Переменный в ук рф

§ 3. ПОСТОЯННЫЕ И ПЕРЕМЕННЫЕ ПРИЗНАКИ

1. Второе деление признаков, важное для квалификации, мож- но произвести по степени их неизменности, устойчивости. Эго деление признаков на постоянные и переменные.

Под постоянными понимаются такие признаки, содержание которых остается неизменным в течение всего времени действия данного уголовного закона и не зависит существенным образом ОТ конкретных обстоятельств совершенного преступления.

К постоянным можно, например, отнести все признаки, ука­занные в диспозиции п. “г” ст. 105 УК (“убийство. женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременнос­ти”). Пока эта норма, а также ее положение в системе Особенной части уголовного законодательства не изменились, все признаки данной нормы (понятие “убийство”, понятие “состояние беремен­ности” и т. д.) остаются стабильными и значение их примени­тельно к каждому конкретному случаю совершения преступле­ния одно и то же.

Постоянные признаки состава обычно предусмотрены самой уголовно-правовой нормой без ссылок на какие-либо нормы дру­гих отраслей права.

Постоянными являются не только признаки, прямо указан­ные в диспозиции статьи Особенной части. Как отмечалось выше, некоторые признаки состава отражены и в статьях Общей части УК. Они большинстве случаев также бывают постоянными для данного вида преступления или даже для всех преступлений (на­пример, возраст).

Постоянный признак состава стабилен как во времени (не изменяется, пока не изменится закон), так и в пространстве (озна­чает одно и то же на всей территории действия данной нормы, независимо от местных условий). Применительно к таким при’ знакам задача органов следствия и суда в процессе квалифика­ции обычно ограничивается тем, чтобы правильно уяснить иХ содержание и точно установить, имеются ли они в действиях, обвиняемого. Если этот факт достоверно установлен, то Тем С3> мым и определена правильная квалификация СОДЄЯННОГО. ИгНО’

рирование предусмотренных законом постоянных признаков со­става или произвольное их истолкование при применении нор­мы является грубой ошибкой.

Постоянные признаки характеризуют такие свойства преступ­ления, которые существенным образом не зависят от изменений конкретной обстановки. Например, “злоупотребление доверием или обман” как признак мошеннического посягательства на имуще­ство представляет общественную опасность независимо от того, совершено ли это преступление в городе или в деревне, днем или ночью, в отношении малолетнего или старика, в 1961 или в 1991 году. Конечно, степень общественной опасности конкрет­ных деяний может быть различной, но это учитывается уже по­средством других признаков состава — переменных.

Постоянные признаки состава в большинстве случаев отно­сятся к объекту преступления, субъекту, субъективной стороне. Эти элементы преступления обычно испытывают наименьшее влияние изменяющейся конкретной обстановки. Как отмечал Я.М. Брайнин, признаки состава описываются: а) общеупотре­бительными терминами (например, имущество), б) научно-тех­ническими выражениями (например, эпизоотия), в) специальны­ми юридическими терминами (например, хищение) 1 . Это в пол­ной мере относится к постоянным признакам состава.

Одним из постоянных признаков ряда преступлений явля­ется “опасность для жизни”. Верховный суд РФ не признал разбоем нападение с применением газового баллончика, указав, что “нет. каких-либо данных о степени опасности для жизни и здоровья потерпевшего в результате применения газового баллончика при нападении”. Преступление было переквалифи­цировано на грабеж^

Постоянные признаки стабильны лишь в пределах действия конкретного уголовного закона. Стоит измениться закону, и соот­ветствующий признак будет заменен другим или приобретает иное содержание. Так произошло, например, с признаками кражи, ког­да вместо “тайного или открытого” похищения, предусмотренно­го Указом 4 июня 1947 г., этот состав преступления стал охва­тывать только “тайное” похищение чужого имущества.

‘ Брайнин Я.М Уголовный закон и его применение. С. 59 — 63. 2 См.: Бюллетень Верховного суда РФ. № 5.1997. С. 17.

Возможны и такие случаи, когда текст статьи УК сам по себе не изменился, а тем не менее содержание нормы стало иным в связи с изменением смежных уголовно-правовых норм и поня­тий. Так, понятия тяжкого и легкого телесных повреждений пос­ле вступления в силу УК РСФСР 1960 года приобрели иное содержание, чем в УК 1926 года, потому что появилось промежу­точное понятие менее тяжкого телесного повреждения (ст. 109 УК). Они изменились и в УК 1996 года.

Тем не менее на протяжении того периода времени, когда за­кон действует без изменений, постоянные признаки состава так­же не меняют своего содержания. Единообразное понимание этих признаков всеми органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и судами имеет важное значение с точки зрения соблюдения законности и организации успешной борьбы с пре­ступностью. Такое единообразное понимание обеспечивается тол­кованием закона, относящимся к компетенции верховных орга­нов власти, а также изданием руководящих разъяснений плену­мов Верховного суда .

Характерным примером такого разъяснения по вопросам со­держания признаков состава может служить следующее опреде­ление высшей судебной инстанции, разъяснившей понятие не­однократности совершения преступления. Верховный суд РФ ука­зал, что этот признак имеет место “независимо от того, был ли виновный осужден за ранее совершенное деяние, являлся ли ис­полнителем или соучастником преступления и было ли ранее совершенное деяние оконченным преступлением или покушени­ем на преступление”. Однако деяние не. может квалифицировать­ся как неоднократное, “если судимость за ранее совершенное пре­ступление была погашена или снята, а также если за ранее совер­шенное преступление лицо было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности” 1 .

Это понятие, разъясненное Верховным судом, относится к по­стоянным признакам, оно стабильно и одинаково на весь период действия Кодекса.

В одном из судебных решений Верховный суд РФ разъяснил понятие суфъекта преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ (неуплата налога). Им является “физическое лицо (гражданин

См.: Бюллетень Верховного суда РФ. Js⅛ 9, 1997 £ д

РФ, иностранный гражданин, лицо без гражданства), достигшее шестнадцатилетнего возраста, имеющее облагаемый налогом до­ход и обязанное в соответствии с законодательством представ­лять в целях исчисления и уплаты налога в органы налоговой службы декларацию о доходах” 1 . Надо полагать, что в данном случае разъяснен постоянный признак.

Когда закон действует уже сравнительно продолжительное время, возникает вопрос о том, применительно к какому периоду времени следует давать его толкование: времени издания или времени применения закона? [89] [90] Если иметь в виду постоянные признаки, то этот вопрос в значительной мере утрачивает акту­альность: так как признак постоянен, он сохраняет то свое значе­ние, которое в него было вложено при издании закона. Какая бы то ни было “модернизация” постоянного признака недопустима.

Исходя их этих соображений, мы полагаем, что М.Д. Шарго- родский был не прав, когда писал: “Суд должен стремиться уста­новить не волю закона, что пропагандирует нормативная теория права, не волю законодателя времени издания закона, что никогда не может привести к правильному решению конкретного вопро­са, а то, что фактически всегда имело и имеет место: закон толку­ется и должен толковаться в соответствии с волей законодателя времени применения закона” [91] .

5. Вторая группа — это переменные признаки. Как отмечено выше, их содержание может измениться на протяжении действия данного уголовного закона. Это означает, что содержание призна­ков определяется не только текстом статьи, но и какими-то дру­гими моментами» Переменные признаки имеют две основные раз­новидности: бланкетные и оценочные.

Большинство переменных признаков состава сформулирова­ны в законе как бланкетные. Это означает, что конкретное их содержание зависит от другой, в большинстве случаев подзакон­ной нормы, относящейся к иной отрасли права. Например, способ преступного действия (бездействия), предусмотренного ст. 263 УК, является переменным признаком, потому что уголовный закон
предусматривает ответственность за “нарушение правил безопас, ности движения и эксплуатации транспорта”, не раскрывая, δ чем конкретно заключается это нарушение. Правила же безопас- ности движения и эксплуатации транспорта установлены адми­нистративными актами и периодически изменяются.

Переменный признак’состава внешние как бы стабилен: текст соответствующей статьи Особенной части на протяжении ряда лет остается прежним. Однако в действительности содержание этого признака состава может существенно измениться из-за изменений подзаконной нормы. Характерным примером могут служить пра­вила движения автотранспорта, которые периодически пересмат­риваются. При этом то, что по старым правилам являлось противо­правным, может допускаться новыми правилами и наоборот, хотя бы сама уголовно-правовая диспозиция не изменялась.

В условиях быстрого развития техники количество бланкет­ных диспозиций неуклонно возрастает. В ряде отраслей хозяй­ства только детализированные правовые акты, вроде правил по технике безопасности, могут предусмотреть разнообразные виды общественно опасных действий [92] . Следует учитывать, что условия работы различных механизмов существенно изменяются, а это ведет и к изменению правил поведения людей, их обслуживающих. Никакой уголовный закон не в состоянии предусмотреть эти изменения. Он может в лучшем случае дать лишь общую форму­лу, охватывающую все возможные нарушения в совокупности. Поэтому существование норм, содержащих переменные призна­ки состава, неизбежно.

Уголовный кодекс включает большое количество бланкетных норм. Например, это нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта (ст. 263), нарушение правил дорож­ного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264), нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуата­ции и ремонте магистральных трубопроводов (ст. 269), наруше­ние правил международных полетов (ст. 271), многие экологи­ческие преступления (глава 26 УК), а также преступления против общественной безопасности (глава 24 УК).

Необходимо отметить, что известная “бланкетность” имеется и в ряде других диспозиций, обычно не называемых бланкетны­ми. Так, в некоторых статьях Особенной части содержатся указа­ния на “незаконность” того или иного действия. Что означают эти ссылки?

Рассмотрим, например, диспозицию ч. 1 ст. 301 УК РСФСР, которая гласит: “Заведомо незаконное задержание”. Указание на “незаконность” здесь означает, что под эту статью УК подпадает не всякое задержание, а лишь такое, которое не предусмотрено в качестве правомерного уголовно-процессуальным законодатель­ством. В данном случае слово “незаконное” является негативным бланкетным признаком, по существу имеющим переменное содер­жание, так как конкретные условия производства задержания могут меняться в зависимости от изменения уголовно-процессуального законодательства по этому вопросу’.

Разъяснение содержания бланкетных признаков дано в ряде руководящих постановлений судебных органов. Например, в по­становлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 октября 1969 г., упоминавшемся выше, разъясняется понятие “транспорт­ные средства”. Пленум указал, что под ними “следует понимать автомототранспортные средства, подлежащие регистрации в Го­сударственной автомобильной инспекции, пассажирские и грузо­вые трамваи и троллейбусы, все виды тракторов, а также дорож­ные, строительные, уборочные, сельскохозяйственные и тому по­добные специальные самоходные машины” [93] [94] .

Слова “тому подобные” весьма характерны. Дело не только в том, что исчерпывающий перечень был бы очень велик, но и в том, что он не может быть стабильным. Ведь этот признак бланкетный, он будет меняться по мере развития техники, и Пленум не вправе вводить перечень в жесткие рамки, потому что законом они не установлены.

Уяснение содержания переменных признаков в отличие от постоянных не может базироваться лишь на анализе уголовно-

правовых норм. Оно часто требует соответствующего толкования не только уголовного закона, но и подзаконных актов. Такое тол- кование также нередко осуществляется в судебной практике.

По делу П. и А. было установлено, что подсудимые, найдя чужой аккредитив, переправили текст и получили по нему я сберкассе 5000 руб. Эти действия были квалифицированы на- родным судом как хищение государственного имущества, а Фрун­зенский областной суд переквалифицировал их на статью об иму­щественном обмане государства, не соединенном с хищением. Как же правильно квалифицировать это преступление?

При неопределенном умысле это зависело от того, кому был причинен материальный ущерб действиями подсудимых: госу­дарству или лицу, утерявшему аккредитив. В свою очередь это зависело от действовавшего порядка возмещения ущерба, опреде­ляемого подзаконными актами: инструкцией Главного управле­ния гострудсберкасс и госкредита “О ведении бухгалтерского учета и отчетности в управлениях гострудсберкасс и госкреди­та” и инструкцией Министерства финансов СССР по выдаче и оплате аккредитивов.

Разъясняя требования этих инструкций, Пленум Верховного Суда СССР указал в постановлении по данному делу, что по их смыслу лицо, утратившее аккредитив, имеет право на получение денег из сберкассы только в том случае, если выплата другому лицу была произведена “по вине работников сберегательных касс”. Так как в деле были данные о том, что П. получила деньги по подложному аккредитиву вследствие невнимательности работ­ников сберкассы, Пленум признал осуждение за хищение пра­вильным’ .

При уяснении содержания рассматриваемой разновидности переменных признаков роль правосознания юриста мало отлича­ется от того, что имеет место при применении признаков посто­янных. Как там, так и здесь задача состоит в правильном понима­нии смысла закона (или подзаконного акта). “Исполнитель за­кона не вправе, ссылаясь на правосознание, изменять смысл я содержание толкуемого закона. Чтобы правильно уяснить под­линный смысл закона, толкователь может подняться до уровня законодателя, ио, находясь на-этом уровне по развитию своег°

‘ См — Бюллетень Верховного Суда СССР. 1959. X

Постоянные и переменные признаки. Виды переменных признаков;

Позитивные и негативные признаки.

Большинство признаков состава сформулировано в законе в позитивной форме: в виде указания на те или иные качества (свойства) преступления. Они выражаются так сказать в положительных понятиях. Их называют позитивными признаками.

Вместе с тем при описании некоторых составов встречаются признаки, которые выражаются в отрицательных понятиях. Например, в ст. 112 УК РФ говорится о причинении вреда здоровью «не опасного для жизни и здоровья и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ», в ст. 166 УК РФ указывается на отсутствие цели хищения. Такие признаки состава называют негативными. Они указывают на отсутствие тех или иных качеств (свойств) преступления. Негативные признаки играют в составе преступления ту же роль, что и позитивные. Они также как и позитивные признаки отграничивают преступление от других. Раскрытие негативных признаков проводится по принципу «всякое утверждение в одном отношении, есть отрицание в другом», т.е. через установление позитивного признака. Просто перечисление всех позитивных признаков в ряде случаев было бы нагромождением. В любом случае именно позитивные признаки являются основой построения состава, а потому и основой квалификации.

Деление признаков производится также по степени их неизменности, устойчивости. Это деление признаков на постоянные и переменные.

Под постоянным понимаются такие признаки, содержание которых остается неизменным в течение всего действия данного уголовного закона и не зависит существенным образом от конкретных обстоятельств совершенного преступления. Соответственно переменными признаками следует называть признаки, содержание которых может измениться без изменения текста диспозиции статьи Особенной части.

К примеру убийство женщины, находящейся в состоянии беременности. Все признаки являются постоянными и пока эта норма, а также ее положение не изменились, все признаки данной нормы остаются стабильными и значение их одно и тоже. Постоянные признаки состава обычно предусмотрены самой уголовно-правовой нормой без ссылок на какие-либо нормы других отраслей права. Постоянными являются не только признаки, указанные в норме Особенной части УК РФ, но и отраженные в общей части (вменяемость, возраст и т.д.). Постоянные признаки относятся в большей части к объекту, субъекту, субъективной стороне. Эти признаки испытывают наименьшее влияние изменяющейся конкретной обстановки. Постоянные признаки стабильны лишь в пределах действия конкретного уголовного закона. Стоит измениться закону и признак будет изменен или приобретается иное содержание. Единообразное понимание этих признаков обеспечивается их толкованием, относящимся к компетенции высшей судебной инстанции.

Содержание переменных признаков может измениться на протяжении действия закона. Это бланкетные и оценочные признаки. Большинство переменных признаков сформулированы в законе как бланкетные. Это означает, что конкретное их содержание зависит от другой, в большинстве случаев подзаконной нормы, относящейся к иной отрасли права. Например правила дорожного движения, правила обращения с опасными отходами. Переменный признак внешне стабилен: текст остается неизменным, меняется лишь содержание в зависимости от изменения нормы другого нормативного правового акта.

Вторая разновидность переменных признаков – оценочные. Их содержание определяется конкретным правоприменителем с учетом требований УК и конкретных обстоятельств дела. Оценки меняются не только от человека к человеку, но и с течением времени.

Квалификация не представляет сложности, когда преступник совершает преступление в точном соответствии с тем, как изложена диспозиция конкретной статьи. Однако, в реальной жизни такое бывает исключительно редко.

Трудности при квалификации возникают в трех ситуациях:

1. Когда в содеянном могут содержаться признаки нескольких норм из-за того, что многие составы частично совпадают, пересекаются друг с другом пот ряду признаков, хотя по каким-то другим признакам различаются. Такие составы получили название смежных, и трудности в квалификации преодолеваются путем их разграничения.

2. Когда в содеянном содержаться признаки нескольких норм, но применению подлежит одна из них, так как совершено одно преступление, и необходимо определиться – какая именно. В этих случаях налицо конкуренция уголовно-правовых норм.

3. Когда в содеянном могут содержаться признаки нескольких норм, но ни одна из них не охватывает содеянное полностью, в связи с чем применению подлежит несколько норм, т.е. квалификация дается по совокупности.

ПОСТОЯННЫЕ И ПЕРЕМЕННЫЕ ПРИЗНАКИ

1. Второе деление признаков, важное для квалификации, можно произвести по степени их неизменности, устойчивости. Это! деление признаков на постоянные и переменные.

Под постоянными понимаются такие признаки, содержание которых остается неизменным в течение всего времени действия данного уголовного закона и не зависит существенным образом от конкретных обстоятельств совершенного преступления. Соответственно переменными следует называть признаки, содержание которых может измениться без изменения текста диспозиции статьи Особенной части УК.

К постоянным можно, например, отнести все признаки, указанные в диспозиции п. «г» ст. 105 УК («убийство. женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности»). Пока эта норма, а также ее положение в системе Особенной части уголовного законодательства не изменились, все признаки данной нормы (понятие «убийство», понятие «состояние беременности» и т. д.) остаются стабильными и значение их применительно к каждому конкретному случаю совершения преступления одно и то же.

Постоянные признаки состава обычно предусмотрены самой уголовно-правовой нормой без ссылок на какие-либо нормы других отраслей права.

Постоянными являются не только признаки, прямо указанные в диспозиции статьи Особенной части. Как отмечалось выше, некоторые признаки состава отражены и в статьях Общей части УК. Они большинстве случаев также бывают постоянными для данного вида преступления или даже для всех преступлений (например, возраст).

Постоянный признак состава стабилен как во времени (не изменяется, пока не изменится закон), так и в пространстве (означает одно и то же на всей территории действия данной нормы, независимо от местных условий). Применительно к таким признакам задача органов следствия и суда в процессе квалификации обычно ограничивается тем, чтобы правильно уяснить их содержание и точно установить, имеются лиони в действиях обвиняемого. Если этот факт достоверно установлен, то тем самым и определена правильная квалификация содеянного. Игнорирование предусмотренных законом

постоянных признаков состава или произвольное их истолкование при применении нормы является грубой ошибкой.

Постоянные признаки характеризуют такие свойства преступления, которые существенным образом не зависят от изменений конкретной обстановки. Например, «злоупотребление доверием или обман» как признак мошеннического посягательства на имущество представляет общественную опасность независимо от того, совершено ли это преступление в городе или в деревне, днем или ночью, в отношении малолетнего или старика, в 1961 или в 1991 году. Конечно, степень общественной опасности конкретных деяний может быть различной, но это учитывается уже посредством других признаков состава — переменных.

Постоянные признаки состава в большинстве случаев относятся к объекту преступления, субъекту, субъективной стороне. Эти элементы преступления обычно испытывают наименьшее влияние изменяющейся конкретной обстановки. Как отмечал Я.М. Брайнин, признаки состава описываются: а) общеупотребительными терминами (например, имущество), б) научно-техническими выражениями (например, эпизоотия), в) специальными юридическими терминами (например, хищение) 1 . Это в полной мере относится к постоянным признакам состава.

Одним из постоянных признаков ряда преступлений. Является «опасность для жизни». Верховный суд РФ не признал разбоем нападение с применением газового баллончика, указав, что «нет каких-либо данных о степени опасности для жизни и здоровья потерпевшего в результате применения газового баллончика при нападении». Преступление было переквалифицировано на грабеж 2 .

Постоянные признаки стабильны лишь в пределах действия конкретного уголовного закона. Стоит измениться закону, и соответствующий признак будет заменен другим или приобретает иное содержание. Так произошло, например, с признаками кражи, когда вместо «тайного или открытого» похищения, предусмотренного Указом 4 июня 1947 г., этот состав преступления стал охватывать только «тайное» похищение чужого имущества.

1 Брайнин Я.М Уголовный закон и его применение. С. 59-63.

2 См.: Бюллетень Верховного суда РФ. № 5. 1997. С. 17.

Возможны и такие случаи, когда текст статьи УК сам по себе не изменился, а тем не менее содержание нормы стало иным в связи с изменением смежных уголовно-правовых норм и понятий. Так, понятия тяжкого и легкого телесных повреждений после вступления в силу УК РСФСР 1960 года приобрели иное содержание, чем в УК 1926 года, потому что появилось промежуточное понятие менее тяжкого телесного повреждения (ст. 109 УК). Они изменились и в УК 1996 года.

Тем не менее на протяжении того периода времени, когда закон действует без изменений, постоянные признаки состава также не меняют своего содержания. Единообразное понимание этих признаков всеми органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и судами имеет важное значение с точки зрения соблюдения законности и организации успешной борьбы с преступностью. Такое единообразное понимание обеспечивается толкованием закона, относящимся к компетенции верховных органов власти, а также изданием руководящих разъяснений пленумов Верховного суда.

Характерным примером такого разъяснения по вопросам содержания признаков состава может служить следующее определение высшей судебной инстанции, разъяснившей понятие неоднократности совершения преступления. Верховный суд РФ указал, что этот признак имеет место «независимо от того, был ли виновный осужден за ранее совершенное деяние, являлся ли исполнителем или соучастником преступления и было ли ранее совершенное деяние оконченным преступлением или покушением на преступление». Однако деяние не может квалифицироваться как неоднократное, «если судимость за ранее совершенное преступление была погашена или снята, а также если за ранее совершенное преступление лицо было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности» 1 .

Это понятие, разъясненное Верховным судом, относится к постоянным признакам, оно стабильно и одинаково на весь период действия Кодекса.

В одном из судебных решений Верховный суд РФ разъяснил понятие субъекта преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ (неуплата налога). Им является «физическое лицо (гражданин РФ

1 См.: Бюллетень Верховного суда РФ. № 9.1997. С. 4.

иностранный гражданин, лицо без гражданства), достигшее шестнадцатилетнего возраста, имеющее облагаемый налогом доход и обязанное в соответствии с законодательством представить в целях исчисления и уплаты налога в органы налоговой службы декларацию о доходах» 1 . Надо полагать, что в данном случае разъяснен постоянный признак.

Когда закон действует уже сравнительно продолжительное время, возникает вопрос о том, применительно к какому периоду времени следует давать его толкование: времени издания или времени применения закона? 2 Если иметь в виду постоянные признаки, то этот вопрос в значительной мере утрачивает актуальность: так как признак постоянен,он сохраняет то свое значениe, которое в него было вложено при издании закона. Какая бы; ни было «модернизация» постоянного признака недопустима.

Исходя их этих соображений, мы полагаем, что М.Д. Шаргородский был не прав, когда писал: «Суд должен стремиться установить не волю закона, что пропагандирует нормативная теория права, не волю законодателя времени издания закона, что никогда не может привести к правильному решению конкретного вопроса, а то, что фактически всегда имело и имеет место: закон толкутся и должен толковаться в соответствии с волей законодателя времени применения закона» 3 . Это утверждение неверно, если речь идет о постоянных признаках состава; оно может считаться обоснованным лишь для переменных признаков.

5. Вторая группа — это переменные признаки. Как отмечено выше, их содержание может измениться на протяжении действия данного уголовного закона. Это означает, что содержание признаков определяется не только текстом статьи, но и какими-то другими моментами. Переменные признаки имеют две основные разновидности: бланкетные и оценочные.

Большинство переменных признаков состава сформулированы в законе как бланкетные. Это означает, что конкретное их содержание зависит от другой, в большинстве случаев подзаконной нормы, относящейся к иной отрасли права. Например, способ преступного действия (бездействия), предусмотренного ст. 263 УК, является переменным признаком, потому что уголовный закон предусматривает

1 Бюллетень Верховного суда РФ. № 9. 1997. С. 4.

2 См.: Шляпочников А.С. Толкование уголовного закона. М., 1970. С. 106 и след.

3 Шаргородский М.Д. Закон и. суд / / Ученые записки Л ГУ. В ып. 8. 1956, С. 18.

ответственность за «нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта», не раскрывая, чем конкретно заключается это нарушение. Правила же безопасности движения и эксплуатации транспорта установлены административными актами и периодически изменяются.

Переменный признак состава внешние как бы стабилен: текст соответствующей статьи Особенной части на протяжении ряда лет остается прежним. Однако в действительности содержание этого признака состава может существенно измениться из-за изменены] подзаконной нормы. Характерным примером могут служить правила движения автотранспорта, которые периодически пересматриваются. При этом то, что по старым правилам являлось противоправным, может допускаться новыми правилами и наоборот, хотя бы сама уголовно-правовая диспозиция не изменялась.

В условиях быстрого развития техники количество бланкетных диспозиций неуклонно возрастает. В ряде отраслей хозяйства только детализированные правовые акты, вроде правил по технике безопасности, могут предусмотреть разнообразные виды общественно опасных действий 1 . Следует учитывать, что условия, работы различных механизмов существенно изменяются, а это вед el и к изменению правил поведения людей, их обслуживающих. Никакой уголовный закон не в состоянии предусмотреть эти изменения. Он может в лучшем случае дать лишь общую формулу, охватывающую все возможные нарушения в совокупности. Поэтому существование норм, содержащих переменные признаки состава, неизбежно.

Уголовный кодекс включает большое количество бланкетные норм. Например, это нарушение правил безопасности движении эксплуатации транспорта (ст. 263), нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264), нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации и ремонте магистральных трубопроводов (ст. 269), нарушение правил международных полетов (ст. 271), многие экологические преступления (глава 26 УК), а также преступления против общественной безопасности (глава 24 УК).

1 Так, А,. Б. Сахаров отмечал, что перечень только важнейших материалов по технике безопасности и промышленной санитарии для железнодорожного транспорта включает свыше 115 нормативных актов (Сахаров А.Б. Уголовно-правовая охрана безопасности условий труда в СССР. М., 1958: С. 62).

Необходимо отметить,что известная «бланкетность» имеется и в ряде других диспозиций, обычно не называемых бланкетными. Так, в некоторых статьях Особенной части содержатся указания на «незаконность» того или иного действия. Что означают эти ссылки?

Рассмотрим, например, диспозицию ч. 1 ст. 301 УК РСФСР, которая гласит: «Заведомо незаконное задержание». Указание на «незаконность» здесь означает, что под эту статью УК подпадает не всякое задержание, а лишь такое, которое не предусмотрено в качестве правомерного уголовно-процессуальным законодательством. В данном случае слово «незаконное» является негативным бланкетным признаком, по существу имеющим переменное содержание, так как конкретные условия производства задержания могут меняться в зависимости от изменения уголовно-процессуального законодательства по этому вопросу 1 .

Разъяснение содержания бланкетных признаков дано в ряде руководящих постановлений судебных органов. Например, в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 октября 1969г., упоминавшемся выше, разъясняется понятие «транспортные средства». Пленум указал, что под ними «следует понимать автомототранспортные средства, подлежащие регистрации в Государственной автомобильной инспекции, пассажирские и грузовые трамваи и троллейбусы, все виды тракторов, а также дорожные, строительные, уборочные, сельскохозяйственные и тому подобные специальные самоходные машины» 2 .

Слова «тому подобные» весьма характерны. Дело не только в том, что исчерпывающий перечень был бы очень велик, но и в том, что он не может быть стабильным. Ведь этот признак бланкетный, он будет меняться по мере развития техники, и Пленум не вправе вводить перечень в жесткие рамки, потому что законом они не установлены.

Уяснение содержания переменных признаков в отличие от постоянных не может базироваться лишь на анализе уголовно-

1 Вполне возможно, что это законодательство будет изменяться реже, чем уголовное. Но на таком основании указанный признак нельзя назвать постоянным, поскольку суть дела состоит в том, что он может измениться независимо от нормы УК.

2 Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1970. № 1. С. 5. В примечании 1 к ст. 264 УК РФ 1996 г. вместо «тому подобных» говорится об «иных» самоходных машинах.

правовых норм. Оно часто требует соответствующего толкования не только уголовного закона, но и подзаконных актов. Такое толкование также нередко осуществляется в судебной практике.

По делу П. и А. было установлено, что подсудимые, найдя чужой аккредитив, переправили текст и получили по нему в сберкассе 5000 руб.Эти действия были квалифицированы народным судом как хищение государственного имущества, а Фрунзенский областной суд переквалифицировал их на статью об имущественном обмане государства, не соединенном с хищением. Как же правильно квалифицировать это преступление?

При неопределенном умысле это зависело от того, кому был; причинен материальный ущерб действиями подсудимых: государству или лицу, утерявшему аккредитив. В свою очередь это зависело от действовавшего порядка возмещения ущерба, определяемого подзаконными актами: инструкцией Главного управления гострудсберкасс и госкредита «О ведении бухгалтерского учета и отчетности в управлениях гострудсберкасс и госкредита» и инструкцией Министерства финансов СССР по выдаче и оплате аккредитивов.

Разъясняя требования этих инструкций, Пленум Верховного Суда СССР указал в постановлении по данному делу, что по их смыслу лицо, утратившее аккредитив, имеет право на получение, денег из сберкассы только в том случае, если выплата другом лицу была произведена «по вине работников сберегательных касс». Так как в деле были данные о том, что П. получила деньги по подложному аккредитиву вследствие невнимательности работников сберкассы, Пленум признал осуждение за хищение правильным 1 .

При уяснении содержания рассматриваемой разновидности переменных признаков роль правосознания юриста мало отличается от того, что имеет место при применении признаков постоянных. Как там, так и здесь задача состоит в правильном понимании смысла закона (или подзаконного акта). «Исполнитель закона не вправе, ссылаясь на правосознание, изменять смысл и содержание толкуемого закона. Чтобы правильно уяснить подлинный смысл закона, толкователь может подняться до уровня законодателя, но, находясь на этом уровне по развитию своего

1 См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1959. № 1. С. 12.

политического и правового сознания, он не превращается в законодателя и не перестает быть только исполнителем. Его деятельность подзаконна, и данное им толкование не обязательно для других» 1 .

Оценочные признаки как проблема уголовного права

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 26.05.2015 2015-05-26

Статья просмотрена: 4878 раз

Библиографическое описание:

Мкртчян В. Г. Оценочные признаки как проблема уголовного права // Молодой ученый. — 2015. — №11. — С. 1086-1088. — URL https://moluch.ru/archive/91/19386/ (дата обращения: 25.11.2018).

Эффективность уголовного законодательства зачастую определяется способностью законодателя более верно регулировать процессы, протекающие в обществе. Однако общественные отношения сложны, переменчивы и многообразны, подвержены изменениям, в связи с чем законодатель не всегда может в полном объеме уловить и отразить с помощью закона все особенности процессов, происходящие в обществе. В таких ситуациях он вынужден прибегнуть к необходимости включения в текст уголовно-правовых норм оценочных понятий. Однако по-нашему мнению, существование уголовного закона без оценочных понятий неизбежно. В этом можно выявить и положительные стороны, но только лишь в случае, если указанные понятия применяются на практике правильно и отражают реальную действительность.

В свою очередь, в правовой науке не сложилось единого мнения о свойстве и содержании оценочных понятий. Одни ученые предлагают под указанными понятиями понимать «те признаки состава преступления, которые определяются не законом или иным нормативно-правовым актом, а правосознанием лица, которое применяет соответствующую норму исходя из конкретных обстоятельств дела» [1, с. 78]. Другие ученые считают, что основу оценочных признаков составляют не только субъективные, признаки которого устанавливаются в каждой конкретной ситуации, но и объективные признаки, независящие от конкретных обстоятельств. По-нашему мнению, второй подход является более обоснованным, поскольку в содержании определенного оценочного понятия содержаться как переменные признаки, так и постоянные, совокупность которых образует оценочное понятие.

На сегодняшний день уголовное законодательство содержит в себе множество статей, которые содержат оценочные понятия, причем они содержатся как в Общей части уголовного закона, так и в Особенной. К наиболее часто встречающимся относят такие оценочных понятия как: «малозначительность» (ч.2 ст.14 УК РФ), «особая жестокость» (например, ст. 105 УК РФ), «злостное уклонение» (ст. 157 УК РФ), угроза убийством, нанесением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества путем поджога, «если имелись основания опасаться осуществления ϶ᴛᴏй угрозы» (ст. 119 УК РФ) и др. В свою очередь есть такие понятия, которые относятся к оценочным вследствие того, что признаки, которые раскрывают их содержание, являются оценочными, например признак устойчивости организованной группы (ч. 3 ст. 35 УК РФ) [2, с.129].

В уголовном законе также имеются понятия хотя и схожие с оценочными, но не являющимися таковыми, поскольку законодатель сам дает их объяснение, указывая на общие признаки. Например, к таким понятиям можно отнести кражу с причинением значительного ущерба гражданину (п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ). Понятие «значительный ущерб» в данной статье «Преступления против собственности», не относится к оценочным понятиям, поскольку в п. 2 примечание ст. 158 УК РФ содержит полное определение размера значительного ущерба, под которым подразумевается «стоимость имущества, превышающая две тысячи пятьсот рублей». Особенностью оценочных понятий является не закреплённость их признаков в законе, так как они разъясняются в процессе правоприменительной деятельности. Уяснение оценочных понятий осуществляется как правоприменителем, так и законодателем.

В процессе своей деятельности, данные субъекты решают о включении или не включении того или иного признака в составляющую конкретного оценочного понятия. При этом насколько полно и всесторонне будут разъяснены оценочные понятия, — настолько эффективно будут действовать конкретные нормы уголовного закона. Однако, не закрепленность признаков оценочных понятий вынуждает правоприменительные органы трактовать их лишь в процессе правоприменительной деятельности, что по-нашему мнению, не является эффективным в силу малокомпетентности следственных органов и огромного количества допускаемых нарушений на стадии предварительного расследования уголовного дела. Так, ставить должное использование, применение оценочных понятий в зависимость от личных свойств нецелесообразно и неприемлемо, поскольку результатом этого может стать субъективизм и произвол со стороны правоприменителя. Разъясняя оценочные понятия правоприменитель должен учитывать происходящие в обществе изменения, также подлежит учету время применения уголовного закона, изменяющиеся условия социальной жизни, что позволит минимизировать количество допускаемых нарушений при осуществлении своей деятельности и повысит эффективность применения норм с оценочными понятиями.

В свою очередь является спорным мнение авторов, считающих, что оценочные понятия перестают таковыми считаться, если они раскрыты в нормативно-правовом акте органа государственной власти. Так как субъект, осуществляющий разъяснение оценочных понятий, не всегда дает исчерпывающий перечень всех составляющих оценочного понятия, а лишь перечень определенных признаков, которые составляют его природу. Такой перечень обычно заканчивается словами «и иные обстоятельства», «и так далее», «и иным образом». Например, в Постановлении Пленума ВС РФ от 9 февраля 2012 г. N 1 » О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности » указывается, что «Об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, их техническая оснащенность и распределение ролей между ними, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства» [3]. Так, понятие «иные обстоятельства» позволит в дальнейшем законодателю изменить указанный перечень путем расширения и дополнения, в связи с чем, данное понятие можно отнести к оценочным.

В российском уголовном праве ведущую роль в разъяснении оценочных понятий играет Верховный Суд РФ, который разъясняет вопросы судебной практики. В свою очередь выносить решение по уголовному делу, основываясь на постановлении Пленума Верховного суда РФ, нельзя, поскольку источником уголовного законодательства является только уголовный кодекс РФ (ст. 3 УК РФ). Но также не стоит преуменьшать роль постановлений ВС РФ, так как он есть высший судебный орган в РФ и за ним стоит последнее слово. В тоже время, решения судьей, игнорирующие утвержденное Пленумом ВС РФ правило, могут быть отменены вышестоящим судом, после чего дело должно быть рассмотрено в соответствии с указанием высшей судебной инстанции.

Тем временем нельзя забывать о важности разъяснений оценочных понятий, осуществляемых Пленумом ВС РФ, на которых основывается формирование общих определений (дефиниций), так как именно от них впоследствии должны отталкиваться субъекты в процессе уголовного судопроизводства.

Важно отметить, что с момента принятия УК РФ 1996г. с каждым годом издается все больше постановлений, в которых Пленум ВС РФ дает оценку правильности определенного оценочного понятия. Так, к числу таких постановлений можно отнести, например: Постановление Пленума ВС РФ от 4 декабря 2014 г. N 16 » О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности», Постановление Пленума ВС РФ от 9 февраля 2012 г. N 1 » О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности», и другие, в которых даются разъяснения таких оценочных понятий, как «действия, устрашающее население», «насилие», «беспомощное состояние», «вооруженное формирование» и др.

В своих постановлениях ВС РФ пытается реагировать на наиболее часто совершаемые ошибки, связанные с применением норм с оценочными понятиями, которые приводят к изменению или отмене судебного приговора [4, с.131].

Основными причинами ошибок, которые суды допускают при применении оценочных норм, являются: отсутствие рекомендаций касательно содержания оценочных понятий, установление круга явлений, входящих в охват определенных оценочных понятий, включение в число признаков, которые характеризуют конкретные оценочные понятия, других оценочных понятий.

Таким образом, улучшению эффективности применения уголовно-правовых норм, включающих в себя оценочные понятия, могут способствовать разработки объективных критериев, которые помогли бы конкретизировать нормы с оценочными понятиями. Однако до сих пор отсутствуют комплексные исследования на данную тему. Например, к критериям можно было бы отнести отсутствие в конкретизируемых нормах иных оценочных понятий либо отсылочных норм.

Заслуживает внимания также суждение о включении в главы уголовного закона так называемых «понятийных статьей», это обусловлено необходимостью законодательного закрепления примерного перечня существенных признаков. Они характеризуют тот или иной оценочный признак в целях наиболее правильного применения уголовно-правовой нормы. Это по-нашему мнению даст возможность индивидуализировать уголовную ответственность и единообразно применять нормы, в которых содержатся оценочные понятия.

При этом совершенствования требует и правоприменительная деятельность, в связи с чем судам необходимо более тщательно подходить к требованию Верховного суда Российской Федерации, которое установлено в Постановлении от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре», в соответствии с которым, суд, при вынесении обвинительного приговора, кроме ссылки на соответствующий оценочный признак, должен привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака [5]. На практике нарушение данного условия влечет отмену или изменение приговора вышестоящим судом.

Таким образом, для эффективного применения норм с оценочными понятиями следует соблюдать установленные Верховным Судом РФ требования, а также разработать критерии для оценки и законодательно закрепить основные признаки. Вследствие чего, на наш взгляд, снизилось бы число незаконных решений органов, осуществляющих предварительное расследование, а также судебных приговоров, что в свою очередь соответствует интересам общества и привело бы к повышению у граждан чувства уважения к закону и правоохранительным органам.

1. А. В. Наумов. Применение уголовно-правовых норм (по материалам следственной и прокурорско-судебной практики). — Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1973. — [176с.]

2. Черепанова Е. В. «Оценочные понятия в УК РФ и их влияние на эффективность применения уголовного законодательства» — Журнал российского права, 2009. — [с.128–134]

4. Черепанова Е. В. «Оценочные понятия в УК РФ и их влияние на эффективность применения уголовного законодательства» — Журнал российского права, 2009. — [с.128–134]