Неприкосновенность личности пример

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс.
СПб.: Питер, 2005. 272 с. – (Серия «Краткий курс»).

Раздел I. Общая часть

Глава 4. Принципы состязательного уголовного процесса

§ 6. Принципы неприкосновенности личности, жилища и частной жизни, охраны иных прав и свобод человека и гражданина

Названные принципы — основа правового статуса членов гражданского общества, где государство не может произвольно вмешиваться в индивидуальную жизнь.

Неприкосновенность личности традиционно усматривают в том, что никто не может подвергнуться задержанию или заключению иначе, как в случаях, предусмотренных законом, и при соблюдении форм, предписанных законом (ст. 10 УПК). При этом основания для ареста должны быть таковы, чтобы оставление обвиняемого на свободе реально, а не в виде абстрактной возможности грозило неоправданными потерями для обвинения, т.е. для равноправия сторон. Так, например, бегство обвиняемого, сокрытие его от следствия и суда, безусловно, нарушает баланс сил в процессе: обвинителю в этом случае предстоит «бой с тенью».

Процессуальный закон предусматривает, что после доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в достаточно короткий срок – не более 3 часов, то есть незамедлительно, – составляется протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены его права (ст. 92 УПК). При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство (ст. 108).

Неприкосновенность жилища – одно из конституционных личных прав человека. Оно состоит в том, что никто не имеет права проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях предусмотренных федеральным законом или на основании судебного решения (ст. 25 Конституции РФ). При этом предварительное получение государственными органами и должностными лицами судебного разрешения на проникновение в жилище следует рассматривать как общее правило. В уголовном процессе оно распространяется на проведение осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; обыска и выемки в жилище (ст. 12 УПК). Вместе с тем, федеральным законом могут быть предусмотрены исключения из этого правила, когда судебный контроль за проведением указанных следственных действий является не предшествующим (перспективным), а последующим (ретроспективным). Так, в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя без получения предварительного судебного решения. В этом случае следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия обязан уведомить судью и прокурора о производстве следственного действия. Судья проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности (ч. 5 ст. 165 УПК).

Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, то есть тайна связи, состоит в том, что информация о почтовых отправлениях, телефонных переговорах, телеграфных и иных сообщениях, а также сами эти отправления (сообщения) могут выдаваться только отправителям и адресатам или их законным представителям. Следственные действия – наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления (бандероли, посылки или другие почтово-телеграфных отправления либо телеграммы или радиограммы), их выемка, контроль и запись телефонных и иных переговоров проводятся на основании судебного решения.

Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве включает в себя следующие требования:

1. Обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснять права, обязанности, ответственность подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также всем другим участникам уголовного судопроизводства.

2. Обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя обеспечивать возможности для осуществления своих прав участниками уголовного судопроизводства.

3. Принятие в случаях, предусмотренных законом [1] (ч. 3 ст. 11 УПК) мер безопасности в отношении потерпевшего, свидетеля или иных участников уголовного судопроизводства, а также их близких родственников, родственников или близких лиц.

4. Обязанность возмещения вреда, причиненного лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование (гл. 18 УПК).

5. Обязанность рассмотрения в установленном уголовно-процессуальном законом порядке жалоб на действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда (гл. 16 УПК).

[1] См. Федеральный закон от 20.08.04 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» // Российская газета. 2004. 28 августа.

Право на свободу и личную неприкосновенность

Человека лишают свободы на неопределенный срок по состоянию психического здоровья, однако медицинское обследование не проводится. ?

Лиц, содержащихся в закрытом стационаре, не информируют об их праве обратиться в суд с жалобой на незаконность их принудительной госпитализации. ?

Женщину, употребляющую наркотики, после родов не выпускают из больницы и отбирают у нее ребенка.

НОРМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ИХ ТОЛКОВАНИЕ

Статья 5(1)(е) ЕКПЧ:

Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом. законное заключение под стражу лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также законное заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг.

• ЕСПЧ не дает однозначного определения понятия «душевнобольной» на том основании, что значение этого термина постоянно изменяется.184 Однако он указал на необходимость наличия объективных данных медицинской экспертизы о том, что в указанное время у человека имеется психическое расстройство (что не относится к экстренным случаям).185

Таким образом, взятие под стражу по постановлению прокуратуры без проведения медицинского освидетельствования является нарушением статьи 5(1)(е), даже если целью задержания является проведение такого освидетельствования. 186 •

ЕСПЧ установлен ряд процедурных гарантий в отношении применения статьи 5(1)(е): •

Лишение кого-либо свободы может иметь место только в рамках установленной законом процедуры и не может быть произвольным.

В случае такого лишения свободы должна быть незамедлительно проведена и впоследствии периодически проводиться проверка законности содержания под стражей со

всеми необходимыми элементами установленных законом процессуальных гарантий.

Если такие гарантии не соблюдаются, ЕСПЧ может присудить компенсацию за нарушение права человека на личную свободу согласно статье 5(1)(е). 188 •

В соответствии со статьей 5(1)(e) лишение свободы может быть оправдано как в интересах самого человека, так и для обеспечения общественной безопасности. 189 Одним из обстоятельств, принимаемых в расчет при определении законности лишения свободы, является место содержания задержанного, т.е. является ли оно больницей, клиникой или иным соответствующим и уполномоченным учреждением.

Факт содержания в соответствующем учреждении не имеет значения при рассмотрении вопроса об адекватности лечения пациента и условиях его задержания.190 Нарушение статьи 5(1)(е) было признано в случае, когда человека задержали как носителя ВИЧ-инфекции после того, как он заразил другого человека при половом контакте. Суд признал нарушение на том основании, что необходимость предупредить распространение вируса и право лица на свободу в данном случае несоизмеримы. 26

Право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции России)

Свобода есть благо, обладание которым приносит меньше удовольствия, чем его потеря — страданий. (Жан Поль)

Право на свободу означает, что человек может действовать в со­ответствии со своей волей, без каких-либо ограничений. Личность имеет право выбора, который не должен нарушать и ущемлять права и свободы иных лиц.

В указанной статье Конституции речь идет о личной свободе ин­дивида, что подчеркивается связью свободы с личной неприкосновен­ностью. Свобода и личная неприкосновенность предполагают недопу­стимость ареста, заключения под стражу и содержания под стражей лица без соответствующего судебного решения. При этом до судебно­го решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок бо­лее 48 часов.

Таким образом, свобода и личная неприкосновенность являются важной гарантией от государственного произвола и беззакония в отношении человека.

Конституционные нормы о свободе и личной неприкосновен­ности детально развиваются в текущем законодательстве. Порядок задержания граждан закреплен в статье 14 Федерального закона «О полиции», предусматривающей, что до судебного решения в опреде­ленных законом случаях лицо не может быть подвергнуто задержа­нию на срок свыше 48 часов.

Как правило, основанием задержания является совершение ли­цом правонарушения. Задержанное лицо вправе пользоваться услу­гами адвоката (защитника) и переводчика с момента задержания. В каждом случае задержания сотрудник полиции должен разъяснить задержанному его право на юридическую помощь, право на услуги переводчика, право на уведомление близких родственников или близ­ких лиц о факте его задержания, право на отказ от дачи объяснения. Задержанное лицо в кратчайший срок, но не позднее трех часов с мо­мента задержания, имеет право на один телефонный разговор в це­лях уведомления близких родственников или близких лиц о своем за­держании и месте нахождения. О каждом случае задержания должен составляться протокол.

Личная неприкосновенность гарантируется отраслевым законо­дательством. К примеру, Уголовный кодекс Российской Федерации за­крепляет целый ряд составов преступлений, направленных на защиту свободы и личной неприкосновенности граждан, как физической (на­пример, причинение вреда здоровью, побои и т.д.), так и психической (например, истязание в форме причинения психических страданий).

Вред, причиненный личности в результате незаконного физическо­го и психического воздействия, может быть возмещен в гражданско-правовом порядке (см. главу 59 Гражданского кодекса Российской Фе­дерации).

Основные законодательные акты:

  • Уголовный кодекс Российской Федерации;
  • Гражданский кодекс Российской Федерации;
  • Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в РоссийскойФедерации»;
  • Федеральный закон «О полиции».

Статья 10 УПК РФ. Неприкосновенность личности (действующая редакция)

1. Никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных настоящим Кодексом. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

2. Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного настоящим Кодексом.

3. Лицо, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а также лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 10 УПК РФ

1. Неприкосновенность личности усматривается в том, что никто не может подвергнуться задержанию или заключению под стражу иначе как в случаях, предусмотренным законом, и при соблюдении процессуальных форм, предписанных законом. В ст. 5 Римской конвенции о защите прав человека и основных свобод сказано:

«Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

a) законное содержание лица под стражей после его осуждения компетентным судом;

b) законный арест или задержание лица за невыполнение законного решения суда или с целью обеспечения выполнения любого обязательства, предписанного законом;

c) законный арест или задержание лица, произведенные с тем, чтобы оно предстало перед компетентным судебным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

d) задержание несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное задержание, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом;

e) законное задержание лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;

f) законный арест или задержание лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче.

. Каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение.

. Каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию в соответствии с положениями подпункта «c» пункта 1 настоящей статьи, незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, уполномоченному законом осуществлять судебные функции, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может ставиться в зависимость от предоставления гарантий явки в суд.

. Каждый, кто лишен свободы путем ареста или задержания, имеет право на разбирательство, в ходе которого суд безотлагательно решает вопрос о законности его задержания и выносит постановление о его освобождении, если задержание незаконно.

. Каждый, кто стал жертвой ареста или задержания в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию».

Однако не все из названных положений обязательной для России Римской Конвенции нашли воплощение в новом Кодексе. Так, в случае заключения под стражу подозреваемого обвинение может быть предъявлено ему в пределах 10, а в некоторых случаях — 30 суток (ст. 100). Это вряд ли можно назвать незамедлительным сообщением арестованному «любого предъявляемого ему обвинения». УПК ни словом не упоминает и о праве арестованного на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Не так решается данный вопрос в процессуальных системах, где данное право реализовано. Например, в Англии и Уэльсе предварительное заключение до предания суду не может продолжаться более 70 дней и более 112 дней с момента предания суду до начала судебного разбирательства; в Шотландии обвиняемый, содержащийся под стражей, должен быть освобожден, если на 110-й день не было начато судебное рассмотрение его дела. В Нидерландах дело может быть рассмотрено судом, только если прокурор направит его в суд в течение 100 дней с начала ареста. В США согласно акту «О скором судопроизводстве» (§ 3161 — 3174 разд. 18 Свода законов США) обвинительный акт должен быть предъявлен обвиняемому в течение 30 дней со дня его ареста или первого вызова повесткой, в противном случае дело должно быть прекращено.

2. Соблюдение требования ч. 3 ст. 10 УПК содержать задержанного подозреваемого или лицо, заключенное под стражу «в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью», может быть проверено, в частности, с помощью медицинского обследования, право на которое у всякого лица, содержащегося под стражей, предусматривает Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (принципы 24 — 26). В этих случаях действия или бездействие должностных лиц, приведшие к возникновению такой угрозы, могут быть обжалованы в суд в порядке, установленном главой 16 УПК. Суд должен обязать их устранить допущенное нарушение, а если это в ближайшее время объективно невозможно (например, ввиду недостатка площадей в следственном изоляторе), то, как нам представляется, — освободить арестованного.

Неприкосновенность личности при задержании

Рубрика: Государство и право

Статья просмотрена: 772 раза

Библиографическое описание:

Нусс М. В. Неприкосновенность личности при задержании // Молодой ученый. — 2013. — №6. — С. 567-570. — URL https://moluch.ru/archive/53/7028/ (дата обращения: 25.11.2018).

В данной статье рассматриваются вопросы ограничения неприкосновенности личности при задержании. В работе отражено понятие задержания с научной точки зрения и с точки зрения законодателя, проанализированы основания, цели, мотивы и условия задержания, гарантии возможного ограничения неприкосновенности личности задерживаемого лица, приведена статистика правомерного и неправомерного задержания.

Ключевые слова: задержание; ограничение; неприкосновенность личности; задержанный; принуждение.

Ограничение неприкосновенности личности представляет собой принуждение. Государственное принуждение, наряду с убеждением, относится к традиционному методу осуществления государственной власти. Само по себе государственное принуждение — острое и жесткое средство социального воздействия. Оно ограничивает свободу человека, ставит в такое положение, когда у него нет выбора, кроме варианта, предложенного (навязанного) властью. Тем не менее, принуждение — необходимый элемент в механизме правового регулирования. Он представляет собой психологическое, материальное или физическое (насильственное) воздействие полномочных органов и должностных лиц государства на личность с целью заставить (принудить) ее действовать по воле властвующего субъекта, в интересах государства. [1]

По УПК РФ задержание подозреваемого — это мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем или прокурором на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления. [2] Несмотря на кратковременный характер применения, задержание — один из наиболее жестких видов уголовно-процессуального принуждения. Задержанный лишается свободы передвижения, возможности общения с другими людьми, возможности распоряжаться имуществом, страдает его физическая и нравственная неприкосновенность, он терпит иные многочисленные неудобства, связанные с бытом, проживанием, медицинским обслуживанием. Задержанный, как правило, несколько суток пребывает в состоянии сильнейшего стресса, вызванного резкой переменой положения. Он (стресс) способен вызвать чувство безысходности и бесполезности защиты даже у невиновного, что может послужить причиной самооговора. [3]

Задержание сочетается с иными правоограничительными мерами — личным обыском, осмотром, освидетельствованием, снятием отпечатков пальцев. [4] Часто при задержании лица, подозреваемого в совершении преступления, применяется физическая сила. В случае же, «когда эта мера принята не к надлежащему лицу, когда подозрение оказалось необоснованным, оно оскорбляет и унижает достоинство человека». [5]

Задержание — мера, характеризующаяся повышенным риском превышения мер, необходимых для его осуществления. Это обстоятельство увеличивает вероятность нарушения (неправомерного ограничения) неприкосновенности личности, что, например, подтверждается наличием ст. 38 в УК РФ.

Особенностью данной меры принуждения является тот факт, что она может быть осуществлена не только сотрудниками правоохранительных органов, но и любым иным лицом, в том числе потерпевшим. [6] Настоящее уголовно-процессуальное законодательство России не содержит норм, регламентирующих «гражданское» задержание. Однако ст. 38 УК РФ устанавливает ответственность за превышение гражданами необходимых мер для задержания лица, совершившего преступление.

Право граждан на задержание существенно расширяет рамки возможного ограничения (в том числе и незаконного) неприкосновенности личности задерживаемого лица, что соответственно требует установления дополнительных гарантий. Такими гарантиями, на наш взгляд, могут выступить: а) немедленность доставления задержанного правоохранительным органам (запрет на удержание, превышающем время, необходимое для доставки к следователю, и т. д.); б) запрет на задержание лица, совершившего преступление небольшой и средней тяжести; в) запрет на задержание, если о совершении преступления гражданину стало известно лишь со слов иных лиц, при отсутствии явных признаков (следов) преступления. [7]

Наименьшая степень ограничения неприкосновенности личности при задержании достигается путем соблюдения ряда требований, обусловленных уголовно-процессуальными нормами, среди которых закон выделяет основания, цели, мотивы и условия. Перечень оснований для задержания установлен законодательством в ст. 91 УПК РФ. Условия также регламентируются уголовно-процессуальным законодательством. [8] В целях усиления гарантий законности и обоснованности ограничения неприкосновенности личности, следовало бы, на наш взгляд, установить еще два условия: 1) незамедлительное ознакомление с сущностью подозрения (тем более, что это предусмотрено п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ) [12]; 2) обеспечение возможности немедленного обращения к защитнику (с этой целью возможна организация круглосуточного дежурства адвокатов). При отсутствии указанных условий лицо не должно задерживаться. [9] Кроме того, основанием для отмены задержания должно явиться нарушение процессуальной процедуры, предусмотренной ст. 92 УПК РФ.

Статья ч. 2 ст. 92 УПК РФ обязывает орган дознания и следователя указывать в протоколе мотивы задержания, но не раскрывает их понятия. Поэтому среди ученых до сих пор не сложилось единого мнения о том, что же является мотивами задержания.

В научной литературе встречаются следующие определения мотивов: 1) опасения, что подозреваемый, в случае его оставления на свободе будет продолжать преступные действия или скроется от дознания либо предварительного следствия, или станет препятствовать установлению истины; 2) конкретные факты, конкретные обстоятельства, которые обусловливают необходимость задержания данного лица, свидетельствуют о правомерности его задержания; 3) побуждения органа дознания, которые обусловливают необходимость производства задержания лица, подозреваемого в совершении преступления или побудительные причины, которые оправдывают применение этой меры принуждения; 4) обстоятельства, имеющие значение оснований задержания. Встречаются и другие определения мотивов задержания. [10]

Мотивы задержания очень близки к целям, однако не совпадают с ними. На наш взгляд, мотивы — это те, обусловленные потребностями, внутренние побуждения лица, которые вызывают у него решимость поступить определенным образом. Цели — это представление лица о тех желаемых результатах во внешнем мире, которые должны произойти в силу совершения определенных действий. Иными словами, цели означают то, к чему стремится орган дознания, производя задержание, то, для чего производится задержание, а мотивы — психические, волевые процессы лица, производящего дознание, определяющие цель и вызывающие у него желание добиться цели. Поэтому представляется правильной третья точка зрения. Что касается конкретных мотивов и целей задержания, то это представляет собой сложный теоретический вопрос.

Многие ученые указывают на необходимость указания мотивов, не называя при этом, какие конкретно данные могут содержаться в протоколе. [11] Если провести сравнительный анализ с аналогичным понятием в уголовном праве, то можно заметить, что там присутствуют такие мотивы, как корысть, ревность, карьеризм, злость, месть и т. д., то есть, в отличие от целей (нажива, повышение по службе и др.), именно внутренние побуждения лица совершить определенные действия, а не какие-либо фактические обстоятельства. Именно мотив вызывает и формирует цель, а не наоборот. [12] В силу этого нельзя признать верным суждение о том, что «мотивы задержания определяются теми целями, которые преследует эта мера процессуального пресечения». Е. М. Клюков отмечает, что в качестве мотива может выступить, например, стремление пресечь дальнейшую преступную деятельность. [13] В таком случае, исходя из требования закона, в протоколе должно быть указано «стремление пресечь», а не фактические обстоятельства, вызвавшие это стремление. Однако такая запись не свидетельствовала бы о действительной необходимости задержания.

Тем не менее, те или иные обстоятельства способны сформировать у лица определенный мотив. При задержании такими обстоятельствами могут быть: доказательства, на которых основано признание фактов (сообщения очевидцев, документы, результаты осмотра места происшествия и иные), обстоятельства, которые были установлены (обстоятельства совершения преступления, тяжесть предъявленного обвинения, личность подозреваемого и обвиняемого, род его занятий, возраст, состояние здоровья, семейное положение и др.), соображения, которыми руководствовался следователь при оценке доказательств. Перечисленные выше обстоятельства являются не мотивами, а объективными данными, свидетельствующими о необходимости произвести задержание. Именно в этом качестве они и должны быть представлены в протоколе. [14]

Процесс формирования у лица решения о необходимости задержания можно представить следующей логической цепочкой. Должностное лицо, уполномоченное произвести задержание, получает фактические данные (установленные обстоятельства, доказательства фактов и др.), свидетельствующие о необходимости произвести немедленное задержание. Эти данные формируют у него внутреннее побуждение произвести данное действие, иными словами, формируют мотив задержания. При этом необходимо заметить, что во всех случаях он руководствуется одним основным мотивом, который можно обозначить, например, как правоохранительный. Такой мотив ставит перед ним цель предотвратить дальнейшее совершение преступления, побег задерживаемого лица, сокрытие или уничтожение им доказательств, и тем самым обеспечить охрану законности и правопорядка.

Исходя из вышеизложенного, представляется правильным при составлении протокола отражать в нем основания, цели задержания, а также, веские основания (доводы), свидетельствующие о необходимости производства данной уголовно-процессуальной меры. [15]

Задержание по подозрению в преступлении — широкомасштабное явление. В 1994–1998 гг. число задержанных достигало 400–500 тыс. в год.240 В 1999 г. число задержанных составило 624.218241. Однако многие задержания являются неправомерными. В 1999 году по этому же основанию освобождено 5.873 человека. Согласно результатам проведенного нами исследования, 25,7 % задержанных были отпущены вследствие отказа прокурором санкции на их арест. До 60 % задержанных освобождается без обращения органов дознания и следствия к прокурору за санкцией на арест. [16]

Нередки случаи нарушения закона и несоблюдения прав граждан при задержании. Так, по опубликованным в печати данным, граждане безосновательно задерживались в 18 % случаев; не были разъяснены права подозреваемого по 75 % дел; по 30 % дел было нарушено требование о немедленном допросе подозреваемого, нарушался 24-часовой срок направления сообщения о задержании прокурору. Из изученных 176 протоколов о задержании в порядке ст.91 УПК РФ, в 14,8 % случаев родственники и близкие задержанного уведомлены не были. Причем среди причин отмечались такие, как «уведомление не производилось ввиду того, что оно может помешать следствию», «никого нет дома», «проживает в другой республике», в некоторых случаях причины вообще не указывались.

Такая ситуация нарушает права лиц, которые в силу своих связей с задержанным испытывают значительный дискомфорт при отсутствии у них данных о его местонахождении (тем более в ночное время суток). В 7 % протоколов отсутствовали мотивы задержания, в 9,9 % отсутствовали основания. В полиции по-прежнему практикуются недозволенные методы обращения с задержанными. Ради получения признательных показаний, показаний против других лиц в первые часы после задержания людей в полиции нередко избивают, подвергают жестокому обращению и пыткам. Имеются примеры, когда пытки приводили к смерти или тяжелым последствиям для здоровья задержанных. [17]

1. Васильева Е. Г. Проблемы ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе: автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.09 / Е. Г. Васильева. — Уфа: Башкирский государственный университет, 2002. — 193 с.

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: текст с изм. и доп. на 25 октября 2012 г. — М.: Эксмо, 2012. — 256 с.

3. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. П. А. Лупинской. М., 2005.

4. Галузо В. Н. Судебный контроль за законностью и обоснованностью содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых на стадии предварительного расследования. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М.: МВШМ МВД РФ, 1995. — 29 с.

5. Корнуков В. М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов. 1978. С. 39.

6. Воеводин Л. Д. Конституционные права и обязанности советских граждан. М., 1972. С. 291–292.

7. Григорян Л. А. Неприкосновенность личности, жилища, тайна переписки и телефонных переговоров. М., 1980. С. 34.

9. Володина Л. М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. — Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 1999. — 172 с.

10. Фарбер И. Е. Конституционное право на неприкосновенность личности советских граждан /И. Е. Фарбер. //Правоведение. -1973. — № 3. — С. 3–20

11. Еникеев З. Д. Проблема усиления гарантий неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве \\ Российский юридический журнал. 1997. № 3. С. 68–74.

12. Васильева Е. Г. Принцип неприкосновенности личности в уголовном процессе / Е. Г. Васильева. // Межвузовский сборник научных трудов. Отв. ред. З. Д. Еникеев. Уфа: РИО БашГУ, 2003. — С.24–30.

13. Клюков Е. М. Мера процессуального принуждения. — Казань: Изд-во Казанского университета, 1974. — 110 с.

14. Петрухин И. Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. — М.: Наука, 1989. — 256 с.

15. Вольский В. Задержание, как мера процессуального принуждения \\ Законность. 1996. № 11. С. 20–21.

16. Ларин А. Срок содержания под стражей при расследовании преступлений \\ Российская юстиция. 1997. № 3.

17. Синельщиков Ю. Насилие к задержанным: реальность и перспективы борьбы. \\ Законность. 2000. № 1. С. 10–13.

Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23, 24 Конституции России)

Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семей­ную тайну, защиту своей чести и доброго имени предполагает запрет любых форм произвольного вмешательства в частную жизнь со сто­роны государства, а также гарантирует защиту со стороны государства от такого вмешательства третьих лиц.

Под частной жизнью понимается физическая и духовная сфера, которая контролируется самим индивидом, свободна от внешне­го воздействия, то есть это семейная и бытовая сфера индивида, сфера его общения, отношение к религии, внеслужебные заня­тия, увлечения и иные сферы отношений, которым сам человек не желает придавать гласность, если этого не требует закон.

Личная и семейная тайна являются одним из элементов частной жизни. К личной и семейной тайне можно отнести тайну усыновления, тайну частной жизни супругов, личные имущественные и неимуще­ственные отношения, существующие в семье и другие сведения. Со­держание права на личную и семейную тайну составляют правомочия члена семьи требовать неразглашения соответствующих сведений и правомочия распоряжаться соответствующей информацией по свое­му усмотрению либо с согласия других членов семьи.

В процессе жизни человека различные люди на законных осно­ваниях получают информацию об определенны сторонах его частной жизни. Среди них врачи, адвокаты, нотариусы, работники правоохра­нительных органов, священнослужители и т.д. На основании этого в законодательстве закреплены различные требования к сохранению в тайне информации о частной жизни граждан. Так, врачебную тайну составляет информация о факте обращения граждан за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении. Но­тариус обязан хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности. При рассмотрении определенных категорий гражданских дел их разбира­тельство также может носить закрытый характер, в частности, по делам об усыновлении (удочерении) ребенка, а также по ходатайству лица в целях сохранения охраняемой законом тайны, неприкосновенности частной жизни (статья 10 Гражданского процессуального кодекса Рос­сийской Федерации).

В статье 24 Конституции России в развитие данного права закрепле­но, что сбор, хранение, использование и распространение информа­ции о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Согласно Федеральному закону «О персональных данных» обработка персональ­ных данных, в том числе и сведений о частной жизни лица, включая их сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение, использова­ние, распространение, может осуществляться только с согласия субъек­та персональных данных (статья 6). При этом операторы персональных данных и третьи лица, получающие доступ к персональным данным, должны обеспечивать конфиденциальность таких данных.

В случае наличия данных о частной жизни лица, а также иной ин­формации, затрагивающей права и свободы человека и гражданина, у органов государственной власти и местного самоуправления, их долж­ностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомле­ния с соответствующими документами и материалами, если иное не предусмотрено законом.

Нарушение неприкосновенности частной жизни влечет ответ­ственность, вплоть до уголовной, за незаконное собирание либо рас­пространение сведений о частной жизни лица, составляющих его лич­ную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (статья 137 Уго­ловного кодекса Российской Федерации).

Защита чести и доброго имени гражданина осуществляется по­средством требования в судебном порядке опровержения порочащих его честь и достоинство сведений. Граждане также обладают правом требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных распространением порочащих их честь и достоинство сведений (ста­тья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Основные законодательные акты:

  • Гражданский кодекс Российской Федерации; Уголовный кодекс Российской Федерации;
  • Семейный кодекс Российской Федерации;
  • Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;
  • Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»;
  • Основы законодательства Российской Федерации о нотариате;
  • Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»;
  • Федеральный закон «О персональных данных».

Неприкосновенность личности

судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Положения данного принципа более подробно изложены в ст. 10 УПК РФ, которой обращается внимание на то, что заключение под стражу осуществляется по судебному решению лишь в случае наличия на то законных оснований, предусмотренных УПК РФ.

Документ, в котором закрепляется решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, должен быть заверен подписями соответствующих должностных лиц и скреплен гербовой печатью. В тех случаях, когда в места содержания представляются выписки из приговоров (определений) суда о заключении под стражу, в них должны быть указаны установочные данные лиц, в отношении которых применена эта мера пресечения. Такие выписки заверяются подписью соответствующих должностных лиц, скрепляются гербовой печатью и подлежат замене не позднее трехдневного срока полной копией приговора.

В Изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел не принимаются для содержания лица, в отношении которых протоколы задержаний, постановления о содержании под стражей и другие соответствующие документы оформлены с нарушениями требований УПК РФ и Федерального закона РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

Задержанный, а также лицо, в отношении которого вынесено постановление (определение) о заключении под стражу, имеет право на судебную проверку законности и обоснованности задержания, заключения, а также содержания его под стражей.

Данный принцип проявляется также в возложенной на суды, прокуроров, следователей, органы дознания и дознавателей обязанности немедленно освобождать всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше предусмотренного УПК РФ срока.

Так, согласно ст. 33 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокурор или его заместитель обязан немедленно освободить своим постановлением каждого в нарушение закона подвергнутого предварительному заключению.

Одной из гарантий реализации данного принципа является также наличие у прокуроров полномочий: —

посещать в любое время органы и учреждения, где содержатся заключенные под стражу; —

опрашивать заключенных под стражу; —

знакомиться с документами, на основании которых эти лица заключены под стражу; —

требовать от администрации создания условий, обеспечивающих права заключенных под стражу, проверять соответствие законодательству

Российской Федерации приказов, распоряжений, постановлений администрации органов и учреждений, где содержатся заключенные под стражу, требовать объяснения от должностных лиц, вносить протесты и представления, возбуждать уголовные дела или производства об административных правонарушениях. До рассмотрения протеста действие опротестованного акта администрацией учреждения приостанавливается;

— отменять дисциплинарные взыскания, наложенные в нарушение закона на лиц, заключенных под стражу, немедленно освобождать их своим постановлением из штрафного изолятора, помещения камерного типа, карцера, одиночной камеры, дисциплинарного изолятора.

Постановления и требования прокурора относительно исполнения установленных законом порядка и условий содержания заключенных под стражу подлежат обязательному исполнению (ст. 34 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»).

Данный принцип тесно связан с принципом уважения чести и достоинства личности. Именно поэтому в ч. 3 ст. 10 УПК РФ обращается внимание на то, что заключенные под стражу (задержанные), должны содержаться в условиях, исключающих угрозу их жизни или здоровью.

2.7. Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве

Исходя из содержания ст.

Все реализующие свой правовой статус субъекты уголовного процесса должны знать свои права и обязанности. В обеспечение этой идеи от государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовный процесс, требуется разъяснить участвующим в деле лицам их права, обязанности и ответственность, а также обеспечить возможность осуществления этих прав.

Обязанность разъяснения прав и обязанностей возлагается не только на суд, прокурора, следователя, дознавателя, но и на судью, а при определенных случаях также на руководителя следственной группы и начальника следственного отдела.

Права и обязанности разъясняются всем вовлекаемым в сферу уголовного процесса субъектам, за исключением суда, судьи, прокурора, начальника следственного отдела, руководителя (члена) следственной группы, следователя, дознавателя, начальника органа дознания, а также адвоката.

Обеспечение возможности осуществления прав участников уголовного судопроизводства осуществляется в различных формах. Так, при наличии достаточных данных полагать, что участнику уголовного судопроизводства, в том числе потерпевшему, свидетелю и др., а также их близ- ким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, а в некоторых случаях обязательно и при наличии соответствующего ходатайства, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны в пределах своей компетенции применить в отношении указанных лиц меры безопасности. Уголовно-процессуальным законом предусмотрены следующие меры безопасности: 1)

отражение в протоколе следственного действия вместо данных о личности потерпевшего, его представителя или свидетеля псевдонима последнего (ч. 9 ст. 166 УПК РФ); 2)

контроль и запись телефонных и иных переговоров потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц при наличии угрозы совершения в отношении их насилия, вымогательства и других преступных действий (ч. 2 ст. 186 УПК РФ); 3)

предъявление лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193 УПК РФ). 4)

вынесение определения или постановления суда о проведении закрытого судебного разбирательства (п. 4 ч. 2. ст. 241 УПК РФ); 5)

допрос судом свидетеля без оглашения его подлинных анкетных данных и в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства (ч. 5 ст. 278 УПК РФ).

По общему правилу лица, обладающие свидетельским иммунитетом (судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с обращением за юридической помощью или ее оказанием и др.), вправе не давать показания. Но при определенных обстоятельствах они могут изъявить желание или дать согласие на дачу показаний. В такой ситуации дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу.

Несоблюдение требования о разъяснении участнику уголовного судопроизводства его прав может быть признано нарушением уголовно- процессуального закона, которое будет служить основанием отмены су-

дебного решения по делу . Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами и органами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению по основаниям и в порядке, установленом главой 18 УПК