Обращение взыскания на имущественные права должников

Содержание:

Верховный суд решал, когда можно обратить взыскание на имущественные права должника

Управляющая компания (УК) задолжала поставщику теплоэнергии больше 20 млн руб. Судебный пристав обратил взыскание на право УК получать деньги от расчетных центров, которые они собирают с жильцов за содержание многоквартирных домов и услуги ЖКХ. Компания оспорила действия сотрудника ФССП в суде, указав, что он ущемил не только ее интересы, но и поставщиков коммунальных услуг, с которыми ей нужно расплачиваться, а также жильцов, добросовестно вносящих платежи. Первая инстанция встала на сторону пристава, две другиеподдержали УК. В итоге дело дошло до Верховного суда.

Отдел УФССП по Свердловской области на основании трех исполнительных листов, выданных Арбитражным судом Свердловской области, возбудил производство по взысканию с УК «Пионер» задолженности на сумму 23,2 млн руб. в пользу МУП «Екатеринбургэнерго». Судебный пристав-исполнитель обратил взыскание на право должника получать платежи от расчетных центров «ЕРЦ – Финансовая логистика» и «ЕРЦ», с которыми УК заключила агентский договор. Их обязали перечислять 100% от сумм, подлежащих выплате должнику, на депозитный счет отдела УФССП (в дальнейшем пристав уменьшил размер отчислений до 80%).

Управляющая компания оспорила действия судебного пристава в АС Свердловской области (дело № А60-16325/2016), однако арбитраж счел их законными. Суд указал, что пристав обратил взыскание лишь на средства, подлежащие перечислению со счетов «ЕРЦ – Финансовая логистика» и «ЕРЦ» на счет УК, а не на все деньги, собранные ими с населения. Апелляция не согласилась с такими выводами. 17-й ААС отметил, что средства, собираемые расчетными центрами для УК, имеют целевое назначение – идут на оплату услуг по управлению многоквартирными домами, содержанию общедомового имущества и предоставлению коммунальных услуг жильцам. Обращение взыскания на эти деньги лишает управляющую компанию возможности исполнять обязательства по содержанию домов, рассчитываться с поставщиками электро-, водо- и теплоснабжения. Это может привести к нарушению интересов жильцов, которые добросовестно платят за капремонт и «коммуналку», указал 17-й ААС и удовлетворил иск УК. АС Уральского округа засилил решение апелляции.

Тогда судебный пристав и МУП «Екатеринбургэнерго» обратились с жалобами в ВС. Они сослались на то, что выводы апелляции и кассации относительно целевого характера средств, собираемых с жильцов платежными агентами, являются ошибочными. Эти деньги перечисляются агентами на банковский счет УК, и в дальнейшем она может тратить их по своему усмотрению. Установить цели, на которые они идут, невозможно, подчеркивают заявители. При этом обязательства перед контрагентами должник не исполняет: взыскателями по сводному исполнительному производству, помимо МУП «Екатеринбургэнерго», выступают ряд ресурсо- и энергоснабжающих организаций, для исполнения обязательств перед которыми УК «Пионер» и собирает деньги с населения. Судья Марина Пронина решила, что эти доводы заслуживают внимания, и передала кассационные жалобы на рассмотрение экономколлегии.

На заседании 2 августа представитель УК подчеркнула, что компания на сегодняшний день погасила 23-миллионную задолженность перед МУП «Екатеринбургэнерго» по трем исполнительным листам, выданным АС Свердловской области. Это обстоятельство подтвердили апелляция и кассация, которые встали на сторону УК, добавила юрист. Однако поскольку исполнительное производство в отношении УК является сводным (с компании взыскивают долги в пользу других контрагентов), его не прекратили. «Постановление об обращении взыскания на имущественное право должника выносилось в связи с тремя этими исполнительными листами», – уточнил у представителя ФССП судья Анатолий Першутов. «Да, – подтвердил тот. – Но если какие-то документы выпадают из сводного исполнительного производства, действие постановления пристава не прекращается». «Тройка» ВС, посовещавшись, оставила акты апелляции и кассации без изменения, а жалобы пристава и «Екатеринбургэнерго» – без удовлетворения. Таким образом, обращение взыскания на имущественное право должника признали незаконным.

Статья 75. Обращение взыскания на имущественные права

1. В рамках исполнительного производства взыскание может быть обращено на принадлежащие должнику имущественные права, в том числе:

1) право требования должника к третьему лицу, не исполнившему денежное обязательство перед ним как кредитором (далее — дебитор), в том числе право требования по оплате фактически поставленных должником товаров, выполненных работ или оказанных услуг, по найму, аренде и другим (далее — дебиторская задолженность);

2) право требования в качестве взыскателя по исполнительному документу;

3) право на аренду недвижимого имущества;

4) исключительное право на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации, за исключением случаев, когда в соответствии с законодательством Российской Федерации на них не может быть обращено взыскание;

5) право требования по договорам об отчуждении и использовании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации;

6) принадлежащее лицензиату право использования результата интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации;

7) иные принадлежащие должнику имущественные права.

2. Взыскание на принадлежащие должнику исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, право использования результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, а также на имущественные права в отношении третьих лиц обращается с соблюдением правил, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации.

2.1. Обращение взыскания на принадлежащее должнику право получения денежных средств производится в порядке, установленном статьей 76 настоящего Федерального закона для обращения взыскания на дебиторскую задолженность.

3. Правительством Российской Федерации могут быть установлены особенности обращения взыскания на отдельные виды имущественных прав.

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 4 августа 2017 г. N 309-КГ17-536 Судебные акты об отказе в признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя и постановления об обращении взыскания на имущественное право должника оставлены без изменения, поскольку служба судебных приставов отменила оспариваемое постановление после признания его судом апелляционной инстанции незаконным

Резолютивная часть определения объявлена 2 августа 2017 года.

Полный текст определения изготовлен 4 августа 2017 года.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Прониной М.В.,

судей Першутова А.Г., Тютина Д.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела по исполнению особых исполнительных производств Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области Безусовой Елены Николаевны (далее — судебный пристав) и муниципального унитарного предприятия «Екатеринбургэнерго» (далее — МУП «Екатеринбургэнерго») на постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.08.2016 и постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14.12.2016 по делу N А60-16325/2016 Арбитражного суда Свердловской области

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Пионер» (далее — управляющая компания) к судебному приставу о признании незаконными действий и постановления от 11.05.2016 об обращении взыскания на имущественное право должника (с учетом уточнения заявленных требований),

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены муниципальное унитарное предприятие «Екатеринбургэнерго» (взыскатель по исполнительному производству) (далее — предприятие «Екатеринбургэнерго»), общество с ограниченной ответственностью «ЕРЦ — Финансовая логистика» (далее — общество «ЕРЦ — Финансовая логистика»), общество с ограниченной ответственностью «Единый Расчетный Центр» (далее — общество «ЕРЦ»), Управление Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области (далее — служба судебных приставов),

В заседании приняли участие представители:

от Межрайонного отдела по исполнению особых исполнительных производств Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области и Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области — Биченков А.В.;

от общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Пионер» — Гуркова Н.В.;

от общества с ограниченной ответственностью «Единый Расчетный Центр» — Ярополова М.А.

Представители муниципального унитарного предприятия «Екатеринбургэнерго» и общества с ограниченной ответственностью «ЕРЦ — Финансовая логистика» в судебное заседание не явились, надлежащим образом извещены о времени и месте судебного разбирательства, и их неявка в силу части 5 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не препятствует рассмотрению дела.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Прониной М.В., выслушав доводы представителя Межрайонного отдела по исполнению особых исполнительных производств Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области и Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области по кассационной жалобе, возражения представителя управляющей компании по кассационной жалобе и выступление представителя общества «ЕРЦ», Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

межрайонным отделом по исполнению особых исполнительных производств Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области (далее — отдел судебных приставов) на основании исполнительных листов, выданных Арбитражным судом Свердловской области, возбуждены исполнительные производства NN 8084/16/66062-ИП, 8083/16/66062-ИП и 6505/16-66062-ИП по взысканию с управляющей компании задолженности в сумме 23 294 672 рублей 59 копеек в пользу предприятия «Екатеринбургэнерго», которые объединены в сводное исполнительное производство.

Судебным приставом 04.04.2016 вынесено постановление об обращении взыскания на имущественное право управляющей компании на получение платежей от общества «ЕРЦ — Финансовая логистика» и общества «ЕРЦ» по агентскому договору от 01.03.2011 N 55.

Данным постановлением названные общества обязывались осуществлять перечисление денежных средств в размере 100 процентов от сумм, подлежащих в соответствии с условиями агентского договора перечислению управляющей компании, в пределах общей суммы задолженности 23 294 672 рублей 59 копеек на депозитный счет отдела судебных приставов.

Впоследствии судебным приставом принято постановление от 11.05.2016 об обращении взыскания на имущественное право организации-должника, которым ранее вынесенное постановление от 04.04.2016 отменено. Общество «ЕРЦ — Финансовая логистика» и общество «ЕРЦ» обязывались перечислять на депозитный счет отдела судебных приставов денежные средства в размере 80 процентов от сумм, подлежащих в соответствии с условиями агентского договора перечислению управляющей компании, в пределах общей суммы задолженности в размере 32 572 459 рублей 78 копеек.

Управляющая компания оспорила указанные действия и постановление от 11.05.2016 в арбитражный суд.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 17.05.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Суд, руководствуясь статьями 154, 162 Жилищного кодекса Российской Федерации, статьями 68, 69, 75, 76, 83 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве), пришел к выводу о законности и обоснованности действий и постановления судебного пристава об обращении взыскания на имущественное право управляющей компании.

Суд учел, что согласно договору от 01.03.2011 N 55 общество «ЕРЦ — Финансовая логистика» и общество «ЕРЦ» в интересах управляющей компании обеспечивают получение и последующее распределение денежных средств, причитающихся управляющей компании в качестве платы за содержание жилых помещений. Обращение взыскания произведено судебным приставом только на право получения денежных средств, подлежащих перечислению со счетов указанных лиц на счет управляющей компании, а не на все средства, собранные с населения.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.08.2016 решение суда первой инстанции отменено. Признаны незаконными действия судебного пристава-исполнителя по обращению взыскания на имущественное право организации-должника, а также постановление судебного пристава-исполнителя от 11.05.2016 об обращении взыскания на имущественное право должника, как не соответствующее Федеральному закону от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве). Суд обязал судебного пристава устранить допущенные нарушения прав и законных интересов управляющей компании.

Суд апелляционной инстанции отметил, что денежные средства, собираемые с населения обществом «ЕРЦ — Финансовая логистика» и обществом «ЕРЦ» в пользу управляющей компании, имеют целевое назначение и подлежат направлению на оплату работ и услуг по управлению многоквартирными домами, по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества многоквартирных домов, по предоставлению коммунальных ресурсов (теплоснабжение, горячее водоснабжение, электроснабжение), потребителем которых является население.

Обращение взыскания на имущественное право управляющей компании по договору от 01.03.2011 N 55 лишает ее возможности исполнять обязательства по содержанию жилых помещений, осуществлять расчеты с контрагентами за предоставленные услуги, в том числе услуги по электро-, водо- и теплоснабжению. Это может привести к существенному нарушению интересов жильцов многоквартирных домов, которые добросовестно вносят плату за жилое помещение и коммунальные услуги.

Арбитражный суд Уральского округа постановлением от 14.12.2016 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения. Суд кассационной инстанции поддержал позицию суда апелляционной инстанции, отметив, что применение меры принудительного исполнения в виде обращения взыскания на имущественное право должника, исходя из смысла пункта 3 части 3 статьи 68, части 2.1 статьи 75 Закона об исполнительном производстве, может быть произведено в отношении денежных средств, находящихся у платежного агента, лишь в той части, в которой на них может претендовать управляющая компания.

Судебная коллегия отмечает следующее.

В целях надлежащего исполнения возбужденного исполнительного производства статья 68 Закона об исполнительном производстве предусматривает меры принудительного исполнения, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащих взысканию по исполнительному документу.

В соответствии с пунктом 3 части 3 статьи 68 Закона об исполнительном производстве мерой принудительного исполнения является обращение взыскания на имущественные права должника, в том числе на право получения платежей по исполнительному производству, в котором он выступает в качестве взыскателя, на право получения платежей по найму, аренде, а также на исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, права требования по договорам об отчуждении или использовании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации, право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, принадлежащее должнику как лицензиату.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 9 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016) указал, что само по себе принятие судебным приставом-исполнителем постановления об обращении взыскания на имущественное право управляющей организации на получение денежных средств, поступающих от собственников помещений платежному агенту, не противоречит действующему законодательству.

Таким образом, действия судебного пристава не противоречили Закону об исполнительном производстве.

Между тем в судебном заседании Судебной коллегии представитель службы судебных приставов и отдела судебных приставов сообщил, что оспариваемое постановление судебного пристава от 11.05.2016 отменено. В сентябре 2016 года принято новое постановление об обращении взыскания на имущественное право управляющей компании на получение денежных средств от обществ «ЕРЦ — Финансовая логистика» и «ЕРЦ» по агентскому договору. Названные общества обязаны перечислять на депозитный счет службы судебных приставов денежные средства в размере 50 процентов от сумм, подлежащих перечислению управляющей компании. Данное постановление управляющей компанией не оспорено.

Представитель управляющей компании подтвердил отмену постановления судебного пристава от 11.05.2016 и принятие нового постановления, а также сообщил, что задолженность по исполнительным производствам NN 8084/16/66062-ИП, 8083/16/66062-ИП и 6505/16-66062-ИП погашена.

Представитель службы судебных приставов этот довод не опроверг.

В соответствии с частью 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных актов в порядке кассационного производства являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Оспариваемое постановление от 11.05.2016 было отменено после признания его незаконным судом апелляционной инстанции, то есть фактически служба судебных приставов согласилась с выводами суда.

Судебная коллегия полагает, что указанное обстоятельство не позволяет на уровне Верховного Суда Российской Федерации принять иной судебный акт, поскольку это противоречит принципу правовой определенности.

Кроме того, должником исполнено обязательство (погашен долг) по исполнительным производствам, для исполнения которых судебным приставом было обращено взыскание на имущественное право управляющей компании.

С учетом установленных обстоятельств судебная коллегия полагает, что основания для отмены или изменения обжалуемых судебных актов, предусмотренные статьей 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отсутствуют.

Кассационные жалобы заявителей подлежат оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.08.2016 и постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14.12.2016 по делу N А60-16325/2016 Арбитражного суда Свердловской области оставить без изменения.

Кассационные жалобы судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела по исполнению особых исполнительных производств Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области Безусовой Елены Николаевны и муниципального унитарного предприятия «Екатеринбургэнерго» — без удовлетворения.

При обращении взыскания на имущественное право в порядке исполнительного производства замена должника недопустима

Обязанность принципала погасить долг нельзя переложить на агента, даже если убытки возникли из-за действий последнего. Также нельзя наказать агента за неисполнение такой обязанности. К этому выводу пришел ВС РФ в Определении от 06.11.2015 № 301-ЭС15-6372 по делу № А31-4495/2014.

Поставщик тепловой энергии и горячей воды (далее — взыскатель, истец) на объекты теплопотребления — многоквартирные жилые дома обратился в суд с иском к управляющей компании (далее — должник, управляющая компания) в связи с тем, что последняя не производила оплату в полном объеме. Выиграв дело и получив исполнительный лист, взыскатель направил его в отдел Федеральной службы судебных приставов РФ.

Судебный пристав — исполнитель возбудил исполнительное производство в отношении общества-должника о взыскании с него денежных средств в пользу взыскателя. Однако выяснилось: у должника отсутствуют денежные средства на расчетных счетах в банках и имущество, за счет которых можно было бы произвести исполнение. Однако судебный пристав — исполнитель также обнаружил, что должнику принадлежит имущественное право из агентского договора с третьим лицом — расчетным центром. По соглашению между должником и расчетным центром (далее также — агент, ответчик) последний должен был получать плату от собственников жилых помещений за оказанные принципалом услуги и ежедневно перечислять поступившие денежные средства принципалу. Судебный пристав — исполнитель обратил взыскание на указанное имущественное право. Расчетному центру была вменена обязанность перечислять 60% денежных средств, причитающихся должнику в соответствии с агентским договором, на расчетный счет службы судебных приставов до погашения имеющейся задолженности. Агент указанное требование не исполнил, напротив, вместо этого по указанию должника передал все полученные средства сторонним лицам. Взыскатель посчитал, что действия расчетного центра причинили ему убытки, и обратился в суд, требуя от агента возместить их.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции иск взыскателя удовлетворил.

По мнению расчетного центра, агент был не вправе игнорировать указания принципала, потому что в таком случае действия агента не соответствовали бы условиям заключенного договора. Также ответчик обратил внимание суда на тот факт, что исполнительное производство в настоящее время не окончено и возможность взыскать денежные средства с должника еще есть. Но суд не согласился с доводами представителя расчетного центра. Законные требования судебного пристава — исполнителя обязательны и подлежат неукоснительному исполнению (п. 1 ст. 6 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», далее — Закон № 229-ФЗ). Расчетный центр должен был перечислить 60% полученных по агентскому договору средств на счет службы судебных приставов, но своей обязанности не исполнил. Кроме того, он совершил противоправные действия, перечислив полученные денежные средства сторонним лицам по указанию должника, чем причинил убытки взыскателю. Суд признал доказанным наличие убытков и взыскал их с ответчика.

В апелляции решение было отменено. Для применения мер гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков необходимо наличие состава правонарушения, включающего наступление вреда, противоправность поведения и вину причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и наступившими у истца неблагоприятными последствиями, доказанность размера ущерба (ст. 15, 16, 1064 ГК РФ). Суд первой инстанции не учел, что исполнительное производство в отношении должника не было прекращено и истец не использовал все меры, предусмотренные Законом № 229-ФЗ. Следовательно, нельзя было говорить об утрате реальной возможности взыскать убытки с должника из-за действий его агента.

Кроме того, истец не доказал, что у должника в будущем не появится возможность перечислить денежные средства в счет погашения требований взыскателя. Должник также не находится в стадии ликвидации либо банкротства. Таким образом, истец не доказал весь состав элементов, необходимых для возложения на ответчика обязанности по возмещению убытков. Сумма, взыскиваемая истцом, не являлась убытками для него, поскольку исполнительное производство не было завершено, а значит, истец имел возможность получить долг с должника.

Суд округа отменил апелляционное определение и оставил в силе решение суда первой инстанции. Вывод об отсутствии причинно-следственной связи между утратой денежных средств принципала, причитающихся ему по агентскому договору, и незаконным уклонением расчетного центра от выполнения требования судебного пристава — исполнителя суд признал ошибочным. Агент был обязан перечислить денежные средства, из которых могли быть удовлетворены требования истца. Таким образом, незаконное бездействие расчетного центра причинило взыскателю убытки.

Ссылку апелляционной инстанции на неоконченность исполнительного производства суд округа также посчитал необоснованной, поскольку суд первой инстанции установил, что ни должник, ни ответчик не представили в материалы дела доказательства, свидетельствующие о том, что имеется реальная возможность удовлетворить требования взыскателя в рамках исполнительного производства. Данный вывод суд апелляционной инстанции не опроверг: он был сделан в том числе на основании представленных судебным приставом — исполнителем документов, подтверждающих, что у должника отсутствуют соответствующие денежные средства и имущество для выполнения требований взыскателя.

Позиция верховного суда

ВС РФ отменил решение суда первой инстанции и постановление суда округа, оставив в силе постановление апелляционного арбитражного суда.

Суды первой и кассационной инстанций (далее — суды) пришли к выводу, что убытки истца возникли в результате деликта, совершенного ответчиком, который причинил вред взыскателю тем, что не исполнил требование судебного пристава — исполнителя. Однако, признавая расчетный центр лицом, ответственным за причинение убытков, суды не дали должной правовой оценки спорным правоотношениям и не установили всех условий, необходимых для привлечения ответчика к деликтной ответственности. Так, суды посчитали, что противоправность действий ответчика выражается в неисполнении постановления судебного пристава — исполнителя. Однако не учли, что исполнительное производство, в рамках которого это постановление было вынесено, возбуждалось в отношении должника на основании исполнительных листов о взыскании с него денежной суммы в пользу истца как взыскателя. Ответчик должником по указанному исполнительному производству не являлся.

Взыскателем признается гражданин или организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный документ. Должником является гражданин или организация, обязанные по исполнительному документу совершить определенные действия (передать денежные средства и иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты) (ч. 3 ст. 49 Закон № 229-ФЗ). Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее — Судебная коллегия) подтвердила, что при наложении взыскания на имущественные права должника (право получения денежных средств по агентскому договору) судебный пристав — исполнитель обоснованно руководствовался положениями Закона № 229-ФЗ. В данном случае он принимал во внимание тот факт, что на счет должника могут поступить денежные средства от ответчика, с помощью которых возможно будет исполнить обязанности должника перед взыскателем. Норма Закона № 229-ФЗ, позволяющая наложить взыскание на имущественное право должника, направлена на расширение мер принудительного исполнения судебных актов, в том числе за счет указанных прав. Вместе с тем эта мера не позволяет заменить самого должника в исполнительном производстве на другое лицо, которое станет ответственным за исполнение судебных актов о взыскании с должника денежной суммы. Истец же связывал причинение вреда с неисполнением принятых в его пользу судебных актов. Таким образом, если нельзя заменить в исполнительном производстве должника на расчетный центр, то и агент не мог причинить истцу вред (в размере долга принципала-должника перед взыскателем) своими действиями.

Приняв во внимание, что исполнительное производство не было завершено, а должник не находится на стадии ликвидации или банкротства, Судебная коллегия согласилась с выводом суда апелляционной инстанции о том, что судебным приставом — исполнителем не исчерпаны все предусмотренные Законом № 229-ФЗ меры, направленные на взыскание задолженности с должника.

Таким образом, оснований признавать ответчика лицом, причинившим вред истцу, у судов не имелось. Кроме того, при рассмотрении дела не было доказано наличие свей совокупности условий для привлечения агента к деликтной ответственности.

§ 2. Обращение взыскания на имущественные права должника

Вопрос с местом данной меры принудительного исполнения остается неопределенным. Статья 68 Закона об исполнительном производстве относит ее к самостоятельной мере. В то же время нормы, регулирующие обращение взыскания на имущественные права должника (ст.

Интересно соотношение рассматриваемой меры с обращением взыскания на доходы должника-гражданина. Представляется, что обращение взыскания на доходы должника-гражда- нина является особым, но частным случаем обращения взыскания на имущественные права должника. Оно обладает самостоятельным регулированием лишь в силу особых социальных последствий, которые могут наступить при нарушении прав должника, поскольку, как правило, обращение взыскания производится на единственный источник существования. При этом сами доходы могут относиться как к сфере регулирования трудового права (заработная плата), гражданского права (вознаграждение авторам результатов интеллектуальной деятельности — ч. 1. ст. 99 Закона об исполнительном производстве), права социального обеспечения (пенсия) и других отраслей права.

Ввиду вышеизложенного, в исполнительном производстве (как комплексной отрасли права) понятие имущественных прав нельзя рассматривать только с точки зрения гражданского права.

Объектом обращения взыскания является именно право как возможная мера поведения. Основной ценностью выступает возможность (реальная или потенциальная) получения каких- либо благ от лица, связанного корреспондирующей праву обязанностью. При этом взыскание обращается именно на имущественное право, а не на объект такого права (вещи, деньги, интеллектуальная собственность), поскольку как только в ведении должника появляются соответствующие объекты, имущественное право прекращается исполнением. При появлении собственно объектов прав взыскание на них обращается уже в порядке, предусмотренном ст. 69 Закона об исполнительном производстве.

Таким образом, под имущественными правами в исполнительном производстве будут пониматься любые права, предоставляющие возможность получения каких-либо материальных (имущественных) благ, вне зависимости отрасли права, регулирующей порядок и основания такого получения.

Однако, исходя из положений ст. 68 Закона об исполнительном производстве и определенной специфичности в применении, впредь до внесения изменений в законодательство, мы будем рассматривать обращение взыскания на имущественные права как самостоятельную меру принудительного исполнения.

Несмотря на самостоятельность данной меры принудительного исполнения, к ней субсидиарно будут применяться правила, используемые при обращении взыскания на имущество должника (например, нормы о порядке наложения ареста), с учетом природы и особенностей имущественных прав, выступающих в качестве объекта взыскания.

Примером специфичности могут быть ситуации, когда имущественное право неразрывно связано с личностью управомоченного лица: право на получение алиментов, возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью, право владеть и пользоваться имуществом, предоставленным по договору аренды.

Таким образом, процедура обращения взыскания на имущественные права должника будет включать в себя следующие действия:

1. Арест имущественных прав, который заключается в запрете распоряжаться такими правами: передавать иным лицам (кроме случаев универсального правопреемства), отказываться, новвировать, соглашаться на получение отступного, прекращать зачетом, менять (изменять) объект прав и тому подобное. Возможно также и составление акта описи, посредством указания в нем всех правоустанавливающих документов, подтверждающих наличие и/или возникновение данных имущественных прав.

Если правоотношение, содержанием которого является право должника, носит относительный характер, то запреты на распоряжение распространяются также и на вторую сторону таких отношений (например на дебитора), о чем она в обязательном порядке извещается судебным приставом-исполнителем. При этом результат исполнения обязательства по такому правоотношению также должен передаваться напрямую судебному приставу-исполнителю, а не управомоченному в силу гражданского права лицу. Такой результат тоже будет подвергаться обращению взыскания.

2. Оценка имущественных прав (за исключением дебиторской задолженности, не реализуемой на торгах) в обязательном порядке осуществляется только специалистом-оценщиком, привлекаемым постановлением судебного пристава-исполнителя в течение одного месяца со дня обнаружения таких прав (п. 3 ч. 2 ст. 85 Закона об исполнительном производстве).

3. Хранение документов, подтверждающих наличие и объем имущественных прав должника, может осуществляться в подразделении судебных приставов при условии обеспечения их сохранности (ч. 2 ст. 86 Закона об исполнительном производстве). Также по усмотрению судебного пристава документы могут быть оставлены.

4. Реализация прав заключается в смене их субъекта, в порядке сингулярного правопреемства. Однако здесь имеются свои особенности в зависимости от характера прав.

В случае, если право носит денежный характер (право на получение денежных средств в силу сделки, исполнительного документа), обращение взыскания на них производится в порядке, установленном для обращения взыскания на дебиторскую задолженность (ч. 2.1. ст. 75, ч. 2 ст. 76 Закона об исполнительном производстве). В остальных случаях реализация имущественных прав осуществляется только на торгах в форме открытого аукциона (ч.

Статья 75 Закона об исполнительном производстве содержит открытый перечень прав, на которые судебный пристав- исполнитель может обращать взыскания. При этом процедура обращения взыскания на каждое из перечисленных прав будет иметь свои особенности.

1. Под дебиторской задолженностью понимаются денежные права — требования должника к третьим лицам, не исполнившим денежное обязательство перед ним как кредитором (дебитор), в том числе право требования по оплате фактически поставленных должником товаров, выполненных работ или оказанных услуг, по найму, аренде и др.

Обращение взыскания на дебиторскую задолженность производится:

— при наличии согласия взыскателя — путем внесения (перечисления) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов;

— при отсутствии согласия взыскателя или невнесении (неперечислении) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов — путем продажи дебиторской задолженности с торгов.

Судебный пристав-исполнитель своим постановлением обязывает дебитора исполнять соответствующее обязательство путем внесения (перечисления) денежных средств на указанный в постановлении депозитный счет подразделения судебных приставов, а также запрещает должнику изменять правоотношения, на основании которых возникла дебиторская задолженность (ст. 76 Закона об исполнительном производстве).

В акте об аресте дебиторской задолженности судебный пристав-исполнитель указывает перечень документов, подтверждающих наличие дебиторской задолженности. В случае необходимости производятся изъятие указанных документов и передача их на хранение.

Со дня получения дебитором уведомления о наложении ареста на дебиторскую задолженность и до дня реализации прав требования или получения дебитором уведомления о переходе прав требования к новому кредитору дебитор не вправе изменять правоотношения, на основании которых возникла дебиторская задолженность.

На практике также может иметь место выявление так называемой «черной» дебиторской задолженности, подтверждаемой отдельными документами, но не нашедшей отражение в бухгалтерском учете должника. Поскольку бухгалтерский учет не имеет правоустанавливающего значения для имущественных прав, то отсутствие такого учета не препятствует аресту и дальнейшему обращению взыскания на так называемую «черную» дебиторскую задолженность.

Дебиторская заложенность не реализуется посредством торгов при наличии согласия взыскателя обращать взыскание на такую задолженность путем внесения (перечисления) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов (ч. 2 ст. 76 Закона об исполнительном производстве).

2. В ходе изучения банка данных в исполнительном производстве (ст. 6.1 Закона об исполнительном производстве), судебный пристав-исполнитель может установить, что должник также обладает правом требования в качестве взыскателя по другому исполнительному документу. Представляется, что в силу личного и социального характера невозможно обращение взыскания на права требования по исполнительным документом, выданным по итогам разрешения дел о взыскании платежей, указанных в ст. 101 Закона об исполнительном производстве. В то же время допускается обращение судебным приставом взыскания на права требования различных бюджетов и бюджетополучателей по исполнительным документам о взыскании денежных средств с частных лиц, минуя требования гл. 24.1 Бюджетного кодекса РФ.

3. Право на аренду недвижимого имущества может оказаться достаточно ценным ввиду ограниченности объектов аренды. Например, значительный интерес может иметь принадлежащее должнику право аренды торговых или складских помещений, удобно расположенных в центре города или вблизи транспортных узлов. Однако в силу того, что личность арендатора может иметь значение для арендодателя, а также встречного характера обязательств по договору аренды, обращение взыскания на право аренды возможно только с согласия арендодателя.

4. Последнее время большую ценность приобретает исключительное право на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации. Определение исключительных прав содержится в ст. 1226, 1229 ГК РФ. Конкретный перечень исключительных прав относительно различных видов интеллектуальной собственности содержится в соответствующих главах раздела VII ГК РФ (ст. 1270, 1317, 1324, 1330, 1334, 1339, 1358, 1421, 1454, 1466, 1474, 1484, 1519, 1539 ГК РФ). Необходимо помнить, что можно обратить взыскание только на исключительные права, но не на сам результат интеллектуальной деятельности (средство индивидуализации). Интеллектуальные права не зависят от права собственности на материальный носитель (вещь), в котором выражены соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (ч. 1 ст. 1227 ГК РФ). Например, нельзя обратить взыскание на повесть (интеллектуальная собственность), но можно обратить взыскание на право ее воспроизведения (исключительное право) и на книжный тираж данной повести (имущество).

На ряд исключительных прав также рассматриваются иммунитеты. Нельзя обращать взыскание на следующие права:

— принадлежащее автору (а также его наследникам и их наследникам) исключительное право на произведение (ч. 1 ст. 1284 ГК РФ);

— принадлежащее исполнителю (а также его наследникам и их наследникам) исключительное право на исполнение (ч. 1 ст. 1319 ГК РФ);

— исключительное право на секретное изобретение (ч. 6 ст. 1405 ГК РФ).

Таким образом, в связи с особым характером такого вида имущества, как имущественные права, законодатель предусмотрел особый порядок обращения взыскания, который позволит обеспечить баланс интересов как сторон в исполнительном производстве, так и иных заинтересованных лиц.

Правовые проблемы при обращении взыскания на право требования

Должник кредитовал третье лицо на определенную сумму. Взыскатель требует, чтобы должник заплатил по долгам в рамках основного обязательства. Если должник не заплатит по долгам, взыскатель может обратить взыскание на право требования. На какие позиции обратить внимание при реализации права кредитора.

В 2014 году Президиум ВАС РФ обозначил подход к обращению взыскания на право должника требовать уплаты денежных средств с третьего лица, если это право подтверждено решением суда. Позицию ВАС РФ сочли спорной, поскольку присутствовали некоторые расхождения с законом об исполнительном производстве (Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ). По пркатике обратить взыскание на право требования можно через заключение сделки с судебным приставом.

Если должник не выплатит долг, кредитор может обратить взыскание на право требования

Иногда в практике возникает ситуация, когда должник (дебитор) выступает кредитором к третьему лицу. При этом суд принимает решение о взыскании по основному обязательству. В рамках этого по исполнительному документу взыскание можно обратить на права требования должника (п. 2 ч. 1 ст. 75 Закона № 229-ФЗ).

Например, одна организация кредитовала другую на определенную сумму. Если кредитор первой организации потребует вернуть долг, а она не сможет этого сделать, кредитор может через суд обратить взыскание на право требования ко второй организации.

Позиция ВАС РФ о взыскания на право требования вызвала споры

В ч. 1 ст. 76 Закона № 229-ФЗ сказано, что обращение взыскания на задолженность состоит в переходе к взыскателю права должника на получение дебиторской задолженности в размере, которую определяют по правилам ч. 2 ст. 69 Закона. Но при этом не более объема дебиторской задолженности, которая существовала на день обращения взыскания.

В ч. 2 ст. 76 определено, что обращение взыскания на задолженность производится либо путем ее внесения на депозитный счет судебных приставов (если взыскатель согласен на такую операцию), либо путем продажи задолженности с торгов (если взыскатель не согласен или дебитор не внес или не перечислил задолженность на счет судебных приставов).

ВАС РФ высказал спорную позицию об обращении взыскания на требование должника

Специалисты обращают внимание на различия в подходе закона и позиции, которую высказал ВАС РФ в одном из определений. В определении от 26.02.2014 № ВАС-1939/14 суд указал, каким образом кредитор может обратить взыскание на право требования:

  1. Получить деньги или исполнение дебитором своих обязанностей.
  2. Получить деньги от реализации права на торгах.

При этом суд заявил, что взыскатели не становятся дебиторами после обращения взыскания на имущественные права или дебиторскую задолженность. Даже если взыскатели согласились на перечисление дебиторской задолженности на депозитный счет судебных приставов, взыскателям не принадлежит право требования. Это означает, что взыскатели не могут распоряжаться, переуступить, владеть и пользоваться этой задолженностью.

В позиции ВАС РФ ряд специалистов усмотрел недостатки. Например, если взыскатель не получает право, а лишь имеет возможность получить деньги от дебитора, то тогда согласие взыскателя на операцию не нужно. А это противоречит норме закона.

Взыскание по праву требования осуществляет судебный пристав

Когда необходимо обратить взыскания на право требования, приставы работают по особой схеме. Если суд инициирует обращение взыскания на требование должника, взыскатель заключает сделку с приставом.

Обращение взыскания на право требования осуществляют через сделку

В качестве сделки пристав может предложить взыскателю принять исполнение от третьего лица. Взыскатель должен согласиться. В этом случае пристав выступает как лицо, уполномоченное распоряжаться имуществом должника. При этом, если третье лицо не исполняет обязательство, то может пристав распорядиться этим правом – продать его в рамках присужденной суммы, чтобы исполнить решение суда и обратить таким образом взыскание на право требования.