Образец прений по уголовному делу по ст158 ук рф

Апелляционное определение СК по уголовным делам Красноярского краевого суда от 03 февраля 2015 г. по делу N 22-694/2015 (ключевые темы: сторона обвинения — хищение — фотоаппараты — оправдательный приговор — ст 158 УК РФ)

Апелляционное определение СК по уголовным делам Красноярского краевого суда от 03 февраля 2015 г. по делу N 22-694/2015

Судебная коллегия по уголовным делам Красноярского краевого суда в составе:

председательствующего Завгородней С.А.,

судей Запасовой А.П., Граненкина В.П.,

при секретаре Коротковой Е.А.,

с участием оправданного Лиманова А.Е.,

адвоката Янгуловой И.И.,

прокурора Форналь В.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании суда апелляционной инстанции уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя старшего помощника прокурора «адрес» Самусевой Т.А. на приговор «данные изъяты» районного суда г. Красноярка от «дата», которым:

Лиманов А.Е., «данные изъяты»

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ — за непричастностью к совершению преступления.

За оправданным Лимановым А.Е. признано право на реабилитацию, разъяснено право на обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда.

Уголовное дело направлено начальнику следственного отдела N «адрес» для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Заслушав доклад судьи Запасовой А.П., прокурора краевой прокуратуры Форналь В.С., поддержавшую доводы апелляционного представления об отмене оправдательного приговора, при этом просившую уголовное дело направить прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, оправданного Лиманова А.Е. и его защитника адвоката Янгулову И.И., представившую ордер N N, полагающих оправдательный приговор оставить без изменения, судебная коллегия

Приговором «данные изъяты» районного суда г. Красноярска от «дата» Лиманов А.Е., обвиняемый в совершении тайного хищения чужого имущества, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину, по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, оправдан в связи с непричастностью к совершению преступления.

Органами предварительного расследования Лиманов А.Е. обвинялся в том, что «дата», около 14 часов, проходя мимо квартиры «адрес», где проживала ранее ему малознакомая ФИО9, реализуя внезапно возникший преступный умысел, направленный на тайное хищение имущества ФИО9, подошел к указанной квартире, открыл входную дверь, которая не была заперта на замок, вошел внутрь, тем самым незаконно проник в жилище.

Воспользовавшись тем, что ФИО9 спит в комнате, и за его преступными действиями никто не наблюдает, Лиманов А.Е., действуя умышленно, из корыстных побуждений, тайно похитил с металлической полки, стоящей в коридоре указанной квартиры, женскую сумку стоимостью «данные изъяты» рублей, в которой находились принадлежащие потерпевшей сотовый телефон «данные изъяты», с сим-картой, защитной пленкой, не представляющими для потерпевшей материальной ценности, флеш-картой объемом 2 Гб «данные изъяты», цифровой фотоаппарат «данные изъяты», с картой памяти объемом 4 Гб «данные изъяты», защитной пленкой «данные изъяты», а также документы, не представляющие для потерпевшей материальной ценности.

С похищенной сумкой Лиманов А.Е. с места совершения преступления скрылся, причинив своими преступными действиями потерпевшей ФИО9 значительный материальный ущерб на общую сумму «данные изъяты».

В ходе предварительного следствия и в судебном заседании Лиманов А.Е. вину признал частично, пояснил, что в квартиру ФИО9 не проникал, около почтовых ящиков на первом этаже общежития, в котором проживала ФИО9, нашел сумку потерпевшей, в которой находились документы, сотовый телефон и фотоаппарат. Сотовый телефон и фотоаппарат он забрал себе, а документы передал соседке потерпевшей.

В апелляционном представлении государственный обвинитель старший помощник прокурора «адрес» Самусева Т.А. просит оправдательный приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, поскольку суд первой инстанции не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, а также в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, поскольку в описательно-мотивировочной части не указаны мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Указывает, что Лиманов А.Е. признавал вину в инкриминируемом преступлении частично, не признавая только факт незаконного проникновения в жилище. Суд установил, что Лиманов А.Е. «дата», находясь на первом этаже дома, где проживала потерпевшая, увидел на почтовых ящиках сумку, открыл её, увидел находящиеся внутри сумки ценные вещи, которые решил забрать себе. По находящимся там же в сумке документам он понял, что сумка принадлежит ФИО9, с которой он лично знаком не был, но знал, что она проживает в этом доме «данные изъяты». На следующий день он решил вернуть сумку с документами потерпевшей, а себе оставить сотовый телефон и цифровой фотоаппарат, что и сделал, передав сумку с документами соседке ФИО9 — ФИО11

Считает, что выводы суда о том, что предъявленное Лиманову А.Е. обвинение в краже имущества конкретизировано определенным способом и местом его хищения, а другие обстоятельства завладения имуществом потерпевшей ему не вменялись, изменение фактических обстоятельств обвинения в части способа хищения имущества и места его хищения будет существенно нарушать право Лиманова А.Е. на защиту, не основаны на законе, поскольку указанные в приговоре обстоятельства хищения не влекут изменение способа хищения, а свидетельствуют о несогласии суда с наличием в действиях Лиманова А.Е. квалифицирующего признака — проникновение в жилище, что не является способом хищения. Описывая же установленные в судебном заседании действия Лиманова А.Е., суд фактически указал о совершении им тайного хищения имущества потерпевшей, с причинением значительного ущерба гражданину, в чем Лиманов А.Е. вину признал полностью. Кроме того, Лиманов А.Е. пояснил, что завладел сумкой потерпевшей по адресу: «адрес», то есть в здании общежития, где проживает потерпевшая. Таким образом, место совершения преступления при изменении квалификации не меняется, и квалификация действий Лиманова А.Е. по ч. 2 ст. 158 УК РФ не нарушала бы право Лиманова А.Е. на защиту.

Указывает, что поскольку Лиманов А.Е., признав вину в краже сотового телефона и фотоаппарата ФИО9, в последнем слове принес извинения потерпевшей за совершенное преступление, а в судебных прениях защитник Дерягин В.А. просил квалифицировать действия Лиманова А.Е. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, суд, оправдывая Лиманова А.Е. за преступление, в совершении которого он признал вину, нарушил право Лиманова А.Е. на защиту.

Одновременно полагает, что выводы суда о недоказанности проникновения Лиманова А.Е. в жилище потерпевшей опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами, а именно, показаниями потерпевшей ФИО9 о том, что ее сумка с находившимися в ней вещами и документами была похищена из ее квартиры, дверь в которую она забыла закрыть; показаниями свидетелей ФИО11, ФИО13, другими доказательствами по делу. Считает несостоятельной версию подсудимого о том, что какое-то иное лицо, незаконно проникнув в жилище потерпевшей, совершило оттуда хищение принадлежащей ей сумки, затем оставило сумку на первом этаже общежития, не взяв при этом из сумки ни одного из предметов.

Вывод суда о признании в качестве недопустимого доказательства протокола обыска в жилище Лиманова А.Е. не обоснован, поскольку согласно постановлению суда, обыск признан законным, следовательно, были законны все действия, произведенные при обыске в жилище.

Просит приговор «данные изъяты» районного суда г. Красноярка от «дата» в отношении Лиманова А.Е. отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на апелляционное представление адвокат Дерягин В.А. в защиту интересов оправданного Лиманова А.Е. просит приговор оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя старшего помощника прокурора «адрес» Самусевой Т.А. — без удовлетворения. Считает, что оправдательный приговор в отношении Лиманова А.Е. основан на исключительно убедительных и бесспорных доказательствах, исследованных судом, которые, безусловно, устанавливают непричастность подзащитного к инкриминируемому ему деянию.

Проверив представленные материалы уголовного дела, выслушав мнения участников процесса, изучив доводы апелляционного представления и поданные на него возражения, судебная коллегия находит выводы суда, изложенные в приговоре, о недостаточности доказательств для признания доказанной вины Лиманова А.Е. по предъявленному ему обвинению, о непричастности Лиманова А.Е. к инкриминированному ему преступлению, основанными на материалах, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. Анализ представленных сторонами доказательств подробно изложен в приговоре.

Фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, позволившие постановить по делу оправдательный приговор, установлены судом в полном объеме. Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, ставящих под сомнение обоснованность оправдания Лиманова А.Е., влекущих отмену оправдательного приговора, судебной коллегией не установлено.

Оснований для отмены оправдательного приговора, в том числе и по доводам, изложенным в апелляционном представлении государственного обвинителя, не имеется.

Как следует из представленных материалов уголовного дела, судебное следствие проведено полно, всесторонне и объективно. Все обстоятельства, подлежащие доказыванию, были подробнейшим образом в судебном заседании исследованы и оценены в итоговом судебном решении. В частности, судом были исследованы все доказательства, представленные стороной обвинения: показания потерпевшей ФИО9, свидетелей ФИО11, ФИО13, заявление потерпевшей о краже ее имущества, протокол осмотра места происшествия, протокол чистосердечного признания Лиманова А.Е., протоколы получения образцов у Лиманова А.Е. и ФИО9 для сравнительного исследования, заключение дактилоскопической экспертизы, протоколы выемки и осмотра предметов, признанных в дальнейшем вещественными доказательствами, протокол обыска в жилище Лиманова А.Е., протокол очной ставки между ФИО9 и Лимановым А.Е., допрошен сам Лиманов А.Е.

Из протокола судебного заседания видно, что суд проанализировал все доказательства, представленные стороной обвинения, допросил всех явившихся, в том числе и по ходатайствам сторон, лиц, исследовал показания потерпевшей и Лиманова А.Е. в связи с наличием противоречий, а также материалы уголовного дела.При этом суд, вопреки доводам апелляционного представления, указал в приговоре о том, что представленные стороной обвинения доказательства, как в отдельности, так и в совокупности, не содержат достоверных и объективных данных, бесспорно указывающих на Лиманова А.Е. как на лицо, совершившее с целью хищения незаконное проникновение в жилище ФИО9 и тайно похитившее оттуда принадлежащее потерпевшей имущество.

В судебном заседании установлено, что «дата» в дневное время из комнаты N общежития, расположенного по адресу: «адрес», через незапертую входную дверь у потерпевшей ФИО9 было похищено имущество, что это имущество было похищено путем незаконного проникновения в жилище, хищением имущества потерпевшей причинен значительный материальный ущерб.

Изложенные обстоятельства следуют из имеющихся в материалах уголовного дела и исследованных в судебном заседании заявления ФИО9 от «дата» в правоохранительные органы ( «данные изъяты»), протокола осмотра места происшествия, а именно комнаты N общежития, в которой проживала потерпевшая, от «дата» ( «данные изъяты»), протокола выемки у потерпевшей кассового чека на похищенный фотоаппарат, коробок от похищенных фотоаппарата и сотового телефона от «дата» «данные изъяты» протокола выемки у потерпевшей ранее похищенных у ней сумки-клатч и документов от «дата» ( «данные изъяты»), протокола осмотра добровольно выданных потерпевшей «дата» вещей, предметов и документов от «дата» ( «данные изъяты»), справки о среднемесячной заработной плате потерпевшей ( «данные изъяты», распечатки с интернет-сайта о среднерыночной стоимости сотового телефона » «данные изъяты» а также показаний потерпевшей ФИО9 в судебном заседании, подтвердившей свои показания, данные на стадии предварительного расследования, показаний свидетелей ФИО11, ФИО13 в судебном заседании.

Вместе с тем, в судебном заседании не было установлено, что вышеуказанный факт кражи совершен при установленных обстоятельствах именно Лимановым А.Е.

Не свидетельствуют об этом ни вышеприведенные доказательства, ни другие, представленные стороной обвинения.

В соответствии со ст. 14 УПК РФ, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подсудимого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

В соответствии со ст. 15 УПК РФ, суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления представленных им прав.

В соответствии с требованиями ст.ст. 302 , 305 УПК РФ оправдательный приговор постановляется, если не установлено событие преступления, подсудимый не причастен к совершению преступления, в деянии подсудимого отсутствует состав преступления. В описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются существо предъявленного обвинения, обстоятельства, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения.

Судебной коллегией не установлено нарушений требований ст.ст. 302 , 305 УПК РФ, влекущих необходимость отмены оправдательного приговора в отношении Лиманова А.Е.

Лиманов А.Е. как на стадии предварительного расследования, так и в судебном заседании утверждал, что «дата» он нашел сумку ФИО9 на первом этаже вышеуказанного общежития, на почтовых ящиках, «данные изъяты», где располагается комната потерпевшей, он в тот день не поднимался, в жилище ФИО9 не проникал. Найденную сумку он действительно забрал себе, затем решил вернуть сумку и находящиеся в ней документы, а обнаруженные там же сотовый телефон и цифровой аппарат решил оставить себе, что и сделал.

Показания Лиманова А.Е. на протяжении всего предварительного расследования и судебного разбирательства полны и последовательны. Вопреки доводам апелляционного представления, факт частичного признания Лимановым А.Е. своей вины, принесение извинений потерпевшей не может являться бесспорным доказательством его виновности в совершении инкриминируемого преступления.

Признательные показания Лиманова А.Е., вопреки доводам апелляционного представления государственного обвинителя, могли быть положены в основу обвинительного приговора лишь при наличии совокупности доказательств, подтверждающих их, а, как следует из материалов уголовного дела, стороной обвинения не представлена совокупность неоспоримых и объективных доказательств, достаточных для вывода о том, что тайное хищение сумки потерпевшей ФИО9 с находившимся в ней имуществом из квартиры потерпевшей совершил именно Лиманов А.Е.

Сами по себе показания потерпевшей ФИО9, ее заявление, протокол осмотра места происшествия, протокол выемки предметов и их осмотр в ходе следствия, виновности Лиманова А.Е. в краже имущества потерпевшей с незаконным проникновением в ее квартиру не подтверждают.

Судебная коллегия считает, что при таких обстоятельствах у суда не имелось достаточных оснований для постановления обвинительного приговора в отношении Лиманова А.Е., в связи с чем находит несостоятельными доводы апелляционного представления о том, что вина оправданного в совершении инкриминируемого ему преступления полностью доказана представленными доказательствами.

Анализ всей совокупности исследованных в судебном заседании доказательств позволил суду прийти к правильному выводу о том, что этими доказательствами не опровергаются доводы Лиманова А.Е. о том, что он имущество ФИО9 из комнаты последней не похищал, а нашел его на первом этаже общежития.

В апелляционном представлении государственного обвинителя не приведены доказательства, не принятые во внимание судом, либо конкретные обстоятельства дела, оставшиеся невыясненными.

Доводам стороны обвинения о том, что Лиманов А.Е. мог проникнуть в секцию общежития, где находилась комната потерпевшей, открыв входную дверь посторонним предметом, судом дана оценка в приговоре как предположительным, не подтверждающимися совокупностью достаточных доказательств, что судебная коллегия считает справедливым. Государственный обвинитель в судебном заседании имел возможность опровергнуть позицию стороны защиты, заявить ходатайство о дополнении судебного следствия, однако указанное ходатайство стороной обвинения не заявлялось.

Самостоятельных оснований для переквалификации действий Лиманова А.Е. на более мягкую норму уголовного закона, в частности, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, о чем в настоящее время указывается в апелляционном представлении, а также оснований для возврата уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, о чем заявлено прокурором в настоящем судебном заседании суда апелляционной инстанции, у суда первой инстанции также не имелось.

Пункт 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ предусматривает возможность судьи по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, когда обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного окончательного решения, отвечающих требованиям справедливости, на основе данного обвинительного заключения, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного предварительного следствия.

Обвинительное заключение в представленном на проверку уголовном деле не исключает возможность вынесения на его основе окончательного судебного решения, отвечающего требованиям справедливости.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в частности, событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления). Установление указанного перечня обстоятельств обязательно по каждому уголовному делу для законного и обоснованного разрешения дела по существу. Данные обстоятельства имеют важное квалифицирующее значение для правовой оценки действий лица и его ответственности.

Суд первой инстанции пришел к верному решению о том, что он не имеет законных оснований на основе установленных в судебном заседании обстоятельств квалифицировать действия Лиманова А.Е. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ и осуждать его за совершение тех действий, которые ему не вменялись органом предварительного расследования. Установленные в судебном заседании обстоятельства, вопреки доводам апелляционного представления, свидетельствуют не о несогласии суда с наличием в действиях Лиманова А.Е. такого квалифицирующего признака кражи, как незаконное проникновение в жилище, а об изменении места и способа хищения.

Бремя доказывания в уголовном процессе лежит на обвинителе.

При этом заслуживает внимания также и то, что при совершении хищения имущество изымается из обладания собственника или лица, в ведении либо под охраной которого оно находится. Если имущество по тем или иным причинам уже выбыло из обладания собственника, то завладение таким предметом не образует хищения, а неправомерное присвоение найденной или случайно оказавшейся у виновного чужой вещи влечет лишь гражданскую ответственность, предусмотренную ст. 227 ГК РФ.

Нельзя согласиться с доводами апелляционного представления государственного обвинителя и о том, что судом необоснованно признан недопустимым доказательством протокол обыска в жилище Лиманова А.Е., поскольку, как правильно установлено судом первой инстанции, представленный в материалах уголовного дела протокол обыска в жилище подозреваемого Лиманова А.Е. (л «данные изъяты» составлен с нарушением ч. 3 , 10 ст. 166 УПК РФ. При этом сам факт признания «дата» судьей «данные изъяты» районного суда г. Красноярска производства обыска «дата» в жилище Лиманова А.Е. законным не является препятствием для признания недопустимым доказательством самого протокола проведения такого следственного действия как обыск жилища, при оценке представленных доказательств в их совокупности.

Содержание выступления адвоката Дерягина В.А. в интересах Лиманова А.Е. на стадии судебных прений, вопреки доводам апелляционного представления, не свидетельствует о нарушении права Лиманова А.Е. на защиту, не влечет необходимость вмешиваться в оправдательный приговор. Поданные государственным обвинителем замечания на протокол судебного заседания в части неверного изложения выступления адвоката в судебных прениях председательствующим по делу судьей отклонены, о чем «дата» вынесено соответствующее постановление, полученное стороной обвинения «дата» и не обжалованное.

Таким образом, доводы, изложенные в апелляционном представлении государственного обвинителя, являются несостоятельными, основанными на субъективном толковании норм уголовного и уголовно-процессуального закона, фактически сводятся к переоценке как исследованных в судебном заседании доказательств, так и выводов суда первой инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389-9, 389-13, 389-20, 389-28 УПК РФ, судебная коллегии

Приговор «данные изъяты» районного суда г. Красноярка от «дата» в отношении Лиманова А.Е. оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя старшего помощника прокурора «адрес» Самусевой Т.А. — без удовлетворения.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Адвокат по ст. 158 УК РФ. Кража.

Кража является одним из наиболее распространенных преступлений против собственности. Данное преступление предусмотрено статьей 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ).

Кража представляет собой тайное хищение чужого имущества. Из этого следует, что способ совершения данного преступления установлен уголовным законом как тайный.

Хищение считается тайным, если изъятие имущества происходит без ведома и согласия его собственника или иного пользователя и, как правило, незаметно для окружающих. Такой способ исключает необходимость вступления преступника в непосредственный контакт с потерпевшими и, как следствие этого, — снижает вероятность наступления тяжких последствий, связанных с применением насилия против личности. В этом заключается главное отличие кражи от грабежа и разбоя, которые совершаются открыто.

Если преступник заранее тщательно планирует совершение кражи (выбирает безлюдное место и время, одевает перчатки, чтобы не оставлять следов и т.п.), в результате чего похищает чужое имущество, оставаясь незамеченным, то вероятность раскрытия такого преступления крайне мала, поскольку оно совершается в условиях неочевидности.

В процессе совершения кражи она может перерасти в грабеж. Такое возможно в том случае, если в процессе совершения кражи появляются очевидцы происходящего преступления, которые попадают в поле зрения преступника, и он продолжает на глазах у этих очевидцев уже открыто похищать чужое имущество. При этом похититель осознает, что его преступные действия были замечены.

Если преступник ошибочно полагал, что совершает хищение тайно, а в действительности его действия осознавал потерпевший или наблюдали другие лица, — в этом случае действия преступника могут квалифицироваться как кража.

Характерной особенностью кражи является то, что похититель не обладает никакими правами по распоряжению, управлению, доставке или хранению имущества, которым завладевает. Этот признак позволяет отличить кражу от такого преступления, как присвоение или растрата, когда имущество вверено преступнику.

Максимальное наказание за совершение простой кражи предусмотрено частью 1 статьи 158 УК РФ в виде двух лет лишения свободы.

Адвокат по ст. 158 УК РФ — тактика защиты.

Профессиональный адвокат по уголовным делам, осуществляющий защиту лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении простой кражи, должен помнить о том, что это преступление относится к категории небольшой тяжести. Наказание по данной статье, как правило, не связано с реальным лишением свободы.

Если подзащитный признает свою вину в совершении простой кражи и раскаивается в содеянном, наилучшим вариантом в этой ситуации будет прекращение уголовного дела за примирением сторон. В этом случае виновник не будет подвергнут какому-либо наказанию, и у него не будет судимости.

Такая же перспектива возможна и в случае совершения преступления средней тяжести, предусмотренного частью 2 статьи 158 УК РФ, максимальное наказание по которой не превышает пяти лет лишения свободы.

Для обеспечения прекращения уголовного дела за примирением сторон адвокат по ст. 158 УК РФ должен произвести перечень необходимых действий. Более подробно об этом написано в другой моей статье – Как прекратить уголовное дело за примирением сторон.

Постановление суда о прекращении уголовного дела за примирением сторон по ч. 2 ст. 158 УК РФ из реальной практики с участием нашего адвоката смотрите здесь

Вместе с тем, адвокат по ст. 158 УК РФ не должен исключать вероятность наличия самооговора подозреваемого (обвиняемого), который мог возникнуть в результате применения к допрашиваемому незаконных методов воздействия (угроз, насилия, обмана и т.п.). Данные обстоятельства адвокат может установить в ходе доверительной беседы со своим подзащитным.

Если подозреваемый (обвиняемый) не признает себя виновным в краже, либо признает свою вину частично, адвокат по ст. 158 УК РФ должен использовать все возможности для того, чтобы доказать непричастность своего подзащитного к совершению данного преступления, либо необходимость изменения квалификации его действий.

С этой целью адвокат может производить следующие действия:

-опросы граждан при наличии их согласия, которые могут подтвердить алиби подзащитного (в случае нахождения его в период совершения преступления в другом месте);

-собирать и представлять органам следствия различные доказательства (документы, видеозаписи и т.д.);

-запрашивать необходимые сведения у учреждений, организаций и предприятий посредством направления адвокатских запросов, ответ на которые обязателен;

-заявлять необходимые ходатайства, например, об истребовании доказательств, а при незаконном отказе следователя (дознавателя) удовлетворять заявленные ходатайства – обжаловать действия (бездействие) следственных органов надзирающему прокурору либо в суд, привлекать к участию в деле специалистов.

Профессиональный адвокат по ст. 158 УК РФ в большинстве случаев может существенно улучшить позицию своего подзащитного, добиваясь как смягчения ему наказания за кражу, так и полного прекращения уголовного преследования при наличии к тому соответствующих оснований.

Для получения развернутой консультации адвоката по ст. 158 УК РФ, а также для заключения с адвокатом соглашения на оказание квалифицированной юридической помощи по статье 158 УК РФ, вы можете позвонить по нам телефонам: +7(495)991-68-66, +7(926)254-36-86 или заполнить соответствующую заявку.

Образец прений по уголовному делу по ст158 ук рф

о результатах обобщения практики по уголовным делам, рассмотренным Ельцовским районным судом за восемь месяцев

По заданию Алтайского краевого суда исх. № 01-04/1573 от 12.09.2008 г. было проведено обобщение по уголовным делам, рассмотренным Ельцовским районным судом за восемь месяцев 2008 года.

Целью настоящего обобщения является анализ рассмотренных Ельцовским районным судом уголовных дел за 2008 год.

За указанный период Ельцовским районным судом было окончено производством 37 уголовных дела, из них 1 дело в отношении 1 лица рассмотрено по ст. 111 УК РФ; 1 дело в отношении 1 лица рассмотрено по ст. 112 УК РФ; 19 дел в отношении 28 лиц по ст. 158 УК РФ; 2 дела в отношении 2 лиц — по ст. 161 УК РФ; 1 дело в отношении 1 лица — по ст. 166 УК РФ; 2 дела в отношении 2 лиц – по ст. 167 УК РФ; 4 дела в отношении 5 лиц – по ст. 228 УК РФ; 5 дел в отношении 5 лиц – по ст. 238УК РФ; 1 дело в отношении 1 лица — по ст. 260 УК РФ и 1 дело в отношении 1 лица – по ст. 264 УК РФ. и 1 уголовное дело в отношении 1 лица направлено в Алтайский краевой суд для определения подсудности /№1-10/2008 по обвинению Чертановского Андрея Александровича/.

В процентном соотношении от общего числа дел рассмотренных судом за восемь месяцев 2008 года составил, по статьям 111, 112, 166, 260, и 264 УК РФ окончено производством 2,70 % дел; по ст. 158 УК РФ окончено производством 51,35 % дел; по ст. 161, 167 УК РФ – 5,40%; по ст. 228 УК РФ – 10,81 %; по ст. 238 УК РФ- 13,51 %.

В особом порядке судебного разбирательства за указанный период рассмотрено 21 дело.

Ельцовским районным судом осуждено 40 лиц, из них к реальному лишению свободы осуждено 12 лиц, 27 лицам наказание назначено с применением ст. 73 УК РФ; 1 лицу назначено наказание в виде штрафа. В отношении 6 лиц вынесены постановления о прекращении уголовного дела и об освобождении от уголовной ответственности. В отношении 1 лица вынесено постановление об освобождении от уголовной ответственности и применении принудительной меры медицинского характера.

За указанный период 4 несовершеннолетним назначено наказание с применением ст. 73 УК РФ, в отношении 1 несовершеннолетнего вынесено постановление об освобождении от уголовной ответственности. 8 лицам женского пола назначено наказание с применением ст. 73 УК РФ, в отношении 1 лица женского пола вынесено постановление о прекращении уголовного дела и об освобождении от уголовной ответственности.

В кассационном порядке обжаловалось 5 приговоров районного суда, из них по кассационным жалобам осужденных и их защитников 4 приговора, по кассационным представлениям государственного обвинителя 3 приговора.

3 приговора определениями судебной коллегии по уголовным делам Алтайского краевого суда оставлены без изменения.

По 1 уголовному делу кассационное производство прекращено, так как государственный обвинитель отозвал свое кассационное представление.

1 приговор Ельцовского районного суда изменен.

Так, Т. осужден по ч.3 ст.30 — ч.1 ст.228-1 УК РФ к лишению свободы на срок четыре года шесть месяцев; ч.3 ст.30 – ч.1 ст.228-1 УК РФ к лишению свободы на срок четыре года шесть месяцев; ч.1 ст.30 – ч.1 ст.228-1 УК РФ к лишению свободы на срок четыре года. Окончательное наказание Т. назначено по правилам ч.3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний в виде лишения свободы на срок шесть лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Определением судебной коллегии по уголовным делам Алтайского краевого суда приговор Ельцовского районного суда изменен, исключена из осуждения Тетушкина квалификация его действий по ч.1 ст. 30, ч.1 ст. 228-1 УК РФ (по эпизодам от 30 августа 2007 г. и от 07 сентября 2007 г.) путем частичного сложения наказаний, окончательно Т. назначено к отбытию пять лет шесть месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

За рассматриваемый период 2008 года не было случаев отмены приговоров Ельцовского районного суда.

В ходе прений сторон государственный обвинитель в основном придерживался позиции назначения подсудимому мер уголовного наказания в пределах санкции статьи и за указанный период времени, как правило защита соглашалась с позицией государственного обвинителя о назначении условного осуждения. В одном случае имело место, когда государственный обвинитель при назначении наказания, просил применить положения ст.73 УК РФ в отношении подсудимого. Однако, с учетом личности подсудимого (отрицательно характеризовался, имел непогашенную судимость) и обстоятельств совершения им преступления (покушение на поджег надворных построек), по моему мнению применение ст. 73 УК РФ, в данном случае неоправданно.

Также имеются случаи, когда при рассмотрении дела в суде первой инстанции государственный обвинитель поддерживает обвинение (особенно по нескольким эпизодам) в том, объеме, которое было направлено в суд. Однако, после вынесения приговора, государственный обвинитель подает на приговор кассационное представление, в котором указывает, что квалификация судом действий подсудимого по нескольким эпизодам, является неверной, и ряд эпизодов необходимо объединить в один.

Юридический интернет портал

Грицко Сергей Валерьевич

Здравствуйте уважаемые коллеги! Смотря на многие публикации тоже решил представить Вам, да и другим лицам на обозрение свою речь по уголовному делу о незаконном обороте наркотических средств. Считаю, что данная речь может быть будет кому-то полезна.

По данному уголовному делу прения сторон еще не начаты и буду Вам признателен за Ваше мнение по данной речи.

Если у Вас будут какие-либо замечания то с вниманием к ним отнесусь. А вот непосредственно и сама речь!

по уголовному делу в отношении Иванова (фамилия изменена) Павла Сергеевича Ваша честь, уважаемые участники судебного заседания! Подходит к завершению судебный процесс по уголовному делу в отношении Иванова Павла Сергеевича, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.

3 ст. 30 – ч. 1 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 п. «б» ч. 3 ст. 228.1 и ч. 1 ст. 228 УК РФ. Уважаемый суд, для удобства восприятия будем называть данные статьи как первый, второй и третий эпизоды.

Какова степень виновности, а в связи с этим и какова мера наказания может быть для него справедливой в глазах государства? Вам, Ваша честь, предстоит определить, какого же наказания заслуживает сидящий на скамье подсудимых Иванов Павел Сергеевич.

Уважаемый суд, несмотря на общественную опасность совершенных Ивановым преступлений, мне бы хотелось первоначально остановить, и обратить внимание суда, на первопричины их совершения.

Абсолютно не обоснован вывод следствия о том, что Иванов совершал преступления с целью распространения наркотических средств и получения незаконной материальной выгоды. В ходе рассмотрения уголовного дела в суде, достоверно установлено, что Иванов Павел Сергеевич приобретал наркотические средства для гражданина Самоенко и за его счет, лишь с той целью, что бы в дальнейшем не быть выгнанным с работы. Самоенко был для него работодателем и в силу своего должностного положения мог запросто уволить Иванова с работы.

А ведь уважаемый суд, у Иванова дома малолетняя дочь, которая в силу жизненных обстоятельств попала в беду и нуждалась в дорогостоящем лечении.

Лишь с этой целью Иванов пошел на путь совершения преступлений. Уважаемый суд, данные обстоятельства напрямую подтверждены в судебном заседании как самим же Самоенко, также показаниями его жены– Елены Ивановой, а так же и показаниями рабочих, которые вместе работали на стройке.

И ни чем другим данное обстоятельство в ходе судебного заседания стороной государственного обвинения не опровергнуто. Позволю себе, уважаемый суд заметить, что согласно ст. 73 УПК РФ следователь Витчинова обязана была по уголовному делу доказать виновность Иванова в совершении преступления, форму его вины и мотивы совершенных преступлений, что сделано не было, а сам же суд согласно действующему законодательству не может выйти за пределы предъявленного обвинения и изменить в приговоре умысел на совершение преступления.

Уважаемый суд, мне бы хотелось остановиться на квалификации действий Иванова. Согласно обзора судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 июня 2012 года если посредник приобретает наркотическое средство по просьбе и за деньги приобретателя этого средства и передаёт ему данное средство, то такое лицо является пособником в приобретении.

В таком случае его действия необходимо квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и соответствующей части ст.

228 УК РФ. В судебном заседании достоверно установлено и как следует из показаний Иванова, так и с показаний самого Самоенко, Иванов приобретал наркотическое средство по просьбе и за деньги Самоенко и в дальнейшем ему же его передавал. Данный факт стороной государственного обвинения не опровергнут, какие-либо доказательства, опровергающие это не представлены.

Данный вывод касается всех трех эпизодов совершения преступлений, и именно трех уважаемый суд, так как в судебном заседании установлено, что при третьем эпизоде Иванов наркотическое средство также приобретал по просьбе и за деньги Самоенко, но не успел его передать, т.к. был задержан сотрудниками полиции. Данный факт подтверждается показаниями не только Иванова, но и самого же закупщика Самоенко, который в судебном заседании дал аналогичные показания, а также сопроводительным письмом начальника Чалтырьского УФСКН за исх.

№ 22/19-412 от 5 июня 2013 года (том 1 л.д. 248 УПК РФ), постановлением о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности (том 1 л.д. 249), справкой об исследовании наркотического средства от 3 апреля 2013 года, проведенного на основании запроса, направленного в порядке Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (том 1 л.д.

251). В связи с изложенным, при задержании Иванова П.С.

26 марта 2103 года оперативными сотрудниками Чалтырьского УФСКН проводилась оперативная деятельность с целью выявления, раскрытия преступления, а не административная деятельность, осуществляемая на основаниях и в порядке, предусмотренном КоАП РФ. Таким образом, уважаемый суд, если гипотетически допустить законность всех проводимых в отношении Иванова оперативных действий, то его действия должны были быть квалифицированы как: ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст.

228 УК РФ – 1 эпизод ч. 5 ст.

33, ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 228 УК РФ – 2 эпизод ч.

5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 — ч. 1 ст. 228 УК РФ – 3 эпизод Уважаемый суд, считаю, что данная квалификация была налицо видна еще на предварительном следствии, однако следователь, зная о том, что Иванова сразу же взяли под стражу, не захотела таким образом квалифицировать его действия, т.к. ч. 1 ст. 228 УК РФ является преступлением средней тяжести и тогда Иванов подлежал немедленному освобождению из под стражи.

Аналогичным образом думал и советник юстиции Шевелев, утверждавший обвинительное заключение. Данные сведения могли быть запросто получены следователем Витчиновой при допросе Самоенко, именно при качественном и надлежащем его допросе, как это было сделано в ходе судебного заседания. Уважаемый суд, хотелось бы отметить, что согласно п.

7.2 обзора судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 июня 2012 года при оценке действий оперативных сотрудников в ходе проведения проверочных закупок суды руководствуются разъяснениями, данными в пункте 14 постановления Пленума от 15.06.2006 № 14, в соответствии с которыми результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Уважаемый суд, хочу напомнить, что в судебном заседании достоверно установлено, что в каждом из трех случаев умысла у Иванова на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, не было.

Такой умысел сформировался у Иванова лишь после неоднократных требований о приобретении наркотиков со стороны Самоенко, который действовал под принуждением сотрудников полиции. Каких-либо подготовительных действий для приобретения наркотиков Иванова не совершал.

Данный факт прямо подтвержден показаниями Иванова, Самоенко, которые в суде пояснили, что до того, как последний от Иванова потребовал приобрести наркотики, он подобными делами не занимался и во время просьбы не знал где достать наркотические средства. Данный факт так же подтвержден и показаниями всех оперативных сотрудников допрошенных в суде, в том числе и показаниями Головко и следователя Витчиновой, которые дали показания о том, что до момента проведения оперативных мероприятий в отношении якобы неустановленного мужчины по имени «Паша», каких-либо сведений о его противоправной деятельности или о том, что он готовился к совершению преступления, связанного с незаконным оборотом наркотиков, и совершил бы его без вмешательства сотрудников УФСКН, не имелось.

Как следует из оглашенных в суде записей о соединениях абонентов Иванова и Самоенко, в каждом их трех эпизодов, последний сам неоднократно звонил Иванову. Уважаемый суд, все это называется провокация преступлений!

Уважаемый суд, хотелось бы отметить еще дополнительные основания незаконности второго эпизода. Согласно п. 7.1 обзора судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 июня 2012 года судам следует учитывать, что проведение повторного оперативно-розыскного мероприятия, также очередной проверочной закупки у одного и того же лица, должно быть обосновано и мотивировано, в том числе новыми основаниями и целями. Однако, каких-либо оснований и целей для проведения повторного ОРМ не было вовсе.

Все это было сделано лишь для повышения надутых показателей работы оперативных служб.

Ни один из свидетелей из числа оперативных работников не смогли назвать, какие же были основания или цели для нового ОРМ, все ссылались на Головко, как на самого главного. Однако сам же Головко в ходе судебного заседания, так же о данных моментах пояснить не смог. Оснований для проведения повторной проверочной закупки в материалах уголовного дела не содержится и в ходе судебного следствия стороной государственного обвинения не представлено.

Согласно положениям ст. 5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и решения задач, не предусмотренных указанным ФЗ.

Проведение повторного оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка» должно быть обоснованно и мотивированно, в том числе новыми основаниями и целями. В ходе предварительного и судебного следствия не установлено каких-либо новых оснований и целей для проведения проверочной закупки 14.03.2013.

На момент ее проведения сотрудникам полиции уже было известно о противоправной деятельности лица по имени Паша, каких-либо мероприятий, направленных на установление иных лиц, причастных с незаконному обороту наркотических средств ими не проводилось, доказательства этому отсутствуют, в связи с чем имеет место провокация.

Аналогичным образом является незаконным и третий вмененный Иванову эпизод, т.к. фактически, как указано выше, в отношении него проводились оперативно-розыскные мероприятия.

Кроме того, уважаемый суд, хотел бы отметить, что согласно п.

13 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г.

«О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»

об умысле на сбыт наркотических средств могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, их количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п. Однако, уважаемый суд, прошу заметить, что подобных доказательств стороной государственного обвинения в суде не представлено. Уважаемый суд, подробней мне бы хотелось остановиться на показаниях свидетеля Самоенко, который в судебном заседании дал показания о незаконности всех проводимых в отношении Иванова оперативно-розыскных мероприятий.

Так, Самоенко в судебном заседании пояснил, что еще в конце 2012 года оперативные работники, под обещанием досудебного сотрудничества по уголовному делу, заставили его искать распространителей наркотических средств, что он и делал. Спрашивал он у всех работников стройки, в том числе и у Иванова Павла, и это происходило еще за долго до 16 января 2013 года. Вся деятельность Самоенко была организована и контролировалась сотрудниками полиции, которые принуждали его к поиску подобных «жертв» оперативной работы.

Во всех трех эпизодах, инкриминируемых Иванову, он сам первый подходил и интересовался приобретением наркотиков. Именно о трех эпизодах, уважаемый суд, показал Самоенко в суде.

В дальнейшем у Иванова он настойчиво требовал приобрести для него наркотики.

Все это происходило под давлением оперативных сотрудников и следователя. Кроме того, Самоенко пояснил, что перед тем как в первый раз он нашел Павла, его документы – копию паспорта он сразу же передал оперативным работникам.

Таким образом, оперативные работники уже прекрасно знали о Иванове Павле, о его фамилии, имени, отчестве, и других анкетных данных, но несмотря на это проводили оперативные мероприятия в отношении якобы неизвестного лица. Все это свидетельствует только о не законности проводимых оперативными сотрудниками оперативных мероприятий. Показания свидетеля Самоенко в судебном заседании стороной государственного обвинения не опровергнуты.

Сторона государственного обвинения попыталась их опровергнуть показаниями следователя Витчиновой и оперативных работников, но в данной части те лишь пояснили, что Самоенко якобы сам без какого-либо давления сотрудничал с оперативными работниками. К показаниям следователя Витчиновой и оперативных работников прошу суд отнестись критически, т.к. по роду работы данные свидетеля работают в одной организации и находятся в прямой зависимости от начальства ФСКН.

Однако, показания свидетеля Самоенко подтверждаются выпиской телефонных соединений, согласно которых телефонные соединения между Ивановым и Самоенко начали практически ежедневно происходить задолго до 16 января 2013 года.

Показания свидетеля Самоенко также подтверждаются отсутствием каких-либо зарегистрированных документов на сотрудничество с органами (заявлений Самоенко, рапортов, анонимок, обращений и т.д.) Кроме того, при вынесении решения по делу, прошу суд учесть многочисленные процессуальные нарушения по делу, которые изложены в ходатайстве о признании доказательств недопустимыми, которое должно быть разрешено при вынесении итогового решения. Уважаемый суд, я не прошу смягчить Иванову наказание, а прошу прекратить в отношении него уголовное преследование на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, по указанным выше основаниям.

Но уважаемый суд, если Вы сочтете мои доводы неубедительными, то при назначении наказания просил бы учесть положительные характеристики Иванова, наличие у него на иждивении малолетнего ребенка, что является смягчающим наказание обстоятельством, его полное признание своей вины. Уважаемый суд, при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, руководствуясь принципами справедливости и гуманизма, учитывая личность подсудимого, влияние наказания на его исправление, на условия жизни его семьи и ее работы, назначить Иванову Павлу Сергеевичу наказание в виде лишения свободы на минимально возможный срок, с учетом отбытого срока содержания под стражей. Адвокат Грицко С.В.

Адвокат по ст. 158 УК РФ. Кража.

Кража является одним из наиболее распространенных преступлений против собственности. Данное преступление предусмотрено статьей 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ).

Кража представляет собой тайное хищение чужого имущества. Из этого следует, что способ совершения данного преступления установлен уголовным законом как тайный.

Хищение считается тайным, если изъятие имущества происходит без ведома и согласия его собственника или иного пользователя и, как правило, незаметно для окружающих. Такой способ исключает необходимость вступления преступника в непосредственный контакт с потерпевшими и, как следствие этого, — снижает вероятность наступления тяжких последствий, связанных с применением насилия против личности. В этом заключается главное отличие кражи от грабежа и разбоя, которые совершаются открыто.

Если преступник заранее тщательно планирует совершение кражи (выбирает безлюдное место и время, одевает перчатки, чтобы не оставлять следов и т.п.), в результате чего похищает чужое имущество, оставаясь незамеченным, то вероятность раскрытия такого преступления крайне мала, поскольку оно совершается в условиях неочевидности.

В процессе совершения кражи она может перерасти в грабеж. Такое возможно в том случае, если в процессе совершения кражи появляются очевидцы происходящего преступления, которые попадают в поле зрения преступника, и он продолжает на глазах у этих очевидцев уже открыто похищать чужое имущество. При этом похититель осознает, что его преступные действия были замечены.

Если преступник ошибочно полагал, что совершает хищение тайно, а в действительности его действия осознавал потерпевший или наблюдали другие лица, — в этом случае действия преступника могут квалифицироваться как кража.

Характерной особенностью кражи является то, что похититель не обладает никакими правами по распоряжению, управлению, доставке или хранению имущества, которым завладевает. Этот признак позволяет отличить кражу от такого преступления, как присвоение или растрата, когда имущество вверено преступнику.

Максимальное наказание за совершение простой кражи предусмотрено частью 1 статьи 158 УК РФ в виде двух лет лишения свободы.

Адвокат по ст. 158 УК РФ — тактика защиты.

Профессиональный адвокат по уголовным делам, осуществляющий защиту лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении простой кражи, должен помнить о том, что это преступление относится к категории небольшой тяжести. Наказание по данной статье, как правило, не связано с реальным лишением свободы.

Если подзащитный признает свою вину в совершении простой кражи и раскаивается в содеянном, наилучшим вариантом в этой ситуации будет прекращение уголовного дела за примирением сторон. В этом случае виновник не будет подвергнут какому-либо наказанию, и у него не будет судимости.

Такая же перспектива возможна и в случае совершения преступления средней тяжести, предусмотренного частью 2 статьи 158 УК РФ, максимальное наказание по которой не превышает пяти лет лишения свободы.

Для обеспечения прекращения уголовного дела за примирением сторон адвокат по ст. 158 УК РФ должен произвести перечень необходимых действий. Более подробно об этом написано в другой моей статье – Как прекратить уголовное дело за примирением сторон.

Постановление суда о прекращении уголовного дела за примирением сторон по ч. 2 ст. 158 УК РФ из реальной практики с участием нашего адвоката смотрите здесь

Вместе с тем, адвокат по ст. 158 УК РФ не должен исключать вероятность наличия самооговора подозреваемого (обвиняемого), который мог возникнуть в результате применения к допрашиваемому незаконных методов воздействия (угроз, насилия, обмана и т.п.). Данные обстоятельства адвокат может установить в ходе доверительной беседы со своим подзащитным.

Если подозреваемый (обвиняемый) не признает себя виновным в краже, либо признает свою вину частично, адвокат по ст. 158 УК РФ должен использовать все возможности для того, чтобы доказать непричастность своего подзащитного к совершению данного преступления, либо необходимость изменения квалификации его действий.

С этой целью адвокат может производить следующие действия:

-опросы граждан при наличии их согласия, которые могут подтвердить алиби подзащитного (в случае нахождения его в период совершения преступления в другом месте);

-собирать и представлять органам следствия различные доказательства (документы, видеозаписи и т.д.);

-запрашивать необходимые сведения у учреждений, организаций и предприятий посредством направления адвокатских запросов, ответ на которые обязателен;

-заявлять необходимые ходатайства, например, об истребовании доказательств, а при незаконном отказе следователя (дознавателя) удовлетворять заявленные ходатайства – обжаловать действия (бездействие) следственных органов надзирающему прокурору либо в суд, привлекать к участию в деле специалистов.

Профессиональный адвокат по ст. 158 УК РФ в большинстве случаев может существенно улучшить позицию своего подзащитного, добиваясь как смягчения ему наказания за кражу, так и полного прекращения уголовного преследования при наличии к тому соответствующих оснований.

Для получения развернутой консультации адвоката по ст. 158 УК РФ, а также для заключения с адвокатом соглашения на оказание квалифицированной юридической помощи по статье 158 УК РФ, вы можете позвонить по нам телефонам: +7(495)991-68-66, +7(926)254-36-86 или заполнить соответствующую заявку.

Адвокат в Москве по краже ст. 158 УК РФ

Если Вам понадобился адвокат в Москве по краже (ст. 158 УК РФ) — в срочном порядке обращайтесь к квалифицированному профессионалу, имеющему значительный опыт работы по данной статье Уголовного кодекса.

Юридическая помощь по данной уголовной статье может быть оказана: подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему и свидетелю.

О статье 158 «Кража»

Кража относится к преступлениям экономической направленности. Она определяется как тайное хищение чужого имущества с целью присвоения, либо передачи третьим лицам. Из всех преступлений экономического характера кража является наименее наказуемой. Наказание за кражу может быть ограничено штрафом не более 80 000 рублей, или обязательными работами сроком не более 360 часов. Однако, если кража совершена неоднократно, либо в особо крупном размере, либо организованной группой, наказание может быть в виде ограничения свободы на срок до двух лет.

В мотивации хищения всегда присутствует корыстная цель. Следует понимать, что после хищения, владелец утрачивает право владения принадлежащими ему ценностями, но и преступник не может стать полноправным собственником украденного. Таким образом, похищенные вещи после их нахождения должны быть возвращены законному обладателю, а граждане, которые могли купить похищенное у преступника, должны вернуть имущество хозяину без права на какую-либо компенсацию. Это следует из того факта, что имущество приобретается у гражданина, не обладающего достаточными правами на него.

В работе со своими подзащитными я всегда стараюсь обращать их внимание на то, что при наличии обвинения в краже, крайне важно следовать нескольким правилам:

  1. Очень важно без присутствия адвоката ни в коем случае не ставить свою подпись на каких-либо документах, разговаривать с сотрудниками правоохранительных органов, давать показания. Сотрудники полиции являются отличными психологами и могут оказывать давление на человека, который в стрессовой ситуации теряется и неадекватно воспринимает происходящее. Именно отсюда такое большое количество эпизодов в уголовной практике с признательными показаниями и последующим отказом от них.
  2. Родственникам подозреваемого и самому подозреваемому важно знать о том, что сотрудники правоохранительных органов пытаются распространить ложные сведения о незначительности преступления. Чаще всего говорится о том, что в результате признательных показаний подозреваемый отделается незначительным штрафом, либо иной формой административной ответственности. Главная цель распространения данной информации – получить признание подозреваемого в содеянном и не допустить к защите опытного адвоката.
  3. Я советую Вам обращаться за адвокатской помощью при подозрении в краже незамедлительно. Наиболее эффективной является помощь адвоката по уголовным делам на ранних стадиях производства дела, где велика возможность его скорейшего прекращения по реабилитирующим либо не реабилитирующим обстоятельствам. Это поможет избежать и дополнительных финансовых издержек и облегчит моральные страдания подозреваемого.

Помощь адвоката при краже

Адвокат по уголовным делам сможет быстро разобраться в обстоятельствах дела и определить оптимальную стратегию защиты, которая позволить избежать наказания, либо свести к минимуму возможные последствия. В обязанности адвоката входит:

  • изучение обстоятельств дела;
  • сбор материалов, характеризующих личность подопечного;
  • консультирование подзащитного;
  • участие в проводимых следственных действиях;
  • проверка соответствия действий сотрудников следствия и полученных доказательств на соответствие нормам УПК;
  • в случае обнаружения нарушений, направление соответствующих жалоб и ходатайств;
  • контроль за соблюдением прав подзащитного;
  • работа со свидетелями;
  • переговоры с потерпевшей стороной;
  • защита подопечного в суде;
  • иные действия, направленные на получение положительного результата по делу.

Получить бесплатную консультацию и помощь адвоката по 158 статье УК РФ кража в Москве и Московской области Вы можете с помощью заявки на данном сайте, либо звонка на указанный номер.

Адвокат для свидетеля

Быть свидетелем уголовного преступления всегда неприятно, но каждый гражданин обязан содействовать расследованию уголовно наказуемого преступления. Исключением являются те случаи, когда свидетельские показания даются в отношении близких родственников, или себя самого (ст. 51 УПК РФ). Проблемы у свидетеля могут возникнуть в случае его тесной связи с лицами, совершившими преступное деяние и обстоятельствами преступления. Вполне возможна ситуация с переводом свидетеля в статус обвиняемого при выявлении его причастности к расследуемым деяниям. Проблемами иного рода может являться давление на свидетеля с целью изменения им правдивых показаний на ложные. Следует знать о вероятности оказаться на скамье подсудимых за дачу ложных показаний. Лучшим выходом в описанных ситуациях, является обращение к адвокату за помощью.

Адвокат для подозреваемого в краже

Если начата проверка на причастность к преступлению предусмотренному статьей 158 УК РФ — Кража, необходимо предпринять все возможные меры для доказательства своей непричастности к инкриминируемому деянию. Если же доказательства причастности к содеянному неопровержимы, необходимо выбрать оптимальную защитную линию и минимизировать возможное наказание.

Адвокат для обвиняемого в краже

Обвинение в краже предъявляется при наличии доказательств причастности гражданина к инкриминируемому деянию. Подобное обвинение требует незамедлительной и серьезной работы адвоката и его доверителя для достижения положительного результата.

Адвокат для потерпевшего

Нередко законные права потерпевшего нарушаются, а следствие относится благосклонно к преступникам. Если Вы видите, что дело, по которому Вы признаны потерпевшей стороной, намеренно затягивается, приостановлено, или вовсе не возбуждено, рекомендую безотлагательно обратиться за помощью опытного адвоката.

Прения по уголовному делу с доводами о применении статей 64, 73 УК РФ

Прения по уголовному делу, рассматриваемому в общем порядке по обвинению клиента по ч.1 ст.228, ч.3 228.1 УК РФ, при полном признании вины.
Приведены доводы о применении статей 64, 73 УК РФ.

ВЫСТУПЛЕНИЕ В ПРЕНИЯХ
по уголовному делу в отношении П.

Защита не согласна с тем впечатление о П., какое старался создать государственный обвинитель. Допрашивая свидетелей о том, сбывал ли П. наркотические средства другим людям, обвинитель, тем самым исподволь обращает внимание суда на совершение П. каких-то еще и других преступлений. Вместе с тем никаких преступлений, кроме как рассматриваемых в данном суде П. вменено не было, показания указанных свидетелей в этой части, данные на предварительном следствии не стали основанием, для возбуждения дел по другим составам, поэтому их показания в этой части не могут служить для оценки личности П.

По смыслу ст.43 УК РФ, определяя вид и размер наказания за любое преступление, суд исходит из таких целей наказания, как восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

При этом ст.73 УК РФ устанавливает, что если достижение одной из целей наказания, а именно – исправление осужденного – возможно без реального отбытия им наказания, суд может назначить такому осужденному наказание условно, без реального отбытия им наказания.

Как видно из исследованных в судебном заседании материалов, П. не ведёт антисоциальный или паразитический образ жизни. Напротив, он работает, получает высшее образование, является донором крови, помогает родителям, положительно характеризуется. В составленных в отношении него характеристиках, в том числе и в характеристике участкового полиции, не имеется сведений о том, что он поддерживает отношения с лицами склонными к употреблению наркотиков, или что сам в настоящее время является лицом склонным к употреблению наркотическими средствами.

К тому же, как мы сами с вами видим, что П. ответственно относится к возможности наступления уголовно-правовых последствий связанных с совершенными им преступлениями. Находясь на подписке о невыезде, П. являлся на все следственные действия, и судебные заседания дал показания по обстоятельствам совершенным им преступлений. В период предварительного и судебного следствия, которые длятся уже около года, П. не допускал нарушения избранной ему меры пресечения, не привлекался ни к административной, ни к уголовной ответственности и не утратил социально полезных связей.

Полагаю, что такое поведение П. после совершения им преступлений позволяет применить в отношении него положения статей 64 УК РФ, то есть назначить наказание ниже низшего предела наказания предусмотренного ч.3 ст.228.1 УК РФ и ч.1 ст.228 УК РФ.

Поведение П. после совершенных им преступлений указывает, что уже в период следствия П. встал на путь исправления, то есть осознал всю противоправность преступлений в сфере оборота наркотических средств, самостоятельно перестал употреблять наркотические средства, не поддерживает отношения с лицами склонными к употреблению наркотических средств, не сбывает и не имеет желания сбывать наркотические средства.

Полагаю, что такое поведение обвиняемого свидетельствует о возможности его исправления без реального отбытия наказания и о назначении ему наказания с применением положений ст.73 УК РФ с возложением на него комплекса обязанностей позволяющих наиболее полно реализовать цели уголовного наказания.

Хотелось бы отметить, что как мы в этом убедились в ходе судебного следствия, П. живет в дружной и сплоченной семье, родители П. поддерживают его и положительно на него влияют. Полагаю, что родительский контроль, наряду с контролем специализированного государственного органа позволит П. в период испытательного срока полностью исправиться.

Прения адвоката по ст 158 ук рф

Защитительная речь адвоката. Законодатель не регулирует содержание судебных прений. УПК РФ содержит лишь указание на то, кто принимает участие в судебных прениях, содержит два запрета для выступающих в прениях сторон. Нельзя ссылаться на доказательства не рассмотренные в ходе судебного следствия ( ч. УПК РФ ). Председательствующий в процессе может остановить выступающего в случае, если тот ссылаются на обстоятельства, не имеющие отношения к рассматриваемому делу, в случае, если выступающий ссылается на доказательства, признанные в установленном порядке недопустимыми, согласно ст. УПК РФ). Аналогично разрешены вопросы судебных прений по гражданским делам и делам в арбитражных процессах. ГПК РФ определяет лиц, участвующих в судебных прениях, их представителей, первым в прениях выступает истец и его представитель, последняя реплика всегда за ответчиком и его представителем.

Прения по уголовному делу. Образец замечаний на протокол судебного заседания. Представление на помощника адвоката. Постановление об оплате труда адвоката. Трудовой контракт с юристом. Адвокатская тактика: Стратегия адвоката — иллюстрация КАК работает защитник по уголовному делу ст. Выступление адвоката — защитительная речь в прениях ст.

  1. Выступление в прениях защитника — это защитительная речь адвоката. Тема настоящей статьи – участие адвоката-защитника в прениях сторон по уголовному делу. Образцы заявлений, жалоб, ходатайств. Другие полезные материалы.
  2. Важно, чтобы речь адвоката в ходе прений была приобщена к уголовному делу в письменном виде. Видный судебный деятель П. Сергеич) в свое время настоятельно рекомендовал судебным ораторам писать свои речи от начала и до конца.
  3. Аннотация: Опубликовано : Защита по уголовному делу / Под ред. Итак, защитительная речь. Адвокат, выступающий в прениях, произносит речь, называемую защитительной.
  4. В материалах уголовного дела отсутствует как постановление о необходимости получения образцов крови у Шайхутдиновой, так и протокол.
  5. Посетители сайта часто просят предоставить возможность ознакомится с образцом речи (выступления) в прениях по уголовному делу. Выдержки из выступления адвоката Голубева в прениях по делу по обвинению по ст.

Ст. 1. 64 АПК РФ определяет, — первым в прениях выступает истец и его представитель, выступающие не вправе ссылаться на обстоятельства, которые судом не выяснялись, не исследовались, либо признаны недопустимыми, последняя реплика всегда за ответчиком и его представителем. Помимо указанных ограничений, адвокат самостоятелен в построении судебной речи. Существуют некоторые различия между выступлениями адвоката в судебных прениях по отдельным категориям дел. В арбитражном и гражданском процессах адвокат более оперирует, логически выстроенной системой доказательств, и эмоциональная сторона речи не имеет приоритетного значения. Иное дело, — защитительная речь адвоката в уголовном процессе, где помимо логически доказательственной части речи, большое значение имеет эмоционально- психологическое воздействие на слушателей, с целью убеждения в правоте своей позиции по делу. Особенно актуальна убедительность защитительной речи в выступлениях адвоката перед судом присяжных, т.

Защитительная речь адвоката в уголовном процессе напрямую зависит от позиции подсудимого по делу. Оправдательная, когда подсудимый не признает вины, и адвокат, на основе анализа доказательств по делу, убежден в полной невиновности подзащитного. Возможны варианты, когда адвокат, профессионально сознает, что виновность подсудимого доказана, но тот не признает вины, в этом случае, без альтернативно, адвокат обязан следовать позиции, избранной подзащитным, доказывая, вслед за ним то, что белая стена, совсем не белая, а черная, и тот, кто считает по иному, страдает обманом зрения. В противном случае, если адвокат не разделит позицию подсудимого, – налицо нарушение права на защиту, т. Аналогично этот вопрос разрешает п.

Кодекс профессиональной этики адвоката. Расхождения в позиции по делу между подсудимым и адвокатом быть не может, по принципу: «куда иголочка – туда ниточка», (адвокат – ниточка). Не просто принять решение о оспаривании самооговора подзащитного. По несовершеннолетним и лицам, страдающим физическими либо психическими недостатками, а также, лицам не владеющими языком, на котором ведется судопроизводство, в случаях, когда адвокат убежден в самооговоре – допустима позиция защиты, вопреки воли подзащитного. В иных случая, когда самооговор совершается под страхом расправы со стороны соучастников преступления, либо, из желания подзащитного принять вину на себя, с целью помочь уйти от ответственности соучастникам, в числе которых могут быть близкие подзащитного, решающая роль в принятии решения по избранной позиции принадлежит не адвокату. Решение об оспаривании самооговора адвокат должен принимать на основе детального изучения и анализа доказательств по делу, и доводы адвоката – доказательства самооговора, должны быть юридически безупречны.

Позиция переквалификации действий подсудимого по статье уголовного закона, предусматривающую меньшую ответственность за содеянное, когда подсудимый признает вину, но адвокат считает, что его действия неверно квалифицированы предварительным следствием. Общий принцип данной позиции, – она не должна ухудшать положения подзащитного. Позиция смягчения ответственности за содеянное, (позиция снисхождения ), когда подсудимый полностью признает вину, адвокат полагает, что достаточно доказательств, подтверждающих его виновность, но мера наказания должна быть минимальной, по санкции данной статьи, либо подсудимый заслуживает применения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, в соответствии с требованиями ст. Защитительная речь адвоката состоит из трех частей – вступление, основная часть речи, заключение.

Речь Адвоката В Прениях По Уголовному Делу Образец По Ст.105

Адвокат должен ясно представлять, готовясь к произнесению защитительной речи, о чем говорить, что говорить, как говорить. Необходимо определить предмет доказывания – основной тезис защитительной речи, методы и способы доказывания, правильно построить композиционно защитительную речь. Основная цель защитительной речи – убедить слушателей, ( судей, присяжных заседателей ), в правильности избранной по делу позиции адвокатом. Основными методами достижения этой цели являются: логически выстроенная система доказательственных доводов и эмоционально- психологическая убедительность аргументов защитительной речи. Основные требования к защитительной речи адвоката – конкретность, лаконичность формулировок, обоснованность выводов.

Известно образное высказывание Платона о том, что речь судебного оратора должна составлять в целом живое существо, голова, тело, руки, ноги, все это должно соответствовать своему назначению, и составлять единое целое. Когда нарушается логическая последовательность доводов защитительной речи, доводы вытекают из ложных посылок, – нарушается целостность восприятия картины происшедшего, утрачивается связь между фактами доказывания и конечными выводами позиции защиты. Вступление в защитительной речи преследует цель, – завладеть вниманием слушателей, расположить их к восприятию того, о чем намерен говорить оратор. Неуместен шаблон, который порой присутствует в речах наших адвокатов. Вряд ли, заинтересует слушателей адвокат, который произносит защитительную речь следующего содержания: — «Мой подзащитный обвиняется в том. Вина моего подзащитного полностью доказана.

Обращаю ваше внимание только на доказательства, характеризующие личность моего подзащитного, ранее не судимого, положительно характеризуемого по месту работы и в быту, имеющего на иждивении несовершеннолетнего ребенка. Прошу определить меру наказания не связанную с лишения свободы. На этот счет, были циркуляры Министерства Юстиции РСФСР. Доходило до абсурда, когда адвокат в вступительной части речи, клеймил позором такое, чуждое советскому строю явление, как кража, говорил о том, что лица расхищающие социалистическую собственность, подрывают основы благополучия советских людей, мешают им дружно идти в светлое завтра, и людям, посягнувшим на экономическую основу государства, нет место среди строителей коммунизма, одновременно, в последующем, тот же адвокат, горячо доказывал, что его подзащитный, не мало сделал для приближения светлого будущего, т. На одном из семинаров в г. Хабаровске в 1. 97.

В те времена, были нередки процессы над десидентами. В одном из процессов, этот адвокат, защищал механика ткацких станков чулочной фабрики, который очень хотел отбыть в землю обетованную, и пытался нелегально пересечь « железный занавес », за что был предан суду, как изменник родины, пытавшийся вывести за границу секреты советского текстильного производства, и разгласить их западным спец.

Очевидно, у властей были серьезные опасения, что секреты производства советских колготок, подорвут мощь экономики социалистического государства. В вступительной части защитительной речи адвокат сказал, что как гражданин Советского Союза, как член КПСС, он глубоко возмущен тем, что отдельные отщепенцы, предают нашу горячо любимую родину, выдают государственные секреты, и искренне возмущен поступком своего подзащитного, но как юрист- адвокат, он должен выполнить свою казенную миссию, и защищать этого человека, т. Советская, самая справедливая в мире Конституция, дает, даже таким, попавшим в сети буржуазной пропаганды, людям, как его подзащитный, право на защиту от предъявленного обвинения. В вступительной части защитительной речи уместно заинтриговать слушателей, выдвинуть тезис, способный привлечь внимание, привести цитату, применимую к рассматриваемому делу. Строгих рецептов здесь нет, а вариантов великое множество. Основная часть защитительной речи напрямую связана с позицией адвоката по делу.

Наиболее распространенная позиция защиты – смягчение ответственности за содеянное. Порою, адвокат в замешательстве, о чем говорить?

Подсудимый пять раз судим. Вину признает полностью. Доказательств виновности, более чем достаточно. Что положительного в этом человеке?

Выход есть всегда, как в том одесском анекдоте, когда в отдел кадров оборонного НИИ, пришел молодой человек для устройства на престижную, высоко оплачиваемую должность, и на вопросы кадровика отвечал, что он три раза судим за мошенничество, платит алименты трем женам, неоднократно лечился от наркомании, пять раз увольнялся ранее за прогулы. На вопрос: — что же у Вас положительного? Данный случай, вряд ли растрогал бы наших судей, но это пример тому, что в самых безнадежных ситуациях, всегда возможно отыскать малозаметные детали, и придать им плюсовую окраску. Это из серии, когда расшибают лоб, если попросят помолиться. Это усердие со знаком минус.

Поле деятельности для адвоката, в защитительной речи, по позиции снисхождения к подсудимому, при полному признании им вины и доказанности обвинения – необъемно. По высказыванию русского судебного деятеля А. Ф. Кони – Нет такого падшего и заблудшего человека, в защиту которого не нашлось бы слова сострадания — .

Подлежат анализу и доказыванию все части и пункты ст. УК РФ – обстоятельства смягчающие наказание, применительно к конкретному подсудимому. Обосновывая наличия каждого смягчающего вину обстоятельства, необходимо ссылаться на подтверждающие доказательства, исследованные в ходе судебного следствия.