Конституционные права обвиняемого

Глава II. Права подозреваемых и обвиняемых и их обеспечение (ст.ст. 17-31)

Глава II. Права подозреваемых и обвиняемых и их обеспечение

См. Положение о порядке посещения учреждений уголовно-исполнительной системы членами общественных наблюдательных комиссий, утвержденное приказом ФСИН России от 28 ноября 2008 г. N 652

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2018. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Статья 47 Конституции РФ

1. Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

2. Обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Комментарий к Статье 47 Конституции РФ

1. Наряду с понятием подсудности, характеризующим распределение дел внутри судебной системы, в процессуальной теории и практике осуществления судебной власти употребляется взаимосвязанное с ним понятие подведомственности, которое определяется как относимость юридических дел к ведению различных юрисдикционных органов, в том числе и судов. В ст. 3 Закона о судебной системе РФ указывается на единство судебной системы страны, однако в этой единой системе созданы и действуют организационно самостоятельные и процессуально независимые друг от друга Конституционный Суд РФ и конституционные (уставные) суды субъектов Федерации, а также суды общей юрисдикции и арбитражные суды. Соответственно, понятие подведомственности употребляется не только при характеристике распределения дел между судами (как элементами единой судебной системы), с одной стороны, и иными юрисдикционными органами — с другой, но и при разграничении компетенции между самими звеньями судебной власти.

В таком значении судебная подведомственность определяет относимость дел к ведению Конституционного Суда или конституционных (уставных) судов субъектов Федерации, или судов общей юрисдикции, или арбитражных судов; соответственно, ее правила содержат порядок распределения дел между отдельными звеньями судебной системы страны. Понятие же подсудности в сочетании с понятием судебной подведомственности применяется при характеристике распределения дел по предметному, родовому, территориальному и функциональному признакам между судами внутри соответствующей подсистемы судов.

Не подвергая сомнению научную состоятельность и практическую значимость такого подхода, который находит отражение и в большинстве норм отраслевого законодательства (см., например, п. 1 ч. 1 ст. 43 Закона о Конституционном Суде РФ), следует отметить, что в комментируемой статье термин «подсудность» используется в значении, включающем в себя и понятие судебной подведомственности. Конституционное право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, является составной частью права на судебную защиту, при общей характеристике которого суд в системе разделения государственных властей должен рассматриваться обобщенно как единый орган судебной власти. В этом смысле все относящиеся к его ведению дела распределяются между отдельными звеньями единой судебной системы РФ и различными судами внутри каждой из ее подсистем в соответствии с правилами подсудности, установленными законом. Именно в таком широком значении используется соответствующий термин и в ст. 126 Конституции при определении компетенции Верховного Суда РФ как высшего судебного органа по делам, подсудным судам общей юрисдикции и, соответственно, не подсудным судам конституционной и арбитражной юрисдикции.

Таким образом, под подсудностью в Конституции понимается установленная законом относимость дела к ведению того или иного суда (судьи) с учетом его компетенции (полномочий) как элемента единой судебной системы РФ. Она характеризует распределение дел между всеми судебными органами страны, составляющими в своей совокупности одну из ветвей государственной власти — судебную.

Наименование всех разновидностей судебных органов страны содержится во взаимосвязанных положениях ст. 4 Закона о судебной системе РФ, ст. 3 Закона об арбитражных судах, ст. 8 Закона о военных судах, ст. 20 Закона РСФСР от 08.07.1981 «О судоустройстве РСФСР» (в ред. от 03.07.1992), ст. 1 Закона о мировых судьях. В системе судов общей юрисдикции к ним кроме Верховного Суда РФ относятся верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения (Москвы и Санкт-Петербурга), суды автономной области и автономных округов, окружные (флотские) военные суды, районные суды, гарнизонные военные суды, мировые судьи. Систему арбитражных судов кроме Высшего Арбитражного Суда РФ составляют федеральные арбитражные суды округов (арбитражные кассационные суды), арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды первой инстанции в субъектах Федерации.

За исключением мировых судей, все перечисленные органы судебной власти являются федеральными. Мировые судьи относятся к судам субъектов РФ, но входят в систему судов общей юрисдикции, подчиняясь тому же общему порядку судопроизводства, что и федеральные суды, включая правила определения подсудности дел.

Конституция предметно определяет компетенцию лишь Конституционного Суда, на полномочия судов общей и арбитражной юрисдикции в ней указывается в самой общей форме (см. комментарии к ст. 125-127). Детально же их компетенция в зависимости от рода разрешаемых дел, территории, на которую распространяется деятельность конкретного суда, функционального предназначения в системе судебных инстанций, а иногда и специфики субъекта судебной ответственности закреплена в соответствующих федеральных конституционных законах и отраслевом процессуальном законодательстве, устанавливающем порядок отдельных видов судопроизводства (ГПК, АПК, КоАП, УПК).

Особенностью правового регулирования отличается деятельность региональных конституционных (уставных) судов, которые, как и мировые судьи, являются судами субъектов РФ, но в отличие от них не входят в общую для них с федеральными судами подсистему, выступая самостоятельным элементом единой судебной системы страны. Соответственно, Закон о судебной системе РФ (ч. 1 ст. 27) определяет компетенцию органов региональной конституционной (уставной) юрисдикции не исчерпывающе, оставляя на усмотрение самих субъектов Федерации отнесение к их ведению тех или иных дополнительных дел. Однако такие дополнительные полномочия должны соответствовать юридической природе и предназначению этих судов как органов конституционного (уставного) контроля, касаться лишь вопросов, относящихся к ведению субъектов Федерации, и не должны вторгаться в компетенцию федеральных судов (см. Определение КС РФ от 06.03.2003 N 103-О*(616)).

Неправильное определение судом своей компетенции при принятии дела, как и необоснованный отказ в доступе к суду, нарушает право на судебную защиту, поскольку оно предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости. Одной из таких гарантий является право на рассмотрение дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, что предполагает законно установленный, а не произвольно выбранный суд, осуществляющий судопроизводство без предубеждения, полно, всесторонне и объективно.

Основные требования к закону, определяющему подсудность дел, содержатся в Постановлении КС РФ от 16.03.1998 N 9-П*(617). Согласно сформулированной в нем правовой позиции в таком законе должны быть закреплены критерии, которые в нормативной форме (в виде общего правила) предопределяли бы, в каком суде подлежит рассмотрению то или иное дело, что позволило бы суду (судье), сторонам и другим участникам процесса избежать неопределенности в этом вопросе, которую в противном случае пришлось бы устранять посредством правоприменительного решения, т.е. дискреционным полномочием правоприменительного органа или должностного лица, и тем самым определять подсудность дела не на основании закона. Однако эти требования законодателем не всегда учитываются.

В частности, критерии отнесения тех или иных дел к ведению различных судов не всегда формулируются четко и недвусмысленно. Серьезные трудности в судебной практике вызывает также противоречивость правил определения подсудности в некоторых законодательных актах. Очевидным недостатком в сфере разграничения судебной компетенции является и отсутствие до настоящего времени федерального конституционного закона о судах общей юрисдикции. В результате отдельные полномочия этих судов, в том числе относящиеся к проверке нормативных актов на предмет их соответствия закону или иному нормативному акту, имеющему более высокую юридическую силу, вопреки ч. 3 ст. 128 Конституции установлены обычным федеральным законом (см. п. 7 мотивировочной части и п. 3 резолютивной части Постановления КС РФ от 27.01.2004 N 1-П*(618)).

Недостатки законодательного регулирования при разграничении компетенции между судами — одна из причин пересечения полномочий различных органов судебной власти, когда одна та же категория дел рассматривается судами различных юрисдикций или, напротив, все суды отказываются рассматривать дело, ссылаясь на отсутствие полномочий. Именно такая ситуация сложилась, к примеру, в свое время с рассмотрением дел об оспаривании законности нормативных актов субъектов Федерации, когда суды общей юрисдикции во изменение своей прежней практики прекратили принимать к производству такие дела, ошибочно отнеся их к сфере конституционного судопроизводства.

Возникшая проблема была разрешена Постановлением КС РФ от 11.04.2000 N 6-П*(619). В нем положения федерального законодательства, устанавливающего полномочия суда общей юрисдикции признавать закон субъекта Федерации противоречащим федеральному закону и, следовательно, недействующим и не подлежащим применению, признаны не противоречащими Конституции. Вместе с тем признаны неконституционными положения федерального законодательства в части, наделяющей суды общей юрисдикции правом признавать закон субъекта Федерации, противоречащий федеральному закону, недействительным и утрачивающим юридическую силу, поскольку такие последствия могут быть результатом лишь конституционного судопроизводства.

Из-за ненадлежащего законодательного регулирования возникает иногда неопределенность при определении подсудности дел и внутри соответствующей системы судов, как это произошло, к примеру, по делам об оспаривании постановлений о приостановлении или прекращении полномочий судей. С 1992 г. все такие дела отнесены непосредственно к подсудности Верховного Суда РФ, что служит одной из гарантий обеспечения независимости и самостоятельности судебной власти; эта норма воспроизведена и в ГПК, введенном в действие с 1 февраля 2003 г. (п. 4 ч. 1 ст. 27). Однако Федеральными законами «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» было предусмотрено, что в Верховный Суд РФ обжалуются лишь решения Высшей квалификационной коллегии судей РФ о приостановлении или прекращении полномочий судей, а такие же решения квалификационных коллегий судей субъекта РФ обжалуются в соответствующий суд в этом субъекте Федерации.

Законодательные новации привели к изменению судебной практики определения подсудности дел данной категории, основная часть которых стала рассматриваться судами республиканского, краевого и областного уровня. Возникшая неопределенность устранена была лишь Конституционным Судом РФ, признавшим норму об исключении из подсудности Верховного Суда РФ части таких дел не подлежащей применению как не соответствующую требованиям ч. 1 ст. 47 Конституции и расходящуюся с правовой позицией Конституционного Суда, сформулированной им в Постановлении от 16.03.1998 N 9-П (см. Определение КС РФ от 02.02.2006 N 45-О*(620)).

Указанная правовая позиция не всегда учитывается законодателем и при определении подсудности других дел, искажается она иногда также судебной практикой, когда сформулированным в законе правилам придается смысл, вступающий в противоречие с содержанием ч. 1 ст. 47 Конституции. В результате Конституционный Суд РФ вынужден был своими решениями неоднократно вносить коррективы как в законодательство, признавая оспоренные положения закона неконституционными, так и в правоприменительную практику судов путем выявления конституционно-правового смысла тех или иных процессуальных норм (см., например: Постановление от 25.02.2004 N 4-П; Определения от 02.03.2006 N 22-О, от 03.10.2006 N 443-О *(621)).

2. В соответствии с действующим федеральным законодательством суд присяжных в Российской Федерации предусмотрен лишь для уголовного судопроизводства. Согласно его правилам уголовное дело об особо тяжком преступлении против жизни, отнесенное законом к подсудности верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда, по ходатайству обвиняемого подлежит рассмотрению судьей соответствующего суда с участием коллегии из 12 присяжных заседателей (п. 2 ч. 2 ст. 30, ч. 3 ст. 31 УПК). В отношении некоторых категорий лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за такие же преступления, дела могут рассматриваться согласно ч. 4 ст. 31 и ст. 452 УПК в Верховном Суде РФ. Соответственно, участие присяжных заседателей возможно и по делам, отнесенным к подсудности этого суда (ст. 1 Закона о присяжных заседателях).

Для обеспечения реальной и осознанной возможности воспользоваться правом на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей следователь при ознакомлении обвиняемого с материалами дела после окончания предварительного следствия обязан не только разъяснить ему право ходатайствовать о таком составе суда, но и ознакомить с особенностями соответствующей процедуры рассмотрения уголовных дел, содержанием его прав при ее осуществлении, порядком обжалования судебного решения (п. 1 ч. 5 ст. 217 УПК РФ). Ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных может быть заявлено как непосредственно после ознакомления с материалами дела, так и после передачи дела в суд до назначения судебного заседания (п. 2 постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2005 N 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей»).

Правила уголовного судопроизводства о возможности рассмотрения дела определенной категории по ходатайству обвиняемого с участием присяжных заседателей в настоящее время применяются с учетом того, что процесс создания суда присяжных на территории страны еще не завершен. В связи с этим сохраняет силу правовая позиция Конституционного Суда, сформулированная в Постановлении от 02.02.1999 N 3-П*(622), согласно которой до введения в действие федерального закона, реально обеспечивающего на всей территории РФ каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом установлено наказание в виде смертной казни, права на рассмотрение его дела с участием присяжных заседателей, эта исключительная мера наказания назначаться не может ни одним российским судом вне зависимости от состава, в котором он рассматривает конкретное дело.

Процедура рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей является также гарантией конституционного права граждан на участие в осуществлении правосудия (см. комментарий к ч. 5 ст. 32). К настоящему времени суд присяжных отсутствует лишь в Чеченской Республике, где в соответствии с Федеральным законом «О внесении изменения в статью 8 Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» он должен быть введен с 1 января 2010 г. В связи с этим не только обвиняемые по уголовным делам о преступлениях, совершенных на территории этого субъекта Федерации, не могут реализовать свое право на рассмотрение их дела с участием присяжных заседателей, но и граждане Чеченской Республики ограничены в праве участвовать в осуществлении правосудия по уголовным делам об особо тяжких преступлениях против жизни.

Такое временное ограничение указанных прав обусловлено как обстоятельствами организационного и материально-технического характера, так и необходимостью создания условий, при которых могут быть обеспечены беспристрастность и объективность судебного разбирательства с участием присяжных заседателей; само по себе оно не может расцениваться как нарушение требований Конституции при условии невозможности назначения наказания в виде смертной казни (Постановление КС РФ от 06.04.2006 N 3-П*(623)).

Отбор кандидатов в присяжные заседатели для рассмотрения конкретного дела производится по правилам, предусмотренным УПК и Законом о присяжных заседателях. Для этого используются находящиеся в суде общий и запасной списки, которые составляются высшим исполнительным органом государственной власти субъекта РФ на основе списков, поступивших от исполнительно-распорядительных органов муниципальных образований. В эти списки включаются граждане, постоянно проживающие на территории данного субъекта Федерации.

Юрисдикция окружного (флотского) военного суда распространяется на территорию нескольких субъектов Федерации, а юрисдикция Верховного Суда РФ — на территорию всей страны. Соответственно, общий и запасной списки кандидатов в присяжные заседатели для окружных (флотских) военных судов составляются высшими исполнительными органами государственной власти субъектов Федерации по территориальному признаку, а при рассмотрении дела Верховным Судом РФ используются все общие и запасные списки, составленные для судов в субъектах Федерации (ч. 4 ст. 4, ст. 9 Закона о присяжных заседателях).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда, сформулированной в названном Постановлении от 06.04.2006 N 3-П, нормы федерального законодательства в действующей системе правового регулирования в их конституционно-правовом истолковании предполагают, что для рассмотрения окружным военным судом уголовного дела об особо тяжком преступлении против жизни коллегия присяжных заседателей формируется из граждан, постоянно проживающих на территории того субъекта Федерации, где совершено преступление, на основе общего и запасного списков кандидатов в присяжные заседатели; при невозможности сформировать коллегию присяжных заседателей на такой основе соответствующие уголовные дела подлежат рассмотрению окружным военным судом в ином установленном законом составе, без участия присяжных заседателей, при том что назначение смертной казни не допускается. Данная правовая позиция должна учитываться при формировании коллегии присяжных заседателей и по делам, отнесенным к подсудности Верховного Суда РФ.

Статья 48 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 48 Конституции РФ гласит:

1. Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

2. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Комментарий к Ст. 48 КРФ

1. Потребность в получении юридической помощи возникает постоянно и повсеместно. Практически нет такой сферы жизни или человеческой деятельности, в которой не нужно было бы знать и применять те или иные правовые нормы. Идет ли речь о работе или учебе, приобретении или продаже товаров, получении услуг, обращении в государственные или иные органы, об участии в деятельности общественных организаций, о выборах в парламент, получении государственных пенсий и социальных пособий и др. — везде может потребоваться квалифицированная помощь юриста.

Реализация закрепленных в Конституции основных прав и свобод граждан невозможна без включения правового механизма. Гарантия государственной защиты прав и свобод человека (ст. 45 Конституции), в свою очередь, требует гарантий получения квалифицированной правовой помощи. Реализация права каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, требует знания об этих запретах. Определить орган, полномочный разрешить жалобу или заявление, помочь гражданину составить соответствующий документ, — задача юристов. Составление документов, участие в судах в качестве представителей жалобщиков, истцов, ответчиков, третьих лиц в гражданском судопроизводстве, оказание юридической помощи лицу, привлекаемому к административной ответственности, — все это требует квалифицированной юридической помощи.

Юридические службы имеются в министерствах и ведомствах, органах государственной власти и местного самоуправления, на многих предприятиях, в учреждениях, организациях, общественных объединениях. В них работают юристы, знающие специфику соответствующих отраслей народного хозяйства, участков работы. Они оказывают определенную правовую помощь и работающим там сотрудникам.

Частично юридическое обеспечение в рамках Основ законодательства о нотариате от 11 февраля 1993 г. (Ведомости РФ. 1993. N 10. ст. 357), защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения предусмотренных законодательством нотариальных действий от имени Российской Федерации выполняют нотариусы. В соответствии с ч. 4 ст. 22 названных Основ определенной категории граждан предоставляется льготное юридическое обслуживание.

При отсутствии в населенном пункте нотариуса нотариальные действия совершают должностные лица органов исполнительной власти, уполномоченные на совершение этих действий.

Нотариусы, в частности: удостоверяют сделки; выдают свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов; свидетельствуют верность копий документов и выписок из них, подписей на документах, перевода документов с одного языка на другой; совершают исполнительные надписи; принимают на хранение документы. Свидетельства о праве на наследство выдают нотариусы, работающие в государственных конторах, а в предусмотренном Основами случае — и нотариусы, занимающиеся частной практикой. Так, при отсутствии в нотариальном округе государственной нотариальной конторы совершение этого нотариального действия поручается совместным решением органа юстиции и нотариальной палаты одному из нотариусов, занимающихся частной практикой.

Ряд норм об оказании юридической помощи населению по государственной и общественной защите прав потребителей содержится в Законе РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г., в ред. от 9 января 1996 г. (СЗ РФ. 1996. N 3. ст. 140). В нем, например, предусмотрено, что федеральный антимонопольный орган и его территориальные органы вправе обращаться в суд для защиты прав потребителей в случае обнаружения их нарушения. Широкие возможности по оказанию юридической помощи потребителям предоставляются общественным объединениям потребителей, их ассоциациям, союзам. Они наделены, в частности, правом проверять соблюдение прав потребителей и правил торгового, бытового и иных видов обслуживания, участвовать в проведении экспертиз по фактам нарушений прав потребителей.

Особое место в оказании юридической помощи занимает адвокатская деятельность. Адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь — оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном ФЗ от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», — физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию. Адвокатская деятельность не является предпринимательской.

Оказывая юридическую помощь, адвокат: дает консультации и справки по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме; составляет заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера; представляет интересы доверителя в конституционном судопроизводстве; участвует в качестве представителя доверителя в гражданском и административном судопроизводстве; участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях; участвует в качестве представителя доверителя в разбирательстве дел в третейском суде, международном коммерческом арбитраже (суде) и иных органах разрешения конфликтов; представляет интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях; представляет интересы доверителя в органах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах, негосударственных органах иностранных государств, если иное не установлено законодательством иностранных государств, уставными документами международных судебных органов и иных международных организаций или международными договорами Российской Федерации; участвует в качестве представителя доверителя в исполнительном производстве, а также при исполнении уголовного наказания; выступает в качестве представителя доверителя в налоговых правоотношениях. Адвокат вправе оказывать иную юридическую помощь, не запрещенную федеральным законом.

Представителями организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления в гражданском и административном судопроизводстве, судопроизводстве по делам об административных правонарушениях могут выступать только адвокаты, за исключением случаев, когда эти функции выполняют работники, состоящие в штате указанных организаций, органов государственной власти и органов местного самоуправления, если иное не установлено федеральным законом.

Адвокат, как и лицо, имеющее ученую степень по юридической специальности, может быть представителем сторон при рассмотрении дел в Конституционном Суде.

Для получения юридической помощи можно обращаться в любую юридическую консультацию или к адвокату независимо от места жительства. Адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. В соответствии со ст. 26 названного ФЗ юридическая помощь гражданам Российской Федерации, среднедушевой доход которых ниже величины прожиточного минимума, установленного законом соответствующего субъекта Федерации, оказывается бесплатно в следующих случаях: истцам — по рассматриваемым судами первой инстанции делам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с трудовой деятельностью; ветеранам Великой Отечественной войны — по вопросам, не связанным с предпринимательской деятельностью; гражданам Российской Федерации — при составлении заявлений о назначении пенсий и пособий; гражданам Российской Федерации, пострадавшим от политических репрессий, — по вопросам, связанным с реабилитацией.

Перечень документов, необходимых для получения гражданами Российской Федерации юридической помощи бесплатно, а также порядок предоставления указанных документов определяются законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Федерации.

Юридическая помощь оказывается во всех случаях бесплатно несовершеннолетним, содержащимся в учреждениях системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Труд адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, оплачивается за счет средств федерального бюджета. Расходы на эти цели учитываются в федеральном законе о федеральном бюджете на очередной год в соответствующей целевой статье расходов.

Размер вознаграждения адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, и порядок компенсации адвокату, оказывающему юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно, устанавливаются Правительством. Размер дополнительного вознаграждения, выплачиваемого за счет средств адвокатской палаты адвокату, участвующему в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, и порядок выплаты вознаграждения за оказание юридической помощи гражданам Российской Федерации бесплатно устанавливаются ежегодно собранием (конференцией) адвокатов. В соответствии со ст. 50 УПК Российской Федерации и во исполнение ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Правительством РФ принято Постановление от 4 июля 2003 г. N 400 «О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда».

Приведенные положения об участии адвоката в уголовном судопроизводстве и о возможности освобождения обвиняемого от оплаты труда адвоката соответствуют требованиям п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, в котором установлено, что каждый имеет право при рассмотрении любого предъявленного ему обвинения «быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника; если он не имеет защитника, быть уведомленным об этом праве и иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда интересы правосудия того требуют, безвозмездно для него в любом таком случае, когда у него нет достаточно средств для оплаты этого защитника». Аналогичное положение содержится и в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (п. «с» ч. 3 ст. 6).

Закон города Москвы от 4 октября 2006 г. N 49 «Об оказании адвокатами бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации в городе Москве» устанавливает перечень документов и порядок их предоставления для оказания адвокатами гражданам Российской Федерации бесплатной юридической помощи в городе Москве, а также порядок компенсации расходов адвокату, оказывающему бесплатную юридическую помощь.

2. Особым видом квалифицированной юридической помощи является помощь, которая оказывается в рамках уголовного судопроизводства лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, их защитниками. Причем Конституция, гарантируя обвиняемому право на помощь адвоката (защитника), недвусмысленно связывает помощь защитника (как процессуальной фигуры) с деятельностью адвоката — профессионального юриста, получившего в соответствии с ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» статус адвоката, состоящего в одной из действующих на территории Российской Федерации адвокатских палат и работающего в определенном адвокатском образовании.

В соответствии с ч. 2 ст. 49 УПК по определению (постановлению) суда в качестве защитника наряду с адвокатом могут быть допущены один из близких родственников или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Учитывая, что закон не требует от такого лица, чтобы оно имело юридическое образование и (или) опыт юридической деятельности, его участие в производстве по уголовному делу не может расцениваться как реализация требований ч. 2 комментируемой статьи. Такой вывод следует как из резолютивной, так и из описательной части (п. 5) Постановления Конституционного Суда от 28 января 1997 г. N 2-П (СЗ РФ. 1997. N 7. ст. 871).

Поскольку, таким образом, вопрос об участии в уголовном деле в качестве защитника лица, не являющегося членом адвокатской палаты, выходит за рамки положений ч. 2 ст. 48 Конституции, его решение должно осуществляться не на их основе, а исходя из прямых предписаний уголовно-процессуального законодательства. При этом участие в качестве защитников в уголовном судопроизводстве лиц, не являющихся адвокатами, никоим образом не вступает в противоречие с Конституцией — оно может выступать в качестве дополнительной, по отношению к основной — закрепленной в ч. 2 комментируемой статьи, гарантии права подозреваемого (обвиняемого) на защиту в уголовном судопроизводстве, допускаемой в соответствии с ч. 2 ст. 45 Конституции. С учетом этого у законодателя и правоприменительной практики есть возможность с учетом конкретной социально-правовой ситуации (недостаток численности адвокатов, необходимость преодоления монополизма адвокатских образований, высокий уровень оплаты адвокатских услуг, уровень профессионализма членов правозащитных организаций и сотрудников юридических фирм и т.д.) выработать наиболее эффективную и целесообразную позицию относительно возможности расширения круга лиц (причем не только профессиональных юристов), могущих осуществлять в уголовном судопроизводстве функции защиты. В настоящее время иное, помимо адвоката, лицо может участвовать в уголовном деле в качестве защитника при наличии следующих условий: 1) о допуске его в уголовное дело ходатайствует обвиняемый; 2) такое ходатайство заявлено в судебных стадиях производства по уголовному делу; 3) в деле участвует защитник-адвокат; 4) судом вынесено определение (постановление) о допуске такого лица в качестве защитника.

Право пользоваться помощью адвоката (защитника) возникает у лица с момента фактического выдвижения в отношении него органами уголовного преследования или потерпевшим (по делам частного обвинения) притязаний (подозрения или обвинения), связанных с фактом совершения преступления.

Такой вывод не противоречит тому, что комментируемая норма прямо указывает на право задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката (защитника) лишь с момента, соответственно, задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Как отметил Конституционный Суд в Постановлении от 27 июня 2000 г. N 11-П (СЗ РФ. 2000. N 27. ст. 2882), закрепляя право на помощь адвоката (защитника) как непосредственно действующее, Конституция не связывает предоставление помощи адвоката (защитника) с формальным признанием лица подозреваемым либо обвиняемым, а следовательно, и с моментом принятия органом дознания, следствия или прокуратуры какого-либо процессуального акта и не наделяет федерального законодателя правом устанавливать ограничительные условия его реализации.

Норма ст. 48 (ч. 2) Конституции определенно указывает на сущностные признаки, характеризующие фактическое положение лица как нуждающегося в правовой помощи в силу того, что его конституционные права, прежде всего на свободу и личную неприкосновенность, ограничены, в том числе в связи с уголовным преследованием в целях установления его виновности. Поэтому конституционное право пользоваться помощью адвоката (защитника) возникает у конкретного лица, независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным, подозреваемым или обвиняемым (в смысле, придаваемом этим понятиям уголовно-процессуальным законом), уже с того момента, когда управомоченными органами власти в отношении него предприняты меры, реально ограничивающие права, в том числе право на свободу и личную неприкосновенность.

Означенный подход согласуется и с нормами международного права, являющимися составной частью правовой системы России (ч. 4 ст. 15; ч. 1 ст. 17 Конституции), согласно которым каждому арестованному или задержанному сообщаются незамедлительно причины ареста и предъявляемое обвинение и обеспечивается право на безотлагательное решение судом вопроса о законности задержания и справедливое публичное разбирательство дела при предоставлении возможности защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника, а если обвиняемый не имеет защитника, он вправе быть уведомлен об этом праве и иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда того требуют интересы правосудия, безвозмездно для него, когда у него недостаточно средств для оплаты этого защитника (ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 5 и 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Рассматривая право обвиняемого на получение помощи адвоката, Европейский суд по правам человека сформулировал ряд положений, согласно которым отказ задержанному в доступе к адвокату в течение первых часов допросов полицией в ситуации, когда праву на защиту мог быть нанесен невосполнимый ущерб, является — каким бы ни было основание для такого отказа — несовместимым с правами обвиняемого, предусмотренными статьей 6 (п. 3с) Конвенции о защите прав человека и основных свобод (решение от 8 февраля 1996 г. по делу Murray, 1996-1, para 66). При этом под обвинением в смысле ст. 6 Конвенции Европейский суд понимает не только официальное уведомление об обвинении, но и иные меры, связанные с подозрением в совершении преступления, которые влекут серьезные последствия или существенным образом сказываются на положении подозреваемого (решение от 27 февраля 1980 г. по делу Deweer, Series A, no. 35, para 44, 46; решение от 15 июля 1982 г. по делу Eckle, Series A, no. 51, para 73; решение от 10 декабря 1982 г. по делу Foti, Series A, no. 56, para 52), т.е. считает необходимым исходить из содержательного, а не формального понимания обвинения.

Основываясь на правовых позициях, сформулированных в названных документах, федеральный законодатель предусмотрел в ч. 3 ст. 49 УПК, что защитник участвует в уголовном деле: 1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого; 2) с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица; 3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления; 4) с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке; 5) с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы; 6) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.

По делам частного обвинения, возбуждаемым путем подачи потерпевшим жалобы в суд, лицо, которое обвиняется в совершении преступления, может пользоваться помощью защитника с момента принятия мировым судьей жалобы к своему производству (ст. 318 УПК РФ).

В случае если к моменту начала соответствующего следственного или иного процессуального действия участие защитника в судопроизводстве не обеспечивается, подозреваемый или обвиняемый может отказаться от дачи показаний и от участия в иных процессуальных действиях, а лицо, производящее дознание, следователь и суд должны воздерживаться от проведения таких действий. Как подчеркнул Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», при нарушении конституционного права пользоваться помощью адвоката (защитника) «все показания задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого и результаты следственных действий, проведенных с их участием, должны рассматриваться судом как доказательства, полученные с нарушением закона» (БВС РФ. 1996. N 1. С. 3).

Устанавливая момент, с которого защитник допускается к участию в производстве по уголовному делу, законодатель не мог не учитывать то, что в определенных случаях незамедлительное приглашение защитника может оказаться технически невозможным как вследствие безотлагательности (внезапности) проведения процессуального действия, так и ввиду затруднительности обеспечения подозреваемому (обвиняемому) возможности выбора защитника в данный момент по его усмотрению. В этой связи он предусматривает, что если в течение 24 часов с момента задержания подозреваемого или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу явка защитника, приглашенного им, невозможна, то дознаватель, следователь или прокурор должен принять меры по назначению защитника. При отказе подозреваемого, обвиняемого от назначенного защитника следственные действия с участием подозреваемого, обвиняемого могут быть произведены без участия защитника, за исключением случаев, когда в соответствии с п. 2-7 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника является обязательным. В иных случаях при неявке или невозможности явки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о его приглашении дознаватель, следователь, прокурор или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника; если участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то дознаватель, следователь вправе произвести данное процессуальное действие без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2-7 ч. 1 ст. 51 УПК.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм УПК РФ» (БВС РФ. 2004. N 5) и Конституционный Суд в Определении от 25 января 2007 г. N 31-О-О признали, что не только при рассмотрении уголовных дел по существу, но и при решении в ходе уголовного судопроизводства иных вопросов (в том числе о возможности продления срока содержания обвиняемого под стражей) суд при отсутствии отказа обвиняемого от защитника обязан обеспечивать его участие в судебном заседании, исходя из того что Конституция (ч. 2 ст. 48) гарантирует каждому обвиняемому право пользоваться помощью адвоката (защитника), а УПК (п. 1 ч. 1 ст. 51, ч. 3 и 4 ст. 50) предусматривает, что участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый не отказался от него, и что при невозможности явки приглашенного обвиняемым защитника дознаватель, следователь, прокурор и суд должны принять меры к назначению защитника.

На практике право обвиняемого пользоваться в ходе уголовного судопроизводства помощью адвоката (защитника) нередко ограничивается только стадиями предварительного расследования, подготовки к судебному заседанию (предварительного слушания) и судебного разбирательства. Однако такое сужение сферы реализации данного права не вытекает ни из Конституции, ни из уголовно-процессуального законодательства. В ч. 2 ст. 48 Конституции указан лишь начальный момент, с которого возможно участие в деле адвоката, но конечные процессуальные границы такого участия не установлены. Из ч. 2 ст. 47 УПК между тем следует, что обвиняемым является как то лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, так и то лицо, дело в отношении которого принято к производству судом (подсудимый) и в отношении которого вынесен обвинительный или оправдательный приговор (соответственно осужденный или оправданный). Таким образом, до тех пор пока уголовно-процессуальная деятельность по конкретному уголовному делу не завершена, обвиняемый в этом деле (в том числе в стадиях кассационного или надзорного производства, а также в стадии исполнения приговора) в полном объеме должен пользоваться всеми правами, включая и право на помощь защитника.

То, что право пользоваться помощью адвоката (защитника) не ограничивается отдельными стадиями уголовного судопроизводства и не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, признал и Конституционный Суд в Определении от 8 февраля 2007 г. N 257-О-П. В этом решении Конституционный Суд солидаризировался с Европейским Судом по правам человека, который в постановлениях от 13 мая 1980 г. по делу «Артико (Artico) против Италии» и от 25 апреля 1983 года по делу «Пакелли (Pakelli) против Федеративной Республики Германии» признал, что непредоставление осужденному, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника и если того требуют интересы правосудия, такой помощи является нарушением прав, гарантированных подпунктом «c» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Данная правовая позиция была распространена Конституционным Судом не только на стадию кассационного производства, но и на надзорное производство, точнее, на ту его часть, в которой суд надзорной инстанции проверяет законность и обоснованность вступившего в законную силу судебного решения в судебном заседании, поскольку необходимость обеспечения участия защитника в надзорном производстве возникает лишь с того момента, когда суд надзорной инстанции приступает к рассмотрению дела по существу в соответствии с принципами уголовного судопроизводства.

В то же время право осужденного на участие в заседании суда надзорной инстанции выбранного им защитника либо на получение (по просьбе осужденного) помощи защитника по назначению не означает возложения на суд обязанности обеспечить осужденному бесплатную помощь защитника для подготовки надзорной жалобы, а также для участия в предварительной процедуре рассмотрения надзорных жалоб или представлений (ст. 406 УПК), так как на этом этапе производство по уголовному делу, завершенному вступившим в законную силу приговором, ведется в особом порядке, не предполагающем, в частности, вызов сторон и проведение судебного заседания. Это, впрочем, не лишает осужденного права в соответствии с ч. 8 ст. 12 УИК самостоятельно обращаться за юридической помощью (в написании надзорной жалобы и др.) по уголовному делу в соответствующее адвокатское образование либо к иным лицам, управомоченным на оказание такой помощи.

Важной гарантией права подозреваемого, обвиняемого на помощь адвоката (защитника) является установленное пунктом 1 ч. 1 ст. 51 УПК правило, в соответствии с которым участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от него в установленном порядке. Это, в частности, предполагает обязанность дознавателя, следователя, прокурора во всяком случае привлечения лица в качестве подозреваемого или обвиняемого предоставить ему защитника, и только в случае письменного отказа от его помощи производство по делу может вестись без участия защитника. Нужно, правда, заметить, что в соответствии с ч. 2 ст. 52 УПК отказ от защитника не является обязательным для органов расследования или суда, поэтому в случаях, когда имеются основания предполагать его вынужденный или неосознанный характер либо неспособность обвиняемого или подозреваемого в силу особенностей его личности или обстоятельств дела самостоятельно осуществлять свою защиту, а также в целях предотвращения в последующем безосновательных ссылок на нарушение права на защиту отказ от защитника может быть отклонен.

Статья 51 УПК предусматривает также ряд других оснований, связанных с особенностями личности подозреваемого, обвиняемого, особенностями инкриминируемого ему преступления или особенностями процедуры судебного разбирательства, которые предполагают обязательность участия защитника в деле. Речь идет о делах: 1) несовершеннолетних; 2) лиц, которые в силу физических или психических недостатков не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту; 3) по которым судебное разбирательство проводится в отсутствие подсудимого, уклоняющегося от явки в суд; 4) лиц, не владеющих языком, на котором ведется производство по уголовному делу; 5) лиц, обвиняемых в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь; 6) подлежащих рассмотрению судом с участием присяжных заседателей; 7) подлежащих рассмотрению по ходатайству обвиняемого в особом, упрощенном порядке, установленном главой 40 УПК. Обязательность участия защитника по уголовному делу означает, что если подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем или иными лицами с его согласия защитник не был приглашен, то дознаватель, следователь, прокурор или суд обязаны предоставить ему защитника по назначению.

Рассматривая положения ч. 2 ст. 48 Конституции в системной связи с общепризнанными нормами международного права, и в частности со ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, предусматривающей право каждого при рассмотрении предъявленного ему обвинения сноситься с выбранным им самим защитником и защищать себя через его посредство, следует подчеркнуть, что конституционное право пользоваться помощью адвоката (защитника) предполагает правомочие подозреваемого и обвиняемого самостоятельно выбирать себе защитника.

Именно к такому выводу пришел Конституционный Суд, признав в Постановлении от 27 марта 1996 г. N 8-П (СЗ РФ. 1996. N 15. ст. 1768), что распространение положений ст. 21 Закона РФ от 21 июля 1993 г. «О государственной тайне» об обязательности оформления специального допуска к государственной тайне на адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве, и отстранение их от участия в деле в связи с отсутствием такого допуска не соответствует ст. 48, 123 (ч. 3) Конституции. Отказ обвиняемому (подозреваемому) в приглашении выбранного им адвоката по мотивам отсутствия у последнего допуска к государственной тайне, равно как и предложение обвиняемому (подозреваемому) выбрать защитника из определенного круга адвокатов, имеющих такой допуск, по мнению Конституционного Суда, «неправомерно ограничивают конституционное право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи и право на самостоятельный выбор защитника», тогда как указанные конституционные права не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. С учетом сформулированной в данном Постановлении правовой позиции в УПК РФ 2001 г. была включена норма, исключающая возможность отказа в допуске адвоката (защитника) к делу по мотиву отсутствия у него допуска к государственной тайне, но в то же время обеспечивающая сохранность такой тайны: согласно ч. 5 ст. 49, в случае если защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и не имеет соответствующего допуска к указанным сведениям, он обязан дать подписку об их неразглашении.

Конституционное право пользоваться помощью защитника может считаться обеспеченным лишь при условии, если защитнику предоставлена возможность активно участвовать в производстве по уголовному делу. Соответственно те конкретные процессуальные права, которыми защитник (адвокат) наделяется в ходе уголовного судопроизводства (ст. 53 УПК), фактически становятся составной частью права подозреваемого, обвиняемого на помощь защитника; умаление же или ограничение прав защитника должно признаваться умалением или ограничением права подозреваемого либо обвиняемого на защиту.