Отказ от показаний против родственников

Отказ от показаний против себя

На предварительном следствии я отказалась от дачи показаний против самой себя. Могу ли я теперь дать эти показания в суде или меня все равно будут допрашивать пока идёт следствия?

Здравствуйте. Закон позволяет Вам давать показания о себе в любой момент уголовного судопроизводства — и на следствии и в суде. То есть когда Вы захотите. Если возникли дополнительные вопросы или проблемы, Вы можете обратиться за дополнительной консультацией по нижеуказанному телефону или на электронную почту.

Отказ от показаний против себя по ст. 51 возможен только для обвиняемых или для свидетелей тоже?

Здравствуйте, Ольга! Для свидетелей тоже действует ст. 51 Конституции Российской Федерации, которая гласит, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

Как отказаться от показаний данных ранее против себя под давлением без адвоката.

Здравствуйте. Теперь уже никак не откажетесь. Можете написать заявление начальнику дознания/следствия, что данные показания были получены сотрудниками полиции под давлением. Так же можете обратиться в прокуратуру с жалобой по данному факту.

Можно ли отказаться от показаний против себя (ст.228 часть 2) . Так были даны показания под давлением и страхом. И куда нужно писать отказ?

Если были даны в качестве подозреваемого и вы об этом предупреждались, то в суде ваши показания скорее всего положат в основу обвинения. Если был адвокат при этом, то тем более.

Вопрос такой. Могу ли я отказаться от показаний против себя, если я считаю что дал их под давлением полиции? И нужно ли мне это доказывать? Они сказали, что если я не подпишу этот протокол, они повесят на меня более тяжелое преступление.

Да, имеете полное право.

Можете, можете обратиться в прокуратуру с жалобой на неправомерный действия сотрудников полиции.

Можно ли отказаться от данных показаний против себя по уголовному делу. Если уже получен обвинительный акт? Есть ли возможность отказаться до суда?

нет такой возможности

Консультация юриста по телефону: 8800 505 9111. Звонок бесплатный.

Можно ли отказаться от данных показаний против себя по уголовному делу. Если уже получен обвинительный акт?

Здравствуйте! Да можно, на суде. Однако насколько это будет действенно, зависит от того, какие доказательства у вас есть в подтверждение новых показаний. Потому как суд вам предложит дать новые показания, а если вы на основании ст.51 Конституции РФ откажетесь давать показания, то суд будет исходить из данных ранее.

Можно ли в суде или до суда отказаться от своих показаний против себя. Показания давались под давлением.. просто заставили подписать. Как правильно отказаться от них? и возможно ли это в обше показания давались без адвоката просто завели шестром и. подписал..

вам нужен в данном случае адвокат, а в порядке ст. 63 Конституции Украины вы могли не давать в отношении себя никаких показаний.

Ситуация такая: в феврале месяце было заведено дело по ст 158, от показании против себе отказалась, также отказалась от очной ставки, адвокат говорил что 2.07.2012 должны были предъявить обвинение или передать в прокуратуру, этого сделано не было, сейчас они предлагают признать свою вину и раскаяться и они закроют дело. Стоит ли это делать? И не получится ли так, что сейчас я соглашусь, а через какое то время по новой заведут дело?

Это уже ваше право, если согласитесь то будет явка с повинной, а это повод для возбуждения дела, дело будет передано в суд. По крайней мере так должно быть по закону. С Уважением,

статья 51 Конституции РФ как мягкий вариант явки с повинной

Нет, иногда ст. 51 имеет смысл. но надо четко помнить — это — именно право не свидетельствовать против себя и своих близких. Например, однажды мы защищали мать и дочь. Их заместитель Генерального прокурора Росссии при поддержке недоучек из следственной части ГУ МВД по УрФО в силу своего неумения читать ошибочно обвиняли в незаконном предпринимательстве. А в деле еще фигурировал сын. и, соответственно, брат, на котором было записано спорное предприятие. В суде он честно заявил, что он лично и активно занимался регистрацией предприятия и организацией производства. А, когда прокурор попыталась сказать, что на следствии он говорил другое, она обломалась об протокол его допроса, где была записана та самая 51. А уж почему следователь решил, что молодой человек не желает свидетельствовать против мамы — исключительно вопрос фантазии следователя, вернее, отсутствия таковой.

Так что долой 51, и да здравствует фантазия!

Право на молчание: отказ свидетеля от дачи показаний в налоговой инспекции на основании статьи 51 Конституции РФ

«Этот тип замахнулся на самое святое, что у нас есть! На Конституцию!»

(цитата из фильма «Берегись автомобиля»)

В последнее время сотрудники налоговых органов, проводящие налоговые проверки, все чаще и чаще стали вызывать на допросы свидетелей – физических лиц, которым «могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля» (п.1 ст. 90 НК РФ). Вызывают всех: рядовых сотрудников фирм, менеджеров, бухгалтеров, генеральных директоров и даже учредителей, собственников бизнеса (выгодоприобретателей).

Такие допросы свидетелей позволяют налоговым органам быстрее проводить налоговые расследования, опираясь на свидетельские показания. Для выявления взаимозависимости, совершения правонарушения группой лиц, по предварительному сговору (выявлении, так называемой, «налоговой схемы правонарушения») без допросов свидетелей не обойтись.

Однако бывает и так, что лицо, вызванное как свидетель, понимает: истребуемая у него информация будет или может быть использована как налоговыми, так и правоохранительными органами против него самого. Полученные сведения могут создавать угрозу обвинения против свидетеля. В таком случае свидетель вправе воспользоваться ст. 51 Конституции РФ, в которой указано: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом».

Понятно, что инспекции, проводящие налоговые расследования, очень не любят, когда свидетель отказывается дать показания по ст. 51 Конституции РФ. В связи с этим налоговые органы иногда пытаются привлечь таких свидетелей к налоговой ответственности по п.2 ст. 128 НК РФ, согласно которой «неправомерный отказ свидетеля от дачи показаний влечет взыскание штрафа в размере трех тысяч рублей». Сумма штрафа не очень большая. В г. Москва за одну неоплаченную парковку автомобиля взыскивают почти такую же сумму (2500 руб.).

Тем не менее вопрос об ответственности свидетеля очень важен, так как непосредственно затрагивает фундаментальные принципы, права человека на защиту.

Если налоговые органы будут штрафовать свидетелей в случаях правомерной реализации ими своих конституционных прав, а суды не будут защищать таких свидетелей, то нарушения в налоговой сфере непосредственно затронут права таких лиц. Свидетели в налоговых правоотношениях под угрозой штрафа будут принуждаться к даче показаний против себя и это может быть впоследствии использовано против них при уголовном преследовании.

В некоторых случаях речь может идти даже о свободе лица, давшего показания против себя на допросе в налоговой инспекции.

Я уже не говорю о возможном взыскании с такого лица (свидетеля) убытков в виде налогов, не уплаченных организацией (что не редкость в наше время), о субсидиарной ответственности по не уплаченным налогам организации при банкротстве (если свидетель — контролирующее деятельность организации физическое лицо, бенефициар).

Должностные лица ФНС РФ в интервью СМИ признают: «Пока действительно доказывание роли истинных бенефициаров — очень трудоемкая процедура. Как показывает практика, чаще всего только наши фискальные полномочия и материалы правоохранительных органов позволяют это сделать». «Практика ФНС, Росфинмониторинга, МВД, Следственного комитета сейчас направлена на выявление реальных бенефициаров деятельности компаний и привлечение их к ответственности в случае злоупотреблений» (Газета «Комерсант.ru», 28.07.2017, статья «Повышается направленность банкротства на урегулирование отношений с кредиторами». https://www.kommersant.ru/doc/3366894?utm_source=kommersant&utm_medium=economic&utm_campaign=author ).

Следует также обратить внимание на то, что ФНС России поддерживает привлечение к ответственности свидетелей, воспользовавшихся ст. 51 Конституции РФ. Такой вывод можно сделать, исходя из размещенного на официальном сайте ФНС России ответа на жалобу. Как следует из обстоятельств дела, вызванный на допрос в налоговую инспекцию акционер банка (который прямо и косвенно оказывал существенное влияние на решения, принимаемые органами управления банка), был, по мнению ФНС России, правомерно оштрафован за применение ст. 51 Конституции РФ (Сайт ФНС России https://www.nalog.ru/rn77/ См. раздел «Решения по жалобам». Дата публикации: 18 мая 2017. Дата и номер решения: от 12 апреля 2017 СА-4-9/6950@. Налоговый орган, вынесший решение: Центральный аппарат ФНС России. Статьи НК РФ: Статья 90 , Статья 128 . Темы споров: Правомерность отказа свидетеля от дачи показаний.).

С учетом изложенного, можно сделать вывод о том, что налоговыми органами проводится кампания по привлечению свидетелей к налоговой ответственности по п.2 ст. 128 НК РФ за отказ от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции РФ.

Примечание: В правоохранительных органах, насколько мне известно, правильно реагируют на применение свидетелем ст. 51 Конституции РФ – не привлекают к ответственности за сам факт реализации свидетелем своего конституционного права.

Рассмотрим теперь, как именно на практике нарушаются права свидетеля при допросе в налоговой инспекции и какая, по мнению автора, может быть правовая позиция защиты свидетеля.

Недавно я, как адвокат, защищающий своего клиента – генерального директора одного из обществ, побывал на допросе в налоговой инспекции, где свидетель сослался на ст. 51 Конституции РФ.

Расскажу об этом деле подробнее, так как на этом конкретном примере можно показать, с чем сталкивается свидетель на допросе, и на каком основании свидетеля пытаются привлечь к ответственности.

Примечание: В целях сохранения адвокатской тайны далее по тексту: Ф.И.О. свидетеля заменено на Свидетель; Общество, где он был генеральным директором, для примера, назовем ООО «Фирма»; Налогоплательщика (юридическое лицо), в отношении которого проводится выездная налоговая проверка инспекцией, для примера, назовем ООО «Контрагент». ООО «Фирма» и ООО «Контрагент» — стороны по гражданско-правовым договорам.

Пришли на допрос.

Представитель налогового органа перед началом и во время проведения допроса отказался сообщить Свидетелю, по какому вопросу (делу, в связи с чем) он вызван в налоговый орган, как свидетель. Устно он пояснил, что Свидетель вызван «для проведения мероприятий налогового контроля». Но каких именно и в отношении кого (каких юридических и/или физических лиц, в том числе, возможно, самого Свидетеля) сказать отказался.

Примечание: В статьях 90 и 99 НК РФ не указано на то, что должностное лицо налогового органа обязано сообщить свидетелю по какому вопросу (делу, в связи с чем) он вызван.

На практике тайна о конкретном деле и о вопросах, как правило, сохраняется для того, чтобы использовать фактор внезапности при допросе, чтобы свидетель заранее не подготовил ответы на вопросы.

Однако в результате таких действий свидетель лишен возможности понимать, в отношении кого инспекция собирает информацию. Какие задаваемые вопросы имеют отношение к расследуемому налоговым органом делу, а какие — нет (в протоколе указываются существенные для дела факты и обстоятельства – пп.7 п.2 ст. 99 НК РФ).

Такой допрос без конкретной темы (без дела) может привести свидетеля к выводу о том, что истребуемая при допросе информация может быть и будет использована против него лично, а значит, он вправе воспользоваться ст. 51 Конституции РФ.

С учетом изложенного, по мнению автора, свидетель должен быть информирован, по какому делу о вызван.

Кроме того, повышенная секретность налогового органа при вызове свидетеля на допрос приводит к тому, что на допросе свидетель может не помнить (забыть) о некоторых обстоятельствах (фактах). Тем более, если события, которыми интересуется инспекция, возникли много лет назад.

Свидетель ответил на два вопроса инспекции, после чего, выслушав вопрос № 3, отказался от дачи показаний, сославшись на ст. 51 Конституции РФ.

Вопрос № 1 касался образования свидетеля, и он на этот вопрос ответил.

В вопросе № 2 у свидетеля запрашивалась информация с 2011 года и по настоящее время. Между тем, выездная налоговая проверка любого налогоплательщика, по общему правилу, может быть проведена только за период не превышающий трех календарных лет, предшествующих году, в котором вынесено решение о проведении проверки (пункт 4 статьи 89 НК РФ). Следовательно, инспекция не вправе в 2017 году проводить проверку, как минимум, за 2011, 2012 года. Тем не менее, инспекция запросила информацию у Свидетеля не только за три проверяемых года, а за семь лет. Свидетель сообщил сведения о месте работы в настоящее время, указав также: «где я работал до этого не помню».

Вопрос № 3 был сформулирован следующим образом: «Были ли у Вас заболевания или травмы, последствием которых является потеря памяти?».

Примечание: Вопрос касается личной информации (личных тайн, здоровья) свидетеля.

Данный вопрос явно не имеет отношения к деятельности проверяемого налоговым органом ООО «Контрагент», не имеет отношения к возможности определения действительных размеров налоговых обязательств ООО «Контрагент». Кроме того, Свидетель не является специалистом в медицинской сфере (врачом, медицинским экспертом), который может дать ответ на этот вопрос. В результате такой вопрос был воспринят Свидетелем как: во-первых, незаконную попытку вмешательства в личную жизнь, во-вторых, как попытку оказать на него незаконное психологическое давление.

К слову, у автора есть копия протокола допроса (в феврале 2017 года) другого генерального директора, который начался с вводной части и следующих вопросов (цитирую протокол дословно, подчеркивание автора):

«Относительно обстоятельств, имеющих значение для осуществления налогового контроля, свидетель показал следующее:

— Вы являетесь добросовестным гражданином РФ?

— Страдаете ли Вы заболеваниями с потерей памяти?

— Состоите ли Вы на учете в психоневрологическом диспансере (ПНД) и наркологическом диспансере (НД)?

— Готовы ли Вы пройти психофизиологическую экспертизу на полиграфе?

— Проводил ли с Вами инструктаж кто-либо, какие-либо группы людей, давали ли денежные средства, оказывалось ли на Вас давление и т.п. перед явкой на допрос? Если да, то назовите их?

— Согласно информационным ресурсам Федеральной налоговой службы генеральные директора ООО __, ООО __являются «массовыми» директорами и в штате организации нет сотрудников. Как Вы можете объяснить данную ситуацию, так как фактически Вами денежные средства перечисляются в адрес фирмы «однодневки»?

По мнению автора, несмотря на то, что Налоговый кодекс РФ не запрещает задавать такие вопросы, это явное психологическое давление на свидетеля.

Остальные вопросы, которые должностное лицо налогового органа хотело (планировало) еще задать, после отказа Свидетеля от дачи показаний были заданы и включены в протокол допроса (по мнению автора, чтобы после окончания допроса, сославшись на их содержание («их смысл»), обвинить свидетеля в налоговом правонарушении (ст. 128 НК РФ).

Предмет и существо всех остальных вопросов, заданных должностным лицом налогового органа при проведении допроса (после отказа Свидетеля давать показания на основании ст. 51 Конституции РФ), касались лично Свидетеля, выполнения им своих должностных обязанностей генерального директора, финансово-хозяйственной деятельности и организации работы ООО «Фирма». Например, «Являлись ли Вы ранее или являетесь в настоящее время учредителем, руководителем, главным бухгалтером каких-либо организаций? Укажите основные виды деятельности ООО «Фирма»? Где находилось Ваше рабочее место? Укажите свои должностные обязанности в ООО «Фирма» в период 2013-2015 годах? Укажите график своей работы в ООО «Фирма»? Укажите размер Вашей заработной платы в ООО «Фирма»? Назовите причину заключения договоров ООО «Фирма»? Назовите размер выручки и прибыли ООО «Фирма» за период Вашего руководства данной компанией? Вы подписывали договоры с ООО «Контрагент». И др.

Были также заданы вопросы о заключенных ООО «Фирма» и ООО «Контрагент» договорах, о подробностях их заключения.

Примечание: Очевидно, что любой вопрос о деятельности ООО «Фирма», а также вопросы о заключенных ООО «Фирма» и ООО «Контрагент» договорах, подробности их заключения и т.п. касаются не только (исключительно) деятельности ООО «Контрагент», но и непосредственно Свидетеля, как генерального директора ООО «Фирма».

Сразу по окончании допроса был составлен и вручен свидетелю акт о налоговом правонарушении, в котором сделан следующий вывод:

«В действиях Свидетеля содержатся признаки состава налогового правонарушения, ответственность за которое установлена абзацем 2 статьи 128 НК РФ». «Неправомерный отказ свидетеля от дачи показаний Свидетеля свидетельствует о совершении им налогового правонарушения».

В акте инспекция указала факты, которые, по ее мнению, свидетельствуют о нарушении:

— «Инспекцией при проведении выездной налоговой проверки ООО «Контрагент» направлена повестка в адрес Свидетеля. Свидетель по повестке явился».

— «По итогам проведения допроса был составлен протокол. В данном протоколе был зафиксирован отказ Свидетеля от дачи показаний на поставленные перед ним вопросы. Отказ был мотивирован предоставленным Свидетелю ст. 51 Конституции правом не свидетельствовать против себя самого».

— «Согласно информации, имеющейся у налогового органа, Свидетель являлся генеральным директором ООО «Фирма» в период с 2013 по 2015 гг., то есть лицом, которое заключило от имени ООО «Фирмы» договоры с ООО «Контрагент». «Вышеуказанное обстоятельство свидетельствует о том, что Свидетелю могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля в отношении деятельности ООО «Контрагент», что в свою очередь является одним из условий для вызова физического лица на допрос в качестве свидетеля».

— «Свидетель отказался от дачи показаний на поставленные перед ним вопросы, независимо от их смысла, и в том числе на вопросы, ответы на которые позволяют оценить характер финансово-хозяйственных правоотношений ООО «Фирма» с ООО «Контрагент», их экономическую обоснованность и определить действительный размер налоговых обязательств ООО «Контрагент».

— «Отказ свидетеля от дачи ответов на вопросы свидетельствует не о стремлении не разглашать информацию, которая затрагивает права и законные интересы его самого, а о намерении любым способом воспрепятствовать установлению налоговым органом фактических обстоятельств дела».

Таким образом, инспекцией сделан вывод о том, что Свидетель умышленно (намеренно) свершил налоговое правонарушение.

По мнению автора, привлечение к налоговой ответственности свидетеля в такой ситуации неправомерно.

Правовая позиция защиты свидетеля может быть следующая:

1. Отсутствует событие правонарушения.

1) Нормы права, подлежащие применению.

В соответствии с п.3 ст.90 Налогового кодекса РФ физическое лицо вправе отказаться от дачи показаний только по основаниям, предусмотренным законодательством РФ. Существуют несколько норм права, на основании которых свидетель вправе отказаться от дачи показаний:

— Ст. 51 Конституции РФ «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом».

— Ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и общепризнанная международная норма — «право на молчание» (Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, составная часть правовой системы России – общепризнанные принципы и нормы международного права. См. также Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»).

В Постановлении Европейского Суда по правам человека от 17 декабря 1996 года по делу «Саундерс (Saunders) против Соединенного Королевства» указано следующее:

Пункт 68: «Суд напоминает, что право на молчание и его составная часть право не давать показаний против самого себя в статье 6 Конвенции специально не упомянуты, но тем не менее они являются общепризнанными международными нормами, которые лежат в основе понятия справедливой процедуры, о которой говорит статья 6». «В указанном смысле это право тесно связано с презумпцией невиновности, содержащейся в п. 2 статьи 6 Конвенции».

Пункт 69: «Право не свидетельствовать против самого себя — это в первую очередь право обвиняемого хранить молчание».

То, что выводы, сделанные Европейским Судом по правам человека, в Постановлении от 17 декабря 1996 года по делу «Саундерс (Saunders) против Соединенного Королевства» следует применять при толковании статьи 51 Конституции РФ, следует из Определения Конституционного Суда РФ от 10 октября 2013 г. № 1555-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бунтова Виталия Маратовича на нарушение его конституционных прав частью пятой статьи 11 Уголовно-исполнительного кодекса РФ».

2) Реализация норм «право на молчание» и «никто не обязан свидетельствовать против себя самого» свидетелем.

При принятии решения об отказе от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции РФ исключительно сам свидетель, субъективно, исходя из своего внутреннего убеждения, своего видения ситуации (известных ему обстоятельств дела) и даже обстановки на допросе, оценивает угрозу против себя лично. В некоторых случаях принять правильное решение свидетелю помогает консультирующий его адвокат (который не может быть допрошен в качестве свидетеля по делу своего доверителя, так как полученная адвокатом информация – адвокатская тайна).

Таким образом, мотив при принятии свидетелем решения известен, как правило, исключительно самому свидетелю.

Право хранить молчание включает в себя право не свидетельствовать против самого себя, то есть не давать свидетельства о любых фактах, содержащих не только инкриминирующую, но и иную информацию, которая могла бы быть использована для поддержки обвинения при последующем административном (в том числе налоговом) и/или уголовном преследовании.

Свидетель не может достоверно знать, какие из задаваемых ему на допросе вопросов могут ему повредить в будущем, а какие нет.

С учетом изложенного, свидетель, применяя положения статьи 51 Конституции РФ и «право на молчание», вправе не отвечать ни на один из задаваемых ему вопросов, вне зависимости от их содержания. Любой задаваемый на допросе вопрос имеет целью получение информации по расследуемому делу и может быть использован против самого свидетеля.

3) Свидетель не обязан объяснять или доказывать кому-либо (тем более лицу, проводящему допрос) свои мотивы для реализации своего «права на молчание» и права «никто не обязан свидетельствовать против себя самого».

Право не свидетельствовать против себя на основании ст. 51 Конституции РФ – это общепринятый международный стандарт, фундаментальное, безусловное право на защиту (путем отказа от дачи свидетельских показаний) в ситуации, когда свидетель (лицо, в отношении которого осуществляются процессуальные действия, независимо от формального процессуального статуса такого лица) полагает, что его права и законные интересы существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, свидетельствующими о направленной против него обвинительной деятельности (См., например, правовую позицию, изложенную в пункте 1 Постановления Пленума ВС РФ от 30.06.2015 № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве».)

То есть для применения ст. 51 Конституции РФ свидетель не должен доказывать и объяснять, почему, как именно требуемые от него показания (информация) могут свидетельствовать против него (уличать его, помочь его обвинению). В противном случае право свидетеля на отказ от дачи показаний по статье 51 Конституции РФ не имел бы смысла и не мог бы быть реализован на практике.

Исходя из изложенного, сам факт реализации свидетелем своего конституционного права не свидетельствовать против себя на основании ст. 51 Конституции РФ (права на молчание) не является налоговым правонарушением – противоправным деянием (неправомерным отказом свидетеля от дачи показаний).

4) Генеральный директор общества – заведомо заинтересованное лицо по всем вопросам, связанным с деятельностью общества. Он постоянно потенциально находится под угрозой обвинения.

Субъектом преступления по ст. 199 УК РФ является, в том числе, генеральный директор.

Поэтому вопросы, заданные свидетелю – генеральному директору в ходе допроса, имеют прямое и непосредственное отношение к нему лично, к оценке правомерности его действий, как генерального директора организации, а значит, его ответы могут послужить основанием для его преследования за налоговые правонарушения или уголовные преступления. Причем информация может быть использована как в рамках ведущегося налогового расследования, так и в последующем, в рамках обвинительного производства в будущем.

Информация о свидетеле – генеральном директоре и финансово-хозяйственной деятельности возглавляемой им организации может быть передана в другие налоговые и правоохранительные органы, а затем использована против него самого. В частности, налоговые органы обмениваются информацией между собой и полицией. Существует единая информационная налоговая база (реестр) протоколов допросов генеральных директоров.

Согласно п.3 ст. 82 Налогового кодекса РФ, налоговые органы, таможенные органы, органы внутренних дел, следственные органы и органы управления государственными внебюджетными фондами Российской Федерации в порядке, определяемом по соглашению между ними, информируют друг друга об имеющихся у них материалах о нарушениях законодательства о налогах и сборах и налоговых преступлениях, о принятых мерах по их пресечению, о проводимых ими налоговых проверках, а также осуществляют обмен другой необходимой информацией в целях исполнения возложенных на них задач.

Заданные свидетелю (генеральному директору) в налоговой инспекции вопросы могут быть использованы при его уголовном обвинении. Это подтверждает судебная практика. Например, в соответствии с п.п. 7, 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 г. № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые правонарушения», «К субъектам преступлений, предусмотренных ст. 199 и ст. 199.1 УК РФ помимо руководителя и главного бухгалтера могут быть также отнесены иные лица, если они были наделены соответствующими полномочиями по подписанию налоговой отчетности и обеспечению уплаты налогов и сборов, а также лица, фактически выполнявшие обязанности руководителя или главного бухгалтера. При этом содеянное может быть квалифицировано как совершенное группой лиц по предварительному сговору, если указанные лица заранее договорились о совместном совершении действий, направленных на уклонение от уплаты налогов (сборов)».

«Лицо, организовавшее совершение преступления, предусмотренного ст.199 УК РФ, либо склонившее к его совершению руководителя, главного бухгалтера (бухгалтера) организации-налогоплательщика или иных сотрудников этой организации, а равно содействовавшее совершению преступления советами, указаниями и т.п., несет ответственность в зависимости от содеянного им как организатор, подстрекатель либо пособник по соответствующей части статьи 33 УК РФ и соответствующей части статьи 199 УК РФ» (п.7 Постановления Пленума ВС РФ).

С учетом изложенного, даже на первый взгляд безобидный вопрос о том, «знаком ли свидетель с каким-либо другим лицом, работающим в компании», или «обсуждал ли свидетель с этим лицом вопросы по работе», может впоследствии привести к квалификации преступления, как совершенного в группе, обвинению в пособничестве в совершении преступления.

То, что свидетелю могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля в отношении деятельности ООО «Контрагент», и то, что он может быть вызван в качестве свидетеля, не означает, что он не вправе реализовать свое право по ст. 51 Конституции РФ.

Данный вопрос являлся предметом рассмотрения судами и сложившаяся судебная практика свидетельствует о том, что свидетель (генеральный директор) вправе воспользоваться ст. 51 Конституции РФ (например, Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 23.04.2014 г. по делу № 33-3839/2014, Апелляционное определение СК по административным делам Тамбовского областного суда от 19.12.2016 г. по делу № 33а-4677/2016 и др.).

2. Отсутствует вина свидетеля и отсутствуют доказательства (факты) того, что свидетель неправомерно отказался от дачи показаний.

В соответствии с п.6 ст. 108 НК РФ, «Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы».

Вина бывает в форме умысла (лицо осознает противоправный характер своих действий (бездействия), желает либо сознательно допускает наступление вредных последствий) или неосторожности (лицо не осознает противоправный характер своих действий (бездействия), хотя должно было и могло это осознавать). Ст. 110 НК РФ.

Налоговые органы, привлекая к ответственности свидетелей, как правило, утверждают об умышленной форме вины свидетеля.

Однако, исходя из презумпции невиновности лица (свидетеля), сам по себе факт отказа от дачи показаний не может доказывать (свидетельствовать) о неправомерности действий свидетеля (неправомерный мотив его поведения), т.е. о его «намерении любым способом воспрепятствовать установлению налоговым органом фактических обстоятельств дела».

Мотив своих действий свидетель указывает как: «не свидетельствовать против себя самого» (фиксируется в акте), и этот мотив не опровергается инспекцией какими-либо доказательствами.

Сам по себе отказ свидетеля от дачи ответов на заданные ему вопросы не может доказывать вывод инспекции о неправомерном отказе свидетеля от дачи показаний.

Факт отказа свидетеля от ответа на вопрос (вопросы) не доказывает и не может доказать незаконность мотивов действия (бездействия) свидетеля, то есть вины в форме умысла, когда лицо осознает противоправный характер своих действий (бездействия), желает либо сознательно допускает наступление вредных последствий.

Вывод инспекции о допущенном свидетелем правонарушении и факты, доказательства (отказ свидетеля отвечать на конкретные вопросы), на которые инспекция ссылается, не связаны.

Таким образом, речь идет об уловке инспекции – софизме (намеренной ошибке) при попытке инспекции доказать сделанный ей в акте вывод.

Вывод инспекции о том, что свидетель «имел намерение любым способом воспрепятствовать установлению налоговым органом фактических обстоятельств в отношении деятельности проверяемой налоговыми органами организации» — не подтвержден никакими доказательствами (голословен).

Утверждение в акте о том, что свидетель отказался отвечать на задаваемые вопросы «независимо от их смысла», является голословным и не основано на каких-либо доказательствах.

Предположения инспекции о якобы неправомерных мотивах применения ст. 51 Конституции РФ свидетеля не являются доказательствами.

В акте не указано, чем (каким документом) или кем (например, самим свидетелем или другим лицом) подтверждаются именно эти, указанные инспекцией, намерения свидетеля, а не реализация им своего конституционного права не свидетельствовать против себя.

Исходя из изложенного, вина свидетеля в совершении правонарушения не доказана.

3. Ст. 128 НК РФ не содержит санкцию за отказ отвечать (давать ответы) на задаваемые свидетелю вопросы. Ответственность предусмотрена за неправомерный отказ от дачи показаний. Привлечение свидетеля к ответственности по ст. 128 НК РФ на основании того, что он «отказался от дачи показаний на поставленные перед ним вопросы», противоречит содержанию нормы ст. 128 НК РФ.

С учетом изложенного, отказ свидетеля от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции РФ является обоснованным, законным, полностью согласуется с указанной нормой и не направлен на противодействие проведению мероприятий налогового контроля.

Общие выводы:

1. Свидетель, при наличии оснований опасаться обвинения, вправе воспользоваться ст. 51 Конституции РФ. Причем это может быть и генеральный директор, и собственник бизнеса (бенефициар), и главный бухгалтер, и иные лица.

2. Задаваемые свидетелю на допросе вопросы не могут доказывать неправомерность отказа свидетеля от дачи показаний.

3. Свидетель, применяя ст. 51 Конституции РФ, вправе молчать, вообще не отвечать ни на один вопрос.

4. Налоговые органы избрали неверное правовое решение проблем, связанных со сложностью доказывания налоговым органом мотивов применения свидетелем ст. 51 Конституции РФ. Подозрение налогового органа в злоупотреблении свидетелем своими правами не должно приводить к разрушению самой сути права свидетеля не свидетельствовать против себя, хранить молчание.

Проводимая налоговыми органами кампания по привлечению свидетелей к ответственности за применение ст. 51 Конституции РФ неправомерна.

Прокуратура разъясняет

Все ли обязаны давать показания в качестве свидетелей и потерпевших? Чем грозит отказ от дачи показаний?

Отвечает прокурор Троицкого административного округа г. Москвы Дмитрий Николаевич Михайлов

Действующим российским законодательством предусмотрена уголовная ответственность за отказ от дачи показаний потерпевшего и свидетеля (ст.308 УК РФ). При этом необходимо лишь установить, чтобы указанные лица не желали давать показания при отсутствии уважительных причин.

Свидетель или потерпевший обязаны давать показания уполномоченному на то органу и суду, сообщать сведения об обстоятельствах, ставших известными ему по делу и отвечать на постановленные компетентными лицами вопросы.

В то же время, следует отметить, что в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга и близких родственников: родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушек, бабушек, внуков, супруга.

Этот перечень является исчерпывающим. Поэтому отказ лица от дачи показаний против иных родных или знакомых не освобождает его от уголовной ответственности.

Вместе с тем законом также предусмотрен ряд иных обстоятельств, освобождающих от уголовной ответственности. Так, не могут допрашиваться в качестве свидетеля:

судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

защитник обвиняемого — об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника;

лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания;

священнослужители — о сведениях, ставших им известными из исповеди.

Ссылка на необходимость сохранения других видов тайны (коммерческой, врачебной и т.п.) не освобождает лиц от уголовной ответственности.

За совершение данного преступления уголовным законом предусмотрены следующие виды наказаний: штраф, обязательные работы, исправительные работы, арест.

Если же свидетель или потерпевший искажает фактические обстоятельства дела и дает ложные показания, его действия подпадают под признаки преступления, предусмотренного ст. 307 (заведомо ложные показания, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод) УК РФ, за совершение которого предусмотрена более суровая ответственность – до 5 лет лишения свободы.

Отказ от показаний против родственников

1. Полицейские и СК — враги!
Только понимая это, можно выбрать тактику поведения на допросах и не наделать роковых ошибок. Следователи не пытаются разобраться, кто виноват, кто причастен. Они работают на хозяина и на палки, их задача — доказывать вину арестованных, по возможности соблюдая формальную сторону закона.

2. Расстрел за наивность
Ни за что не поддавайтесь на угрозы и уговоры и ничего не признавайте. Признания вам обязательно навредят!
Даже если вы захотите признать вину, вы сможете сделать это на любой стадии процесса — хоть на последнем слове перед вынесением приговора. А вот отказаться от первых показаний, данных в состоянии аффекта, испуга или под пытками (именно для этого задержания проводят максимально театрально: выломанные двери, амбалы в масках, крики, мордой в пол, удары в бока, избиения и т.п.), — будет сложно даже при зафиксированных следах побоев. Все, что вы скажете, будет использовано против вас. Это не формальная, а фактическая сторона дела.
Реально обвинению может помочь что угодно. Даже если вы всего лишь признаете, что знакомы с кем-то, пусть даже этот кто-то медийный персонаж. Это обязательно навредит вам и тому, кого вы узнаете. Например, ваши показания помогут следствию связать фото человека с его именем или кличкой. И на основании ваших невинных показаний о том, что вы знаете медийного персонажа по интернету, будет составлено обвинение, которого судье будет достаточно для обвинительного приговора.
Не нужно на допросе выбирать, что можно признавать, а что нельзя. Это сложно — придумать сходу непротиворечивую легенду, которая не развалится на очной ставке. Проще не давать показания вообще.
Помните, что помочь юридически можно только тому, кто отказался от дачи показаний целиком. Люди, пошедшие на сотрудничество со следствием, — обречены на обвинительный приговор. Помочь им можно теперь только посылкой носовых платков в СИЗО.

3. Косить по 51-ой всегда и везде !
Не давать показания против других. Это не рациональный совет “как лучше”. Это позиция.
Про других нельзя говорить вообще ничего, и уж конечно не опознавать людей на видео, не говорить что они были на мероприятии, состоят в организациях. Никогда не пытайтесь оценивать, что им (и вам) навредит, а что нет, — можно совершить роковую ошибку.
51 статья конституции позволяет не давать показания не только про себя, но и вообще про кого угодно! Достаточно решить, что не хотите признавать знакомство с этим человеком, — и все. Факт, что вы что-то или кого-то знаете, — обязательно будет использован против вас. Позиция: “Я не буду отвечать ни на какие вопросы про Васю, потому что не хочу тем самым признать, что знаю его (и не важно, что на видео я с ним водку пью, — это монтаж на серверах в Калифорнии)”.
Затвердите универсальный ответ на любой вопрос: “У меня есть основания полагать, что ответ на данный вопрос может мне навредить, поэтому я воспользуюсь правом не свидетельствовать против себя, гарантированным мне 51 ст. конституции”. Более живая версия ответа звучит так: “Вам, мусарам, я ничего не скажу. А сами вы не догадаетесь”.

4. Не верь, не бойся, не проси
Вас будут постоянно обманывать! Если вам говорят что “вы обязаны …”, ”по закону …”, — не обращайте никакого внимания. Даже если вам показывают ту или иную статью закона, она может быть вами неправильно понята без знания других норм, законов и комментариев верховного суда. Запомните одно простое правило: вы вообще ничего не обязаны и не должны, смело отказывайтесь от всего, молчите на допросе, прячьте лицо перед видеокамерой. Если у них есть на что право, вас заставят силой, уж поверьте.

5. Адвокат не значит друг
Хороший адвокат, способный дать дельные рекомендации по делу исходя из вашей позиции, а не своего удобства, — это большая удача. Первый адвокат, которого вам подсунут, — это положняковый государственный адвокат, его выбирает следователь. Положняковый сообщит вам, что обвинение довольно серьезное, приговоры почти всегда обвинительные, а чистосердечное признание смягчает наказание. Если вы поддадитесь его советам и оговорите себя в его присутствии, отказаться потом от таких показаний будет невозможно. Каким бы милашкой он вам ни показался, положняковый адвокат сразу идет лесом!
Лучший вариант, если вы нашли себе адвоката заранее и успели проконсультироваться с ним. Если же такого адвоката нет, а вы в неволе, то защитника вам ищут друзья, родственники, коллеги, правозащитные организации. Но выбираете, работать или не работать с защитником, — все равно вы.

6. Позиция адвоката
В любом деле адвокат это только квалифицированный помощник, вы учитываете его советы, но решение всегда принимаете вы. В случае политических дел надо четко сформулировать перед адвокатом свою позицию: показаний ни на другихни на себя не даю; вину не признаю; активно сопротивляемся — обжалуем все решения, какие только возможно, жалуемся на все и всем.

7. Работа в деле (если закрыли)
Нужно, чтобы вам принесли УК, УПК, и комментарии к УПК. Также нужно добиться от адвоката копий всех материалов дела, доступных стороне защиты. Та работа, которую вы можете проделать с делом, не может быть заменена работой адвоката. У вас нет юридического образования, но зато гораздо больше времени и, главное, вы знаете реальные события изнутри и лучше всех можете разобраться с противоречиями и нестыковками в деле.

8. Что стоит говорить
При рассмотрении в суде вопроса об аресте вам могут помочь следующие обстоятельства: алиби; наличие постоянного места жительства, где вы и прописаны; вы учитесь/работаете; у вас есть малолетние/несовершеннолетние дети; заболевания; имеете положительные характеристики. Все должно быть подтверждено документами, справками.