Нарушение прав инвалидов суд

Судебная защита прав инвалидов (Гусев А.Ю.)

Дата размещения статьи: 22.04.2015

Социальная защита инвалидов — одно из важных направлений государственной политики. В законодательстве она представлена как система гарантированных государством экономических, правовых мер и мер социальной поддержки, обеспечивающих инвалидам условия для преодоления ограничений жизнедеятельности и направленных на создание им равных с другими гражданами возможностей участия в жизни общества.
Меры правового характера в системе социальной защиты инвалидов определены как в международных документах, так и в национальном законодательстве отдельных стран. Все они направлены на создание в государстве для инвалидов возможностей для нормальной жизнедеятельности, в том числе для реализации предоставленного Конституцией РФ всем гражданам страны права на труд, на социальное обеспечение, на охрану здоровья и др. Так, Конвенция МОТ N 159 о профессиональной реабилитации и занятости инвалидов, принятая 20 июня 1983 г. (ст. 2 — 4, 8), обращает внимание на необходимость учитывать принцип равенства возможностей инвалидов и трудящихся в целом, в том числе мужчин и женщин. Особое внимание уделено организации и оценке служб профессиональной ориентации, профессионального обучения, трудоустройства, занятости.
Стандартные правила обеспечения равных возможностей для инвалидов изложены в Резолюции 48/96 Генеральной Ассамблеи ООН от 20 декабря 1993 г. В них подчеркивается, что инвалиды и их организации являются полноправными партнерами в обществе.
Основополагающим международным актом в рассматриваемой сфере можно назвать Конвенцию о правах инвалидов, принятую Генеральной Ассамблеей ООН 13 декабря 2006 г. Провозглашено право инвалидов на жизнь, образование, труд, на наиболее достижимый уровень здоровья, доступ ко всем видам услуг, равенство со всеми другими гражданами перед законом и доступ к правосудию и т.д. (ст. 5, 10, 12, 13, 23 — 25, 27, 28 и др.).
Рекомендации международных документов восприняты многими российскими нормативными правовыми актами. Назовем основные из них: Трудовой и Жилищный кодексы РФ, Федеральные законы от 17 июля 1999 г. 178-ФЗ «О государственной социальной помощи» (далее — Закон о социальной помощи), от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ «О ветеранах» (далее — Закон о ветеранах), от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (далее — Закон об инвалидах), от 2 августа 1995 г. «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» (далее — Закон о социальном обслуживании инвалидов), от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».
Трудовой кодекс РФ устанавливает для инвалидов определенные гарантии в сфере труда (ст. 95, 99, 128 и др.).
В Законе о социальной помощи речь идет о социальных услугах, предоставляемых инвалидам различных категорий, включая инвалидов войны, детей-инвалидов (см. ст. 6.2, 12.1 и др.).
Инвалидам войны особое внимание уделено в Законе о ветеранах. Например, они имеют льготы по пенсионному обеспечению, при улучшении жилищных условий и установке квартирного телефона, оплате жилой площади и оплате коммунальных услуг; право на получение медицинской помощи в медицинских организациях, к которым были прикреплены в период работы до выхода на пенсию, профессиональное обучение.
Закон об инвалидах гарантирует данной категории граждан России (помимо того, о чем уже было сказано выше) оказание квалифицированной медицинской помощи, обеспечение беспрепятственного доступа к информации, к объектам социальной инфраструктуры, ежемесячные денежные выплаты, социально-бытовое обслуживание (ст. 9 — 11.1, 13 — 15, 17, 28 — 28.1).
Закон о социальном обслуживании инвалидов дополнительно предусматривает право этой категории граждан на осуществление трудовой деятельности в стационарных учреждениях социального обслуживания, получение отпуска продолжительностью 30 календарных дней (ст. 13).
Как видно даже из перечисленного выше, российское законодательство предусматривает широкие возможности для обеспечения нормальной жизнедеятельности лиц, имеющих стойкую утрату трудоспособности, но, к сожалению, далеко не всегда оно определяет конкретный механизм реализации этих возможностей, ряд правовых норм вообще носит декларативный характер. На проблемы, связанные с реализацией прав инвалидов, неоднократно указывал в своих ежегодных докладах Уполномоченный по правам человека в России. Не получив разрешения своих проблем в учреждениях государственной власти и управления, инвалидам приходится обращаться за судебной защитой своих прав.
Анализ судебной практики дает основания утверждать, что наиболее часто инвалиды имеют претензии к медико-социальной экспертизе, устанавливающей инвалидность, обеспечению их техническими средствами, оказанию им квалифицированной медицинской помощи, предоставлению путевок на санаторно-курортное лечение, жилплощади и земельных участков.
Приведем конкретные примеры.
Уполномоченный по правам человека в России в одном из своих докладов обратил внимание на дефекты правового регулирования установления инвалидности детям с синдромом Дауна. Синдром Дауна не включен в действующий Перечень заболеваний, дефектов, необратимых морфологических изменений, нарушений функций органов и систем организма, при которых группа инвалидности (без указания срока переосвидетельствования) устанавливается детям не позднее чем через два года после первичного признания их инвалидами (установления категории «ребенок-инвалид»). Инвалидность детям с синдромом Дауна устанавливается не при рождении, а чаще всего по достижении ими трех лет. Первичную инвалидность дают на один год с дальнейшим переосвидетельствованием, оформление и прохождение которого требует от родителей ребенка немалых испытаний. При этом результат переосвидетельствования известен заранее: заболевание не исчезнет.
Такой пробел в регулировании данного вида отношений при установлении инвалидности детям с синдромом Дауна требует своего устранения.
Согласно ст. 15 Закона об инвалидах планировка, строительство и реконструкция административных и жилых зданий и сооружений осуществляются с учетом приспособлений для доступа лиц с ограниченными возможностями здоровья. На практике это требование закона никогда не соблюдалось должным образом. За 18 лет с момента его вступления в силу немало зданий возведено и принято в эксплуатацию без всяких пандусов. В настоящее время при входе в административные здания пандусы уже стали появляться, но в многоквартирных жилых домах, в которых проживают собственники квартир, с оборудованием пандусов возникают трудности. Причина в том, что в соответствии с ч. 2 ст. 36 Жилищного кодекса РФ собственники помещений в многоквартирном доме владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом своего дома. Поэтому и вопрос установки пандуса должен решаться на общем собрании собственников. Как показывает анализ поступивших в отчетном году жалоб, согласия на установку пандуса они обычно не дают и, надо признать, имеют на это полное право . Налицо противоречие между нормами Закона об инвалидах и Жилищного кодекса РФ.
———————————
Реплика редактора: представляется дискуссионным утверждение автора о том, что отсутствие согласия собственников жилья в многоквартирном доме на установку пандуса выступает непреодолимым препятствием в реализации специальных норм, имеющих императивную направленность в целях создания минимально необходимых условий для активной жизнедеятельности лиц с ограниченными физическими возможностями.

До настоящего времени пробел в правовом регулировании указанных правоотношений не устранен.
Фонд социального страхования РФ довольно часто является ответчиком по гражданским делам при обращениях инвалидов в суд, поскольку финансовое обеспечение многих прав инвалидов осуществляется за счет средств, находящихся в его распоряжении. Это касается и путевок на санаторно-курортное лечение, которые полагаются инвалидам, о чем свидетельствуют приведенные ниже решения (Определения) вологодских судов.
Апелляционным определением Вологодского областного суда от 26 апреля 2013 г. признано законным и обоснованным решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 12 марта 2013 г., которым на региональное отделение ФСС РФ возложена обязанность предоставить гражданину путевку на санаторно-курортное лечение за предыдущий год в соответствии с медицинскими рекомендациями. Ответчик в апелляционной жалобе, ссылаясь на нарушение норм материального права, ставил вопрос об отмене такого решения суда. В частности, указывалось, что в действующих нормативных правовых актах не зафиксирована обязанность Фонда ежегодно предоставлять санаторно-курортную путевку инвалиду, а также имелась ссылка на недостаточность финансирования.

Вологодский областной суд в первую очередь сослался на ст. 6.2 Закона о социальной помощи, согласно которой в состав предоставляемого гражданам набора социальных услуг включено предоставление при наличии медицинских показаний путевки на санаторно-курортное лечение, осуществляемое в соответствии с законодательством об обязательном социальном страховании. Далее было указано, что п. 3.3 Порядка предоставления набора социальных услуг отдельным категориям граждан, утвержденного Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 328, предусматривает приобретение путевок на санаторно-курортное лечение Фондом социального страхования РФ. В силу п. 3.7 указанного Порядка при наличии справки для получения путевки граждане обращаются с заявлением о предоставлении санаторно-курортной путевки в исполнительные органы ФСС РФ или в органы социальной защиты населения, с которыми исполнительный орган Фонда заключил соглашение о совместной работе по обеспечению граждан путевками на санаторно-курортное лечение, по месту жительства до 1 декабря текущего 2012 г. для последующей передачи заявлений в исполнительные органы Фонда. На основании п. 3.9 Порядка исполнительные органы Фонда и органы социальной защиты населения по месту жительства выдают гражданам санаторно-курортные путевки в соответствии с их заявлениями и справками для их получения.
Как видно из приведенных норм, условиями для предоставления путевки на санаторно-курортное лечение являются, во-первых, обращение с заявлением лица, имеющего право на ее получение, и, во-вторых, наличие медицинских документов, необходимых для предоставления путевки на санаторно-курортное лечение. Доводы ответчика о недостаточности финансирования и большое количество лиц, имеющих право на данный вид льгот при наличии у гражданина права на обеспечение путевкой на санаторно-курортное лечение, не являются основаниями для отказа инвалиду в судебной защите таких прав.
Анализ действующего законодательства, регулирующего правоотношения сторон в рассматриваемой сфере, свидетельствует: право инвалида на получение санаторно-курортного лечения в качестве средства реабилитации не ставится в зависимость от наличия или отсутствия в данном регионе иных лиц, нуждающихся в таком лечении. В Законе о социальной помощи также нет положения о получении гражданином путевки в порядке очередности. Есть основания утверждать, что право на санаторно-курортное лечение при наличии медицинских показаний как средство реабилитации инвалида должно реализовываться ежегодно и без каких-либо условий.
Далеко не со всеми судебными решениями, постановленными при обращении инвалидов за своей защитой, можно согласиться. В качестве примера приведем дела о первоочередном предоставлении инвалидам земельного участка.
В мае 2012 г. гражданка, являющаяся инвалидом 2-й группы, обратилась в Ростовский районный суд Ярославской области с исковым заявлением, в котором просила обязать орган местного самоуправления предоставить ей земельный участок для индивидуального жилищного строительства. Из иска следовало, что в 2010 г. она обратилась в орган местного самоуправления с заявлением о предоставлении земельного участка для указанной цели с учетом распространения на нее ст. 17 ЖК РФ, однако земельный участок ей так и не был предоставлен. Ростовский районный суд 27 июня 2012 г. в удовлетворении ее требований отказал, ссылаясь на п. 14 ст. 17 Закона об инвалидах. Суд исходил из того, что право инвалидов на первоочередное получение земельных участков для индивидуального жилищного строительства относится к числу гарантий государства в жилищной сфере. Нормы ст. 17 указанного Закона направлены на улучшение жилищных условий инвалидов и семей, имеющих в своем составе инвалидов, если они признаны в установленном порядке нуждающимися в улучшении жилищных условий. Истец ни на момент подачи заявления, ни на день вынесения настоящего решения на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий не состояла.
Подобный подход к применению ст. 17 Закона об инвалидах был осуществлен и в Ленинградской области. Определением Ленинградского областного суда от 21 ноября 2013 г. оставлено в силе решение Ломоносовского районного суда от 9 сентября 2013 г. В судебных решениях указано, что оснований для предоставления истице земельного участка по упрощенной процедуре, без проведения торгов, не имелось, поскольку та не являлась нуждающейся в улучшении жилищных условий.

Приведенные судебные постановления отражают сложившуюся судебную практику разрешения споров по вопросам обеспечения инвалидов земельными участками. Представляется, что такая позиция государственных органов и судов нарушает права и интересы российских инвалидов. Хотелось бы обратить внимание на то, что ст. 17 Закона об инвалидах предоставляет им и семьям, имеющим в своем составе инвалидов, право на первоочередное получение земельных участков не только для индивидуального жилищного строительства, но и для ведения подсобного, дачного хозяйств, садоводства. В трех последних случаях предоставление земельного участка не может рассматриваться как возможность улучшения жилищных условий. В упомянутых же выше Правилах, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27 июля 1996 г. N 901, на которые ссылаются суды, речь идет о предоставлении льгот инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, по обеспечению их жилыми помещениями, оплате жилья и коммунальных услуг, а не о предоставлении земельных участков. Мы полагаем, что нормы Закона об инвалидах, исходя из того что юридическая сила этого нормативного акта выше, должны непосредственно применяться к описанным правоотношениям.
Судебная защита прав инвалидов требует обобщения. Весьма востребованным было бы постановление Пленума Верховного Суда РФ, в котором давались бы разъяснения по спорным вопросам применения законодательства о правах инвалидов. В настоящее время есть лишь отдельные решения высшей судебной инстанции по гражданским делам, истцом в которых выступают инвалиды.
Особое значение для правоприменительной практики имеет признание Верховным Судом РФ недействующими отдельных норм, содержащихся в подзаконных нормативных актах. В данном случае можно вспомнить решения Верховного Суда РФ от 23 января 2007 г. и от 10 июля 2001 г.
В первом случае признан частично недействующим п. 5 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 г. N 56 (с последующими изменениями и дополнениями). Этим самым устранено противоречие между нормами ведомственного акта и абз. 17 и 18 ст. 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», что очень важно для лиц, претендующих на возмещение вреда из средств обязательного социального страхования. В нарушение законодательных норм п. 5 Временных критериев позволял учитывать не только способность потерпевшего после несчастного случая на производстве или возникновения профессионального заболевания выполнять работу в полном объеме по своей прежней профессии, но и способность застрахованного к выполнению иной работы, как равноценной ей по квалификации и оплате, так и менее квалифицированной работы.

Вторым из упомянутых решений Верховного Суда РФ признан недействующим п. 28 Перечня видов высокотехнологичной медицинской помощи, утвержденного Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 28 декабря 2011 г. N 1690н. Он предусматривал отнесение к видам высокотехнологичной медицинской помощи лечение больных (старше 18 лет) с выраженными двигательными, чувствительными, координаторными расстройствами при посттравматических (в том числе послеоперационных) поражениях головного и спинного мозга в раннем восстановительном периоде (до 1 года) с использованием роботизированной механотерапии, прикладной кинезотерапии. Верховный Суд РФ посчитал, что содержание п. 28 Перечня ограничивает возможности лечения больных с указанными видами заболеваний до 1 года, поскольку дальнейшее лечение заболевания при участии финансирования государства невозможно.
Устраняя коллизии правовых норм, обращая внимание на их редакционные неточности, Верховный Суд РФ, по сути, хотя и косвенным образом, участвует в регулировании правовых отношений по обеспечению прав инвалидов. При дальнейшем внесении изменений в законодательные акты разъяснения Верховного Суда РФ, несомненно, принимаются во внимание.

Нарушение прав инвалидов

Нарушение прав инвалидов, как и любое другое нарушение обусловлено следующим. Это противоправное деяние гражданина или должностного лица, злоупотребляющего властью или служебным положением.

Противоправность имеет несколько признаков:

1. Наличие деяния – т.е. может быть в виде активного действия или бездействия;
2. Причинение вреда — направлено против общества;
3. Наличие вины – психическое отношение лица к своему деянию и к последствиям. Вина бывает двух форм: в виде неосторожности и в виде прямого умысла;
4. Ответственность за нарушение прав, кто и как защищает права инвалидов? (социальная защита инвалидов).

За причинение вреда здоровью граждан, приведшего к инвалидности или нарушение иных прав инвалидов, виновные лица, несут материальную, гражданско-правовую, административную и уголовную ответственность.

В случае наличия правонарушения в отношение инвалида, следует понять, это преступление или проступок:

Преступление

Опасное правонарушение, запрещенное УК РФ, за которое следует уголовная ответственность.

Проступок

Общественно опасное правонарушение с меньшей степенью общественной опасности, за которое предусмотрена гражданская или административная ответственность.

Уголовная ответственность

Гражданская ответственность

Административная ответственность

По статьям против жизни и здоровья 111, 112, 113, 116, 117 УК РФ в результате чего человек стал инвалидом.

Неправильное начисление пенсии (ФЗ о пенсиях).

Нарушение прав инвалидов в области трудоустройства и занятости (ст. 5.42 КоАП РФ).

По статье халатность (ст.124), связанной с неисполнением должностным лицом норм, обеспечивающие инвалидам их права.

Дискриминация при осуществлении инвалидом права на образование (ст.19 ФЗ N 181-ФЗ).

Незаконная парковка на месте для инвалидов (ч.2 ст.12.19 КоАП РФ).

Если права инвалида были нарушены, то непосредственно сам инвалид, либо заинтересованные лица могут обратиться в суд за восстановлением его прав.

Если заявителю не удалось восстановить свои права в российских судах Истец может обратиться в Европейский суд по правам человека. Этот суд рассматривает дела, связанные с нарушением прав, закрепленных в Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950г., при условии исчерпания всех внутренних средств правовой защиты в течение 6 месяцев.

ФЗ № 181-ФЗ предусмотрено создание социальной защиты для инвалидов. Эти функции отведены общественным объединениям, которые создаются и действуют с целью защиты прав и законных интересов инвалидов. Эти объединения обеспечивают инвалидам равные с другими гражданами возможности.

Государство обязано таким учреждениям оказывать всестороннюю помощь и содействие (материальную, техническую) вплоть до их финансирования. Представители общественных объединений инвалидов участвуют в законодательном процессе по вопросам, затрагивающим интересы инвалидов.

Социальные группы
Социальное обслуживание
Социальное управление
Социальная организация
Социальное общество
Социальная деятельность
Социальная политика

Назад | | Вверх

Об административной ответственности за нарушение прав и законных интересов инвалидов

Права и законные интересы лиц с ограниченными возможностями здоровья в определенной степени обеспечиваются посредством применения административных мер ответственности в случаях нарушения этих прав и интересов.

Согласно положениям законодательства об административных правонарушениях за несоблюдение прав инвалидов правонарушителю может грозить достаточно строгое административное наказание в виде штрафа для физических и должностных лиц в размере от двух до пяти тысяч рублей, для юридических лиц в размере от тридцати до пятидесяти тысяч рублей.

Так, за отказ работодателя в приеме на работу инвалида в пределах установленной квоты, а также за необоснованный отказ в регистрации инвалида в качестве безработного правонарушителю грозит наказание в виде штрафа в размере от двух до трех тысяч рублей (ст. 5.42 КоАП РФ).

В соответствии со ст. 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» от 24.11.1995 года № 181-ФЗ на каждой стоянке (остановке) автотранспортных средств, в том числе около предприятий торговли, сферы услуг, медицинских, спортивных и культурно-зрелищных учреждений, выделяется не менее 10 процентов мест (но не менее одного места) для парковки специальных автотранспортных средств инвалидов, которые не должны занимать иные транспортные средства. Инвалиды пользуются местами для парковки специальных автотранспортных средств бесплатно.

Несоблюдение указанных требований влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей (ст.5.43 КоАП РФ).

В случае занятия парковочных мест, предназначенных для транспортных средств инвалидов, водителю грозит штраф в размере от трех до пяти тысяч рублей (ч. 2 ст. 12.19 КоАП РФ).

Юридические и должностные лица за уклонение от исполнения требований к созданию условий инвалидам для беспрепятственного доступа к объектам инженерной, транспортной и социальной инфраструктур, а также для беспрепятственного пользования железнодорожным, воздушным, водным, междугородным автомобильным транспортом и всеми видами городского и пригородного пассажирского транспорта, средствами связи и информации несут административную ответственность по ст. 9.13 КоАП РФ в виде штрафа в размере от двух до тридцати тысяч рублей.

Помимо указанных положений меры административной ответственности в виде штрафа предусмотрены за отказ от производства транспортных средств общего пользования, приспособленных для использования инвалидами (ст. 9.14КоАП РФ), а также за организацию системы транспортного обслуживания населения и эксплуатацию транспортных средств без соблюдения требований законодательства, предусматривающих включение в систему транспортного обслуживания населения транспортных средств, доступных для инвалидов (ст. 11.24КоАПРФ).

Как следует из анализа правовых положений законодательства об административных правонарушениях, вышеуказанные меры ответственности в основном направлены на обеспечение беспрепятственного доступа лиц с ограниченными возможностями здоровья к объектам инженерной, транспортной и социальной инфраструктур.

Нарушение прав инвалидов суд

По заданию Верховного суда РФ в соответствии с предлагаемой программой Самарским областным судом проведено изучение судебной практики рассмотрения дел, возникающих в связи с защитой прав инвалидов, за период с 2011 г. по 2013 г.

За вышеуказанный период судами области рассмотрено 725 дел, связанных с защитой прав инвалидов:
в 2011 году всего рассмотрено 57 дел, из них с удовлетворением требований — 27 дел, частично удовлетворены требования – 5 дел, с отказом в удовлетворении требований – 13 дел, прекращено – 12 дел;
в 2012 году всего рассмотрено 459 дел, из них с удовлетворением требований – 157 дел, удовлетворено частично – 9 дел, с отказом в удовлетворении требований – 18 дел, прекращено – 275 дела;
в 2013 году всего рассмотрено 209 дел, из них с удовлетворением требований – 132 дела, удовлетворено частично – 4 дела, с отказом в удовлетворении требований – 1 дело, прекращено — 72 дела.

Анализ дел показал, что судами области рассматривались дела по спорам:
— о проведении медико-социальной экспертизы (отказа МСЭК в установлении инвалидности, её группы, срока переосвидетельствования);
— о предоставлении технических средств реабилитации, а также о предоставлении инвалидам компенсации расходов на приобретение таких средств;
— о предоставлении дополнительной медицинской помощи (о предоставлении путевки на санаторно-курортное лечение, компенсации стоимости санаторно-курортной путевки, обеспечение лекарственными препаратами);
— об обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной инфраструктуры.

Судами области за вышеуказанный период не рассматривались дела:
— об оказании медицинской помощи по восстановительной медицине и реконструктивной хирургии;
— о предоставлении инвалидам компенсации расходов на ремонт технических средств реабилитации, а также о праве наследников умерших инвалидов на компенсацию расходов на предоставление инвалидам компенсации расходов на приобретение и ремонт технических средств реабилитации;
— об оплате проезда или о предоставлении компенсации расходов к месту нахождения организации, в которую выдано направление на изготовление технических средств (изделий) реабилитации;
— о доступе инвалидов к информации, например, требования, связанные с комплектованием библиотек специальной литературой, предоставлением услуг по переводу жестового языка (сурдопереводу, тифлосурдопереводу);
— об обеспечении занятости и условий труда инвалидов.

В основном исковые требования по спорам, связанным с социальной защитой прав инвалидов, были заявлены прокурором в интересах инвалидов в порядке ст. 45 ГПК РФ.

По делам ответчиками привлекались Министерство здравоохранения и социального развития Самарской области, Министерство социально-демографической и семейной политики Самарской области, ГБУ Центры социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов, Бюро МСЭ, а также индивидуальные предприниматели, юридические лица (по спорам об обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной инфраструктуры).

При разрешении споров, суды руководствовались нормами Федерального закона от 24.11.1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской федерации»; Федерального закона от 17.07.1999 года № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи»; Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 29.12.2004 г. N 328 «Об утверждении порядка предоставления набора социальных услуг отдельным категориям граждан», Распоряжения Правительства Российской Федерации от 30.12.2005 г. № 2347-р, которым утвержден федеральный перечень реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду; Постановления Правительства РФ от 20.02.2006 г. № 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом»; Постановления Правительства Самарской области от 21.01.2010 года № 11 «О предоставлении мер социальной защиты инвалидам и отдельным категориям граждан из числа ветеранов, а также об оказании государственной социальной помощи в виде социальных услуг по предоставлению при наличии медицинских показаний путевок на санаторно-курортное лечение и бесплатного проезда на междугородном транспорте к месту лечения и обратно»; Постановления Правительства Самарской области от 15.03.2006 года № 24 «Об утверждении перечня вспомогательных технических средств реабилитации, в том числе изготовленных по индивидуальному заказу, выдаваемых инвалидам бесплатно за счет средств областного бюджета».

1. Дела по спорам, касающиеся проведения медико-социальной экспертизы.

Судами области за период 2011-2013 г. было рассмотрено 10 дел указанной категории, в удовлетворении требований по всем делам отказано. По двум делам судами назначалась судебная экспертиза, проведение которых было поручено Главному бюро медико-социальной экспертизы г. Тольятти в составе № 4, Федеральному Государственному Бюджетному Учреждению Федерального Бюро Медико-Социальной Экспертизы (ФГБУ ФБ МСЭ, г. Москва).

Так, М***О.Ф. обратилась в Автозаводский районный суд г. Тольятти с жалобой в интересах несовершеннолетней дочери о признании решения филиала № 29 ФГУ «Главного бюро МСЭ» по Самарской области незаконным, о признании ребенка инвалидом, указывая, что 26.10.2010 г. в филиале № 29 ФГУ ГБ МСЭ по Самарской области была проведена медико-социальная экспертиза её несовершеннолетней дочери, 1995 года рождения, по результатам которой вынесено экспертное решение – ребенок не инвалид. По данному делу судом назначалась медико-социальная экспертиза, проведение которой поручалось экспертам Главного бюро медико-социальной экспертизы г. Тольятти в составе № 4. Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 15.06.2011г. определение суда о назначении экспертизы было отменено, судебная коллегия не согласилась с выводом суда о поручении проведения экспертизы Главному бюро медико-социальной экспертизы г. Тольятти в составе № 4, т.к. к участию в деле было привлечено в качестве заинтересованного лица Главное бюро медико-социальной экспертизы по Самарской области, а также в определении отсутствовали мотивы назначения экспертизы. При рассмотрении дела судом установлено, что при освидетельствовании несовершеннолетней были выявлены стойкие, незначительные нарушения статодинамических функций не приводящие к значимым ограничениям жизнедеятельности и социальной недостаточности, что не требует социальной защиты и установления категории «ребенок-инвалид». Суд, руководствовался, в том числе пунктами 5,6 Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 г. № 95, и пришел к выводу, что наличие одного из указанных в п. 5 Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом, в связи с чем нарушений действующего законодательства при освидетельствовании несовершеннолетней не установил и решением от 25.07.2011 г. оставил жалобу без удовлетворения. В кассационном порядке решение суда оставлено без изменения.

Решением Самарского районного суда г. Самары от 22.06.2012 г. отказано в удовлетворении П***С.А. к ФКУ Главное Бюро медико-социальной экспертизы по Самарской области состав № 6, Бюро медико-социальной офтальмологического профиля состав № 8 о признании решения об отказе в признании инвалидом незаконным и компенсации морального вреда. П***С.А. указывал, что в 1995 году после нервного стресса он потерял зрение правого глаза с диагнозом «атрофия зрительного нерва», в связи с чем прошел курс лечения. 07.11.2011 г. он прошел освидетельствование в Бюро медико-социальной экспертизы офтальмологического профиля состав № 8. Несмотря на то, что была выявлена низкая острота зрения, нарушение целостности изображения, ограничение полей зрения, качество зрения было признано недостаточно слабым и в присвоении группы инвалидности ему было отказано. По данному делу судом была назначена медико-социальная экспертиза, проведение которой было поручено специалистам Федерального Государственного Бюджетного Учреждения Федерального Бюро Медико-Социальной Экспертизы (ФГБУ ФБ МСЭ, г. Москва). Судом установлено, что при освидетельствовании в БМСЭ состав № 8, впоследствии в порядке обжалования в БМСЭ по Самарской области состав № 6 у П***С.А. было выявлено заболевание органов зрения с незначительными нарушениями зрительной функции. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд принял во внимание вышеуказанные результаты освидетельствования, а также заключение судебной экспертизы о том, что оснований для установления инвалидности не имеется, поскольку нарушения здоровья П***С.А. в виде стойкого незначительного расстройства функций зрительного анализатора не приводят к ограничению основных категорий жизнедеятельности. Судом апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.

2. Дела по спорам, связанные с предоставлением технических средств реабилитации и о компенсации расходов на приобретение таких средств.

За период с 2011-2013 г.г. судами области было рассмотрено 633 дел указанной категории, из них прекращено производством 339 дела.
Практически во всех случаях в суд в защиту инвалидов обращался прокурор, в большинстве исковые требования удовлетворялись в полном объеме, частичное удовлетворение требований связано с добровольным предоставлением инвалидам некоторых средств технической реабилитации, указанных в исковых требованиях.
Прекращение дел по данной категории обусловлено отказом от иска в связи с добровольным исполнением ответчиком, возложенных на него обязанностей по предоставлению технических средств реабилитации.
При рассмотрении дел суды устанавливали, требуются ли конкретному лицу технические средства реабилитации в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида, факт обращения инвалида или его законного представителя, опекуна, попечителя к ответчику с заявлением о предоставлении технических средств реабилитации, а также факт непредставления указанных средств инвалиду.

Так, 18.12.2012 г. Чапаевским городским судом Самарской области вынесено решение об удовлетворении исковых требований прокурора г. Чапаевска в интересах ребенка-инвалида Ч***И.Н. к ГУ СО «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов г. Чапаевска», Министерству социально-демографической и семейной политики Самарской области об устранении нарушений законодательства о социальной защите инвалидов и предоставлении средства технической реабилитации — кресла-коляски прогулочной. Судом установлено, что ребенок-инвалид состоит на учёте в качестве нуждающегося в обеспечении техническими средствами реабилитации согласно индивидуальной программы реабилитации, однако не обеспечен необходимыми техническими средствами реабилитации, предусмотренными Федеральным перечнем реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду, утвержденных Распоряжением Правительства РФ от 30.12.2005 года № 2347-р, а также в соответствии с требованиями ст.ст. 10, 11.1 Федерального закона РФ от 24.11.1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ». В апелляционном порядке решение суда не обжаловалось.

Также заявлялись требования об обеспечении инвалидов такими средствами технической реабилитации, как ходунки, вертикализатор детский и взрослый, подгузники, одноразовые пеленки, простыни, сиденье для ванны мягкое со спинкой, поручни для самоподнимания, электронный ручной видеоувеличитель, приспособление для чистки продуктов, приспособления для одевания и снятия колгот, надкроватный столик, эндопротез, трости, глазные протезы, слуховые аппараты, телевизоры с телетекстом, телефонные устройства с текстовым выходом, сигнализаторами звука световыми и вибрационными, другие.

За указанный период было рассмотрено 1 дело о компенсации расходов на приобретение технических средств реабилитации, исковые требования удовлетворены.

Решением Комсомольского районного суда г. Тольятти Самарской области от 18.02.2011 г. был удовлетворен иск Ж***Д.С. к Государственному учреждению Самарской области «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов Комсомольского района г.о. Тольятти»: признан незаконным отказ в выплате Ж***Д.С. компенсации за приобретенное за счет собственных средств техническое средство реабилитации – «динамический параподиум» и на ответчика возложена обязанность в месячный срок выплатить истцу компенсацию за приобретенное за счет собственных средств указанное техническое средство в размере 99 990 рублей путем перечисления средств на лицевой банковский счет. При этом судом было установлено, что истец является инвалидом 1 группы пожизненно, 25.11.2009 г. истцу была выдана индивидуальная программа реабилитации, где в качестве технического средства указана система опор динамическая с обеспечением бессрочно. Истец приобрел указанное средство за свой счет и 16.11.2010 г обратился за получением компенсации, однако ему было отказано со ссылкой на то, что данное средство не входит в федеральный перечень технических средств реабилитации. Суд, установив, что аппарат ортопедический «Динамический параподиум» относится к системе опор нижних конечностей и туловища и руководствуясь ст. 11 ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» удовлетворил исковые требования. В кассационном порядке решение суда оставлено без изменения.

3. Дела по спорам, связанным с предоставлением дополнительной медицинской помощи (путевки на санаторно-курортное лечение, компенсации стоимости санаторно-курортной путевки, обеспечение лекарственными препаратами).

За период с 2011 — 2013 г.г. судами области рассмотрено 36 дел указанной категории, из них 20 исков удовлетворено, 9 – отказано, 7 — прекращено в связи с отказом от иска.

Так, по делам о предоставлении путевок на санаторно-курортное лечение сложилась разная практика рассмотрения дел. Судами области принимались решения как об удовлетворении, так и об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований.

Например, прокурор Центрального района г. Тольятти в интересах А***Н.Н. обратился в Центральный районный суд г. Тольятти Самарской области с иском к ГБУ Самарской области «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов Центрального района г.о. Тольятти», Министерству здравоохранения и социального развития Самарской области о предоставлении путевки на санаторно-курортное лечение. Решением суда от 16.08.2013 года иск был удовлетворен, суд обязал ответчиков представить путевку инвалиду 2 группы А***Н.Н. за 2012 год в соответствии с медицинскими показаниями. Судом установлено, что 29.10.2007 г. А***Н.Н. обратился в ГБУ Самарской области «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов Центрального района г.о. Тольятти» с заявлением о предоставлении путевки на санаторно-курортное лечение, предоставив необходимые медицинские документы о нуждаемости в санаторно-курортном лечении. Суд указал, что в соответствии с ч. 2 ст. 6.3 Федерального закона «О государственной социальной помощи» периодом предоставления гражданам социальных услуг является календарный год, однако путевка на санаторно-курортное лечение А***Н.Н. не была предоставлена в течение календарного года. Суд признал необоснованными доводы ответчиков о том, что отсутствует необходимое финансирование, что не позволяет своевременно обеспечить путевками всех граждан, стоящих в очереди, кроме того, обеспечение А***Н.Н. путевкой нарушит права других граждан, вставших на очередь ранее. При этом суд указал, что право истца на обеспечение путевкой не может быть поставлено в зависимость от объемов финансирования и от реализации прав других лиц на получение путевок. В апелляционном порядке решение суда не обжаловалось.

Так, в Шигонский районный суд Самарской области обратился прокурор Шигонского района Самарской области в интересах Ж***В.И. к Министерству здравоохранения и социального развития Самарской области, ГБУ Самарской области «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов муниципального района Шигонский» об обеспечении путевкой на санаторно-курортное лечение, указав, что Ж***В.И. является инвалидом 2 группы и 17.01.2011 г. он обратился в ЦСО с заявлением о предоставлении путевки, однако путевкой не обеспечен. Судом было установлено, что истец стоит в очереди на получение путевки с даты постановки на учет, т.е. с 17.01.2011 г. (с момента подачи заявления), нарушений очередности выдачи путевки по его профилю заболевания, ответчиками не допускалось. Решением суда от 23.04.2012 г. в удовлетворении иска отказано. Суд, отказывая в удовлетворении заявленных требований, пришел к выводу о том, что действующим законодательством не предусмотрена возможность внеочередного обеспечения граждан путевками на санаторно-курортное лечение, внеочередное обеспечение путевкой не может быть осуществлено без нарушения прав других инвалидов, вставших на учет на получение путевки с более раннего срока. В апелляционном порядке решение суда не обжаловалось.

По делам о компенсации стоимости санаторно-курортной путевки суды принимали единообразные решения об отказе в удовлетворении требований, мотивируя тем, что компенсация за не представленную санаторно-курортную путевку законодательством не предусмотрена.

Решением Кировского районного суда г. Самары от 27.09.2012 года отказано в удовлетворении исковых требований К***Н.И. к ГБУ Самарской области «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидом Кировского района г.о. Самара» о предоставлении путевки на санаторно-курортное лечение и выплате компенсации за две ранее непредставленные путевки. Отказывая в удовлетворении требований суд указал, что предоставление путевки на санаторно-курортное лечение осуществляется в порядке очередности, истец получил санаторно-курортное лечение в 2006г., 2007 г., 2009 г. и в 2011 г., вины ответчика в не представлении путевки в 2012 г. не установлено, т.к. в реабилитационной карте истца на 2012 г. не предусмотрено санаторно-курортное лечение, за справкой на предоставление путевки истец не обращался, медицинских показаний на санаторно-курортное лечение нет. Также суд указал, что компенсация за не представленную санаторно-курортную путевку законодательством не предусмотрена. Суд апелляционной инстанции решение суда оставил без изменения.

Решением Автозаводского районного суда г. Тольятти Самарской области от 05.04.2011 г. отказано в удовлетворении иска П***Е.А. в интересах ребенка-инвалида о взыскании денежной компенсации за неиспользованную санаторно-курортную путевку за 2008 и 2009 годы. При этом суд исходил из того, что ни Федеральным законом РФ от 17.07.1999 г. № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи», ни Федеральным законом РФ от 24.11.1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» не предусмотрена возможность получения денежной компенсации взамен входящей в набор социальных услуг путевки на санаторно-курортное лечение, и принимая во внимание, что на период 2008, 2009 г.г. за истцом сохранялось право на получение путевки, которая не была получена по объективным причинам, отказал в удовлетворении иска. При этом суд указал, что истец не лишена права на получение путевки, однако требования о предоставлении путевки истцом не заявлялись. Кассационной инстанцией решение суда оставлено без изменения.

За испрашиваемый период судами области было рассмотрено 1 дело об обеспечении лекарственными средствами, в иске отказано.

13.05.2011 года Чапаевским городским судом Самарской области вынесено решение об отказе в удовлетворении исковых требований прокурора г. Чапаевска в интересах несовершеннолетнего ребенка-инвалида К***Е.В. к Минздравсоцразвитию Самарской области, МУЗ «Центральная городская больница» г. Чапаевска» об устранении нарушений прав на обеспечение лекарственными препаратами и взыскании морального вреда. Судом было установлено, что ребенок-инвалид страдает «Врожденным буллезным эпидермолизом» и нуждается в ежедневном постоянном уходе за кожей в виде наружных мазевых средств и повязок, и имеет право на получение по рецептам врача бесплатных лекарственных препаратов. В ходе судебного разбирательства не нашли своего подтверждения доводы прокурора о ненадлежащих действиях должностных лиц МУЗ ЦГБ при оказании медицинской помощи ребенку-инвалиду. Судом было установлено, что ребенок-инвалид приехал с семьей в г. Чапаевск в 2009 году, в течение 2010 года мать ребенка-инвалида не обращались в медицинское учреждение г. Чапаевска по поводу основного заболевания ребенка, до ноября 2010 года о сложившейся ситуации, связанной с недостаточным количеством лекарственных препаратов, лечащему врачу и руководителю лечебного учреждения не сообщала. Впервые объем используемых ежесуточных наружных средств и лекарственных препаратов был определен в заключении КЭК ГУЗ СО «Самарский кожно-венерологический диспансер» в декабре 2010 года. С 1 квартала 2011 года ребенок-инвалид получает бесплатно по рецептам врача необходимые лекарственные препараты. Причинной связи между действиями ответчиков и физическими страданиями ребенка судом не установлено. В кассационном порядке решение суда не обжаловалось.

4. Дела по спорам, связанным с обеспечением беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной инфраструктуры, обусловленные тем, что задания, строения, сооружения не оборудованы специальными приспособлениями (перилами, настилами, рельсами, пандусами).

Судами области было рассмотрено за период 2011 г. — 2013 г. 46 дел, заявленные иски удовлетворены, решения судов не обжаловались.
По всем делам указанной категории в суд в защиту прав и интересов неопределенного круга лиц (маломобильных групп населения, в том числе инвалидов) обращался прокурор.

Так, прокурор Сызранского района Самарской области в интересах неопределенного круга лиц обратился в Сызранский районный суд Самарской области с иском к Х***О.Ю. об оборудовании магазина пандусами с поручнями. Решением суда от 07.11.2012 года исковые требования удовлетворены, при этом суд руководствовался ст. 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», СНиП 35-01-2001. В ходе рассмотрения дела судом установлено, что помещение магазина «Универмаг» ИП Х***О.Ю. в г. Сызрани находится в собственности Х***О.Ю., помещение имеет наружную лестницу, однако пандусы с поручнями отсутствуют, в связи с чем к объекту социальной инфраструктуры не обеспечен доступ маломобильных групп населения.

18.11.2013 года Чапаевским городским судом Самарской области удовлетворен иск прокурора г. Чапаевска в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц к МБОУ ДОД «Детская музыкальная школа № 2» г. Чапаевска об устранении нарушения законодательства о социальной защите инвалидов и принятии мер к беспрепятственному доступу маломобильных групп населения в здание путем обустройства лестницы пандусом либо другим приспособлением для доступа инвалидов, в том числе с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата. В ходе судебного разбирательства было установлено, что вход в образовательное учреждение музыкальной школы осуществляется по ступеням, не оборудованным пандусами или другими средствами подъема, что препятствует доступу в здание школы маломобильных групп населения, в том числе инвалидов с нарушениями опорно-двигательного аппарата, что существенно нарушает права граждан на пользование объектом социальной инфраструктуры.

Аналогичным образом были рассмотрены другие дела указанной категории.
Кроме того, судами области были рассмотрены 2 дела в связи с защитой прав инвалидов иной категории, чем указано в предлагаемой программе Верховного Суда РФ.

Так, В***Е.А. в интересах своей несовершеннолетней дочери, 2005 года рождения, обратилась в Автозаводской районный суд г. Тольятти Самарской области к АНО ДО «Планета детства «Лада» о перерасчете оплаты за содержание в детском дошкольном учреждении, ссылаясь на ст. 18 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в РФ», при этом указав, что её дочери установлена инвалидность с 17.11.2010 г., она посещала дошкольное учреждение до мая 2012 г. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что ответчик АНО ДО «Планета детства «Лада» является некоммерческой организацией, имеющей лицензию на ведение образовательной деятельности, не имеет прибыли, которую можно направить на предоставление льгот по оплате за содержание в детском саду детей-инвалидов, финансирование деятельности ответчика осуществляется из бюджета Самарской области и г.о. Тольятти путем предоставления субсидий строго по целевому назначению, которые не предусматривают обеспечение содержания детей-инвалидов. Мэрия г. Тольятти обратилась к губернатору Самарской области с просьбой о разработке нормативно-правового акта, регулирующего возможность обеспечения содержания детей-инвалидов в некоммерческих организациях. Судом апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.

К*** Е.Н. обратился в Автозаводской районный суд г. Тольятти Самарской области с иском к ООО «Департамент ЖКХ» о признании незаконными действий в части не предоставления льгот в размере 50 % по оплате жилья и производстве перерасчета платежей, ссылаясь на ст. 17 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в РФ».
Судом установлено, что К*** Е.Н. является собственником квартиры, расположенной по адресу г.Тольятти, ***. К*** Е.Н. является инвалидом первой группы по общему заболеванию бессрочно, и с 01.08.2008 г. как инвалид получает ежемесячные денежные выплаты по оплате жилого помещения и коммунальных услуг в соответствии с Законом Самарской области от 10 июля 2008 N 71-ГД «О мерах социальной поддержки по оплате жилого помещения и коммунальных услуг, предоставляемых отдельным категориям граждан, проживающих в Самарской области, и о внесении изменений в отдельные Законы Самарской области».
В соответствии со статьей 17 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в РФ» и Постановлением Правительства РФ от 27.07.1996 г. № 901 «О предоставлении льгот инвалидам и семьям, имеющим детей инвалидов, по обеспечению их жилыми помещениями, оплате жилья и коммунальных услуг» инвалидам предоставляется скидка 50 % на оплату жилого помещения (в домах государственного или муниципального жилищного фонда) и оплату коммунальных услуг (независимо от принадлежности жилищного фонда).
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд обоснованно пришел к выводу, что истец, являясь собственником квартиры, которая не относится ни к муниципальному, ни к государственному жилищному фонду, в связи с чем имеет право на льготу в размере 50% только на оплату коммунальных услуг на долю жилого помещения, приходящуюся на него самого. Судом кассационной инстанции решение Автозаводского районного суда г. Тольятти Самарской области от 14.04.2011 года оставлено без изменения.

При рассмотрении дел запрашиваемой категории у судей возник следующий вопрос, требующий разъяснения Верховным Судом Российской Федерации:
«Является ли основанием для отказа в удовлетворении иска об обеспечении инвалида путевкой на санаторно-курортное лечение, нуждающегося в таком лечении в соответствии с выданной медицинским учреждением справкой для получения путевки, отсутствие у уполномоченного органа средств на обеспечение инвалидов путевками, а также то обстоятельство, что не обеспечены путевками инвалиды, стоящие в очереди на обеспечение путевками до истца».

Представляется, что по делам об обеспечении инвалидов путевками на санаторно-курортное лечение правильным будет удовлетворение требований независимо от отсутствия необходимого финансирования и наличия иных граждан, не обеспеченных путевками.
В соответствии с п. 1.1 ч. 1 ст. 6.2 ФЗ РФ от 17.07.1999 г. N 178-ФЗ «О государственной социальной помощи» инвалиды имеют право на предоставление при наличии медицинских показаний путевки на санаторно-курортное лечение в целях профилактики основных заболеваний.
На основании ч. 2 ст. 6.3 ФЗ «О государственной социальной помощи» периодом предоставления гражданам социальных услуг является календарный год.
Согласно п. 3.7 Порядка предоставления набора социальных услуг отдельным категориям граждан, утвержденного Приказом Минздравсоцразвития РФ от 29.12.2004 г. N 328, при наличии справки для получения путевки граждане обращаются с заявлением о предоставлении санаторно-курортной путевки в исполнительные органы Фонда социального развития Российской Федерации или органы социальной защиты населения.
В соответствии с п. 3.9 указанного Порядка, исполнительные органы Фонда и органы социальной защиты населения по месту жительства выдают гражданам санаторно-курортные путевки в соответствии с их заявлениями и справками для ее получения.
Поскольку учет граждан на получение указанной услуги введен законодателем не с целью организации очередности на получение социальной государственной услуги, а для обеспечения реализации права граждан на получение социальных услуг в сроки, предусмотренные законом, а также для обеспечения качественного и эффективного расходования средств, направляемых на предоставление социальных услуг, право граждан на обеспечение путевкой не может быть поставлено в зависимость от объемов финансирования и от реализации прав других лиц на получение путевок.

Судья Самарского областного суда Пиякова Н.А.