Права и законные интересы отличия

Права и законные интересы отличия

Соотношение законных интересов и субъективных прав

Субъективное право в самом широком смысле определяется как «создаваемая и гарантируемая государством через нормы объективного права особая юридическая возможность действовать, позволяющая субъекту (как носителю этой возможности) вести себя определенным образом, требовать соответствующего поведения от других лиц, пользоваться определенным социальным благом, обращаться в случае необходимости к компетентным органам государства за защитой в целях удовлетворения личных интересов и потребностей, не противоречащих общественным» (Н. И. Матузов).
Общие черты между субъективными правами и законными интересами заключаются в том, что они:
1) обусловлены материальными и духовными условиями жизни общества;
2) содействуют развитию и совершенствованию социальных связей, фиксируя определенное сочетание личных и общественных интересов;
3) несут определенную регулятивную нагрузку, выступая своеобразными подспособами правового регулирования;
4) предполагают удовлетворение собственных интересов личности, выступая своеобразными юридическими средствами (инструментами) реализации данных интересов, способами их правового регулирования;
5) имеют диспозитивный характер;
6) выступают в качестве самостоятельных элементов правового статуса личности;
7) представляют собой юридические дозволения;
8) осуществляются в связи в основном с такой формой реализации права, как использование;
9) являются объектами правовой охраны и защиты, гарантируются государством;
10) определяют собой своего рода меру поведения, специфический критерий законных деяний (так, в ч. 2 ст. 36 Конституции РФ прямо установлено, что «владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляется их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц»).
Различия между субъективными правами и законными интересами состоят в том, что:
1) они не совпадают по своей сущности, ибо законный интерес, в отличие от субъективного права, есть простая правовая дозволенность, имеющая характер стремления, в которой отсутствует указание действовать строго зафиксированным в законе образом и требовать соответствующего поведения от других лиц и которая не обеспечена конкретной юридической обязанностью;
2) в законных интересах опосредуются только те запросы, которые нельзя еще обеспечить материально, финансово (в той же мере, как и субъективные права);
3) в законных интересах опосредуются стремления, которые право не успело «перевести» в субъективные права в связи с быстро развивающимися общественными отношениями (невозможность опосредовать интересы в «ширину» — пробельность) и которые нельзя типизировать в связи с их индивидуальностью, редкостью, случайностью и т.д. (невозможность опосредовать интересы в «глубину»);
4) в законных интересах отражаются менее значимые и существенные потребности;
5) з аконные интересы в большинстве своем формально в законодательстве не закреплены, не имеют четкой системы, менее конкретны, определенны;
6) з аконные интересы менее гарантированы, выступают менее совершенной формой опосредования потребностей субъектов и т.п.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Витрук Н. В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979.
2. Малеин Н. С. Охраняемый законом интерес // Советское государство и право. 1980. № 1.
3. Малько А. В. Теория государства и права. М., 2000. Гл. 15.
4. Малько А. В. Основы теории законных интересов // Ежегодник российского права. 2000. С. 202—210.
5. Малько А. В., Саломатин А. Ю. Теория государства и права: Учеб. пособие. 2-е изд., М., 2013.
6. Малько А. В., Субочев В. В. Законные интересы как пра-вовая категория. СПб., 2004.
7. Мальцев Г. В. Социалистическое право и свобода личности. М., 1968.
8. Матузов Н. И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. Саратов, 1972.
9. Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1987.
10. Субочев В. В. Законные инетерсы. М., 2008.
11. Теория государства и права / под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. 3-е изд. М., 2012.
12. Шайкенов Н. А. Правовое обеспечение интересов личности. Свердловск, 1990.
13. Экимов А. И. Интересы и право в социалистическом обществе. Л., 1984.
14. Явич Л. С. Общая теория права. Л., 1976.

ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА — ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ
СОДЕРЖАНИЕ

научная статья по теме Законный интерес и субъективное право: вопросы соотношения Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «Законный интерес и субъективное право: вопросы соотношения»

ЗАКОННЫЙ ИНТЕРЕС И СУБЪЕКТИВНОЕ ПРАВО: ВОПРОСЫ СООТНОШЕНИЯ

В.В. Субочев, зав. кафедрой государственно-правовых дисциплин Пятигорского государственного технологического университета, кандидат юридических наук

Существуют две юридические категории, которые непосредственно свидетельствуют о соответствующих правовых способах обеспечения интересов участников правоотношений: субъективные права и законные интересы.

Субъективные права и законные интересы, несмотря на свои общие и отличительные черты, как правило, употребляются законодателем в едином контексте. Вместе с тем, единства мнений относительно их соотношения в правовой науке нет. Еще в 1984 г. А.И. Экимов справедливо отмечает, что «по существу все советские юристы сходятся во мнении, что субъективные права отличны от законных интересов, но по-разному отвечают на вопрос, в чем заключается это отличие» [1, с. 82].

Причины существующих и «подогреваемых» в науке разногласий относительно исследуемого аспекта достаточно банальны: заведомо неверные методологические основы сопоставления категорий, не в полной мере адекватное понимание специалистами друг друга

и, как не странно, отсутствие желания достичь конструктивного и необходимого компромисса.

Попытаемся устранить обнаруженные погрешности и проанализировать субъективные права и законные интересы в их соотношении друг с другом.

Начнем с того, что данные понятия имеют между собой много общего. Данная «общность» проявляет себя в следующих концептуальных положениях:

1. Субъективное право и законный интерес личности предполагают удовлетворение ее собственных интересов. Они выступают своеобразными путями их реализации, имея при этом единые цели — удовлетворять данные интересы и потребности, не противоречащие в своей сути общегосударственным. Субъективное право и законный интерес — это две формы правового опосредования социальных интересов и их охраны. Они фокусируют в себе определенное сочетание личных и общественных интересов.

Под законными интересами мы понимаем стремление субъекта пользо-

ваться определенным социальным благом и в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам в целях удовлетворения не противоречащих нормам права интересов, которое в определенной степени гарантируется государством в виде юридической дозволенности, отраженной в объективном праве либо вытекающей из его общего смысла.

2. Субъективное право и законный интерес имеют диспозитивный характер и находятся в сфере дозволенного. Их осуществление является правомерным поведением и связывается в основном с такой формой реализации права, как использование.

3. Субъективные права и законные интересы являются действенным способом управления и влияния на общественные процессы, складывающиеся и уже сложившиеся правоотношения между самыми разнообразными субъектами. Исследуемые категории несут определенную регулятивную нагрузку, выступая своего рода подспособами правового регулирования.

4. Рассматриваемые категории опираются на закон, на объективно существующее право и не могут содержать противоправных элементов, желаний.

5. Субъективные права и законные интересы опосредуют практически все сферы жизни общества. И если существуют определенные вопросы, которые не могут быть урегулированы субъективными правами, то в эту сферу однозначно проникают законные интересы. Точнее, они даже не проникают, они формируются в самой среде, какой бы «удаленной» от нормативно-правового регулирования она не была.

6. Законные интересы и субъективные права взаимодополняют и взаимозависят друг от друга. Законные интересы во многом производны от уже существующих прав, субъективные же права либо порождаются «типизацией» законных интересов, либо способствуют их надлежащей и эффективной реализации.

7. И то и другое средство пользуется признанием и защитой со стороны государства. Понятно, что степень защищенности прав и законных интересов различна, однако данные правовые феномены являются неотъемлемой составляющей механизма правового регулирования и правового статуса личности.

8. Обе исследуемые категории тесным образом сопряжены с юридическими обязанностями и ответственностью.

9. Они сочетают в себе личные, групповые, общественные и государственные интересы, опираются на диалектическое единство интересов личности, общества и государства.

Как субъективные права, так и законные интересы определяют своего рода меру поведения, специфический критерий законных деяний (так, в ч. 2 ст. 36 Конституции РФ прямо установлено, что «владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц»). Аналогичные требования содержатся и в ч.3 ст. 55 Конституции, а также в целом ряде нормативных актов. Например, в ст. 12 ВК РФ от 16

ноября 1995 г. закреплено, что «собственники, владельцы и пользователи земельных участков, примыкающих к поверхностным водным объектам, могут использовать водные объекты только для своих нужд в той мере, в какой это не нарушает права и законные интересы других лиц».

Субъективное право и законный интерес имеют «в своем основании» притязание на обладание определенным социальным благом. Однако следует полностью согласиться с М.Г. Смирновой в том, что «субъективное право и законный интерес — различные формы правового опосредования социальных интересов и притязаний. Законный интерес в отличие от субъективного права выступает не основным, но не менее важным средством закрепления социальных притязаний субъектов» [3, с. 9]. И если субъективное право выступает уже «признанной» государством формой притязаний на определенное благо при известной совокупности сопутствующих обстоятельств, то законный интерес — это еще ничем не закрепленное и конкретно не гарантированное притязание, которое, в силу сказанного, ничем «не хуже» притязания первого.

Потребность и формы ее удовлетворения, лежащие в основе социальных притязаний не только делают такие категории как права и законные интересы взаимосвязанными, но и взаимозависимыми друг от друга.

Именно взаимозависимость двух исследуемых явлений позволяет каждому из них в полной мере осуществлять свои функции, диалектически взаимодействуя друг с другом.

К примеру, ФЗ РФ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» 1998 г., говоря о субъективных правах детей, более тридцати раз оперирует термином «законный интерес», что позволяет не только всесторонне гарантировать надлежащий статус ребенка в государстве, но и всемерно содействовать реальному осуществлению зафиксированных прав в интересах защищаемой категории жителей.

Таким образом, субъективные права и законные интересы выступают определенным способом правового обеспечения интересов участников правоотношений, лежащим в сфере дозволенного и атрибутивным правомерному поведению субъектов регулируемых правом отношений.

Однако не все так просто. Зачастую, при анализе отличительных черт изучаемых правовых феноменов, приходится сталкиваться с многочисленными трудностями и спорными концепциями.

Нельзя не согласиться с Е.А. Флей-шиц, которая в одной из своих работ еще в 1941 г. отмечала, что «охранять известный интерес не всегда значит охранять соответствующее субъективное право» [4, с. 112-113]. Сам же факт, что защита интереса еще не есть право, разделялся А.Г. Певзнером, В.А. Тарховым, Н.И. Матузовым.

Следует согласиться с Н.И. Мату-зовым в том, что на начальных этапах исследования соотношения субъективных прав и законных интересов наибольшую активность проявляли представители отраслевых наук, особенно процессуальных [5, с. 115], формируя конкретные и однозначные выводы.

К примеру, А.Л. Цыпкин утверждал, что «не следует право и законный интерес рассматривать как одно и то же, необходимо установить, в каких случаях речь идет о законном интересе, хотя и основанном на праве, но не сформулированном как субъективное право участника процесса» [6, с. 15-16]. Бесспорно, данное положение относится не только к уголовному процессу, но и ко всем другим отраслям права; оно с полным основанием может считаться и общетеоретическим.

Не менее объективно и мнение Р.Е. Гукасяна, который пишет, что «вне понятия прав и свобод в широком смысле слова субъективные права и охраняемые законом интересы представляют собой различные правовые категории, и не различать их нельзя» [7, с. 25].

Однако некоторые авторы рассматривают понятия «охрана прав» и «охрана законных интересов» как синонимы или, во всяком случае, исходят из такого предположения.

Такое рассмотрение не дает вообще права на существование законному интересу, вызывает сомнение в его самостоятельном категориальном статусе и поэтому является шагом назад в исследовании данной проблемы.

Отметим, что основное различие субъективных прав и законных интересов заключается в том, что они представляют собой различные правовые дозволенности.

«Первые представляют из себя сложную дозволенность, возведенную законодателем в ранг правовой возможности. Субъективное право есть дозволенность высшей категории и по сути дела ценится уже не столько своей

дозволенностью, сколько возможностью, причем обязательно юридической. Благодаря этому субъективные права, как юридические возможности, обеспечиваются конкретной юридической необходимостью (обязанностью) других лиц. Если же правовая дозволенность не имеет либо не нуждается в юридически необходимом поведении других лиц как определенного правового средства своего обеспечения, то данная дозволенность является простой и не возводится законодателем в особую правовую возможность» [8, с. 70-71].

Н.И. Матузов считает, что «простая возможность (дозволенность) совершения тех или иных действий еще не образует того, что в правовой науке принято называть субъективным правом. Это значит, что в субъективном праве заключена не любая, а особого рода возможность, возможность, обеспеченная обязанностью других лиц и гарантируемая государством» [9, с. 101-102].

Объединяет позиции двух ученых и то, что реализацию субъективного права они

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Законный интерес, его соотношение с субъективным правом и юридической обязанностью

Законный интерес (интерес, охраняемый законом) — простой юридический разрешение, что закрепленный в законе или вытекает из его содержания и выражается в возможностях субъекта пользоваться конкретным социальным благом, а иногда обращаться за защитой к компетентным государственным органам или общественным организациям — в целях удовлетворения своих потребностей, не противоречащих общественным.

Признаки законного интереса:

1) его правовая природа заключена в юридическом разрешении (возможности), что закреплен в законе или вытекает из его содержания и соответствует принципу «разрешено все, что прямо не запрещено законом»;

2) направлен на удовлетворение потребностей, не противоречащих общественным отношениям;

3) выражается в возможности субъекта пользоваться конкретным социальным благом;

4) предусматривает возможность в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам государства или общественных организаций;

5) нет долга, который бы соответствовал ему и который бы удовлетворял его (в отличие от субъективного права).

Виды законных интересов: по субъекту: граждан, государственных органов, органов местного самоуправления, общественных организаций; коммерческих объединений и др.; по отраслям права: конституционные, гражданские, уголовно-процессуальные, гражданско-процессуальные и др.; по уровню: общие, частные; по характеру объекта: имущественные, неимущественные.

Общее между законным интересом и субъективным правом.

1) являются правовыми разрешениями (возможностями);

2) обусловлены материальным и духовным жизнью общества;

3) способствуют развитию социальных связей, сочетая личные и общественные интересы;

4) выступают способами правового регулирования;

5) направленные на удовлетворение собственных интересов;

6) имеют диспозитивный характер;

7) являются самостоятельными элементами правового статуса личности;

8) реализуются в форме использования;

9) выступают объектами правовой охраны и защиты;

10) гарантируются государством.

Однако субъективное право и законный интерес являются правовыми разрешениями (возможностями) различного свойства.

Различия между законным интересом и субъективным правом — проявляются в их сущности (правовой природе), содержании и структуре: 1) субъективное право является правовой возможностью свойства, то есть возможностью пользоваться благом в границах, установленных законом, а законный интерес является возможностью фактического свойства, то есть возможностью пользоваться благом, без четких границ (меры) разрешенного поведения («усеченная правовая возможность»);

3) субъективное право имеет возможность требовать, ибо обладает системой правомочий (на собственные действия, на чужие действия, на защиту государства), а законный интерес выражается в основном в просьбе, а не в требованиях определенных действий от других лиц;

4) субъективное право имеет большую стимулирующую силу, чем законный интерес, поскольку отражает существенные интересы за социальным значением, тогда как законный интерес отражает менее существенные интересы, которые не обеспечены правовыми возможностями;

5) субъективное право имеет высокую степень материальной обеспеченности, гарантированности благодаря тесной связи с благом и его защитой, а законный интерес имеет слабый степень материальной обеспеченности — реализуется тогда, когда фактически имеются необходимые условия для этого, его связь с благом и защитой более отдаленная, чем у субъективного права.

Сходства между законным интересом и юридическим обязанностям: 1) обусловленные уровнем развития общественных отношений, взаимозависимостью их участников; 2) служат способами правового регулирования, влияют на развитие общественных отношений; 3) выражают разнообразные потребности и интересы коллективных и индивидуальных субъектов правоотношений; 4) осуществляются на основе закона.

Различия между законным интересом и юридической обязанностью:

1) законный интерес является определенным правовым документом, а юридическая обязанность является правовой необходимостью;

2) если законный интерес непосредственно отражает стремление субъектов правоотношения к обладанию определенными социальными благами, то юридическая обязанность косвенно отражает интересы субъектов правоотношений, служит способом их реализации;

3) содержанием законного интереса являются правомочия субъекта в рамках разрешенного поведения, а содержанием юридической обязанности — должное поведение в пределах необходимого;

4) законный интерес имеет ограниченную структуру, а юридическая обязанность — широкую и разностороннюю структуру;

5) законный интерес не имеет корреспондирующего ему прямой обязанности, его заменяет обязанность общего характера (не мешать попыткам использовать возможности для реализации своего интереса); юридическая обязанность всегда соответствует определенному субъективному праву другого лица (лиц), а поскольку законный интерес опирается на субъективные права, то способствует его (законного интереса) косвенной реализации и защиты;

6) законный интерес не имеет формальной определенности (в большинстве случаев может быть реализован в рамках действующего законодательства), а юридическая обязанность имеет конкретную определенность и закрепление в законе, как и субъективное право;

7) формой реализации законного интереса является использование, а юридической обязанности — выполнение;

8) законный интерес носит диспозитивный характер, а юридическая обязанность — императивный;

9) законный интерес не обеспечивается государственным принуждением, тогда как юридическая обязанность — обеспечивается.

Например, законный интерес гражданина заключается в том, чтобы в аптеках были лекарства повышенного спроса. В случае их отсутствия он не может ни купить медикаменты, ни требовать от работников аптеки предоставления их в обязательном порядке. Следовательно, законный интерес не обеспечен долгом.

Главные причины существования законных интересов:

1) материальные (экономическая предопределенность) — в законных интересах опосредствуются только те интересы, которые желательно обеспечить материально, финансово, но еще нет возможности это сделать;

2) количественные (многообразие интересов и невозможности их урегулировать с помощью субъективных прав) — в законных интересах опосредствуются те интересы, которые право не успело «перевести» в субъективные права в связи с общественными отношениями, которые развиваются (невозможность опосередковувати интересы «в ширину») и которые нельзя типизировать в связи с их индивидуальностью, редкостью, случайностью и т. п (невозможность опосередковувати интересы «глубину»); 3) качественные (значимость для общества) — в законных интересах отражаются менее значимые интересы и потребности, чем в правах. Законные интересы позволяют обеспечивать разнообразные нужды и запросы граждан, удовлетворять и защищать в легитимном порядке новые появившиеся интересы, которые прямо не закреплены как субъективные права. Не следует перефразировать словосочетание «права и законные интересы» на «законные права и интересы», из последнего следует, что права могут быть незаконными,

В западной доктрине законному интересу придается определенное юридическое значение — он рассматривается как притязания на соблюдение государственными органами и должностными лицами (публичной администрацией) порядка реализации прав и свобод, установленный законом, в частности применение заинтересованным лицом требования признания незаконными акты и действия должностных лиц.

8.1.2. Права и законные интересы педагогических работников

Термин «права» в данном случае обозначает два понятия (и, соответственно, два правовых явления): во-первых, наличие у педагогических работников предусмотренных действующим образовательным законодательством субъективных прав и, во-вторых, наличие у них присущих как всякому человеку и гражданину, а также как присущих именно педагогическому работнику (учителю, преподавателю) прав и свобод, предусмотренных международными актами и документами, Конституцией РФ.

Кроме понятия«правá»применительно к личности (человеку, гражданину) говорится и о ее«свободах».В теории прав человека имеются различные подходы к соотношению прав и свобод. Не вдаваясь в детали этой интересной и непростой теоретической проблематики, отметим лишь, что, во-первых, и права, и свободы едины по своей сути в том, что и те, и другие есть социальные притязания личности по удовлетворению своих индивидуальных и социально значимых потребностей интересов, обращенные к обществу и государству, их соответствующим институтам, структурам и лицам. Во-вторых, права есть такие притязания, которые предполагают активнуюроль общества (государства) в удовлетворении и обеспечении названных потребностей и интересов; свободы же – притязания, предполагающие, напротив,пассивнуюроль общества (государства) в их удовлетворении и обеспечении.

Законный интерес,напомним, есть отраженная в объективном праве (т.е. в действующем законодательстве) и гарантированная государством юридическая дозволенность, выражающаяся в стремлениях субъекта:

а) пользоваться определенным социальным благом, признаваемого государством, и

б) обращаться в необходимых случаях за защитой к компетентным органам в целях удовлетворения такого своего интереса.

Как отмечалось в предыдущей главе, понятия «права», «свободы» и «законный интерес» — весьма близкие понятия, но все же не совпадающие друг с другом ни по содержанию, ни по объему. Но, во всяком случае, все эти и права, и законный интерес входят в число основных элементов правового статуса (здесь — работника образования), что и дает основания, в целях известного упрощения изложения материала, использовать термины «права», «свободы» и «законные интересы» как синонимы.

Из всего множества групп и подгрупп педагогических работников, обратимся к правам работников общеобразовательных учреждений и учреждений высшего профессионального образования, поскольку они достаточно полно отражают права практически всех других категорий. При этом вновь напомним, что права, как и обязанности и ответственность педагогических работников нормативно закрепляются в самом общем плане в Конституции РФ, а также в основных образовательных законах (Закон РФ «Об образовании» Федеральный закон « О высшем и послевузовском профессиональном образовании», иных законодательных акта Российской Федерации (в частности, Трудовым кодексом РФ), Типовых положениях об учреждениях высшего профессионального образования, уставах этих учреждений и иных, принятых на его основе локальных нормативно-правовых актах учреждения.

Права и свободы педагогических работников общеобразовательного учреждения (учителя школы).Основные права этой категории педагогических работников предусмотрены Законом РФ «Об образовании» (ст.ст. 55, 56), а также Трудовым кодексом РФ (ст.ст. 21, 333-336). Заметим, что в данном законе эти права, первых, носят общий, т.е. применительно ко всем категориям педагогических работников образовательных учреждений различного типа и вида, и, во-вторых, имеют преимущественно социальный характер, т.е. характер социальных льгот для педагогов 28 .

К правам, отражающим спецификутрудовойдеятельности педагога (или, иначе,трудовым правамучителя) относятся, в первую очередь:

— заключение, изменение и расторжение трудового дого­вора;

— предоставление работы, обусловленной трудовым дого­вором;

— рабочее место, соответствующее условиям безопаснос­ти труда;

— своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии с квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы;

— полную достоверную информацию об условиях труда и требованиях охраны труда на рабочем месте;

— профессиональную подготовку, переподготовку и по­вышение квалификации;

— участие в деятельности профессионального союза;

— ведение коллективных переговоров и заключение коллективных договоров и соглашений через своих представителей, а также на информацию о выполнении коллективно­го договора, соглашений;

— защиту своих трудовых прав, свобод и законных интересов всеми не запрещенными законом способами;

— работу по совместительству, в том числе по аналогичной должности, специальности;

— разрешение индивидуальных и коллективных трудовых споров, включая право на забастовку;

— возмещение вреда, причиненного учителю в связи с ис­полнением им трудовых обязанностей, и компенсацию мо­рального ущерба;

К правам, имеющим собственнообразовательно-профессиональныйи одновременносоциальныйхарактер (образовательныеисоциальные праваучителя) относятся права на:

— участие в управлении образовательным учреждением;

— право на защиту своей профессиональной чести и достоинства;

— ежемесячную денежную компенсацию в целях обеспе­чения книгоиздательской продукцией и периодическими изданиями;

— сокращенную продолжительность рабочего времени (не более 36 часов в неделю);

— получение пенсии за выслугу лет до достижения ими пенсионного возраста;

— обязательное социальное страхование.

— бесплатную жилую площадь с отоплением и освещением в сельской местности, рабочих поселках (поселках городского типа);

— первоочередное предоставление жилой площади в установленном законодательством Российской Федерации порядке (размер, условия и порядок возмещения расходов, связанных с предоставлением указанных мер социальной поддержки, устанавливаются законодательными актами субъектов Российской Федерации);

— длительный отпуск сроком до одного года, порядок и условия предоставления которого определяются учредителем и (или) уставом данного образовательного учреждения (не реже чем через каждые 10 лет непрерывной преподавательской работы);

— ограничение учебной нагрузки, оговариваемой в трудовом договоре (контракте), верхним пределом, определяемым типовым положением об образовательном учреждении соответствующих типа и вида;

Данный перечень прав конкретизируется применительно к педагогическим работникам общеобразовательного учреждения пунктом 65 Типового положения об общеобразовательном учреждении. В данном пункте называются, кроме приведенных выше, такие права, как:

— право на повышение квалификации, для реализации которого администрация создает условия, необходимые для успешного обучения работников в учреждениях высшего профессионального образования, а также в учреждениях системы переподготовки и повышения квалификации;

— право на аттестацию на добровольной основе на соответствующую квалификационную категорию и получение ее в случае успешного прохождения аттестации;

— право на дополнительные льготы, предоставляемые в регионе педагогическим работникам общеобразовательного учреждения.

Что касаетсясвободпедагогического работника, то их перечень перечня прав и включает, в сущности, лишь такие, как:

— свободу выбора и использования методик обучения и воспитания, учебных пособий и материалов, учебников в соответствии с образовательной программой, утвержденной образовательным учреждением;

— свободу выбора методов оценки знаний обучающихся, воспитанников при исполнении профессиональных обязанностей.

Как верно замечается в литературе (Е.Л. Болотова), нормы международного образовательного права расширяют правовой статус учителя в современном мире. Так, в пп. 61-69«Рекомендации МОТ/ЮНЕСКО о положении учителей», принятой специальной межправительственной конференцией по во­просу о статусе учителей (Париж, 1966)и, к сожалению, не слишком хорошо знакомой российской педагогической общественности, к профес­сиональным правам и свободам современного учителя относятся (некоторые из них, как можно видеть, уже нашли свое отражение в российском образовательном законодательстве):

— академическая свобода, которая заключается в свободе выбора и приспособлении учителями учебных материалов, отборе учебников и применении методов преподавания в рамках утвержденных программ и с помощью органов народного образования;

— право на недопустимость ограничения свободы, инициативы и ответственности учителей со стороны органов инспектирования и контроля;

— право на обжалование неоправданных, по их мнению, оценок своей работы;

— участие учителей в разработке новых программ, учебни­ков и учебных пособий;

— возможность обжалования неоправданных, по мнению учителя, оценок своей работы;

— ограждение учителей от излишнего или неоправданно­го вмешательства родителей в вопросы, которые по своему характеру входят в круг профессиональных обязанностей учителя.

— право на рекомендации органам народного образования относительно того, какой тип образования наиболее целесообразен для каждого учащегося, а также относительно дальнейшего образования учащихся в той или иной области;

— право на справедливую защиту и отсутствия огласки при разбирательстве жалоб на учителя;

— ограждение учителей от излишнего или неоправданно­го вмешательства родителей в вопросы, которые по своему характеру входят в круг профессиональных обязанностей учителя и др.

В Уставе общеобразовательного учреждения, контрактах, заключаемых между администрацией и педагогическим работником, тарифно-квалификационных справочниках перечень их прав и свобод прописывается еще более детально.

Права педагогических(научно-педагогических) работников учреждений высшего профессионального образования (высших учебных заведений). Классификация прав, свобод и законных интересов педагогических работников высших учебных заведений не отличается принципиально от прав педагогических работников рассмотренной выше категории. Более того, что вполне понятно и естественно, основные права той и другой категорий педагогической работников закрепляются (гарантируются) Законом РФ «Об образовании», о чем уже выше шла речь. В частности,трудовые правапедагогических работников вуза практически не отличаются от прав учителей школы (по крайней мере, и для тех, и для других характерны такие права, как право обжаловать приказы и распоряжения администрации высшего учебного заведения в установленном законодательством порядке, право на организационное и материально-техническое обеспечение своей профессиональной деятельности и ряд других, называвшихся выше.

Тем не менее, учитывая уровень и значимость высшего профессионального образования в современных условиях, специфику профессионального труда профессорско-преподавательского состава (ППС) 29 вузов и иные особенности, в том числе в правовом статусе ППС в целом, и в перечне и содержании прав и свобод педагогических работников вузов, в частности, различие в правах имеются. Это различие обнаруживается хотя бы уже в том, что и фактически, и юридически (пп.2 и 4 ст. 20 ФЗ) профессорско-преподавательский состав относится к категории научно-педагогических работников (выше уже отмечалось естественное совмещение педагогическими работниками вуза собственно педагогической и научной видов деятельности). Отсюда становится очевидным весьма большие отличия образовательно-профессиональной деятельности учителя общеобразовательного учреждения и преподавателя высшей школы. Вместе с тем образовательно-профессиональные права и свободы ППС во многом, как и в случае с трудовыми правами, схожи с правами и свободами учителя школы, поскольку и те, и другие занимаются одной профессиональной и их потому объединяющей деятельностью – педагогической. Отметим также, что перечень прав педагогических работников образовательного учреждения, предлагаемый проектом Общей части Кодекса РФ об образовании (ст. 59) практически воспроизводит все основные права, свойственные по действующему законодательству всем категориям педагогических работников.

Данные особенности отражены в Федеральном законе «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», Типовом положении о высшем учебном заведении, Уставе вуза, правилах внутреннего распорядка, иных локальных актах учебного заведения. К основнымобразовательно-профессиональным правам и свободамППС (научно-педагогических работников) вуза, закрепленным в ФЗ (пп.4 и 6 ст. 20), относятся:

— право в установленном порядке избирать и быть избранными в ученый совет высшего учебного заведения, а также на участие в выборах и быть избранным на должности декана факультета и заведующего кафедрой в установленном Уставом вуза порядке;

— право участвовать в обсуждении и решении вопросов, относящихся к деятельности высшего учебного заведения;

— право пользоваться бесплатно услугами библиотек, информационных фондов, учебных и научных подразделений, а также услугами социально-бытовых и других структурных подразделений высшего учебного заведения в соответствии с его уставом и (или) коллективным договором;

— свобода определения содержания учебных курсов в соответствии с государственными образовательными стандартами высшего и послевузовского профессионального образования;

— свобода выбора методов и средств обучения, наиболее полно отвечающих индивидуальным особенностям преподавателя и обеспечивающие высокое качество учебного процесса.

Данный перечень конкретизируется, уточняется и развиваются в Типовом положении о высшем учебном заведении. В соответствии с пп.78 и 79 данного подзаконного акта педагогическим работникам предоставляется дополнительно такие права:

— право на сокращенную продолжительность рабочего времени (не более 36 часов в неделю);

— право на удлиненный ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 56 календарных дней;

-право на длительный отпуск сроком до 1 года (не реже чем через каждые 10 лет непрерывной преподавательской работы), порядок и условия предоставления которого определяются учредителем и (или) уставом высшего учебного заведения;

— право на выплату вузом ежемесячной денежной компенсации в размере, определяемом законодательством Российской Федерации (с целью содействия в обеспечении педагогических работников высшей школы издательской продукцией и периодическими изданиями);

— право на различные формы морального и материального поощрения за успехи в учебной, методической, научной, воспитательной работе и другой деятельности, предусмотренной уставом высшего учебного заведения.

Как и в случае с правами учителя школы, уместно обратиться к одному международному документу, в котором проблема правового статуса преподавателя высшей школы и, в частности, его прав в современный период, нашла свое отражение. Это –«Рекомендация ЮНЕСКО/МОТ о статусе преподавательских кадров учреждений высшего образования», принятая 11 ноября 1977 года на Генеральной конференции ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) 30 , собравшаяся в Париже. В данном случае вполне уместно привести извлечение из текста «Рекомендации…», в частности, те статьи, которые непосредственно касаются прав и свобод преподавателя современной высшей школы. Это позволит сравнить те права и свободы, которые предоставлены российским образовательным законодательством, с теми, которые признает и принимает моровое сообщество.

VI. ПРАВА И СВОБОДЫ ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИХ КАДРОВ

УЧРЕЖДЕНИЙ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

…25. Доступ к профессиональной деятельности в сфере высшего образования должен основываться на соответствующей академической квалификации, компетентности и опыте, а также быть равным для всех членов общества без какой бы то ни было дискриминации.

26. Преподавательские кадры учреждений высшего образования, как и другие группы и индивидуумы, должны пользоваться гражданскими, политическими, социальными и культурными правами, признанными на международном уровне в отношении всех граждан. Поэтому все преподавательские кадры учреждений высшего образования должны пользоваться правом на свободу мысли, совести, религии, слова, собраний и объединения, а также правом на свободу и безопасность личности и свободу передвижения. Как граждане; они не должны сталкиваться с какими-нибудь препятствиями или ограничениями в осуществлении своих гражданских прав, включая право содействия социальным изменениям путем свободного выражения своего мнения о государственной политике и политике, затрагивающей высшее образование. Они не должны подвергаться никаким наказаниям в результате только лишь осуществления таких прав. Преподавательские кадры учреждений высшего образования не должны подвергаться произвольному аресту или задержанию, пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему человеческое достоинство обращению. В случае грубого нарушения прав преподавательских кадров учреждений высшего образования они должны иметь право на подачу апелляции в соответствующие национальные, региональные или международные органы, такие как учреждения системы Организации Объединенных Наций, а организации, представляющие преподавательские кадры учреждений высшего образования, должны в таких случаях оказывать им всестороннюю помощь.

27. Следует обеспечивать соблюдение вышеуказанных международных норм в интересах высшего образования на международном и национальном уровнях. В связи с этим должен тщательно соблюдаться принцип академической свободы. Преподавательские кадры учреждений высшего образования имеют право на академическую свободу, т. е. не ограничиваемое никакой установленной доктриной право на свободу преподавания и обсуждения, свободу проведения исследований, распространения и публикации их результатов, свободное выражение своих мнений в отношении учреждения или системы, в которых они работают, свободу от институциональной цензуры и свободу участия в профессиональных или представительных академических органах. Все преподавательские кадры учреждений высшего образования должны иметь право выполнять свои обязанности без какой бы то ни было дискриминации, не опасаясь никаких репрессивных действий со стороны государства или с любой другой стороны. Преподавательские кадры учреждений высшего образования могут в полной мере руководствоваться этим принципом в том случае, если среда, в которой они работают, благоприятствует этому, что требует демократии: отсюда следует, что развитие демократического общества является всеобщей задачей.

28. Преподавательские кадры учреждений высшего образования имеют право на преподавание без всякого вмешательства при условии соблюдения признанных профессиональных принципов, включая профессиональную ответственность и интеллектуальную взыскательность в отношении норм и методов преподавания. Недопустимо требовать от преподавательских кадров учреждений высшего образования проводить обучение вопреки их знаниям и совести или принуждать их использовать учебные программы и методы, противоречащие национальным и международным нормам, касающимся прав человека. Преподавательские кадры учреждений высшего образования должны играть ведущую роль в разработке учебных программ и планов.

29. Преподавательские кадры учреждений высшего образования имеют право на проведение научных исследований без всяких запретов или вмешательства, руководствуясь своей профессиональной ответственностью и при условии соблюдения признанных на национальном и международном уровнях профессиональных принципов интеллектуальной взыскательности, поиска научной истины и исследовательской этики. Они также должны иметь право на свободную передачу другим лицам и на публикацию результатов исследований, авторами или соавторами которых они являются…

30. Преподавательские кадры учреждений высшего образования имеют право заниматься профессиональной деятельностью вне своей работы, в частности деятельностью, которая повышает уровень их профессиональных знаний и навыков или позволяет применять их знания для решения проблем, стоящих перед обществом, при условии, что такая деятельность не противоречит их главным обязательствам перед учреждением, являющимся их основным работодателем, в соответствии с политикой и правилами этого учреждения и национальным законодательством или практикой там, где они существуют.

31. Преподавательские кадры учреждений высшего образования должны иметь право и возможность без какой бы то ни было дискриминации в соответствии со своими способностями принимать участие в работе руководящих органов и критиковать функционирование учреждений высшего образования, включая те, где они работают, одновременно уважая права других групп академического сообщества на участие в такой деятельности; они должны также иметь право выбирать большинство представителей в академические органы в рамках высшего учебного заведения.