Посредством какого судопроизводства не осуществляется судебная власть

Признаки судебной власти

Судебная власть характеризуется следующими основными признаками.

1. Судебная власть – вид государственной власти. Она – одна из трех самостоятельных ветвей государственной власти.

2. Судебная власть осуществляется только специальными государственными органами – судами. Они являются ее непосредственными носителями. Федеральный суд – орган государственной власти, который создается и упраздняется только Конституцией РФ или федеральным конституционным законом. Суды субъектов РФ создаются и упраздняются законами субъектов РФ. Суд состоит из судей, работающих на профессиональной основе, в его состав могут входить представители народа в качестве присяжных народных и арбитражных заседателей.

3. Исключительность судебной власти. Никакие другие органы и лица, кроме суда и судей, не вправе принимать на себя осуществление правосудия.

4. Единство судебной власти находит свое выражение в общих принципах организации и деятельности судов. Исчерпывающий перечень судов установлен Конституцией РФ и Законом о судебной системе. Изменение его возможно только на основе изменения этих актов. Основной закон запрещает создание и деятельность чрезвычайных судов.

5. Независимость, самостоятельность и обособленность судной власти. При выполнении своих функций суды подчиняются только Конституции РФ и закону. Вмешательство в деятельность суда в какой бы то ни было форме в целях воспрепятствовать осуществлению правосудия влечет за собой уголовную ответственность. Судебная власть неделима, решение суда не требует дополнительного утверждения. Суды образуют обособленную систему, организационно никому не подчиненную.

6. Судебная власть осуществляется путем судопроизводства (форма реализации судебной власти), что определено ст. 118 Конституции РФ и ст. 5 Закона о судебной системе.

В соответствии с законом (ч. 2 ст. 118 Конституции РФ) судебная власть осуществляется посредством следующих видов судопроизводства: конституционного, гражданского, административного, уголовного, арбитражного (разновидность гражданского и административного).

7. Процессуальный порядок деятельности. Этот порядок определяет только закон, изданный на основе Конституции РФ. Процессуальный порядок, регулирующий правила судебной процедуры, является важной гарантией законности деятельности судебной власти, обоснованности и справедливости судебных решений.

8. Подзаконность судебной власти – действие в пределах предоставленной компетенции в соответствии с законом либо на его основе и во исполнение закона. Судьи независимы и подчиняются только Конституции рФ и федеральному закону (ст.120 Конституции, ч. 1, 2 ст. 5 Закона о судебной системе).

Подзаконность судебной власти распространяется как на все ее проявления, так и на все органы, ее осуществляющие.

9. Обязательность постановлений судебной власти для всех без исключения государственных органов, организаций, должностных лиц и граждан. Решение суда подлежит неукоснительному исполнению на всей территории Федерации.

10. Народное представительство в осуществлении судебной власти. Участие граждан в осуществлении правосудия в качестве присяжных и арбитражных заседателей предусмотрено ч. 5 ст. 32 Конституции РФ.

Статья 118 Конституции РФ

1. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.

2. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

3. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается.

Комментарий к Статье 118 Конституции РФ

1. Комментируемая статья открывает гл. 7 Конституции, посвященную судебной власти. Предписания, содержащиеся в данной главе и статье, конкретизируют относящиеся к основам конституционного строя ст. 10 и ч. 1 ст. 11 Конституции, рассматривающие судебную власть как разновидность государственной власти, осуществляемую судами самостоятельно. Сущностное же отличие судебной власти определено именно ч. 1 комментируемой статьи — на нее возложено осуществление правосудия. Эта функция составляет монополию судов: правосудие не может быть возложено ни на какие другие органы. Как особый способ осуществления судебной власти оно по своему содержанию и форме отличается от законотворческой деятельности и от правоприменительной и правоохранительной деятельности органов исполнительной власти.

«Отправление правосудия является особым видом осуществления государственной власти. Применяя общее правовое предписание (норму права) к конкретным обстоятельствам дела, судья дает собственное толкование нормы, принимает решение в пределах предоставленной ему свободы усмотрения» (п. 4 мотивировочной части Постановления КС РФ от 25.01.2001 N 1-П*(1110)). Присущие правосудию процедуры, предполагающие, что рассмотрение любого правового конфликта может быть передано его участниками для определения их прав и обязанностей независимому беспристрастному и компетентному суду с тем, чтобы дело было рассмотрено в открытом судебном заседании при предоставлении каждому возможности на равных основаниях отстаивать свои права и чтобы исполнение вынесенного судом решения обеспечивалось принудительной силой государства, позволяют признать правосудие наиболее эффективным средством защиты прав и законных интересов. Осуществление функции правосудия другими органами не только противоречило бы принципу разделения властей и прямому запрету, содержащемуся, по сути, в ч. 1 ст. 118 Конституции, но и нарушало бы не подлежащее ограничению право на доступ к правосудию и судебную защиту (см. ст. 19, 46, ч. 3 ст. 55, ч. 3 ст. 56 Конституции).

В то же время правосудие составляет исключительное предназначение судов — на них не могут возлагаться какие-либо другие полномочия, противоречащие юридической природе правосудия и несовместимые с принципом разделения властей.

2. Комментируемая статья употребляет наряду с понятием правосудия также понятие судопроизводства. Это отражает реальные и теоретически оправданные особенности, присущие: а) деятельности самого суда по осуществлению правосудия и б) всей совокупности связанных с рассмотрением дел в суде процедур, основанных на актив ном участии в судопроизводстве не только суда, но и иных заинтересованных или уполномоченных субъектов. Их состав, характер их спора и складывающихся между ними правоотношений, а также продиктованная этим специфика процессуальной деятельности объективно обосновывают признание и закрепление в ч. 2 комментируемой статьи различных видов судопроизводства, посредством которых осуществляется судебная власть.

Конституция обозначает четыре вида судопроизводства: конституционное, гражданское, административное и уголовное, каждый из которых предполагает осуществление процессуальных прав и обязанностей их участниками, включая суды в строго установленном законом порядке. Этот порядок определен для конституционного судопроизводства — в Законе о Конституционном Суде РФ; для гражданского судопроизводства — в ГПК и АПК; для административного судопроизводства — в ГПК, АПК и КоАП; для уголовного судопроизводства — в УК.

Закрепление правил конституционного судопроизводства в федеральном конституционном законе предопределено прямым предписанием ч. 3 ст. 128 Конституции. Полномочия по принятию ГПК, АПК, УПК согласно п. «о» ст. 71 Конституции отнесены к исключительному ведению Федерации. Административно-процессуальное законодательство, составляющее совместное ведение Федерации и ее субъектов (п. «к» ст. 72), также урегулировано федеральным законом в соответствии с ч. 2 ст. 76, признающей приоритет федерального законодателя и для области совместного ведения (см. комментарии к ст. 71, 72, 76).

3. Дела, возникающие из гражданских и административных правоотношений, рассматриваемые в процедурах гражданского и административного судопроизводства, в действующем процессуальном законодательстве не имеют единой регламентации и закреплены в разных кодифицированных актах (ГПК, АПК, а в части административного процесса также в КоАП). Однако такое регулирование само по себе не расходится с комментируемой нормой ч. 2 ст. 118 Конституции. Она не предопределяет, что каждая из названных в ней процедур требует единого кодифицированного акта и не исключает, что разные виды судопроизводства могут осуществляться в одном суде и, напротив, одинаковые по своей природе и характеру регулирующих их материально-правовых норм споры рассматриваются в судах разной специализации.

Суды общей юрисдикции (см. комментарий к ст. 126) рассматривают дела по правилам гражданского, административного и уголовного судопроизводства (т.е. в процедурах, предусмотренных ГПК, УПК и КоАП), арбитражные же суды действуют в процедурах либо гражданского, либо административного судопроизводства, но находящих свое закрепление в едином АПК (см. п. 3 мотивировочной части Определения КС РФ от 06.11.2003 N 390-О*(1111)).

Таким образом, действующее регулирование не исходит из строгого разграничения компетенции различных судов ни по характеру спорных правоотношений, ни по такому критерию, как виды судопроизводства, которые используются судами для рассмотрения дел.

Такое положение, однако, требует особого внимания к соблюдению конституционных правил ст. 47 о рассмотрении каждого дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом, и ст. 19 о равенстве перед законом и судом. При установлении подсудности дел и процедур их рассмотрения законодатель должен соблюдать конституционный запрет дискриминации по любым основаниям и учитывать, что одинаковые материальные права должны обеспечиваться равными по своим процессуальным параметрам возможностями судебной защиты. По действующим ГПК и АПК, например, собственник, защищая свое право собственности на основе ст. 35 Конституции и ГК, пользуется разными процессуальными возможностями в судах общей и арбитражной юрисдикции — в арбитражных судах ему предоставляется право ходатайствовать о рассмотрении дел с участием арбитражных заседателей, а также обжаловать решение любого суда первой инстанции в апелляционном порядке, что не предусмотрено по ГПК, согласно которому дела рассматриваются единолично судьей и в большинстве случаев допускается только их кассационное обжалование, которое не предполагает повторное рассмотрение дела вышестоящим судом по правилам первой инстанции (см. комментарий к ч. 3 ст. 50).

Различия в процедурах по АПК и ГПК послужили основанием для оспаривания в Конституционном Суде РФ положений ч. 5 ст. 59 АПК РФ, не допускавших в процесс, в отличие от ГПК, в качестве представителей организаций, являющихся сторонами, юристов, не состоявших в их штате или не являющихся адвокатами. Согласно правовой позиции Конституционного Суда организации, участвующие в гражданском и арбитражном судопроизводстве, при выборе представителя не могут находиться в неравном положении и вправе свободно выбирать способ защиты своих интересов, исходя из принципа диспозитивности, ограничение которого для организаций — участников арбитражного судопроизводства не может быть оправдано, так как не отвечает конституционно значимым целям, формулируемым ч. 3 ст. 55 Конституции (см. комментарий к этой статье) (Постановление КС РФ от 16.07.2004 N 15-П*(1112)).

Существующее разграничение компетенции между судами не исключает, однако, иного решения вопроса. Постоянно дискутируется создание отдельной судебной структуры — административных судов, с тем чтобы только на них возлагалось осуществление административного судопроизводства, а также сосредоточение гражданского судопроизводства внутри одной ветви судебной юрисдикции.

4. Определив правосудие как исключительную функцию судебной власти и все виды судопроизводства, в которых она реализуется, комментируемая норма в ч. 3 характеризует и способы создания институциональной основы этой деятельности — судебной системы РФ, которая составляет предмет регулирования самой Конституции (см. ст. 125-127) и федерального конституционного закона.

Из этого вытекает, что только конституционный законодательный корпус, уполномоченный изменять Конституцию и принимать законы, для одобрения которых требуется квалифицированное большинство голосов в Государственной Думе и Совете Федерации, вправе установить, какие суды создаются и действуют в Российской Федерации (см. ст. 108, 136 Конституции).

Это одно из полномочий в сфере судоустройства, которое (согласно п. «о» ст. 71 Конституции) отнесено к ведению РФ.

Понятие «судоустройство» рассматривается как синоним понятия «организация судебной системы». Но оно позволяет увидеть многосторонность этого предмета федерального, в том числе конституционного, ведения, возложенного исключительно на законодательную ветвь власти. Судоустройство включает: а) перечень действующих судов, б) процедуру учреждения судов, в) их внутреннюю структуру (или устройство). При этом Конституция ограничивает полномочия законодателя, учреждающего суды, не допуская создание чрезвычайных судов. Это значит, что компетенция судов не может по воле законодателя передаваться каким-либо специальным органам, уполномочиваемым на разрешение отдельных дел, в том числе в отношении отдельных лиц или на временное рассмотрение каких-либо конкретных конфликтов, обычно разрешаемых судами. Любые дела, по которым суды осуществляют правосудие, не могут изыматься из ведения ординарной судебной системы, как она устанавливается Конституцией и федеральным конституционным законом. Иначе не было бы обеспечено осуществление судебной власти только судом; законодательная же и исполнительная власть, выбирая каждый раз по своему усмотрению органы для разрешения конкретных конфликтов, получила бы возможность произвольных решений, нарушающих также принцип разделения властей*(1113).

5. В Конституции нет полного перечня судов, входящих в судебную систему Российской Федерации, она называет только три высших суда, а именно Конституционный Суд, Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд РФ. Полный перечень судов, действующих в Российской Федерации, определен Законом о судебной системе РФ. Согласно ч. 1 ст. 4 данного Закона создание судов, не предусмотренных им, не допускается. Названный Закон приобретает, таким образом, значение основного источника регулирования судебной системы. Все другие акты по данному предмету должны быть основаны на нем и не могут ему противоречить. Поэтому какое-либо изменение судебной системы не может иметь места без внесения изменений в данный Закон. Тем самым обеспечивается стабильность судебной системы и право каждого на рассмотрение его дела законным судом (см. комментарий к ч. 1 ст. 47).

С этой целью федеральный законодатель, определяя действующую судебную систему в Российской Федерации и пути ее развития в Законе о судебной системе РФ, а) исчерпывающим образом обозначает суды, образующие федеральную судебную систему (федеральные суды); б) называет все виды судопроизводства (в соответствии с ч. 2 ст. 118 Конституции) и закрепляет их осуществление за судами, тем самым разграничивает юрисдикцию судов; в) предусматривает возможность создания в будущем новых видов юрисдикции (специализированных судов по административным, гражданским делам и делам в отношении несовершеннолетних); г) называет все звенья судов, относящихся к каждому из видов юрисдикции; наконец, д) указывает, какие суды могут или должны быть созданы в субъектах Федерации на основе их собственных законов.

Обеспечению стабильности судебной системы и права на законный суд служит также вытекающий из Конституции и закрепленный в Законе о судебной системе РФ порядок создания и упразднения судов (ст. 17). Суды, перечисленные в Конституции, могут быть упразднены только путем внесения поправок в Конституцию. Другие федеральные суды создаются и упраздняются только федеральным законом. Таким образом, суд, относящийся к любому из перечисленных в Законе о судебной системе РФ ее звеньев и видов судов на конкретной территории — в районе, субъекте Федерации, в судебных округах — в случае изменения административно-территориального или административно-государственного деления (например, при объединении или разделении субъектов Федерации, образовании новых судебных округов и т.д.), может быть создан, реорганизован или упразднен только путем принятия федерального закона о таком конкретном суде.

6. Федеральная судебная система в соответствии с Конституцией включает в себя в настоящее время суды трех видов юрисдикции: Конституционный Суд, который осуществляет конституционное судопроизводство (см. комментарий к ст. 125); возглавляемые Верховным Судом суды общей юрисдикции, осуществляющие гражданское, административное и уголовное судопроизводство (см. комментарий к ст. 126); арбитражные суды во главе с Высшим Арбитражным Судом, которые осуществляют гражданское и административное судопроизводство по делам, вытекающим из экономических споров (см. комментарий к ст. 127).

Понятие «судебная система» применительно к организации судов обусловлено, однако, не только тем, что суды подразделяются по названным видам юрисдикции. Внутри одной юрисдикции суды также образуют упорядоченную систему. Это связано с потребностью распределения дел между судами на разных территориях (по горизонтали — на основе территориальной подсудности дел) и с наличием судов разного уровня (по вертикали) для распределения дел по степени их сложности (на основе предметной подсудности).

Распределение дел по территориальному принципу решает задачу обеспечения каждому возможности обратиться к суду за защитой (ст.46 КРФ) там, где возник правовой конфликт. Без этого доступ к правосудию был бы нереален.

Иерархическая организация судов по вертикали служит организации проверки в вышестоящих судах решений нижестоящих судов и определяет движение дел по судебным инстанциям. Такая необходимость также обусловлена конституционными нормами о праве каждого на обжалование в суд любых действий и решений государственных органов (ст. 46 Конституции Российской Федерации), что в полной мере распространяется на решения судов. Обязанность государства обеспечить каждому право на пересмотр в вышестоящем суде вынесенного по уголовному делу обвинительного приговора специально оговорена в ч. 3 ст. 50 Конституции. Таким образом, нормы гл. 2 Конституции предопределяют иерархическое построение судебной системы. Это затем находит отражение в ст. 126 и 127 Конституции, посвященных двум отделенным друг от друга, иерархически построенным подсистемам федеральных судов — судам общей юрисдикции и арбитражным судам.

7. Действующее конституционное регулирование не предусматривает существования наряду с федеральной судебной системой также региональных судов, создаваемых самими субъектами РФ на основе их законов. Самостоятельность последних в установлении системы собственных представительных и исполнительных органов власти (см. комментарий к ч. 1 ст. 77) не распространяется на сферу судоустройства (п. «о» ст. 71). Конституция принципиально не предполагает ни разграничения между Федерацией и ее субъектами полномочий в этой сфере, ни какого-либо их делегирования с федерального на региональный уровень на основе федеральных законов либо договоров (п. 2 мотивировочной части Определения КС РФ от 12.03.1998 N 32-О*(1114)). Закрепляя существование единой федеральной судебной системы, действующей на основе единого федерального процессуального законодательства и обеспечивающей защиту прав и свобод граждан по единому федеральному стандарту (см. комментарий к ст. 19), Конституция не допускает в субъектах РФ замену федеральных судов судами, не входящими в федеральную судебную систему, но имеющими такую же компетенцию и осуществляющими правосудие именем РФ.

Вместе с тем не противоречит Конституции, если в учредительных актах субъекта Федерации под его судебной системой понимаются федеральные суды, чья подсудность определяется пределами его территории и которые действуют в соответствии с предписаниями Конституции и федерального законодательства (см. п. 9 мотивировочной части Постановления КС РФ от 01.02.1996 N 3-П*(1115)). Включение же в конституции и уставы субъектов Федерации положений о том, что федеральные суды, существующие в соответствующих административно-территориальных единицах этих субъектов, образуются и действуют в соответствии не только с федеральным законом, но и с законом субъекта РФ, противоречит Конституции, так как установление системы федеральных судов и порядка их деятельности относится к исключительному ведению Федерации и определяется Конституцией и Законом о судебной системе РФ (см. п. 7 мотивировочной части Постановления КС РФ от 07.06.2000 N 10-П).

8. Закон о судебной системе РФ предусмотрел создание в субъектах Федерации не только федеральных судов, но также двух видов судов субъектов РФ, а именно конституционных (уставных) судов и мировых судей.

Их компетенционные, организационно-правовые, статусные, функциональные особенности, как и предусмотренные Законом о судебной системе РФ учредительные полномочия субъектов РФ в отношении этих видов судов, различаются более кардинально, чем у федеральных судов, относящихся к разным видам юрисдикции.

9. Конституционные (уставные) суды создаются согласно Закону о судебной системе РФ исключительно по усмотрению конституционного законодателя субъекта Федерации, который свободен при установлении их компетенции в области конституционного судопроизводства и его процедур, определении требований к судьям, сроков их полномочий, порядка назначения, а также финансирования суда.

Единый федеральный масштаб в этом виде конституционного контроля, осуществляемого судами субъектов РФ, действует постольку, поскольку в нем должно обеспечиваться самостоятельное и независимое осуществление судебной власти на ее конституционно-правовой основе, закрепленной в Конституции; критерием судебной проверки выступает учредительный акт субъекта Федерации; предметом проверки является нормативно-правовое регулирование субъекта РФ, а решения таких судов имеют обязательную силу и не могут быть пересмотрены иным судом, в том числе федеральным (ст. 27 Закона о судебной системе РФ). Таким образом, конституционные (уставные) суды не вписаны в иерархически выстроенную судебную систему ни в субъекте Федерации, ни по федеральной линии.

Поскольку ни один суд в Российской Федерации не освобожден от обязанности следовать Конституции и федеральному закону, судебный конституционный контроль в судах субъектов Федерации реально служит — при всей их формальной обособленности в судебной системе России — охране ее Конституции и может развиваться в этом его значении как предваряющий федеральное конституционное судопроизводство и помогающий Конституционному Суду РФ более экономно и эффективно выполнять соответствующую задачу. Согласно немецкому опыту региональным конституционным судам доверено и распространение позиций Федерального конституционного суда ФРГ в области защиты прав и свобод, исходя из единого их каталога на уровне федеральной и местных конституций*(1116).

10. Мировые судьи в субъектах Федерации создаются на основе Закона о мировых судьях; на них распространяются гарантии статуса судьи, установленные Законом о статусе судей и иными федеральными законами (ст. 28 Закона о судебной системе РФ, ст. 2 Закона о мировых судьях).

Учреждение мировых судей является обязанностью законодателя субъекта РФ, только Федерация определяет их компетенцию, общее число мировых судей и судебных участков (хотя и по согласованию с субъектом Федерации), минимальные требования, предъявляемые к мировым судьям, альтернативные виды процедур назначения или избрания на должность, минимальные и предельные сроки полномочий, размеры должностных окладов и социальных выплат, финансирование которых осуществляется за счет средств федерального бюджета (ст. 3-8, 10 Закона о мировых судьях).

Особое положение мировых судей определяется тем, что они являются первым (низшим) звеном судебной системы РФ, относятся к судам общей юрисдикции, возглавляемым Верховным Судом РФ, т.е. организационно и инстанционно встроены в судебную иерархию, где непосредственно вышестоящим по отношению к ним является федеральный районный суд, проверяющий судебные акты мировых судей в качестве суда апелляционной инстанции (ст. 21 Закона о судебной системе РФ). Мировые судьи выносят свои судебные акты именем Российской Федерации.

К ведению субъектов Федерации согласно названным федеральным законам относятся: установление дополнительных требований к мировым судьям, создание и упразднение на основе своих законов судебных участков, где дислоцируются мировые судьи, и их должностей (при соблюдении установленного Законом их числа); выбор процедуры — из предложенных Законом вариантов — назначения на должность мирового судьи, организация его аппарата, сотрудники которого отнесены к государственным служащим субъекта РФ, и материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей.

Таким образом, мировые судьи, не являясь федеральными судами, не могут быть признаны и относящимися исключительно к судебной системе судов субъекта Федерации — в отличие от их конституционных (уставных) судов. Принципиально, что область судоустройства, связанная с определением параметров мировой юстиции, не выводится из ведения Федерации (п. «о» ст. 71), что полномочия ее субъектов по отношению к мировым судьям осуществляются в рамках, установленных федеральным законом.

Поскольку в сфере организации судов не признается ни совместное ведение РФ и ее субъектов, ни тем более исключительные прерогативы последних, то парадигма разграничения законодательного ведения относительно мировой юстиции более всего аналогична делегированию конкретизации первичного федерального регулирования в строгих рамках, определенных федеральным законом, при достаточно узких возможностях субъектов Федерации.

Статья 46 Конституции РФ

1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

2. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

3. Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Комментарий к Статье 46 Конституции РФ

1. Среди средств государственной защиты судебная защита занимает особое место, поскольку осуществляется самостоятельным и независимым в системе государственной власти органом правосудия, специально предназначенным для обеспечения своей деятельностью прав и свобод человека и гражданина. Конституционный Суд РФ при характеристике права на судебную защиту рассматривает его как одно из основных неотчуждаемых прав человека и одновременно гарантию и средство обеспечения всех других прав и свобод (см., например, Постановление КС РФ от 11.05.2005 N 5-П*(600)). Оно гарантируется каждому, т.е. правом на судебную защиту могут воспользоваться российские граждане и их объединения, иностранные физические и юридические лица, а также лица без гражданства (см. Постановление КС РФ от 17.02.1998 N 6-П*(601)).

По статье 46 Конституции РФ право на судебную защиту входит в состав соответствующего конституционного правоотношения, в юридическое содержание которого наряду с правом на судебную защиту управомоченного лица входит обязанность суда как органа государственной (судебной) власти обеспечить реализацию данного субъективного права. Однако заинтересованное лицо не вправе по своему усмотрению выбирать конкретный суд для обращения за судебной защитой, поскольку порядок судопроизводства, включая правила определения подведомственности и подсудности судебных дел, определяется законом. Соответственно, защиту прав с учетом распределения компетенции между различными судами осуществляют: посредством конституционного судопроизводства Конституционный Суд РФ и конституционные (уставные) суды субъектов РФ, посредством гражданского, административного и уголовного судопроизводства суды общей юрисдикции, посредством гражданского и административного судопроизводства арбитражные суды (см. комментарии к ст. 118, 125-127).

Перечисленные суды входят в единую судебную систему страны и в соответствии с Конституцией (ст. 10, ч. 1 ст. 11, ч. 1 ст. 118) как носители государственной (судебной) власти наделяются специальными полномочиями по осуществлению правосудия. Ни один орган, кроме государственного суда, такими полномочиями в Российской Федерации не обладает. В связи с этим неточной является формулировка ст. 11 ГК, которая к одной из форм судебной защиты гражданских прав относит их защиту третейским судом. Третейское разбирательство — это общественная, несудебная форма разрешения правовых конфликтов; соответственно, деятельность третейских судов, как и иных квазисудебных органов, не входящих в судебную систему РФ, не является правосудием. Это не умаляет значения для защиты прав внесудебного порядка разрешения некоторых споров, осуществляемого по волеизъявлению сторон или в связи с установлением федеральным законом обязательной досудебной процедуры их урегулирования. При условии сохранения возможности обратиться к средствам последующего судебного контроля такой порядок не противоречит конституционному праву на судебную защиту (см. Определение КС РФ от 08.04.2003 N 158-О*(602)).

Недопустимость в силу конституционных требований возложения полномочий по осуществлению правосудия на какой-либо иной орган, кроме суда, должен соблюдаться законодателем и при установлении порядка осуществления судопроизводства. На любой стадии разрешения судебного спора обязательные для всех участников судопроизводства решения вправе принимать только суд как носитель судебной власти, действующий при осуществлении правосудия самостоятельно и независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции и закону (см. Постановление КС РФ от 25.02.2004 N 4-П*(603)). Это не препятствует установлению инстанционного порядка прохождения судебных дел, при котором суд более высокой инстанции осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью нижестоящих судов (см. комментарии к ст. 126 и 127).

Обычно судопроизводство по конкретному делу возбуждается по обращению лица, заинтересованного в защите принадлежащего ему права, которое нарушено или неправомерно оспаривается, однако значительное количество судебных дел возникает также по инициативе лиц, действующих в защиту публичного интереса. Наиболее отчетливо это выражено в судопроизводстве по уголовным делам, инициатором передачи которых в суд (кроме дел частного обвинения) является прокурор, осуществляющий от имени государства уголовное преследование. Такая же специфика характерна для административного судопроизводства, в котором дела об административных правонарушениях возбуждаются в суде по обращениям государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц.

Посредством обращения в суд по таким делам уполномоченные органы обеспечивают реализацию государством своей обязанности по защите прав человека и гражданина, когда они становятся объектом посягательства со стороны правонарушителя вне зависимости от того, принадлежат соответствующие права конкретному лицу, участвующему в таком случае в процессе в качестве потерпевшего, или неопределенному кругу лиц. Однако при этом на основе состязательности и процессуального равноправия сторон должны обеспечиваться гарантии судебной защиты прав и свобод самого привлекаемого к ответственности лица, чтобы оно не понесло незаслуженного наказания, а сама процедура судопроизводства не приводила к ущемлению его законных интересов. К числу таких гарантий относится установленный законом последовательный порядок судопроизводства, предусматривающий необходимый для справедливого разрешения дела баланс взаимных процессуальных прав и обязанностей его участников, включая потерпевшего и привлекаемое к ответственности лицо, который должен неукоснительно соблюдаться судом.

Среди всего массива судебных дел основную часть составляют гражданские дела, разрешаемые судами общей юрисдикции в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и арбитражными судами в порядке, предусмотренном арбитражным процессуальным законодательством. Возбуждаются они обычно по инициативе истца (заявителя), реализующего свое право на судебную защиту, однако цель защиты прав при осуществлении правосудия по гражданским делам распространяется не только на инициатора судопроизводства, но также на других лиц, участвующих в деле. В частности, по делам искового производства суд своим решением обязан удовлетворить требование истца и защитить его права, если они неправомерно нарушены ответчиком, но в случае необоснованного иска суд должен отказать истцу в его притязаниях и защитить таким отказом права ответчика, которые неправомерно оспорены. При этом суд также обязан строго соблюдать предусмотренный порядок судопроизводства, гарантирующий реализацию процессуальных прав участников судопроизводства, осуществляемого на основе состязательности и равноправия сторон.

При характеристике права на судебную защиту как одного из основных неотчуждаемых прав и свобод, признаваемых и гарантируемых в России согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (ст. 17 Конституции), следует учитывать международные стандарты в сфере правосудия. Они сформулированы, в частности, в таких основополагающих международно-правовых актах, являющихся составной частью российской правовой системы, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г. (ст. 7, 8 и 10), Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 14), Конвенция о защите прав человека 1950 г. (ст. 6).

В соответствии с международно-правовыми стандартами, нашедшими нормативное выражение и во внутреннем российском законодательстве, правосудие по своей природе предполагает эффективное восстановление в правах и должно отвечать требованиям справедливости. Это предполагает, в частности, доступность судебной защиты, правильное разрешение любого спора в разумные сроки независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, обеспечение на всех этапах судопроизводства процессуального равноправия сторон. Несовместима с природой правосудия и судебная ошибка, поскольку она создает препятствия для достижения целей судопроизводства, основной из которых является защита прав и свобод человека и гражданина (ст. 18 Конституции), в связи с чем Суд применительно к гражданскому, административному и уголовному судопроизводству сформулировал и многократно подтверждал правовую позицию об умалении и ограничении права на судебную защиту отсутствием возможности пересмотра ошибочного судебного акта (см., например, Постановление КС РФ от 05.02.2007 N 2-П*(604)).

Завершает реализацию права на судебную защиту исполнение решения суда, без чего соответствующее право даже в случае правильного и своевременного рассмотрения дела обратилось бы в фикцию; соответственно, в практике Европейского Суда по правам человека и Конституционного Суда исполнение решения рассматривается как неотъемлемая часть «суда» (см., например, Постановление от 30.07.2001 N 13-П*(605)). Следует этой позиции и Пленум ВС РФ, который в п. 12 постановления от 10.10.2003 N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» разъяснил, что по смыслу ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод исполнение судебного решения рассматривается как составляющая часть «судебного разбирательства».

Однако следует учитывать условное значение данного термина применительно к исполнительному производству, не случайно он употребляется в официальных текстах закавыченным. Принудительным исполнением судебных решений в Российской Федерации занимается служба судебных приставов, входящая в систему органов исполнительной власти. Соответственно, деятельность этой службы правосудием не является, хотя непосредственно связана с ним и осуществляется под контролем суда.

2. На суд как орган правосудия кроме защиты субъективных прав посредством рассмотрения дел об уголовных и административных правонарушениях, разрешения споров между участниками частно-правовых отношений возлагается конституционная обязанность контролировать деятельность публичной власти в сфере признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина. Соответственно, по ст. 46 Конституции в судебном порядке могут быть обжалованы нормативные и ненормативные акты, действия или бездействие органов государственной власти и местного самоуправления, а также их должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Право на судебную защиту от неправомерных решений и действий в сфере публичной власти не предполагает права заинтересованного лица по своему усмотрению выбирать конкретный суд для подачи жалобы, он определяется в соответствии с правилами подведомственности и подсудности, которые устанавливаются законом. В зависимости от вида оспариваемых актов, содержания публично-правового спора, его субъектного состава и характера обжалуемых действий таким судом может быть Конституционный Суд РФ или конституционный (уставной) суд субъекта РФ, Верховный Суд РФ и другие суды общей юрисдикции, Высший Арбитражный Суд РФ и другие суды арбитражной юрисдикции.

Конституционный Суд РФ обеспечивает реализацию права граждан и их объединений на судебную защиту посредством проверки конституционности федерального закона или закона субъекта Федерации, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, осуществляемой по их жалобам на нарушение конституционных прав и свобод (см. комментарий к ст. 125).

В порядке конституционного судопроизводства осуществляют судебную защиту и конституционные (уставные) суды субъектов Федерации, которые в настоящее время созданы и действуют в 15 регионах. Возможность их создания как судов субъектов Федерации, входящих в единую судебную систему страны, а также примерный перечень рассматриваемых ими вопросов предусмотрены ст. 4 и 27 Закона о судебной системе РФ (см. Определение КС РФ от 06.03.2003 N 103-О*(606)). При этом субъекты Федерации вправе в порядке собственного правового регулирования закрепить право граждан обращаться в конституционный (уставной) суд с запросом о проверке нормативных правовых актов, принятых на собственной территории, на предмет соответствия их своей конституции (уставу) (см., например, ст. 83 Закона Свердловской области от 06.05.1997 N 29-ОЗ «Об Уставном Суде Свердловской области»).

Суды общей юрисдикции жалобы на решения и действия в сфере публичной власти рассматривают по правилам производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, предусмотренных гл. 23-25 ГПК, или по правилам производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных гл. 30 КоАП РФ. Такие же жалобы, но подведомственные арбитражным судам, рассматриваются по правилам арбитражного процессуального законодательства, которое соответствующую процедуру относит к производству по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений (гл. 22-24, 26 АПК).

В суды общей или арбитражной юрисдикции могут быть обжалованы также решения, действия (бездействие) общественных объединений, иных учреждений, предприятий, организаций и их объединений. Однако такие дела рассматриваются не в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, а по правилам искового производства, установленным, соответственно, гражданским или арбитражным процессуальным законодательством (см. п. 8 постановления Пленума ВС РФ от 20.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»*(607)).

Российская правовая система предусматривает возможность оспаривания нормативных правовых актов не только в порядке конституционного судопроизводства, но и по правилам гражданского и арбитражного процессуального законодательства. В зависимости от подведомственности соответствующих жалоб в суд общей или арбитражной юрисдикции с соблюдением правил подсудности могут быть оспорены нормативные акты ниже уровня федерального закона — указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, акты министерств и ведомств, законы и иные нормативные акты субъектов Федерации, акты органов местного самоуправления. Однако они проверяются не на конституционность, а на предмет соответствия закону или иному нормативному акту, имеющему по отношению к проверяемому акту большую юридическую силу. При этом общие и арбитражные суды не вправе разрешать дела об оспаривании таких нормативных актов, спор о законности которых перерастает в конституционно-правовой спор.

В частности, судам общей и арбитражной юрисдикции не подведомственны дела об оспаривании конституций и уставов субъектов Федерации (см. Постановление КС РФ от 18.07.2003 N 13-П*(608)). Не вправе они также разрешать дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства РФ, если они приняты во исполнение полномочия, возложенного на него непосредственно федеральным законом (см. Постановление КС РФ от 27.01.2004 N 1-П*(609)).

3. Среди межгосударственных органов по защите прав и свобод человека и гражданина наиболее востребованным у российских граждан является Европейский Суд по правам человека, куда они получили возможность обращаться с 5 мая 1998 г. после ратификации Российской Федерацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод*(610). Свою деятельность он осуществляет на основе принципа субсидиарности, подключаясь к вопросу реализации конвенционных положений, являющихся составной частью российской правовой системы, лишь в спорных ситуациях после исчерпания всех внутригосударственных средств правовой защиты.

Федеральным законом о ратификации Конвенции предусмотрено, что Российская Федерация признает ipso fakto (в силу самого факта) и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией этих договорных актов. Соответственно, обязательный характер на территории страны имеют и постановления Суда, принятые в отношении РФ, что непосредственно влияет на уровень судебной защиты, осуществляемой российскими судами.

В частности, выполнение решений Европейского Суда по правам человека, касающихся России, предполагает обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Соответственно, Пленум ВС РФ в п. 11 постановления от 10.10.2003 N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» разъяснил, что суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение этих обязательств государства; если при судебном разбирательстве были выявлены обстоятельства, которые способствовали нарушению прав и свобод граждан, гарантированных Конвенцией, суд вправе вынести частное определение (или постановление), в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на обстоятельства и факты нарушения указанных прав и свобод, требующие принятия необходимых мер*(611).

Исходя из буквального текста Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», формально не являются обязательными для России решения Европейского Суда по правам человека, принятые по делам с участием других государств. Однако они содержат прецеденты Суда по вопросам толкования и применения конвенционных положений применительно к фактическим ситуациям, которые могут возникнуть и по российским делам. Применение в нашей стране Конвенции и Протоколов к ней вопреки этим прецедентам приводило бы к искажению действительного смысла конвенционных норм и к нарушению защищаемых данными актами прав и свобод человека и гражданина, что при подаче соответствующей жалобы неизбежно влекло бы ответственность государства. Соответственно, такие прецеденты, как формулирующие правила общего характера для разрешения типичных ситуаций, становятся, по существу, обязательными для всех участников Конвенции; не случайно почти во всех решениях против Российской Федерации Европейский Суд в обоснование своих выводов ссылается на прецеденты, сформулированные при разрешении дел с участием других государств (см., например, п. 51, 54, 56, 60-62 мотивировочной части постановления от 29 января 2004 г. по делу Кормачева против Российской Федерации*(612)).

Российской Федерацией признается также компетенция Комитета по правам человека, созданного в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 г.*(613) В соответствии с установленной процедурой Комитет рассматривает индивидуальные жалобы лиц, утверждающих о нарушении государством какого-либо из прав, предусмотренных Пактом. Жалоба принимается к рассмотрению, если соответствующий вопрос не рассматривается с другой процедурой международного разбирательства и данное лицо исчерпало все внутренние средства правовой защиты за исключением случаев, когда применение таких средств неоправданно затягивается. По результатам разрешения жалобы Комитет не принимает обязательных решений, а лишь сообщает свое мнение по ней государству и соответствующему лицу. Однако в свой ежегодный доклад Генеральной Ассамблее ООН он включает краткий отчет о рассмотрении жалоб, что при установлении фактов нарушения прав и свобод негативно отражается на репутации государства.

Обращения о нарушении прав человека рассматриваются и другими органами ООН*(614). В частности, Комиссия по правам человека ООН, которая с февраля 1946 г. действует как вспомогательный орган Экономического и Социального Совета ООН (ОКОСОС). В соответствии с резолюцией 1503 от 27 мая 1970 г. она вправе рассматривать индивидуальные и коллективные сообщения о массовых и серьезных нарушениях прав человека в любой стране, являющейся членом ООН.

Исчерпанность всех внутригосударственных средств правовой защиты как условие обращения в межгосударственные органы по защите прав и свобод означает, что жалоба может быть подана после отказа лицу во всех инстанциях системы судов общей и арбитражной юрисдикции. Конституционное судопроизводство, если только гражданин не обратился в Конституционный Суд с жалобой на нарушение своих конституционных прав примененным или подлежащим применению в его деле законом, не относится к тем внутригосударственным правовым средствам, использование которых должно рассматриваться в качестве обязательной предпосылки для такого обращения (см.: п. 5 мотивировочной части Определения КС РФ от 13.01.2000 N 6-О; п. 9.3 мотивировочной части Постановления КС РФ от 05.02.2007 N 2-П*(615)).