Обращение взыскания на жилье

Обращение взыскания на жилье

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Обращение взыскания на заложенное по ипотеке единственное жилье заемщика

Поскольку заложенная квартира является единственным пригодным для постоянного проживания ответчика помещением, а в договоре займа не указано, что денежные средства получены на приобретение или строительство данной квартиры, капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, договор об ипотеке является недействительным:

Д.И. (истец) обратился в суд с иском к Л.П. (ответчик) о регистрации договора об ипотеке.

Ответчик Л.П. заявила встречный иск к ИП Д.И. о признании договора залога доли квартиры недействительным, просила в удовлетворении исковых требований Д.И. отказать.

Судом установлено, что ответчик Л.П. зарегистрирована в квартире № . другого жилого помещения не имеет, данная квартира является единственным пригодным для постоянного проживания Л.П. помещением.

При таких обстоятельствах обращение взыскания в данном случае возможно только, если квартира была заложена по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство таких или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры.

Однако в договоре займа не указано, что денежные средства получены на приобретение или строительство данной квартиры, капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее предоставленных, кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры. Судом установлено, что денежные средства были получены Л.П. по договору займа для оплаты обучения сына.

Таким образом, на 12 долю в квартире, принадлежащей Л.П. не может быть обращено взыскание, а следовательно данная доля не может являться предметом ипотеки. Поэтому договор об ипотеке, заключенный между истцом и ответчиком является недействительным ( Кассационное определение Кировского областного суда от 07 апреля 2011 года по делу № 33-1137)

Обласной суд не согласился с выводом суда о наличии оснований для обращения взыскания на заложенное имущество:

С выводом суда о наличии оснований для обращения взыскания на заложенное имущество согласиться нельзя по следующим основаниям.

Из пункта 1.5 кредитного договора следует, что кредит был взят ответчиком на потребительские цели.

Иного пригодного для постоянного проживания жилого помещения на территории г. Омска, за исключением жилого дома, у ответчика и членов его семьи не имеется.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права Г.Н. приобрела спорное жилое помещение до заключения кредитного договора, из чего следует, что взятые по кредитному договору денежные средства не были использованы для приобретения указанного дома, также отсутствуют доказательства подтверждающие, что кредит был взят для осуществления ремонта жилого помещения. ( Кассационное определение Омского областного суда от 4 августа 2010 г. N 33-4563/2010)

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Взыскание на единственное жилье должника

Отношение законодателя к частной собственности на жилье принципиально меняется в течение последних 25 лет.

С принятием Конституции РФ снят целый ряд ограничений на приобретение жилья в собственность, на пользование и распоряжение таким жильем. Ранее возможность владения и пользования жилыми домами, жилыми помещениями, принадлежащими гражданам на праве собственности, у совместно проживающих супругов и детей ограничивалась одним домом, квартирой под угрозой принудительной продажи жилья «сверх одного» (ст. 106, 107 ГК РСФСР).

В настоящее время законодательство по количеству приобретаемых в собственность жилых помещений и размеру этих помещений ограничений не содержит (ст. 213 ГК РФ).

Увеличению доли частного жилья в жилищном фонде Российской Федерации способствовало принятие Закона о приватизации жилых помещений, а также положение ст. 218 ГК, предусматривающей право члена жилищного и жилищно-строительного кооператива, полностью внесшего свой пай за квартиру, приобретать в собственность эту квартиру. Собственники жилья приобрели право сдавать его на возмездной основе за плату, определяемую соглашением сторон, без каких-либо ограничений в сумме. Раньше сдача внаем жилого помещения с оплатой, превышающей установленные пределы, квалифицировалась как использование жилья для извлечения нетрудовых доходов. Следствием этого могло явиться безвозмездное изъятие жилого помещения (ст. 131 ЖК РСФСР).

В результате динамично развивающихся в стране экономических правоотношений, гражданский оборот с каждым годом становится все более развитым, и все более распространенными становятся различные гражданско-правовые инструменты, в частности, кредиты и займы, все чаще и актуальнее встает вопрос возврата выданных кредитов и займов.

Один из самых надежных инструментов кредитора в борьбе с неплательщиком — это возможность обращения взыскания на имущество должника.

Согласно общему правилу, закрепленному в ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве», взыскание по исполнительным документам обращается в первую очередь на денежные средства должника в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе, находящиеся в банках и иных кредитных организациях.

В случае же отсутствия у должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя, взыскание обращается на иное принадлежащее должнику имущество.

При этом, согласно ст. 446 ГК РФ, к имуществу, принадлежащему гражданину-должнику на праве собственности, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам , относится жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением случаев, если имущество является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Таким образом, в этом случае закон защищает право должника на жилище.

Законодатель на сегодняшний день выработал четкую позицию в отношении обращения взыскания на жилые помещения: если оно в собственности и является единственным, обратить взыскание нельзя, а если является единственным, но при этом является также и предметом ипотеки, то можно.

К примеру, в постановлении № 11-П от 14.05.2012 года Конституционный суд РФ не признал положения ст. 446 ГПК РФ противоречащими Конституции РФ в силу того, что положения данной статьи направлены на защиту конституционного права на жилище не только самого гражданина-должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов.

Так, граждане обращались в суд по вопросу взыскания на доли в жилых помещениях, собственниками которых являлись их должники. Заявители предполагали возможность реализации их долей с публичных торгов, по той причине, что за время проведения исполнительного производства должники не внесли в счет погашения долгов каких-либо денежных средств, а все предпринятые судебными приставами меры не дали эффективного результата.

Суд подчеркнул, что обращение взыскания на такое жилое помещение (его части) должно осуществляться на основании судебного решения и лишь в том случае, если суд установит, что оно явно превосходит определенные законом нормативы, а доходы гражданина-должника несоразмерны его обязательствам перед кредитором.

Однако, данный судебный акт не отменяет положения о невозможности обращения взыскания на единственное жилье. Постановлением Конституционного Суда РФ абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ признан не противоречащим Конституции РФ, поскольку данное законоположение направлено на защиту конституционного права на жилище, а также на обеспечение государством достоинства личности, как того требует ст. 21 Конституции РФ, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав в соответствии со ст. 25 Всеобщей декларации прав человека, на обеспечение указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их, социально-экономических прав и в конечном счете — на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности.

Необходимо обратить внимание, что данным Постановлением федеральному законодателю предложено внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания, установить критерии, которые позволяли бы определить жилое помещение как явно превышающее по своим характеристикам указанный уровень (площадь помещения — общая и жилая, его конструктивные особенности, рыночная стоимость и т. д.), предусмотреть порядок обращения взыскания на него, а также уточнить перечень лиц, подпадающих под понятие «совместно проживающие с гражданином-должником члены его семьи».

Однако данные изменения федеральным законодателем пока не приняты.

Вместе с тем вышесказанное не свидетельствует о том, что у гражданина не может быть изъято из собственности жилое помещение, являющееся его единственным жилищем по иным основаниям, как на возмездной, так и на безвозмездной основе.

Согласно ч. 3 ст. 35 Конституции РФ принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Статья 32 ЖК определяет порядок обеспечения жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд. Частью 1 данной статьи установлено, что жилое помещение может быть изъято у собственника путем выкупа.

Частью 2 ст. 17 ЖК предусматривается возможность использовать жилье — наряду с проживанием — для индивидуальной предпринимательской или профессиональной деятельности (научные работники, писатели, надомные работники и т.п.). При этом необходимо соблюдать правила пользования жилым помещением.

Критериями, ограничивающими пределы осуществления такой деятельности, являются: соблюдение прав и интересов соседей, а также соблюдение требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических, требований по пользованию инженерным оборудованием в соответствии с техническими параметрами здания, уровню шума, излучения и иных требований законодательства.

Согласно ст. 293 ГК РФ использование собственником жилого помещения не по назначению может повлечь в установленном порядке принудительное его изъятие (ст. 235 ГК).

В частности, возможно изъятие жилья при нарушении ч.4 ст. 30 ЖК РФ, обязывающей собственника жилого помещения поддерживать его в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями, а также правила содержания общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме.

Последствием самовольных переустройства или перепланировка жилого помещения (ст. 29 ЖК) является продажа жилья на основании судебного решения с публичных торгов с выплатой собственнику вырученных от продажи средств за вычетом расходов на исполнение судебного решения (с возложением на нового собственника такого жилья обязанности привести его в прежнее положение).

Помимо изложенного, на основании норм Закона от 03.12.2012 № 230 — ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» органы прокуратуры вправе обратиться в суд с заявлением об обращении в доход Российской Федерации объектов недвижимости, в отношении которых должностным лицом не представлено сведений, подтверждающих их приобретение на законные доходы.

В этом случае, в отсутствие доказательств его приобретения на законные доходы, на основании части 2 ст. 235 ГК РФ, осуществляется принудительное изъятие у собственника имущества, которое допускается по решению суда, в доход РФ.

Отдел по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе

Могут ли забрать квартиру, единственное жилье за долги по кредиту?

Рассмотрим нюансы сложного вопроса – могут ли забрать единственное жилье, его долю за долги.

Также в настоящей статье рассмотрим изменение судебной практики по данному сложному вопросу за последние годы. Какова сумма долга, при которой изымут единственное жилье? Есть ли иные критерии для ответа на данный вопрос.

Может ли забрать банк единственное жилье за долги по кредиту

Накопление долгов у населения является причиной сложных судебных разбирательств, а возможная реализация имущества судебными приставами естественно встречает сопротивление среди неплательщиков. Особенно острыми являются ситуации, касаемые взыскания долга за счет продажи единственного жилья должника. Рассмотрим правовые аспекты, регулирующие условия и особенности изъятия единственного жилья.

В соответствии с Конституцией России каждый гражданин имеет право на жилище, и никто произвольно не может лишить его этого права.

ФЗ «Об исполнительном производстве» гласит, что взыскание по исполнительному документу обращается изначально за счет собственных средств должника. Если необходимые денежные средства отсутствуют, то погашение задолженности производится из вырученных денег после реализации принадлежащего должнику имущества.

Гражданский процессуальный кодекс РФ четко регламентирует, что взыскать по исполнительному документу нельзя следующее имущество должника, принадлежащее ему на праве собственности:

  • жилье, являющееся единственным пригодным для проживания объектом недвижимости, в котором зарегистрированы должник и его семья (исключение – объект залога по ипотечному кредиту);
  • земельный участок, если на нем расположено единственное жилье должника и совместно проживающих с ним членов семьи;
  • предметы индивидуального пользования и домашнего обихода (кроме украшений, драгоценностей и иных предметов роскоши);
  • имущество должника, в котором он нуждается в процессе своей профессиональной деятельности (если его стоимость менее 100 МРОТ);
  • деньги и продукты, общая сумма которых не превышает установленную величину прожиточного минимума, принадлежащие должнику и лицам, находящиеся у него на иждивении;
  • транспорт и другое имущество, которое крайне необходимо гражданину-должнику в связи с его инвалидностью;
  • награды, призы, почетные знаки должника;
  • рабочий, молочный и племенной скот и другие животные и кормовые культуры, хозяйственные постройки, не связанные с ведением предпринимательской деятельностью должника;
  • топливо для приготовления еды и отопления.

То есть статья 446 ГПК РФ разграничивает возможность взыскания единственного жилья должника: если оно принадлежит ему на праве собственности и является единственным, то взыскать по исполнительному документу нельзя, а если единственное, но имеется обременение по ипотеке, то можно.

Изменение судебной практики в отношении жилья должника

В ноябре 2015 года Пленумом Верховного суда РФ было выпущено постановление № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе судебного производства» относительно судебной практики, в том числе касающихся аспектов исполнительного производства в отношении имущества неплательщиков. В частности, данное постановление дает право арестовывать жилье должника вне зависимости, является оно для него и его семьи единственным или нет, и направлено на защиту интересов взыскателей.

Позиция судебных органов, знаменующая изменение практики взыскания

Если ранее суды были категоричны в рассмотрении дел по взысканию единственного жилья неплательщиков, то теперь опубликованный документ напрямую влияет на изменение судебной практики.

В данном вопросе имеются следующие нюансы:

  • вне зависимости от того, принадлежит ли жилой объект только должнику или же находится в совместной собственности нескольких лиц или членов семьи, арест накладывается на весь объект;
  • если объектом ареста является частный дом с земельным участком и неплательщик не имеет возможности выплатить задолженность в разумный срок, то часть земли будет вероятно отрезана (только та часть, которая по нормативам превышает установленную минимальную площадь участка, пригодного для проживания);
  • арестовать могут даже жилье, стоимость которого существенно превосходит размер долга, но лишь при неимении других активов.

Конституционный суд сегодня рассматривает несколько дел, по которым с ответчика-должника истец требует обращение взыскание на единственную квартиру или дом. Причем доля вынесенных отрицательных для ответчиков решений возрастает.

Между тем, возрастает и число рекомендаций Конституционного суда законодательным органам страны внести дополнения ст. 446 ГПК РФ, которые бы позволили изымать единственное жилье должников, но в то же время, защищали бы права граждан, чтобы те не оказались на улице, а могли получить временное или меньшее по площади жилье. К сожалению, каких-либо решений со стороны законодателя на этот счет так и не принято. Прояснения ситуации в законе так и нет.

Законодательные новации для уточнения требований по взысканию за счет жилья

С 2017 года на рассмотрении находится законопроект Минюста в отношении порядка обращения взыскания на единственное жилье, и который должен стать дополнением ГПК РФ. Данный проект вызвал сильный резонанс среди российских граждан. Его суть заключается в вероятном урезании или уменьшении жилой площади неплательщика до установленных законодательством минимальных норм. В различных субъектах федерации этот показатель может варьироваться от 14 до 18 кв. м. на человека.

По такому закону лишиться жилья (квартиры) могут российские граждане, стоимость жилплощади у которых покрывает размер просроченного долга перед кредиторами и ее площадь существенно выше действующих нормативов на одного человека. То есть среднестатистическая российская семья с двумя детьми может рассчитывать на квартиру с минимальной площадью от 56 до 75 кв. м.

При этом имеются некоторые ограничения по изъятию жилья:

  • квартира не может быть изъята, если ее площадь менее двукратной нормы предоставления жилья;
  • в текущем законопроекте Минюст предлагает распространить действие закона только на следующие категории должников: алиментщиков, тех, кто не возмещает ущерб, причиненный преступлением, вред здоровью или в связи со смертью кормильца. Таким образом, в списке долгов на сегодня отсутствуют кредитные обязательства;
  • обращение взыскания недопустимо, если размер требований кредитора по исполнительному производству несоразмерен стоимости жилья (если сумма требований к должнику, включая исполнительский сбор и расходы на совершение исполнительных действий, менее 5% от цены квартиры и сумма, которая подлежит передаче должнику после продажи жилья, свыше 50% от цены имущества, то обратить взыскание не получится).

Простыми словами, изъятие квартиры запрещено, если требования кредитора слишком малы по сравнению с ее рыночной ценой или, наоборот, слишком велики. На практике потребительские кредиты в отличие от ипотечных редко характеризуются большими суммами задолженности, и поэтому обращение взыскания на жилье таких заемщиков встречается нечасто.

Причин здесь несколько:

  1. Потребуется решение суда в отношении того факта, что долг является достаточным для ареста жилья и его продажи. К примеру, если долг перед банком составляет 300 тысяч рублей, а квартира стоит 2 миллиона, и должник приводит множество доводов скорейшего погашения займа, то существует высокая доля вероятности, что судебное решение будет вынесено не в пользу кредитора.
  2. На жилье может быть наложено обременение, которое серьезно ограничивает возможность его реализации. Такая процедура принесет банку много хлопот и дополнительных издержек.
  3. Арест и изъятие жилья – это один аспект, а его продажа уже второй. После реализации квартиры вырученная сумма пойдет на погашение долга, возмещение понесенных затрат по оценке, организации торгов. Часто из этой суммы заемщику выплачивается остаток средств, если цена квартиры больше его долга перед банком.

Резюмируя, можно сказать, что на сегодня изъятие единственного жилья по иску банка невозможно. Указанный выше законопроект Минюста России действительно содержит в статье 4 важное ограничение, которое не распространяет его требования на обязательства по кредитам и займам. Надеемся, что к моменту прохождения его до стадии закона, он в этой части не изменится.

Просрочка и обращение взыскания на предмет ипотеки

В судебной практике главной причиной выселения из квартир является длительная просрочка по договору ипотеки и растущий долг перед кредитором. В соответствии с законодательством (ст. 446 ГПК РФ), как уже было обозначено ранее, не имеет значения единственное это жилье для неплательщика и его семьи или нет.

Процесс обращения взыскания на единственную квартиру должника, которая является предметом договора ипотеки, выглядит следующим образом:

  1. Обращение банка-кредитора в судебные органы с требованием о взыскании долга заемщика по заключенному кредитному (ипотечному) договору и обращение взыскания на обремененное имущество.
  2. Рассмотрение исковых требований в суде.
  3. Удовлетворение предъявленных требований и определение способа реализации жилья.

Если арестованное и изъятое жилье не было продано через организованные торги, то оно переходит в собственность банка, который будет распоряжаться им по своему усмотрению.

При выселении не учитываются интересы социально-незащищенных категорий граждан – пенсионеров, инвалидов, несовершеннолетних детей, которые могут проживать или быть зарегистрированы в заложенной квартире.

Рассматривая дело об изъятии и реализации квартиры в ипотеке, суд может принять во внимание следующие факторы:

  • изменение кредито- и платежеспособности заемщика (из-за потери работы или ухудшения состояния здоровья);
  • желание решить вопрос в досудебном порядке (прошение банка об отсрочке платежа, рефинансировании кредита или реструктуризации задолженности).

Если будут доказаны факты, свидетельствующие о намерении заемщика погасить долг в ближайшее время, то суд отклонит исковые требования кредитора.

Особенности погашения долга за счет единственного жилья

Наложением ареста и процессом реализации жилья, принадлежащего собственнику-должнику, занимается ФССП (Федеральная служба судебных приставов), осуществляющая подобные действия исключительно на основании вынесенного судебного решения.

Забрать квартиру могут при наличии следующих долгов:

  • долг по договору ипотеки;
  • долг по алиментным обязательствам;
  • долг по коммунальным платежам.

Во втором и третьем случае объем накопившихся долгов должен быть соизмерим стоимости отчуждаемого жилья.

Права несовершеннолетних

Если в квартире прописаны и проживают несовершеннолетние дети, то продать такое жилье можно только при получении письменного разрешения от органов опеки и попечительства (впрочем это не касается предмета ипотеки). Данное ведомство проводит анализ и исследование материального положения семьи, а также рассматривает возможность приобретения альтернативного жилья.

Долги по коммунальным платежам и продажа квартиры

В зависимости от длительности задержек по оплате коммунальных услуг управляющие компании и ТСЖ могут использовать различные способы борьбы с неплательщиками, а именно:

  1. Предупреждение (устное или письменное).
  2. Начисление пеней или штрафа.
  3. Прекращение предоставления конкретных услуг, за которые должник не платит.
  4. Обращение в суд и к судебным приставам.
  5. Арест жилья и выселение проживающих с последующей его реализацией.

Препятствовать выселению могут такие причины, как:

  • наличие зарегистрированных в квартиру несовершеннолетних детей;
  • объективные причины возникновения долга;
  • приватизация социального жилья.

Предоставив в суд доказательства потери трудоспособности неплательщика или его вынужденной потери работы, должник может избежать выселения и в некоторых случаях уменьшить сумму задолженности.

Действующее законодательство допускает случаи, когда суд выносит решение об обращении взыскания квартиры в пользу кредитора. Исключениями здесь является так называемое «право единственного жилья», несоразмерность требований и стоимости жилья, а также регистрация несовершеннолетних лиц, не имеющих другой жилплощади.

Суд может вынести положительное решение по подобным делам в пользу взыскателей только в тех случаях, когда отсутствует альтернативный способ погашения образовавшегося долга, а заемщик демонстрирует полное отсутствие желания погашать долг, не имеет дохода или склонен к преступному поведению.

Единственное жилье не взыщут

По сообщению Министерства юстиции РФ, был доработан проект закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон “Об исполнительном производствеˮ», разработанный во исполнение постановления КС РФ. Так, госорган отмечает, что в СМИ данный проект был охарактеризован как «закон об изъятии единственного жилья», что существенно искажает его суть, поскольку законопроектом не предусматривается возможность лишения должника жилища.

Законопроектом изначально предполагалось, что вместо принадлежащего должнику единственного жилого помещения он приобретает иное жилье, пригодное для постоянного проживания должника и членов его семьи, но меньшее по площади, для чего ему выделяется из выручки от продажи жилого помещения, на которое обращено взыскание, денежная сумма, достаточная для приобретения нового жилья в том же кадастровом квартале.

Ранее этот законопроект прошел «нулевое чтение» в Общественной палате РФ. Тогда эксперты пришли к выводу, что изъятие жилья должника должно касаться «роскоши», а не «жилища».

На сайте министерства подчеркивается, что при доработке проекта были учтены основные предложения, поступившие от граждан в рамках общественного обсуждения. Более того, доработанный законопроект не предполагает обращения взыскания на единственное жилье в связи с задолженностью по кредитам и оплате услуг ЖКХ. Так, в связи с многочисленными обращениями граждан законопроектом предлагается дополнить п. 2 ст. 115 Семейного кодекса РФ положением, согласно которому размер неустойки может быть уменьшен судом с учетом материального и семейного положения лица, обязанного уплачивать алименты. Данное положение позволит лицам, обязанным уплачивать алименты, выплатить образовавшуюся у них задолженность по алиментам и неустойку, а также в дальнейшем своевременно и в полном объеме уплачивать алименты, уточняет министерство.

Дополнительно к правилу о том, что обратить взыскание можно лишь на такое единственное жилое помещение, которое по своему размеру и рыночной стоимости двукратно превышает площадь жилого помещения, рассчитанную с учетом нормы предоставления, и среднюю стоимость такого жилого помещения, предусматривается, что в любом случае размер такого помещения не должен быть менее 36 кв. м на одного человека.

Также в новой редакции законопроекта вместо минимального предела в 5% от стоимости жилья установлена минимальная сумма неисполненных обязательств должника (200 тысяч рублей), при наличии которой допускается обращение взыскания на единственное жилье. Кроме того, новым документом определяется, что взыскатель в любое время до реализации принадлежащего должнику жилого помещения вправе предоставить ему и членам его семьи иное пригодное для проживания жилое помещение.

По мнению партнера АБ «Хазов, Кашкин и партнеры» Евгения Тарасова, Минюст России не особо прислушался к критике, так как основа законопроекта осталась без изменений: по-прежнему низкая юридическая техника, громоздкие статьи, специфические поправки в СК РФ, которые требуют отдельного законопроекта. «Очень жаль, что Минюст не учел мнения о необходимости искового порядка обращения взыскания», – уточнил он.

У адвоката сложилось впечатление, что проект подготовлен для галочки. «На мой взгляд, неправильно ограничивать возможность обращения взыскания на единственное жилье только алиментами и возмещением вреда здоровью, так как распространены случаи, когда граждане владеют домами по 2000 кв. м, не исполняют решения суда, например, о возврате долга и не имеют иного имущества или денежных средств. Другое дело, что 36 кв. м на человека – это действительно мало, и граница обращения взыскания должна быть четко оговорена по сумме и сроку: по моему мнению, более 500 тысяч рублей и 6 месяцев неисполнения, так как сейчас законопроектом установлен срок более 5 дней», – отметил эксперт.

Евгений Тарасов считает, что Правительству РФ следовало бы поручить разработку законопроекта другому министерству или независимым экспертам, потому что изначальная концепция не выдерживает критики. Только работа с нуля, по его словам, может дать качественный и эффективный законопроект.

Адвокат АП Москвы Анна Минушкина указала на то, что положительные изменения в документе все же имеются, и они существенные. «Cчитаю, что законодателем обоснованно было ограничено обращение взыскания на единственно пригодное для проживания жилое помещение установлением минимальной квадратуры на человека в 36 кв. м, так как это защитит жилищные права одиноко проживающих граждан», – пояснила она.

Также, по ее словам, положительным дополнением является указание на размер задолженности, при которой обращение взыскания на единственное жилье будет невозможным, а именно 200 тысяч рублей и менее. В первоначальной же редакции таковая устанавливалась в размере 5% от стоимости жилья, что нарушало бы права тех лиц, которые проживают в поселках, небольших городках, где стоимость квартир очень низкая.

Но более радостным для адвоката является тот факт, что законодатель изменил формулировку одной из основных статей законопроекта, а именно ч. 1 ст. 447 ГПК РФ, которая содержит условия обращения взыскания. «Считаю, что указанная корректировка нормы законопроекта позволит избежать ее противоречивого применения на практике», – указала Анна Минушкина.

Однако наряду с этим остались неразрешенными другие, не менее важные вопросы, подчеркнула она. Например, по-прежнему обращать взыскание на жилое помещение и земельный участок можно будет на основании определения суда, а не на основании решения суда, что лишает участников судебного процесса ряда процессуальных гарантий, предусмотренных ГПК РФ.

Обращение взыскания на единственное жилье должника – деградация идеи ограничения исполнительского иммунитета

В соответствии со ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением.

Конституционность данного положения в свое время являлась предметом проверки Конституционного Суда Российской Федерации (см. постановление от 14.05.2012г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»). Конституционный Суд РФ признал существование имущественного (исполнительского) иммунитета в отношении жилого помещения не противоречащим Конституции РФ. При этом суд дал указание федеральному законодателю внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующего пределы действия иммунитета, в случае, когда по своим характеристикам соответствующий объект недвижимости явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности должника и членов его семьи в жилище.

Всего через 4 с половиной года во исполнение поручения Конституционного Суда Минюстом разработан проект закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «Об исполнительном производстве». Подробнее о его содержании можно прочитать в анонсе, размещенном на сайте КонсультантПлюс, там же доступен текст для скачивания. Касательно темы данного обсуждения мне в первую очередь интересно содержание статьи 4 законопроекта, которая разделила долги на две категории: 1) требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, и взыскании алиментов; 2) все остальные долги.

Применительно к первым не имеет значения момент возникновения задолженности – обращение взыскания на единственное жилье может быть осуществлено и по «старым» долгам.

Относительно второй категории порядок обращения взыскания применяется исключительно к тем обязательствам гражданина-должника, которые возникнут после дня вступления в силу закона (положение спорное, но, с моей точки зрения, достаточно справедливое – принимая на себя обязательства ранее, должник, пусть и не самый добросовестный, полагался именно на то правовое регулирование, которое существовало на момент возникновения обязательства, то есть более-менее обоснованно предполагал, что к его жилищу кредиторы не смогут предъявить претензий).

Иными словами, законопроект воплотил установленное Конституционным Судом РФ предписание ограничить исполнительский иммунитет в отношении единственного жилья должника исходя из его распространения только на тот уровень, который достаточен для удовлетворения разумной потребности должника и членов его семьи в жилище. Каким должен быть такой уровень и как именно должен работать механизм обращения взыскания – не предмет данного обсуждения. Главный посыл законопроекта был для меня в другом: правом на обращение взыскания на единственное жилье должника априори обладает ЛЮБОЙ кредитор.

Однако к настоящему времени в тексте законопроекта, размещенном на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов произошли необъяснимые изменения, которые полностью выхолостили как саму идею ограничения исполнительского иммунитета в отношении единственного жилья должника, так и прямое предписание Конституционного Суда. В новой редакции законопроекта (доступен для скачивания по этой ссылке), который, по всей видимости, и будет внесен в Государственную Думу, предусматривается, что его действие распространяется исключительно на отношения, связанные с принудительным исполнением требований по взысканию алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью, возмещению вреда в связи со смертью кормильца и возмещению ущерба, причиненного преступлением, независимо от времени возникновения указанных требований. По сути теперь законопроект устанавливает не ограничение исполнительского иммунитета в отношении единственного жилья, а лишь предоставляет дополнительную привилегию отдельным категориям взыскателей. Все остальные кредиторы, как говорится, в пролете.

Мне кажется, что в случае принятия закона в такой редакции вопрос о соответствии Конституции РФ абсолютного исполнительского иммунитета в отношении единственного жилья от требований иных кредиторов в скором времени вновь должен стать предметом разбирательства в Конституционном Суде.

Давайте вспомним, что само постановление от 14.05.2012г. № 11-П было вынесено в результате рассмотрения двух жалоб граждан, притязания которых на обращение взыскания на жилье должников основывались на договорах займа. В тексте постановления Конституционный Суд ни разу не дал повода усомниться в том, что ограничение исполнительского иммунитета должно иметь место вне зависимости от оснований возникновения задолженности. Позволю себе процитировать текст постановления:

Между тем положение абзаца второго части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации не содержит ориентиров для определения уровня обеспеченности жильем как разумно достаточного, что в настоящее время, в условиях развивающегося рынка жилья и изменения структуры жилищного фонда, может приводить к несоразмерному и не подкрепленному никакой конституционно значимой целью ограничению прав кредиторов в их имущественных отношениях с гражданами-должниками, а следовательно, нарушать баланс конституционно защищаемых интересов.

Отсутствие соответствующих ориентиров, а следовательно, возможности дифференцированного подхода при применении имущественного (исполнительского) иммунитета в отношении жилого помещения, принадлежащего на праве собственности гражданину-должнику и являющегося для него и членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания, не позволяет обратить взыскание по исполнительным документам на такие жилые помещения, размеры которых могут значительно превышать средние показатели, а стоимость может быть достаточной для удовлетворения имущественных притязаний взыскателя без ущерба для существа конституционного права на жилище гражданина-должника и членов его семьи.

Распространение на подобные жилые помещения безусловного имущественного (исполнительского) иммунитета означало бы не столько стремление защитить конституционное право гражданина-должника и членов его семьи на жилище, сколько соблюдение исключительно имущественных интересов должника в ущерб интересам взыскателя, а следовательно, — вопреки требованиям, вытекающим из статей 8 (часть 1), 34 (часть 1), 35 (часть 1) и 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 46 (часть 1) и 55 (часть 3), — нарушение баланса интересов должника и кредитора (взыскателя) как участников исполнительного производства».

Собственно говоря, единственное, что на мой взгляд, удержало Конституционный Суд от признания оспариваемой нормы не соответствующей Конституции РФ – более чем прогнозируемая возможность перекосов на местах в отсутствие (пусть даже и временном) законодательно установленных критерии разумной достаточности жилого помещения для удовлетворения потребностей в жилище. Можно признать, что суд тогда поступил дальновидно, учитывая, что даже в сложившейся по сути патовой для взыскателей ситуации возникают эксцессы вроде описанного в блоге Любови Кузнецовой.

Обращение взыскания на единственное жилье должника-гражданина

Никулинский районный суд города Москвы ответил на вопрос о том, можно ли обращать взыскание на жилое помещение, если оно является единственным жильем гражданина-должника. Ответ: да, даже в том случае, когда предмет обращения взыскания не находится в ипотеке (согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 446 ГПК, взыскание по общему правилу не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением случаев, когда такое жилое помещение является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание).

Решением Никулинского районного суда г. Москвы от 16.09.2016, а затем и апелляционным определением от 16.12.2016 года по делу № 33-31795/16 было обращено взыскание на ½ долю в праве собственности на квартиру, принадлежащую на праве собственности гражданину-должнику А., посредством продажи доли с публичных торгов. Спорные выводы в подходе, избранном судом по данному делу, не ограничиваются только самим фактом обращения взыскания, поэтому – обо всем по порядку.

Спорный вывод № 1: возможность обращения взыскания на жилое помещение, являющееся единственным для должника-гражданина.

Широкий резонанс в начале этого года получила новость о том, что Минюст уже обсуждает условия, при которых будет признаваться возможность обращения взыскания на единственное жилье. Соответствующий проект закона о внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс ‎Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» подготовлен. В частности, по проекту предполагается, что обратить взыскание можно будет на жилье, размер которого превышает двукратную норму предоставления жилплощади на должника и проживающих с ним членов семьи и только если: (i) у гражданина-должника нет денег и иного имущества, достаточных для удовлетворения требований взыскателя; (ii) зарплата и иные доходы должника несоразмерны его обязательствам в исполнительном производстве; (iii) нет явной несоразмерности между стоимостью единственного жилья и размером требований в исполнительном производстве (см., например http://regulation.gov.ru/projects#npa=59339).
Основной для такой законодательной инициативы является постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 мая 2012 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова». Это же постановление положено и в основу рассматриваемого судебного прецедента. Но одно дело – законодательная инициатива, совсем другое – «судебное творчество».

В решении Никулинского суда мотивировку судья полностью позаимствовал из постановления № 11-П. Основным аргументом стало то, что в соответствии с постановлением № 11-П «имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности жилого помещения (его частей) должен распространяться на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам (площадь помещения -общая и жилая, его конструктивные особенности, рыночная стоимость и т.д.) является разумно достаточными для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения».

При этом суд почему-то не учел, что КС РФ в названном постановлении «воздержался» от признания абзаца 2 пункта 1 статьи 446 ГПК неконституционным, отметив однако, что этим с федерального законодателя не снимается обязанность — исходя из Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций, изложенных в постановлении, — в целях обеспечения конституционного баланса интересов кредитора (взыскателя) и гражданина-должника в исполнительном производстве внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям). Другими словами, КС РФ указал на то, что изменения в подходе к обращению взыскания на жилое помещение, являющееся единственным для должника-гражданина, необходимы, но, с учетом большой социальной значимости вопроса, должны осуществляться на уровне федерального законодательства, взвешено и осторожно.

Суд же в нашем случае расценил иначе и применил сделанные КС РФ выводы непосредственно к рассматриваемым отношениям, используя к тому же собственный творческий подход.

Надо отметить, что с 29.12.2016 года в статью 79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» внесены изменения, прямо обязывающие суды, в частности, «… применять нормативный акт или отдельные его положения в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием». Но, во-первых, данные изменения еще не вступили в силу на дату рассматриваемого решения суда, во-вторых, КС РФ в любом случае прямо указал в постановлении № 11-П на необходимость нормативного изменения положений статьи 446 ГПК РФ.

Таким образом, обращать взыскание на жилое помещение, являющееся единственным жильем должника, используя при этом только толкование данное КС РФ в постановлении № 11-П, конечно, неправильно.

Спорный вывод № 2: обращение взыскания на ½ долю в праве собственности на квартиру.
Исходя из рассматриваемых решения суда и апелляционного определения, единственным собственником жилого помещения являлся сам должник, указанное имущество не находилось в общей долевой собственности. Такого объекта права, как ½ доля в праве собственности на квартиру вообще не существовало. Объектом права собственности должника являлось само жилое помещение. Как и почему суд решил, что можно обращать взыскание на ½ долю в праве остается непонятным.

Спорный вывод № 3: определение нормы жилой площади, исходя из учетной нормы (нормы нуждаемости), а не нормы предоставления.

Известно ведь, что в жилищном праве выделяются две категории норм площади жилого помещения: учетная норма и норма предоставления. Первая представляет собой минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется уровень обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения в целях их принятия на жилищный учет (Закон г. Москвы от 14.06.2006 N 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения». То есть данная норма релевантна при решении вопроса о нуждаемости гражданина в улучшении жилищных условий и постановки его в очередь на такое улучшение. Определять жилую площадь, которая подлежит сохранению за собственником жилого помещения и проживающих с ним лицами исходя из учетной нормы (что и сделал суд) значит не обеспечивать их разумно понимаемое социально значимое право на жилище, а грубо нарушать его, превращая указанных лиц в нуждающихся, по мнению государства, в предоставлении им большей жилой площади.

Будем надеется, что данное решение не устоит в вышестоящих судебных инстанциях.