Мнимая сделка дарения судебная практика

Договор дарения: судебная практика

Достаточно популярным видом сделок в гражданском обороте, которые заключаются чаще всего между родственниками или близкими людьми, является договор дарения. Он представляет собой сделку, по которой одна сторона передает другой предмет договора (квартиру, долю имущества автомобиль, и т.д.) без наличия встречных обязательств, передачи вещи или права. Как правило, договоры дарения заключаются между близкими людьми или родственниками.

Признание договора дарения мнимой сделкой

Зачастую стороны фактически совершают сделку, которая имеет обязательственные отношения, не понимая правовой природы договора дарения или имея какой-то скрытый умысел, тем самым осуществляя гражданское правонарушение. Последствием такого действия может быть признание договора дарения мнимой сделкой, с применением всех правовых последствий, которые вытекают из фактических имущественных отношений. Как показывает судебная практика, такие сделки достаточно часто являются предметом спора судебных процессов о признании договоров дарения мнимой сделкой.

Чаще всего под прикрытием сделки договора дарения осуществляются договоры купли-продажи имущества или мены. Наиболее распространенным является передача таким способом в собственность части (доли квартиры, дома или другого имущества). Целью совершения притворной сделки является желание игнорировать права сособственника имущества на первоочередное приобретение жилья (доли квартиры, дома или другого имущества). Такое право сособственника определено положением ст. 250 ГК России. Только в случае, когда доля имущества, находящегося в совместной собственности, подарена, на собственника не распространяется преимущественное право первоочередности приобретения имущества. Такая сделка определена нормами гражданского законодательства как ничтожная, на что прямо указывает статья 170 ГК России.

При выявлении сособственником имущества факта осуществления такой мнимой (притворной) сделки, она может быть оспорена в судебном порядке с применением всех правовых последствий. В этом случае исковыми требованиями истца должны быть требования о переводе прав и обязанностей покупателя по договору на него в связи с тем, что договор дарения доли квартиры, дома или другого имущества являлся мнимой сделкой, а стороны между собой фактически заключили договор купли-продажи. В этом случае к отношениям сторон необходимо применять правила купли-продажи доли, а не договора дарения. Такая правовая позиция изложена в п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ № 10/22.

Примером такого решения служит Апелляционное определение Ульяновского областного суда по делу № 33-1567/2013 от 21.05.2013 г. Из него следует, что требования истца о признании сделки по договору дарения притворной и переводе прав и обязанностей покупателя на него, как имеющего преимущественное право покупки, были удовлетворены. Одним из основанием для вынесения такого решения послужил факт предъявления оригинала расписки суду, которая свидетельствует о наличии обязательственных отношений между сторонами по договору дарения.

Признание договора дарения незаключенным

Достаточно неоднозначным, но частым случаем в судебной практике является ситуация, связанная со смертью дарителя до момента, когда одаряемый произвел государственную регистрацию права на подаренную квартиру или дом, или часть какого-либо имущества, подлежащего обязательной гос. регистрации.

Одним из типичных примеров такого случая в судебной практике является ситуация, описанная в решении Московского районного суда г. Нижнего Новгорода от 14.06.2012 по делу № 2-854/2012-М-422/2012, которая сложилась между родственниками. Истцом (одаряемым) было заявлено исковое требование о признании действительным договора дарения, после отказа ему в гос. регистрации уполномоченным органом в связи со смертью дарителя. В то же время ответчиком по делу кроме органа гос. регистрации был родственник, у которого возникло наследственное право на спорную квартиру, поскольку та не была зарегистрирована, а значит, несмотря на заключение договора дарения умершего с истцом, переход права к одаряемому не произошел, и квартира перешла в категорию наследственного имущества. Суд отказал истцу в удовлетворении требований в связи с тем, что действия, свидетельствующие о принятии дара, то есть гос. регистрация квартиры, не произведены до момента смерти дарителя (ст. 574 ГК России), поэтому право собственности у него не возникло, и переход права собственности не произошел.

Похожая ситуация изложена в судебном решении Московского районного суда города Чебоксары от 26.05.2009 г. Истцом по делу выступал родственник (наследник умершего), который предъявил исковые требования о признании договора дарения между одаряемым и наследодателем незаключенным. В связи с тем, что права собственности на земельный участок и расположенный на нем дом были зарегистрированы после смерти дарителя, суд посчитал, что одаряемый принял меры, свидетельствующие о принятии им дара, и реализовал волю умершего, проявленную в договоре. Одаряемым было подано заявление на проведение гос. регистрации имущества до смерти дарителя. Поэтому в иске о признании договора дарения незаключенным дарителю было отказано. Основанием для принятия решения стали положения ст. 574 ГК России, предусматривающие письменную форму сделки и ее гос. регистрацию, а также ст. 9,13,16 ФЗ от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ О гос. регистрации прав, а также ч. 2 ст. 17 ГК РФ и ст. 1112 ГК России.

По данному делу можно сказать, что оно является исключением из общего правила вынесения судебных решений, поскольку, анализируя судебную практику, можно сказать, что суды отсутствие регистрации на день смерти дарителя считают основанием для возникновения возможности изменения правового режима имущества, которое было передано по договору дарения. Как правило, суды принимают решения, на основании которых сделка по договору дарения без соответствующей гос. регистрации считается незаключенной, а имущество в таком случае переходит в категорию наследственного.

Расторжение договора дарения

Что касается права требовать в судебном порядке расторжения договора дарения, то оно может быть реализовано только стороной договора или ее представителем, в отличие от признания договора дарения недействительным, которое может быть заявлено любым заинтересованным лицом. Одним из оснований для расторжения договора дарения, исходя из анализа судебной практики, может быть отказ от принятия дара одаряемым.

Одним из таких интересных примеров судебной практики служит определение Апелляционного суда Брянского областного суда по делу № 33-2021/2015. В порядке судебного производства дела было установлено, что истец обратилась в суд с требованием к ответчикам о принятии отказа от дара и расторжении договора дарения. Судом было отказано истцу в удовлетворении требований о расторжении договора дарения. Основанием отказа явилось то, что истец фактически принял дар (дом с земельным участком), а действия сторон были направлены на создание определенных договором правоотношений и породили все правовые последствия договора. После принятия в дар дома истец предпринял попытку к оформлению документов для сдачи недвижимости государству за соответствующую компенсацию по Чернобыльской программе, и только после отказа в праве получить такую компенсацию одаряемый обратился в суд с иском. Поскольку ответчики по иску не возражали против расторжения договора и принятии отказа от дара, суд не усмотрел в данных правоотношениях наличия спора, который подлежит разрешению в судебном порядке. По этим основаниям и было вынесено соответствующее определение суда.

Признание недействительным договора дарения

Для признания договора дарения недействительным применяются общие положения ГК России, которые регламентируют порядок и основания для признания сделок недействительными. Такими основаниями могут быть:

  • несоблюдение требований гражданского законодательства к форме сделки;
  • заключение договора дарения с целью, которая заранее будет противоречить основам правопорядка и нравственности;
  • заключение договора недееспособным лицом под влиянием или заблуждением по поводу природы сделки;
  • под влиянием насилия, обмана и угрозы;

Примером судебного решения, связанного с оспариванием договора дарения части квартиры и требованием признать сделку недействительной, является решение по делу № 2-1600/2015 – М-1167/2015. Истец (даритель) обратился с иском к одаряемым о признании договора дарения доли квартиры недействительным, поскольку положениями договора не предусмотрено право проживания в жилом помещении дарителя. Судом было установлено, что фактов несоответствия сделки требованиям закона, которые предполагают правовые основания признать сделку недействительной, истцом предоставлено не было. Договор дарения доли квартиры соответствовал волеизъявлению сторон, которое было направлено на переход права собственности на квартиру от дарителя (истца) к ответчикам (одаряемым). Отсутствие условий в договоре дарения, которые предполагают сохранение права пользования частью квартиры за дарителем, не являются основанием для оспаривания договора дарения и признания его недействительным. На основании установленных судом фактов и обстоятельств истцу было отказано в удовлетворении исковых требований.

Случаи оспаривания договоров дарения купли-продажи, оспаривания наследства по завещанию и т.д. являются достаточно сложной категорией судебных дел, по которым для достижения положительного результата необходимо участие специалистов в области права (адвокатов, юристов). При осуществлении самой сделки для понимания сути возникших правоотношений и возможных правовых последствий сделки, также необходимо получить профессиональную консультацию.

Признание договора дарения недействительным: судебная практика

Право владельца имущества распоряжаться им по своему усмотрению закреплено в законодательстве Российской Федерации, поэтому собственник может его подарить, продать, пожертвовать, завещать и т.д. Договор дарения – один из наиболее популярных способов распоряжения собственностью. Этот документ фиксирует взаимное согласие сторон безвозмездно передать имущество, ценные бумаги, транспорт, драгоценности, недвижимость, т.п. и принять их, освободив дарителя от имущественного права.

Популярность договора обусловлена тем, что его просто заключать и не сложно исполнять. Он безвозмезден, не облагается налогами, если касается дарения предметов родственникам, обладает рядом других преимуществ. Ограничение на предмет дарения касается оружия, так как передать его можно только лицу, имеющему специальное разрешение.

При совершении сделки следует руководствоваться нормами ГК РФ. Так, при дарении квартиры, земли или другой недвижимости документ следует регистрировать в федеральном управлении и официально переоформить права на собственность. Учитывая то, что договор дарения – это документ, подтверждающий взаимное согласие, то лицо, которому делают подарок, должен быть подробно осведомлен о предмете дарения, его рыночной стоимости, исторической ценности и прочих нюансах. В противном случае факт дарения не может состояться.

В жизни часто происходят ситуации, когда лицо, выступающее дарителем, начинает сожалеть о совершенном им поступке. Так, стороны договора могут поссориться или особа, получившая подарок, относится к нему без должного внимания. Эти и многие другие причины могут послужить основанием для принятия решения об изменении своего мнения и отмены факта дарения или признания сделки недействительной.

Совет: между двумя этими понятиями есть существенная разница. Поэтому, прежде чем обращаться в суд для защиты своих прав, следует четко понимать свою позицию и правильно сформулировать требования, так как судебная практика рассматривает споры исключительно в этих рамках. Если в иске будет звучать просьба об отмене недействительного договора дарения, то такой иск не будет принят к рассмотрению.

Основания для отмены дарения и признания договора недействительным

Какое именно требование следует указывать в иске (отмена дарения или недействительность договора), зависит от причины, по которой даритель или одаренный хочет прекратить действие договора.

Так, для принятия решения об отмене дарения, российское законодательство предусматривает следующие основания:

  • лицо, получившее подарок, покушалось на жизнь дарителя, на кого-то из его близких или умышленно нанесло телесные повреждения упомянутым лицам;
  • одаренный лишил жизни дарителя (умышленно);
  • недостойное обращение с подаренным предметом может привести к ее безвозвратной порче;
  • если подарок был сделан юридическим лицом или чп за счет коммерческих, а не личных средств, менее чем за полгода до объявления этого лица банкротом, что нарушает нормы закона «о банкротстве»;
  • если у дарителя резко снизился уровень жизни, поправить который он может, возвратив себе подаренное имущество;
  • если одариваемое лицо умирает раньше дарителя, то имущество должно вернуться к прежнему хозяину или его наследникам.

Совет: если тот, кто получает дар, хочет, чтобы имущество не было возвращено, ему следует позаботиться о включении в договор дарения пункта о том, что его родственники наследуют подаренное имущество после его смерти. Это особенно актуально в сделках с недвижимостью, где отмена договора дарения квартиры после наступления смерти лица, получившего дар, встречается наиболее часто.

В случае отмены договора дарения предмет соглашения должен быть возвращен дарителю. Существенным недостатком этой практики является то, что в то время, пока имущество находилось у одариваемого, оно могло быть улучшено (сделан ремонт в квартире, тюнинг автомобиля и т.п.), а компенсация ему в этом случае не полагается.

Основаниями для признания сделки дарения недействительной являются:

  • несоответствие заключенного договора законодательству;
  • договор противоречит нравственным нормам;
  • в дарственной не указан непосредственный предмет дарения;
  • если дарителем выступает несовершеннолетний или малолетний;
  • если даритель юридическое лицо, а соглашение не оформлено в письменной форме;
  • если договор был исполнен лицом, признанным судом недееспособным на фоне употребления алкоголя или наркотиков без согласия на то его попечителя или дееспособным, но пребывающим в момент заключения сделки в состоянии неспособности адекватно оценивать свои поступки;
  • если лицо было введено в заблуждение по поводу природы, совершаемой им сделки;
  • если сделка была совершена под влиянием насилия, обмана, угрозы и прочих внешних фактов воздействия;
  • если при сделке дарения квартиры и прочей недвижимости отсутствует регистрация в госорганах;
  • если одариваемым выступает лицо социальной службы, медработник, сотрудник госорганов, которое имеет непосредственное отношение к дарителю, официально опекает его и т.п;
  • если передача имущество осуществляется после смерти дарителя;
  • если договор был совершен только для вида, присутствуют все признаки мнимого договора;
  • если договор был заключен лицом с целью прикрытия другой операции с предметом дарения – притворная сделка.

Такая ситуация часто возникает при хлопотных операциях с продажей части коммунальной квартиры или части другой недвижимости. Сложность состоит в том, что хозяин имущества сначала должен предложить ее выкупить соседям по коммуналке, а если они не могут этого делать, то получить их согласие на продажу. Отказы встречаются нередко, поэтому хозяева вынуждены идти на мнимую или притворную сделку и оформлять договор дарения, если покупатель на это согласится. Совершая подобную сделку, покупатель должен осознавать все связанные с этим действием риски. Ведь после смерти дарителя наследники могут обратиться в суд и оспорить сделку дарения, доказав, что она носила мнимый или притворный характер. Дарственная, которая прикрывает мнимую или притворную сделку, должна быть признана недействительной, так как является ничтожной согласно п. 2 ст. 170 ГК РФ.

Особенности судебной практики

При принятии решения об оспаривании дарственной, признании ее недействительной следует быть готовым к тому, что процесс будет чрезвычайно сложным и длительным. На этот факт не влияет, является истец дарителем, одариваемым или третьей особой, считающей, что были нарушены ее права.

Судебная практика в этом вопросе несовершенна и противоречива, а учитывая то, что эта отрасль права затрагивает материальные выгоды сторон конфликта, то каждый из них готов сделать все возможное и невозможное, чтобы доказать свою правоту и отстоять интересы. Самые жаркие баталии разгораются в случае оспаривания договора дарения квартиры, прочей недвижимости, автомобиля, других вещей, имеющих высокую ценность, в том числе историческую.

Учитывая сложность, неоднозначность и множество нюансов, лицу, желающему отстоять свои интересы, не стоит полагаться только на свои силы в решении конфликта. Лучше воспользоваться помощью специалистов, как и в делах о восстановлении срока для принятия наследства. Анализ судебной практики показывает, что в качестве доказательной базы для признания договора дарения недействительным, свидетельствующей о мнимой или притворной сделке, суд принимает аудиозаписи, видеозаписи, уточняющие детали сделки письменные свидетельства. Что именно необходимо представить, и что будет учтено судом, зависит от причины, по которой был подан иск о признании договора недействительным.

Если были нанесены увечья или даритель находился в невменяемом состоянии, необходимо предоставить справки из лечебных учреждений, копии заявлений, поданных в милицию, и т.д. Судебная практика особое внимание уделяет свидетельским показаниям, поэтому список фигурантов дела должен быть по возможности полнее. Также в иске следует подробно описать все обстоятельства дела, нюансы выполнения сделки.

Одариваемое лицо имеет такое же право на признание договора дарения недействительным, как и даритель. Сделать это он может до того, как имущество было передано ему на официальном уровне. Лицу, которое отказывается от дара, следует иметь в виду, что даритель имеет полное право потребовать от него возмещения понесенного из-за отказа от дара ущерба.

Совет: оформлять отказ от дара следует в такой же форме, как и соглашение о дарении.

Согласно судебной практике принятие решения о признании сделки недействительной не тянет за собой никаких правовых последствий для сторон, кроме тех, что связаны непосредственно с таким решением.

Оспаривание дарственной в суде наследниками после кончины дарителя

Родственники лица, которое при жизни заключило договор дарения на определенные ценные вещи, должны смириться с этим фактом. Анализ судебной практики показывает, что процедура оспаривания таких сделок, направленная на признание договора дарения недействительным, начинается после смерти дарителя и встречается так же часто, как и судебная практика по оспариванию завещания.

Обычно стороной, подающей иск, выступают наследники первой очереди, считающие, что подобный договор нарушает их права. Следует отметить, что оспорить соглашение о дарении после смерти чрезвычайно сложно, как и доказать незаконность сделки. Провести медицинское освидетельствование дарителя, доказывающую его невменяемость уже не представляется возможным, как и найти доказательства действия по принуждению.

Хороший шанс выиграть суд о признании сделки недействительной есть в том случае, если договор был заключен с нарушениями, или удается доказать факт мнимой сделки.

О мнимом дарении. Судебная практика разрешения споров (Бычков А.)

Дата размещения статьи: 09.06.2015

Участники гражданского оборота вправе совершать между собой любые сделки с включением в них любых условий по своему усмотрению с тем только, чтобы они не противоречили закону (ст. 421 ГК РФ). Однако добровольное совершение сделки с принятием всех условий без замечаний не лишает в дальнейшем ее стороны или заинтересованных лиц права поставить вопрос о ее недействительности и применения двусторонней реституции для возврата всего полученного по такой сделке. Перечень оснований, для того чтобы опорочить сделку, установлен в § 2 гл. 9 ГК РФ. Одним из них является мнимость сделки, т.е. совершение ее лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (п. 1 ст. 170 ГК РФ).

Признаки мнимой сделки

Существенными признаками мнимой сделки являются следующие:
— стороны совершают ее, заранее зная, что она не будет исполнена;
— стороны преследуют иные цели, нежели те, что предусмотрены в договоре.
Мнимая сделка может производиться в любой форме, даже пройти государственную регистрацию в установленном законом порядке, тем не менее, если эта сделка не преследует цели наступления соответствующих ей последствий, она может быть признана мнимой.
Правовое значение для квалификации сделки в качестве мнимой имеет вопрос о действиях сторон с целью обмана определенных лиц, не участвующих в этой сделке, создав у них ложное представление о намерениях участников сделки (Определение Свердловского областного суда от 08.11.2011 N 33-15921/2011).
Для признания сделки мнимой необходимо доказать, что стороны не намеревались создать соответствующие ей правовые последствия, т.е. заключенную сделку фактически не исполняли и исполнять не намеревались (Определение Свердловского областного суда от 21.06.2011 N 33-8597/2011). Следует при этом учитывать, что норма п. 1 ст. 170 ГК РФ применяется только в случае, если все стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать исполнения. Факт неисполнения одной из сторон сделки своих обязательств сам по себе не свидетельствует о ее мнимости (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 31.08.2005 N Ф08-3843/2005).
Мнимая сделка может быть совершена в надлежащей форме, зарегистрирована или нотариально удостоверена, она даже может быть фактически исполнена, однако эти обстоятельства не исключают возможности признания ее недействительной, если будет доказано, что истинной целью такой сделки являлись не те последствия, которые для нее характерны (Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 18.10.2012 N 33-10364/2011).
Если, например, речь идет о договоре дарения квартиры, то обстоятельствами, свидетельствующими о его мнимом характере, могут быть следующими:
— оставление квартиры в фактическом владении дарителя, отсутствие подписанного передаточного акта (Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 03.03.2014 N 33-1980/2014);
— факт того, что одаряемый не вселяется в квартиру и не принимает попыток к вселению (Апелляционное определение Московского городского суда от 20.06.2013 N 11-19226);
— несение дарителем бремени расходов по содержанию квартиры (Апелляционное определение Верховного Суда Республики Башкортостан от 04.09.2014 N 33-12530/2014);
— совершение сделки дарения одновременно с принятием ее сторонами на себя каких-либо иных обязательств (например, заемных), которые могут служить объяснением их действительной воли (Апелляционное определение Московского городского суда от 26.08.2014 N 33-29854);
— отсутствие у дарителя иного пригодного для проживания жилого помещения (Апелляционные определения Ульяновского областного суда от 08.04.2014 N 33-1127/2014, Ярославского областного суда от 31.05.2013 N 33-2754 и др.).
Согласно абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом; при этом суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.
Под заинтересованным лицом в данном случае следует понимать лицо, чьи права и законные интересы затрагиваются в результате совершения недействительной сделки (Определение ВС РФ от 22.11.2011 N 23-В11-6). Это лицо, не являясь стороной оспариваемой сделки, должно иметь материально-правовой интерес относительно ее последствий (Определение Приморского краевого суда от 27.04.2011 N 33-3988). Так, заинтересованным лицом может быть кредитор должника, который совершил мнимую сделку, чтобы уберечь свое имущество от взыскания.

Как доказать мнимость сделки

Предмет доказывания по делу о признании сделки мнимой и применении последствий ее недействительности включает такое обстоятельство, как наличие между заинтересованным лицом и стороной оспариваемой сделки неисполненного денежного обязательства, в котором такое заинтересованное лицо является кредитором, а сторона оспариваемой сделки — должником. При этом доказывать наличие такого неисполненного обязательства заинтересованное лицо может любыми способами (предъявлением вступившего в законную силу судебного акта, постановления о возбуждении исполнительного производства, документов, подтверждающих возникновение обязательства, которое не исполнено, и др.), поскольку в законе не предусмотрено подтверждение данного обстоятельства каким-либо строго определенным доказательством.
Следует учитывать, что судебные акты о взыскании задолженности по оплате товаров, работ и услуг, кредитных и иных долгов, о возмещении убытков и др. не являются тем юридическим фактом, на основании которого возникают обязательства. Судебный акт, в котором рассматривается дело по существу, подтверждает наличие и размер таких обязательств, но сами обязательства появляются в результате таких фактов, как заключение договоров, причинение убытков и др.
Следовательно, в доказательство наличия неисполненного обязательства заинтересованное лицо вправе предъявить не только судебные акты, которых, кстати, может и не быть, но и иные документы, подтверждающие наличие и размер неисполненного обязательства (постановление о привлечении к административной ответственности, акты, справки, договоры, платежные документы, переписка и пр.). Кредитор недобросовестного должника может просто не успеть обратиться в суд с основным требованием о взыскании задолженности или убытков, либо вести такой процесс параллельно. Однако это не исключает его возможности требовать признания мнимыми сделки по отчуждению имущества и подтверждать свои аргументы иными допустимыми доказательствами.
Однако кредитору необходимо иметь в виду, что относительно иска о признании мнимой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности по мотиву того, что действительной целью должника при ее совершении являлась не передача права на отчужденное имущество, а его увод от взыскания, применяется достаточно высокий стандарт доказывания. Кредитор обязан доказать, что у должника перед ним существовало неисполненное обязательство, подтвержденное вступившим в законную силу решением суда, которое должником не было оспорено. Дополнительными аргументами служат наличие возбужденного против должника исполнительного производства и наложение ареста на его имущество. В такой ситуации совершение должником сделки в отношении имущества в условиях его ограниченной оборотоспособности будет прямо свидетельствовать о ее мнимом характере.
Однако более проблематичной станет ситуация, когда судебное разбирательство против должника не окончено по существу и решение не принято, никакие аресты на его имущество не накладывались. В этом случае должник вправе свободно его отчуждать на любых условиях по своему усмотрению, и кредитор не сможет совершенные им сделки оспорить как мнимые. В практике был случай, когда против должника велось судебное разбирательство о возмещении ущерба, причиненного пожаром, и должник подарил часть имущества своей дочери, с тем чтобы уберечь его от взыскания. Несмотря на то что суд первой инстанции посчитал такую сделку недействительной, вышестоящие суды с ним не согласились и в иске отказали (Определение судьи ВС РФ Гетман Е.С. от 22.02.2013 N 4-КФ13-86). При этом суды исходили из того, что в силу принципа свободы договора должник был вправе подарить имущество дочери, невзирая на то что против него велось судебное разбирательство о возмещении убытков на крупную сумму. Суды посчитали, что никакие обязательства у должника перед кредитором не возникли, поскольку по существу спор о возмещении причиненного пожаром ущерба в судебном порядке разрешен не был.
Тот факт, что после отчуждения своего имущества в пользу дочери должник продолжал им пользоваться, суды посчитали недостаточным для квалификации совершенных сделок как мнимых без намерения создать соответствующие им правовые последствия, несмотря на то что при рассмотрении дела судом первой инстанции должник отрицал этот факт, а на стадии апелляционного разбирательства свою позицию изменил и признал, что продолжал пользоваться имуществом после отчуждения его в пользу дочери.
Вывод судов о том, что на момент отчуждения спорного имущества в пользу своей родной дочери у должника перед кредитором никаких обязательств не существовало, был основан только на том, что на момент его отчуждения окончательного решения суда, которое вступило в законную силу, по делу о возмещении ущерба, причиненного пожаром, не было.
Спор о возмещении ущерба, причиненного пожаром, действительно не был разрешен на момент совершения спорных сделок, однако вина должника была установлена вступившим в законную силу постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, которое было представлено в материалы дела. Само деликтное обязательство между кредитором и должником существовало, однако суды этого не учли.
Должник переоформил имущество на дочь, однако продолжал им пользоваться, при этом в суде первой инстанции он это отрицал, а в суде апелляционной инстанции свою позицию резко поменял и стал утверждать обратное. Суды апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, отказывая кредитору в удовлетворении иска о признании сделки мнимой и применении последствий ее недействительности, посчитали данное обстоятельство не имеющим юридического значения.
Суды указали на то, что на момент совершения оспариваемых сделок в отношении имущества должника отсутствовали ограничения и запреты, поэтому он был вправе как собственник им распорядиться по своему усмотрению. Между тем суды не дали никакой оценки тому обстоятельству, что, располагая информацией о возбужденном против должника деле на крупную сумму, он злоупотребил своим правом и произвел отчуждение имущества в пользу дочери, посчитав, что данное обстоятельство также не имеет юридического значения.

Решение Конституционного Суда РФ

Вопрос о конституционности п. 1 ст. 170 ГК РФ был поставлен перед Конституционным Судом РФ со ссылкой на то, что мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна, по нашему мнению, не соответствует ч. 3 ст. 17 и ч. 1 ст. 19 Конституции РФ в истолковании, допускаемом судами общей юрисдикции, согласно которому:
— устанавливается необходимость принимать во внимание при оценке сделок на предмет их мнимости только вступившие в законную силу судебные решения, вынесенные против должника, совершившего такие сделки, и исключает возможность учета иных допустимых и относимых к делу доказательств, подтверждающих факт возникновения между должником и кредитором обязательства, для уклонения от исполнения которого должником совершаются такие сделки, в частности учета самого факта принятия судом искового заявления к должнику, производство по которому возбуждено и ведется;
— рассматривается отсутствие запретов и ограничений на распоряжение должником своим имуществом как безусловное основание для вывода об отсутствии признаков мнимой сделки при отчуждении должником этого имущества в ситуации, когда против него возбуждено и ведется судебное разбирательство по иску кредитора;
— принцип свободы договора ставится выше принципов добросовестного поведения участников гражданского оборота и недопущения злоупотребления правом, нарушается принцип равной правовой защиты прав и законных интересов всех участников гражданского оборота, что дает необоснованные преимущества недобросовестному должнику, позволяет ему уйти от ответственности, вывести свое ликвидное имущество по мнимым сделкам с целью уберечь его от взыскания по требованиям кредиторов;
— не принимается во внимание при оценке сделок на предмет их мнимости тот факт, что должник после отчуждения своего имущества продолжает им пользоваться, несет бремя содержания такого имущества как собственник (уплата за него коммунальных и иных платежей, страховых премий за свой счет и др.); не учитываются близкие родственные отношения между сторонами мнимых сделок.
Однако Конституционный Суд РФ отказался рассматривать жалобу кредитора, указав на то, что норма, содержащаяся в п. 1 ст. 170 ГК РФ, сама по себе прав и интересов кредитора не нарушает (Определение от 24.09.2013 N 1255-О). В связи с этим кредиторам следует активно защищать свои права и законные интересы, оперативно реагировать на случаи нарушения должниками своих обязательств перед ними, вовремя обращаться в суды и ходатайствовать о применении обеспечительных мер, чтобы гарантировать реальное исполнение судебных актов, принятых в их пользу. Только в такой ситуации совершенные должником мнимые сделки можно будет успешно оспаривать.
Заинтересованное лицо должно доказать, что оспариваемая им сделка фактически сторонами не исполнялась: имущество и деньги в оплату его стоимости не передавались; покупатель во владение таким имуществом не вступал, оно осталось у продавца, тот продолжал им пользоваться, осуществлять необходимые платежи. Дополнительным доказательственным обстоятельством служит состав субъектов оспариваемой сделки: так, подозрительной будет сделка, совершенная между близкими родственниками. В подтверждение указанных обстоятельств могут быть приглашены свидетели.

Цена сделки

Если оспариваемая сделка носит возмездный характер, то также имеет значение ее цена, и, когда она занижена ответчиками, это свидетельствует о мнимом характере сделки. Для определения действительной рыночной стоимости имущества, которое было отчуждено по оспариваемой сделке, требуется проведение независимой экспертизы.
В одном из дел суд признал мнимой сделку купли-продажи автомобиля, проданного родственникам по заниженной цене, отметив следующее: ответчик, достоверно зная о наличии у него долговых обязательств, не принял мер к их возврату, а продал автомобиль, что свидетельствует о недобросовестности ответчика и мнимости совершенной сделки (упоминавшееся Определение Верховного Суда Республики Карелия от 05.08.2011 N 33-2280-2011).
В ряде случаев для оспаривания мнимых сделок требуется представить документы, в которых выражено содержание сделки (договоры). В частности, это могут быть документы, которые представляются на регистрацию в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр), ГИБДД для регистрации транспортного средства и др.
Заинтересованное лицо, оспаривающее мнимую сделку, самостоятельно без помощи суда такие документы получить в ГИБДД и Росреестре не может, поскольку оно не отнесено к категории лиц, имеющих право на получение данной информации (п. 3 ст. 7 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», п. 52 Порядка регистрации транспортных средств, утвержденного Приказом МВД России от 24.11.2008 N 1001).
Следует иметь в виду, что лицо, не заключавшее договор, ограничено в возможностях доказать этот факт. Поэтому без удовлетворения ходатайства об истребовании оригиналов документов невозможно оценить обоснованность доводов лица о поддельности его подписи на этих документах (Постановление Президиума ВАС РФ от 28.07.2011 N 1719/11 N А45-889/2010).
Свердловский областной суд (Определение от 17.11.2011 N 33-16315/2011), рассматривая договор купли-продажи автомобиля с передаточным актом, отметил следующее. Согласно п. 1 ст. 223 ГК РФ право собственности на движимое имущество у приобретателя вещи по договору возникает с момента передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором. Из текста представленного договора следовало, что стороны не оговорили иной момент перехода права собственности.
Таким образом, само по себе наличие договора купли-продажи и акта приема-передачи без доказанности обстоятельств фактической передачи предмета договора не может свидетельствовать о переходе права собственности на автотранспортное средство, поскольку в п. 1 ст. 223 ГК РФ возникновение права собственности не связано с составлением акта приема-передачи вещи. Доказательств же фактической передачи автомобиля покупателю по договору представлено не было.
Довод о мнимости договора купли-продажи автомобиля заслуживает внимания по следующим причинам. Поскольку ответчик являлся должником по выплате значительных денежных сумм, при том что и договор купли-продажи, и расписки о передаче денежных средств, и акт приема-передачи автомобиля были составлены заинтересованными лицами, никакие фактические действия, направленные на передачу автомобиля, сторонами не совершались, во владении покупателя автомобиль никогда не находился, то данные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о составлении договора в целях освобождения имущества ответчика от взыскания.
Действительно, договор купли-продажи является консенсуальной сделкой. Для того чтобы считать его заключенным, не требуется передачи имущества, как это предусмотрено для реального договора (например, договора займа или банковского вклада). Достаточно лишь достижения сторонами соглашения по поводу всех существенных условий договора (ст. 432 ГК РФ). Заключение договора купли-продажи означает только лишь возникновение обязательств у продавца передать вещь, а у покупателя — ее принять и оплатить.
В договоре купли-продажи автомобиля момент его заключения и исполнения не совпадают, как это свойственно, например, договору розничной купли-продажи. Если стороны договора купли-продажи в нем прямо не оговорили, что предмет купли-продажи передан в момент его заключения или уже фактически находится во владении покупателя, наличие такого договора само по себе не подтверждает возникновения права собственности у покупателя на автомобиль. Для его возникновения в данном случае требуется такой сложный юридический состав, как заключение договора купли-продажи и передача его предмета.
Поэтому наличие между сторонами только заключенного договора без подписанного акта приема-передачи имущества может также свидетельствовать о мнимом характере спорной сделки, отсутствии у сторон намерения ее реально исполнять (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 29.02.2012 N 33-2679).
В процессе судебного разбирательства истцу следует активно участвовать в исследовании доказательств по делу: истребовать документы, подтверждающие содержание оспариваемых сделок; ходатайствовать о получении доказательств у сторон. Существенное значение для надлежащего разрешения дела имеет все, чем больше доказательств и аргументов представит истец, тем выше вероятность успешно завершить дело. Каждое отдельно взятое обстоятельство совершения или исполнения сделки само по себе может и не подтверждать ее мнимого характера, однако совокупность таких обстоятельств может послужить основой для удовлетворения требований истца и признания сделки недействительной.
Кроме того, следует знать, что мнимые сделки относятся к категории ничтожных, поэтому они недействительны согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ независимо от признания их таковыми судом. В связи с этим суд может констатировать факт недействительности такой сделки не только в рамках отдельного искового производства, но и при рассмотрении иных споров, если установит, что недействительность сделки может непосредственно повлиять на его выводы по таким спорам (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 N 6136/11).

Мнимый договор дарения

Договор дарения может быть мнимым, если он совершен без оснований для его совершения — стороны дарения направили свое волеизъявление лишь желая изобразить видимость заключения указанной сделки, не преследуя целей создания правовых последствий ее совершения. Согласно п. 1 ст. 170 ГК, каждый мнимый договор дарения является ничтожным — недействительным с момента заключения, независимо от наличия решения суда о том. Однако на практике, очевидность наличия оснований мнимости дарения встречается крайне редко, поэтому практически всегда, требования субъекта о признании недействительности по этой причине нуждаются в убедительном обосновании и доказывании.

Как правило, мнимые сделки дарения заключаются не просто для создания у третьих лиц ложного представления о намерениях дарителя и одаряемого — с их помощью стороны пытаются избежать каких-либо правоотношений или исполнения обязательств, что чаще. Так, классическим примером мнимого дарения будет его совершение должником в отношении третьих лиц, с целью формально вывести имущество из своей собственности, чтоб избежать обращения взыскания на него от лица его кредиторов.

В рамках мнимого дарения, внешнее волеизъявление сторон, оформленное в виде соответствующего закону договора, кардинально противоречит внутренней их воле, что нарушает типичную конструкцию, характерную для гражданско-правовой сделки. Это свидетельствует о том, что мнимое дарение следует относить к сделкам с пороками воли, большинство из которых в ГК обозначены как оспоримые.

Поскольку при совершении мнимой дарственной стороны пытаются создать видимость наличия несуществующих прав и обязанностей именно перед третьими лицами, вполне очевидно, что их действия являются умышленными. При этом как доктрина права, так и судебная практика свидетельствуют о наличии умысла в действиях обеих сторон дарения.

Поскольку мнимое дарение, даже несмотря на отсутствие очевидности оснований его признания, считается законодателем как ничтожное, оно может быть оспорено как сторонами сделки, так и любым третьим лицом, если он имеет в том, охраняемый законом интерес (п. 3 ст. 166 ГК). При нарушении мнимым дарением публичных интересов, согласно п. 4 ст. 166 ГК, право применения последствий недействительности к такой сделке по собственной инициативе оставлено также и за судом.

Кроме того «Дешевые кредиты», в качестве меры обеспечения иска просили суд наложить арест на квартиру Петрова (п. 1 ст. 140 ГПК). К поданному кредитором иску не был приложен документ, подтверждающий оплату госпошлины, ввиду чего, иск был оставлен без движения до момента подтверждения ее оплаты (ст. 136 ГПК). Получив копию иска и узнав о требовании кредитора и сложившейся вследствие неоплаты госпошлины заминки,

Петров решил ей воспользоваться и в целях избежать ареста квартиры, решил подарить ее своей жене. В этот же день они составили договор дарения, нотариально заверили его и подали заявление о государственной регистрации прав на недвижимость на жену Петрова. Через 7 дней жена Петрова уже получила свидетельство о государственной регистрации.

Когда кредитор все же оплатил госпошлину, а суд применил обеспечительные меры в виде ареста имущества, оказалось что согласно сведениям ЕГРП, квартира уже не принадлежит Петрову. На основании этого, КС «Дешевые кредиты» подал еще один иск о признании договора дарения между Петровым и его женой недействительным по причине его мнимости (п. 1 ст. 170 ГК).

В судебном заседании, кредитор обратил внимание суда, что договор дарения был заключен сторонами лишь после просьбы истца о наложении ареста на квартиру, что подтверждается срочностью оформления договора и проведением госрегистрации. Сам Петров в качестве ответа на вопрос о мотивах совершения такого срочного дарения, ответил, что это подарок ко дню рождения жены, который должен состояться через 4 месяца.

Кроме того, какого-либо другого имущества Петров не имел. Посчитав, что этих оснований для признания договора дарения мнимым достаточно, суд удовлетворил требования КС, признал договор дарения недействительным, и обязал регистрационный орган отменить государственную регистрацию недвижимости, а на саму квартиру наложить арест.

Сам Петров подал жалобу на такое решение в Апелляционный суд, которому предстоит проверить его на факт законности.

Понятие мнимого договора

Согласно п. 1 ст. 170 ГК, в качестве мнимого договора следует считать любую сделку, которую стороны совершают лишь для создания вида ее заключения, без направленности на возникновение, изменение и прекращение прав и обязанностей, типичных для сделки подобного вида. Такой договор, ввиду его фиктивности, законодатель требует считать ничтожным — недействительным с момента его заключения и не влекущим каких-либо последствий (ст. 167 ГК).

Определение мнимой сделки, закрепленное в п. 1 ст. 170 ГК, не содержит конкретизированной цели, для достижения которых такой договор заключается. На самом деле, мнимая сделка совершается сторонами для создания конкретных правовых последствий для одной из ее сторон, в отношении третьих лиц — видимости реально несуществующих правоотношений.

Кроме такой цели, для определения мнимости, суду необходимо установить направленность действий одной из сторон на получение конкретного преимущества, обхождение каких-либо запретов и ограничений или прочие противоправные последствия создания видимости в отношении третьих лиц.

Указанные неправомерные последствия должны прямо нарушать права третьих лиц, для которых создавалась видимость заключения той или иной сделки. Если, несмотря на отсутствие правовых последствий заключения мнимой сделки, права третьих лиц не нарушены, сделку все равно следует считать мнимой, однако ее заключение, как и признание мнимости, теряет всякий смысл.

Напомним, что несмотря на ничтожность, большинство таких договоров требуют основательного и убедительного доказывания их мнимости. Поэтому без определения конкретных целей совершения мнимой сделки, невозможно будет доказать ее такой характер, а следовательно — невозможно требовать применения последствий недействительности, определенных п. 2 ст. 167 ГК.

Срок оспаривания мнимого договора

Как уже говорилось, мнимый договор следует считать ничтожным по своей природе. Согласно ст. 181 ГК, срок, в течение которого любой из ничтожных договоров может быть признан таковым, а также в течение которого к такому договору могут быть применены последствия недействительности, составляет 3 года. Такой срок общий для всех случаев мнимости сделки, однако, порядок его течения зависит от роли заинтересованного в оспаривании лица.

Отметим, что независимо от того, когда заинтересованное в оспаривании мнимой сделки третье лицо узнало об ее исполнении, срок ее оспаривания, согласно п. 1 ст. 181 ГК, не может превышать 10 лет с момента начала исполнения. Такая норма обоснована отсутствием актуальности оспаривания договора, который начал исполняться или был исполнен еще 10 лет назад.

По истечении срока давности, сторона сделки, как и любое другое заинтересованное лицо, лишается возможности оспаривания, даже если ее права были нарушены этой сделкой. Однако если срок оспаривания был пропущен таким лицом по уважительной причине, в порядке, предусмотренном ст. 205 ГК, такой срок может быть восстановлен.

Восстановление срока осуществляется исключительно тем судом, который будет рассматривать дело о признании ничтожности мнимой сделки и применении последствий недействительности. Для этого, заинтересованное лицо должно доказать исключительность обстоятельств, которые стали причиной пропуска срока для оспаривания.

Более того, независимо от состава такого обстоятельства, относительно которого лицо требует признать его уважительность, оно может быть признано таковым, только если оно наступило в последние шесть месяцев срока оспаривания.

Процедура оспаривания мнимого договора дарения

Мнимый договор, ввиду своей ничтожности, формально не требует оспаривания, так как целью оспаривания является признание недействительности, а мнимый договор недействителен уже с момента его заключения (ст. 167 ГК). Однако на практике, порок воли, определяющий недействительность мнимого договора, не является очевидным фактом, ввиду чего, у заинтересованной стороны возникает обязанность доказать его наличие. Таким образом, процедура оспаривания мнимого договора, проходит по стандартному порядку искового производства.

Правом оспорить мнимый договор дарения наделены как его стороны, так и любые другие лица, права которых нарушены этим договором. Перед подачей иска, такому субъекту необходимо оплатить госпошлину, размер которой определен ст. 333.19 НК и составляет 300 рублей для граждан и 6 тыс. рублей для организаций.

Порядок оспаривания

Как уже известно, оспаривание мнимого договора дарения осуществляется исключительно в судебном порядке. Анализ известных нам прецедентов из судебной практики оспаривания мнимых договоров, позволяет выделить единственный оптимальный порядок действий заинтересованного в том лица, который должен состоять из следующих этапов:

  1. Сбор доказательств мнимости дарения. Мы уже выяснили, что несмотря на изначальную ничтожность мнимого договора¸ в случае отсутствия очевидных фактов, доказывающих это, заинтересованному субъекту придется убедить суд в их наличии. Для этого можно использовать все законные инструменты для доказывания — приглашать свидетелей, представлять письменные документы, проводить экспертизы и т.п. Главное, чтоб такие доказательства свидетельствовали несовпадение мотивов заключения договора и истинной воли сторон.
  2. Оплата госпошлины, подготовка документов. Крайне важный этап, от полноты представленных документов, в том числе и письменных доказательств, будет зависеть дальнейший ход оспаривания. Кроме того, нельзя забывать про необходимость уплаты госпошлины и приложения к иску документа, подтверждающего его уплату (ст. 132 ГПК), поскольку отказ от ее уплаты станет причиной для остановки дела без движения (ст. 136 ГПК).
  3. Составление и подача искового заявления. При составлении иска следует указать на обстоятельства, которые, по мнению заинтересованного субъекта, являются доказательством мнимости дарения, обосновать неправомерность наличия таких обстоятельств и сослаться на нормы закона. Кроме того, иск должен содержать требования субъекта в признании недействительности оспариваемого мнимого договора и применения к нему соответствующих последствий при их необходимости. Сам иск подается по месту жительства или нахождения ответчика, как правило — дарителя.
  4. Рассмотрение дела в судебном процессе. В процессе, субъект должен поддержать свою позицию и привести дополнительные доказательства мнимости дарения, путем приглашения свидетелей, специалистов, ходатайства о проведении экспертиз и т.д. Активное участие в судебном процессе, при наличии необходимой доказательной базы, является залогом успеха в оспаривании. Судебный процесс заканчивается вынесением решения по делу.
  5. Исполнение решения. Если договор дарения признан судом недействительным, к такому договору, в зависимости от последствий заключения сделки, могут быть применены последствия недействительности. Так, если подарок все же перешел во владение одаряемого, суд должен обязать его вернуть дарителю. В случае отказа от добровольной реституции, истец инициирует исполнительное производство, в рамках которого решение будет исполняться принудительными методами.

Необходимые документы

Анализ ст. 132 ГПК, с учетом судебной практики, позволяет выделить перечень стандартных документов, необходимых для предъявления вместе с иском, среди которых:

  1. Копии искового заявления, в зависимости от количества участников судопроизводства;
  2. Квитанция об оплате госпошлины;
  3. Копия документа, подтверждающего личность истца;
  4. Копия оспариваемого договора дарения;
  5. Документы, подтверждающие обстоятельства, на которых основаны требования истца и их копии, в зависимости от количества ответчиков (документальные доказательства — справки, акты, заключения экспертов, письма и т.д.);
  6. Доверенность, в случае участия представителя.

Отметим, что данный перечень является сугубо примерным — в зависимости от индивидуальных особенностей конкретной ситуации, он может быть дополнен и расширен.

Последствия признания договора дарения мнимым

Поскольку каких-либо специальных последствий признания договора дарения мнимым, положениями ст. 170 ГК не предусмотрено, по смыслу закона, следует руководствоваться общими последствиями недействительности, установленными в п. 2 ст. 167 ГК которым предусмотрена двусторонняя реституция — возврат сторонами друг другу всего полученного ими по заключенной мнимой сделке.

Однако, при применении последствий, следует учитывать характер мнимости:

  • Если подарок изначально не перешел в собственность одаряемого, то он не может вернуть того, чего не получал, согласно чему, общие последствия недействительности (п. 2 ст. 167 ГК) к такому дарения неприменимы.
  • В этом случае, единственным последствием определения судом мнимости договора дарения, является факт признания его недействительности. Особое значение такое последствие приобретает в случаях, когда мнимым является дарение, требующее регистрации прав, например, дарение недвижимости.

Такое положение дел складывается ввиду недостаточности норм законодательного регулирования и противоречивого характера уже закрепленных в ГК положений. Наиболее сложен вопрос о ничтожности мнимой сделки — на практике она требует более чем убедительного доказывания.