Освидетельствование на алкогольное опьянение коап

Содержание:

ВС РФ: процедура привлечения нетрезвого водителя к ответственности должна быть безупречной

Управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения – одно из наиболее серьезных нарушений со стороны водителя. Тем не менее, далеко не всегда все так очевидно, как кажется. В своих недавних постановлениях ВС РФ напомнил, что важно не только наличие оснований для административного наказания, но и безупречное соблюдение процедуры привлечения лица к ответственности. Рассмотрим несколько важных аспектов, на которые обратил внимание Суд.

Передать управление автомобилем нетрезвому лицу может только водитель

Т. была привлечена к административной ответственности за то, что 25 июля 2015 года передала управление принадлежащим ей автомобилем своему мужу П., находящемуся в состоянии опьянения (ч. 2 ст. 12.8 КоАП, абз. 3 п. 2.7 ПДД). За допущенное правонарушение на нее был наложен штраф в размере 30 тыс. руб. с лишением водительских прав на полтора года (постановление мирового судьи судебного участка № 77 Выборгского района Ленинградской области от 24 декабря 2015 г. № 3-454/15-77).

Свою вину Т. не признала, поэтому обратилась к адвокату, который обжаловал этот судебный акт. В жалобе он ссылался на то, что автомобиль, приобретенный в период брака, является совместной собственностью супругов, к тому же П. вписан в полис ОСАГО – таким образом, согласия Т. на то, чтобы машиной управлял муж, не требовалось. Тем не менее, вышестоящие суды поддержали вывод коллеги и оставили постановление без изменения (решение Выборгского городского суда Ленинградской области от 12 апреля 2016 г. № 12-257/2016, постановление Ленинградского областного суда от 8 июля 2016 г. № 4а-306/2016).

Вина Т., по мнению судов, была полностью подтверждена протоколами об административном правонарушении и об отстранении П. от управления транспортным средством, а также актом медицинского освидетельствования П. на состояние опьянения. Кроме того, инспектор ГИБДД, составивший протокол, подтвердил, что Т. передала П. управление автомобилем, и пояснил: она этого не оспаривала – своей подписью в протоколе Т. удостоверила факт нарушения и никаких замечаний не внесла.

О том, в течение какого периода со дня правонарушения лицо может быть привлечено к административной ответственности за управление автомобилем в состоянии опьянения и при каких обстоятельствах возможно увеличение этого срока, узнайте из материала «Срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение ПДД» в Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Однако адвокат таким вердиктом остался недоволен и обратился с жалобой в ВС РФ, и тот согласился с позицией защитника (Постановление ВС РФ от 17 ноября 2016 г. № 33-АД16-15).

Суд подчеркнул, что довод адвоката о том, что П. не требовалось согласие супруги на управление автомобилем, поскольку он был внесен в полис ОСАГО, а автомобиль находился в совместной собственности супругов, другими доказательствами не опровергнут.

Более того, субъектом вмененного Т. правонарушения считается именно водитель автомобиля вне зависимости от того, является ли он его владельцем (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части КоАП РФ»; далее – Постановление № 18). То есть привлечь к ответственности по ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ можно только то лицо, которое управляло автомобилем перед тем, как передать руль другому. Однако, подчеркнул ВС РФ, доказательства, на которые ссылались нижестоящие суды, не подтверждают вывод о том, что Т. в момент передачи мужу управления являлась водителем транспортного средства. К тому же она настаивала на том, что не знала об употреблении ее супругом накануне поездки спиртных напитков, а видимых признаков алкогольного опьянения у него не имелось.

По общему правилу неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в его пользу (ч. 1, ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ). Поэтому ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и прекратил производство по делу об административном правонарушении в отношении Т.

При составлении акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения должен быть строго соблюден интервал между двумя замерами

П. был привлечен к административной ответственности за то, что 13 октября 2015 года управлял автомобилем в нетрезвом виде (ч. 1 ст. 12.8 КоАП, абз. 1 п. 2.7 ПДД). За это он был оштрафован на 30 тыс. руб. и лишен водительских прав на полтора года (постановление мирового судьи судебного участка № 124 Безенчукского судебного района Самарской области от 15 декабря 2015 г. № 5-787/15).

Обжалование этого постановления результата не дало. П. указал что был трезв, а сотрудники ГИБДД оказывали на него моральное давление при составлении процессуальных документов, но несмотря на это, судьи также пришли к выводу о его виновности (решение Безенчукского районного суда Самарской области от 22 января 2016 г., постановление Самарского областного суда от 23 мая 2016 г. № 4А-560/2016). По их мнению, акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения вполне достаточно, чтобы привлечь водителя к ответственности. Однако ВС РФ, куда П. также обратился с жалобой, с этим выводом не согласился и отметил следующее (Постановление ВС РФ от 18 ноября 2016 г. № 46-АД16-24).

Ответственность за вождение в нетрезвом виде наступает только тогда, когда установлен факт употребления водителем алкоголя (Примечание к ст. 12.8 КоАП РФ). Доказательствами этого являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (п. 7 Постановления № 18). И по результатам проведенного в отношении П. медицинского освидетельствования действительно был оформлен акт.

Вместе с тем, отметил Суд, при составлении этого акта медицинский работник проигнорировал требования Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством (далее – Инструкция). В настоящий момент Инструкция утратила силу в связи с утверждением Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (утв. приказом Минздрава России от 18 декабря 2015 г. № 933н; далее – Порядок), но действовала на момент совершения проступка. Положения старого и нового документов во многом совпадают.

Так, в ходе медицинского освидетельствования медики оценивают концентрацию алкоголя в воздухе, который выдыхает водитель. Если она выше 0,16 мг на л, состояние опьянения считается подтвержденным (п. 16 Инструкции, п. 11 Порядка). Важно, чтобы такое измерение было проведено дважды, с интервалом 15-20 минут.

При этом, как подчеркнул ВС РФ, из акта медицинского освидетельствования П. от 13 октября 2015 г. следует, что при проведении повторного измерения положенный интервал не был соблюден – первое исследование выдыхаемого воздуха проведено в 04.36, второе – в 04.49, то есть через 13 минут.

Допущенное врачом нарушение, заключил Суд, не позволяет признать заключение объективным. А значит, данный акт допустимым доказательством по делу об административном правонарушении не является. И однозначный вывод о том, что в действиях П. имелся состав вмененного ему административного правонарушения, сделать невозможно.

Поскольку неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу этого лица (ч. 1, ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ), судебные акты нижестоящих судов были отменены, а производство по делу об административном правонарушении в отношении П. – прекращено.

Внесение в протокол об административном правонарушении изменений без ведома водителя является основанием для освобождения его от ответственности

4 апреля 2015 года инспектор ГИБДД составил в отношении Г. протокол, согласно которому водитель управлял транспортным средством, будучи нетрезв (ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ). Инспектор сделал этот вывод на основании таких признаков, как запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, покраснение кожи на лице, а также поведение, не соответствующее обстановке.

Первоначально водитель согласился пройти медицинское освидетельствование, поэтому был направлен инспектором ГИБДД в медицинское учреждение в присутствии двух понятых (ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ). Однако прибыв туда, он отказался от проведения процедуры.

В связи с этим действия Г. были переквалифицированы, и в протоколе сделана отметка о том, что водитель отказался проходить медицинское освидетельствование – а это, напомним, образует самостоятельный состав правонарушения (ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ). В итоге суд обязал водителя уплатить штраф в размере 30 тыс. руб. и лишил его прав на полтора года именно по указанному составу (постановление мирового судьи судебного участка № 27 Нолинского судебного района Кировской области от 19 мая 2015 г. № 5-157/2015).

Г. обжаловал это постановление в вышестоящие инстанции, но ни районный, ни областной суды не нашли оснований для его отмены (решение судьи Нолинского районного суда Кировской области от 23 июня 2015 г. № 12-2/19/2015, постановление заместителя председателя Кировского областного суда от 13 августа 2015 г. № 4А-252/2015).

Суды отметили, что факт допущенного Г. нарушения подтверждается протоколом об административном правонарушении, протоколами об отстранении водителя от управления транспортным средством и о направлении его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, объяснениями врача и др.

Тогда Г. обратился в ВС РФ. В своей жалобе он настаивал на отмене этих актов – и Суд встал на его сторону (Постановление ВС РФ от 21 ноября 2016 г. № 10-АД16-7).

ВС РФ напомнил, что при применении мер административного принуждения важно не только наличие законных оснований для этого, но и соблюдение порядка привлечения лица к административной ответственности (ч. 1 ст. 1.6 КоАП РФ). По общему правилу, о совершении правонарушения составляется протокол (ч. 1 ст. 28.2 КоАП РФ). В нем указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы составившего его лица, сведения о нарушителе, данные о свидетелях и потерпевших, если таковые имеются, место и время совершения правонарушения и др. (ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ). При этом лицу должна быть предоставлена возможность ознакомиться с протоколом, а также дать объяснения и замечания по его содержанию (ч. 4 ст. 28.2 КоАП РФ). Составить протокол в отсутствие лица можно, только если оно было извещено об этом в установленном порядке (ч. 4.1 ст. 28.2 КоАП РФ). Эти же правила, отметил ВС РФ, касаются и внесения в протокол изменений (аналогичный правовой подход сформулирован в Постановлении ВС РФ от 30 мая 2016 г. № 5-АД16-25).

В суде инспектор ГИБДД подтвердил, что действительно внес в протокол об административном правонарушении изменения, заменив ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ («Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения») на ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ («Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения»). При этом он подчеркнул, что ознакомил Г. с правками.

Между тем водитель указал, что изменения были внесены в протокол в его отсутствие. Это же подтверждают и показания свидетеля В., проживающей совместно с ним. Она пояснила, что 6 апреля 2015 г. в вечернее время инспектор ГИБДД приходил к ним домой для того, чтобы ознакомить Г. с уже внесенными в протокол изменениями.

При этом в материалах дела нет данных о том, что Г. присутствовал при внесении в протокол изменений, а также о том, что его извещали о необходимости явиться в подразделение ГИБДД. Следовательно, сделал вывод ВС РФ, должностное лицо ГИБДД нарушило требования закона при внесении в протокол изменений.

На стадии подготовки дела к рассмотрению протокол, составленный с нарушением требований, нужно было вернуть составившему его должностному лицу для устранения недостатков (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ). Однако такая возможность была утрачена, поскольку возвращение протокола после начала рассмотрения дела законом не предусмотрено.

И так как использование доказательств, полученных с нарушением закона, не допускается, а лицо считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном порядке (ст. 1.5, ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ), ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и прекратил производство по делу в отношении Г.

Статья 27.12. Отстранение от управления транспортным средством, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения

СТ 27.12 КоАП РФ

1. Лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, а также лица, совершившие административные правонарушения, предусмотренные частями 2 и 3 статьи 11.8, частью 1 статьи 11.8.1, частью 1 статьи 12.3, частью 2 статьи 12.5, частями 1 и 2 статьи 12.7 настоящего Кодекса, подлежат отстранению от управления транспортным средством до устранения причины отстранения.

1.1. Лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, либо лицо, в отношении которого вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.24 настоящего Кодекса, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 настоящей статьи. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

2. Отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, а в отношении водителя транспортного средства Вооруженных Сил Российской Федерации, войск национальной гвардии Российской Федерации, инженерно-технических, дорожно-строительных воинских формирований при федеральных органах исполнительной власти или спасательных воинских формирований федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на решение задач в области гражданской обороны, — также должностными лицами военной автомобильной инспекции в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

3. Об отстранении от управления транспортным средством, а также о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения составляется соответствующий протокол, копия которого вручается лицу, в отношении которого применена данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

4. В протоколе об отстранении от управления транспортным средством соответствующего вида, а также в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения указываются дата, время, место, основания отстранения от управления или направления на медицинское освидетельствование, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о транспортном средстве и о лице, в отношении которого применена данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

5. Протокол об отстранении от управления транспортным средством, а также протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения подписывается должностным лицом, их составившим, и лицом, в отношении которого применена данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

В случае отказа лица, в отношении которого применена данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, от подписания соответствующего протокола в нем делается соответствующая запись.

6. Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

6.1. Критерии, при наличии которых имеются достаточные основания полагать, что лицо находится в состоянии опьянения и подлежит направлению на медицинское освидетельствование, и порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения.

7. Акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения или акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения прилагается к соответствующему протоколу. Копии акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения вручаются лицу, в отношении которого они были составлены.

Примечание. Утратило силу

Комментарий к Ст. 27.12 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Комментируемая статья содержит сразу три меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении:

1) отстранение от управления транспортным средством;

2) освидетельствование на состояние алкогольного опьянения;

3) медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Отстранение от управления транспортным средством как обеспечительная мера направлено на пресечение длящегося административного правонарушения и применяется в случаях, когда:

— имеются достаточные основания полагать, что лицо, которое управляет транспортным средством, находится в состоянии опьянения;

— транспортным средством управляет водитель, не имеющий при себе документов на право управления транспортным средством, регистрационных документов на транспортное средство;

— водитель управляет транспортным средством с заведомо неисправными тормозной системой (за исключением стояночного тормоза), рулевым управлением или сцепным устройством (в составе поезда);

— транспортным средством управляет водитель, не имеющий права управления транспортным средством (за исключением учебной езды);

— транспортным средством управляет водитель, лишенный права управления транспортными средствами.

После устранения причины отстранения от управления транспортным средством данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении не применяется. Например, водитель предъявил документы на право управления транспортным средством, регистрационные документы на транспортное средство, произошло вытрезвление водителя либо управление передано другому трезвому водителю, имеющему право на управление транспортным средством.

Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения применяется в случаях, когда:

1) в отношении лица, управляющего транспортным средством, имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения;

2) в отношении лица вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.24 КоАП РФ.

Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475 утверждены Правила освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов. Названные Правила устанавливают порядок освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования на состояние опьянения и оформления его результатов лица, которое управляет транспортным средством соответствующего вида.

Достаточным основанием полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке.

Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения осуществляется с использованием технических средств измерения, обеспечивающих запись результатов исследования на бумажном носителе, разрешенных к применению Росздравнадзором, поверенных в установленном порядке Ростехрегулированием, тип которых внесен в государственный реестр утвержденных типов средств измерений.

При проведении освидетельствования на состояние алкогольного опьянения должностное лицо, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, или должностное лицо военной автомобильной инспекции проводят отбор пробы выдыхаемого воздуха в соответствии с инструкцией по эксплуатации используемого технического средства измерения.

Факт употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 мг на один литр (мг/л) выдыхаемого воздуха (см. примечание к ст. 12.8 КоАП РФ).

Результаты освидетельствования на состояние алкогольного опьянения отражаются в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (форма акта утверждена Приказом МВД России от 04.08.2008 N 676). Копия этого акта выдается водителю транспортного средства, в отношении которого проведено освидетельствование на состояние алкогольного опьянения.

Акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения не требуется составлять в случае отказа водителя транспортного средства от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Водитель транспортного средства подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения по содержанию комментируемой статьи не относится к обеспечительным мерам, однако о таком процессуальном действии составляется соответствующий протокол.

2. В ч. 2 комментируемой статьи определены должностные лица органов, правомочных осуществлять отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Отстранение от управления транспортным средством, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются в присутствии понятых или с применением видеозаписи. Таким образом, факт совершения процессуальных действий может как удостоверяться подписями понятых в соответствующих процессуальных актах, так и фиксироваться при помощи средств видеозаписи. Выбор между привлечением к участию в производстве по делу понятых или применением видеозаписи осуществляет должностное лицо, уполномоченное составлять соответствующие процессуальные акты, с учетом конкретных обстоятельств.

3. О применении рассматриваемых обеспечительных мер (отстранение от управления транспортным средством, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения) составляются соответствующие протоколы. В ч. ч. 4 и 5 комментируемой статьи установлены требования к содержанию указанных протоколов. Копии протоколов вручаются лицу, в отношении которого применены данные меры.

Минздрав России определяет критерии, при наличии которых имеются достаточные основания полагать, что лицо находится в состоянии опьянения и подлежит направлению на медицинское освидетельствование; устанавливает порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Приказом Минздрава России от 14.07.2003 N 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения» утверждены форма акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и Инструкция по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы N 307/у «Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством».

Медицинское освидетельствование на состояние опьянения может проводиться только теми индикаторами алкогольных паров отечественного и зарубежного производства, которые разрешены к применению и перечислены в приложении к письму Минздравсоцразвития России от 20.12.2006 N 6840-ВС «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения водителей транспортных средств».

Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются с использованием технических средств измерения, поверенных в установленном порядке (раз в год) Ростехрегулированием, тип которых внесен в государственный реестр утвержденных типов средств измерений.

4. В соответствии с требованиями ч. 7 комментируемой статьи акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения или акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения прилагается к соответствующему протоколу. Копии акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения вручаются лицу, в отношении которого они были составлены.

Верховный суд возвращает водительские права – часть пятая

В пятую подборку решений Верховного суда в пользу водителей, лишенных прав, вошли пять дел. Отличительной чертой большинства из них является ухудшение положения водителей, которое допустили суды нижестоящих инстанций. Коллегия по административным делам Верховного суда РФ их исправила и разобралась в путанице с однофамильцем.

Первое исследование «дороже» второго

Т. Д., управляющего автомобилем, остановил поздно ночью сотрудник ДПС в поселке Жатай города Якутска в феврале 2015 года. По мнению инспектора, Т. Д. находился в состоянии алкогольного опьянения, о чем свидетельствовали запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи и резкое изменение окраски кожных покровов лица. Т. Д. не согласился с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на месте и отправился на медицинское освидетельствование.

В акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения от 3 февраля 2015 года указано, что концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у Т. Д. составила в результате первого исследования – 0,102 мг/л, а в результате второго – 0,222 мг/л.

Мировой судья судебного участка № 49 г. Якутска Республики Саха (Якутия) решением от 4 июня 2015 года признала Т. Д. виновным по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ и назначила ему наказание в виде штрафа на сумму 30 000 рублей с лишением прав сроком на 1 год 6 месяцев.

Судья Якутского городского суда Илья Ефремов решением от 17 июля 2015 года и председатель Верховного суда Республики Саха (Якутия) Людмила Горева постановлением от 01 сентября 2015 года оставили акт мирового суда без изменений.

Т. Д. обжаловал решение в Верховный суд. Судья ВС Сергей Никифоров пришел к выводу, что суды предыдущих инстанций совершили ошибку, а именно – не учли то, что на основании ч. 1 и 4 ст. 1.5 КоАП РФ неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В данном случае факт алкогольного опьянения у Т. Д. подлежит установлению по результатам первого исследования, которое показало 0,102 мг/л абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе водителя и не привысило допустимую цифру в 0,16 мг/л. ВС пояснил, что факт нахождения Т. Д. в состоянии опьянения нельзя считать установленным. Судья Никифоров постановил удовлетворить жалобу водителя, отменить решения всех предыдущих инстанций и прекратить производство по делу об административном правонарушении.

Нельзя ухудшать положение водителя

В июле 2014 года дорожные инспекторы остановили автомобиль К. В. недалеко от деревни Сметанино Верховажского района Вологодской области. Сотрудники полиции обратили внимание, что у водителя присутствует запах алкоголя изо рта. От медицинского освидетельствования на состояние опьянения К. В. отказался.

Мировой судья Вологодской области по судебному участку № 51 своим постановлением от 29 октября 2014 года признал К. В. виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, оштрафовал его на 30 000 рублей и лишил права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

К. В. обжаловал решение в Междуреченский районный суд Вологодской области. Судья Виктор Решетов отменил постановление мирового суда и прекратил производство по делу об административном правонарушении за недоказанностью обстоятельств, на основании которых оно было вынесено. В основу решения суда легли в том числе показания свидетелей и понятых.

С позицией районного судьи не согласился главный инспектор безопасности дорожного движения по Верховажскому району Вологодской области и обжаловал это решение в Вологодском областном суде. Дело попало к заместителю председателя Вологодского областного суда Ирине Осиповой. Рассмотрев жалобу главного инспектора, она пришла к выводу, что судья районного суда не учел должным образом следующие доказательства: протокол об административном правонарушении, об отстранении от управления транспортным средством, о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, письменные объяснения понятых, рапорт сотрудников ДПС и показания одного из них в суде.

По мнению Осиповой, для квалификации действий правонарушителя по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ главное правовое значение имеет отказ от медицинского освидетельствования, зафиксированный в протоколе уполномоченным лицом, а не факт нахождения лица в состоянии опьянения. Как поясняет судья, все представленные доказательства не получили оценки в совокупности, что повлекло неверный вывод районного суда.

Осипова своим постановлением от 24 апреля 2015 года решение судьи Междуреченского районного суда Вологодской области отменила, а дело вернула на новое рассмотрение мировому судье Вологодской области по судебному участку № 51. Мировой судья свое первоначальное решение повторил, а судья Междуреченского районного суда Вологодской области оставил его без изменений.

После этого К. В. обратился в Верховный Суд с просьбой об отмене постановления заместителя председателя Вологодского областного суда. Судья Сергей Никифоров, рассматривающий это дело, пояснил, что заместитель председателя Вологодского областного суда оставила без внимания ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ, которая предусматривает невозможность изменения постановления по делу об административном правонарушении, если при этом усиливается административное наказание или иным образом ухудшается положение лица, в отношении которого вынесен указанный акт.

Осипова, вынося свое решение, ссылалась на то, что судья районного суда допустил существенные процессуальные нарушения. Но Никифоров отдельно указал, что заместителем председателя Вологодского областного суда не приведены в акте конкретные выводы о том, почему вышеуказанные нарушения носили фундаментальный, принципиальный характер и могли повлиять на исход дела.

Таким образом, ВС постановил отменить решение заместителя председателя Вологодского областного суда от 24 апреля 2015 года, последующее постановление мирового судьи Вологодской области по судебному участку № 51 от 16 июня 2015 года и решение судьи Междуреченского районного суда Вологодской области от 22 июля 2015 года, а оставить без изменения итоговым – первоначальное апелляционное решение судьи Междуреченского районного суда Вологодской области.

А был ли водитель за рулем?

Похожий случай произошел в Кемеровской области. Мировой судья судебного участка № 1 Таштагольского района Кемеровской области решением от 28 апреля 2015 года признал Г. Д. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. В качестве наказания водителю назначили штраф в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год и 6 месяцев.

Не согласившись с постановлением мирового судьи, Г. Д. подал на него жалобу в Таштагольский городской суд Кемеровской области. На заседании в Таштагольском городском суде факт нахождения Г. Д. в состоянии алкогольного опьянения им самим не оспаривался. Однако показания сотрудников ДПС, данные ими в суде, а также показания свидетелей, оглашенные в судебном заседании, свидетельствуют о том, что автомобиль Г. Д. находился в статичном состоянии: ни один из свидетелей на судебном заседании не сказал, что видел, как Г. Д. управлял транспортным средством в состоянии опьянения, а иных доказательств этому факту представлено не было. Председатель суда Алексей Страшников, основываясь на всем вышеизложенном, постановление мирового судьи отменил, а дело об административном правонарушении прекратил.

Начальник ОГИБДД ОМВД России по Таштагольскому району Кемеровской области подал жалобу в вышестоящую инстанцию на данное решение судьи городского суда.

Заявление попало к заместителю председателя Кемеровского областного суда Татьяне Булатовой. Она в ходе рассмотрения дела указала, что Страшников, отменяя постановление мирового судьи в связи с недоказанностью обстоятельств, опирался на недоказанность факта управления автомобилем Г. Д. в состоянии опьянения. Однако, как поясняет Булатова, судья городского суда не исследовал все имеющиеся по делу доказательства в совокупности и не дал надлежащую правовую оценку фактическим обстоятельствам совершения административного правонарушения. Таким образом, в Кемеровском областном суде решение судьи Таштагольского городского суда от 27 мая 2015 года постановили отменить, а дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Дальнейшим решением другого судьи Таштагольского городского суда Кемеровской области – Марии Муравьевой – от 02 сентября 2015 года изначальное постановление мирового суда оставлено без изменения.

Тогда Г. Д. обратился за защитой своих прав в Верховный Суд. Как и в случае с предыдущим делом из Вологодской области, судья Сергей Никифоров указал на то, что в Кемеровском областном суде оставили без внимания ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ, ведь ухудшение положения водителя тем более недопустимо при отмене состоявшихся по делу об административном правонарушении судебных актов.

Никифоров удовлетворил жалобу Г. Д., отменил все предыдущие акты по делу и оставил без изменения решение судьи Страшникова Таштагольского городского суда Кемеровской области.

«Передал управление автомобилем знакомому»

Согласно протоколу сотрудника ДПС, составленного на А. С., тот управлял транспортным средством 14 января 2015 года с признаками опьянения – запахом алкоголя изо рта и нарушением речи. От прохождения медицинского освидетельствования А. С. отказался. Постановлением от 20 февраля 2015 года мировой судья судебного участка № 1 Ленинского района города Чебоксары Чувашской Республики прекратил производство по делу в отношении А. С. в связи с отсутствием состава правонарушения. В основу такого решения легло то обстоятельство, что автомобилем управлял не А. С., а его знакомый.

Тогда временно и. о. заместителя командира ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по г. Чебоксары Чувашской Республики Микейкин А. обратился с жалобой на вышеуказанные акты в Верховный Суд Чувашской Республики.

Решением от 7 мая 2015 года заместитель председателя Верховного Суда Чувашской Республики Николай Филиппов оба акта предыдущих инстанций отменил, отправив дело мировому судье на новое рассмотрение.

И. о. мирового судьи уже другого судебного участка – № 3 Чебоксарского района Чувашской Республики – признал А. С. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и назначил ему в виде наказания штраф на сумму 30 000 рублей с лишением водительских прав на 1 год 7 месяцев.

А. С. обратился в Чебоксарский районный суд Чувашской Республики с ходатайством о восстановлении срока обжалования, но судья Алла Егорова оставила его без рассмотрения. После этого водитель снова обратился в Верховный Суд Чувашской Республики – с жалобой на решение Егоровой. Актом судьи Верховного Суда Чувашской республики Максимовой определение Чебоксарского районного суда отменили, а дело возвратили на новое рассмотрение обратно в районный суд на стадию решения вопроса о принятии жалобы А. С. к производству.

А. С. решил обжаловать майское решение заместителя председателя Верховного Суда Чувашской Республики в ВС. Жалоба водителя попала к судье Владимиру Меркулову, который, ознакомившись с материалами дела, установил, что Филиппов, отменив вступившие в силу судебные решения, ухудшил положение водителя. Но КоАП не предусматривает этого. Кроме того, из постановления заместителя председателя Верховного Суда Чувашской Республики от 7 мая 2015 года не следует, что нижестоящие суды при рассмотрении дела допустили существенные нарушения, которые бы могли повлиять на исход дела.

Меркулов постановил все акты отменить, оставив без изменения изначальное постановление мирового судьи от 20 февраля 2015 года и решения Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 27 марта 2015 года.

Перепутали с однофамильцем

Постановлением и. о. мирового судьи судебного участка № 19 Камчатского края от 4 октября 2012 года водителя М. А. привлекли к административной ответственности за управлением автомобилем без установленных должным образом государственных регистрационных знаков. Заместитель председателя Камчатского краевого суда при рассмотрении 26 декабря 2013 года жалобы на решение первой инстанции с выводами мирового судьи согласился.

Дело в итоге дошло до ВС. Судья Сергей Никифоров, рассматривая жалобу М. А., обнаружил, что мировой судья не принял необходимых мер по установлению личности лица, в отношении которого ведется производство по делу. Оказалось, что правонарушение совершил однофамилец заявителя жалобы. Более того, у другого водителя совпадает не только фамилия, но еще имя, отчество и год рождения.

Обратившийся в Верховный Суд М. А. поясняет, что о вынесенном постановлении мирового суда узнал только в июне 2013 года. Путаница произошла, так как лицо, управлявшее 26 августа 2012 года автомобилем без государственных регистрационных знаков, не имело при себе документов, позволяющих установить его личность. Инспекторы внесли сведения в протокол об административном правонарушении на основании данных базы ГИБДД, где заявителя жалобы спутали с его однофамильцем. При этом в протоколе указаны адрес и номер мобильного телефона настоящего правонарушителя.

Заявитель жалобы в Верховный суд дополнительно поясняет, что полицейскими даже проводилась корректировка в базе УГИБДД УМВД России по Камчатскому краю из-за ошибочного использования его данных.

Судья Никифоров, разобравшись в этой путанице, постановил отменить решения и. о. мирового судьи и заместителя председателя Камчатского краевого суда и прекратить производство по делу М. А.

Верховный суд возвращает водительские права – часть шестая

Что может стать причиной отмены постановления о лишении права на управление автомобилем? Ошибка врача, который проводил освидетельствование. Признание виновным водителя, удостоверение которого подделали. Нарушение порядка привлечения к ответственности. Наказание по «неверной» статье КоАП. И даже указание в акте освидетельствования «промилле» вместо «мг/л». Обо всем этом читайте в шестой по счету подборке «водительских» постановлений Верховного суда РФ, подготовленной «Право.ru».

Водителю помогла небрежность врача

Вечером 13 декабря 2014 года инспектор ДПС остановил автомобиль А. З., жителя села Кривополярье Липецкой области. Почувствовав, что от водителя пахнет спиртным, полицейский предложил тому пройти освидетельствование на состояние опьянения, но он отказался и поехал на обследование в наркодиспансер. Врач вынес заключение, что автолюбитель нетрезв, указав это в медицинском акте.

А. З. с этим документом не согласился и оспорил его, обратившись в управление здравоохранения Липецкой области. 12 марта 2015 года врачебная комиссия наркологического диспансера отменила акт в связи с тем, что при его составлении врач допустил грубые нарушения: не указал даты поверок алкотестера и собственной подготовки по вопросам медосвидетельствования, не соответствовала требованиям и формулировка медзаключения.

Пока медики разбирались с актом, мировой судья Чаплыгинского судебного участка № 2 Липецкой области 11 февраля 2015 года привлек водителя к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.28 КоАП РФ (управление автомобилем в состоянии опьянения), оштрафовав на 30 000 руб. и на полтора года оставив без прав. Апелляция и кассация, хотя к тому времени акт уже был отменен, оставили постановление мирового судьи без изменения, после чего А. З. обратился в Верховный суд РФ.

Судья Сергей Никифоров указал, что суды нижестоящих инстанций не проверили должным образом довод заявителя о признании отмененного акта медицинского освидетельствования недопустимым доказательством, нарушив тем самым положения ст. 26.11 КоАП. Напомнил он и о том, что согласно ч. 1 и ч. 4 ст. 1.5 КоАП гражданин отвечает только за те нарушения, в отношении которых его вина, а неустранимые сомнения в виновности должны толковаться в пользу предполагаемого нарушителя. Никифоров отменил акты нижестоящих инстанций и прекратил производство по делу.

Привлекаешь к ответственности, соблюдай порядок

В июне 2015 года мировой судья судебного участка № 44 Узловского района Тульской области привлек Э. А. к ответственности за вождение в нетрезвом виде (ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ), запретив садиться за руль в течение 1 года и 9 месяцев. Тот попытался обжаловать постановление, но решением Узловского горсуда и Тульского областного суда оно было оставлено в силе, однако ВС с актами нижестоящих инстанций не согласился.

Из протокола, составленного инспектором ДПС в отношении Э. А. 12 апреля 2015 года, следует, что тот управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. Не в пользу водителя говорили показания алкотестера – 0,177 мг/л при допустимой концентрации в 0,16 мг/л. Однако согласия или несогласия водителя с результатами освидетельствования в акте не оказалось, не было там и ни одной подписи водителя – во всех графах, где ее наличие необходимо, стояла отметка «отказался». В деле нашелся и протокол, которым Э. А. направлялся на обследование в наркодиспансер, однако в нем тоже не зафиксировано его согласие на прохождение этой процедуры, отсутствуют подписи водителя и понятых. При этом по времени протокол составлен раньше, чем акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, в нарушение порядка, установленного п. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ.

п. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ

Лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, либо лицо, в отношении которого вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.24 настоящего Кодекса, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 настоящей статьи. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

На судебном заседании инспектор ДПС объяснил, что такая путаница в документах возникла потому, что сначала Э. А. попросил направить его в наркодиспансер, но при составлении протокола согласился пройти освидетельствование на месте. С показаниями алкотестера он якобы устно согласился, но подписывать акт отказался, что сотрудник ГИБДД в нем и указал. Однако один из понятых, которого тоже допросили во время судебного разбирательства, не подтвердил, что водитель был согласен с результатами освидетельствования. Другой понятой не был уверен, что Э. А. при нем отказался ставить свою подпись в документах. Сам водитель заявлял, что с результатами не соглашался и просил направить его на медосвидетельствование.

«Приведенные обстоятельства не позволяют сделать вывод о соблюдении должностным лицом ГИБДД предусмотренного законом порядка установления факта нахождения лица, которое управляет транспортным средством, в состоянии опьянения, и свидетельствуют о наличии неустранимых сомнений в виновности Э. А. в совершении вмененного ему административного правонарушения», – указал судья Никифоров, отменяя предыдущие акты и прекращая производство по делу.

«Неправильная» статья КоАП

Искать справедливости в ВС решил и И. Г. из Краснодара. 22 июня 2014 года в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (управление автомобилем в состоянии опьянения). О том, что водитель нетрезв, говорили внешние признаки: запах алкоголя, покраснение кожи, несвязная речь. «Дышать в трубочку» на месте мужчина отказался и был направлен в наркологический диспансер, врач которого подтвердил, что тот находится в состоянии алкогольного опьянения.

Все говорило о том, что И. Г. будет наказан за вождение в нетрезвом виде, однако 31 июля 2014 года мировой судья участка № 239 Прикубанского внутригородского округа Краснодара на два года лишил его прав и оштрафовал на 30 000 руб. за совсем другое нарушение – невыполнение требования сотрудника ДПС о прохождении освидетельствования на состояние опьянения (ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ). На следующий день судья спохватился и вынес определение об исправлении описки в установочной, мотивировочной и резолютивной частях постановления в отношении И. Г., которым в тексте акта ч. 1 ст. 12.26 КоАП заменялась на ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Апелляция и кассация оставили постановление в силе, но судья Никифоров с ними не согласился.

Исправление описки в постановлении не изменило того, что водитель был привлечен к ответственности по «неправильной» статье. «Содержание указанных судебных актов [судов нижестоящих инстанций], вынесенных в отношении И. Г., не соответствует фактическим обстоятельствам дела и содержит неправильную квалификацию совершенного им административного правонарушения», – говорится в постановлении ВС. Предыдущие акты по делу были отменены, производство по нему прекращено.

Если прав лишил «не тот» судья

Д. Ш. был привлечен к административной ответственности за отказ проходить освидетельствование на состояние опьянения. Мировой судья судебного участка № 4 Шебекинского района и города Шебекино Белгородской области оштрафовал его на 30 000 руб. и лишил права садиться за руль на 1 год 10 месяцев. Апелляция и кассация оставили это постановление без изменения. А ВС, куда водитель подал надзорную жалобу, с коллегами не согласился.

Судья Владимир Меркулов указал, что из материалов дела видно: нарушение, за которое Д. Ш. привлекли к административной ответственности, произошло в районе дома № 36 по улице Дзержинского села Максимовка Шебекинского района. Согласно ст. 1 закона Белгородской области от 13 марта 2000 года «О создании судебных участков и должностей мировых судей Белгородской области», которая устанавливает границы участков, Максимовка лежит в границах участка № 2, а не № 4. Между тем, в п. 1 ст. 4 ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» говорится, что каждый из них осуществляет деятельность в пределах района своего участка.

Ходатайства о рассмотрении дела по своему месту жительства Д. Ш. не заявлял. Сведений о том, что на мирового судью судебного участка № 4 было возложено исполнение обязанностей другого мирового судьи, в материалах дела не имеется. Меркулов пришел к выводу, что административное дело в отношении водителя было рассмотрено с нарушением правил подсудности. Судья ВС напомнил, что положения ч. 1 ст. 1.6 КоАП предполагают не только наличие оснований для применения административного взыскания, но и соблюдение порядка привлечения к ответственности. В случае с Д. Ш. такой порядок был нарушен, резюмировал Меркулов, отменяя акты судов нижестоящих инстанций и направляя дело по подсудности – в судебный участок № 2 Шебекинского района и города Шебекино Белгородской области.

Промилле или мг/л: как правильно?

«Стандартное наказание» – 30 000 руб. штрафа и лишение прав на полтора года за вождение в нетрезвом виде мировой судья судебного участка № 21 счел подходящим для С. Л. из города Старая Русса Новгородской области.18 января 2015 года он управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, что подтверждалось данными медицинского освидетельствования. Измерения, проведенные врачом при помощи алкотестера, показали концентрацию паров этилового спирта в выдыхаемом воздухе в 0,49 промилле (0,2205 мг/л) в первый раз и в 0,30 промилле (0,135 мг/л) – во второй (при разрешенной в 0,16 мг/л). Вызванный на заседание медик показания прибора, указанные в акте освидетельствования, подтвердил. Такие же сведения с указанием промилле, как единицы измерения, содержатся и в копии журнала регистрации медицинских освидетельствований на состояние лиц, управляющих транспортными средствами больницы, где водитель проходил обследование.

По общему правилу (что подтвердила на заседании главврач учреждения, где обследовали водителя) в актах медицинского освидетельствования показания алкотестера должны указываться в мг/л, а не в промилле. Но суды сочли неверную единицу измерения «оговоркой», указав, что «в соответствующем акте результаты оценки исследования приведены в промилле ошибочно». ВС, куда обратился водитель, с этим не согласился, указав, что утверждение об ошибке опровергается показаниями врача, содержанием акта освидетельствования и журнала регистрации.

ВС указал, что факт употребления заявителем алкоголя должен быть установлен «исходя из концентрации абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе, которая была определена в ходе второго исследования» и составила 0,30 промилле, а если «перевести» в нужные единицы измерения, то 0,135 мг/л. Так как этот показатель «не превышает возможную суммарную погрешность измерений – 0,16 мг/л, факт нахождения С. Л. в состоянии опьянения считать установленным нельзя», постановил судья ВС Владимир Меркулов, отменяя акты предыдущих инстанций и прекращая производство по делу.

Нарушитель с поддельным удостоверением

Сотрудник ГИБДД 26 ноября 2014 года остановил автомобиль, за рулем которого сидел мужчина, предъявивший водительское удостоверение на имя Н. З. Предположив, что водитель может быть нетрезв, инспектор предложил ему пройти освидетельствование, но тот отказался. Полицейский составил на нарушителя протокол, и 9 декабря 2014 года он был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Мировой судья судебного участка № 47 района Орехово-Борисово Южное города Москвы лишил его права управления автомобилем на полтора года и оштрафовал на 30 000 руб.

Н. З. пытался обжаловать вынесенное постановление, но результатов это не принесло. В кассационной жалобе, поданной в Мосгорсуд, мужчина указывал, что нарушения не совершал. Заявитель утверждал, что автомобилем управлял не он, а другой человек, у которого при себе было поддельное водительское удостоверение на его имя. Указывал он и на то, что подписи в протоколе и других процессуальных документах – тоже не его. Но суд этим доводам не внял, вынудив водителя обратиться в ВС.

Н. З. приложил к жалобе документы, подтверждающие его обращение в правоохранительные органы. Проверка, проведенная в рамках рассмотрения уголовного дела по ч. 3 ст. 327 УК РФ (использование заведомо подложного документа), также не опровергла его объяснений. Установлено, что не позднее 26 ноября 2014 года некто Н. И. обратился к неустановленному дознанием лицу, которое за 15 000 руб. изготовило ему поддельное удостоверение на имя Н. З. с его фотографией. Именно этот документ Н. И. и предъявил инспектору ДПС.

ВС отменил предыдущие акты по делу, указав в постановлении, что результаты проверки по уголовному делу материалами административного дела не опровергаются, а сотрудник ГИБДД, составивший протокол, и понятые, которые могли бы опознать нарушителя, на судебное заседание не вызывались. Следовательно, «все юридически значимые обстоятельства, необходимые для правильного разрешения дела, исследованы не были», и суды не установили личность правонарушителя и причастность Н. З. к совершению нарушения.

Нарушителя надо извещать

Мировой судья судебного участка № 2 Октябрьского района города Пензы 26 ноября 2014 года признал С. К. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. В ходе заседания было установлено, что 12 октября 2014 года он находился за рулем в состоянии алкогольного опьянения, за что водитель был оштрафован на 30 000 руб. и лишен прав на полтора года.

С. К. безрезультатно пытался обжаловать постановление сначала в Октябрьском районном суде Пензы, а потом в Пензенском областном суде, а после подал жалобу в ВС, который с выводами мирового судьи не согласился. В материалах дела указано, что извещение, из которого заявитель должен был узнать о времени и месте проведения заседания 10 ноября 2014 года, было направлено по адресу, указанному в протоколе об административном правонарушении. Адресат его не получил, поскольку запечатанный конверт вернулся на судебный участок с пометкой «истек срок хранения». Согласно абз. 2 п. 6 постановления Пленума ВС от 24 марта 2005 года «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП», в этом случае лицо считается не извещенным о времени и месте судебного разбирательства. Мировой судья 10 ноября 2014 года перенес заседание на 26 ноября. Информации о том, что об этом известили водителя-нарушителя, в деле нет.

В итоге мировой судья рассмотрел дело без участия С. К., в отсутствие данных о его надлежащем извещении о месте и времени разбирательства, чем был нарушен порядок привлечения его к административной ответственности, указал ВС. Это и стало основанием для отмены актов судов нижестоящих инстанций с прекращением производства по делу.