Конституционные уставные суды рф это

Конституционный (уставный) суд субъекта РФ

КОНСТИТУЦИОННЫЙ (УСТАВНЫЙ) СУД СУБЪЕКТА РФ — суд, который создается субъектом РФ для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта РФ, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта РФ, органов местного самоуправления субъекта РФ, а также для толкования конституции (устава) субъекта РФ.

Создание данного суда на территории субъекта не является обязательным. Эти суды являются частью единой судебной системы РФ. Они функционируют в рамках одного субъекта РФ и осуществляют в его пределах конституционное правосудие в целях обеспечения единого российского конституционализма.

Компетенция Конституционного (уставный) суда субъекта РФ регламентирована в конституциях и уставах субъектов Федерации и в принимаемых в соответствии с ними законах. Как правило, к ним относятся:

1) контроль за конституционностью правовых актов субъектов Федерации, их договоров с Федерацией;

2) толкование конституции или устава субъекта РФ;

3) разрешение споров о компетенции между органами государственной власти республики, края, области, а также между ними и органами местного самоуправления;

4) защита конституционных прав и свобод граждан по их жалобам и запросам судов о конституционности закона субъекта Федерации, примененного или подлежащего применению в конкретном деле;

5) защита конституции, устава от нарушения их высшими должностными лицами и другими должностными лицами.

Конституционный (уставный) суд субъекта РФ осуществляет свои полномочия, не вмешиваясь в компетенцию Конституционного Суда РФ, так как последний рассматривает вопросы, связанные с нарушением Конституции РФ, разрешает вопросы о разграничении полномочий между органами государственной власти РФ, а также между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъекта РФ, иначе говоря, вопросы, прямо урегулированные Конституцией РФ.

Конституционный (уставный) суд субъекта РФ, в свою очередь, разрешает вопросы, связанные с нарушением конституции или устава субъекта РФ. Но нельзя сказать, что Конституционный (уставный) суд субъекта РФ не защищает Конституцию РФ, так как, проверяя на соответствие законы субъектов РФ и иные правовые акты, издаваемые органами государственной власти субъекта РФ, органами местного самоуправления, конституции и уставу субъекта РФ, не следует забывать, что они (конституции и уставы субъектов Федерации) также соответствуют федеральной Конституции.

Финансирование Конституционного (уставный) суда субъекта РФ осуществляется за счет средств бюджета соответствующего субъекта Федерации. Решение данного суда, принятое в пределах его полномочий, не может быть пересмотрено иным судом.

Большая юридическая энциклопедия. – 2-е изд., перераб. И доп. – М., 2010, с. 251-252.

Уставный суд Санкт-Петербурга

УСТАВНЫЙ СУД САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

2001 год

Слева направо: Гуцан Н.Ф., Ескина Л.Б., Осоцкий А.И., Кропачев Н.М. (председатель), Ильинская В.Г., Герасина О.В., Ливеровский А.А.

2004 год

Слева направо: Кулешова Л.В., Герасина О.В., Ильинская В.Г., Кропачев Н.М. (председатель), Осоцкий А.И., Гуцан Н.Ф., Ливеровский А.А.

2006 год

Слева направо: Зыбин С.Ф., Герасина О.В., Гуцан Н.Ф., Сергевнин С.Л. (председатель), Шевченко А.В., Кулешова Л.В., Петухов В.Г.

2008 год

Слева направо: Зыбин С.Ф., Кулешова Л.В., Гуцан Н.Ф. (председатель), Герасина О.В., Петухов В.Г., Шевченко А.В.

2009 год

Слева направо: Зыбин С.Ф., Шевченко А.В., Гуцан Н.Ф. (председатель), Герасина О.В., Петухов В.Г.

2011 год

Слева направо: Шевченко А.В., Гуцан Н.Ф. (председатель), Герасина О.В., Петухов В.Г.

2012 год

Слева направо: Шевченко А.В., Гуцан Н.Ф. (председатель), Герасина О.В., Тимофеев И.В.

2014 год

Cлева направо: Петров М.В., Шевченко А.В., Гуцан Н.Ф. (председатель), Герасина О.В., Тимофеев И.В.

2016 год

Cлева направо: Матвеева М.А., Шевченко А.В., Гуцан Н.Ф. (председатель), Герасина О.В., Тимофеев И.В.

2018 год

Cлева направо: Матвеева М.А., Шевченко А.В., Гуцан Н.Ф. (председатель), Тимофеев И.В., Бушев Е.А.

Из истории становления конституционной юстиции

Наличие института конституционной юстиции, по мнению большинства современных российских и иностранных ученых-юристов, является необходимым признаком правового государства, в котором государственная власть должна осуществляться на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, а в работе государственных органов главными принципами являются признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина.

Деятельность органов конституционного правосудия это, прежде всего, конституционный контроль — проверка законов и других правовых актов с точки зрения их соответствия основному закону (конституции). Прообраз такой деятельности можно найти еще в Древней Греции. Например, в Афинах одобренный народным собранием законопроект поступал на рассмотрение гелиэи – суда присяжных, и специальная коллегия номофетов в состязательном процессе с участием защитников старых правил и сторонников новых окончательно решала вопрос о судьбе закона, оценивая, соответствует ли он традиции и прежнему законодательству.

Формирование современной конституционной юстиции исторически связано с деятельностью Тайного совета при британском монархе. Данный орган был наделен правом признавать недействительными статуты, издаваемые законодательными органами (легислатурами) колоний, в случае их противоречия колониальным хартиям или Общему праву. Эта идея была выдвинута английским юристом конца XVI– начала XVIIвека Эдвардом Коком, который считал, что законы (статуты), противоречащие Общему праву и разуму, а также основному закону, недействительны, или, как говорилось в средневековых делах, «их соблюдение неуместно».

Суды колоний вскоре восприняли практику Тайного совета и начали отказывать в применении правовых актов со ссылкой на их противоречие колониальной хартии. Впервые такое решение вынес Высокий суд Массачусетса в конце 30-х годов XVIII века. Данная практика сохранялась и развивалась после провозглашения североамериканскими штатами своей независимости и принятия ими в 1787 году Конституции Соединенных Штатов Америки. А в 1803 году уже Верховный суд США знаменитым решением по делу Мэрбери против Мэдисона (Marbury vs Madison) впервые признал не соответствующим Конституции федеральный закон.

Так на североамериканском континенте возникла и получила развитие система контроля конституционности законов. По наименованию части света, послужившей ей родиной, эта система стала называться американской. Ее отличительной особенностью является то, что конституционный контроль осуществляется обычными судами, которые производят оценку правового акта только в связи с находящимися на их рассмотрении делами (этот конституционный контроль называется конкретным). Возможны два варианта осуществления такого конституционного контроля. В одном случае правом конституционного контроля может быть наделена каждая судебная инстанция, как принято, например, в США, Аргентине, Японии или Норвегии. В другом — это может делать только верховный суд после того, как дело поступит к нему, будучи рассмотрено нижестоящими судами, которые проверять конституционность законов не могут. Такая система существует, к примеру, в Австралии, Индии, на Мальте.

Описанная модель конституционной юстиции исторически была первой. Однако через некоторое время возникает идея осуществления конституционного контроля специально созданным органом. Впервые она прозвучала во время Великой Французской Революции, когда вначале Максимилиан-Мари-Изидор Робеспьер, а затем аббат Сьейес предложили организовать жюри для проверки конституционности законов. Правда, этот орган в их представлении не мог быть судебным, а потому он осуществлял бы так называемый политический конституционный контроль, в то время как суды не должны были сомневаться в конституционности применяемого ими акта.

Намного позже — в начале 20-х годов прошлого века — в Австрии был создан первый в мире Конституционный суд. Его появление связано с именем профессора Ганса Кельзена, полагавшего, что раз конституция является основным, самым важным законом страны, из содержания которого вытекают другие законы, то для обеспечения его наибольшей стабильности нужна особая, отдельная система контроля. Так была теоретически обоснована новая модель конституционной юстиции, получившая наименование европейской. Суть ее заключается в учреждении специальных судебных или квазисудебных органов конституционного контроля. Эта система широко распространилась во всем мире: в Австрии, Германии, Италии, Испании, Португалии, Франции, Бельгии, Египте, Бразилии, Колумбии, Коста-Рике и многих других странах. На ней остановилось также абсолютное большинство стран «новой демократии» в Восточной Европе и государств, образовавшихся после распада Советского Союза (исключением является, например, Эстония).

Конституционная юстиция в России сравнительно молода. В нашей стране до 1918 года не существовало конституции (за исключением Конституции Царства Польского, действовавшей в начале XIX века), в связи с чем отсутствовала возможность осуществления конституционного контроля. Во время советской власти господствовало представление о верховенстве представительного органа, акты которого не могли отменяться другими органами государственной власти. Поэтому вплоть до 60-х годов XXвека в научной литературе вопрос о введении органов конституционного контроля даже не обсуждался. Однако позже, в преддверии принятия новой конституции СССР, на страницах юридических изданий возникла дискуссия, связанная с обсуждением возможности создания органов охраны конституции, которые, однако, по мнению большинства ученых того времени, не должны были именоваться судами. Как известно, подобные идеи не нашли своего отражения в Конституции СССР 1977 года.

Вновь вопросы конституционного контроля стали обсуждаться уже во время перестройки. Тогда перед законодателями встал выбор: создать конституционную юстицию по американской модели, наделив функцией конституционного контроля Верховный Суд СССР, или пойти по европейскому пути и учредить специализированный государственный орган. В итоге возобладала вторая точка зрения, и в конце 1988 года в союзную Конституцию были внесены дополнения, которые предусматривали создание неизвестного ранее советской правовой системе органа – Комитета конституционного надзора СССР. Но все же это был только первый шаг на пути становления конституционной юстиции в России, поскольку решения Комитета конституционного надзора СССР обладали обязательной силой, только если касались конституционных прав человека и гражданина, — все остальные его акты требовали подтверждения другими государственными органами. Сам же Комитет конституционного надзора СССР просуществовал недолго: начав свою деятельность 16 мая 1990 года, он уже в декабре 1991 года был распущен вместе с другими органами Союза.

Другой путь был избран в РСФСР, где 15 декабря 1990 года в Конституцию были внесены изменения, предусматривающие создание Конституционного Суда РСФСР. Этим решением была открыта очередная страница в истории развития конституционной юстиции в России. 30 октября 1991 года произошло избрание 13 из 15 судей Конституционного Суда РСФСР, и с начала следующего года он приступил к осуществлению конституционного правосудия.

Одновременно со становлением конституционной юстиции на федеральном уровне такие же процессы происходили в республиках, входящих в состав Российской Федерации. В этот период вносятся дополнения в конституции и принимаются законы о конституционных судах в Дагестане, Якутии, Кабардино-Балкарии, Башкортостане, Тыве, Чечне и Мордовии; и в Дагестане, Кабардино-Балкарии, Мордовии и Якутии суды начинают действовать. При учреждении конституционных судов субъекты Российской Федерации учитывали, с одной стороны, положения Федеративного договора, подписанного 31 марта 1992 года, в соответствии с которыми контроль за соблюдением конституций (уставов) субъектов Российской Федерации относился к компетенции последних, и поэтому они вправе были сами устанавливать организационно-правовые формы осуществления этого контроля до принятия соответствующего федерального акта. С другой стороны, был принят во внимание опыт других федеративных государств с европейской моделью конституционной юстиции, таких как, например, Германия, где на уровне субъектов федерации также функционировала система конституционного правосудия.

Развитие конституционной юстиции продолжилось после принятия 12 декабря 1993 года Конституции Российской Федерации. В 1994 году вступил в силу федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации», который позволил Конституционному Суду Российской Федерации возобновить свою деятельность после ее приостановки в октябре 1993 года. В этот период новые конституционные суды появляются в республиках Российской Федерации, а в Свердловской области создается первый в России Уставный суд, осуществляющий правовую охрану Устава Свердловской области. Идея создания органов уставного контроля начала обсуждаться и в других субъектах Российской Федерации. В некоторых из них были приняты нестандартные решения, предполагавшие создание квазисудебных органов конституционного надзора, выполняющих консультативные функции (Иркутская область), либо возлагавшие функции конституционного контроля на суды общей юрисдикции (например, республики Калмыкия и Ингушетия). Такая ситуация объяснялась полным отсутствием федерального регулирования статуса органов конституционного правосудия в субъектах Российской Федерации. В конце 1996 года был принят Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», предусмотревший, что к судам субъектов Российской Федерации наряду с мировыми судьями относятся и конституционные (уставные) суды.

С этого времени начинается современный этап развития конституционной юстиции в Российской Федерации, основной чертой которого является расширение географии органов конституционного правосудия * .

В настоящее время органы конституционного правосудия созданы в 16 из 85 субъектов Российской Федерации, а именно: в Республике Адыгея, Республике Башкортостан, Республике Бурятия, Республике Дагестан, Республике Ингушетия, Кабаррдино-Балкарской Республике, Республике Карелия, Республике Коми, Республике Марий Эл, Республике Саха (Якутия), Республике Северная Осетия — Алания, Республике Татарстан, Республике Тыва, Чеченской Республике, Калиниградской области, Свердловской области, Челябинской области, городе федерального значения Санкт–Петербурге.

Конституциями и уставами еще 32 субъектов Российской Федерации предусмотрено создание конституционных (уставных) судов: в городе федерального значения Москве, Московской области, Ямало-Ненецком автономном округе, Магаданской области, Тверской области, Ханты-Мансийском автономном округе — Югре, Белгородской области, Камчатском крае, Кемеровской области, Курганской области, Карачаево-Черкесской Республике, Самарской области, Кировской области, Сахалинской области, Республике Хакассия, Тюменской области, Воронежской области, Краснодарском крае, Тульской области, Амурской области, Удмуртской Республике, Новосибирской области, Калужской области, Республике Алтай, Оренбургской области, Смоленской области, Пермском крае, Забайкальском крае, Нижегородской области, Орловской области, Мурманской области, Архангельской области.

Создание и становление Уставного суда Санкт–Петербурга проходило в рамках общего процесса формирования органов конституционной юстиции субъектов Российской Федерации. Необходимость учреждения Уставного суда Санкт–Петербурга была впервые закреплена в Уставе Санкт–Петербурга, принятом 14 января 1998 года.

В соответствии с Уставом Санкт–Петербурга 5 июня 2000 года был принят Закон Санкт–Петербурга “Об Уставном суде Санкт–Петербурга”, а уже 14 сентября того же года состоялось назначение на должности судей и Уставный суд был образован в правомочном составе.

* Альбом «Уставный суд Санкт–Петербурга 2007 год» С. 2-6

Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Конституционный (уставный) суд субъекта РФ — это созданный в целях рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта РФ, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта РФ, органов местного самоуправления субъекта РФ конституции (уставу) субъекта РФ, а также для толкования конституции (устава) субъекта РФ.

Создание конституционного (уставного) суда субъектов РФ осуществляется по усмотрению органов власти конкретного субъекта, в связи с чем в одних субъектах конституционные (уставные) суды созданы и осуществляют свою деятельность, в других субъектах созданы, но не работают, а в третьих субъектах они не создавались и их создание не предусмотрено уставами.

Полномочия конституционных (уставных) судов субъектов включают в себя:

1)контроль за конституционностью правовых актов субъектов Федерации, их договоров с Федерацией;

2)толкование конституции или устава;

3)разрешение споров о совместном ведении и разграничении полномочий между органами государственной власти республики, края, области, а также между ними и органами местного самоуправления;

4)защиту конституционных прав и свобод граждан по их жалобам и запросам судов о конституционности закона субъекта, примененного или подлежащего применению в конкретном деле;

5)защиту конституции, устава от нарушения ее высшими должностными лицами, а в некоторых случаях и другими должностными лицами;

6) разрешение по жалобам граждан и запросам судов.

Конституционные (уставные) суды — это суды субъектов, в связи с чем конституционные (уставные) суды финансируются за счет средств бюджета соответствующего субъекта Федерации.

Конституционный (уставный) суд субъекта РФ рассматривает отнесенные к его компетенции вопросы в порядке, установленном законом субъекта РФ, тогда как все федеральные суды и мировые судьи должны соблюдать установленные федеральными законами правила судопроизводства.

Решения, издаваемые рассматриваемым судом, как и решения Конституционного Суда РФ, носят окончательный характер. Эти решения не могут быть пересмотрены иным судом.

Решения конституционных (уставных) судов не могут быть отменены по жалобам заинтересованных лиц. Отменить провозглашенное и вступившее в силу решение конституционного суда не могут какие-либо другие органы государственной власти.

Законодательством ряда республик урегулирована возможность пересмотра решений конституционных судов по их инициативе в случаях, если открылись новые существенные обстоятельства, не известные в момент вынесения решения, или изменилась конституционная норма, на основании которой было принято решение.

Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации

Конституцией прямо не предусмотрено создание в субъектах РФ конституционных (уставных) судов. Вместе с тем из положений ее ст. 10, 11, 77, предусматривающих разделение государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, а также ст. 118 (ч. 3), в силу которой федеральным конституционным законом может предусматриваться возможность создания судов субъектов РФ, следует право субъектов РФ создавать свои конституционные (уставные) суды. Такое право субъектов РФ получило конкретизацию в ст. 27 Закона о судебной системе.

В настоящее время создание конституционных (уставных) судов предусмотрено в 56 конституциях и уставах субъектов РФ, в 22 субъектах приняты специальные законы о конституционном (уставном) суде. Реально такие суды созданы в 18 субъектах РФ: республиках Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Ингушетия, Карелия, Коми, Марий Эл, Северная Осетия – Алания, Татарстан, Тыва, Саха (Якутия), Кабардино-Балкарской Республике, Чеченской Республике, а также в Калининградской, Свердловской, Челябинской областях и г. Санкт-Петербурге. За время функционирования этими судами было принято несколько сотен решений, в том числе и признающих законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ не соответствующими их конституциям и уставам.

Конституционные (уставные) суды субъектов РФ, решая единые задачи по укреплению конституционных основ государственной и общественной жизни и действуя в относительно равных процедурах, тем не менее не образуют единую (в организационном и процессуальном отношении) систему судебного конституционного контроля. Любой из этих судов самостоятелен в осуществлении своих полномочий, его решения нс могут быть отменены или изменены никаким другим судом, в том числе Конституционным Судом РФ, хотя в некоторых законах субъектов РФ (в частности, Челябинской области) возможность пересмотра этих решений Конституционным Судом РФ предусмотрена. Обусловлено это прежде всего тем, что каждый из конституционных (уставных) судов руководствуется в своей деятельности конституцией (уставом) определенного субъекта РФ и именно на ее положениях основывает свои выводы и решения. Конституционный Суд РФ основывается в своей деятельности и в своих решениях на положениях Конституции.

Формирование конституционных (уставных) судов. Согласно ч. 4 ст. 13 Закона о судебной системе порядок наделения полномочиями председателей, заместителей председателей, других судей конституционных (уставных) судов субъектов РФ устанавливается федеральными законами и законами субъектов РФ. По преимуществу такой порядок предполагает избрание судей на заседаниях высших представительных (законодательных) органов власти субъектов РФ (лишь Конституционный Суд Республики Дагестан формируется путем назначения судей Народным Собранием Республики).

Кандидатуры на должности конституционных (уставных) судей вносятся на рассмотрение парламента либо самим органом законодательной власти (например, в Республике Дагестан), либо президентом (главой) республики или главой исполнительной власти (например, в Республике Коми), либо на паритетных началах президентом (главой исполнительной власти) и руководителем высшего органа законодательной власти (например, в Республике Татарстан), либо, как в Республике Адыгея, на паритетных началах президентом (главой исполнительной власти), руководителем высшего органа законодательной власти и судейским сообществом (или Верховным судом).

Как правило, законы о конституционных (уставных) судах специально не регламентируют порядок и сроки рассмотрения предложенных кандидатов на должности судей. Однако в некоторых из них предусматривается, в частности, что предварительно кандидатура должна быть обсуждена на заседаниях постоянных комиссий соответствующего законодательного органа власти (например, в Кабардино- Балкарии) или что голосование по предложенным кандидатурам должно быть проведено не позднее определенного срока после их внесения (например, в Республике Дагестан – не позднее двух месяцев, в Республике Адыгея – не позднее 14 дней).

Избрание (назначение) судей из числа внесенных на заседание органа законодательной власти осуществляется в индивидуальном порядке путем тайного голосования. Избранным (назначенным) является кандидат, за которого проголосовало большинство членов парламента.

Срок, на который судьи наделяются полномочиями в различных субъектах РФ, определяется по-разному: в некоторых из них он не ограничен (Республика Бурятии, Республика Карелия), в других установлен в пределах 10 лет (Республика Башкортостан, Республика Дагестан), в третьих – в пределах 12 лет (Республика Адыгея).

Руководители конституционных (уставных) судов (председатель, заместитель председателя, а в ряде судов – и судья- секретарь) избираются, как правило, из состава соответствующего суда. При этом законодательство субъектов РФ допускает избрание названных руководителей как самими судьями (Республика Адыгея, Свердловская область), так и органом законодательной власти по представлению главы субъекта РФ или самого суда (Республика Башкортостан, Республика Тыва). В некоторых республиках используется смешанный способ избрания руководящих должностных лиц конституционных судов: председатель (или председатель и заместитель председателя) избираются высшим органом законодательной власти, а заместитель председателя и судья секретарь (или только судья-секретарь) – самими судьями (Кабардино-Балкарская Республика, Республика Татарстан).

Полномочия конституционных (уставных) судов. Часть 1 ст. 27 Закона о судебной системе относит к ведению конституционных (уставных) судов рассмотрение вопросов соответствия законов субъекта РФ, нормативных правовых актов органов власти субъектов РФ, органов местного самоуправления субъекта РФ конституции (уставу) субъекта РФ, а также толкование конституции (устава) субъекта РФ.

Вместе с тем конституциями (уставами) и законами субъектов РФ данные суды могут наделяться правом решать и другие вопросы в пределах ведения субъектов РФ. Так, в различных субъектах РФ к компетенции конституционных (уставных) судов относятся полномочия по проверке конституционности ненормативных актов органов государственной власти субъекта РФ и органов местного самоуправления; рассмотрению жалоб на нарушение конституционных прав и свобод граждан; проверке условий проведения и результатов референдума, а также выборов Президента республики или иного главы субъекта РФ; толкованию законов субъекта РФ; проверке конституционности правоприменительной практики, связанной с реализацией законов субъекта РФ.

Порядок производства в конституционном (уставном) суде субъекта РФ устанавливается законами соответствующего субъекта и включает в себя определение: поводов и оснований к возбуждению конституционного судопроизводства; обстоятельств, исключающих производство в конституционном (уставном) суде; прав и обязанностей участников конституционного судопроизводства; сроков рассмотрения и разрешения обращения; процедурных правил, касающихся оформления обращения, движения дела, проведения слушания в заседании суда, вынесения, оформления, провозглашения и опубликования судебного решения. В основном такой порядок совпадает с тем, который установлен для производства в Конституционном Суде РФ. Однако с учетом особенностей компетенции конституционных (уставных) судов и некоторых иных обстоятельств в законах отдельных субъектов РФ могут содержаться и некоторые специфические правила осуществления конституционного судопроизводства.

Так, согласно Закону Республики Саха (Якутия) правом на обращение в Конституционный Суд с ходатайством о проверке конституционности договора или нормативного акта, помимо высших органов законодательной и исполнительной власти республики и Российской Федерации, обладают: народный депутат Республики Саха (Якутия), прокурор республики, общественные организации в лице их республиканских органов (ч. 1 ст. 26). В некоторых других субъектах РФ допускается возможность обращения в конституционный (уставный) суд постоянных комиссий парламента (Республика Татарстан); группы депутатов – от 5 до 30 человек – законодательного (представительного) органа власти (Республика Татарстан, г. Санкт-Петербург, Республика Тыва); органов местного самоуправления муниципальных образований (г. Санкт-Петербург), председателя арбитражного суда республики (Республика Тыва); уполномоченного по правам человека (Республика Башкортостан); политических партий (Республика Татарстан).

Во всех субъектах РФ пределы рассмотрения дела в конституционном (уставном) суде ограничены предметом обращения. Однако есть и иные решения. Например, Конституционный Суд Республики Дагестан правомочен принимать решение о конституционности или неконституционности не только оспариваемого нормативного акта, но и нормативных актов, основанных на нем или воспроизводящих его положения, а конституционные суды республик Татарстан, Тыва, Саха (Якутия) управомочены по собственной инициативе давать толкование вынесенных ими постановлений.

В законах большинства субъектов РФ о конституционном (уставном) суде содержатся положения, провозглашающие решения суда окончательными и не подлежащими обжалованию и пересмотру. При этом запрет пересмотра решения конституционного (уставного) суда в равной мере распространяется как на судебные органы государственной власти, так и на Конституционный Суд РФ, суды общей или арбитражной юрисдикции, а также на сам суд, постановивший это решение.

Конституционные и Уставные суды в Российской Федерации

Конституционный Суд Республики в составе Российской Федерации — судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Полномочия, порядок формирования и деятельности Конституционных Судов Республик определяются Конституцией Республики и Законом Республики «О Конституционном Суде Республики».

Конституционные Суды Республик состоит из судей, назначаемых на должность Законодательным Собранием Республик по представлению Глав Республик. Свои полномочия Конституционный Суд Республики вправе осуществлять в составе не менее трех судей. Полномочия судьи Конституционного Суда Республики не ограничены определенным сроком.

Конституционный Суд Республики разрешает дела в открытых судебных заседаниях. Проведение закрытых судебных заседаний допускается лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Поводом к рассмотрению дела является обращение в Конституционный Суд Республики. Обращение направляется в Конституционный Суд в письменном виде и подписывается заявителем (заявителями) или уполномоченным лицом и должно соответствовать требованиям, установленным Законом Республики.

Правом на обращение в Конституционный Суд Республики обладают Глава Республики, Законодательное Собрание Республики, депутаты Законодательного Собрания Республики Карелия, прокурор Республики Карелия, Уполномоченный по правам человека Республики Карелия, органы местного самоуправления, общественные объединения, юридические лица и граждане.

Основаниями к рассмотрению дела являются обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Республики тот или иной Закон Республики, нормативные правовые акты (или их отдельные положения) Законодательного Собрания Республики, Главы Республики, Правительства Республики, иных органов исполнительной власти Республики, уставы муниципальных образований, нормативные правовые акты (их отдельные положения) органов местного самоуправления и их должностных лиц, а также обнаружившаяся неопределенность в понимании положений Конституции Республики.

Законы Республик «О Конституционном Суде Республики» устанавливают порядок распределения поступающих в суд обращений, порядок определения очередности рассмотрения дел, особенности делопроизводства в Конституционном Суде, а некоторые правила процедуры и этикета в заседаниях и иные вопросы внутренней деятельности Конституционного Суда устанавливаются Регламентом Конституционного Суда Республики, который принимается решением собрания судей Конституционного Суда Республики.

С целью оказания научного содействия Конституционному Суду Республики в осуществлении задач, определенных Законом Республики «О Конституционном Суде Республики», и разработки научно обоснованных рекомендаций по вопросам судебной практики созданы научно-консультативные советы, которые являются совещательными органами при Конституционных Судах Республик.

В Москве успешно работает Международный Центр Правовых исследований (МЦПИ) «Планета Закона», осуществляющий правовую защиту конституционных прав граждан и направление исковых заявлений не только в суды Москвы, но и ставящий одной из основных задач всестороннее изучение информации о деятельности Конституционных Судов Республик в составе Российской Федерации, анализ их решений, материалов научно-консультативного советов при Конституционных Судах Республик, научных трудов и иных работ в сфере конституционного (уставного) судопроизводства.

Уставные Суды в России являются судебными органами государственной власти в субъектах Российской Федерации. Уставные Суды входят в единую судебную систему Российской Федерации. Уставные Суды созданы на основании Федерального конституционного Закона от 31 декабря 1996 года № 1-ФЗ «О судебной системе Российской Федерации», Уставов (Основных Законов) субъектов России. Уставные Суды состоят из судей, назначаемых на должность Думой.

Срок полномочий судьи — 12 лет. Свои полномочия Уставные Суды вправе осуществлять в составе не менее трех судей. Уставные Суды разрешают дела в открытых судебных заседаниях. Проведение закрытых судебных заседаний допускается лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Уставный Суд разрешает дела о соответствии Уставу (Основному Закону) области иных областных законов, нормативных правовых актов Губернатора, Правительства области, областной Думы, органов местного самоуправления муниципальных образований. Кроме того, Уставный суд осуществляет официальное толкование Устава области, разрешает споры о компетенции между органами государственной власти и органами местного самоуправления, дает заключение о соответствии Уставу области вопроса, выносимого на областной референдум.

Поводом к рассмотрению дела является обращение в Уставный Суд. Обращение направляется в Уставный Суд в письменном виде и подписывается заявителем (заявителями) или уполномоченным лицом и должно соответствовать требованиям Закона «Об Уставном Суде».

Правом на обращение в Уставный Суд обладают Губернатор области, областная Дума, Правительство области, каждый депутат областной Думы, прокурор области, уполномоченный по правам человека в области, избирательная комиссия области, ассоциация муниципальных образований области, областной суд, арбитражный суд области, нотариальная палата, органы местного самоуправления, группа депутатов представительного органа местного самоуправления численностью не менее пяти человек, граждане, включая иностранных граждан и лиц без гражданства, объединения граждан.

При обращении в Уставный Суд граждан об обжаловании нормативных правовых актов, изданных органом государственной власти, органом местного самоуправления, в указанном обращении в обязательном порядке должны содержаться сведения о том, какие права граждан и каким образом права нарушены обжалуемым нормативным правовым актом.

Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации как дополнительный гарант защиты прав несовершеннолетних

Предлагаем Вашему вниманию научную статью соискателя Академии ГП РФ, помощника прокурора республики по приему граждан Исламовой Р.И., опубликованную в журнале «Законность» 2017 № 8.

Очевидно, что дети – это наименее защищенная

социальная категория граждан нашей страны.

Поэтому существует система органов, которые

призваны охранять и защищать права детей и

их законные интересы. К одному из этих органов

необходимо отнести конституционные (уставные)

суды субъектов Федерации

В настоящее время конституционные (уставные) суды образованы и действуют лишь в 14 субъектах Российской Федерации и тенденция к их дальнейшему росту не наблюдается. Даже в тех субъектах России, конституции и уставы которых предусматривают создание конституционных (уставных) судов, не предпринимаются организационные и практические шаги к их созданию. Хотя казалось бы, что они должны быть необходимым элементом организации государственной власти в каждом субъекте нашей страны.

Подлинный федерализм предполагает, самостоятельность и определенную независимость от федеральной судебной системы конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, целесообразность их создания в каждом регионе. Причем, создание конституционных (уставных) судов субъектов РФ предусмотрено в конституциях и уставах 56 субъектов РФ, а в 24 из них приняты законы об этих судах[1].

Анализ показывает, что большинство конституционных (уставных) судов было образовано около 20 лет назад, Первым таким органом был Комитет конституционного надзора Республики Татарстан, который был образован 15 декабря 1990 года. В 1992 году, после принятия Конституции Республики Татарстан и Закона «О конституционном Суде Республики Татарстан», получил настоящее название. Последним, в декабре 2011 года, был образован Уставной суд Челябинской области.

Как справедливо отмечает ряд ученых, по своей природе конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации аналогичные природе Конституционного Суда Российской Федерации[2]. Они имеют форму судопроизводства, предусмотренную ст. 118 Конституции Российской Федерации, осуществляют судебную власть самостоятельно и независимо[3].

Основная ценность конституционных (уставных) судов заключается в том, что они органично дополняют и усиливают деятельность Конституционного Суда России и, при соответствующем правовом регулировании, могут его «разгрузить». Они гармонизируют региональное законодательство, отражают самостоятельность субъектов Федерации, в современных условиях являются одной из немногих автономных структур, через которые возможны отстаивание принципа децентрализации государственной власти по вертикали. Привнеся в политику субъектов соответствующую специфику, защищают обоснованные региональные интересы, становятся аналитическими, методическими и научными центрами, площадками для приобретения практики и освоения теории регионального конституционализма, участвуют в формировании конституционной культуры и правосознания[4].

Как отмечает Г.А. Жилин, проблема отсутствия конституционного (уставного) суда в конкретном регионе относится к большей степени к сфере государственной правовой политики данного региона.[5]

Недостаточное количество конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации не может свидетельствовать об отсутствии актуальности вопросов, связанных с их взаимодействием с высшим федеральным органом конституционного контроля нашей страны.

За небольшой промежуток времени они провели значительную работу по восстановлению конституционных прав граждан, в том числе несовершеннолетних, предусмотренных статьями 46, 133 Конституции Российской Федерации, закрепляющих право на судебную защиту.

Актуальность проблемы создания конституционных (уставных) судов видна из практического опыта конституционного судопроизводства: с момента становления по настоящее время в Уставном Суде г. Санкт-Петербург (год образования — 2000) всего рассмотрено 213 обращений и принимаемых итоговых решений; Конституционном Суде Республики Татарстан (1992 г.) – 154; Уставном Суде Свердловской области (1998 г.) – 114; Конституционном Суде Республики Башкортостан (1992 г.) – 120; Конституционном Суде Республики Адыгеи (1996 г.) – 74; Конституционных Судах Северной Осетии-Алании (2001 г.), Республики Дагестан (2010 г.) – по 70; Республики Коми (1994 г.) – 52; Республики Саха Якутии (2002 г.) – 49; Республики Карелия (2004 г.) – 36; Республики Ингушетия (2001 г.) – 34; Кабардино-Балкарской Республики (1997 г.) – 31; Республики Марий Эл (1997 г.) – 28; Республики Тыва (2003 г.) – 25.

Анализ указанного безусловно показывают, что конституционные (уставные) суды субъектов Федерации востребованы с первых дней своего существования.

Создание конституционного (уставного) суда является показателем зрелости властной системы, сложившейся в субъекте Федерации. Он служит своего рода «центром негативного законодательства», то есть имеет возможность корректировать систему законодательства субъекта Российской Федерации посредством отмены определенных нормативных положений, наполнением их соответствующим смыслом, толкованием конституции (устава) региона.[6]

К сожалению, в настоящее время не все регионы «дозрели» до такого состояния. Для создания регионального конституционного (уставного) суда необходимо лишь соответствующее проявление политической воли со стороны лиц, представляющих органы государственной власти в субъектах Российской Федерации.

Анализ рассмотренных региональными конституционными (уставными) судами обращений в сфере защиты прав несовершеннолетних показал, что несмотря на имеющиеся проблемные вопросы в регионах, конституционными (уставными) судами всего рассмотрено и вынесено минимальное количество итоговых решений. Создается впечатление, что в регионах проблем в сфере защиты прав несовершеннолетних нет.

Так, Конституционным Судом Республики Татарстан вынесено всего 154 итоговых решений, из них по вопросам защиты прав несовершеннолетних 1 постановление, 3 определения; в Республике Башкортостан (120) – 3 постановления, 2 определения; в Свердловской области (114) – 4 постановления, 5 определений; в Республике Северная Осетия-Алания (70) – 1 постановление; в Республике Саха Якутия (49) – 1 постановление; в Республике Марий Эл (28) – 3 постановления; в Республике Коми (52) – 5 постановлений, 1 определение; в Республике Ингушетия (34) – 1 постановление, 1 определение; остальные региональные суды решений по защите прав детей не выносили.

Данные свидетельствуют, что эта сфера правоотношений несмотря на существующие многочисленные проблемы в сфере образования, в отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в сфере опекунства, жилищных и социальных прав, и других вопросов, в настоящее время находится вне правового поля региональной конституционной юстиции.

Вместе с тем, судебная практика определяет значимость конституционных (уставных) в сфере защиты прав детей.

Так, основанием для рассмотрения Конституционным Судом Республики Башкортостан 16 декабря 2015 года стала обнаруженная неопределенность в вопросе соответствия конституционности пунктов 2.4. и 3.11. Положения о приватизации муниципального жилищного фонда городского округа г. Уфа Республики Башкортостан, утвержденного решением Совета городского округа г. Уфа Республики Башкортостан от 13 июля 2011 года № 39/10. Поводом к рассмотрению явилась жалоба Д.Н. Порозова на нарушение его конституционных прав указанными пунктами положения.

Положение о приватизации муниципального жилищного фонда ГО г. Уфа устанавливает порядок передачи в собственность граждан Российской Федерации занимаемых ими жилых помещений в домах муниципального жилищного фонда ГО г. Уфа. Согласно п. 2.4 несовершеннолетние граждане, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся членами его семьи либо бывшими членами семьи, наравне с совершеннолетними пользователями становятся участниками общей совместной собственности на жилое помещение. Пункт 3.11 указанного Положения содержит перечень документов, необходимых для приобретения в собственность жилого помещения в порядке приватизации, при обращении в соответствующую организацию.

Закрепленное в статье 46 Конституции Республики Башкортостан право на жилище, применительно к правам несовершеннолетних лиц во взаимосвязи с положениями ч. 3 ст. 17 и ч. 3 ст. 42 Конституции Республики Башкортостан, предполагает, что родители при совершении каких-либо сделок в отношении жилых помещений, на которые имеют право несовершеннолетние члены семьи не вправе произвольно и необоснованно ухудшать жилищные условия детей, их действия не должны приводить к лишению несовершеннолетних жилища. Иное означало бы, вопреки требованиям ст. 42 Конституции Республики Башкортостан, невыполнение родителями их конституционных обязанностей по заботе о детях, их воспитанию и содержанию и приводило бы к недопустимому ограничению права детей на жилище.

Конституционный Суд Республики Башкортостан признал п. 2.4. Положения о приватизации муниципального жилищного фонда ГО г. Уфа РБ, утвержденного решением Совета ГО г. Уфа от 13 июля 2011 № 39/10, соответствующим Конституции Республики Башкортостан. Тем же решением, п. 3.11 Положения признан не соответствующим Конституции Республики Башкортостан, поскольку содержащееся в нем нормативное положение в условиях отсутствия требования предоставления гражданином, приобретающим в собственность жилье путем приватизации, документов на несовершеннолетних, проживающих отдельно от указанных лиц и не утративших права пользования данным жилым помещением. Это ограничивает права указанной категории несовершеннолетних граждан и не согласуется с принципом равенства.[7]

Конституционный Суд Республики Марий Эл 15 мая 2014 года признал положения п. 2.6.1 Административного регламента предоставления муниципальной услуги «Прием заявлений, постановка на учет для зачисления в муниципальные образовательные учреждения города Йошкар-Олы» в редакции, утвержденной постановлением администрации городского округа «Город Йошкар-Ола» от 22 января 2014 года № 87, не соответствующим Конституции Республики Марий Эл. Административный регламент противоречит ч.3 ст. 7, ч. 1-2 ст. 19, ст. 27, ч. 1-2 ст. 43 и ч. 3 ст. 55 Конституции Республики Марий Эл в той мере, в какой он увязывает зачисление детей в дошкольное муниципальное образовательное учреждение ГО г. Йошкар-Ола с предоставлением документа, подтверждающего постоянную или временную регистрацию на территории муниципального образования.[8]

Поводом к рассмотрению дела о проверке конституционности ч. 2 ст. 3 Закона Республики Северная Осетия-Алания от 28 марта 2007 года № 8-РЗ «О внесении изменения в статью 3 Закона Республики Северная Осетия-Алания «Об оплате труда приемных родителей и льготах, предоставляемых приемной семье и семье усыновителей (удочерителей)» послужило обращение гражданина Б.

Законом от 28 марта 2007 года № 8-РЗ «О внесении изменения в ст. 3 закона Республики Северная Осетия-Алания «Об оплате труда приемных родителей и льготах, предоставляемых приемной семье и семье усыновителей (удочерителей)» размер ежемесячного пособия на содержание усыновленного (удочеренного) ребенка установлен в фиксированной сумме — 2500 рублей. При этом действие указанной нормы распространено названным Законом только на правоотношения, возникшие с 3 июня 2006 года. Следовательно, семьи, усыновившие (удочерившие) детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей до 3 июня 2006 года и получавшие ежемесячное пособие на содержание каждого усыновленного (удочеренного) ребенка, утратили это право со дня вступления в силу Закона Республики Северная Осетия-Алания от 28 марта 2007 года № 8-РЗ, а именно со дня его официального опубликования в газете «Северная Осетия» 4 апреля 2007 года.

Заявитель Б., удочерившая ребенка до 3 июня 2006 года, оспаривает конституционность введенных законоположений, отменяющих ранее предоставленные удочерителям льготы в виде ежемесячного пособия на содержание ребенка. Положения закона нарушают конституционный принцип равенства и противоречат Конституции Республики Северная Осетия-Алания.

Конституционным судом Республики Северная Осетия-Алания ч. 2 ст. 3 вышеуказанного Закона признана не соответствующей Конституции Республики Северная Осетия-Алания.

Рассматриваемые выше решения конституционных (уставных) судов говорят об их значимости, независимости.

Следует согласиться и с мнением Председателя Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькиным, который отметил: «Само наличие конституционного правосудия имеет и большое профилактическое значение: оно дисциплинирует и законодателя при издании законов, и чиновников при принятии правоприменительного решения, и рядовых граждан в их повседневных действиях в различных сферах социальной жизни».[9]

Судебная власть должна иметь не только федеральный, но и региональный уровень, причем — во всех субъектах Российской Федерации, вне зависимости от того – республики они или области, края и т.п. – во всех субъектах без исключения[10].

Таким образом, Конституционные (уставные) суды субъектов Федерации могут рассматриваться как дополнительный уровень конституционной гарантии в сфере защиты прав несовершеннолетних, инструмент контроля за соблюдением Конституции РФ и действующего законодательства органами государственной власти субъекта Российской Федерации и местного самоуправления, имеют значение в обеспечении единого конституционного пространства,

[1] Евдокимов В.Б. Конституционные (уставные) суды в системе разделения властей в Российсмкой Федерации// Вестник Академии Генеральной прокуратуры.2013 № 5.С. 64.

[2] Павликов С.Г. О совершенствовании правового регулирования статуса конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации//Конституционное и муниципальное право. 2007. № 3.

[3] Авакьян С.А. Конституционное право России: Учебный курс. М.Юристъ, 2005. С. 689.

[4] Гаврюсов Ю.В. Проблемы становления конституционной юстиции в субъектах Российской Федерации. Сыктывкар. 2005. С.66-76. См. также Петренко Д.С. Конституционная (уставная) юстиция в субъектах Российской Федерации// Современные правовые проблемы и перспективы. Москва. 2007. С.46-53.

[5] Жилин Г.А. Конституционное судопроизводство в субъектах Российской Федерации: основные проблемы// Российский юридический журнал. 2013. № 4. С. 48.

[6] Безруков А.В., А.О. Казанцев О необходимости создания и совершенствования компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.

[7] Постановление Конституционного Суда Республики Башкортостан от 16.12.2015 г. № 32-П по делу о проверке конституционности пунктов 2.4 и 3.11 Положения о приватизации муниципального жилищного фонда городского округа город Уфа Республики Башкортостан, утвержденного решением Совета городского округа город Уфа Республики Башкортостан от 13.07.2011 г. № 39/10, в связи с жалобой гражданина Порозова Дмитрия Николаевича/ Ведомости Государственного Собрания-Курултая Республики Башкортостан

[8] Постановление Конституционного суда Республики Марий Эл от 27.02.2014 г. по делу о проверке соответствия Конституции Республики Марий Эл абзаца 4 статьи 1 Закона Республики Марий Эл от 2 декабря 2004 года № 50-З «О социальной поддержке и социальном обслуживании отдельных категорий граждан в Республике Марий Эл» в связи с жалобой гражданки Гилязутдиновой Н.Н.

[9] Зорькин В.Д. Конституция и права человека в ХХ1 веке. М. 2008. с. 59.

[10] Клеандров М.И. В защиту конституционных (уставных судов) субъектов РФ