Право собственности и обязательственное право законника стефана душана

Право собственности и обязательственное право законника стефана душана

(1349—1354 гг.)

Законник Стефана Душана — исторический памятник сербского феодального права, главный источник для изучения классовых отношений, сложившихся внутри сербского феодального общества в середине XIV столетия. До появления этого свода административных, церковных, гражданских, уголовных и процессуальных норм сербское обычное право не было кодифицировано. Оно сохранялось преимущественно в устных преданиях. В письменных памятниках, предшествовавших утверждению Законника, встречаются лишь отдельные сведения о некоторых сербских правовых актах. Имеются данные о том, что сербские короли жаловали грамоты (хрисовулы) различным общинам, городам, монастырям, властелям. В хрисовулах нередко содержалась правовая регламентация тех или иных сторон жизни сербского общества того времени. К сожалению, из этих весьма многочисленных грамот сохранилось-до настоящего времени сравнительно немного.

Законник Стефана Душана следует рассматривать как первую попытку кодификации сербского права. Он содержит положения, внесенные в основном из сербского обычного права, из жалованных грамот королей, а также ряд норм, заимствованных у Византии, но приспособленных к сербским условиям. Заимствование норм византийского права облегчалось тем, что еще в 30-х годах XIV столетия был переведен на сербский язык и прокомментирован “Закон царя Юстиниана”, а также другие судебники византийского феодального права. Следует иметь в виду, что в Сербии того времени действовала также и “Кормчая книга”, представляющая собой запись основных положений византийского церковного права.

“Законник благоверного царя Стефана”, как он официально тогда именовался, был принят на соборе высших сербских духовных и светских феодалов, созванном в 1349 году в городе Скопле.

В этом документе господствовавший в Сербии феодальный класс (властели и высшее духовенство) получил возможность привести в систему и закрепить за собой права и привилегии, приобретенные в течение всего предшествующего периода. Наличие в то время в Сербии сильной монархической власти в лице Стефана Душана облегчало эту задачу. Законник преследовал цель закрепить существовавшие правоотношения, которые строились на жестокой эксплуатации простого народа. Данные этой эпохи свидетельствуют о вымирании ряда населенных пунктов, многочисленных случаях безосновательного заключения людей в темницу, большом количестве нищих и бездомных, массовых случаях разбоя и воровства. Все это дает ключ к объяснению того, почему пять лет спустя на другом соборе в 1354 году при том же царе Стефане были приняты дополнительные статьи к Законнику. В этих дополнениях были усилены санкции против разбойников, воров, пьяниц, клятвопреступников и других. Следует отметить, что рост классовых противоречий в этот период вынуждал сербских феодалов не только к репрессиям, но и к некоторому смягчению эксплуатации. С этой точки зрения весьма любопытны те статьи дополнений к Законнику, в которых подчеркивается право меропхов (зависимых крестьян) на судебную защиту (ст. 140), об обязанности судей защищать убогих и нищих (ст. 181), о запрещении сажать в темницу людей без царской грамоты (ст. 186), об установлении точного размера налогов, уплачиваемых в царскую казну (ст. 200), об отмене тяжелой по тому времени повинности в виде приселицы ( См. о приселице примечание к ст. 56 Законника ), которая сохранялась лишь в порядке исключения (ст. 157), и ряд других.

Законник Стефана Душана содержит развернутую картину сербского феодального общества. На вершине феодальной лестницы стояли великие и малые властели, несколько ниже властеличичи ( См. о властелях и властеличичах примечание к ст. 37 Законника ). Большую социальную прослойку занимали меропхи — зависимые крестьяне, а также рабы, носившие название отроков. Кроме того, сохранялась небольшая прослойка свободных крестьян, так называемых “себров”, которым Законник запрещает всякие сходки: “Себрова собора да несть” (ст. 68 Законника). Значительное место в сословной иерархии занимали временные правители, чиновники различных рангов, которые стояли во главе городов, округов, областей и носили различные названия (жупаны, челники). Они нередко объединяются в Законнике под общим названием “кюфалии”.

Законник различал бащину — родовую собственность, наследственное имение, от купленицы — приобретенного на основе купчей имения. Если о бащине упоминалось во многих местах Законника, то о купленице лишь в одном месте (ст. 176). Следует при этом иметь в виду, что Законник под словом “бащина” понимал не только родовое имение властеля, пожалованное ему на основе царского хрисовула (ст. 37 Законника), но и бащины меропхов (ст. 176 Законника), бащины низшего духовенства (ст. 29 Законника) и др. Во всех этих случаях имелась в виду наследственная собственность. Кроме того, Законник предусматривал пронию как временно пожалованное поместье за службу. Прония была неотчуждаема, ее нельзя было ни продавать, ни отдавать церкви (ст. 58 Законника).

Меропхи жили на властельской земле, как крепостные отбывали барщину, уплачивали оброк (ст. 67 Законника) и, сверх того, несли государственные повинности. До издания Законника меропхи пользовались правом перехода от одного владельца к другому. Законник отнял у них это право (ст. 21 Законника) и предусматривал репрессии за содействие побегу несвободного (крепостного) человека “в чужую землю” (ст. 93 Законника).

Крестьянство в Сербии жило большими семьями — задругами.

“. “Задруга”. — как отмечал Ф. Энгельс,— явилась переходной ступенью от семьи, возникшей из группового брака и основанной на материнском праве, к индивидуальной семье современного мира. Она охватывает несколько поколений потомков одного отца вместе с их женами, причем все они живут в одном дворе, сообща обрабатывают свои поля, питаются и одеваются из общих запасов и сообща владеют излишком дохода. Община находится под высшим управлением домохозяина (домачина), который представляет ее перед внешним миром, имеет право отчуждать мелкие предметы, ведет кассу и несет ответственность как за нее, так и за правильный ход всего хозяйства. Он избирается и отнюдь не обязательно должен быть старейшим. Женщины и их работы подчинены руководству домохозяйки (домачицы), которой обыкновенно бывает жена домачина. Она также играет важную, часто решающую роль при выборе мужей для девушек общины. Но высшая власть в общине сосредоточена в семейном совете, в собрании всех взрослых членов, как женщин, так и мужчин. Перед этим собранием отчитывается домохозяин; оно принимает окончательные решения, чинит суд над членами, выносит постановления о более значительных покупках и продажах, а именно земли и т. п.”. Прямое указание на существование задруги имеется в ст. 69 Законника.

Законник дошел до нас во многих списках (около 20), из которых нет ни одного подлинного. Все эти списки, в том числе и самые древние из них, являются копиями подлинного текста, погибшего во второй половине XIV столетия. Наиболее полным списком следует считать Призренскую рукопись, хотя при чтении этой рукописи следует сопоставлять ее и с другими рукописями (Ходошской, 1-м и 2-м Григоровичевым и др.). Призренская рукопись обрывается и поэтому дополнения к ней приведены из Раковецкой рукописи. Как в Призренской, так и в Раковецкой рукописях имеются позднейшие вставки и дополнения.

В основу перевода Законника Стефана Душана на русский язык положен текст перевода, сделанный в 1872 году проф. Ф. Зигелем ( Ф. Зигель, Законник Стефана Душана, СПб., 1872 г. ). При сверке перевода, сделанного Ф. Зигелем, с подлинником установлено, что автор ряд терминов заменял русскими, которые не вполне передают дух подлинника. Во всех этих случаях восстановлена терминология подлинника, причем значение этих терминов, объяснено в комментариях.

Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия памятииков феодального государства и права стран Европы. М. Гос. изд. юр. лит. 1961.

© текст — Александренко Г. В. 1961
© сетевая версия — Тhietmar. 2004
© OCR — Медведь М. Е. 2004
© дизайн — Войтехович А. 2001
© Гос. изд. юр. лит. 1961

Для того, чтобы оценить ресурс, необходимо авторизоваться.

Работа составлена на кафедре «История Отечества, государства и права» ДВЮИ ХГТУ. Представлена тематика основных разделов курса «Истории государства и права зарубежных стран». В рамках выделенных разделов материал расположен по страноведческому принципу. Программа курса акцентирует внимание на основных проблемах становления и эволюции государственно-правовых институтов различных стран. Наряду с историческими фактами и событиями в Программе курса выделены исторические термины, общеправовые понятия и категории, знание которых необходимо студенту для успешного освоения данной дисциплины. Тематика семинарских занятий по данному курсу ориентирует студентов на изучение основных памятников истории права. Работа содержит планы семинарских занятий с указанием источников и учебной литературы по каждой теме. Оригинал электронной публикации размещен в библиотеке портала «Научные исследования и инновации в Хабаровском крае».

60. Право Сербии. Законник стефана Душана

При нем был издан один из наиболее значительных памятников средневекового славянского права — Законник Стефана Душана. Основной текст Законника — первые 135 статей — был принят в 1349 г. на соборе в Скопле.

Законник и другие сербские источники той эпохи показывают, что феодальная собственность выступала в форме баштины и пронии. Аллодист-баштинник, будучи обязан государству небольшой поземельной податью и военной службой, волен распоряжаться землей. Земля была свободно отчуждаема. Кроме родовых светских имений, к баштине причисляли имения монастырей, собравших огромные земельные богатства. Господствующий класс в Сербии состоял из двух сословий. Властеличи занимали менее привилегированное положение, чем властели, представители феодальной знати. Властели держали свои родовые земли на праве баштины. Им принадлежали все важнейшие посты в центральном и местном управлении. Правительство принимало меры, чтобы подчинить себе властелей, однако это не всегда удавалось. Вопреки намерениям Душана, феодальная знать в его царствование лишь усилилась. Судя по Законику, основную массу сельского населения составляли зависимые крестьяне — меропхи. Объем их повинностей был установлен в общегосударственном масштабе: «меропхам закон по всей земле: в неделю пусть два дня работают на прониара и дают ему в год царский перпер» (серебряную монету»). Сверх того они еще два дня ежегодно работают в стадную пору и, возможно, платят натуральный оброк. Дополнение к Законнику 1354 г. установило, что «ни один господин не волен ничего требовать с меропхов сверх закона». Признанное Законником право крестьянина обжаловать незаконные действия помещика в суд носило формальный характер. Зато эффективно прокладывала себе дорогу идущая сверху от феодалов тенденция к закрепощению деревни. Заключительная, 201 статья Законника грозила меропху в случае побега: «господин пусть опалит ему голову и бороду, распорет ему нос». Законник выделяет среди прочих категорий крестьянства отроков (холопов), близких по своему статусу к рабам, хорошо известным сербскому феодальному праву (торговля ими сохранилась до XV в. ). Отроков рассматривали как наследственное имущество. Закон ставил здесь одно ограничение: их передавали по наследству только по мужской линии. Отпустить их на свободу был вправе только господин, который судит их «по своей воле». Отрок подлежал государственной юрисдикции только по делам о тяжких преступлениях как убийство, разбой.

Законник установил выдачу беглых крестьян господину и при этом ужесточил санкции. Если в своей основной части он обязывал за содействие побегу представить хозяину взамен бежавшего семерых человек, то дополнение приравняло укрывательство «чужого человека» к государственной измене.

Одновременно ограничивались права свободных общинников.

Судебное устройство в Сербии, как и во всяком феодальном государстве, было сложным. Так имелись господские суды, суды церковные, был особый суд, осуществляемый чиновником, взыскивающим пошлины и т. д. Главное место принадлежало царским судам — придворному, областному, городскому. Областной суд большую часть времени проводил в разъездах, осуществляя общий надзор за всей юстицией в регионе.

Как пережиток старины был суд присяжных. В зависимости от характера дела, поротники (в составе 24, 12 или 6 человек) большинством голосов выносили обвинительный вердикт. Им было запрещено мирить стороны.

Весьма тщательной разработкой отличаются уголовно-правовые нормы Законника. Среди государственных преступлений на первом месте — измена. К числу особо опасных преступлений отнесены также преступления против религии, разбой, грабеж, подделка монеты, поджог. Наказания за такие преступления были очень суровыми, причем возмездию подвергались в ряде случаев невиновные родственник осужденного (так называемое объективное вменение). Так, изменник наказывался смертью и конфискацией имущества; грабителя вешали вниз головой; за воровство выкаливали глаза; за возвращение в язычество или переход в другую веру следовала смертная казнь, за разорение церкви в военное время виновный наказывался смертью.

Сословный характер Законника проявлялся в том, что за одно и тоже преступление предусматривались различные наказания в зависимости от сословной принадлежности потерпевшего. Так, за убийство властеля серб кроме уплаты штрафа лишался обеих рук, в то время как властель за тоже самое преступление отделывался уплатой только штрафа.

За поджог расплачивается все село, если оно не выдаст поджигателя. Селу, в котором будет найден разбойник, угрожает разграбление, причем на этот раз наказание в виде возмещения ущерба коснется и господина того села. Судебник содержал также небольшое количество норм, посвященных гражданскому и отчасти семейному праву.

Говоря о процессуальном праве, следует отметить, что в церковных судах Сербии применялась инквизиционная форма судопроизводства, в то время как в царском суде рассмотрение дел велось на началах обвинительного процесса, как правило, устно и гласно с обязательным ведением прокола судебного заседания и письменной фиксацией судебного решения.

По делам государственных и религиозных преступлений уголовное преследование осуществлялось от лица государства. Признание ответчиком своей вины означало завершение процесса. Если признания не было, суд оценивал доказательства. Обвинитель мог представить свидетелей и другие улики.

Наряду со свидетельскими показаниями, широко применялись ордалии — «суд божий

Лекции — Законник Стефана Душана

Скачивание файла

Введите число с картинки:

Тема 7. Законник Стефана Душана

1. Образование Сербского государства.

2. Общая характеристика памятника (причины создания, источники, система)

3. Общественный строй Сербии по нормам Законника.

4. Право собственности и обязательственное право.

5. Система преступлений и наказаний.

6. Суд и процесс.

1. Славянские племена начали проникать на Балканский п-ов в к. V – н. VI в. Среди них были и племена, из кот-х впоследствии сформировался сербский народ и которые составили основу Сербского гос-ва. Центр этих племен нахадился в юго-западной части современной Сербии – в междуречье Дрины, Лима, Ибра и Зап. Моравы. Средневековое название этой области – Рашка. Впервые термин «сербы» упоминался в источниках о восстании Людевита Посавского (IX) и в трудах визант-го имп-ра Конст. Багрянородного (сер. X в.)

В рай-х первоначального поселения славян на Балканах в VI-VII вв. сформировались первобытнообщинные родоплеменные образования, представляющие собой ед-во географического, этнического и экономического эл-тов. Племена состояли из соседских общин, состоящих в свою очередь из задруг – больших патриархальных семей. Задруга, как писал Энгельс, образовала переходную ступень от семьи, основ-й на групповом браке и материнском праве, к индивидуальной семье современного типа.

Несколько задруг составляли племя, а несколько племен – жупу , во главе кот-й стоял жупан. Его вл. была основана на принципе родоплеменных отношений. Жупан , совет старейшин и нар. собр-е – гл. органы родоплеменной демократии сербов.

В период военной демократии в организации и управлении жуп большую роль играли дружины .

Должности жупанов и старейшин постепенно становятся наследственными и закрепляются за отдельными зажиточными и влиятельными родами.

Классовое расслоение, возникновение феодальной част-й собственности, выдел-е знатных людей (племичей) приводят к тому, что органы военной демократии (жупаны, дружина) «из орудий народной воли превращаются в самостоятельные органы гос-ва и угнетения, направленные против собственного народа» (Энгельс).

Кр. того, создаются новые органы публичной власти, несовместимые со старой родоплеменной орг-цией, покоившейся на общественной собст-ти. Инст-т жупанов превращается лишь в один из органов гос-ва наряду с вл-ю короля, князя, воевод, сотников, казначеев, судей и т.д. К сер. IX века у сербов возникает раннефеодальное государство.

Вопрос о возник-ии сербской гос-ти и эволюции жупной орг-ции продолжает вызывать споры. В н. XX в. возобладала точка зр., что у юж. Славян первонач-но возникали непрочные п-кие объединения — «племенные корол-ва», созданные по чужеземному образцу, в кот-х жупаны лишь номинально подчинялись главе такого объединения. Новейшие исследования советских и зарубежных ученых опровергают эту точку зр. и отрицают широко распространенную теория от том, что гос-ть у сербов оформилась только в к. XII в., а жупная организация сохранялась в неизменном виде вплоть до сер. XIV века.

Возник-е Сербского г-ва было закономерным, внутренне обусловленным процессом развития общ-ва как рез-т формир-я феод-х отношений и раскола общ-ва на классы феод-в и крестьян. Однако на этот процесс (преимущественно на его форму) влияли также др. факторы :

— этнический состав насел-я балканских областей,

— эконом-е, полит-кое, культурное, религиозное влияние более развитых соседних гос-в,

— необх-ть объединения перед лицом внешнего врага (Виз-ии, Венгрии, итал-х гос-в и др.).

При королях из рода Неманичей (к. XII – 2-я пол. XIV в.) на основе феодальных отношений происх-т укрепление и территориаль-е расшир-е Сербского г-ва.

В рез-те продолжительной войны с Виз-й Стефану Немани (1168-1196) удалось объед-ть под своей властью значит-ю часть серб-х земель, в 1190 году Виз-я признала полную независ-ть Сербии.

Большое знач-е для гос-й самостоят-ти имела борьба Сербского гос-ва за независ-ть своей церкви от виз-го патриарха и от римского папы. В Сербии была создана самостоят-я правосл-я церковь во главе с собственным патриархом и с богослужением на славян-м языке. Первым сербским патриархом стал сын Стефана Немани – Савва.

Наивысшего могущ-ва средневек-е Серб-е г-во достигло в сер. XIV в. При Стефане Душане.

Разв-е феод-х отнош-й сопровожд-сь острой борьбой трудящихся масс против закабаления и феодального гнета. Большую опасность для господствующих классов представляло антифеодаль-е движ-е богомилов, распространившееся и в Сербии. Сербские феодалы (духов-е и свет-е) жестоко расправлялись с еретиками. «И кто окажется еретиком, живя между христианами, да пожжется по лицу и да изгонится, кто же его будет таить, и тот да заклеймится» (ст.10 Законника Стеф. Душана).

Во главе г-ва стоял монарх – крупнейший феодал.

В XII-XIV вв. в рез-те объединит-й п-ки Неманичей центр-я монарх-я власть усил-ся. В 1217 году сербский монарх получил от римского папы титул короля. Это событие в известной степени обусловило формальное признание полит-й завис-ти от католич-кой церкви. Кр. того, сан короля поднимал сербского государя до ур-ня других могущест-х монархов Зап. Евр. С точки зр. внутр-го полож-я провозглаш-е Стефана Неманича королем предопределяло верхов-во его власти над прочими крупнейшими феодалами. Наибольшее влияние центр-я власть имела при Стефане Душане (1331-1355), кот-й после присоед-я Македонии и Албании провозгласил себя «царем сербов и греков».

Могущество короля обеспечивалось наемным войском и эконом-ким превосходством над другими феодалами. Он располагал обширными владениями, к нему поступали налоги с населения. Основная часть доходов королевского двора тратилась на войско и личные потребности монарха. Различия между гос-й казной и личными средствами короля феод-я Сербия не знала.

В руках короля была сосредоточена значительная власть, поскольку он стоял во главе войска и гос-го аппарата в лице многочисленных князей, воевод, жупанов, сотников, кефалий, чельников, судей и т.д.

Помимо феодального ополчения (стрелки и конница) сербские короли располагали собств-м наемным войском, на кот-е они опирались в борьбе с мятежом властелей.

Немаловажное значение имело также то обстоят-во, что царь наряду с патриархом (ст. 24 Законника С.Душана). Практически царь со своим ближайшим окружением решал все текущие вопросы гос-й политики.

Сословие феодалов организационно строилось на основе принципа сюзеренитета-вассалитета и феодального иммунитета. Это приводило к тому, что политическая власть в стране осуществлялась не только центр-м гос-м аппаратом, возглавлявшимся королем, но такж и самими феодалами.

В сербском раннефеод-м гос-ве политич-я власть фактически в значительной мере сливалась с экономической. Феодал был не только собственником земли, но и полит-м властителем в ее пределах. Отсюда полит-е функции феодала считались его частным привом наравне с правом на землю, стада коров, замок, столовую утварь и пр.

Церковь в Серб. явл-сь коллектив-м феодалом, главной идеологической силой и гос-й организацией, участвовавшей в управлении эксплуатируемыми массами.

Власть сербского короля не была абсолютной. Она была ограничена собором (съездом) крупнейших светских и духовных феодалов.

Компетенция сербского собора не была строго очерчена, поэтому его созыв определялся конкрет-й полит-й ситуацией.

Как правило, собор вместе с королем решал наиболее важные вопросы: выбирал архиепископов, избирал королей, принимал важнейшие законы. Напр., в 1349 году собор в Скопле одобрил Законник Стеф. Душана.

Ограничение власти царя по отношению к феодалам зафиксировано в Законнике Стеф. Душана. Царь не имел права нарушать Законник. Законы, отменяющие или противоречащие Законнику, были недействительны.

Местные органы управления

В период раннефеодальной монархии основ-й административно-территориальной ед-цей была жупа , кот-я сохраняла пережитки прежних родоплеменных отнош-й и обладала некот-й долей самоуправления. Во главе жуп стояли жупаны , назначавшиеся из числа представ-й наиболее знат-х родов. Основ-й задачей жупанов был сбор налогов и обеспеч-е выпол-я повинностей насел-м жупы. Жупаны управляли жупой не как феодаль-е собственники, а как представители гос. власти: 1/3 доходов, поступающих в виде налогов с данной территории, шла в пользу жупанов, 2/3 – в пользу казны.

В XII-XIV вв. в Сербском гос-ве происх-т перестройка административно-территориального деления. Она была вызвана тем, что старая система, во-первых, не отвечала окончательно сложившимся феод-м отнош-м и территориаль-му расширению гос-ва; во-вторых, возникнув в условиях сущест-я ряда независ-х сербских гос-в, она представляла опред-ю помеху объединит-й политике Неманичей. Новое деление определялось военно-феодальным характером Сербского гос-ва. Вся страна была поделена на области , во главе кот-х стояли королевские наместники . Им подчинялись воеводы . Каждая область делилась на волости (жупы), которые не совпадали со старыми жупами. Во главе этих новых жуп как административно-территориальных ед-ц стояли князья, чельники, кегралии и т. д. Старый инст-т жупанов – основное звено прежнего административного управления – был постепенно ликвидирован: с начала XIII в. в Рашке, а с конца столетия – в др. областях – Зете, Требинье, Холме. Жупаны утрачивали свою ведущую роль в местном административном управлении. В этих условиях жупанами стали называть себя крупные феодалы, обладавшие значительными привилегиями, управлявшие в своих землях на правах собственников. Они имели свой административ-й аппарат, распоряжались баштинными владениями, устанавливали отработки и налоги с крестьян и т.п. В ходе раздробления сербского гос-ва они становились самостоятельными монархами.

2. Первоначальную основу сербского права составляли обычаи, должным образом приспособленные к интересам господствующего класса. Право Сербии испытало некоторое влияние византийского законодат-ва. Однако сравнительно быстро в стране был создан самобытный правовой сборник, получивший известность как Законник Стефана Душана. Зак-к стал основным памятником сербского феодального права. Он появился во времена наивысшего усиления власти сербской монархии, объединившей под своим скипетром все основ-е области Сербии.

«Законник С. Душана» — был выработан на соборе 1349 г. в г. Скопле, в котором принимали участие патриарх Сербский с духовенством и царь с властелями, но впоследствии дополнен новыми статьями. Он дошел до нас во множестве списков. В древнейших из них вместе с «Законником» помещаются еще две сербские компиляции византийских законов: сокращенная «синтагма Матвея Властаря» и «Закон царя Юстиниана». В 1354 г. к тексту были сделаны дополнения. Позднее добавились несколько десятков статей – в основном правил судопроизводства – из разных законодательных источников разного времени. Во многих вопросах «Законник» ориентировался на византийское церковное право «Номоканона» и «Синтагмы» (особенно в ст. 1 – 28). Но основное содержание отразило своеобразные институты сословного строя Сербии и жесткую правовую политику властителей государства-«деспотовины». Большая часть статей посвящена церкви, ее праву и христианской морали, а также уголовному праву и процессу.

Из введения к Законнику следует, что к середине XIV в. в Сербии уже сложилась сословная монархия. Царь выступает здесь только как первый среди равных по отношению к властеле, облеченной законодательными правами, и это впечатление еще более усиливается при анализе последующих статей, в частности 171-й, которая прямо указывает на зависимость царской власти от законов, установленных собором. Правда, считается, что эта статья была внесена в Законник уже при преемнике Душана, когда его (Душаново) царство практически распалось, но несомненно, что основы зависимости царской власти от постановлений сословно-представительного органа были заложены уже в предшествующий период.

За преамбулой в Законнике следуют статьи, определяющие правовое положение двух первых сословий государства — духовенства и властелы . Из них видно, что упомянутые сословия имели особые налоговые льготы, а властела к тому же обладала широкими наследственными правами на владения, пожалованные царем (в качестве основного объекта пожалований фигурирует жупа).

Следовательно, интенсивное развитие иммунитета и оформление властельского сословия, обладающего монополией на политическую деятельность, идут синхронно.

Для обозначения низшего слоя в Законнике употребляется термин « люди » и нормируется правовое положение этого сословия. Правда, наряду с этим употребляются и особые термины, заимствованные из византийского лексикона, как то: « парики » (в хрисовулах) и « меропхи »; заметное место в сербском обществе рассматриваемого периода занимали также «влахи» — потомки романизированного дославянского населения, основным занятием которых было кочевое скотоводство; наконец, еще два термина обозначали особые категории населения, исключенные из состава высшего сословия, — отроки и себры .

В Сербии существовали две принципиально различные категории собственности — баштаны : баштина властельская , или свободная , и баштина людей-землян . Определению статуса свободной баштаны отведены восемь статей Законника, следующих одна за другой в его начальной части (ст. 39-46). Из них явствует, что такая баштина была не только наследственной, но и свободно отчуждаемой; обязанности, вытекавшие из обладания ею, сводились к несению военной службы и уплате в казну «царского дохода», который, судя по одной из последних статей второй части Законника, мог носить натуральный или денежный характер. Налог обязан был платить всякий человек, т.е. крестьянин, а ответственность за его поступление возлагалась на властелина. Царь жаловал властеле в баштину села или, как уже говорилось, целые жупы. Кроме того, существовала особая категория лично-зависимого населения — вышеупомянутые отроки, которые находились в вечной баштине господина.

Баштину низшего разряда (владельцами которой часто выступают люди-земляне) составляли земельные участки (нивы и виноградники), обложенные повинностями в пользу как царской казны, так и властелина (ст. 174). Владелец такой баштины мог отчуждать ее лишь при соблюдении определенного условия с тем, чтобы не пострадали интересы господина, т.е. новый владелец должен был взять на себя обязанности работника.

Особое место в Законнике занимает статья 68, регламентирующая в общегосударственном масштабе повинности и платежи меропхов, которые, видимо, во времена Душана составляли основную категорию сельского населения Сербии. В статье речь идет о некоторой сравнительно узкой прослойке крестьян, проживавших в имениях т. н. «прониаров». «Прония» представляла собой (в Сербии, как и в Болгарии или в Византии) такую категорию условной собственности, которую (в отличие от баштины) нельзя было свободно отчуждать. Из статьи 139 второй части Законника следует, что установленные нормы, распространялись на имения не только властельские, но также церковные и царские, причем по поводу нарушения этих норм меропх мог тягаться с господином — будь то царь и царица, церковь или властелин. Более того, статья 67 наводит на мысль о том, что существовали известные нормы эксплуатации и в отношении отроков.

Итак, регламентация платежей и служб, в той или иной форме имевшая место во всех странах позднесредневековой Европы, в Сербии носит особенно ярко выраженный характер.

Еще более существенна другая особенность социально-экономических отношений в сербском обществе. Это необычайно высокая для той поры норма отработочных повинностей: согласно статье 68 два дня еженедельно, не считая особо оговоренной «заманицы», коллективных работ на сенокосе и винограднике. Помимо Законника та же норма указана в хрисовуле, выданном Душаном Архангельскому монастырю примерно в то же время.

Известно, что подобная структура рент (высокий удельный вес барщины) непременно подразумевает существование личной зависимости крестьян. Пример Сербии подтверждает это. Законник не только не отменял категории отроков, но и санкционировал прикрепление к земле меропхов: статья 201 (заключительная) назначала жестокое телесное наказание для беглых (характерно, однако, что властелин не имел прав на экономические санкции).

По-видимому, такая ярко выраженная специфика была обусловлена отставанием в развитии городской жизни. В Законнике, правда, имеются статьи о городах и вообще о населении, занятом в неаграрных отраслях экономики, но они столь малочисленны, что не позволяют делать определенных выводов. Речь в них идет о гарантиях безопасности купцов, проезжающих по территории царства (весьма вероятно — иностранных), о т. н. «саксах» («саси»), выходцах из немецких земель, занимавшихся разработкой богатых рудных запасов Сербии (всего одна статья), и, наконец, о греческих городах, которые были захвачены царем и получили от него подтверждение прежних хрисовулов. Вдобавок известны грамоты приморским городам (Котор, Будва), которые в XIV в. оказались в составе сербского государства, но они содержат весьма скупую информацию об их экономическом облике.

В таких условиях крестьянскому хозяйству нелегко было установить связь с рынком. Можно только строить предположения, где находила сбыт продукция, производимая в господском хозяйстве.

Особенность Законника – сословный принцип права.

3. Отнош-я между представителями господствующих классов в Сербии были основаны на принципе сюзеренитета-вассалитета.

Высшая привилегированная группа феод-в – властели состояла из наиболее знатных, родовитых феодалов (князей и вельмож). Властели владели землей на правах баштины . В баштине наиболее полным образом воплотилось феодальное право собственности. Властели ревниво и настойчиво отстаивали это право.

Др. часть феод-в – властеличи – получала землю от своих сюзеренов (властелей) на правах пронии – временного пользования при условии вассальной службы. Прония считалась собственностью властеля, кот-й мог ее в любое время отнять. Властеличу же было запрещено отчуждать пронию.

Различие между властелями и властеличами в степени знатности и в отношениях собственности на землю определяло и их политическую дифференциацию.

— властели занимали более высокое полож-е в полит-й иерархии.

— крупные властели имели свое войско, двор, чиновников.

— они являлись сюзеренами властеличей.

— короля считали первым среди равных.

Это различие отразилось в феодальном праве, кот-е откровенно отмеривало человеку столько почета и увадения, сколько он имел эконом-й и полит-й силы.

Различное отнош-е сербских королей к властелям и властеличам определялось тем, что большинство властелей тяготели к независимости от центральной власти. Поэтому короли в борьбе с сепаратистскими устремлениями властелей опирались на властеличей. Полит-е значение властеличей возрастало вместе с укреплением центр-й власти.

Властелич, получив от короля круп-е влад-е, становился вельможей. Властели и властеличи наход-сь в привилегированном положении по отнош-ю к другим сословиям и пользовались широкими правами над зависимыми крестьянами. В их раках находилась земля и крестьяне. Военные, административные и другие должности занимали исключительно представители этих привилегированных групп класса феодалов.

К господствующему классу принадлежало и духовенство. Высшие церковные иерархи были, как правило, и знатными властелями. В XIII-XIV вв. церковь стала наиболее крупным феодаль-м собственником. Широкое распространение получило монастырское землевл-е. Монастыри имели налоговый , административ — й и судеб-й иммунитет .

Среди непривилегир-х и эксплуатированных слоев насел-я выделялись меропхи – крепостные крестьяне – к сер. XIV в. Сост-ли боль-во трудящихся деревни. Они обязаны были выполнять многочисленные повинности и платить налоги феодалам , гос — ву , церкви . В XIII-XIV вв. в Сербии были развиты все три вида феод-й ренты: натуральная , отработочная, денежная. Гос-во установило суровые наказ-я за бегство меропхов. За побег меропха клеймили и рвали ему ноздри.

Закрепощ-ю подвергались не только крестьяне, но и ремесленники, работавшие в имениях феод-в, короля, церкви.

Влахи – скотоводческое насел-е горных райнов, жившее в особых поселениях – общинах (катунах). У влахов в большей степени сохранились пережитки родоплеменной организации. По своему полож-ю они все более приближ-сь в к меропхам.

Отроки — холопы, рабы – использовались в основном в домаш-м хозяйстве феодала. В XIV в. Заметна тенденция использовать меропхов в с/х . Это было выгодно феодалам. В правовом отношении такие отроки приближ-сь к меропхам. «Отроки и меропхи, кот-е сидят вместе в одном селе, всякую плату, кот-я приходит, да платят все вместе (по числу душ). Как плату платят и работу раб-т, так и землю держат» (ст. 66 Зак. Стеф. Душана).

Себры – своб-е общинники, число кот-х по мере закрепощ-я крестьян становилось все меньше. НЕ включенные в феод-й класс и стоявшие перед угрозой закрепощ-я, они не «вписывались» в крепостническое общество и были живыми носителями ушедших в прошлое родоплеменных традиций. Поэтому крепостническое гос-во воспринимало их как чуждый элемент. Соборы себров (пережиток народного веча) строго запрещаются.

Значит-ю группу сербского насел-я составили горожане – податное, но не крепостное насел-е страны. В к. XIII-XIV вв. в условиях единого гос-ва возрастает эконом-я роль городов. Города занимают особое администр-е полож-е. В Зак-ке Стеф. Душана специально подчеркивается ненарушимость дарованных городам льгот-х грамот (ст. 138). Гос-во оказывало особое покровит-во купцам, защищало их от притязаний отдельных феод-в.

4. Основными видами феодальной собственности были

Зак-к рассматривал баштину как свободно отчуждаемую собст-ть, кот-ю можно было

— отдать церкви «на помин души» (ст.38).

Баштина была освобождена почти от всех видов платежей и феодальных обяз-в (искл-е составляла военная служба). Баштинные имения переходили по наследству к детям, апри их отсутствии – к родственникам «вплоть до третьего племянника» (ст. 39). Правительство, заинтересованное в консолидации вокруг трона феод-й знати, возложило на себя обяз-во не нарушать ее основ-е привилегии, и прежде всего право на баштину. «Да не волен госп-н царь… — гласила ст. 41, — ни у кого взять баштину»

Иной подход имел место в отнош-ии пронии . Ограничивалось право распоряж-я пронией. Ее владелец не мог продать свое имение, подарить его церкви (ст. 58). Не меньшее внимание Зак-к уделял праву феодалов на неоплаченный труд крестьян. Со свойственной феод-му законодат-ву детализацией фиксировались все основ-е повинности меропхов. «В неделю да работают два дня помещику, и да дают ему в год царский перпер, и безвозмездно да косят ему сено один день, и (обрабатывают) виноградник один день…» и т. д. (ст. 67).

5. Самым тяжким наказанием была смертная казнь. Она назначалась за такие преступления, в которых усматривалась высшая мера греховности и нарушения церковной заповеди (за убийство священника полагалось повесить, за убийство родителей, детей, родных – сжечь). Распространенным было применение членовредительных наказаний (это была одна из самых своеобразных черт «Законника», воспринятая из византийского права): отсечение руки или обеих рук, ушей, носа, урезание языка, ослепление или вырывание глаза. Эти наказания налагались, если в преступлении усматривалась злостность, предумышленность, Предумышленное убийство каралось отсечением рук, ненарочное – значительным, но штрафом, тем же наказывалось совращение христианина в другую веру, изнасилование, нарушение своего сословного статуса (собирание «собора себров» – свободных, но не феодалов). Большинство остальных преступлений каралось штрафами – максимальный достигал 1 тыс. перперов (серебряных монет), наиболее распространенными были в 300 и 100 перперов. Высшие штрафы полагались за преступления, нарушавшие основные устои правопорядка: убийство привилегированным феодалом свободного, лжесвидетельство в суде. Повышали денежные штрафы также преступления, совершенные в отношении лиц более высокого сословного положения; дерзостные преступления в отношении высших по статусу могли повлечь и более строгое наказание вообще (так, за изнасилование «равной себе» отрубали руки и нос, высшей по положению – вешали). За «измену и за всякое преступление» подлежали наказанию и жившие вместе с преступником родственники; свою непричастность к преступлению близкого надо было доказывать.

Большая часть статей, имевших уг-правовой хар-р, была посвящена преступлениям против религии , личности и собственности . О выступлениях против главы гос-ва и его должностных лиц почти ничего не говорилось: с точки зр. правящих кругов, противоправность дейст-й подобного рода было настолько очевидна, а мера наказ-я за них (смерт. казнь и конфискация имущ-ва) столь бесспорна, что дополнительное упоминание об этом признавалось излишним. В Зак-ке отмечались лишь те из антигос-х выступлений, незаконность кот-х хотели подчеркнуть, или она была установлена сравнительно недавно и за них следовало иное наказ-е. Так, в частности, были запрещены сходки своб-х крестьян («соборы себров»), являвшиеся одной из организационных форм антифеод-й борьбы крестьянства. «Да не будет собора себров. Если же найдется какой собиратель, да отрежутся уши и да выжгутся ему ресницы» (ст. 68)

Целый ряд статей рассматривал различные преступления против церкви. Лица, выступавшие против официальных догматов религии («еретики»), наказ-сь клеймением и изгнанием . Отказ выполнять повеления церков-х властей влек отлуч-е от церкви (одно из тяжелейших наказ-й средневековья, фактически ставившее осужд-го вне закона). Разор-е церкви в военное время наказ-сь смертью .

Среди преступлений против лич-ти особое внимание уделялось выступлениям против представителей господствующего класса. В этих случаях устанавливалось более тяжелое наказ-е. Так, убийство властеля себром влекло отсечение рук уб-цы и выплату штрафа в 300 перперов (цена 25 жеребцов); уб-во же себра властелем наказ-сь только выплатой 100 перперов (ст. 94).

Вместе с тем различалось уб-во умышл-е и по неосторож-ти . Первое наказ-сь строже. Своеобразной, в расхождение со славянскими древними обычаями, была ответственность за преступления в пьяном виде . Это значительно отягчало ответственность и само по себе было нарушением порядка. За незначительные оскорбления и т. п. в пьяном виде полагалось вырвать глаз и отсечь руку, за простое «задирание» – дать 100 палок (хотя вообще болезненные наказания – порка – применялись в «Законнике» крайне редко).

Важное место в Зак-ке занимали статьи, посвящ-е преступлениям против собст-ти . Среди них особо опасными признавались разбои и воровство . Лица, уличенные в этом, подлежали ослеплению с последующей казнью через повешение. (ст. 151). Устанавливалась коллектив-я ответст-ть села. «в кот-м найдется вор или разбойник». Такое село должно было быть «разграблено, а его начальник «наказан как вор или разбойник» (ст. 146). Разбой рассматривался как не только соответствующие уголов-е преступления, но и классовые выступления отдель-х (небольших) групп крестьян. В значительной мере этим объяс-сь повышенная суровость мер борьбы с разбоем. Села, пропустившие через свою территорию лиц, совершивших разбой «в царской земле», обязаны были полностью возместить ущерб, нанесенный казне.

Судебник содержал также небольшое кол-во норм, посвящ-х гражд-му и отчасти семейному праву.

6. В Зак-ке достаточно четко прослеживались почти все важнейшие черты обвинительного процесса. Судопроизводство начиналось по заявлению потерпевшего , кот-му затем вверялось ведение дела. Процесс рассматривался как личный спор сторон. Властели вызывались повесткой, в которой была указана причина; остальные должны были явиться в суд по предъявлению судейской печати (ст. 61). Явившийся на суд ответчик освобождался от предъявленного ему иска, если не пришел на суд обвинитель (ст. 89). Неявка в сходных условиях ответчика означала проигрыш им дела. Судьи должны были воздерживаться от самостоятельных принудительных действий, призванных уточнить обстоятельства «спора». Им предписывалось руководствоваться лишь первоначальными заявлениями сторон и не принимать во внимание возможные изменения в их объяснениях, сделанных уже в ходе процесса (ст. 169). Ответчик, возражая на предъявленное обвинение, не мог выходить за рамки существа рассматриваемого дела и предъявлять истцу встречное обвинение в каком-л. ином преступлении, пусть даже в самом серьезном. Такое обвинение он мог сделать после окончания данного «спора» (ст. 163).

В статье 65 «Законника» допускается представительство в отношении брата, который живет в одной и той же задруге. При этом постановление статьи 65 «О братьях» Законника гласит: «Братья, которые живут вместе в одном доме. Если кто позовет их на дому, то кто из них придет, тот пусть и отвечает. Если же найдет его на царском дворе или судейском, да придет он и скажет: «Я представляю на суд старшего брата», то пусть представляет, и да не принуждают его отвечать». Статья 72 «Законника» предусматривает возможность назначения процессуального представителя вдовы, который защищал бы ее интересы в суде.

Признание ответчиком своей вины означало завершение процесса . Судьи выносили соответствующее постановление приговор или решение). Если признания не последовало, решался вопрос о доказывании обвинения. Обвинитель мог представить свидетелей и иные улики. Их отсутствие или недостаточность давали основание для оправдательного приговора. Но если речь шла об обвинении в разбое или воровстве, то подсудимый даже при отсутствии улик должен был «очиститься от обвинения железом» — вынуть его из огня у церковных ворот и пронести до алтаря (ст. 152). Суд прибегал к ордалии и в других случаях. При этом « божьему суду » подвергались выходцы из низших сословий, в то время как представители господствующего класса 2 очищались» о обвинения присягой .

Исполнение постановлений суда было возложено на спец-х должностных лиц – приставов . Властелям предписывалось оказывать им всяческое содействие.

«Законник» устанавливал строго территориальную подсудность (исключая церковь), только для городов давалась привилегия на собственный суд. Судьям предписывалось «судить по Законнику, справедливо и не судить по страху моего царского величества», а также специально – «надзирать и защищать убогих и нищих».

Одна из статей «Законника» оговаривала его верховную силу даже по отношению к новым царским грамотам. Руководствоваться указами и грамотами, отменяющими правила «Законника», судьям не полагалось. Такой приоритет сводного закона, кодекса также был в значительной степени новым не только для Сербии, но и для всего славянского права той эпохи.

«Законник» устанавливал строго территориальную подсудность (исключая церковь), только для городов давалась привилегия на собственный суд. Судьям предписывалось «судить по Законнику, справедливо и не судить по страху моего царского величества», а также специально – «надзирать и защищать убогих и нищих».

Обвинительный процесс сохранился в судах, где сторонами были свободные люди, в частности в городских судах . Иначе было в отношении несвободных, и прежде всего отроков. Они судились своими господами . Зак-к (ст. 103) предписывал передачу отроков, обвиненных в разбое, убийстве и других тяжких преступлениях, царскому суду . Религиозные преступления рассматривались церковными судами .

В больших делах требовалось наличие 24 поротников (присяжных), в малых 12, а в самых меньших 6 (ст. 153). Мирить стороны запрещалось. Законник обязывает поротников либо оправдать, либо обвинить. Решение принималось по большинству голосов. Суд поротников (суд присяжных) был судом сословным и применялся только в спорах между свободными людьми. Законник требовал, чтобы в числе поротников не было ни родственников, ни врагов. За несправедливое оправдание преступника, когда оно было умышленным или по подкупу, поротники несли уголовную ответственность (ст.56). К сторонам, в зависимости от их классовой принадлежности, был различный подход. Властелю следовало сообщить содержание иска или обвинения, в связи с которым он вызывался в суд. В отношении представителей других слоев населения этого не требовалось. Властель должен был быть вызван в суд в подходящее для него время, чтобы у него была возможность подготовить защиту

В судах (царских и церковных) получили свое развитие начала розыскного процесса .