самому своему существу предполагает для своего бытия наличность множества самоопределяющихся центров. Если публичное право есть система субординации, то частное право есть система координации; если первое есть область власти и подчинения, то второе есть область свободы и частной инициативы 4 .

До сих пор актуальными являются выводы, сделанные Б. Б. Черепахиным в 1925 г. По его мнению, в основу разделения права на частное и публичное должен быть положен формальный критерий разграничения. Это разграничение должно проводиться в зависимости от способа построения и регулирования юридических отношений, присущего системе частного и системе публичного права. Частно-правовое отношение построено на началах координации субъектов, частное право представляет собой систему децентрализованного регулирования жизненных отношений. Публично-правовое отношение построено на началах субординации субъектов, публичное право представляет собой систему централизованного регулирования жизненных отношений 5 .

Основываясь на данной теории, С. С. Алексеев делает вывод, что для деления права на публичное и частное наиболее существенное значение имеют два критерия: 1) для публичного права характерны отношения «власть-подчинение», для частного права – отношения юридического равенства субъектов; 2) публичное право построено на принципе субординации, частное право – на принципе координации воли и интересов участников отношений.

Мы подробно привели эти высказывания, так как согласны с этой точкой зрения и считаю, что она сохранила полностью значение для современной правовой системы Казахстана. Таким образом, публичное право – это отношения централизации (власти и подчинения) и субординации; частное право – это отношения децентрализации (юридического равенства) и координации воли и интересов участников 6 .

При этом важно указать еще на один формальный критерий, который тесно связан и из которого вытекает критерий централизации и децентрализации, – это положение субъекта в правоотношении. Как отмечает Б. Б. Черепахин, критерий положения субъекта в правоотношении является наиболее удобным для систематизации положительного правового материала, для осознания живой правовой действительности 7 .

Эту теорию в той или иной степени поддерживали и развивали немецкие ученые: Эннекцерус, Гирке, Регельсбергер, Козак, Бидман, Кромэ, Бирлинг, Леген, – и русские ученые: Е. Трубецкой, Михайловский, Кокошкин, Тарановский, Черепахин 8 .

Публичное право есть совокупность правоотношений, в которых непосредственным или посредственным субъектом права или обязанности является государство как организация, обладающая принудительной властью.

Принудительная власть, которой обладает государство, его властное полномочие в том или ином правоотношении, придает особый характер тем правоотношениям, где государство выступает во всеоружии своей власти и могущества и диктует свою волю другой стороне. Это и служит основанием для выделения этих отношений в особую группу, противопоставляемую правоотношениям между равностоящими субъектами.

Необходимо подчеркнуть, что для публично-правового отношения существенно не то, что субъектом в нем является государственная власть, но именно самый характер вступления этой последней в правоотношение 9 .

Таким образом, деление права на частное и публичное является достаточно распространенным и анализируется в трудах многих ученых на протяжении многих веков. В то же время нельзя сказать, что это деление является общепризнанным и устоявшимся.

Встречаются резкие возражения против этого, доказывается невозможность, ненужность или бессмысленность такого деления.

Даже сторонники такого деления принимают его с известной долей условности.

Можно констатировать, что разброс мнений по этой проблеме большой.

Есть простые и однозначные решения. Например, А. Ф. Галузин делит нормы права между двумя «суперотраслями права». К публичному праву при этом он относит конституционное, административное, уголовное, налоговое, бюджетное, таможенное, земельное, аграрное, экологическое и международное право, а также уголовно-исполнительное право и уголовный процесс, а к частному – гражданское, трудовое, семейное, международное частное, социальное право, а также гражданский процесс, включая нотариат 10 . В. Ф. Попондопуло и Д. В. Нефедов говорят о наличии в праве только двух отраслей – частной и публичной, тогда как традиционно выделяемые отрасли уголовного, гражданского права и прочие, по их мнению, являются не более чем комплексными отраслями законодательства, состоящими из различных сочетаний частных и публичных норм 11 .

По мнению Ю. А. Тихомирова, публичное право включает в себя такие отрасли права, как теория государства и права, конституционное (государственное) право, административное право, уголовное право и международное публичное право 12 . Следовательно, из этого можно сделать вывод, что все остальные отрасли права относятся к частному праву, ибо Ю. А. Тихомиров однозначно признает деление права на публичное и частное. Различие между ними он проводит по трем признакам: объект регулирования, т. е. круг общественных отношений, методы правового регулирования, круг источников права и структура нормативного массива 13 .

Однако большинство авторов, даже сторонников дуализма права, предпочитают более мягкие решения.

Например, С. С. Алексеев, признавая деление права на публичное и частное, вместе с тем подчеркивает, что сама эта классификация имеет в основном, так сказать, общее, принципиальное значение. В практической жизни публичное и частное право во многих случаях ­оказывается «перемешанным»: в жизненных отношениях довольно часто наличествуют разнопрофильные элементы, одни из которых относятся к частному праву, а другие – к публичному (например, так называемые публичные договоры в гражданском праве – договор розничной торговли, общественного транспорта, связи и другие, где есть публично-правовые элементы). Складываются даже целые правовые подразделения, комплексные образования, в которых в разных пропорциях присутствует одновременно и то, и другое (морское право, банковское право, предпринимательское право, корпоративное право). Поэтому предельно строгой классификации, когда весь правовой материал полностью, исчерпывающим образом распределяется по своим полочкам, достигнуть здесь невозможно.

Поэтому С. С. Алексеев делает вывод, что деление права на публичное и частное не только и, пожалуй, даже не столько классификационное. Это деление концептуального порядка. Оно касается самих основ права, его места и роли в жизни людей, его определяющих ценностей.

Деление права на публичное и частное, заключает С. С. Алексеев, не просто классификационные подразделения, позволяющие разделить юридические нормы и правоотношения по наиболее крупным рубрикам. Публичное и частное право – качественно разные области правового регулирования, два разных «континента» или две юридические «галактики». С первых стадий цивилизации право (разумеется, со многими различиями в разных странах) так и развивается в составе двух относительно самостоятельных сфер, по двум руслам – публичного и частного права 14 .

После детального анализа В. В. Ровный приходит к выводу, что явление дуализма вряд ли присуще объективному праву. Иначе говоря, вся совокупность отдельных норм, образующих систему права, не подлежит разделению по признаку принадлежности одних норм к частному, тогда как других – к публичному. При этом В. В. Ровный исходит из категории «интереса» (одни и те же нормы одновременно преследуют и частный, и публичный интерес). Итак В. В. Ровный применяет материальные критерии деления, что вряд ли продуктивно. В. В. Ровный, однако, находит возможным применение дуализма к сфере субъективных прав. Критерий деления субъективных прав на частное и публичное заключается, по его мнению, в наличии или отсутствии личной свободы. Отдельные субъективные права могут быть либо частными, либо публичными, что же касается правоотношений, то, образуемые на основе различных сочетаний отдельных субъективных прав, они, в свою очередь, могут быть уже не только частными и публичными, но также и смешанными – частно-публичными 15 .

Подведем некоторые итоги нашего исследования.

Публичное право и частное право существуют – это бесспорно. Можно по‑разному к ним относиться, можно отрицать деление права на публичное и частное, но наличие в праве такого феномена отрицать трудно. Как говорит С. С. Алексеев, это действительно две разных сферы, две различные «правовые галактики».

Публичное право – это правовая сфера, связанная с государственной властью, основанная на отношениях власти и подчинения, и поэтому имеется только один общегосударственный юридический центр. Отсюда и принципы публичного права: иерархичность, наличие ведомственной юрисдикции и т. п. Отсюда и метод правового регулирования, основанный на власти и подчинении.

Частное право – это правовая сфера, основанная на децентрализации, свободе отдельных субъектов. Поэтому в частном праве господствуют отношения «по горизонтали», основанные на равенстве субъектов. Отсюда в частном праве действует множество юридических центров, в качестве которых выступают отдельные субъекты правоотношений 16 .

Другое дело, что границы между публичным и частным правом не являются гранитными и незыблемыми. Они чрезвычайно подвижны, что зачастую связано с историческими и социально-экономическими условиями. В одни периоды усиливалось влияние публичного права, в другие – частного. Если взять нашу ближайшую историю, то во времена Советского Союза господствовало публичное право, частное право находилось на грани вымирания, что, на мой взгляд, явилось основной причиной развала социалистической системы. В настоящее время усилилось значение частного права, что является необходимым условием развития рыночных отношений. В то же время в последние годы все настойчивее говорят об усилении государственного вмешательства в частные отношения, что означает увеличение удельного веса публичных отраслей права.

Происходит взаимпроникновение методов и принципов публичного или частного права. В публичном праве применяются иногда методы координации в отношениях между государственными органами, договор начинает применяться не только в международном публичном праве, но и национальном государственном праве.

В частном праве применяются методы публичного права – например, в публичном договоре, договоре присоединения, трудовом договоре. Недаром в гражданском праве ставится вопрос о необходимости разработки мер по защите прав более слабой стороны в договоре. Это проблема актуальна и для трудового права.

В то же время нельзя напрямую применять методы правового регулирования, которые применяются в одной правовой сфере, к отношениям, возникающим в другой правовой сфере. Поэтому нельзя согласиться с применением договорных отношений там, где отсутствует равенство сторон (в частности, это касается так называемых финансовых договоров) 17 , или применять конструкцию обязательства там, где обязательственная модель принципиально неприменима (например, налоговое обязательство в новом Налоговом кодексе) 18 .

Наиболее сложным является вопрос о том, какие отрасли права относятся к публичному или частному праву.

Видимо, не вызывает особых споров отнесение к публичному праву теории государства и права, конституционного (государственного) права, административного, уголовного права, международного публичного права.

Общеизвестным также является включение в состав частного права гражданского права, семейного права, трудового права, международного частного права.

Ряд отраслей права представляют собой совокупность тех или иных начал, и для них более всего подходит характеристика их как комплексных, вторичных отраслей права (экологическое, предпринимательское, информационное) 19 .

2. Решение проблемы дуализма права, на наш взгляд, невозможно без подхода к праву как к сложному системному образованию. В юридической литературе при разработке конкретных вопросов зачастую пренебрегают представлением о системе права не как о простой совокупности стоящих рядом отраслей, а именно как о системе, с точки зрения теории систем20.

Право системно по своей сути 21 , оно всегда было системой, и применение системного подхода, в общем, не является чем‑то новым, вносящим кардинальные изменения в исследование права. Просто применение системных понятий может оказать методологическую помощь в смысле более четкой постановки задач исследования, более четко расставить акценты, высветить глубинные моменты взаимосвязи элементов права.

Правовая система сама находится в рамках социально-экономической системы в целом, зависит от нее и развивается с ней. Внесистемные связи права оказывают влияние на внутрисистемные и, наоборот.

Право является строго формализованной, нормативной системой, характеризующейся относительной устойчивостью ее элементов. Однако право создается в результате осознания обществом и, в частности, государством потребностей общественного бытия, в результате преломления этих объективных потребностей в правосознании и в правовой науке. Право само является отражением материальных отношений и должно отражать сложность и полиструктурность этих отношений. Нормы права, скла­дываясь в действующую в данном обществе систему, также обязательно образуют сложную и многоуровневую структуру права, которая только тогда и может регулировать все многообразие общественных отношений. С. С. Алексеев правильно отмечает, что праву, как и иным целостным системным образованиям, свойственна некоторая иерархия структур. В литературе на это обращали очень мало внимания. Мысль В. К. Райхера о том, что система права строится в нескольких плоскостях 22 , неоднократно подвергалась резкой критике.

При построении своей концепции об удвоении структуры права 23 С. С. Алексеев исходил из реальной правовой действительности, которая не укладывалась в одноплоскостную структуру.

Из этого вытекает возможность наличия в структуре права вторичных, комплексных образований. В одной из последних версий изложение этой концепции выглядит следующим образом:

– в правовой системе наряду с основными подразделениями, которые обособляются по юридическим режимам, выраженным в особых отраслевых методах и механизмах регулирования, имеются образования комплексного характера, такие как морское право, банковское право, хозяйственное право, природоохранительное право.

Эти образования являются комплексными в том смысле, что нормы, в них входящие, не связаны единым методом и механизмом урегулирования, почти все они имеют «прописку» в основных отраслях (например, нормы морского права можно совершенно точно распределить по таким основным отраслям, как административное право, гражданское право, земельное право, процессуальное право).

Юридические нормы, входящие в комплексные образования, остаются по своим исходным моментам в главной структуре, в основных отраслях, и на них распространяются общие положения соответствующих основных отраслей. Во вторичную структуру они входят, все время будучи нормами, например, гражданского, уголовного, административного, трудового права 24 .

Такое положение вытекает, в общем, из философских основ структурного подхода к объекту. «В действительности не существует элемента, связанного только с той или иной конкретной структурой. Элемент всегда различными группами своих сторон входит в несколько структур одновременно и при своем истолковании обязательно требует учета специфики взаимосвязи между этими структурами» 25 . «Одни и те же элементы, взаимодействуя различными сторонами, могут образовывать различные системы» 26 .

Конечно, эти положения нельзя полностью применять к такому специфическому объекту как право, но следует признать наличие отраслей права и правовых институтов, объединенных в различные системы и вследствие этого перекрещивающихся друг с другом.

Наличие иерархии структур применительно к правовым образованиям может быть объяснено, на наш взгляд, именно тем, что на структуру права действует одновременно несколько системообразующих факторов 27 , что связано со сложностью и многофакторностью общественных отношений. Поэтому можно проводить классификацию правовых институтов по различным основаниям и определять их в различных структурах в ­зависимости от системообразующего фактора, который мы в данном случае применяем. Разумеется, нельзя производить выделение структур комплексных отраслей и институтов по любым основаниям, это ведет к субъективизму и, кроме путаницы, ничего дать не может.

Системообразующие факторы должны быть внешними для системы, в которой они применяются, должны основываться на объективных признаках, определяющихся в данном случае общественными отношениями, которые право регулирует. Системообразующие факторы должны быть достаточно существенны, чтобы основанная на них система отражала не просто объективные, а глубинные, существенные признаки объекта.

С. С. Алексеев выделяет главный системообразующий фактор, который и является основанием реального выделения соответствующей структурной единицы (отрасли, институты и т. д.). Возможны и дополнительные системообразующие факторы, но на их основе выделяются комплексные правовые об­щности, вторично наслаивающиеся образования.

Положение о комплексных отраслях права является в настоящее время достаточно банальным и приводится в большинстве учебников по теории права. Однако это положение зачастую приводится как факт, без особой аргументации. Говорится, например, что здесь мы имеем дело с возрастающим значением в жизни общества отдельных правовых институтов, которые перерастают свои рамки, превращаясь в более или менее самостоятельные отрасли 28 .

А. В. Мицкевич считает, что разделение права на отрасли, институты, иные структурные элементы по предмету и методу регулирования проводятся в основной, главной юридической структуре предметной дифференциации права и законодательства. Вторичная структура права и законодательства состоит из образования комплексных массивов (или комплексов и массивов) правовых норм различных отраслей права и законодательства (морское право, сельскохозяйственное право, законодательство о промышленности, связи, информатизации и т. п.). В таких комплексных объединениях правовых норм главным является не выделение особых юридически дифференцированных отраслей права, а, наоборот, интеграция специальных для той или иной сферы деятельности общества (отрасли хозяйства, управления, культуры, образования, здравоохранения и т. п.) разнородных норм права, т. е. норм, различных по первоначальной юридической дифференциации права и законодательства 29 .

Из особенностей вторичной структуры в литературе делается вывод, что вторичные образования – это не комплексные отрасли, а комплексные правовые формы. Более того, на этой основе высказываются возражения против концепции удвоения структуры права 30 .

Данная позиция страдает противоречивостью. С одной стороны, говорится о невозможности удвоения системы права, с другой стороны, признается наличие в структуре права неких образований (комплексных правовых норм), в которые входят нормы основных отраслей. Таким образом, эти нормы и институты входят одновременно и в основные отрасли, и комплексные правовые общности. Можно, конечно, и основные отрасли, и, комплексные правовые общности расположить в одной плоскости, но искусственность такого построения, на наш взгляд, очевидна.

Гораздо логичнее выглядит конструкция наличия вторичной, наслаивающейся на основные отрасли, структуры. А как называть эти вторичные структуры – комплексные отрасли или комплексные правовые общности – не столь существенно.

Естественно возникает вопрос: что представляет собой эта комплексная правовая общность, если она находится в структуре права? Три основных элемента составляют структуру права: норма права, правовой институт, отрасль права. К какому из этих образований относится эта комплексная правовая общность? Видимо, это должно быть или комплексным правовым институтом, или комплексной правовой отраслью. Или хотя бы стремиться к тому, чтобы стать таким правовым образованием.

С. С. Алексеев считает, что для формирования комплексной отрасли права необходимо наличие комплексного акта, затрагивающего целые сферы социальной жизни или их участки 31 . Это верно в большинстве случаев, но вполне вероятно также и формирование комплексной отрасли права при отсутствии единого комплексного акта 32 . Это возможно в случае, если существует достаточно сильный системообразующий фактор, способный сцементировать рыхлый комплекс норм в нечто более или менее цельное.

3. Именно с этих позиций необходимо, на наш взгляд, решать вопрос о месте предпринимательского права в системе права и о дуализме частного права.

Предпринимательское право определяется в постсоветской литературе по‑разному. Обычно как синонимы употребляются термины предпринимательское, хозяйственное, коммерческое, торговое (хотя справедливости ради отметим, что ряд авторов вкладывает различное содержание в эти термины, но этот вопрос мы опускаем).

Существует три основные точки зрения на предпринимательское право: 1) предпринимательское право является самостоятельной отраслью права. Сторонники этой точки зрения являются последователями так называемой «концепции хозяйственного права», разработанной под руководством академиков России и Украины В. В. Лаптева и В. К. Мамутова. Эта концепция исходила из однородности отношений в сфере народного хозяйства властно-управленческих (по вертикали) и договорных (по горизонтали) и была направлена на оправдание планово‑административной системы хозяйствования. Данная концепция потерпела полное фиаско с крахом административно-командной системы и переходом стран бывшего СССР на рыночные рельсы. Тем не менее, сторонники этой концепции пытаются с помощью ее перестройки и мимикрии как‑то приспособиться к новым рыночным реалиям 33 , и кое‑где им это удается, например, в Украине наряду с Гражданским кодексом был принят Хозяйственный кодекс.

Сторонники этой точки зрения исходят из того, что предпринимательское (хозяйственное) право есть совокупность юридических норм, регулирующих хозяйственные отношения.

Приведем наиболее часто применяемое определение: предпринимательское право представляет собой совокупность юридических норм, регулирующих предпринимательские отношения и тесно связанные с ними иные, в том числе некоммерческие отношения, а также отношения по государственному регулированию народного ­хозяйства в ­обеспечении интересов государства и общества 34 .

Нелепость и архаичность подобной точки зрения заставляет ее сторонников высказывать такие суждения, из которых трудно что‑либо понять.

Например, О. М. Олейник, поддерживая и развивая понимание предпринимательского (хозяйственного) права, разработанное В. В. Лаптевым, B. C. Мартемьяновым, В. К. Мамутовым, рассматривает предпринимательское право как отрасль права второго уровня, сочетающую в себе признаки и методы ряда базовых отраслей. Такое решение вопроса о признании или непризнании предпринимательского (хозяйственного) права самостоятельной отраслью является с точки зрения практического применения лишь предпосылкой исследования в целях усиления регулятивного потенциала этой отрасли 35 . Что из этого можно понять? Если предпринимательское право – самостоятельная отрасль, то что означает отрасль права второго уровня? Если это комплексная отрасль (второго уровня), то при чем здесь В. В. Лаптев и В. К. Мамутов?

2) предпринимательское право является частью гражданского права. Эта концепция прямо противоположна концепции хозяйственного права как самостоятельной отрасли права и имеет широкое хождение и в учебной 36 , и в научной литературе 37 .

3) предпринимательское (хозяйственное, коммерческое, торговое) право является комплексной отраслью права.

На наш взгляд, предпринимательское право следует понимать двояко. В узком смысле предпринимательское право, несомненно, представляет собой часть гражданского права. Предпринимательская деятельность есть разновидность гражданско-правовой деятельности.

В то же время предпринимательское право можно понимать в широком смысле как комплексное образование, объединяющее нормы различных отраслей права (гражданского, административного, финансового, таможенного, трудового и других).

Таким образом, никакого дуализма частного права не существует. Нет необходимости конструировать в системе частного права как самостоятельные и равнозначные отрасли гражданское право и торговое (или предпринимательское) право. Торговое право может рассматриваться либо как часть гражданского права (в узком смысле), либо как комплексное образование, одна часть которого входит в гражданское право, а другая – в административное право.

В силу этого нет необходимости конструировать наряду с Гражданским, как самостоятельного – Торгового (Предпринимательского) кодекса 38 .

В период становления правовой системы Казахстана и в дальнейшем, особенно в период разработки проекта Гражданского кодекса, в различных высказываниях научных и практических работников проводилась мысль о необходимости издания наряду с Гражданским кодексом также и Хозяйственного кодекса. Высказывания подобного рода появились много десятилетий тому на­зад – в период полного господства централизованного приказного управления хозяйством – и были направлены на оправдание и укрепление этой системы. Авторы идеи создания наряду с Гражданским Хозяйственного кодекса доказывали, что экономика страны должна строиться не на отношениях равенства и взаимозависимости хозяйствующих субъектов, регулируемых гражданским правом, а на отношениях подчинения хозяйствующих субъектов спускаемых сверху указаниям и плановым заданиям. Поэтому Гражданскому кодексу отводилась лишь область отношений с участием граждан, а вся остальная экономическая сфера должна была регулироваться придуманным авторами Хозяйственным кодексом, проекты которого активно готовились. Но прежняя экономическая система рухнула, и почва для подготовки Хозяйственного кодекса, противопоставляемого Гражданскому, исчезла.

Однако и сейчас выдвигаются иногда предложения о дуалистической правовой системе регулирования экономических отношений, т. е. о подготовке наряду с Гражданским кодексом параллельного ему Хозяйственного (или Торгового, или Коммерческого) кодекса. В Казахстане эту идею пытались реализовать некоторые зарубежные правовые консультанты‑советники. Они при этом ссылались на существование во многих странах наряду с гражданским также торговых кодексов. В частности, такую концепцию пытался внедрить в Казахстане американский юрист Кристофер Осакве, который был советником вице-премьера РК Н. А. Шай­кенова. Нам с профессором Ю. Г. Баси­ным с трудом удалось отвергнуть эту идею.

Подобного рода рассуждения явно не учитывают характера современных экономических свя­зей, узкий и подчиненный Гражданскому кодексу характер зарубежных торговых кодексов. Идея торгового кодекса не нашла поддержки ни в одной из республик СНГ, за исключением Украины, где после развала СССР осталась очень сильная школа хозяйственного права во главе с академиком В. К. Мамутовым и где были приняты в один день Гражданский кодекс и Хозяйственный кодекс (16 января 2003 г.).

Подобная идея связана с концепцией предпринимательского права и различным пониманием его места в системе права.

В Казахстане первая концепция (хозяйственного права) никогда успехом не пользовалась? Казахстанские цивилисты (особенно Ю. Г. Басин) вели бескомпромис­сную борьбу со сторонниками концепции хозяйственного права. Широкое хождение имела вторая концепция (как часть гражданского права). В то же время уже много лет разрабатывается под руковод­ством автора настоящей статьи концепция предпринимательского права как комплексной отрасли права.

Однако теория комплексных отраслей также отвергает необходимость и целесообразность создания, наряду с Гражданским, Предпринимательского или Хозяйственного кодекса. Кодекс, на наш взгляд, может регулировать только однородные отношения, причем кодекс предполагает наличие общей и особенной частей. Какая общая часть может быть выделена в Хозяйственном кодексе? Практически это те же положения, которые уже закреплены в Гражданском кодексе, только, возможно, под другим названием.

1 См.: Иоффе О. С. Цивилистическая доктрина промышленного капитализма. – В сб. Иоффе О. С.. Изб. тр. по гражданскому праву. – М.: Статут, 2000. С. 73–81; Ровный В. В. Проблемы единства российского частного права. – Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1999. С. 5–16, 47–79.

2 Обзор литературы см.: Черепахин Б. Б. К вопросу о частном и публичном праве. – М.: Изд-во Де-юре, 1994; см, также в книге: Черепахин Б. Б. Труды по гражданскому праву. – М.: Статут, 2001. С. 93–120; Тихомиров Ю. А. Публичное право. – М.: Изд-во БЕК, 1995. С. 1–25.

3 См.: Ученые зап. Киевского университета. – Киев, 1896. Кн. 8.

4 См.: Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. – М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1998. С. 37–40.

5 См.: Черепахин Б. Б. К вопросу о частном и публичном праве. – М.: Библиотека «Де-юре», 1994. С. 35.

6 См.: Алексеев С. С. Частное право. – М.: Статут, 1999. С. 26.

7 См.: Черепахин Б. Б. Указ. соч. С. 26–27.

8 См. об этом: Черепахин Б. Б. Указ. соч. С. 18–21.

9 Там же. С. 19–20.

10 См.: Галузин А. Ф. Правоотношения в публичном и частном праве: общая характеристика. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Саратов. 1996. С. 3, 11–17.

11 См.: Попондопуло В. Ф. Понятие коммерческого законодательства. / / Правоведение. 1993, № 1. С. 18; Нефедов Д. В. Правовой статус коммерческого банка. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. – Спб., 1994. С. 10.

12 См.: Тихомиров Ю. А. Публичное право. – М.: Изд-во БЕК, 1995. С. 35.

13 Там же. С. 35–36.

14 См.: Алексеев С. С. Частное право. С. 26–31.

15 См.: Ровный В. В. Проблемы единства российского частного права. С. 12–15; Алексеев С. С. Частное право. С. 29–31.

16 См.: Алексеев С. С. Частное право. С. 29–31.

17 См.: Худяков А. И. Основы теории финансового права. – Алматы: Жеты Жаргы, 1995. С. 73–177.

18 См.: Основы государства и права Республики Казахстан. Учебник. – Алматы: Жеты Жаргы, 1997. С. 305–306; Худяков А. И. Налоговое право Республики Казахстан. Общая часть. – Алматы: Жеты Жаргы, 1998. С. 164; Порохов Е. В. Теория налоговых обязательств. – Алматы: Жеты Жаргы, 2001. Критику см: Сулейменов М. К. Проблемы соотношения гражданско-правовых понятий в проекте Налогового кодекса Республики Казахстан. – Научные труды Академии финансовой полиции. – Алматы: Жеты Жаргы, 2001. С. 156–165.

19 Алексеев С. С. Частное право. С. 61.

20 См.: Керимов Д. А. Философские проблемы права. – М., 1972; Алексеев С. С. Структура советского права. – М., 1975.

21 Системность, наряду с нормативностью, формальной определенностью и принудительностью, является одним из свойств права, причем, именно это свойство предопределяет ценность права; оно обеспечивает организованность всей системы общественных отношений в единстве сочетаний, взаимосвязи. (Алексеев С. С. Проблемы теории права. Т. 1. – Свердловск, 1972. С.22, 27; его же. Структура советского права. С. 9, 72).

22 См.: Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. – М.: Изд. АН СССР, 1947. С. 190.

23 См.: Алексеев С. С. Структура советского права. С.23, 28; он же. Теория права. – М.: БЕК, 1993. С. 110.

24 См.: Алексеев С. С. Теория права. С. 109–110; он же: Право: азбука – теория – философия. Опыт комплексного исследования. – М.: Статут, 1999. С. 46.

25 См.: Свидерский В. И., Зобов Р. А. Новые философские аспекты элементно‑структурных отношений. – Л.: ЛГУ, 1970. С.13.

26 См.: Аверьянов С. С. Категория «система» в диалектическом материализме. – М., 1974. С. 21.

27 См.: Алексеев С. С. Структура советского права. С. 47.

28 См.: Общая теория права. Курс лекций. / Под ред. В. К. Бабаева. – Нижний Новгород, 1993. С. 249–350.

29 См.: Мицкевич А. В. Система права и система законодательства: развитие научных представлений и законотворчества. В кн.: Проблемы современного гражданского права. Сборник статей. – М.: Городец, 2000. С. 25–26.

30 См.: Общая теория государства и права. Академический курс в 2‑х т. / Под ред. М. Н. Марченко. Т. 2. Теория права. – М.: Зерцало, 1998. С. 342–344; Комаров А. С. Общая теория государства и права. – М., 1998.

31 См.: Алексеев С. С. Теория права. С. 109.

32 Об этом говорят, например (правда, применительно к комплексной правовой общности) В. М. Левченко и И. Н. Сенякин (см.: Общая теория государства и права: академический курс. Т. 2. С. 243).

33 См., например: Лаптев В. В. Хозяйственное право предпринимательской деятельности. / / Государство и право. 1993. № 1; он же: О предпринимательском законодательстве. / / Государство и право. 1995. № 5. С. 52–53; Мамутов В. К. Кодификация хозяйственного законодательства Украины в новых экономических условиях. / / Государство и право. 1994. № 6; он же: Сближение современных систем правового регулирования хозяйственной деятельности. / / Государство и право. 1996. № 8; 1999. № 1.

34 См.: Мартемьянов B. C. Хозяйственное право. Т.1. Общие положения. Курс лекций. – М.: БЕК, 1994. С. 1; Дойников И. В. Предпринимательское (хозяйственное) право. – М. Изд-во «Колизей», изд-во «Брандес», 1998. С. 8; Ершова И. В., Иванова Т. М. Предпринимательское право. Учебное пособие. – М.: Юриспруденция, 1999. С. З.

35 См.: Предпринимательское (хозяйственное) право. Учебник. Т. 1. / Отв. ред. О. М. Олейник. – М.: Юристъ, 1999. С. 33.

36 См., например: Коммерческое право: Учебник. / Под ред. В. Ф. Попондопуло, В. Ф. Яковлевой. – СПб.: Изд-во СПбУ, 1997. С. 22; Жилинский С. Э. Правовая основа предпринимательской деятельности (предпринимательское право). Курс лекций. – М.: Изд. группа Норма-Инфра-М, 1998. С. 3–4; Пугинский Б. И. Коммерческое право России. – М.: Юрайт, 2000. С. 12; Гражданское право. Т. I. Учебник для вузов (академический курс). / Отв. ред.: М. К. Сулейменов, Ю. Г. Басин. – Алматы, 2000. С. 19–20.

37 См., например: Дозорцев В. А. Проблемы совершенствования гражданского законодательства РФ при переходе к рыночной экономике. / / Государство и право. 1994. № 1. С.27; Рахмилович В. А. О достижениях и просчетах нового ГК РФ. / / Государство и право. 1996. № 4. С. 119–121; Попондопуло В. Ф. Правовой режим предпринимательства. – СПб. Изд-во СПбУ, 1994. С. 20; Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. – М.: Статут, 1997. С. 98–102.

38 Литература по этому вопросу весьма обширна, так как он напрямую связан с дискуссией о хозяйственном (предпринимательском) праве. Из последних работ см.: Дозорцев В. А. Один кодекс или два? (Нужен ли Хозяйственный кодекс наряду с Гражданским?). / / Правовые проблемы рыночной экономики в Российской Федерации. Труды института законодательства и сравнительного проведения при Правительстве РФ. Вып. 57. – М., 1994. С. 115–143.