По с 2 ст145 коап рф

Дискриминация: преступление и административное правонарушение (Новиков В.А.)

Дата размещения статьи: 14.09.2017

Всеобщая декларация прав человека провозглашает, что все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах (ст. 1). Принцип равноправия имеет важнейшее значение не только для личности, но и государства, стремящегося к установлению справедливых общественных отношений. Отступление от этого принципа, дискриминация по различным признакам представляют серьезную угрозу для нормального существования современного человеческого общества. Об актуальности борьбы с дискриминацией свидетельствуют многочисленные правовые акты, направленные на преодоление этого негативного явления, прочно укоренившегося в повседневной жизни.
В обобщенном виде под дискриминацией понимается нарушение или ущемление прав, свобод и законных интересов одних лиц в сравнении с другими по различным основаниям. Большинство развитых и развивающихся стран современного мира проводят политику, направленную на устранение ее любых проявлений во всех областях общественной жизни, совершенствуют национальное антидискриминационное законодательство, которое в целом основывается на стандартах, закрепленных в международных правовых актах. В Российской Федерации в основе запрета дискриминации лежит конституционный принцип равноправия. В соответствии со ст. 19 Конституции РФ все люди равны перед законом и судом. Государство гарантирует каждому равенство прав и свобод независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Данный перечень дискриминационных признаков является открытым. Так, в ст. 5.62 КоАП РФ дополнительно указаны цвет кожи, семейное или социальное положение, возраст.
В текстах конституционных актов иностранных государств, помимо перечисленных, можно встретить и иные дискриминационные признаки: инвалидность (ст. 3 Основного Закона ФРГ 1949 г.); умственная отсталость, образ жизни (ст. 8 Федеральной конституции Швейцарской Конфедерации 1998 г.); философские убеждения (ст. 5 Конституции Республики Бразилия 1988 г.); семейное происхождение (ст. 14 Конституции Японии 1947 г.); образование (ст. 13 Конституции Португальской Республики 1976 г.); классовая принадлежность (ст. 7 Конституции Австрийской Республики 1920 г.) и др.
Ряд признаков закреплен в международных правовых актах. В ст. 14 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод 1950 г. к их числу отнесена принадлежность к национальным меньшинствам. В Декларации Организации Объединенных Наций о сексуальной ориентации и гендерной принадлежности 2008 г. осуждается дискриминация, притеснения или изоляция лиц по признаку их сексуальной ориентации или гендерной идентичности (внутреннего самоощущения лица как представителя того или иного пола).
Законодательством многих государств дискриминация отнесена к уголовно наказуемым деяниям. Так, Уголовный кодекс Швейцарии 1937 г. запрещает ущемление прав и свобод человека по мотиву его расовой, этнической или религиозной принадлежности, предусматривая ответственность и за публичные призывы к дискриминации (ст. 261 bis.). Статьями 249 — 250 УК Китайской Народной Республики 1997 г. установлен запрет на пропаганду дискриминации по признаку национальности при отягчающих обстоятельствах, а также на публикацию материалов в грубой форме, оскорбляющих достоинство представителей национальных меньшинств. Наиболее полно дискриминационные мотивы перечислены в ст. 314 и 510 УК Испании 1995 г.: идеология, разделяемая лицом; религиозные воззрения; иные убеждения; антисемитизм; этническая, расовая или национальная принадлежность; пол; сексуальная ориентация; семейное положение; болезнь или инвалидность; законное или профсоюзное представительство работников; общность с другими работниками предприятия.
Уголовное законодательство Российской Федерации и большинства бывших союзных республик, а ныне суверенных государств ближнего зарубежья в целом представлено очень схожими нормами об ответственности за нарушение равноправия, основывающимися на положениях Модельного уголовного кодекса для государств — участников Содружества Независимых Государств 1996 г., который определяет данное преступление как прямое или косвенное нарушение или ограничение прав и свобод человека и гражданина в зависимости от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного или должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям (ст. 150). По конструкции состав данного преступления был задуман как материальный. В него включены общественно опасные последствия в виде причинения вреда законным интересам лица. В качестве квалифицирующего признака указан специальный субъект — лицо, использующее служебное положение для совершения дискриминационных действий или бездействия (ч. 2 ст. 150).
При относительном сходстве основных составов преступлений статьи об ответственности за дискриминацию государств ближнего зарубежья существенно отличаются по квалифицирующим признакам. В ч. 2 ст. 143 УК Республики Таджикистан 1998 г. указан способ — с применением насилия или угрозой его применения. УК Республики Азербайджан 2015 г. повышенную общественную опасность также связывает со способом совершения преступления — с насилием и угрозами его применения, путем обмана (ч. 2 ст. 161). В ч. 2 ст. 176 УК Республики Молдовы 2002 г. включены три квалифицирующих признака: причинение крупного ущерба, группой лиц, с размещением дискриминационных сообщений и символов в общественных местах. Уголовный кодекс Республики Казахстан 2014 г. более строгое наказание предусматривает за прямое или косвенное ограничение прав и свобод человека (гражданина) специальным субъектом — лидером общественного объединения (ч. 2 ст. 145).
В Российской Федерации за дискриминацию предусмотрена не только уголовная (ст. 136 УК РФ), но и административная (ст. 5.62 КоАП РФ) ответственность. Статья 136 Уголовного кодекса Российской Федерации в первоначальной редакции называлась «Нарушение равноправия граждан» и полностью воспроизводила содержание ст. 150 Модельного уголовного кодекса для государств — участников СНГ 1996 г., но в последующем в нее были внесены изменения и дополнения. Федеральный закон от 9 июля 1999 г. N 156-ФЗ изменил ее название на «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина». Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ из числа конструктивных признаков были исключены общественно опасные последствия в виде причинения вреда законным интересам потерпевшего лица, в результате чего состав преступления стал формальным. Вследствие этих изменений, с одной стороны, упростилась деятельность органов предварительного расследования по доказыванию обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ, а с другой — возникла реальная угроза привлечения к уголовной ответственности лиц за незначительные дискриминационные деяния, не представляющие общественной опасности. Выход из сложившейся ситуации был найден путем декриминализации основного состава преступления с одновременным переводом его в разряд административных правонарушений.
———————————
Федеральный закон от 9 июля 1999 г. N 156-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. 1999. N 28. Ст. 3489.
Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4848.

Федеральным законом N 420-ФЗ КоАП РФ от 07.12.2011 дополнили ст. 5.62 «Дискриминация». При этом ч. 2 ст. 136 УК РФ утратила силу в связи с тем, что предусмотренному в ней квалифицирующему признаку был придан статус конструктивного (криминообразующего) признака.
———————————
Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2011. N 50. Ст. 7362.

Составы преступления (ст. 136 УК РФ) и административного правонарушения, предусмотренного ст. 5.62 КоАП РФ, полностью совпадают по объекту посягательства и признакам объективной стороны. Разграничивать их необходимо по субъекту преступления. В ст. 136 УК РФ указан специальный субъект преступления — лицо, использующее для дискриминационных действий или бездействия служебное положение. Несомненно, что руководитель, наделенный административно-хозяйственными или организационно-распорядительными полномочиями, способен, используя их, причинить более существенный вред правам и свободам человека и гражданина, чем лицо, не имеющее таких полномочий.
При отсутствии в составе преступления указания на обязательные последствия в каждом конкретном случае следует также оценивать степень общественной опасности деяния. Дискриминационные действия или бездействие, совершенные специальным субъектом, могут и не достигать уровня общественной опасности преступления, что позволяет квалифицировать их как малозначительное деяние (ч. 2 ст. 14 УК РФ) и одновременно ставить вопрос об административной ответственности по ст. 5.62 КоАП РФ. Следует также отметить, что согласно ст. 5.62 КоАП РФ административной ответственности подлежат не только физические, но и юридические лица.
Так, в отношении краевого государственного казенного образовательного учреждения (КГКОУ) было возбуждено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 5.62 КоАП РФ, и постановлением мирового судьи назначено наказание в виде административного штрафа в размере 5 000 рублей. Материалами дела установлено, что дискриминация имела место в сфере трудовых отношений и состояла в том, что Х. было отказано в приеме на работу на должность водителя автомобиля по причине его места жительства. Не согласившись с вынесенным постановлением, представитель КГКОУ в суде второй инстанции мотивировал свою позицию тем, что Х. обратился к лицу, которое в соответствии со своими должностными обязанностями не вправе решать вопросы трудоустройства. Районный суд счел указанные доводы неубедительными и оставил жалобу представителя организации без удовлетворения, а постановление мирового судьи без изменения .
———————————
См.: дело об административном правонарушении N 12-231/2015 // Архив Краснофлотского районного суда г. Хабаровска.

В научной литературе была высказана точка зрения о том, что криминообразующими являются не любые, а только те дискриминационные признаки, которые указаны в ст. 136 УК РФ . Так, А.С. Курманов отмечает, что дискриминационные признаки, перечисленные в ст. 136 УК РФ, имеют ограниченный характер и расширительному толкованию не подлежат, в отличие от ст. 19 Конституции РФ, где приведенный перечень признаков не является исчерпывающим. Поэтому дискриминация по признаку возраста уголовную ответственность не повлечет .
———————————
См., например: Цыбелов А.А. Содержание некоторых криминообразующих признаков состава преступления, предусмотренного ст. 136 УК РФ // Современное право. 2008. N 11. С. 95.
См.: Курманов А.С. Уголовное законодательство России об охране конституционных прав и свобод человека: сравнительно-правовое исследование: Дис. . д. ю. н. Свердловск, 2011. С. 231.

По нашему мнению, ошибочно дифференцировать дискриминационные признаки по степени их значимости, полагая, что только некоторые из них способны придавать общественную опасность данному преступлению. Если следовать предложенной логике, то вряд ли можно найти убедительный ответ на вопрос: почему дискриминация по цвету кожи должна влечь административную (ст. 5.62 КоАП РФ), а по национальному признаку — уголовную ответственность (ст. 136 УК РФ). По причине многообразия дискриминационных признаков их невозможно исчерпывающе перечислить в существующих нормах-дефинициях. Поэтому в Конституции РФ, УК РФ и КоАП РФ в основном указаны признаки, включенные в международные правовые акты.
Несовпадение дискриминационных признаков в разных нормативных правовых актах стало причиной появления диаметрально противоположных точек зрения об их криминообразующем характере в составе преступления, предусмотренного ст. 136 УК РФ. Думается, что нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина по любому признаку, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, должно влечь уголовную ответственность. В иных случаях возможна административная ответственность по ст. 5.62 КоАП РФ.
Л.Г. Мачковский справедливо отмечает, что равноправие должно соблюдаться во всем, и предлагает изменить редакцию ст. 136 Уголовного кодекса Российской Федерации, дополнив ее словами из ст. 19 Конституции РФ: «. а также других обстоятельств» .
———————————
См.: Мачковский Л.Г. Преступления против конституционных прав человека и гражданина: проблемы теории и практики правового регулирования: Дис. . д. ю. н. М., 2006. С. 150.

Практика показывает, что наибольшее число дискриминационных правонарушений совершается в сфере трудовых отношений, как правило, при приеме на работу, увольнении или оплате труда в зависимости от пола, состояния беременности, национальности, а особенно по возрастному признаку. Буквально три года назад довольно часто в объявлениях о приеме на работу, размещенных в средствах массовой информации и на сайтах работодателей, можно было встретить сообщения откровенно дискриминационного характера, содержащие признаки, не имевшие никакого отношения к выполняемой трудовой функции (пол, предельный возраст соискателя и др.). Принимая во внимание, что данное явление приобрело массовый характер, Федеральным законом от 02.07.2013 N 162-ФЗ была введена административная ответственность за распространение информации о свободных рабочих местах или вакантных должностях, содержащей ограничения дискриминационного характера (ст. 13.11.1 КоАП РФ).
———————————
Федеральный закон от 2 июля 2013 г. N 162-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2013. N 27. Ст. 3454.

Однако это существенно не повлияло на негативные тенденции, длительное время существующие на рынке труда. Дискриминация при трудоустройстве на вакантные должности, связанная с возрастом претендента и другими обстоятельствами, приобрела скрытый характер. Лицам отказывают в трудоустройстве зачастую по разным надуманным причинам, скрывая дискриминационные мотивы отказа в приеме на работу. По мнению экспертов, в настоящее время в ряде организаций установлены компьютерные программы, сортирующие резюме соискателей по возрастному признаку, и обращения лиц старше 35 — 40 лет кадровой службой вообще не рассматриваются. Дискриминация приобретает все более завуалированный характер и необходимо признать, что назрела потребность в новых законодательных решениях, которые позволят изменить ситуацию в сфере трудовых отношений в лучшую сторону. Вопрос о трудовой занятости граждан старшего поколения остро может встать после повышения пенсионного возраста. Поэтому на государственном уровне должны быть заранее приняты эффективные меры по преодолению возрастной дискриминации.
Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение женщины по мотиву того, что она беременна или имеет детей до трех лет, несомненно, является разновидностью дискриминации, но ответственность за нее наступает не по общей (ст. 136 УК РФ), а по специальной норме — ст. 145 Уголовного кодекса Российской Федерации. Указанные признаки (беременность и наличие на иждивении у женщины хотя бы одного ребенка) придают данному виду дискриминации характер общественной опасности. Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение могут поставить на грань выживания беременную женщину или женщину, имеющую на иждивении ребенка в возрасте до 3 лет.
Существование специальной нормы, по мнению В.Н. Кудрявцева, имеет практический смысл в тех случаях, когда она иначе решает вопрос уголовной ответственности по сравнению с общей нормой (например, о виде и размере наказания) . В соответствии с общей нормой дискриминация (ст. 136 УК РФ) относится к числу преступлений средней тяжести. За его совершение предусмотрено максимально строгое наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет. По ст. 145 УК РФ наиболее строгое наказание ограничивается обязательными работами на срок до 360 часов (преступление небольшой тяжести). Существенное смягчение наказания за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей ребенка в возрасте до 3 лет, не соответствует характеру общественной опасности данного преступления. Менее опасное преступление, например отказ мужчине в приеме на работу по признаку его пола, требует квалификации по общей норме (ст. 136 УК РФ), предусматривающей более строгое наказание, что едва ли является справедливым.
———————————
См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. Второе изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 218.

В научных публикациях можно встретить высказывания о том, что нормы об ответственности за дискриминационные преступления относятся к числу «неработающих», а некоторые авторы даже ставят под сомнение целесообразность их нахождения в действующем уголовном законодательстве . Действительно, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 136 и 145 УК РФ, возбуждаются очень редко. По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в 2015 г. по ст. 145 УК РФ не было осуждено ни одного человека. В отношении пяти лиц уголовное преследование прекращено по различным основаниям . Однако отсутствие судебной практики по данной категории уголовных дел не означает, что ст. 145 УК РФ является излишней. Напротив, ее присутствие в уголовном законе оказывает большое предупредительное воздействие на работодателей и должностных лиц разных уровней, ответственных за прием и увольнение работников.
———————————
См.: Лопашенко Н.А. Российское уголовное законодательство: оценка влияния на состояние российской преступности // Уголовное право: Стратегия развития в XXI веке: Материалы междунар. науч.-практ. конференции (29 — 30 января 2004 г., МГЮА) / Отв. ред. А.И. Рарог. М., 2004. С. 47, 49.
См.: Отчет Судебного департамента при Верховном Суде РФ о числе осужденных за 2015 г. (форма N 10-а) // URL: http://www.cdep.ru.

Уголовные дела по фактам дискриминации женщин периодически все же становятся предметом судебного разбирательства. Так, по одному из дел установлено, что потерпевшая сообщила работодателю о своей беременности и намерении уйти в отпуск по беременности и родам. Не желая выплачивать пособие по уходу за ребенком, индивидуальный предприниматель Ю. незаконно уволил ее с должности продавца магазина. Его действия квалифицированы мировым судьей по ст. 145 Уголовного кодекса Российской Федерации .
———————————
См.: уголовное дело N 1-46/2015 // Архив мирового судьи Шелопугинского района Забайкальского края.

Являясь директором муниципального бюджетного учреждения и достоверно зная о беременности соискателя на должность руководителя сельского дома культуры, А. необоснованно отказала в приеме на работу на указанную должность по мотиву ее беременности, указав собственноручно об этом в заявлении. Действия А. квалифицированы судом по ст. 145 Уголовного кодекса Российской Федерации .
———————————
См.: уголовное дело N 1-256/2015 // Архив Ленинского районного суда Республики Крым.

Таким образом, можно резюмировать, что отечественное уголовное и административно-деликтное законодательство позволяет эффективно защищать права и свободы, законные интересы человека и гражданина от любых дискриминационных проявлений. Общественную опасность дискриминация приобретает только в случаях нарушения равноправия специальным субъектом — лицом, использующим служебное положение, и только по этому признаку следует отграничивать преступление от смежного с ним административного правонарушения. При этом необходимо признать, что ст. 136 Уголовного кодекса Российской Федерации требует редакционных изменений, связанных с уточнением дискриминационных признаков, а санкция ст. 145 Уголовного кодекса Российской Федерации нуждается в дополнении более строгими видами наказания.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004. 304 с.
2. Курманов А.С. Уголовное законодательство России об охране конституционных прав и свобод человека: сравнительно-правовое исследование: Дис. . д. ю. н. Свердловск, 2011. 457 с.
3. Лопашенко Н.А. Российское уголовное законодательство: оценка влияния на состояние российской преступности // Уголовное право: Стратегия развития в XXI веке: Материалы международной научно-практической конференции (29 — 30 января 2004 г., МГЮА) / Отв. ред. А.И. Рарог. М., 2004. 519 с.
4. Мачковский Л.Г. Преступления против конституционных прав человека и гражданина: проблемы теории и практики правового регулирования: Дис. . д. ю. н. М., 2006. 432 с.
5. Цыбелов А.А. Содержание некоторых криминообразующих признаков состава преступления, предусмотренного ст. 136 УК РФ // Современное право. 2008. N 11. С. 95 — 99.

REFERENCES (TRANSLITERATION)

Статья 14.5. Продажа товаров, выполнение работ либо оказание услуг при отсутствии установленной информации либо неприменение в установленных федеральными законами случаях контрольно-кассовой техники

СТ 14.5 КоАП РФ

1. Продажа товаров, выполнение работ либо оказание услуг организацией, а равно гражданином, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, при отсутствии установленной информации об изготовителе (исполнителе, продавце) либо иной информации, обязательность предоставления которой предусмотрена законодательством Российской Федерации, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на должностных лиц — от трех тысяч до четырех тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей.

2. Неприменение контрольно-кассовой техники в установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники случаях —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной четвертой до одной второй размера суммы расчета, осуществленного без применения контрольно-кассовой техники, но не менее десяти тысяч рублей; на юридических лиц — от трех четвертых до одного размера суммы расчета, осуществленного с использованием наличных денежных средств и (или) электронных средств платежа без применения контрольно-кассовой техники, но не менее тридцати тысяч рублей.

3. Повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 2 настоящей статьи, в случае, если сумма расчетов, осуществленных без применения контрольно-кассовой техники, составила, в том числе в совокупности, один миллион рублей и более, —

влечет в отношении должностных лиц дисквалификацию на срок от одного года до двух лет; в отношении индивидуальных предпринимателей и юридических лиц — административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

4. Применение контрольно-кассовой техники, которая не соответствует установленным требованиям, либо применение контрольно-кассовой техники с нарушением установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники порядка регистрации контрольно-кассовой техники, порядка, сроков и условий ее перерегистрации, порядка и условий ее применения —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от полутора тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц — предупреждение или наложение административного штрафа в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей.

5. Непредставление организацией или индивидуальным предпринимателем информации и документов по запросам налоговых органов или представление таких информации и документов с нарушением сроков, установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от полутора тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц — предупреждение или наложение административного штрафа в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей.

6. Ненаправление организацией или индивидуальным предпринимателем при применении контрольно-кассовой техники покупателю (клиенту) кассового чека или бланка строгой отчетности в электронной форме либо непередача указанных документов на бумажном носителе покупателю (клиенту) по его требованию в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере двух тысяч рублей; на юридических лиц — предупреждение или наложение административного штрафа в размере десяти тысяч рублей.

7. Нарушение оператором фискальных данных законодательства Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники, выразившееся в нарушении обязанности по обработке и передаче фискальных данных или обязанности по обеспечению конфиденциальности и защиты фискальных данных, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от пятисот тысяч до одного миллиона рублей.

8. Неисполнение оператором фискальных данных обязанностей, установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники, в случае аннулирования имеющегося у него разрешения на обработку фискальных данных —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

9. Подача организацией недостоверных сведений при соискании разрешения на обработку фискальных данных —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей.

10. Непредставление оператором фискальных данных в налоговый орган уведомления о заключении с пользователем договора на обработку фискальных данных, об изменении сведений, представленных в уведомлении, или о расторжении указанного договора либо представление таких уведомлений с нарушением установленного законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники срока —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

11. Непредставление оператором фискальных данных в налоговый орган уведомления об изменении сведений, представленных при подаче заявления на получение разрешения на обработку фискальных данных, либо представление такого уведомления с нарушением установленного законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники срока —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

12. Иное нарушение оператором фискальных данных требований законодательства Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

13. Продажа изготовителем контрольно-кассовой техники и (или) фискальных накопителей контрольно-кассовой техники и (или) фискального накопителя без включения таких контрольно-кассовой техники и (или) фискального накопителя в реестр контрольно-кассовой техники и (или) реестр фискального накопителя —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

14. Выдача экспертной организацией, проводящей экспертизу моделей контрольно-кассовой техники и (или) экспертизу технических средств оператора фискальных данных (соискателя разрешения на обработку фискальных данных) на соответствие требованиям законодательства Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники, заведомо ложного заключения —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от пятисот тысяч до одного миллиона рублей.

15. Непредставление либо представление с нарушением установленного срока в налоговый орган экспертной организацией, проводящей экспертизу моделей контрольно-кассовой техники и (или) экспертизу технических средств оператора фискальных данных (соискателя разрешения на обработку фискальных данных) на соответствие требованиям законодательства Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники, выданного заключения о соответствии или несоответствии контрольно-кассовой техники или технических средств оператора фискальных данных (соискателя разрешения на обработку фискальных данных) требованиям законодательства Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

Примечание. Лицо, добровольно заявившее в налоговый орган в письменной форме о неприменении им контрольно-кассовой техники в случаях, установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники, либо о применении им контрольно-кассовой техники, которая не соответствует установленным требованиям, либо о применении им контрольно-кассовой техники с нарушением установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники порядка регистрации контрольно-кассовой техники, порядка, сроков и условий перерегистрации контрольно-кассовой техники и порядка ее применения и добровольно исполнившее до вынесения постановления по делу об административном правонарушении обязанность, за неисполнение или ненадлежащее исполнение которой лицо привлекается к административной ответственности, освобождается от административной ответственности за административное правонарушение, предусмотренное частями 2, 4 и 6 настоящей статьи, если соблюдены в совокупности следующие условия:

на момент обращения лица с заявлением налоговый орган не располагал соответствующими сведениями и документами о совершенном административном правонарушении;

представленные сведения и документы являются достаточными для установления события административного правонарушения.

Комментарий к Ст. 14.5 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Объектом рассматриваемых административных правонарушений являются общественные отношения в области прав и интересов потребителей. Основные положения, касающиеся данной области, прописаны в Законе РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», Федеральном законе от 22.05.2003 N 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт».

2. Объективная сторона административного правонарушения (ч. 1) выражается в продаже товаров, выполнении работ либо оказании услуг организацией, а равно гражданином, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, при отсутствии установленной информации об изготовителе (исполнителе, продавце) либо иной информации, обязательность предоставления которой предусмотрена законодательством РФ.

3. Объективная сторона административного правонарушения (ч. 2) выражается в неприменении в установленных федеральными законами случаях контрольно-кассовой техники, применении контрольно-кассовой техники, которая не соответствует установленным требованиям либо используется с нарушением установленного законодательством РФ порядка и условий ее регистрации и применения, а равно отказе в выдаче по требованию покупателя (клиента) в случае, предусмотренном федеральным законом, документа (товарного чека, квитанции или другого документа, подтверждающего прием денежных средств за соответствующий товар (работу, услугу)).

Об арбитражной практике по вопросам применения ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ см. письмо ФНС России от 05.06.2013 N АС-4-2/10250.

4. Субъектами рассматриваемых административных правонарушений могут являться юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие реализацию товаров, выполнение услуг либо оказание услуг, их руководители и иные работники, а также граждане.

5. Субъективная сторона правонарушения характеризуется умыслом.

6. Протоколы об административных правонарушениях составляют должностные лица, уполномоченные рассматривать дела данной категории (ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ).

7. Дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ, рассматривают должностные лица налоговых органов (ст. 23.5 КоАП РФ), а по ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи — должностные лица органов, осуществляющих функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка (ст. 23.49 КоАП РФ).

По с 2 ст145 коап рф

Дядюн Кристина Владимировна

канд. юрид. наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин
ВФ РТА, г. Владивосток

Норма ст. 145 УК РФ — отражение в российском уголовном законодательстве положения, содержащегося в ч. 2 ст. 11 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, обязывающего государств-участников «запретить под угрозой применения санкций увольнение с работы на основании беременности или отпуска по беременности и родам» [4, с. 370]. Конституция РФ устанавливает, что «материнство и детство, семья находятся под защитой государства (ст. 38), «каждый имеет право на труд» (ст. 37), «мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации» (п. 3 ст. 19) [5].

В настоящее время в применении анализируемого состава имеются некоторые сложности, обусловленные несовершенством редакции нормы ст. 145 УК РФ. В частности, интересен вопрос о соотношении и разграничении деяния, предусмотренного ст. 145 УК РФ от смежных преступлений и правонарушений: ст. 136 УК РФ, ст. 5.27 КоАП РФ и соответствующими положениями трудового законодательства.

Статья 64 ТК РФ закрепляет запрет отказа в заключении трудового договора с женщинами по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей. Статья 261 ТК РФ предусматривает ограничения расторжения трудового договора с беременными женщинами и женщинами, имеющими детей. Соответственно устанавливается положение, согласно которому решения, нарушающие вышеозначенные нормы, могут быть обжалованы в суде (в гражданско-правовом порядке). Рассмотрение данных жалоб относится к компетенции мирового судьи. В случаях признания вынесенного работодателем решения необоснованным, последний обязывается заключить трудовой договор/восстановить лицо на работе и выплатить соответствующие компенсации. Четкой границы между нарушением трудового законодательства и уголовно-правовой нормы в данном случае нет. Деяния идентичны. В соответствии с ч. 3 ст. 20 УПК РФ дела о преступлениях, предусмотренных ст. 145 УК РФ, относятся к категории дел частно-публичного обвинения, возбуждаемым не иначе как по заявлению потерпевшей, прекращению в связи с примирением сторон не подлежат за исключением случаев, предусмотренных ст. 25 УПК РФ. По сути, виновные лица при таком подходе несут ответственность и гражданско-правового характера и уголовную. Причем, это не есть взаимосвязанные категории как, например, возмещение вреда, причиненного преступлением в гражданско-правовом порядке. Это самостоятельные виды ответственности. Разумеется, в некоторых случаях совмещение различных видов ответственности обосновано и допустимо, например, при причинении вреда имуществу работодателя/работника возможно сочетание мер материальной и административной/уголовной ответственности с учетом конкретных обстоятельств дела. Однако для применения мер уголовно-правового характера должны присутствовать определенные факторы: умышленное причинение вреда, наличие определенных признаков конкретного состава преступления и т. п. Например, невыплата заработной платы более 15 дней влечет ответственность в рамках трудового законодательства, а ее невыплата свыше 2-х/3-х месяцев (при наличии корыстной/личной заинтересованности виновного лица) — уголовную. В анализируемом деянии разграничительных критериев по виду ответственности нет. Возникает вопрос: оправдан ли существующий подход законодателя к регламентации уголовной ответственности за необоснованный отказ в приеме на работу/ необоснованное увольнение соответствующей категории лиц. Представляется целесообразным и обоснованным установление в рамках закона разграничительных критериев, обусловленных характером, степенью опасности деяния, на основе которых возможно установить отличие между преступлением и правонарушением, и, соответственно, применить к виновному лицу надлежащую по виду и размеру ответственность.

Норма, предусмотренная ст. 145 УК РФ, направлена на дополнительное обеспечение реализации принципа равноправия граждан. Наряду с этим в соответствии со ст. 136 УК РФ ответственность за дискриминацию устанавливается, в частности, за нарушение прав, свобод и законных интересов гражданина «в зависимости от его пола. принадлежности к. каким-либо социальным группам». Одну из таких групп образуют беременные женщины и женщины, имеющие детей в возрасте до 3-х лет, как нуждающиеся в особой социальной защите. Таким образом, ст. 145 УК РФ приобрела характер специальной нормы по отношению к ст. 136 УК РФ. В то же время, специальная норма, как правило, более конкретизирована, предусматривает более высокие пределы ответственности, обеспечивая повышенный уровень защиты. Например, ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) выступает в качестве общей нормы по отношению к ряду специальных: ст. ст. 299, 300 УК РФ и др.; нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК РФ) —общая норма по отношению к нарушению правил безопасности при ведении горных, строительных и иных работ (ст. 216 УК РФ). Сравнительный анализ показывает, что специальная норма всегда более конкретна, предусматривает ответственность за определенную разновидность общего состава преступного поведения на основе учета обособленных факторов, влияющих на степень общественной опасности содеянного и, соответственно, пределы ответственности виновного лица. Подобные разграничительные признаки в ст. 145 УК РФ отсутствуют. Таким образом, законодатель, по сути, просто вычленил одну из групп потерпевших из ст. 136 УК РФ. При этом если исходить, что такое решение обусловлено необходимостью более высокой степени защиты соответствующей категории лиц, непонятен подход к установлению ответственности за анализируемое преступление (существенно ниже, чем по общей норме). Также криминообразующим признаком состава ст. 136 УК РФ является совершение деяния с использованием служебного положения. Следует отметить, в силу специфики ст. 145 УК РФ, регламентированное в ней деяние в большинстве случаев совершается как раз с использованием служебного положения, тем не менее, соответствующий квалифицирующий признак в ст. 145 УК РФ не учтен. Более того, как справедливо отмечает Н.В. Качина: «в случаях, когда субъектом рассматриваемого преступления является должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, норма ст. 145 УК РФ будет специальной по отношению к ст.ст. 201 и 285 УК» [1, с. 14]. Причем в указанных статьях опять-таки установлены более высокие пределы наказания за совершение соответствующих деяний. Таким образом, специальная норма в данном случае не обеспечивает надлежащего уровня защиты, и, например, отказ в приеме на работу женщине просто по мотиву пола, повлечет для виновного более тяжкие последствия, чем совершение подобного деяния по мотивам, связанным с беременностью/наличием детей.

Определенные трудности на практике возникают в связи с разграничением ст. 145 УК РФ и ст. 5.27 КоАП РФ (нарушение законодательства о труде и об охране труда). Законодатель не дает четкого разграничения этих двух норм. Учитывая, что содержание ст. 145 УК РФ обусловлено как раз соответствующими нормами ТК РФ об охране труда соответствующей категории лиц, а доказать наличие конкретного мотива, связанного с беременностью/наличием детей, весьма сложно на практике (что подчеркивается многими исследователями [3, с. 283; 6, с. 18]), на виновное лицо может быть наложено административное взыскание по ст. 5.27 КоАП РФ. В Истринскую городскую прокуратуру обратилась женщина с жалобой на незаконное увольнение и нарушение требований трудового законодательства. Установлено, что на момент издания приказа об увольнении она находилась в состоянии беременности (что и послужило основанием увольнения). Кроме того, работодатель не уведомил сотрудницу в установленные законом сроки о расторжении трудового договора. По результатам проверки возбуждено дело об административном правонарушении по ч. 1 ст. 5.27. КоАП РФ [7]. В другом случае была уволена женщина, находящаяся на 30 неделе беременности, причем работодатель публично озвучил, что причиной расторжения трудового договора является беременность данной работницы. Работодатель был привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, оштрафован на 4000 рублей [8].

Вышеизложенное показывает, что действующая редакция ст. 145 УК РФ не отвечает целям своего создания, не обеспечивает надлежащего уровня защиты указанной категории лиц, влечет сложности правоприменения. Соответственно, видится целесообраз­ным изменение диспозиции данной статьи, включение в нее признаков, позволяющих отграничить рассматриваемое преступление от смежных противоправных деяний, и, соответственно, назначить обоснованное наказание за его совершение.