Источники международного уголовного права понятие

Понятие, становление, принципы и источники международного уголовного права

Международное уголовное право — это система принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств в борьбе с преступлениями, предусмотренными международными договорами, как отрасль международного права оно стало формироваться в XIX в. и совершенствоваться по мере обобщения опыта государств в борьбе против рабства, фальшивомонетничества, наркопреступлений, нарушений законов и обычаев войны и т. д. Круг его норм первоначально ограничивался вопросами подсудности, действием национальных норм уголовного права в пространстве и недопустимости их распространения на территории других государств, выдачи преступников и т. п.

Среди основных принципов международного уголовного права выделяются следующие:

  • запрещение агрессивной войны;
  • неотвратимость уголовного наказания за совершение любого деяния, которое по международному праву считается преступным;
  • если государство не устанавливает наказания за действия, которые международным правом отнесены к категории преступлений против мира и человечества, то это не является обстоятельством, освобождающим виновное лицо от международной уголовной ответственности;
  • должностное положение лица, совершившего международное преступление, не освобождает его от личной ответственности;
  • исполнение лицом преступного приказа своего правительства или начальника не освобождает это лицо от ответственности, если сознательный выбор был фактически возможен;
  • каждое лицо, обвиненное в международном преступлении или в преступлении международного характера, имеет право на справедливое рассмотрение своего дела в суде;
  • неприменение сроков давности к военным преступникам и преступлениям против человечества;
  • международные принципы осуществления правосудия по уголовным делам, провозглашенные в ст. 7-11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. (презумпция невиновности, запрещение пропаганды войны, пыток и т. д.)

В настоящее время создана целая система многосторонних универсальных договоров в области международного уголовного права:

  • Конвенция о предупреждении преступлений геноцида и наказании за него 1948 г.;
  • Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими людьми 1949 г.;
  • Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, 1956 г.;
  • Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г.;
  • Токийская конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов, 1963 г.;
  • Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г.;
  • Монреальская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 г.;
  • Конвенция о наркотических веществах 1961 г.;
  • Конвенция о психотропных веществах 1971 г.;
  • Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.;
  • Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 г.;
  • Межд. конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г.;
  • Конвенция о физической защите ядерного материала 1980 г.;
  • Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и.наказания 1984 г.;
  • Конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников и т. д.

Международное уголовное право

Понятие, становление, принципы и источники международного уголовного права

Международное уголовное право — это система принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств в борьбе с преступлениями, предусмотренными международными договорами, как отрасль международного права оно стало формироваться в XIX в. и совершенствоваться по мере обобщения опыта государств в борьбе против рабства, фальшивомонетничества, наркопреступлений, нарушений законов и обычаев войны и т. д. Круг его норм первоначально ограничивался вопросами подсудности, действием национальных норм уголовного права в пространстве и недопустимости их распространения на территории других государств, выдачи преступников и т. п.

Среди основных принципов международного уголовного права выделяются следующие:

  • запрещение агрессивной войны;
  • неотвратимость уголовного наказания за совершение любого деяния, которое по международному праву считается преступным;
  • если государство не устанавливает наказания за действия, которые международным правом отнесены к категории преступлений против мира и человечества, то это не является обстоятельством, освобождающим виновное лицо от международной уголовной ответственности;
  • должностное положение лица, совершившего международное преступление, не освобождает его от личной ответственности;
  • исполнение лицом преступного приказа своего правительства или начальника не освобождает это лицо от ответственности, если сознательный выбор был фактически возможен;
  • каждое лицо, обвиненное в международном преступлении или в преступлении международного характера, имеет право на справедливое рассмотрение своего дела в суде;
  • неприменение сроков давности к военным преступникам и преступлениям против человечества;
  • международные принципы осуществления правосудия по уголовным делам, провозглашенные в ст. 7-11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. (презумпция невиновности, запрещение пропаганды войны, пыток и т. д.)

В настоящее время создана целая система многосторонних универсальных договоров в области международного уголовного права:

  • Конвенция о предупреждении преступлений геноцида и наказании за него 1948 г.;
  • Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими людьми 1949 г.;
  • Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, 1956 г.;
  • Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г.;
  • Токийская конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов, 1963 г.;
  • Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г.;
  • Монреальская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 г.;
  • Конвенция о наркотических веществах 1961 г.;
  • Конвенция о психотропных веществах 1971 г.;
  • Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.;
  • Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 г.;
  • Межд. конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г.;
  • Конвенция о физической защите ядерного материала 1980 г.;
  • Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и.наказания 1984 г.;
  • Конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников и т. д.

Международные преступления: субъекты, объекты. Понятие и виды международных преступлений

В зависимости оттого, в какой мере преступления затрагивают интересы сообщества, их подразделяют на две группы:

  • международные преступления — деяния отдельных лиц или групп лиц, прямо связанные с международными преступлениями государств, к которым относятся агрессивная война, апартеид и т. д.;
  • преступления международного характера — правонарушения индивидов, которые совершаются вне связи с той или иной государственной политикой, но посягают не только на национальный, но и на международный правопорядок, представляя общественную опасность для двух и более государств (терроризм, оборот наркотиков и т. д.).

В соответствии с объектом международного преступления делятся на:

  • преступления против мира (планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны в нарушение международных договоров или заверений, участие в любом плане или заговоре, направленном на осуществление любого из такого рода действий);
  • военные преступления, под которыми понимаются серьезные нарушения законов и обычаев войны (убийства, истязания или угон гражданского населения оккупированных территорий для принудительных работ, истязание военнопленных или лиц, находящихся в море; убийс
  • преступления против человечности (убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости в отношении гражданского населения или преследование по политическим, расовым или религиозным мотивам, пытки, заключение в тюрьму, изнасилование, терроризм). Характерной чертой данной группы составляет то, что преступление рассматривается в качестве преступления против человечности, если они совершены с целью осуществления или в связи с преступлениями против мира или военными преступлениями; .
  • преступления против человечества (расизм, апартеид, геноцид и т. д.).

Преступления международного характера делятся на:

  • преступления против стабильности международных отношений (международный терроризм; захват заложников; хищение ядерного материала; вербовка и др.);
  • деяния, наносящие ущерб экономическому, социальному и культурному развитию государств (фальшивомонетничество; легализация преступных доходов и др.);
  • преступные посягательства на личные правачеловека (рабство; эксплуатация проституции третьими лицами; пытки и другие бесчеловечные виды обращения и наказания и др.);
  • преступления, совершаемые в открытом море (пиратство; разрыв и повреждение подводного кабеля или трубопровода и др.);
  • военные преступления международного характера (применение запрещенных средств и методов ведения войны; мародерство и т. д.).

Виды и формы сотрудничества государств в борьбе с уголовными преступлениями международного характера

Под международной борьбой с преступностью понимается сотрудничество государств в борьбе с определенными видами преступлений, совершенных индивидами. Это сотрудничество прошло длительную эволюцию. Первой формой такого сотрудничества было сотрудничество в выдаче преступников. На определенном этапе возникает необходимость обмениваться опытом. По мере развития научно-технического прогресса сотрудничество в этой сфере также видоизменяется и играет все более существенную роль в отношениях между государствами. То же самое происходит и с оказанием правовой помощи по уголовным делам, включая розыск преступников, вручение документов, допрос свидетелей, сбор вещественных доказательств и другие следственные действия.

В последнее время заметное место в отношениях между государствами занимает вопрос об оказании профессионально-технической помощи. Многие государства испытывают острую нужду в оснащении своих правоохранительных органов новейшими техническими средствами, необходимыми для борьбы с преступностью. Например, для обнаружения взрывчатых веществ в багаже авиапассажиров требуется весьма сложная и дорогостоящая аппаратура, обзавестись которой в состоянии далеко не все государства.

Сотрудничество государств развивается на трех уровнях.

1. Двустороннее сотрудничество. Здесь наибольшее распространение получили двусторонние соглашения по таким вопросам, как оказание правовой помощи по уголовным делам, выдача преступников, передача осужденных лиц для отбывания наказания в стране, гражданами которой они являются. Межгосударственные и межправительственные соглашения, как правило, сопровождаются межведомственными, в которых конкретизируется сотрудничество отдельных ведомств.

2. Сотрудничество на региональном уровне обусловлено совпадением интересов и характеров отношений стран определенного региона. Так, например, в 1971 г. 14 государств — членов ОАГ подписали в Вашингтоне Конвенцию о предупреждении актов терроризма и наказании за их совершение. В рамках СНГ такое сотрудничество развивается весьма быстро: в январе 1993 г. в Минске страны Содружества (кроме Азербайджана) подписали Конвенцию о правовой помощи по гражданским/семейным и уголовным делам.

3. Сотрудничество на универсальном уровне началось еще в рамках Лиги Наций, а продолжалось в ООН. В настоящее время создана целая система многосторонних универсальных договоров в области международного уголовного права.

Международное сотрудничество в борьбе с преступлениями предполагает решение государствами нескольких взаимосвязанных задач:

а) согласование квалификации преступлений, представляющих опасность для нескольких или всех государств;
б) координация мер по предотвращению и пресечению таких преступлений;
в) установление юрисдикции над преступлениями и преступниками;
г) обеспечение неотвратимости наказания;
д) оказание правовой помощи по уголовным делам, включая выдачу преступников.

9.1. Понятие и источники международного уголовного права

Международное уголовное право как отрасль международного публичного права представляет собой совокупность принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств и международных организаций в борьбе с преступностью.

В литературе встречаются и иные концепции международного уголовного права. Наиболее распространенной является, пожалуй, концепция, согласно которой международное уголовное право включает в себя как международные нормы, так и соответствующие нормы внутреннего уголовного права. Весьма распространено мнение, согласно которому субъектами международного уголовного права являются не только государства, но и индивиды. Лишь в исключительных случаях предусмотрена прямая ответственность индивида за нарушение норм международного уголовного права — при преступлениях против мира и безопасности человечества. В таких случаях любое государство и Международный уголовный суд с помощью государств вправе привлечь индивида к уголовной ответственности непосредственно на основе международного права.

Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества проводит четкое различие между уголовно-правовой ответственностью индивида и международно-правовой ответственностью государства. Этому посвящена ст. 4 «Ответственность государства», где говорится: «Ответственность отдельных лиц за преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренная в настоящем Кодексе, никоим образом не влияет на ответственность государств по международному праву».

В настоящее время в мире отмечается значительный рост преступности, в том числе имеющей международный характер. Государства координируют свои действия по борьбе с преступностью следующим образом: заключают договоры о борьбе с отдельными видами международных преступных деяний и правовой помощи по уголовным делам, осуществляют совместные меры по предотвращению и пресечению преступлений и привлечению виновных к ответственности.

Источниками международного уголовного права являются:

1) конвенции о борьбе с международными преступлениями и преступлениями международного характера (с захватом заложников, угоном воздушных судов и т.п.);

2) договоры о сотрудничестве и правовой помощи по уголовным делам;

3) договоры, регулирующие деятельность международных организаций, в чью компетенцию входит борьба с преступностью.

Обязательства государств по вышеуказанным договорам заключаются: в определении международных уголовно наказуемых деяний; мерах по предупреждению и пресечению таких преступлений; обеспечении ответственности преступников; установлении правил юрисдикции; регламентации правовой помощи по уголовным делам и регулировании взаимоотношений государств и международных правоохранительных организаций.

Государства сотрудничали друг с другом в борьбе с преступностью, начиная с рабовладельческих времен. В рабовладельческих государствах наиболее опасным преступлением считалось восстание рабов, поэтому государства обязывались оказывать друг другу помощь в подавлении этих восстаний. В договоре египетского фараона Рамсеса II с царем хеттов Хаттусили III, заключенным в 1296 г. до н.э., содержалось такое положение: «Если Рамсес разгневается на своих рабов, когда они учинят восстание, и пойдет усмирять их, то заодно с ним должен действовать и царь хеттов».

Аналогичная практика была известна и государствам Древней Греции. Заключенный в 421 г. до н.э. между Афинами и Спартой мирный договор (Никиев мир) содержал обязательство Афин оказывать поддержку Спарте в случае восстания рабов. Договоры того времени содержали и некоторые иные положения, которые ныне относятся к международному уголовному праву. Чаще всего это было обязательство взаимной выдачи преступников, в первую очередь политических. Такое обязательство содержалось и в упомянутом договоре Рамсеса с Хаттусили.

Римским правом пираты рассматривались как враги всего человеческого рода (hostis humanis generis). В дальнейшем такая норма стала частью общего международного права. Начиная с Венского конгресса 1915 г. заключается ряд договоров о борьбе с работорговлей. Преступность работорговли была признана также общим международным правом.

Первостепенное значение для формирования международного уголовного права имели уставы созданных после Второй мировой войны международных военных трибуналов для суда над главными немецкими и японскими военными преступниками (Нюрнбергский и Токийский трибуналы), а также вынесенные ими приговоры.

В теории концепция международного уголовного права появилась в литературе на рубеже XIX и XX вв., причем речь шла, в основном, о разграничении уголовной юрисдикции государств и о правовой помощи.

Одним из первых концепцию международного уголовного права выдвинул профессор Санкт-Петербургского университета Ф.Ф.

Постепенно концепция международного уголовного права находит признание и в отечественной учебной литературе. В учебнике «Международное право» под редакцией Г.В. Игнатенко имеется глава «Международное уголовное право». Термин «международное уголовное право» получил широкое признание как в мировой литературе, так и в международной практике.

Система международного уголовного права, наряду с чертами международного права в целом, имеет определенные специфические черты. Так, наиболее важная особенность системы современного международного уголовного права состоит, пожалуй, в том, что она объединяет нормы, относящиеся не только к уголовному, но и к уголовно-процессуальному праву, а также к судоустройству. Международное уголовное право определяет порядок действия своих норм, а также содержит иные принципы и нормы, относящиеся к общей части уголовного права. Оно устанавливает состав преступлений, организацию международных уголовных судов и нормы международного уголовного процесса. Значительное место занимают нормы, регулирующие взаимодействие государств в области уголовного правосудия.

Источники международного уголовного права как отрасли международного права в принципе те же, что и источники международного права: международный договор и международный обычай. В качестве примера можно указать на Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г., в которых участвуют не все страны, но их нормы являются частью общего международного права, обязательного для всех государств. В докладе Генерального секретаря ООН Совету Безопасности по проекту уставов международных трибуналов для бывшей Югославии и Руанды говорилось: «. Международный трибунал должен применять нормы международного гуманитарного права, которые вне всякого сомнения являются частью обычного права, с тем, чтобы проблема участия некоторых, а не всех государств в определенных конвенциях не возникала».

Международный трибунал для бывшей Югославии по вопросу о соотношении применяемых им норм высказал следующую точку зрения: «. Международный трибунал вправе применять в дополнение к обычному международному праву любой договор, который: 1) был несомненно обязателен для сторон во время совершения инкриминируемого деяния и 2) не противоречил или не отступал от императивных норм международного права, каковыми является большинство норм международного гуманитарного права».

Важное значение в формировании норм международного уголовного права приобретают резолюции международных организаций. Наиболее ярким примером является Всеобщая декларация прав человека, в которой содержатся положения, имеющие отношение в том числе и к международному уголовному праву. Она была принята Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 г. и имела статус рекомендации. Однако в дальнейшем государства признали ее положения в качестве норм общего международного права. В настоящее время суды государств, включая Россию, рассматривают положения Декларации как общепризнанные нормы международного права.

Уникальным случаем прямого создания норм и институтов международного уголовного права международным органом является учреждение Советом Безопасности ООН международных трибуналов для бывшей Югославии и Руанды, несмотря на то, что в Уставе ООН не закреплено такое полномочие Совета Безопасности. Юридическое обоснование правомерности решений Совета Безопасности видится в другом, а именно в молчаливом признании их государствами.

Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества в редких случаях допускает применение общих принципов права, в частности при установлении исключающих вину обстоятельств, под которыми понимаются такие принципы, которые «прочно вошли в практику и широко признаются в качестве приемлемых в отношении преступлений, сходных по степени тяжести по внутригосударственному или международному праву».

Источники международного уголовного права

В теории права юридические источники права приравниваются к формам права и выделяются следующие их виды: правовой обычай, правовой прецедент, договор с нормативным содержанием и нормативный правовой акт [1] .

Основу системы источников международного уголовного права составляют международные договоры.

Все международные договоры можно подразделить на два вида:

– обязательные для исполнения участниками;

– имеющие рекомендательный характер.

В литературе высказывается позиция, согласно которой источниками международного уголовного нрава можно признать лишь те договоры, которые носят обязательный характер для исполнения, вследствие чего выделяется основное качество источника международного уголовного права, его общеобязательность [2] . Представляется, что данную позицию нельзя признать верной исходя из того, что нормы международного уголовного права, прежде всего применительно к Особенной части, зачастую содержатся в международных договорах, носящих рекомендательный характер.

Среди международных договоров, составляющих основу международного уголовного права, особое место занимают два основных источника:

– Статут Международного уголовного суда, принятый в г. Риме 17 июля 1998 г.;

– Статут международного суда, принятый в г. Сан-Франциско 26 июня 1945 г. [3]

Наибольшее значение для международного уголовного права имеет Римский статут МУС. Данный акт состоит из преамбулы и 13 частей. В преамбуле договаривающиеся стороны определяют общие намерения борьбы с наиболее серьезными преступлениями, вызывающими озабоченность всего мирового сообщества. В целях осуществления этой борьбы учреждается Международный уголовный суд, связанный с системой ООН.

Римский статут МУС определяет как материальные, так и процессуальные основы деятельности данного Суда, закрепляя тем самым и основы системы международного уголовного права, в частности классификацию преступлений, элементы состава международного уголовного преступления, принципы международного уголовного права и основы наказания. Данные положения определяют значение Римского статута как основного источника международного уголовного права.

Статут международного суда от 26 июня 1945 г. в целом не затрагивает материальное право, его основу составляют процессуальные аспекты. Интерес вызывает прежде всего ст. 38 Статута, определяющая перечень источников, на основании которых международный суд разрешает дела:

– международные конвенции – как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами;

– международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;

– общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;

– судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.

Схожая норма предусмотрена и в Римском статуте МУС, в ст. 21 которого указано, что Международный уголовный суд применяет:

– сам Статут, элементы преступлений и свои правила процедуры и доказывания;

– в соответствующих случаях, – применимые международные договоры, принципы и нормы международного права, включая общепризнанные принципы международного права вооруженных конфликтов;

– если это невозможно, – общие принципы права, взятые им из национальных законов правовых систем мира, включая, соответственно, национальные законы государств, которые при обычных обстоятельствах осуществляли бы юрисдикцию в отношении данного преступления, при условии, что эти принципы не являются несовместимыми со Статутом МУС и с международным правом и международно признанными нормами и стандартами;

– принципы и нормы права в соответствии с тем, как они были истолкованы в его предыдущих решениях.

Согласно рассмотренным документам в качестве источников международного уголовного права признаются международные договоры (конвенции), принципы международного права и, в определенной степени, судебный прецедент.

Статут международного суда от 26 июня 1945 г. признает «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями», Римский статут МУС указывает на «принципы и нормы международного права, включая общепризнанные принципы международного права вооруженных конфликтов». Таким образом, безусловным источником международного уголовного права следует признать общепризнанные принципы и нормы международного права. Их основа закреплена в Римском статуте МУС, а в его преамбуле сказано, что его участники при его заключении полностью поддерживают принципы, закрепленные в Уставе ООН.

В Римском статуте МУС также указывается на возможность применения принципов и норм права в соответствии с тем, как они были истолкованы в его предыдущих решениях, т.е. речь идет о возможности основываться при принятии решений на ранее вынесенных решениях (судебном прецеденте). На возможность применения судебных решений есть указание и в Статуте международного суда от 26 июня 1945 г., но лишь в качестве вспомогательного средства при принятии решений.

Статут международного суда от 26 июня 1945 г. также указывает еще на два возможных источника, которые он применяет:

– международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;

– доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.

В отличие от него в Римском статуте МУС обычай не указывается в качестве «применимого права». Применение любого обычая в международном уголовном праве представляется рискованным шагом исходя из того, что само по себе международное уголовное право предполагает затрагивание интересов не одного государства, а иногда и всего международного сообщества, что предполагает и возможное расхождение правовых обычаев различных государств.

Доктрины права в теории признаются в качестве возможного источника права. Использование доктринальных положений возможно лишь в качестве дополнительного источника, прежде всего в случаях, связанных с проблемами толкования уже изданных правовых норм. Римский Статут МУС также не называет доктрину в качестве источника права.

Римский статут МУС в случае невозможности применения самого Статута, общепризнанных принципов международного права, дает возможность применения общих принципов права, взятых из национальных законов правовых систем мира, включая, соответственно, национальные законы государств, которые при обычных обстоятельствах осуществляли бы юрисдикцию в отношении данного преступления, при условии, что эти принципы не являются несовместимыми с Римским статутом МУС, с международным правом и международно признанными нормами и стандартами.

В качестве вспомогательного источника международного уголовного права Римский статут МУС называет также нормы национального права в случае их совместимости с этим Статутом и общепризнанными принципами международного права.

Исходя из изложенного можно говорить о том, что на данный момент сложилась следующая система источников международного уголовного права:

1) международные договоры;

2) общепризнанные принципы международного права.

В качестве вспомогательных источников международного уголовного права возможно также применение:

3) принципов и норм права в соответствии с тем, как они были истолкованы в предыдущих решениях Международного уголовного суда;

4) норм национального нрава того государства, которыми бы суд руководствовался при обычных обстоятельствах, в случае их совместимости с Римским статутом МУС и общепризнанными принципами международного права.

  • [1] См.: Теория государства и права / под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 2005. С. 373-379.
  • [2] См.: Кибальник А. Г. Современное международное уголовное право. С. 43.
  • [3] Действующее международное право: в 3 т. Т. 1 / сост. Ю. М. Колосов, Э. С. Кривчикова. М., 1996. С. 797-811.

Источники международного уголовного права

Международное уголовное право — это особый раздел публичного международного права, регулирующий сотрудничество государств и международных организаций по выявлению наиболее тяжких международных преступлений, расследованию и применению мер ответственности к совершившим или причастным к их совершению лицам.

Источники международного уголовного права перечислены в статье 38 Статута Международного Суда: договорное право, обычное право, общие принципы права и как вспомогательное средство для определения правовых норм судебные решения и работы наиболее квалифицированных юристов. Эти источники могут применяться в национальных судах в той мере, которую допускает соответствующая правовая система. Римский статут Международного уголовного суда (МУС) включает собственный перечень источников аналогичный, хотя не полностью идентичный, содержащемуся в Статуте Международного Суда.

Международные договоры.

Источники международного уголовного права на основе международно-правовых договоров, содержат нормы, непосредственно регулирующие вопросы борьбы с международной преступностью или содействующие их толкованию. В первую очередь к ним относятся: Гаагские конвенции и декларации (1899 и 1907), Конвенция о предупреждении геноцида (1948) и Женевские конвенции (1949) и дополнительные протоколы к ним. Они используются в качестве правовой основы в отношении преступлений, на которые распространяется юрисдикция ad hoc трибуналов и МУС. Римский статут МУС, содержащий определения преступлений, подпадающих под юрисдикцию МУС, также представляет собой международный договор. К источникам международного уголовного права относятся и Уставы Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) и Международного трибунала по Руанде (МТР), утвержденные Резолюциями Совета Безопасности ООН 827 (1993) и 955 (1994) соответственно, на основании полномочий, закрепленных в главе VII Устава ООН и имеющие обязательную силу согласно ст. 25 Устава ООН. Обязательный характер им придается международной договоренностью. Уставы трибуналов оказали существенное влияние на международное уголовное право и сами по себе, и как источник для других инструментов международного уголовного права. Значимость Римскому статуту МУС в значительной степени придает его влияние на национальное законодательство.

Высказывалось предположение, что привлечение к ответственности физических лиц не может осуществляться лишь на основании международных договоров, и таким образом, данные договоры не являются прямыми источниками международного уголовного права. Подобные аргументы вступают в противоречие с многолетней практикой в сфере международного гуманитарного права, в соответствии с которым к физическим лицам применяются «законы и обычаи войны», содержащиеся в соответствующих договорах, а также в обычном праве. Как было отмечено в заявлении Постоянной палаты международного правосудия более девяносто лет назад, нормы международных договоров могут применяться непосредственно к физическим лицам, если таково было намерение составителей.

В исследованиях об обычном гуманитарном праве Международного комитета Красного Креста и Красного Полумесяца (МККК) говорится, что «понятие военного преступления в подавляющем большинстве случаев не ограничивается нарушением обычного международного права. Почти все военные уставы и уголовные кодексы к военным преступлениям относят нарушения как обычного права, так и применимого договорного права». Это не означает, что каждое положение, скажем, Женевских конвенций возлагает прямую уголовную ответственность на индивидуальных лиц. Некоторые нарушения, например, касающиеся отдельных правил обращения с военнопленными могут и не относятся к военным преступлениям.

Только те договоры или положения договоров, которые предназначены для применения непосредственно к индивидуальным лицам, порождают уголовную ответственность. «Конвенции о борьбе», рекомендующие государствам криминализировать, например, незаконный оборот наркотических средств, захват воздушных судов или бомбовый терроризм, сами по себе не рассматриваются как правовое основание индивидуальной уголовной ответственности. Деяния, входящие в сферу применения подобных договоров, должны быть признаны уголовно-наказуемыми преступлениями в соответствие с национальным законодательством договаривающейся стороны, независимо от конституционного метода, используемого отдельным государством. Кроме того, если суд должен применить положения договора непосредственно к физическому лицу, то требуется подтвердить, что противоправное действие имело место на территории государства-участника договора или иным образом подлежит его правосудию.

Деятельность МТБЮ представляет собой редкое исключение, показывающее, что достаточно только международного договора для привлечения к уголовной ответственности. Такая позиция восходит к решению по делу Дашко Тадича (1995) и подтверждается в решении по апелляции Дарио Кордича и Марио Черкеза. В деле Станислава Галича Апелляционная палата МТБЮ отметила, что с точки зрения Трибунала международного договора достаточно для уголовной ответственности, хотя «на практике Международный Трибунал всегда удостоверяется, что положения договора отражают обычное право». Выработанный таким образом подход позволял не ограничиваться обычным международным правом как единственным основанием для преследования военных преступлений. Утверждение, что договоры могут порождать международную уголовно-правовую ответственность, является неотъемлемой частью Устава МТР, предусматривающего уголовное наказание за нарушения Дополнительного протокола II к Женевским конвенциям (не все положения которого в свое время относились к обычному праву).

Обычное международное право.

МТБЮ допускал, что в случае, когда его Уставом не регулировались отдельные вопросы, решения будут приниматься исходя из норм обычного международного права и общих принципов права. Обычное международное право, нормы которого исходят из практики государств, согласованной с их opinio iuris (убеждением в соответствии требованиям права), обладает недостатком всех неписаных законов – трудностью определения содержания. Дело не всегда обстоит подобным образом, например, когда нормы обычного права берут свое начало в договоре или другом письменном документе, таком как резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, отражающей правовой обычай, или были признаны судом в качестве таковых. Тем не менее, использование обычного международного права в качестве источника международного уголовного права иногда подвергается критике, аргументированной тем, что правовой обычай может быть слишком неопределенным для обоснования уголовной ответственности или даже что по неписанным законам нельзя привлекать к уголовной ответственности. Однако достаточно сказать, ни Нюрнбергский или Токийский международный военный трибунал, ни ad hoc трибуналы не придерживались подобных позиций.

Общие принципы права и вспомогательное средства для определения правовых норм.

МТБЮ в поиске применимых нормы международного права был вынужден обратиться к общим принципам права. Из-за серьезных различий между судопроизводством на международном и национальном уровнях МТБЮ с осторожностью относился к общим принципам, позаимствованным у национальных правовых систем, и внеконтекстном их применении в международных судебных разбирательствах. Тем не менее, и МТБЮ, и МТР прибегали к положениям национального права как источнику для определения соответствующих норм международного права. Как подчеркивалось в Решении по делу Анто Фурунджия, следует соблюдать осторожность при использовании подобных источников – нельзя просто обращаться к одной из ведущих правовых систем, но международные суды должны опираться на общие концепции и правовые институты, принятые во всех основных правовых системах мира. В отношении уголовного права использование общих принципов права не лучший вариант. Все-таки они по своей природе являются «общими» и, следовательно, к ним следует прибегать исключительно в случае крайней необходимости.

Касательно МУС в ст. 21 Римского статута предусматривается, что при невозможности использовать международные договоры, принципы и нормы международного права,

…Суд применяет общие принципы права, взятые им из национальных законов правовых систем мира, включая, соответственно, национальные законы государств, которые при обычных обстоятельствах осуществляли бы юрисдикцию в отношении данного преступления, при условии, что эти принципы не являются несовместимыми с настоящим Статутом и с международным правом и международно признанными нормами и стандартами.

МУС может также применять «принципы и нормы права в соответствии с тем, как они были истолкованы в его предыдущих решениях». Однако, МУС не связан собственными предыдущими решениями; тут нет аналогии принципу stare decisis общего права. МТБЮ часто прибегал к судебным решения по определению вопросов права, и выстроил специальную систему прецедентов для работы своей юриспруденции. МТБЮ и МТР использовали как внутригосударственную, так и международную судебную практику. Внутригосударственные прецеденты представляют собой основной материальный источник сведений о международном уголовном праве. Тем не менее, следует обратить внимание на один нюанс. Применение международного права во внутригосударственном судебном производстве может наталкиваться на определенные трудности, связанные со спецификой местного законодательства или правоприменительной практикой национальных судов.

Наконец, следует упомянуть о трудах наиболее авторитетных специалистов в данной области. Они как таковые не являются прямыми источниками международного уголовного права, однако, способствуют уяснению некоторых международно-правовых норм и позиций государств по отдельным вопросам. Тем не менее, к ним требуется подходить с осторожностью. Необходимо убедиться, что их высказывания отражают точные положения закона в его нынешнем виде, а не личные пожелания автора; это важно не в последнюю очередь из-за принципа nullum crimen sine lege (лат. нет преступления без закона). Кроме того, выбор специалистов только одной или нескольких схожих правовых традиций может привести к искажению того всестороннего подхода, которое требует международное уголовное право.

17. Понятие, принципы источники международного уголовного права

Международное уголовное право является отраслью международного публичного права, образует систему общепризнанных международно-правовых принципов и норм, регулирующих сотрудничество и судебную помощь между субъектами международного публичного права по предупреждению преступлений и привлечению виновных лиц за совершение международных преступлений и преступлений международного характера к ответственности.

Источники международного уголовного права. К настоящему времени уже существует большое число конвенций ООН, которые регламентируют сотрудничество государств в борьбе с международной преступностью. К ним относятся: Конвенция относительно рабства от 25 сентября 1926 г., с изменениями от 7 декабря 1953 г. Конвенция о предупреждений геноцида и наказании за него 1948 г., Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г., Международная конвенция о борьбе с захватом заложников от 17 декабря 1979 г. Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г., Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществах от 21 февраля 1971 г., Международная конвенция о борьбе с торговлей женщинами и детьми от 30 сентября 1921 г. В 1953 г. Комиссия международного права подготовила проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества., не был одобрен Ген. Ассамблеей ООН, в 1997 Комиссия международного права подготовила новый проект кодекса.

В ч. III Статута Международного уголовного суда 1998 г. опреде­лены общие принципы международного уголовного права. К ним относятся: — принцип (нет наказания без закона), оз­начающий, что если лицо признано Судом виновным, то оно может быть наказано только в соответствии с положениями Статута Между­народного уголовного суда; — принцип отсутствия обратной силы закона. Согласно этому принципу, лицо не подлежит уголовной ответственности в соответст­вии со Статутом за деяние, совершенное до вступления Статута в силу; — принцип исключения из юрисдикции лиц, не достигших 18-летнего возраста. Согласно этому принципу, Суд не обладает юрис­дикцией в отношении любого лица, не достигшего 18-летнего возрас­та на момент предполагаемого совершения преступления; — принцип ответственности командиров и других начальников. В соответствии с этим принципом в дополнение к другим основаниям уголовной ответственности по Статуту Международного уголовного суда под юрисдикцию Суда подпадают военный командир или лицо, которое эффективно действовало в качестве военного командира, за преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда; — принцип неприменения срока давности, согласно которому в отношении преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда, не устанавливается никакого срока давности; — принцип, касающийся субъективной стороны преступления. В соответствии с этим принципом лицо подлежит уголовной ответст­венности и наказанию за преступление, подпадающее под юрисдик­цию Суда, только в том случае, если оно совершило преступление на­меренно и сознательно; — принцип, устанавливающий основание для освобождения от уголовной ответственности. Согласно этому принципу, освобождают­ся от уголовной ответственности лица, которые в момент совершения деяния либо страдали психическим заболеванием или расстройством, либо находились в состоянии интоксикации, либо действовали разум­но для защиты себя или другого лица;

В международном праве существуют два вида преступлений: Международные преступления и преступления международного характера.

Международные преступления посягают на международный мир и безопасность. Преступления совершаемые государством считаются международными преступлениями. Международные преступления подразделяются на три группы: преступления против мира и безопасности, преступления против человечества, военные преступления.

К преступлениям против мира и безопасности относятся: Разжигание войны

Агрессия — преступление против мира, которое выражается в том, что лицо как руководитель или организатор активно участвует в планировании, подготовке, начале или проведении агрессии, совершаемой государством, или отдает соответствующий приказ.

Сепаратизм — какое-либо деяние, направленное на нарушение территориальной целостности государства, в том числе на отделение от него части его территории, или дезинтеграцию государства, совершаемое насильственным путем, а равно планирование и подготовка такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон;

Экстремизм какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них.

Военные преступления — преступления, повлекшие за собой се­рьезные нарушения Женевских конвенций от 12 августа 1949 г. Сюда относится любое нижеуказанное деяние против лиц или имущества, охраняемых согласно положениям Женевских конвенций. Это: умышленное убийство; пытки или бесчеловечное обращение, вклю­чая биологические эксперименты; умышленное причинение сильных страданий или серьезных телесных повреждений или ущерба здоро­вью; незаконное, бессмысленное или крупномасштабное уничтоже­ние или присвоение имущества, не вызванное военной необходимос­тью; принуждение военнопленного или другого охраняемого лица к службе в вооруженных силах неприятельской державы’ умышленное лишение военнопленного или другого охраняемого лица права на справедливое и нормальное судопроизводство; незаконная депорта­ция или перемещение или незаконное лишение свободы; взятие за­ложников и другие серьезные нарушения законов и обычаев, приме­нимых в международных вооруженных конфликтах в установленных рамках международного права.

К преступлениям против человечности относятся:

К таким преступным деяниям относятся: депортация или насильственное перемещение населе­ния; пытки;

Геноцид любое деяние, совершаемое с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, ра­совую или религиозную группу.

Апартеид – форма расовой дискриминации, проводимая в отношении определенных национальных и расовых групп населенном ограничении политических, социально-экономических и гражданских прав, вплоть до территориальной изоляции и т.п.

К преступлениям международного характера не имеют определенной связи с преступной деятельностью того или иного государства, однако одновременно представляют опасность для международного и национального правопорядка. Преступления, совершаемые отдельными лицами или группами лиц не от имени государства, но имеющие международные последствия, считаются преступлениями международного характера. Они посягают опасность для международного и национального правопорядка. К таким преступлениям относятся: рабство и работорговля, торговля женщинами и детьми, распространение порнографии, пиратство (морской разбой), терроризм, незаконные операции с наркотическими и психотропными веществами и т.д.

Терроризм преступление против общественной безопасности, совершение взрыва, поджога, или иных действий , создающих опасность гибели людей, захват заложников, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население, нарушить общественную безопасность или заставить органы власти либо международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения.