Неосновательное обогащение пени

Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 31 января 2013 г. N Ф02-5983/12 по делу N А33-2263/2012 (ключевые темы: нежилые помещения — арендная плата — коммунальные услуги — неосновательное обогащение — тепловая энергия)

Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа
от 31 января 2013 г. N Ф02-5983/12 по делу N А33-2263/2012

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Первушиной М.А.,

судей: Левошко А.Н., Новогородского И.Б.,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Товарищества собственников жилья «Наш дом» на решение Арбитражного суда Красноярского края от 23 мая 2012 года по делу N А33-2263/2012 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 24 сентября 2012 года по тому же делу (суд первой инстанции: Ишутина О.В.; суд апелляционной инстанции: Споткай Л.Е., Хасанова И.А., Петровская О.В.),

Комитет по управлению имуществом администрации ЗАТО г. Зеленогорска (далее — истец, комитет, ОГРН 1022401483356) обратился в Арбитражный суд Красноярского края с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Товариществу собственников жилья «Наш дом» (далее — ответчик, ТСЖ «Наш дом», товарищество, ОГРН 1082453000068) о взыскании 65 088 рублей 79 копеек неосновательного обогащения, 11 460 рублей 1 копейка процентов за пользование чужими денежными средствами.

Определением Арбитражного суда Красноярского края от 16 апреля 2012 принято встречное исковое заявление ТСЖ «Наш дом» о взыскании с комитета 52 187 рублей 82 копейки пени за несвоевременную оплату услуг и работ по управлению многоквартирным домом, текущему ремонту общество имущества, коммунальных услуг, 37 672 рубля 33 копейки задолженности по оплате отопления нежилых помещений, 2 411 рублей 69 копеек пени за несвоевременную оплату отопления нежилых помещений.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 23 мая 2012 года исковые требования Комитета по управлению имуществом удовлетворены. В удовлетворении встречного иска отказано.

Постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 24 сентября 2012 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами в части отказа в удовлетворении встречных требований, ТСЖ «Наш дом» обратилось в Федеральный арбитражный суд Восточно — Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, и направить дело в отмененной части на новое рассмотрение.

По мнению заявителя кассационной жалобы, поскольку обстоятельства свидетельствующие о наличии задолженности у собственника нежилых помещений по оплате на содержание и ремонт общего имущества и коммунальные услуги, о направлении ответчику оформленных требований и счетов для оплаты установлены вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Красноярского края по делу N А33-1733/2011, отказ в удовлетворении встречных требований не обоснован. Требование товарищества о взыскании с комитета пени в сумме 52 187 рублей 82 копеек на основании пункта 14 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации является правильным. В материалах дела имеется достаточно доказательств необходимых для обстоятельств по требованию о взыскании неосновательного обогащения.

В отзыве на кассационную жалобу комитет считает доводы, изложенные в ней, несостоятельными, ссылаясь на законность и обоснованность обжалуемых судебных актов.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, однако своих представителей в судебное заседание не направили.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив соответствие выводов Арбитражного суда Красноярского края и Третьего арбитражного апелляционного суда о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судом первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, Федеральный арбитражный суд Восточно — Сибирского округа приходит к выводу о необоснованности доводов кассационной жалобы и отсутствии оснований для ее удовлетворения.

Как следует из материалов дела, в муниципальной собственности муниципального образования город Зеленогорск находятся нежилые помещения общей площадью 2 496,3 кв.м, расположенные по адресу: Красноярский край, г. Зеленогорск, ул. Ленина, 1, в том числе помещение N 55 общей площадью 101,2 кв.м, помещение N 56 общей площадью 33,6 кв.м, помещение N 57 общей площадью 229,7 кв.м, помещение N 27 общей площадью 2132,2 кв.м.

Указанное обстоятельство подтверждается представленными в материалы дела выписками из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним и свидетельствами о государственной регистрации права.

Между Комитетом по управлению имуществом администрации ЗАТО г. Зеленогорска (комитет) и товариществом собственников жилья «Наш дом» (арендатор) подписан договор аренды объекта муниципального имущества, находящегося в муниципальной казне г. Зеленогорска от 06.07.2009 N 16-А.

По условиям договора комитет предоставляет в аренду, а арендатор принимает в аренду объект муниципального имущества, находящегося в муниципальной казне города Зеленогорска: нежилое помещение N 55, расположенное на 12-м этаже жилого дома по адресу: Красноярский край, г. Зеленогорск, ул. Ленина, д. 1, общей площадью 101,2 кв.м. (далее — объект).

Объект указан в выписке из технического паспорта нежилого здания, строения, встроено-пристроенного помещения объектов капитального строительства от 16.10.2002 N 113 с планом расположения помещения на этаже (копия выписки из технического паспорта является приложением N 1 к договору) (пункт 1.1. договора).

В соответствии с пунктом 1.2. договора объект принадлежит на праве муниципальной собственности Муниципальному образованию город Зеленогорск Красноярского края.

В пункте 1.3. договора определено целевое назначение использования объекта: размещение офиса товарищества собственников жилья. Изменение назначения использования объекта производится с согласования комитета и оформляется соглашением о внесении изменений в договор.

Пунктом 1.8. договора предусмотрено, что договор считается заключенным с момента государственной регистрации и действует по 08.07.2012 и распространяется на отношения, возникшие с 10.07.2009.

Согласно пункту 4.2. договора арендная плата устанавливается на каждый календарный год в соответствии с расчетом арендной платы за один месяц без налога на добавленную стоимость. Арендная плата на 2009 год за один квадратный метр в год устанавливается в размере 609 рублей 3 копейки без налога на добавленную стоимость. Расчет арендной платы за один месяц на 2009 год является приложением к Договору.

В силу пункта 4.4. договора арендная плата не включает в себя оплату коммунальных и иных услуг. Коммунальные и иные услуги оплачиваются арендатором по отдельным договорам обслуживающим организациям.

Арендная плата вносится арендатором согласно расчету ежемесячно в срок по 10 число (включительно) месяца, следующего за отчетным месяцем, непосредственно в местный бюджет г. Зеленогорска на счет органа Федерального казначейства (пункт 4.5. договора).

В приложении N 1 стороны определили площадь объекта аренды.

В расчете арендной платы на 2009 год (приложение N 2 к договору) стороны согласовали размер месячной арендной платы в сумме 5 136 рублей 19 копеек.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 29.04.2003 нежилое помещение N 55, расположенное на 12-м этаже жилого дома по адресу: Красноярский край, г. Зеленогорск, ул. Ленина, д. 1, общей площадью 101,2 кв.м принадлежит муниципальному образованию город Зеленогорск Красноярского края на праве муниципальной собственности.

По акту приема передачи от 10.07.2009 арендодатель передал указанное в договоре нежилое помещение арендатору.

Дополнительным соглашением от 21.12.2009 N 1 к договору от 06.07.2009 N 16-А стороны согласовали изменения в указанный договор, в том числе, изложив пункт 4.2. договора в следующей редакции: «Арендная плата на 2010 год за один квадратный метр в год устанавливается в размере 674 рубля 20 копеек без налога на добавленную стоимость».

В расчете арендной платы на 2010 год (приложение N 1 к дополнительному соглашению) стороны согласовали размер месячной арендной платы в сумме 5 685 рублей 78 копеек.

Дополнительным соглашением от 15.10.2010 N 95 к договору от 06.07.2009 N 16-А стороны согласовали изменения в указанный договор, в том числе, изложив пункт 4.4. договора в следующей редакции: «Арендная плата не включает в себя оплату коммунальных и иных услуг. Коммунальные и иные услуги оплачивается арендатором по отдельному договору с организацией, осуществляющей управление многоквартирным домом, в котором расположено арендуемое имущество».

По акту приема передачи в хозяйственное ведение от 28.10.2010 N 134-ХВ комитет принял в хозяйственное ведение помещение N 55, расположенное по адресу: Красноярский край, г. Зеленогорск, ул. Ленина, д. 1, общей площадью 101,2 кв.м балансовой стоимостью 26 212 952 рубля 88 копеек и суммой износа 830 517 рублей 9 копеек.

С претензиями, представленными в материалы дела, комитет обращался к арендатору с просьбой погасить задолженность по арендной плате по договору от 06.07.2009 N 16-А.

Претензии оставлены арендатором без ответа, без удовлетворения.

В обоснование встречного иска ТСЖ «Наш дом» ссылается на то, что решением Арбитражного суда Красноярского края от 08.07.2011 по делу N А33-1733/2011 взыскано с муниципального образования город Зеленогорск Красноярского края в лице комитета по управлению имуществом администрации ЗАТО г. Зеленогорска в пользу ТСЖ «Наш дом» 998 809 рублей 90 копеек неосновательного обогащения, 155 168 рублей 38 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами и 24 539 рублей 78 копеек государственной пошлины. Неосновательное обогащение получено в результате неучастия комитета в общих расходах собственников помещений за содержание и ремонт общего имущества в многоквартирном доме и оплате коммунальных услуг. Не являющиеся членами товарищества собственников жилья, собственники помещений в многоквартирном доме, в котором создано товарищество собственников жилья, вносят плату за содержание и ремонт общего имущества в многоквартирном доме и коммунальные услуги в соответствии с договорами, заключенными с товариществом собственников жилья. Комитет отказался от заключения соответствующих договоров с ТСЖ «Наш дом» в отношении нежилых помещений N 55, N 56, N 57, не оплатил расходы за потребленную тепловую энергию за отопительный период с 01.01.2010 по 31.05.2010, в связи с чем получил неосновательное обогащение в сумме 36 672 рублей 33 копейки. Комитетом не оплачены расходы на отопление нежилых помещений, незаконно присоединенных к муниципальным помещениям N 56 N 57. В соответствии с частью 14 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации ТСЖ «Наш дом» начислило пени за несвоевременную оплату за отопление нежилых помещений N 55, N 56.

Арбитражный суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении встречного требования, исходил из того, что доказательств подтверждающих потребление ответчиком теплоэнергии в указанном истцом размере в материалы дела не представлено, возможность проверить арифметику расчета, его обоснованность у суда отсутствует.

Третий арбитражный апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции.

В соответствии со статьями 309 , 310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Содержанием рассматриваемого обязательства являются право потерпевшего требовать возврата неосновательного обогащения от обогатившегося и обязанность последнего возвратить неосновательно полученное (сбереженное) потерпевшему.

Под неосновательным обогащением понимается увеличение стоимости собственного имущества приобретателя, присоединение к нему новых ценностей или сохранение того имущества, которое по всем законным основаниям неминуемо должно было выйти из состава его имущества.

В соответствии со статьей 210 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Статьей 39 Жилищного кодекса Российской Федерации также предусмотрено, что бремя расходов по содержанию общего имущества в многоквартирном доме несут собственники помещений.

Статьей 249 Гражданского кодекса Российской Федерации, каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению.

Пункт 1 статьи 158 Жилищного кодекса Российской Федерации содержит аналогичную норму, согласно которой собственник помещения в многоквартирном доме обязан нести расходы на содержание принадлежащего ему помещения, а также участвовать в расходах на содержание общего имущества в многоквартирном доме соразмерно своей доле в праве общей собственности на это имущество путем внесения платы за содержание и ремонт жилого помещения.

Следовательно, собственник нежилого помещения, расположенного в многоквартирном доме, в силу прямого указания закона обязан нести расходы по содержанию общего имущества, независимо от наличия у него расходов на содержание собственного помещения, находящегося в индивидуальной собственности и расходов на коммунальные услуги.

Пунктами 3 , 4 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что наниматели жилых помещений по договору социального найма вносят плату за пользование жилым помещением (плату за наем) наймодателю этого жилого помещения. Наниматели жилых помещений по договору социального найма и договору найма жилых помещений государственного или муниципального жилищного фонда в многоквартирном доме, управление которым осуществляется юридическим лицом независимо от организационно-правовой формы (далее — управляющая организация), вносят плату за содержание и ремонт жилого помещения, а также плату за коммунальные услуги этой управляющей организации. Если размер вносимой нанимателем жилого помещения платы меньше, чем размер платы, установленный договором управления, оставшаяся часть платы вносится наймодателем этого жилого помещения в согласованном с управляющей организацией порядке.

Положения пункта 14 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым лица, несвоевременно и (или) не полностью внесшие плату за жилое помещение и коммунальные услуги (должники), обязаны уплатить кредитору пени в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на момент оплаты, от не выплаченных в срок сумм за каждый день просрочки начиная со следующего дня после наступления установленного срока оплаты по день фактической выплаты включительно.

В соответствии с частями 1 , 2 , 14 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации плата за жилое помещение и коммунальные услуги вносится ежемесячно до десятого числа месяца, следующего за истекшим месяцем, если иной срок не установлен договором управления многоквартирным домом. При этом указанная плата вносится на основании платежных документов, представленных не позднее первого числа месяца, следующего за истекшим месяцем, если иной срок не установлен договором управления многоквартирным домом. Лица несвоевременно и (или) не полностью внесшие плату за жилое помещение и коммунальные услуги (должники), обязаны уплатить кредитору пени в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации, действующей на момент оплаты, от невыплаченных в срок сумм за каждый день просрочки начиная со следующего дня после наступления установленного срока оплаты по день фактической выплаты включительно. Увеличение установленного в настоящей части размере пеней не допускается.

Уплата пеней по истечении предусмотренного названной нормой срока обусловлена своевременным информированием плательщиков о размере предстоящих внесению платежей получателями этой платы путем предоставления последними платежных документов в срок, установленный частью 2 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела следует, решением Арбитражного суда Красноярского края от 08.07.2011 по делу N А33-1733/2011 с муниципального образования город Зеленогорск Красноярского края в лице Комитета по управлению имуществом администрации ЗАТО г. Зеленогорска в пользу ТСЖ «Наш дом» взыскано 998 809 рублей 90 копеек неосновательного обогащения, 155 168 рублей 38 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами и 24 539 рублей 78 копеек государственной пошлины.

В соответствии с частью 14 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации ТСЖ «Наш дом» начислило комитету пени в сумме 52 187 рублей 82 копейки. Размер пени произведен исходя из суммы неосновательного обогащения 998 809 рублей 90 копеек, 1/300 ставки рефинансирования Банка России, 8,25 % ставки рефинансирования Банка России (в соответствии с Указанием Банка России от 29.04.2011 N 2618-У) и 190 дней просрочки за период с 10.06.2011 по 21.12.2011.

Как следует из материалов дела, ТСЖ «Наш дом» не представлено доказательств направления ответчику оформленных требований и счетов с указанием конкретных денежных сумм для оплаты, указанный истцом период начисления пени документально не подтвержден, кроме того, договорные отношения между истцом и ответчиком в спорный период оформлены не были, и соответственно, не был определен момент исполнения обязательств.

При таких обстоятельствах доводы кассационной жалобы о правомерном начислении истцом пени в сумме 52 187 рублей 82 копейки в соответствии с частью 14 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации отклоняются судом кассационной инстанции, поскольку, как правильно указано судом апелляционной инстанции, по смыслу пункта 14 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации в его взаимосвязи с положениями пункта 2 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации пени за несвоевременное внесение платежей могут быть начислены в случае доказанности истцом выставления ответчику платежных документов, которые ТСЖ «Наш дом» должно было представлять комитету.

Довод кассационной жалобы относительно отказа в удовлетворении заявленных требований в части взыскания с комитета задолженности по оплате отопления нежилых помещений в сумме 37 672 рубля 33 копейки являлся предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции и правомерно отклонен, поскольку доказательств, подтверждающих произведенный перерасчет, в материалы дела истцом не представлено. Первичные документы в обоснование расчета задолженности по оплате отопления нежилых помещений ТСЖ «Наш дом» (акты снятия показаний счетчика, расчет потребления теплоэнергии, тариф на услуги по передаче тепловой энергии) в материалах дела отсутствуют, в связи с чем возможность проверить арифметику расчета, его обоснованность у судов отсутствует.

При изложенных обстоятельствах, суды обоснованно отказали в удовлетворении требований о взыскании с комитета 37 672 рубля 33 копейки задолженности по оплате отопления нежилых помещений.

Отказ в удовлетворении требования о взыскании задолженности по оплате отопления нежилых помещений, влечет отказ в удовлетворении требования о взыскании начисленных на указанную сумму пени.

Доводы кассационной жалобы фактически направлены на переоценку установленных при рассмотрении дела судом первой и апелляционной инстанций обстоятельств, что в силу требований статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации недопустимо в суде кассационной инстанции, поэтому Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа указанные доводы не могут быть приняты во внимание.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Федеральный арбитражный суд Восточно — Сибирского округа приходит к выводу о том, что судебные акты основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274 , 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

Решение Арбитражного суда Красноярского края от 23 мая 2012 года по делу N А33-2263/2012, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 24 сентября 2012 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Организация является ответчиком и по решению суда должна выплатить сумму неосновательного обогащения и проценты за пользование чужими денежными средствами. Арбитражным судом неосновательное обогащение было присуждено организации по следующим основаниям: организация (ответчик) гарантировала произвести оплату проезда по сезонной дороге в соответствии с представленной стоимостью, а также заключение договора на компенсацию затрат по содержанию и восстановлению автозимника. Договор ответчиком не был подписан, затраты на восстановление и содержание автозимника не были компенсированы, но факт пользования автозимником ответчиком был доказан. Решение суда вступила в законную силу. По тексту решения расчет неосновательного обогащения представлен с учетом НДС 18%, а в результативной части решения данная сумма указана без НДС. Как в бухгалтерском и налоговом учете организации следует отразить присужденные по решению суда суммы неосновательного обогащения? Следует ли при отражении выделять сумму НДС? Какую ставку НДС указать в платежном поручении при оплате неосновательного обогащения контрагента?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
При выплате сумм неосновательного обогащения в платежном поручении указывается сумма в размере, указанном в результативной части решения суда, т.е. без учета НДС.
Отметим, что в отсутствии счетов-фактур организация лишена права принять к вычету сумму НДС в случае ее выделения в платежном поручении. Кроме того, как показывает судебная практика, организация не может обязать контрагента выставить счета-фактуры в таком случае.
Проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму неосновательного обогащения в рассматриваемом случае также не являются объектом обложения НДС.
Суммы неосновательного обогащения и проценты за пользование чужими денежными средствами учитываются в расходах для целей исчисления налога на прибыль при условии, что пользование сезонной дорогой было связано с осуществлением предпринимательской деятельности организации.

Обоснование позиции:
Согласно п. 2 ст. 1105 ГК РФ лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.
Обязанность (обязательство, долг) по возмещению (оплате) возникает не в силу договорных отношений сторон, связанных с использованием чужого имущества, а в силу требования закона и соответствующего решения суда.
Другими словами, при отсутствии действующего договора у пользователя имущества на основании закона возникает обязательство уплатить собственнику (уполномоченному лицу) определенную денежную сумму за фактическое пользование имуществом. Взыскание неосновательного обогащения служит целью восстановления имущественного положения потерпевшей стороны.
Что касается вопроса обложения НДС сумм неосновательного обогащения, возникающих в результате пользования чужим имуществом (услугами) без существования договорных отношений, необходимо учитывать следующее.
Законодательство о налогах и сборах связывает возникновение у налогоплательщика обязанности по уплате того или иного налога с возникновением у него соответствующего объекта налогообложения (п. 1 ст. 38 НК РФ).
Объекты налогообложения по НДС перечислены в п. 1 ст. 146 НК РФ. Так, пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ определено, что объектом налогообложения является реализация товаров (работ, услуг) на территории РФ, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.
Из п. 2 ст. 153 НК РФ следует, что при определении налоговой базы по НДС выручка от реализации товаров (работ, услуг) определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных товаров (работ, услуг), полученных им в денежной и (или) натуральной формах.
При этом согласно п. 1 ст. 172 НК РФ в общем случае налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав, при наличии соответствующих первичных документов и при условии, что приобретенные товары (работы, услуги), имущественные права предназначены для использования в операциях, облагаемых НДС.
В связи с чем в рассматриваемой ситуации следует определить, являются ли суммы неосновательного обогащения, возникающих в результате бездоговорного пользования чужим имуществом (сезонной дорогой), объектом обложения НДС и обязан ли поставщик (т.е. истец, получающий суммы неосновательного обогащения от ответчика) выставить счет-фактуру.
Позиция контролирующих органов сводится к тому, что, если неосновательное обогащение фактически является оплатой стоимости товаров (работ услуг), оно облагается НДС, однако его получатель составляет счет-фактуру в одном экземпляре (письма Минфина России от 04.04.2017 N 03-03-06/1/19798, от 07.04.2016 N 03-07-11/19709, от 24.02.2016 N 03-07-14/10157, от 11.02.2016 N 03-07-14/7283, письмо ФНС России от 18.03.2016 N СД-3-3/1141@)*(1).
В письме от 30.03.2016 N СД-3-3/1360@ ФНС России указала, что поскольку полученные исполнителем от инвестора суммы неосновательного обогащения, взысканные в связи с оплатой стоимости фактически выполненных работ, являются оплатой стоимости работ, выполненных исполнителем, то такие суммы включаются в налоговую базу по НДС на основании пп. 2 п. 1 ст. 162 НК РФ*(2).
И в таком случае, как указывают чиновники в рассматриваемом письме, получатель неосновательного обогащения, в силу п. 18 Правил ведения книги продаж (утв. постановлением Правительства РФ от 26.12.2011 N 1137), составляет счет-фактуру в одном экземпляре и регистрирует ее в книге продаж.
Чиновники также напомнили, что корректировочный счет-фактура составляется продавцом только при наличии согласия покупателя на изменение стоимости выполненных работ в силу п. 10 ст. 172 НК РФ. В рассматриваемой ситуации корректировочного счета-фактуры не будет, поскольку о корректировке стоимости выполненных ранее работ (услуг) речь не идет, ведь отношения между сторонами не вытекают из договора. В противном случае не шла бы речь о взыскании сумм неосновательного обогащения (смотрите, например, Определение Верховного суда РФ от 28.12.2010 N 18-В10-88).
Отметим, что судебная практика по вопросу обложения НДС сумм неосновательного обогащения на первый взгляд противоречива. Однако анализ такой практики позволяет прийти к выводу, что судьи при рассмотрении вопросов об исчислении НДС с полученных сумм неосновательного обогащения учитывают его природу и причину. Так, в случае получения одним лицом неосновательного обогащения в отсутствие договорных правоотношений с другим лицом или иных правовых оснований, сумма неосновательного обогащения, полученная истцом, не является объектом налогообложения НДС.
Судьи исходят из того, что перечень объектов налогообложения НДС является закрытым, расширительному толкованию не подлежит, положений об обложении НДС сумм неосновательного обогащения не содержит, поскольку получение этих сумм не связано с расчетами по оплате реализованных организацией товаров (работ, услуг).
Например, в постановлении Десятого ААС от 10.06.2015 N 10АП-3701/15 по делу N А41-50608/2014 суд при вынесении решения об отсутствии обязанности по исчислению и уплате в бюджет НДС с сумм неосновательного обогащения учел тот факт, что между налогоплательщиком и контрагентом, который выплатил ему суммы неосновательного обогащения на основании решения суда, отсутствовали арендные правоотношения, контрагент не являлся потребителем какой-либо услуги и не вносил каких-либо платежей. В таком случае, как указал суд, фактически отсутствуют такие элементы налогообложения, как объект и налоговая база, в связи с чем правовых оснований, которые возлагали бы на заявителя обязанность по исчислению и уплате в бюджет НДС, не имеется. Аналогичный вывод содержится в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 11.11.2014 N 303-КГ14-3240″.
При этом, как указано в постановлении, «данный подход следует, прежде всего, из правовой природы самого неосновательного обогащения» (постановление АС Московского округа от 21.09.2015 N Ф05-12588/15 по тому же делу).
Отметим, что судьи не приняли доводы налогового органа о том, что при расчете суммы неосновательного обогащения принимались суммы лизинговых платежей с включенным НДС. В постановлении суд указал, что «сумма неосновательного обогащения в силу своей компенсационной природы должна соответствовать экономически обоснованному доходу заявителя в схожих рыночных условиях и не может быть меньше за счет исключения суммы НДС из цены, следовательно, НДС в данном случае представляет собой часть цены, а не как исчисленный налог». Определением ВС РФ от 09.03.2016 N 305-КГ15-18119 было отказано в передаче кассационной жалобы налогового органа по данному делу для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации*(3).

Вычет НДС

Отметим, что в постановлении АС Московского округа от 03.11.2016 N Ф05-15785/16 по делу N А40-252287/2015 суд отказал организации, просившей суд обязать получателя сумм неосновательного обогащения, взысканных по решению АС города Москвы от 03.10.2014 по делу N А40-61177/2013, выставить счета-фактуры, чтобы иметь возможность предъявить к вычету сумму данного НДС на основании ст.ст. 171, 172 НК РФ.
При этом суд указал следующее «тот факт, что судом по делу N А40-61177/2013 действительная стоимость неосновательно полученного истцом имущества определена на основании суммы затрат ответчика на его выполнение, в том числе уплаченный НДС, не влияет на определение правоотношений сторон и квалификацию соответствующих хозяйственных операций как возврат ответчику от истца неосновательно сбереженного имущества (его действительной стоимости)». Определением Верховного Суда РФ от 28.02.2017 N 305-ЭС16-21278 отказано передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Проценты за пользование чужими денежными средствами

За пользование чужими денежными средствами вследствие, в частности, их сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств (п. 1 ст. 395 ГК РФ). При этом в рассматриваемой ситуации, как указано выше, неосновательное обогащение не связано с неисполнением договорных обязательств, в связи с чем пп. 2 п. 1 ст. 162 НК РФ к таким процентам не применяется.
Суды признают, что неустойки и иные виды ответственности, предусмотренные гражданским законодательством, в силу положений главы 21 НК РФ не признаются объектом обложения НДС (определения Верховного суда РФ от 06.11.2015 N 310-КГ15-14724, от 02.09.2015 N 305-ЭС15-7719 по делу N А40-20035/2014, ВАС РФ от 22.11.2013 N ВАС-15963/13, постановления АС Северо-Кавказского округа от 01.06.2016 N Ф08-3172/16 по делу N А53-19172/2015, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 04.06.2015 N Ф07-4073/15 по делу N А05-11605/2014, Девятого ААС от 27.03.2013 N 09АП-6046/13, Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 22.03.2017 по делу N 33-8652/2017, ФАС Северо-Кавказского округа от 07.08.2009 по делу N А32-7049/2008-29/161).

Налог на прибыль

Отметим, что нормы главы 25 НК РФ прямо не указывают на возможность учета при расчете налогооблагаемой прибыли сумм расходов в виде неосновательного обогащения, равно как и не содержат прямого запрета на такие действия.
В то время как суммы неустойки, проценты за пользование чужими средствами и суммы возмещения убытков в виде госпошлины учитываются в составе внереализационных расходов на основании пп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ как расходы на возмещение причиненного ущерба. Признаются указанные расходы на дату вступления в силу решения арбитражного суда (пп. 8 п. 7 ст. 272 НК РФ, письма Минфина России от 01.12.2014 N 03-03-06/1/61165, от 07.03.2014 N 03-03-06/2/10089).
Вопрос включения рассматриваемых затрат в состав расходов по налогу на прибыль является неоднозначным. Так, в письме УФНС России по г. Москве от 03.09.2012 N 16-15/082389@ специалисты налогового органа выразили позицию, согласно которой отнесение к внереализационным расходам сумм присужденного неосновательного обогащения неправомерно (смотрите также письмо Минфина России от 20.02.2008 N 03-03-06/2/16).
Однако в рассматриваемой ситуации правовое значение имеет соответствие затрат в виде неосновательного обогащения общим условиям принятия расходов по налогу на прибыль (смотрите также постановление АС Западно-Сибирского округа от 06.08.2014 N А27-15256/2013).
В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ в целях главы 25 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 НК РФ). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
Перечень расходов, которые могут быть учтены для целей налогообложения прибыли, является открытым (пп. 49 п. 1 ст. 264, пп. 20 п. 1 ст. 265 НК РФ), что означает возможность признания в налоговом учете любых затрат, отвечающих требованиям п. 1 ст. 252 НК РФ, прямо не поименованных в ст. 270 НК РФ.
В соответствии с п. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ к внереализационным расходам относятся затраты на возмещение причиненного ущерба. Учитывая выводы, содержащиеся в Определении ВС РФ от 11.09.2015 N 305-КГ15-6506 по делу N А40-84941/2014, данную норму можно использовать и при учете расходов в виде уплаты неосновательного обогащения за использование сезонной дороги без договора.
В данном Определении суд учел, что имущество, за пользование которым налогоплательщик по решению суда выплатил сумму неосновательного обогащения, использовалось им в предпринимательской деятельности, а потому сумма неосновательного обогащения подлежит учету в расходах на основании п. 1 ст. 252 НК РФ. При этом, по мнению суда, взысканные с налогоплательщика суммы неосновательного обогащения представляли собой не что иное, как плату за пользование имуществом, т.е. экономическая природа взысканных с налогоплательщика сумм тождественна экономической природе арендной платы, включаемой обычно в состав расходов для целей налога на прибыль.
О правомерности учета выплаченных по решению суда сумм неосновательного обогащения в расходах сказано также в постановлениях АС Поволжского округа от 27.02.2015 N Ф06-20706/2013 по делу N А12-20435/2014, АС Центрального округа от 29.04.2015 N Ф10-854/2015 по делу N А64-756/2014. В рассматриваемых делах суммы неосновательного обогащения за пользование чужим имуществом определялись исходя из рыночного размера арендной платы, которая вносилась бы при нормальном хозяйственном обороте в случае использования такого имущества на законных основаниях.
Таким образом, в рассматриваемой ситуации также можно прийти к выводу, что расходы на выплату неосновательного обогащения прямо связаны с осуществлением организацией хозяйственной деятельности, направленной на получение дохода, то есть отвечают критериям, установленным в ст. 252 и пп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ (в случае, когда пользование сезонной дорогой связано с предпринимательской деятельностью организации).
Также, если имущество фактически использовалось налогоплательщиком в его деятельности, направленной на получение дохода, возникшие в связи с этим расходы также в виде процентов, которые в соответствии с п. 2 ст. 1107 ГК РФ начисляются на неосновательно сбереженную плату за внедоговорное пользование таким имуществом, могут быть учтены при налогообложении.
Как указано в Обзоре судебной практики ВС РФ N 2 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016) (разъяснения, вопрос 8) предусмотренный п. 2 ст. 270 НК РФ запрет для включения в состав расходов по налогу на прибыль штрафов, пеней и иных санкций, перечисляемых в бюджет, на рассматриваемые проценты не распространяется.

Бухгалтерский учет сумм неосновательного обогащения

По нашему мнению, сумма неосновательного обогащения, подлежащая уплате организацией, включается в состав прочих расходов (п. 12 ПБУ 10/99 «Расходы организации» (далее — ПБУ 10/99)) в сумме, присужденной судом (п. 14.2 ПБУ 10/99), на дату вступления соответствующего решения суда в силу (п.п. 16, 18 ПБУ 10/99). Если только ранее, до вынесения судом окончательного решения, организация не создавала оценочное обязательство (пп. 4, 5 ПБУ 8/2010 «Оценочные обязательства, условные обязательства и условные активы» (далее — ПБУ 8/2010))
Согласно п. 15 ПБУ 10/99 прочие расходы подлежат зачислению на счет прибылей и убытков организации, кроме случаев, когда законодательством или правилами бухгалтерского учета установлен иной порядок.
Учитывая изложенное, а также принимая во внимание положения Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкции по его применению, утвержденных приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н, считаем, что операции, связанные с выплатой неосновательного обогащения, могут быть отражены на счетах бухгалтерского учета организации-должника следующим образом:
Дебет 91, субсчет «Прочие расходы», Кредит 76
— на основании вступившего в силу решения суда начислены к уплате суммы в виде неосновательного обогащения
или
Дебет 96 Кредит 76
— сумма подлежащая взысканию по решению суда, вступившему в силу, списывается в счет ранее признанного оценочного обязательства (п. 21 ПБУ 8/2010).
Дебет 76 Кредит 51
— суммы неосновательного обогащения перечислены потерпевшему с расчетного счета организации.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Ткач Ольга

Ответ прошел контроль качества

22 апреля 2018 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

————————————————————————-
*(1) Ранее в письмах от 28.10.2013 N 03-07-11/45656 и от 25.10.2013 N 03-07-11/45200 Минфин России указывал, что суммы неосновательного обогащения носят компенсационный характер, и поэтому не являются объектом обложения НДС. Однако позднее, в письме от 07.04.2016 N 03-07-11/19709 Минфин России пояснил, что в данных письмах даны разъяснения по вопросу, касающемуся получения налогоплательщиком сумм неосновательного обогащения, не связанных с оплатой реализуемых им товаров (работ, услуг).
*(2) Напомним, что в соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 162 НК РФ налоговая база увеличивается на суммы, полученные в счет увеличения доходов либо иначе связанных с оплатой реализованных товаров (работ, услуг).
Из смысла приведенной нормы следует, что в налоговую базу по НДС включаются суммы денежных поступлений, каким-либо образом связанных с оплатой реализованных товаров (работ, услуг). При этом денежные средства, не связанные с оплатой товаров (работ, услуг), подлежащих обложению НДС, в налоговую базу не включаются (смотрите, например, письма Минфина России от 26.01.2016 N 03-07-07/2853, от 13.05.2015 N 03-03-06/4/27439, от 30.04.2015 N 03-07-11/25150, от 09.08.2011 N 03-07-11/215, постановление Тринадцатого ААС от 10.08.2015 N 13АП-14995/15).
*(3) В то же время из постановлений ФАС Северо-Западного округа от 26.12.2013 N Ф07-9724/13 по делу N А56-20087/2013, ФАС Поволжского округа от 14.11.2011 N Ф06-9569/11 по делу N А12-1983/2011 (определением ВАС РФ от 21.11.2012 N ВАС-14810/12 отказано в передаче в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора) следует, что для ситуаций, когда неосновательное обогащение возникает из договорных отношений между сторонами по оказанию услуг (предоставления имущества в аренду), возникает объект обложения НДС.
Также полученные суммы неосновательного обогащения будут признаваться в качестве объекта обложения НДС в случае бездоговорного потребления электроэнергии или тепловой энергии, когда в силу специальных норм законодательства отсутствие договорных отношений не освобождает потребителя от обязанности возместить стоимость отпущенной ему энергии (смотрите, например, постановление АС Северо-Западного округа от 18.02.2016 N Ф07-4003/15 по делу N А56-18113/2015, постановлении АС Северо-Западного округа от 24.11.2015 по делу N А26-447/2015 в отношении бездоговорного потребления электроэнергии (Определением Верховного суда РФ от 23.03.2016 N 307-КГ16-1324 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам)).
Однако позднее суды, основываясь на выводах, содержащихся в п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 N 33 о невключении в налоговую базу НДС стоимости выбывшего имущества, приходят к выводу, что неосновательное обогащение при бездоговорном потреблении электроэнергии или газа не образует объекта обложения НДС (постановление Шестнадцатого ААС от 07.02.2018 N 16АП-5099/17, постановления АС Московского округа от 18.07.2017 по делу N А40-13192/2016, АС Поволжского округа от 29.05.2017 N Ф06-20806/2017).