Обвинительный приговор по ст 111 ук рф

Обвинительный приговор по ст 111 ук рф

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г.Ульяновск 27 апреля 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего судьи Малышева Д.В.,

судей Басырова Н.Н., Геруса М.П.,

при секретаре Устимовой Ю.Е.,

с участием прокурора Овчинниковой О.И.,

осужденного Серкова А.А., адвоката Вражкина Ю.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по апелляционным жалобам адвоката Суворовой Е.Н., осужденного Серкова А.А., на приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 10 марта 2015 года, которым

— 03 октября 2013 года мировым судьей судебного участка №5 г. Димитровграда Ульяновской области по ст. 139 ч.1, ст. 119 ч.1, ст. 69 ч.2 УК РФ к 400 часам обязательных работ;

— 03 декабря 2013 года мировым судьей судебного участка №5 г. Димитровграда Ульяновской области по ст. ст. 119 ч.1, ст. 70 УК РФ к 460 часам обязательных работ;

Постановлением мирового судьи судебного участка №5 г. Димитровграда Ульяновской области неотбытая часть наказания в виде обязательных работ заменена на 1 месяц 6 дней лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, освобожден 29 июля 2014 года,

осужден по пункту «з» части 2 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации к лишению свободы на срок 4 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения Серкову А.А. постановлено изменить с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу до вступления приговора в законную силу, срок наказания Серкову А.А. исчислять с 10 марта 2015 года.

Постановлено взыскать с Серкова А.А. в доход федерального бюджета процессуальные издержки в сумме 4950 рублей.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Басырова Н.Н., обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, выслушав выступления осужденного Серкова А.А., адвоката Вражкина Ю.В., прокурора Овчинниковой О.И., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Серков А.А. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью П***., опасного для жизни человека, совершенном с применением предмета, используемого в качестве оружия. Преступление им совершено 22 ноября 2014 года в период времени с 05 часов 00 мин. до 07 часов 06 мин. в квартире №*** дома №*** по ул. *** в г. Димитровграде Ульяновской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Суворова Е.Н. считает приговор необоснованным и подлежащим отмене. Полагает, что судом необоснованно положены в основу показания ее подзащитного, данные им на предварительном следствии. Судом не был учтен тот факт, что его показания получены под воздействием со стороны сотрудников полиции, в связи с чем не могут быть признаны допустимыми. Кроме того, суд необоснованно признал в качестве доказательств вины Серкова А.А. показания потерпевшего П***., свидетелей М*** и С***., которые не могут быть достоверными, поскольку последние находились в состоянии алкогольного опьянения и не могли адекватно воспринимать происходящее. Они не видели непосредственного момента получения потерпевшим ножевого ранения, и на основе их показаний нельзя делать вывод о наличии у осужденного умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему. Полагает, что ранение последний мог получить при обстоятельствах изложенных подзащитным в суде. Наличие у Серкова А.А. умысла на причинение тяжкого вреда здоровью не доказано, доказательств совершения преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 2 п. «з» УК РФ не установлено. Просит отменить приговор и вынести оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе осужденный Серков А.А. считает постановленный в отношении него приговор необоснованным и чрезмерно строгим. Указывает, что он не отрицает содеянного, вызвался помочь потерпевшему довести до скорой помощи, всячески содействовал следствию. Не доверяя показаниям свидетеля М***., указывает, что последняя была в неадекватном состоянии по причине употребления значительного количества алкоголя, путалась в своих показаниях. Просит учесть наличие на иждивении несовершеннолетней дочери, состояние его здоровья и состояние здоровья матери, являющейся инвалидом. Оспаривая квалификацию действий по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ, обращает внимание на отсутствие у него умысла на причинение ранения потерпевшему, с которым проживают длительное время, и который не имеет к нему претензий.

В возражениях на апелляционную жалобу адвоката Суворовой Е.Н. государственный обвинитель помощник прокурора г. Димитровград Шпак А.В. считает, что приговор является законным, справедливым и не подлежит изменению. Наказание Серкову А.А. по п. «з» ч.2 ст. 111 УК РФ назначено справедливое, с учетом всех сведений о личности осужденного, смягчающих наказание обстоятельств. Доводы адвоката относительно необходимости оправдания подзащитного являются несостоятельными и опровергнуты исследованными доказательствами. Полагает, что апелляционная жалоба адвоката удовлетворению не подлежит, поскольку приговор является законным и соответствует фактическим обстоятельствам дела.

В судебном заседании апелляционной инстанции:

— осужденный Серков А.А. поддержал доводы апелляционных жалоб, указывая о незаконности и необоснованности приговора суда, настаивая на отсутствии у него умысла на причинение тяжкого вреда здоровью;

— адвокат Вражкин Ю.В. считал доводы жалоб обоснованными и подлежащими удовлетворению;

— прокурор Овчинникова О.И. возражала против доводов жалоб, считала приговор суда законным и обоснованным, который просила оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, заслушав выступления сторон, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности Серкова А.А. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью П***., опасного для жизни человека, совершенном с применением предмета, используемого в качестве оружия, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и основаны на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Судом были исследованы и оценены обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела. Все исследованные в судебном заседании доказательства в приговоре проанализированы. Довод об отсутствии у осужденного умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему был предметом тщательной проверки в ходе судебного разбирательства и обоснованно отвергнут.

Вина осужденного нашла свое полное подтверждение совокупностью согласованных между собой доказательств, признанных судом допустимыми и являющихся достаточными для признания осужденного виновным при обстоятельствах, установленных приговором суда.

Судом с достаточностью установлено, что 22 ноября 2014 года в период времени с 05 часов 00 минут до 07 часов 06 минут Серков А.А., находясь в комнате, расположенной в квартире *** дома *** по ул. *** г. Димитровграда Ульяновской области, в ходе ссоры на почве личных неприязненных отношений с П***., с целью причинения тяжкого вреда здоровью последнему, используя нож в качестве оружия, умышленно нанес им П*** один удар в область спины, причинив проникающее колото-резаное ранение грудной клетки справа, квалифицируемое как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Вина осужденного подтверждена показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями экспертиз и другими доказательствами по делу.

Так, потерпевший П*** как на предварительном следствии, так и в суде давал последовательные показания о том, что у него с Серковым возникла словесная ссора, а высказанные им слова задели последнего. Осужденный взял в руки перочинный нож и разложил его. Он-П***, встав с кресла, находился спиной к Серкову. Затем Серков сел на кровать, а М*** высказала, что осужденный ударил его ножом в спину.

Судом обоснованно не приняты во внимание доводы осужденного, в которых последний оспаривал достоверность показаний потерпевшего со ссылкой на то, что П*** *** сам не видел удара, находился в состоянии сильного алкогольного опьянения. Показания потерпевшего согласованы с показаниями осужденного, данными им в ходе предварительного следствия, которые судом признаны допустимыми, а также подтверждены показаниями свидетелей.

Так, согласно показаниям свидетеля М***., после словесной ссоры между Серковым и П***, когда последний наклонился, чтобы обуться, Серков взял в руки раскладной нож и разложил его. П*** поднялся с кресла и, в то время когда стоял спиной к Серкову, осужденный, держа разложенный нож в правой руке, нанес П*** один удар в спину с правой стороны. После этого Серков сложил нож и положил на стол. Потерпевший повернулся к ним, и по его поведению она поняла, что он не осознал того, что Серков нанес ему ножевое ранение, полагая, что его просто ударили. Она высказала П***, что Серков ударил его ножом и у него идет кровь. О произошедшем она рассказала С***, которую разбудила.

На очной ставке с осужденным свидетель М*** изобличала Серкова в умышленном нанесении ножевого ранения потерпевшему.

Свидетель С*** подтвердила в суде о том, что со слов М***, которая разбудила ее, будучи в напуганном состоянии, ей стало известно, что в то время когда она спала, Серков нанес ножевое ранение П*** в область спины с правой стороны.

Довод о невозможности указанными свидетелями адекватно воспринимать происходившее по причине нахождения в состоянии алкогольного опьянения, обоснованно признаны несостоятельными. Вопреки доводу осужденного, М*** *** в судебном заседании подтвердила свои показания, данные на предварительном следствии, изобличала осужденного и на очной ставке. Показания М*** согласованы и с показаниями свидетеля С***, будучи осведомленной о совершенном осужденным преступлении со слов М***. Учитывая последовательность показаний свидетелей, согласованность их с другими доказательствами по делу, которые признаны судом достоверными, суд пришел к правильному выводу, что свидетели, которые адекватно воспринимали обстоятельства случившегося, давали правдивые показания.

Показания свидетеля М*** подтверждены и показаниями свидетеля М*** – фельдшера станции скорой помощи, прибывшей по сообщению о причинении в квартире ножевого ранения потерпевшему его знакомым, совместно с которым распивали спиртное.

Показания потерпевшего и свидетелей объективно подтверждены и заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которому обнаруженное у потерпевшего колото-резаное ранение грудной клетки справа причинено воздействием колюще-режущего предмета и квалифицируется как повреждение, причинившее тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Проанализировав показания указанных потерпевшего и свидетелей в их совокупности, которые согласуются между собой, дополняя друг друга, сопоставив с первоначальными показаниями осужденного, а также с заключениями экспертиз, не доверять выводам которых у суда оснований не имелось, суд обоснованно пришел к выводу об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшему осужденным. Оснований подвергать сомнению достоверность показаний вышеуказанных лиц у суда первой инстанции не имелось.

Будучи первоначально допрошенным в ходе предварительного следствия, Серков А.А. , показания которого оглашены в суде в соответствии с п. 1 ч. 1 статьи 276 УПК РФ, показывал о том, что он в ходе ссоры с потерпевшим обиделся на него, был зол за его слова, взял раскладной нож и, разложив его, нанес П*** один удар ножом в спину с правой стороны.

Свои показания Серков А.А. подтверждал и при проверке показаний на месте.

В связи с тем, что вышеизложенные показания Серкова А.А. получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, что проверялось судом и получило свое подтверждение в суде первой инстанции, в присутствии защитника, при отсутствии замечаний как по содержанию сведений, изложенных в них, так и процедуре их фиксации, суд обоснованно признал их достоверными, не согласившись с показаниями осужденного в суде и доводом о том, что первоначальные показания были даны под воздействием сотрудников полиции.

Таким образом, суд первой инстанции правильно подверг критической оценке довод осужденного о нанесении случайного ножевого ранения при отсутствии умысла на его причинение. Данный довод с достаточностью опровергнут в судебном заседании, причем выводы суда подробно мотивированы. С указанными выводами соглашается и суд апелляционной инстанции.

Тщательный анализ и основанная на законе оценка доказательств, которые судом обоснованно признаны допустимыми, относимыми, а в своей совокупности достаточными, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного осужденным преступления. Вопреки всем доводам жалоб вина осужденного с достаточностью установлена в судебном заседании.

В основу доказательств виновности судом приняты доказательства, полученные с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и нашедшие подтверждение в ходе судебного следствия. Фактические обстоятельства дела изложены в соответствии с исследованными доказательствами.

Дав надлежащую оценку совокупности исследованных доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Серкова А.А. именно в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенном с применением предмета, используемого в качестве оружия .

Юридическая квалификация действий осужденного Серкова А.А. судом дана правильная.

Обвинительный приговор соответствует требованиям ст.ст. 299, 304, 307-309 УПК РФ. В нем указаны обстоятельства, установленные судом, проанализированы доказательства, обосновывающие вывод суда о виновности осужденного в содеянном, дана правильная оценка всем исследованным в суде доказательствам, а также доводам осужденного и его защитника, мотивированы выводы относительно квалификации преступления.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено в соответствии с требованиями статей 273-291 УПК РФ, объективно и с соблюдением всех принципов уголовного судопроизводства. Все ходатайства сторон, имеющие значение для правильного разрешения дела, судом были разрешены в установленном порядке. Права осужденного, в том числе и право на защиту, на всех стадиях уголовного судопроизводства были соблюдены и реально обеспечены. Суд принял все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности виновного, обстоятельств смягчающих наказание, в том числе тех, на которые обращает внимание в жалобе осужденный, отсутствия отягчающих обстоятельств, влияния назначенного наказания на исправление, на условия жизни его семьи, а также с учетом всех обстоятельств.

Судом при назначении наказания правильно учтены и положения ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Суд обоснованно пришел к выводу о том, что исправление осужденного возможно лишь в условиях изоляции от общества, верно мотивировав свои выводы, не усмотрев возможность назначения наказания с применением ст. 64, ст. 73 УК РФ, не усмотрев оснований и для применения положений ч.6 ст. 15 УК РФ. Назначенное наказание является справедливым, соразмерным содеянному и личности виновного.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, влекущих за собой отмену приговора либо его изменение, по делу не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

Приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 10 марта 2015 года в отношении Серкова А*** А*** оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Вынесен приговор по делу о нападении на лагерь экологов под Ангарском

18 ноября 2011 года Ангарский городской суд (Иркутская область) вынес приговор по делу о нападении наци-скинхедов на лагерь экологов в июле 2007 года. В результате нападения серьезно пострадали восемь человек, один из них — житель Находки 21-летний Илья Бородаенко, госпитализированный с подозрением на перелом основания черепа, скончался в больнице.

По делу проходило 20 человек, 10 из которых были в момент нападения несовершеннолетними. Всем им было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 213 УК РФ (хулиганство, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия группой лиц по предварительному сговору). Шестерым из них также инкриминировалась ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное группой лиц из хулиганских побуждений, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего). Два человека были оправданы по ст.111 УК РФ.

Суд приговорил Алексея Пушмина, Степана Черных, Сергея Стрекаловского к 8 годам и 10 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строго режима, Ростислава Ушакова — к 8 годам с отбыванием наказания в в колонии общего режима.

Остальные 16 человек были признаны виновными по ст.213 УК РФ и получили условные сроки.

Защита осужденных на реальные сроки намерена обжаловать приговор.

Ранее прокурор поддержал обвинительное заключение по ч.2 ст.213 УК РФ в отношении всех 20 подсудимых. Для 14 из них он просил лишения свободы условно. В отношении обвиняемых по ч.4 ст.111 УК РФ прокурор просил реальное лишение свободы. Кроме этого, еще два человека проходили по ст.161 (грабеж) и ст. 167 УК РФ (умышленные уничтожение или повреждение имущества).

Некоторые подсудимые признали свою вину частично. Обвиняемые по ст.111 вину свою не признали. Все подсудимые раскаивались в содеянном и убеждали суд, что умысла в совершении преступления с тяжелыми последствиями у них не было.

Напомним, что дело удалось рассмотреть только с четвертой попытки, в предыдущие три раза его возвращали в прокуратуру по кассационным жалобам.

Отметим, что по делу проходил Евгений Панов (Бумер), которого следствие считало инициатором нападения. За время, прошедшее с ангарского нападения, Е.Панов — успел стать фигурантом как минимум еще четырех дел, связанных с расистским насилием: В сентябре 2011 года он был осужден за убийство граждан Киргизии и Узбекистана, в апреле 2010 года — за нападение на уроженца Бурятии, в январе 2011 года – за избиение велосипедистов, в феврале 2011 года – за избиение уроженца Азербайджана и нападение на группу неформалов.

Апелляция по охраннику «мегафона»

Председательствующий Тельминов А.М. Дело № 22–2893/2015 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
17 апреля 2015 года город Екатеринбург
Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе председательствующего судьи Трушниковой Т.С., судей Русановой И.Л., Жолудевой Е.В., с участием:
прокурора отдела прокуратуры Свердловской области Буракова М.В.,
осужденного Жукова А.А. в режиме видеоконференцсвязи,
адвоката Колосовского С.В., предоставившего удостоверение № и ордер №, в защиту интересов осужденного Жукова А.А.,
адвоката Петрикина А.Г., предоставившего удостоверение № и ордер № в защиту интересов осужденного Жукова А.А.,
адвоката Грамотеевой К.В., предоставившего удостоверение № и ордер №, в защиту интересов осужденного Жукова А.А.,
потерпевшей Б.,
при секретаре Гимгиной К.Н.,
рассмотрела в открытом судебном заседании 17 апреля 2015 года в апелляционном порядке уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Жукова А.А., адвокатов Грамотеевой К.В., Колосовского С.В., Петрикина А.Г. на приговор Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 29 декабря 2014 года, которым
ЖУКОВ А.А.,
( / / ),
осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к наказанию в виде 8 (восьми) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Мера пресечения подписка о невыезде и надлежащем поведении изменена – Жуков А.А. взят под стражу в зале суда.
Срок наказания постановлено исчислять с ( / / ).
Несовершеннолетние Жуков М.А., ( / / ) Жуков Е.А., ( / / ) Жукова К.А., ( / / ) проживающие в . переданы для установления опеки ( / / )
По делу разрешена судьба вещественных доказательств.
Заслушав доклад судьи Русановой И.Л.; выступление осужденного Жукова А.А. в режиме видеоконференц-связи и адвокатов Колосовского С.В., Петрикина А.Г., Грамотеевой К.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Буракова М.В., потерпевшей Б. об оставлении приговора суда без изменения, судебная коллегия
У С Т А Н О В И Л А:
Приговором суда Жуков А.А. признан виновным в том, что ( / / ) ( / / ) умышленно причинил тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего А.
Преступление совершено в помещении торгового зала ( / / ) расположенного по адресу: . при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.
В судебном заседании подсудимый Жуков А.А. вину, в предъявленном ему обвинении, признал частично, в содеянном раскаялся.
В апелляционных жалобах адвокат Грамотеева К.В. и осужденный Жуков А.А. выражают свое несогласие с постановленным приговором, просят его изменить в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона. В обоснование доводов жалобы анализируют показания Жукова А.А. и обращают внимание на то, что как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании он давал подробные и последовательные показания об обстоятельствах дела. Кроме того, показания Жукова А.А. полностью согласуются с показаниями свидетелей П., Е., А., М., Я., С. Указывают, что видеозапись с камер наблюдения, которая была исследована в судебном заседании, также подтверждает показания Жукова и вышеуказанных свидетелей относительно
противоправного поведения потерпевшего, действий охранников и самого Жукова А.А. Просят учесть противоправность поведения потерпевшего А. в помещении торгового зала ( / / ) то, что он находился в состоянии сильного наркотического опьянения, а также исследованный в судебном заседании характеризующий материал, свидетельствующий о многочисленных судимостях А. и регулярном совершении последним административных правонарушений. Считают, что повреждения А. мог получить и раньше, непосредственно до того, как вбежал в салон сотовой связи, о чем свидетельствует заключение эксперта № а также показания многочисленных свидетелей. Обращают внимание на то, что согласно заключению эксперта № и показаниям свидетелей весь комплекс повреждений образовавших механическую травму туловища, повлекших смерть А., не мог быть причинен Жуковым А.А. Жуков А.А. в момент нанесения ударов А. действовал исключительно, как сотрудник ( / / ) выполняя свои служебные обязанности, направленные на защиту имущества, жизни и здоровья сотрудников и посетителей охраняемого объекта, с целью пресечь преступные действия А. и задержать последнего до приезда сотрудников полиции. В связи с этим считают, что действия Жукова А.А. должны быть переквалифицированны на ч. 2 ст. 108 УК РФ. Также суд первой инстанции при назначении Жукову А.А. наказания не в полной мере учел совокупность смягчающих наказание обстоятельств, которую необходимо рассматривать как исключительную и позволяющую суду назначить Жукову А.А. наказание с применением положений ст. 73 УК РФ.
В апелляционных жалобах адвокаты Колосовский С.В., Петрикин А.Г. считают приговор незаконным, необоснованным, подлежащим отмене, а Жуков А.А. оправданию. Жалобу мотивируют тем, что выводы суда, изложенные в приговоре о количестве ударов, их локализации и последствиях не соответствуют установленным фактам. По мнению авторов жалобы, суд не обоснованно не принял во внимание, что Жуков А.А. действовал в условиях крайней необходимости при задержании лица, совершающего преступление. Вывод суда о том, что Жуков нанес не менее пятнадцати ударов А., по мнению адвокатов, не нашел своего подтверждения, напротив на исследованной в судебном заседании видеозаписи видно, что ударов было не более семи, на это же указали и присутствующие при данных событиях свидетели: П., Е., М., С., Я., А., Р. Считают, что действия, совершенные Жуковым А.А., не могли причинить те повреждения, которые были обнаружены у А., о чем свидетельствует видеозапись с камер наблюдения торгового зала, которая содержит весь инцидент от начала до его завершения, а также показания свидетелей Е., П., М., С., Я., А., Р., из которых следует, что удары Жуковым наносились преимущественно в нижнюю часть туловища и по ногам. Оспаривают вывод суда о том, что Жуков А.А. признал свою причастность к причинению телесных повреждений А., согласился с оценкой вреда здоровью и наступившими последствиями в виде смерти А., поскольку ни из явки с повинной, ни из показаний Жукова А.А. не следует, что он признает вину, умышленность действий и причастность к причинению всех телесных повреждений А. Указывают на то, что суд необоснованно не принял во внимание, что А. находясь в общественном месте, общественно-опасным способом осуществлял действия, направленные на уничтожение имущества ( / / ), кроме того сотрудники воспринимали его действия как угрозу, опасались за свою жизнь и здоровье, а также сохранность имущества ( / / ) В связи с этим, считают, что в действиях А. содержались признаки преступлений, предусмотренных ст. 167, 214 УК РФ. Приводя анализ доказательств, адвокаты также делают вывод, что судом получено достаточно доказательств того, что А. получил серьезные травмы еще до визита в салон ( / / ), что исключает причинно-следственную связь между действиями Жукова и наступлением смерти потерпевшего. Также обращают внимание на то, что Жуковым А.А. при задержании А. были выполнены все требования должностной инструкции, в связи с чем, судом безосновательно не были применены положения ст. 38, 39 УК РФ. Просят отменить приговор Кировского районного суда г. Екатеринбурга и вынести в отношении Жукова А.А. оправдательный приговор.
В возражениях на апелляционные жалобы осужденного Жукова А.А. и адвокатов Грамотеевой К.В., Колосовского С.В., Петрикина А.Г. государственный обвинитель Н. просит приговор суда оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.
Проверив представленные материалы дела, изучив доводы апелляционных жалоб, и возражений на них, допросив свидетелей, заслушав участников судебного разбирательства, судебная коллегия полагает приговор подлежащим отмене, уголовное дело возвращению прокурору.
В соответствии со ст. 389.15 основанием отмены судебного решения в апелляционном порядке является существенное нарушение уголовно – процессуального закона, которое повлияло на вынесение законного и обоснованного судебного решения.
В тех случаях, когда существенное нарушение закона, было допущено на досудебной стадии и является препятствием к рассмотрению уголовного дела, не устранимым в судебном заседании, суд апелляционной инстанции отменяет приговор с возвращением уголовного дела прокурору для устранения указанного нарушения. При вынесении настоящего решения о возвращении уголовного дела прокурору судебная коллегия исходит из того, что нарушение в досудебной стадии гарантированного Конституцией РФ права обвиняемого на судебную защиту исключает возможность постановления законного и обоснованного решения.
В данном случае при производстве по уголовному делу в отношении Жукова А.А. были допущены существенные нарушения закона, неустранимые в судебном заседании.
Согласно приговора суда, ( / / ) ( / / ) в зоне обслуживания клиентов торгового зала ( / / ) расположенного по . Жуков А.А. являясь сотрудником ( / / ) обнаружил противоправные действия А., вооружившись неустановленной телескопической дубинкой, направился к А. с целью пресечения его противоправных действий. При попытке А. скрыться Жуков А.А. догнал А. и умышленно нанес неустановленной телескопической дубинкой не менее пятнадцати ударов по туловищу и конечностям А. своими умышленными действиями Жуков А.А. причинил А. механическую травму туловища, конструкционный (непрямой) перелом 6,7 ребер справа и слева, разрыв диафрагмы поверхности селезенки с размозжением ткани органа, краевой разрыв правой доли печени у серповидной связки, кровоизлияния в корень брыжейки тонкой кишки и в области нервных узлов солнечного сплетения, участки осаднения кожи в поясничной области справа и слева, полосовидные кровоподтеки с прямоугольным концом на задней поверхности груди справа и слева — относящиеся по признаку опасности для жизни к тяжкому вреду здоровью, осложнившуюся острой кровопотерей и ( / / ) повлекшую смерть А.
Суд первой инстанции квалифицировал действия Жукова А.А. по ст. 111 ч.4 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.
Мотивируя вывод, о наличии в действиях осужденного состава преступления, предусмотренного ч.4 ст. 111 УК РФ суд в приговоре указал на то, что Жуков А.А. правильно ориентировался в окружающей обстановке, общался с реальными лицами. Его действия были целенаправленными, менялись в зависимости от конкретно складывающейся ситуации. Изложенное, по мнению суда, исключает в действиях Жукова А.А. причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, или его превышение и сделано Жуковым, чтобы достичь и закрепить определенный результат и удостовериться в своем превосходстве, наличия желания Жукова отстоять свою точку зрения любым способом, в том числе причинив вред здоровью потерпевшего, а не задержать лицо, совершившее преступление. Еще суд указывает в приговоре на то, что нахождение А. в состоянии наркотического опьянения не являлось явным для окружающих.
Вместе с тем, в соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.
Как видно из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения, Жуков А.А. обвинялся в том, что ( / / ) ( / / ) в торговый зал ( / / ) вошел А., находившийся в состоянии наркотического опьянения, который прошел в зону обслуживания клиентов к стойке администраторов, после чего, схватив монитор, находившийся на указанной стойке, кинул последний в сторону сотрудников ( / / ) и сотрудников ( / / ) Далее А., реагируя на требования сотрудников ( / / ) о незамедлительном прекращении своих противоправных действий, скинул на пол два монитора, стоящие на стойке администраторов.
Непосредственно после совершения вышеуказанных противоправных действий А., Жуков А.А., являющийся сотрудником ( / / ), имея при себе телескопическую дубинку, направился в сторону А. в целях задержания последнего. В этот момент А., видя приближающегося к нему Жукова А.А., попытался скрыться, перепрыгнув через стойку администраторов. После этого, Жуков А.А. действуя умышленно, с целью пресечения противоправных действий А. находясь в помещении ( / / ) по указанному выше адресу в период времени ( / / ), догнал А., после чего, используя в качестве орудия преступления неустановленную в ходе следствия телескопическую дубинку, нанес данной дубинкой А. множество (не менее пятнадцати) ударов по туловищу и конечностям. От полученных ударов А. упал на ступеньки лестничного марша ведущего на второй этаж указанного выше здания, ударившись о них спиной. Своими умышленными действиями Жуков А.А. причинил А. механическую травму туловища, конструкционный (непрямой) перелом 6,7 ребер справа и слева, разрыв диафрагмы поверхности селезенки с размозжением ткани органа, краевой разрыв правой доли печени у серповидной связки, кровоизлияния в корень брыжейки тонкой кишки и в области нервных узлов солнечного сплетения, участки осаднения кожи в поясничной области справа и слева, полосовидные кровоподтеки с прямоугольным концом на задней поверхности груди справа и слева- относящиеся по признаку опасности для жизни к тяжкому вреду здоровью, осложнившуюся острой кровопотерей. Смерть А. наступила на месте происшествия ( / / ) от механической травмы туловища, повлекшей за собой острую кровопотерю.
То есть суд в приговоре вышел за пределы, предъявленного Жукову А.А. обвинения, исключив причинение тяжкого вреда здоровью А. при задержании лица, совершившего противоправные действия, с целью их пресечения, тем самым ухудшив положение Жукова А.А.
Кроме того, в соответствии со ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь указывает существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающих ответственность за данное преступление.
Органами предварительного следствия указанные требования закона не соблюдены.
Из существа предъявленного Жукову А.А. обвинения усматривается, что тяжкий вред здоровью А. причинен Жуковым А.А. в целях задержания потерпевшего, находящегося в состоянии наркотического опьянения, с целью пресечения противоправных действий последнего. Изложенное обвинение предусматривает уголовную ответственность за менее тяжкое преступление чем то, по которой квалифицированы действия Жукова А.А..
Однако органами предварительного расследования действия Жукова А.А. квалифицированы по ст. 111 ч.4 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.
То есть в обвинительном заключении органами предварительного расследования допущены существенные противоречия, которые не могут быть устранены судом.
С целью проверки доводов жалоб осужденного и адвокатов в суде апелляционной инстанции были допрошены эксперт Г., свидетели М., К., Т.
В ходе допроса эксперт Г., полностью подтвердил выводы, изложенные в заключении судебно – медицинской экспертизы ( / / ) №, исключил получение телесных повреждений описанных в заключении, обнаруженных у потерпевшего в результате дорожно- транспортного происшествия.
Свидетель М. в суде апелляционной инстанции дал показания аналогичные показаниям в суде первой инстанции дополнив, что ( / / ) А. пришел в салон сотовой связи ( / / ), находился в неадекватном состоянии, зашел за стойку рецепции, где находятся компьютеры, кассовый аппарат, товарно — материальные ценности. На просьбы охраны выйти не реагировал, напротив стал вести себя агрессивно, кинул монитор в сотрудников, два монитора и кассовый аппарат скинул на пол. Считает, что А. представлял реальную угрозу жизни и здоровью сотрудников салона, повредил имущество, причинив ущерб предприятию.
Свидетель Т. охарактеризовала А. с отрицательной стороны, как лицо, употребляющее наркотики, в состоянии наркотического опьянения ведущего себя агрессивно.
Свидетель К. гражданская жена осужденного Жукова А.А. показала, что Жуков А.А. является отцом троих детей, мать которых жизнью детей не интересуется, то есть Жуков А.А. воспитывает их один, работает на нескольких работах, учится. Жуков А.А. уравновешенный неконфликтный человек.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия не может признать приговор суда законным и обоснованным, он подлежит отмене с возвращением уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.
Поскольку мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Жукова А.А. была избрана приговором суда, который подлежит отмене в полном объеме, судебная коллегия полагает возможным меру пресечения Жукову А.А. содержание под стражей изменить на подписку о невыезде и надлежащем поведении, с учетом данных, характеризующих его личность и обстоятельств дела.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 237, 389.13, 389.15, 389.19, 389.20, 389.22 УПК РФ судебная коллегия
о п р е д е л и л а:
приговор Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 29 декабря 2014 года в отношении Жукова А.А. – отменить, уголовное дело возвратить прокурору Кировского района г. Екатеринбурга Свердловской области для устранения препятствий его рассмотрения судом.
Меру пресечения Жукову А.А. – содержание под стражей изменить на подписку о невыезде и надлежащем поведении, из — под стражи Жукова А.А. – освободить.
Жалобы осужденного и адвокатов – удовлетворить частично.
Определение может быть обжаловано в порядке главы 47.1 УПК РФ в Президиум Свердловского областного суда.
Председательствующий
судьи

А у меня во вторник отвратительнейшие прения. Человек очевидно невиновен, судья очевидно настроен на обвинительный с большим сроком. Сижу, готовлюсь, буду пытаться рвать шаблон

Обвинительный приговор по ст 111 ук рф

с участием государственного обвинителя старшего помощника прокурора г. М. К.Р.А., Ч.М.М.,

подсудимого — Б. Н. А,

представителя потерпевшей- адвоката А.А.Б.,

при секретаре – К.Л.Б., Д.Д.В., К.А.М., К.Д.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении М. городского суда материалы уголовного дела № . -15/08 в отношении:

Б. Н. А, 11.10.1976 года рождения, уроженца г.М. гражданина РФ, имеющего неполное среднее образование, холостого, работающего сборщиком рукавов 7 цеха ОАО « Резиново-технические изделия», военнообязанного, ранее не судимого, проживающего г.М.

обвиняемого в совершении преступления предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ,

Б.Н.А. обвиняется в том, что 29 декабря 2006 года около 16 часов он, Б.А.А., Т.О. М. и С.Д.Г., с целью совместного распития спиртного, купили в магазине, четыре бутылки «водка «Вертикаль», после чего пришли по месту жительства С.Д.Г., расположенному по адресу: г. М. где стали распивать указанное спиртное.

В ходе распития алкогольной продукции примерно около 20 часов, Б.Н.А. обнаружил у себя пропажу принадлежащего ему мобильного телефона «Сименс», в связи с чем, у него и С.Д.Г. произошел скандал. В результате произошедшего скандала С.Д.Г. стал отрицать свою причастность к краже мобильного телефона Б.Н.А., и ругаясь в адрес Б.Н.А. нанес ему удар головой в область лица. Б.Н.А., на почве внезапно возникших непри­язненных отношений к С.Д.Г., выразившихся в причинении ему физической боли, взял с газовой печи, металлическую сковороду, после чего осознавая противоправность своих действий и то, что наносит удар в жизненно важный орган человека, а также осознавая и предвидя наступление тяжких последствий, нанес ею один удар в область головы С.Д.Г.. После чего продолжая реализовывать свой преступный умысел, направленный на причинение вреда здоровью С.Д.Г., ухватил его за ворот одежды и повалив на пол балкона, нанес С. Д.Г. еще несколько ударов кулаками правой и левой рук, в область лица. Преступные действия Б.Н.А., были пресечены Б.А.А. и Т.О.М.. Труп С.Д.Г. был обнаружен 30 декабря 2006 года около 18 часов, в указаний выше квартире, по адресу: г. М.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы № 1 от 27.02.2007 года — смерть гражданина С.Д.Г. последовала от закрытой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся кровоизлиянием под оболочки и в желудочки мозга, ушибом мозга, приведших к отеку вещества головного мозга, которые причинены прижизненно тупыми твердыми предметами, возможно головой, ногами, кулаками, не задолго до наступления смерти, у живых лиц квалифицировались бы, как телесные повреждения, повлекшие за собой ТЯЖКИИ вред здоровью.

Действия Б.Н.А. квалифицированы органом предварительного расследования по ч.4 ст.111 УК РФ, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Б.Н.А. виновным себя в предъявленном обвинении не признал, суду показал, что С. ударил его головой в правый глаз, от чего у него рассеклась бровь. Он же ударил сковородкой С. один раз. Фактически, сковородка упала на голову С., т.к. в момент резкого замаха, у сковородки отломилась ручка. Оба находились в стоячем положении. Все происходило на кухне, возле печки. Руками он С. не бил. Схватившись друг за друга, он со С. упали боком на пол, после чего их разняли О. с братом. В последующем С. поехал с О. к своей супруге, чтобы помериться с ней, а он пошел к себе домой, т.к. одежда его была в крови. На следующий день около 18 часов, домой пришел участковый и его забрали в милицию. Там отобрали объяснения и посадили в «стакан». Там он просидел сутки и потом его повезли к мировому судье, где он и брат получили по 10 суток административного ареста. В ИВС г. М. к нему заходили люди в гражданском и спрашивали у него, кто и когда убил С., ворует он или нет, зачем вернулся к Денису. Потом его и брата повезли в прокуратуру. Это было примерно в 23 часа 45 минут и допрашивали около часа. Там следователь ему сказал, что его брат и О. рассказала, как он избивал Д.. Следователь Т. оказывал на него моральное давление. Следователь сказал ему, что Д. умер в четыре часа утра. Говорил, что брата тоже может посадить и все равно кто-то должен отвечать. Он боялся за брата. Брат также испугался прокуратуры. При проверке показаний на месте, он говорил, что драка была на кухне, но следователь ему сказал, что нет разницы. На балконе больше крови, а т.к. это «бытовуха», то ему суд «даст» условно. В последующем и следователь и адвокат говорили, что уже нельзя менять показания. Адвоката звали Ж. или А.

Допросив подсудимого Б.Н.А., свидетелей, огласив показания свидетелей, исследовав материалы дела и вещественные доказательства, заслушав мнение сторон, суд приходит к выводу, что Б.Н.А., по предъявленному ему обвинению – подлежит оправданию за не причастностью к совершению выше указанного преступления.

В соответствии со ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат обязательному доказыванию обстоятельства, в число которых входит событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления) и виновность лица в совершении преступления.

Согласно ч.ч. 3 и 4 ст.14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке установленном УПК РФ толкуются в его пользу, а обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления и т.д. Обвинительный приговор постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

В ходе судебного следствия судом были исследована совокупность предоставленных суду следующих доказательств по делу:

Из показаний потерпевшей К.В.В. (матери С.Д.Г.) следует, что об обстоятельствах происшедшего ей ничего не известно. По приезду домой, увидела, как сына забирают в морг. Труп был обнаружен в зале квартиры. Из уха у него шла кровь. Он был одет в клетчатую рубашку и спортивные серые штаны. О причине смерти она узнала от следователя, после того как была произведена экспертиза. Д. пошел по стопам мужа и часто вскрывал себе вены, делая себе не смертельные надрезы. Когда привезли из морга труп сына, на лбу она обнаружила три ссадины закругленной формы, расположенные отдельно друг от друга. С братьями Б. сын был знаком с детства, и каких либо ссор между ними не было. После произошедшего, она убираясь в квартире, на балконе, в углу, нашла сковородку, а на против, под кроватью, нашла ручку от сковороды. Стены балкона были заляпаны кровью, рукомойник в ванной также был заляпан в крови. В стиральной машинке была обнаружена одежда сына, запачканная кровью. Насколько ей известно, драка ее сына с подсудимым произошла из-за того, что последний обвинил сына в пропаже сотового телефона, который в последствии оказался у брата подсудимого. Так же ей известно, что сына избивало трое человек. Сын по телосложению был худым и жилистым, занимался штангой, мог за себя постоять. В.Н. сказала, что слышала от И.Л.В., что братья Б. и парень не русской внешности говорили друг другу, что надо пойти и добить его, пока он лежит. Продавщица соседнего магазина Ф., видела в тот вечер сына, т.к. он заходил в магазин и просил у нее сотовый телефон, чтобы вызвать такси. Как ей пояснила Ф., сын был пьяным и избитым. В тот вечер, сын приезжал к супруге, чтобы помериться с ней. Супруга сына пояснила ей, что губы Д. были запекшие, а на щеке сукровица. Вернувшись от супруги, взяв с собой DVD проигрыватель с колонками, Д. и Т.,О. пошли на день рождение к В.В, который проживает этажом выше. Братьев Б. на дне рождении не было.

Допрошенная в судебном заседании свидетель С.Л.Б. (супруга покойного) суду показала, что 29 декабря 2006 года, в период времени с 21 часа 30 минут до 22 часов, к ней на работу приходил ее муж Д., вместе с О.. У Д. она заметила «запекшиеся» губы, с левой стороны щеки были видны размазанные подтеки крови, нос был припухший. Д. был в шапке, которая была натянута до бровей. Руки Д. были в ссадинах и в крови. Повреждений на носу, на лбу, которые отражены на фототаблице, на л.д.11 т-1, у Д. не было. Однако губы были у Д. в таком же виде, как и на фототаблице. О том, что Д. умер от побоев, она узнала уже после похорон. Ранее Д. пытаясь ее запугать вскрывал поверхностно вены. Но в тот вечер у нее не возникал вопрос, что Д. опять пытался совершить подобное.

Из оглашенных в порядке ст.281 УПК РФ, показаний свидетеля С.Л.Б. от 3 января 2007г. (л.д.35-37) следует, что в ходе разговора с Д., она заметила на левой щеке последнего размазанные пятна крови, на что задала ему вопрос: «ты что опять вскрылся?».

Из показаний свидетеля Т.О.М. следует, что в тот вечер у подсудимого пропал телефон и он спросил о нем у Д. Д. накинулся на него и они начали драться. Д. первым ударил Б. В ходе драки подсудимый в ответ ударил Д. по голове два раза сковородкой. После второго удара ручка сковородки сломалась. Ручка от сковородки была пластмассовой, черного цвета. Он был в то время в лоджии, брат подсудимого находился на улице. Драка происходила на кухне. После драки, он с Н. спустились на первый этаж, где знакомая женщина обработала Б. рану. После этого, они поднялись к Д., где пожав друг другу руки, они померились. Потом Д. попросил его поехать к его жене, чтобы извиниться перед ней. Такси «взяли» на месте, возле кинотеатра «Р. ». Пробыв у жены Д. около двух часов, они вернулись в общежитие. Поднялись на 4-5 этаж, где у одной девушки был день рождения. Пробыв там 10 минут, он ушел к себе домой, а Денис остался и начал танцевать. В 24 часа он был у себя дома. На следующий день, в 11 часов он пришел к Д. домой вместе со своим другом Д.. Дверь в квартире была открыта и они увидели Дениса лежащего на полу комнаты. На столе стояла другая водка, другие салаты, т.е. не то, что они ели в тот вечер. Он побежал домой к подсудимому, чтобы позвонить в милицию. Через 5 минут приехала милиция. После этого их забрали в отделение милиции. В милиции он пробыл два дня в маленьком помещении, с голыми стенами. По данному поводу, никаких протоколов не составлялось. Потом отвели к мировому судье, где сказали, чтобы он уплатил штраф. Мировой судья никакого постановления ему не зачитывал. После чего, его дядя уплатил штраф и его отпустили. О том, что в тот вечер он был еще и на дне рождении, и видел как Н. бил Д. по голове сковородкой, следователю он не говорил, т.к. испугался.

Из показаний свидетеля Б.А.А. (брата подсудимого) следует, что 29 декабря 2006г., по предложению Д. пошли к нему домой, чтобы отметить наступающий новогодний праздник. Скинувшись по 100 рублей от полученной на работе премии, купили 4 бутылки водки «вертикаль», курицу гриль, лимонад и хлеба. Он, Д., Н., Т. и С. пришли к Д. домой. Примерно через пол часа ушел С. После того, как Н. спросил у Д. про телефон, последний ударил Н. своей головой и рассек ему бровь. Между ними завязалась драка, которая происходила на кухне, и Д. с Н. упали на пол, после чего он с О. разняли их. Ни какой сковородки он не видел. На следующий день пришел О. и попросил телефон, чтобы вызвать милицию и скорую помощь, пояснив при этом, что Д. умер. Когда вызывал милицию, уже темнело. Сначала доставили его, потом поехали за братом, который находился уже у участкового. По постановлению мирового судьи, 10 суток находился в подвальном помещении ИВС г. М. за якобы неповиновение сотрудникам милиции. Показания в качестве свидетеля давал под давлением сопровождающих его на допрос сотрудников милиции. Допрашивали его в наручниках, около 23 часов 4 или 5 января 2007г.. Фактически он был задержан на 11 суток. 11 января 2007г. в 10 часов 30 минут его выпустили.

Суд исключает из числа доказательств протокол допроса свидетеля Б.А.А. (л.д.42-47 т.-1), поскольку фактически незаконно задержанный по подозрению в совершении преступления и отбывающий срок административного ареста, в нарушение положений ст.ст.189-190,164 УПК РФ, Б.А.А. был допрошен в качестве свидетеля находясь в наручниках ночное время суток (с 23ч.05мин. по 23ч.40 мин.) в кабинете следователя прокуратуры г. М. в результате чего, сам фактически являясь подозреваемым, без разъяснения ему ст.51 Конституции РФ, но предупрежденным об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний по ст.307-308 УК РФ, в нарушение положений ст.56 УПК РФ дает следствию показания об обстоятельствах дела в отношении родного брата, т.е. подсудимого Б.Н.А..

Из показаний свидетеля И.Л.В.(соседки подсудимого) следует, что по приглашению Н., с двумя внучками была на день рождении у В. Б. в тот день она не видела и за медицинской помощью он к ней не обращался.

Из показаний свидетеля В.Н.В. следует, что 29 декабря у ее сына день рождение, за стол сели в 18 часов. После 22 часов в гости пришли Д. с О.. Д. был выпившим и на лице с левой стороны на щеке у него была царапина, но кровь не текла. Иных повреждений на лице Д. она не видела. Д. говорил тосты за столом и она с ним даже танцевала. Ушли Д. с О. около 24 часов. Около 8-9 часов следующего утра, слышала как с квартиры С. доносилась музыка.

Из показаний свидетеля К.Т.М. следует, что 29.12.06г. она пришла к В. после 20 часов, на день рождение ее сына. На дне рождении был также и Д. с парнем нерусской национальности. Д. принес банку грибов. Каких либо повреждений на лице Д. она не видела, т.к. не смотрела ему в лицо. Из показаний свидетеля У.Н.А. (сестры потерпевшей) следует, что когда она пришла на квартиру к Д. 01.01.2007г., то увидела, что занавеска, полы, края печки были в крови. На балконе валялась чугунная сковородка среднего размера. Край штанги также был в крови. Кровь была от ванны до балкона. Кровь была и на дверце холодильника, стоящего на кухни. Она убиралась на балконе, на полу были разбитые стекла от банки с законсервированными грибами.

Из показаний свидетеля В.Л.Б. следует, что 29.12.2006г. она была на дне рождении сына свекрови. Подруга свекрови Л (И) обрабатывала рану на брови у подсудимого. Подсудимый приходил к Л. со своим братом и сказал ей, что подрался с Д.. После этого сказал своему брату, пойдем добьем Д.. Жена покойного является ее родной сестрой. Из разговора с сестрой ей известно, что в тот вечер Д. приходил к ней побитый. О смерти Д. узнала 30 декабря 2006г. в 19 часов. Прейдя на квартиру увидела, что стол с закуской стоит в комнате, Д. лежал на елке, на кухне были капли крови, в зале была кровь, под столом, между холодильником и столом, валялась сковородка. У Д. было неузнаваемое лицо, он был «хорошо» побитый.

Из показаний свидетеля Т.Е.Г. (сестры С.Е.Г.) следует, что 29.12.2006г. с Л. (невесткой) работали в магазине. В районе 20-21 часа приходил ее брат, чтобы помериться с женой. Л. с братом стояли на улице и разговаривали. Д. приехал вместе с О., который стоял в стороне и пил пиво. На улице было плохое освещение, но она заметила с левой стороны на лице царапины. Д. был выпивший, но стоял на ногах. Одет был в черную шапку, черную куртку и джинсы. Когда убирали квартиру после смерти Д. 01.01.2007г., то заметила кровь на стенах в ванной и в туалете, на балконе также видела капли крови.

Из показаний свидетеля А.Ф.Н. следует, что она работает продавщицей в магазине и с Д. была знакома, как с покупателем. Последний раз видела Д. 29 декабря 2006г. перед закрытием магазина, это было около 21 часа. Д. попросил у нее телефон, сказав, что у него срочное дело и ему нужно взывать такси. Д. был одет в черную куртку или полупальто, без шапки. С левой стороны у вика и под глазом у него был синяк. Был ли разбит нос или лоб, она не видела.

Из рапорта следователя прокуратуры г. М. Т.А.Ю. от 30.12.2006 года (л.д.3) следует, что 30.12.2006 года около 17 часов 15 минут в квартире №. расположенной по ул. . г. М. обнаружен труп гражданина С. Д. Г., 14.09.1981 года рождения. В результате проведенного осмотра места происшествия и трупа С.Д.Г. было установлено, что кости лицевого черепа и трубчатые кости конечности на ощупь целые. Труп направлен для проведения судебно медицинской экспертизы, а с места происшествия изъята одна бутылка из под водки со спиртосодержащей жидкостью.

Из показаний свидетеля Т.А.Ю. (следователя) следует, что 30.12.2006г., как дежурный следователь прокуратуры г. М. производил осмотр места происшествия с участием экспертов Б.С.Ш. и А.А., по ул. . по факту обнаружения трупа С.Д.Г. С места происшествия была изъята бутылка со спиртосодержащей жидкостью. Каких либо пятен крови он не видел, кроме пятен на паласе под трупом. Общий порядок вещей в квартире, за исключением комнаты, нарушен не был. Какой либо сковородки он не видел. Причину смерти первично невозможно было установить.

Из показаний свидетеля А.А.Т. (эксперта экц мвд) следует, что фототаблицу к осмотру места происшествия изготавливал он. Общий порядок в квартире нарушен не был. Пятен крови в других местах квартиры он не видел, в противном бы случае взял бы образцы. Первично думали, что покойный отравился, в связи с чем была изъята бутылка со спиртосодержащей жидкостью. Видимых повреждений на замке входной двери не видел. В комнате работал телевизор, шла праздничная программа.

Из протокола осмотра места происшествия от 30.12.2006 года и фототаблицы к нему, усматривается что, при осмотре квартиры № . расположенной по ул. г. М. обнаружен труп гражданина С. Д. Г, 14.09.1981 года рождения. На трупе С.Д.Г. имелись телесные множественные повреждения в виде ссадин и кровоподтеков лица (л.д. 4-12).

Протокол осмотра предметов от 22.01.2007 года, в котором описаны характерные признаки стеклянной бутылки с этикеткой «водка «Вертикаль», изъятой в ходе осмотра места происшествия в квартире № . расположенной по ул. . г. М. (л.д. 13-14).

Протокол осмотра места происшествия от 15.01.2007 года, согласного которого, при осмотре квартиры № . расположенной по ул. . г.М. обнаружена металлическая сковорода (л.д. 79-82).

Протокол осмотра предметов от 23.01.2007 года, в котором описаны характерные признаки металлической сковороды, изъятой в ходе осмотра места происшествия в квартире № . расположенной по ул. г. М. (л.д. 83-84).

Приобщенное в дело вещественное доказательство, сковорода, была осмотрена судом в ходе судебного следствия в порядке ст.284 УПК РФ.

Протокол выемки от 23.01.2007 года, согласно которого в БСМЭ изъяты личные вещи С.Д.Г., в которых он был одет при его обнаружении 30.12.2006 года, а именно мужские брюки, байковая рубашка, спортивные штаны и носки черного цвета (л.д. 92-93).

Протоколом осмотра предметов от 24.01.2007 года, в котором описаны характерные признаки вещей С.Д.Г., в которых он был обнаружен 30.12.2006 года, а именно: мужские брюки, байковая рубашка, спортивные штаны и носки черного цвета (л.д. 94-95).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы № 466 от 12.01.2007 года, согласно которого, при судебно–медицинской экспертизе трупа С.Д.Г. обнаружены следующие телесные повреждения: закрытая черепно-мозговая травма с кровоизлиянием под твердую мозговую оболочку, в лобно-височной области слева, субарахноидальное кровоизлияние, кровоизлияние в желудочки мозга, ушиб головного мозга, которые причинены тупыми твердыми предметами, незадолго до наступления смерти, у живых лиц квалифицировались бы, как телесные повреждения, повлекшие за собой тяжкие вред здоровью, и состоят в прямой причинной связи с наступлением смерти.

Кровоизлияние в мягкие ткани черепа с внутренней стороны, в теменной области слева, в затылочной области слева, ссадины в лобной области, на лице, кровоподтеки на правой ушной раковины, в заушной области справа, на слизистой верхней губы, ушибленная рана нижней губы, является показателем, места приложения травмирующей силы, закрытой черепно-мозговой травмы. Смерть С.Д.Г. последовала от закрытой черепно-мозговой травмы: кровоизлияния под оболочки и желудочки мозга, ушиба мозга, приведших к оттеку вещества головного мозга (л.д. 26-32).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы №1 от 27.02.2007 года, согласно которого смерть С.Д.Г. последовала от закрытой черепно-мозговой травмы: кровоизлияния под оболочки и желудочки мозга, ушиба мозга, приведших к оттеку вещества головного мозга. При экспертизе трупа С.Д.Г. обнаружены следующие телесные повреждения: закрытая черепно-мозговая травма, с кровоизлиянием под твердую мозговую оболочку, в лобно-височной области слева, субарахноидальное кровоизлияние, кровоизлияние в желудочки мозга, ушиб головного мозга, которые причинены прижизненно тупыми твердыми предметами, незадолго до наступления смерти, у живых лиц квалифицировались бы, как телесные повреждения, повлекшие за собой тяжкие вред здоровью, и состоят в прямой причинной связи с наступлением смерти. Кровоизлияние в мягкие ткани черепа с внутренней стороны, в теменной области слева, в затылочной области слева, ссадины в лобной области, на лице, кровоподтеки на правой ушной раковине, в заушной области справа, на слизистой верхней губы, ушибленная рана нижней губы, является показателем, места приложения травмирующей силы, закрытой черепно-мозговой травмы. После причинения повреждений С.Д.Г. мог совершать активные действия. Закрытая черепно-мозговая травма с кровоизлиянием под оболочки и в желудочки мозга, могла быть причинена тупыми твердыми предметами, возможно головой, ногами, кулаком. В момент причинения повреждений потерпевший мог находится как в вертикальном, так и в горизонтальном положении ( л.д. 101-107).

Из показаний допрошенного в судебном заседании эксперта Б.С.Ш. следует, что смерть С. наступила в результате травматического воздействия, и алкоголь мог лишь усугубить, но не явиться причиной наступления смерти. Со времени смерти, на момент экспертизы прошло около полутора суток. Кровоизлияние в мозге у С. в двух местах, соответственно как минимум потерпевшему должны были быть причинены два удара по голове. На имеющихся на лице С. ссадинах, была алая кровь. При жизни, имеющиеся на лице (голове) повреждения у С. были бы заметны, но не значительны и не причинили бы вред здоровью.

При осмотре трупа на месте происшествия не было видно признаков насильственной смерти. С учетом заключения гистологов, у С. был поврежден мозжечок. Соответственно, если бы все повреждения на голове и лице С. были бы причинены одномоментно, т.е. единовременно, то последний бы не мог бы двигаться. Следовательно, имеются признаки повторной травматизации. О том, что кровоизлияние могло произойти спонтанно, на предыдущем судебном заседании он не говорил.

Из оглашенных показаний эксперта Б.С.Ш. (протокол судебного заседания от 28.05.2007г. на л.д.281-282 т-1) следует, что имеющиеся повреждения у С. на переносице, и в других частях тела могли быть образоваться единовременно и он мог совершать активные действия. С учетом концентрации алкоголя в крови 4,53 %о, кровоизлияние могло произойти спонтанно, т.е. без нанесения телесных повреждений. Повреждения С. были нанесены за 6-12 часов до обнаружения трупа. Смерть С. наступила ориентировочно за 12 часов до осмотра квартиры.

Заключение судебно-биологической экспертизы № 25 от 08.02.2007 года, согласно которого, по системе АВО кровь погибшего С.Д.Г. относится к OLB 1. В трех пятнах на рубашке С.Д.Г. обнаружена кровь человека, и выявлен только антиген Н. Судя по характеру пятен, размеру форме, расположению и т.д., смешение крови в них мало вероятно. Значит, кровь происходит от лица, с OLB группой крови. Следовательно, кровь в этих пятнах могла произойти, от самого С.Д.Г. (л.д. 115-123).

Из заключения комиссионной психолого-психиатрической экспертизы № 44 от 15.02.2007 года, следует, что Б.Н.А. страдал и страдает психическим заболеванием «расстройства личности, в связи с травмой головного мозга», о чем свидетельствуют данные анамнеза и медицинской документации о перенесенной ЧМТ. Указанное заключение подтверждается и данными психиатрического обследования, выявившего у Б.Н.А. нарушение в эмоционально-волевой сфере. Указанное изменение в психике Б.Н.А. выражено не столь значительно и не лишали его в период инкриминируемому ему деяния, способности осознавать фактический характер, и общественную опасность своих действий, и руководить ими. Поэтому он также может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию в настоящее время Б.Н.А. также может осознавать фактический характер своих действий, и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значения для дела и давать о них правильные показания. В принудительных мерах медицинского характера он не нуждается (л.д. 131-134).

Из показаний свидетеля В.Н.В. следует, что 29.12.2006 года, он отмечал свой день рождения и к нему пришли С.Д.Г. со своим другом по имени О.. Ушли они от него в полночь. У С.Д.Г. на левой щеке или на лбу были царапины. Поскольку он брал у С.Д.Г. ДВД то 30.12.2006 года, примерно в половину второго ночи он вместе со своей девушкой, а также ее дядей по имени С. зашли к С.Д.Г. в квартиру и принесли его ДВД. Он подключил его, они выпили со С.Д.Г. по несколько рюмок водки и они втроем ушли от С.Д.Г.

Свидетель К.А.С. показал суду, что он видел С.Д.Г. 29.12.2006 года, около 23 часов, курил с ним и разговаривал. С.Д.Г. пояснил ему, что он отдыхает на дне рождения у В. Н. На лице у С.Д.Г. он видел царапину. 30.12.2006 года, около 8 часов утра он сидя на подоконнике видел как С.Д.Г. вышел из подъезда и пошел в сторону магазина. Со слов В. Н. ему известно, что последний в ночь с 29 на 30.12.2006 года, распивали спиртное в квартире С.Д.Г. до трех часов ночи и все было нормально.

Свидетели Ш.Ю.Ю. и В.В.А. показали в судебном заседании, что 30.12.2006 года, утром они распивали спиртные напитки вместе с Б.Н.А. в магазине.

Свидетель У.Э.М. показал суду, что 30.12.2006 года, он приехал домой к Б.Н.А. около 13 часов. Б. Н.А. находился дома, под глазом у него был синяк. О его происхождении он Б.Н.А. не расспрашивал. Пробыв дома у Б. примерно полтора часа он уехал по своим делам.

Из показаний свидетеля Т.Т.А. следует, что 29.12.2006 года, она видела не лестничной площадке братьев Б., которые стояли и ругались, а 30.12.2006 года, около 9 часов она видела, как возле двери С стоял незнакомый ей парень, а около 11 часов, группа парней, в том числе и подсудимый Б.Н.А..

Проверив доводы подсудимого и его защитника о применении недозволенных методов ведения следствия и насилия со стороны сотрудников милиции, суд находит их обоснованными, нашедшими свое подтверждение в ходе судебного следствия по следующим основаниям.

Из установленных судом обстоятельств дела следует, что после обнаружения трупа в квартире потерпевшего 30 декабря 2006г., и вызова Т.О.М. и Б.А.А. милиции, Б.Н.А., Б.А.А. и Т.О.М. были доставлены в ГУВД. Из объяснений Б. оперативного задержания, и нахождения более суток, в замкнутом тесном помещении, без каких либо условий, последние, за исключением Т.О.М., были подвергнуты 31 декабря 2006г. административному наказанию в виде административного ареста сроком на 10 суток. Будучи фактически подозреваемыми по уголовному делу, незаконно задержанными и арестованными в административном порядке, в нарушение положений ст.ст.189-190,164, 49-51, УПК РФ, ст.51 Конституции РФ, братья Б. были допрошены в качестве свидетелей в прокуратуре г. М. в ночное время суток. Допрос же Б.Н.А. был закончен в первом часу ночи 4 января 2007г.. Кроме того, фактически задержанный по подозрению в совершении преступления, Б.Н.А. был задержан в нарушении положений ст.92 УПК РФ, регламентирующих порядок задержания подозреваемых, т.е. по истечении трех часов после его доставления к следователю, т.е. в 13 часов 10 минут 04.01.07г.. В качестве же защитника в порядке ст.51 УПК РФ, был привлечен адвокат юридической консультации. Обстоятельств приглашения, назначения защитника Д.А.М. в соответствии со ст.50 УПК РФ в материалах дела не имеется. Из пояснений же Б. следует, кроме имени адвоката о ней ничего не знает. В последующем Б.Н.А. допрашивается в качестве подозреваемого с 13ч.25 минут до 14 часов 30 минут, а с 14 часов 50 минут по 15 ч. 55 минут проводится проверка показаний Б.Н.А. на месте с участием того же защитника Д.А.М.. Согласно ордеру адвоката Б.С.С., участвующего по договору, он допущен к участию в деле в качестве защитника с 11 января 2007г.. В силу ст.50 УПК РФ, обвиняемый в праве пригласить и пользоваться юридической помощью нескольких защитников. Однако Б.Н.А. 14 января 2007г. предъявлено обвинение без участия адвоката Б.С.С.. Обстоятельств свидетельствующих о том, что Б.Н.А. отказался от защитника Б.С.С. в порядке ст.52 УПК РФ, или последний не явился по приглашению следователя (ст.50 УПК РФ) судом не установлено. В последующем, все процессуальные действия, в том числе и привлечение Б.Н.А. в качестве обвиняемого 13 марта 2007г. произведено с точность до наоборот, т.е. без участия адвоката Д. А.М..

В соответствии со ст.6 УПК РФ, защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод является назначением уголовного судопроизводства. В ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных законом (ст.ст.9,10 УПК РФ).

В соответствии со ст.3 Всеобщей декларации прав человека, каждый имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность. В соответствии со ст.1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, определение «пытка» означает любое действие, которым какому – либо лицу умышленно причиняется боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или третьих лиц сведения или признания, наказать его за действия, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а так же запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия.

Согласно Своду принципов защиты всех лиц,

подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме

(утвержденного Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 43/173 9 декабря 1988 года): задержанное лицо имеет право на получение юридической помощи со стороны адвоката; оно вскоре после ареста информируется компетентным органом о своем праве, и ему предоставляются разумные возможности для осуществления этого права; запрещается злоупотреблять положением задержанного или находящегося в заключении лица с целью принуждения его к признанию, какому-либо иному изобличению самого себя или даче показаний против любого другого лица; ни одно задержанное лицо не должно подвергаться во время допроса насилию, угрозам или таким методам дознания, которые нарушают его способность принимать решения или выносить суждения. Несоблюдение этих принципов при получении доказательств принимается во внимание при определении допустимости таких доказательств против задержанного или находящегося в заключении лица.

С учетом выше изложенного, суд приходит к выводу о необходимости исключения из числа доказательств как недопустимые, добытые с нарушением выше указанных норм Закона: протокол задержания подозреваемого на л.д.50 т.-1; протокол допроса подозреваемого на л.д. 54-57 т.-1; протокол проверки показаний на месте на л.д.58-66 т.-1.

Из заключения, проведенной по делу дополнительной комиссионной экспертизы №26 от 10 апреля 2008г. следует, что указанные в заключении эксперта №466 от 31.12.2006г. телесные повреждения получены от действия тупых твердых предметов, твердых предметов с ограниченным краем, либо при соударении с таковыми в различные сроки до наступления смерти.

Смерть Скорикова наступила в результате закрытой черепно — мозговой травмы с кровоизлияниями под оболочки и желудочки головного мозга со сдавлением головного мозга кровью, излившейся под твердую мозговую оболочку в левой лобно – височной области с последующим смещением головного мозга и вторичным кровоизлияниями в стволовых отделах мозга.

Характер ссадин и кровоподтеков в области лица, кровоподтеков теменной и затылочной области, характер кровоизлияний под оболочки мозга указывает на то, что они получены за несколько часов до наступления смерти.

Закрытая черепно-мозговая травма с массивным внутричерепным кровоизлиянием сопровождалась полной, глубокой утратой сознания, что исключает возможность сохранения способности к совершению целенаправленных действий гр. С.Д.Г..

Данные материалов дела об ударе в теменную область головы тупым твердым предметом (сковородой), наличие кровоподтека в левой теменной области головы, отсутствие травматического повреждения костей черепа, отсутствия данных о потере сознания после травмы, сохранения способности к совершению активных целенаправленных действий в течении нескольких часов ( передвижение, поездка, участие в застолье, танцы), свидетельствуют о том, что удар тупым твердым предметом в теменную область головы не сопровождался причинением черепно – мозговой травмы с имеющимися внутричерепными кровоизлияниями.

Изолированные ссадины и кровоподтеки лица, конечностей, поверхностная рана слизистой нижней губы признаков вреда не имеют, в причинной связи со смертью не состоят.

С учетом характера и локализации телесных повреждений на кожных покровах головы, характера внутричерепного кровоизлияния, данных об обстоятельствах происшествия в предположительной форме можно высказаться о том, что ссадины и кровоподтеки в области лица, кровоподтек в теменной области получены ранее, чем кровоизлияния под оболочки и в желудочки головного мозга.

Из показаний эксперта Б.А.Х., поддержавшего заключение следует, что смерть С.Д.Г. приблизительно наступила от 00 часов до 4 часов 30 минут 30 декабря 2006г.. Черепно — мозговая травма сопровождалась глубокой потерей сознания и С.Д.Г. умер не приходя в сознание.

Проверив собранные по делу материалы, исследовав представленные стороной обвинения и стороной защиты доказательства, оценивая заключения экспертов в совокупности со всеми материалами дела, суд берет за основу заключение эксперта №26. Оснований сомневаться в выводах указанной экспертизы нет суд доверяет ей, и признает заключение комиссии экспертов наиболее достоверным доказательством, так как эксперты проводившие экспертизу обладают необходимой квалификацией, обстоятельств свидетельствующих об их заинтересованности в исходе дела судом не установлено, заключение основано с учетом данных материалов дела и ране произведенных экспертиз.

Заключение оформлено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, выводы мотивированны, убедительны, аргументированы и не противоречивы, так как соответствуют данным описательной части заключения. Исследования проведены полно, приведены необходимые научные обоснования выбора методик.

Исследовав доказательства представленные обвинением и оценивая их в совокупности суд, приходит к выводу о том, что содержащимися в них сведениями, установлено, стороной обвинения в судебном заседании доказано, лишь то, что в ходе распития алкогольной продукции 29.12.2006г. примерно около 20 часов, Б.Н.А. обнаружил у себя пропажу принад­лежащего ему мобильного телефона «Сименс», в связи с чем, у него и С.Д.Г. произошел скандал, в результате которого потерпевший С.Д.Г. стал отрицать свою причастность к краже мобильного телефона Б.Н.А., и ругаясь в адрес Б.Н.А. нанес ему удар головой в область лица. Б.Н.А. обороняясь от неправомерных действия С.Д.Г., взял с газовой печи металлическую сковороду, после чего, нанес ею один удар в область головы С.Д.Г., после чего, ухватившись друг за друга в ходе борьбы упали на пол кухни, после чего их разняли Б.А.А. и Т.О.М.. Труп С.Д.Г. был обнаружен 30 декабря 2006 года около 18 часов, в указаний выше квартире, по адресу: г. М. ул. Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы № 1 от 27.02.2007 года — смерть гражданина С.Д.Г. последовала от закрытой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся кровоизлиянием под оболочки и в желудочки мозга, ушибом мозга, приведших к отеку вещества головного мозга, которые причинены прижизненно тупыми твердыми предметами, возможно головой, ногами, кулаками, не задолго до наступления смерти, у живых лиц квалифицировались бы, как телесные повреждения, повлекшие за собой ТЯЖКИИ вред здоровью.

Согласно заключению №26 закрытая черепно-мозговая травма с массивным внутричерепным кровоизлиянием сопровождалась полной, глубокой утратой сознания, что исключает возможность сохранения способности к совершению целенаправленных действий гр. С.Д.Г..

Между тем, из установленных судом обстоятельств дела следует, что после драки Б. и С. на кухне, потерпевший сознания не терял, более шести часов совершал активные самостоятельные действия, ездил по городу к жене в сопровождении Т., которая значительных повреждений на лице у супруга не наблюдала, в последующем С. находился в месте с Т. на праздновании дня рождения в квартире соседей В., также подтвердивших в суде об отсутствии у С. каких либо значительных повреждений на голове и лице. Допрошенный в суде эксперт Б.А.Х., суду показал, что черепно — мозговая травма сопровождалась бы глубокой потерей сознания и С..Г. умер не приходя в сознание. Соответственно какие либо активные действия С.Д.Г., после причинения ему смертельных повреждений, совершать не мог. Данное обстоятельство подтверждается и показаниями эксперта Б.С.Ш. подтверждающего вероятность повторной травматизации приведшей к смерти потерпевшего.

В месте с тем, исследованными в судебном заседании представленными стороной обвинения доказательствами указанные утверждения подсудимого Б.Н.А. о том, что он нанес один удар, фактически падающей сковородкой из-за того, что при замахе у нее отломилась ручка, в соответствии с требованиями ч.2 ст.14 УПК РФ опровергнуты не были.

Кроме того, согласно заключению комиссии экспертов №26 следует, что данные материалов дела об ударе в теменную область головы тупым твердым предметом (сковородой), наличие кровоподтека в левой теменной области головы, отсутствие травматического повреждения костей черепа, отсутствия данных о потере сознания после травмы, сохранения способности к совершению активных целенаправленных действий в течении нескольких часов ( передвижение, поездка, участие в застолье, танцы), свидетельствуют о том, что удар тупым твердым предметом в теменную область головы, который вменяется в обвинение Б.Н.А., не сопровождался причинением черепно – мозговой травмы с имеющимися внутричерепными кровоизлияниями. Изолированные ссадины и кровоподтеки лица, конечностей, поверхностная рана слизистой нижней губы признаков вреда не имеют, в причинной связи со смертью не состоят.

С учетом характера и локализации телесных повреждений на кожных покровах головы, характера внутричерепного кровоизлияния, данных об обстоятельствах происшествия в предположительной форме можно высказаться о том, что ссадины и кровоподтеки в области лица, кровоподтек в теменной области получены ранее, чем кровоизлияния под оболочки и в желудочки головного мозга.

Иной совокупности доказательств, причинения Б.Н.А. С.Д.Г. умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, стороной обвинения суду не предоставлено, а исследованные судом доказательства свидетельствуют о непричастности подсудимого Б.Н.А. к совершению данного преступления.

Соответственно гражданский иск К.В.В. к Б.Н.А. не подлежит удовлетворению.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. ст.302,304, 305, 306, 310, УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Б. Н. А. по ч.4 ст.111 УК РФ — оправдать за не причастностью к совершению преступления.

Меру пресечения в отношении оправданного Б. Н. А., в виде подписки о не выезде, до вступления приговора в законную силу – отменить.

Направить настоящее уголовное дело руководителю следственного органа для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

В удовлетворении гражданского иска К.В.В.

Вещественные доказательства по делу: бутылку водки «Вертикаль» (л.д.15), металлическую сковороду (л.д. 85), спортивные брюки, рубашку, трусы и носки С.Д.Г. (л.д. 96) находящиеся на хранении в прокуратуре г.М. — хранить при уголовном деле.

Признать за оправданным Б.Н.А. право на реабилитацию. Разъяснить оправданному, что в соответствии со ст. ст. 135 и 136 УПК РФ он имеет право на возмещение имущественного и морального вреда.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке и на него может быть принесено кассационное представление в Верховный суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, с подачей жалобы через М. городской суд. В случае подачи кассационной жалобы, представления, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.