Исследование по ст 106 ук рф

Убийство матерью новорожденного ребенка (Теоретико-прикладные аспекты ответственности по ст. 106 УК РФ) Карасова Анна Леонтьевна

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Карасова Анна Леонтьевна. Убийство матерью новорожденного ребенка (Теоретико-прикладные аспекты ответственности по ст. 106 УК РФ) : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.08 : Ростов н/Д, 2003 225 c. РГБ ОД, 61:03-12/1281-1

Содержание к диссертации

ГЛАВА 1. Историко-сравнительный анализ российского и зарубежного уголовного права об ответственности за детоубийство

1.1. Развитие ответственности за детоубийство в российском и зарубежном

УГОЛОВНОМ Праве 16-39

1.2.Особенности регламентации ответственности за детоубийство по уголовному

законодательству России советского и постсоветского периодов 39-51

1.3. Регламентация ответственности за детоубийство в современном

зарубежном уголовном законодательстве 51-63

ГЛАВА 2. Юридический анализ состава преступления, предусмотренного

ст. 106 УК РФ. Отграничение от смежных составов

2.1 Объективные признаки состава убийства матерью новорожденного

ребенка (СТ. 106 УК РФ) 64-95

2.2.Субъективные признаки состава убийства матерью новорожденного

ребенка (сТ.ЮбУК РФ) 95-145

2.3. Отграничение убийства матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ)

ОТ СМеЖНЫХ СОСТаВОВ Преступлений 145-157

ГЛАВА 3. Проблемы эффективности уголовно-правовой нормы об ответственности за детоубийство

3.1 Криминологическая обоснованность и техника законодательной регламентации нормы об ответственности за убийство матерью

новорожденного ребенка 158-183

3.2. Совершенствование практики применения норм об ответственности за

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 204-221

Введение к работе

Обеспечение безопасности личности, прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств является приоритетным направлением современной уголовной политики России, основанной на конституционных требованиях признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина.

Эффективное обеспечение безопасности личности невозможно без охраны жизни человека. Жизнь человека — важнейшая абсолютная ценность, особая роль в охране которой жизни принадлежит уголовному законодательству.

Право каждого человека на жизнь гарантируется в равном объеме независимо от возраста, пола, расы и других обстоятельств. В то же время самостоятельная ценность личности ребенка специально подчеркивается международным законодательством, которое признает его равноценным членом общества, обладающим от рождения комплексом естественных прав. С 15 сентября 1990 года Российская Федерация является участником Конвенции ООН о правах ребенка, которая рассматривает ребенка как самостоятельную личность, наделенную соответствующими правами, способную в определенной мере к их самостоятельному осуществлению и защите.

На специальном докладе Министерства здравоохранения РФ «Охрана репродуктивного здоровья женщин» подчеркивалось, что в условиях снижения рождаемости, когда не обеспечивается простое воспроизводство населения, особую ценность приобретает каждый рожденный ребенок. 1 В Российской Федерации государственные мероприятия по защите прав ребенка в соответствии с требованиями Конвенции о правах ребенка осуществляются, как правило, на основе специальных нормативных правовых актов. 2

1 Первое сентября — 2000 — № 4.

2 ФЗ от 24 июня 1998 года «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»
// СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3397; 2000. № 30. Ст. 3121; Постановление Правительства РФ от 8
октября 1998 года № 1174 «О Межведомственной комиссии по координации работ,
связанных с выполнением в Российской Федерации Конвенции ООН о правах ребенка и

Такой подход является отражением одного из основных принципов Конвенции ООН о правах ребенка и Всемирной Декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей 1990 г. — приоритетности интересов детей перед интересами общества. Пристальное внимание государства к обеспечению прав ребенка, стремление к их максимальной защите, на наш взгляд, требует от законодателя и правоприменителя гибкости в вопросах регламентации и привлечения к ответственности за преступления, посягающие на права ребенка.

Вместе с тем уголовное законодательство, призванное охранять важнейшие интересы личности остается несовершенным, что не способствует повышению безопасности жизни ребенка. В уголовный кодекс РФ 1996 г. включена ст. 106 , которая предусматривает такое привилегированное преступление как убийство матерью новорожденного ребенка, отражая тем самым конфликт интересов между матерью и ее новорожденным ребенком. Несмотря на обоснованность выделения самостоятельной уголовно-правовой нормы, устанавливающей ответственность в отношении матери, причинившей смерть новорожденному ребенку в специфических условиях, конструктивные признаки состава ст. 106 УК РФ далеки от однозначного понимания и поэтому даже безупречная квалификация преступных посягательств на жизнь новорожденного не гарантирует надлежащего учета всех криминологически значимых характеристик деяния и лиц, его совершивших. В первые минуты жизни ребенок наиболее зависим от внешних факторов и, прежде всего, от психофизического состояния матери.

Поэтому актуальность темы исследования основывается на недостаточной теоретической разработке данной темы. Несмотря на то, что опыт подобной регламентации ответственности за детоубийство уже был в российском

Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей» // СЗ РФ. 1998. № 41. Ст. 5034; Постановление Правительства РФ от 25 августа 2000 года № 625 «О федеральных целевых программах по улучшению положения детей в Российской Федерации на 2001-2002 годы» // СЗ РФ. 2000. № 37. Ст. 3712; Постановление Правительства РФ от 2 ноября 2000 года № 839 «Об утверждении Правил разработки и распространения государственного доклада о положении детей в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2000. № 45. Ст. 4488 и др.

дореволюционном уголовном праве, исследуемая норма является относительно новой для современного российского уголовного законодательства, а потому требует осмысления с позиций обоснованности, соответствия общегуманистическим ценностям современного общества.

Проблема уголовно-правовой оценки убийства матерью новорожденного ребенка (детоубийства) имеет длительную историю. В разные периоды по-разному решался вопрос об ответственности женщин, убивавших своих новорожденных детей.

По данной проблематике не было единого мнения и в юридической литературе. Одни авторы утверждали, что оснований для смягчения наказания за детоубийство нет. Другие высказывались за необходимость самостоятельной привилегированной ответственности за подобные посягательства. Нет единства по этому вопросу и в современной уголовно-правовой доктрине.

Существующая законодательная конструкция ст. 106 УК РФ вызвала трудности в следственной и судебной практике при правовой оценке преступных посягательств, связанных с причинением смерти новорожденным. За время действия рассматриваемой уголовно-правовой нормы в теории и в практике ее применения выявились существенные противоречия, ставящие под сомнение целесообразность и эффективность нормы. Данные противоречия связаны как со спецификой самого деяния, так и с особенностями уголовно-правовой конструкции ст. 106 УК РФ. Так, диспозиция ст. 106 УК РФ содержит в себе многие проблемные и неоднозначно толкуемые дефиниции, в частности, «новорожденный», «психотравмирующая ситуация» и др. При этом Уголовный кодекс РФ не содержит определений данных понятий. Вследствие этого отмечается непоследовательность следственно-судебной практики, выражающаяся в характерных для этой категории дел ошибках при квалификации. Указанное обстоятельство подчеркивает особую значимость настоящей работы в решении вопроса об обоснованности данной привилегированной нормы в системе преступлений против жизни,

6 оптимальности конструкции ст. 106 УК РФ, целесообразности включения тех или иных смягчающих обстоятельств.

Актуальность темы диссертационного исследования подтверждается также неблагоприятными качественными и количественными показателями, которые характерны для детоубийств. Статистические данные указывают на то, что в последние годы количество детоубийств возрастает. Учитывая высокую латентность данного посягательства, размеры таких убийств достаточно велики. Изменяются качественные показатели. Все чаще такие убийства совершаются социально неблагополучными женщинами из низменных побуждений. В условиях неблагоприятной демографической ситуации в стране эта тенденция представляется весьма опасной.

Такое положение требует повышенного внимания к уголовно-правовым и криминологическим характеристикам данного вида преступлений с тем, чтобы оценить эффективность уголовно-правовой нормы, устанавливающей ответственность за причинение смерти новорожденному ребенку.

Указанные обстоятельства предопределяют теоретическую и практическую значимость исследования, результатом которого являются предложения по совершенствованию законодательной конструкции нормы и практики ее применения. Степень разработанности темы

Проблему ответственности за детоубийство в российской уголовно-правовой доктрине нельзя назвать востребованной. История законодательной регламентации ответственности за это преступление характеризуется чрезвычайной противоречивостью. Наибольшее количество научных работ по проблемам ответственности за детоубийство приходится на период, когда впервые в российском дореволюционном законодательстве это преступление признавалось привилегированным. Под влиянием западных философов, таких как И.Кант, А.Фейрбах, оправдывающих детоубийство, обосновывалась более мягкая ответственность за данное посягательство и в законодательстве России. Указанная позиция нашла дальнейшее развитие в работах отечественных

ученых М.М. Боровитинова, М.Н. Гернета, В.В. Есипова, Н.С. Таганцева, Н.А. Неклюдова, СВ. Познышева, И.Я. Фойницкого и др.

Последующие достижения в медицине, в частности гинекологии, акушерстве, позволили более глубоко уяснить природу данного преступления, оценить возможные психологические причины убийства матерью новорожденного ребенка и их влияние на волевую сторону деяния. Данные медицинских трудов по акушерству, судебной медицине, психиатрии, несомненно, внесли свой вклад в юридическую оценку детоубийства. Эту проблему в своих трудах исследовали Н.С. Бокариус, Р. Крафт -Эббинг, М.И. Авдеев, Е.К. Краснушкин, А.О. Эделыптейн, А.Н. Лунеев, Н.П. Бруханский, B.C. Груздев, М.О. Гуревич, М.И. Райский, К.К. Сербский и др.

В литературе советского периода не было единого мнения относительно того, относить ли детоубийство матерью новорожденного ребенка к привилегированным или нет.

Одни высказывались за выделение детоубийства в самостоятельный состав убийства. Данная позиция обосновывалась в работах М. Авдеевой, М.Д. Шаргородского, М.К. Аниянца, Э.Ф. Побегайло, Л.И. Глухаревой и др.

Другие авторы считали, что нет каких-либо значимых обстоятельств для того, чтобы считать детоубийство менее опасным преступлением, чем обычное убийство. За необходимость ответственности матерей-детоубийц на общих основаниях выступали НИ. Загородников, В.Д. Меныыагин, А.А. Пионтковский, СВ. Бородин, Ю.М. Антонян, СФ. Милюков и др.

Введение в УК РФ 1996 года состава убийства матерью новорожденного ребенка потребовало дальнейшего теоретического осмысления данного посягательства в целях правильного применения уголовного закона. Поэтому в диссертации использованы работы специалистов в области уголовного права, психологии, психиатрии, медицины последних лет, в которых также прослеживается полярность взглядов на обоснованность привилегированной ответственности за детоубийство. Современному пониманию и обоснованию

ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка посвящены работы А.Н. Красикова, СВ. Бородина, А.Н. Попова.

Что касается специализированных диссертационных исследований по теме, то к ним можно отнести работы Е.Б. Кургузкиной, О.В. Лукичева, М.А. Трясоумова, Л.И. Тиминой. Для настоящей работы имеют значение диссертационные исследования и по смежной проблематике.

Однако этими исследованиями многогранная проблема ответственности за детоубийство, конечно же, не исчерпана. Ряд вопросов не нашел своего отражения в работах указанных авторов, отдельные из них не разработаны в достаточной степени в теории, некоторые вопросы продолжают оставаться спорными, а другие получили противоречивое толкование. Важно обратить внимание и на то, что большинство исследований этой проблемы все-таки проводились либо до принятия нового УК РФ, либо касаются только отдельных ее аспектов. Подавляющее большинство работ затрагивают преимущественно криминологические исследования детоубийств, вопросы предупреждения и профилактики данного посягательства, избегая детального рассмотрения проблем уголовно-правового характера.

С учетом изложенного цель настоящего исследования состоит в
теоретическом анализе юридических признаков преступления,
предусмотренного ст.106 УК РФ, а также внесении предложений по
совершенствованию уголовно-правовой нормы, устанавливающей

ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка и практики ее применения.

Поставленная цель обусловливает необходимость решения следующих задач: проведение исторического и сравнительно-правового анализа развития отечественного и зарубежного законодательства, предусматривающего ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка; детальная уголовно-правовая характеристика состава убийства матерью новорожденного ребенка; исследование содержания и сущности обстоятельств, признанных законодателем смягчающими применительно к рассматриваемой уголовно-

правовой норме; отграничение состава убийства матерью новорожденного ребенка от иных посягательств на жизнь и здоровье, в том числе непреступных; определение эффективности данной уголовно-правовой нормы; выяснение ее криминологичесой обоснованности, опираясь на основные криминологические показатели данного вида преступлений; изучение и анализ правоприменительной практики по делам о причинении смерти новорожденным; выдвижение предложений по совершенствованию уголовного законодательства.

Объектом данного исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с применением уголовно-правовых норм об ответственности за посягательства на жизнь новорожденных.

Предметом исследования выступают уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за убийство, содержащиеся, в частности, в ст. 105, ст. 106, 107 УК РФ, а также за иные преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье новорожденных; нормы дореволюционного, советского и постсоветского уголовного законодательства об ответственности за детоубийство, нормы уголовного законодательства зарубежных стран, регламентирующие ответственность за сходные деяния; научные разработки по исследуемой проблематике, а также смежным вопросам уголовно-правового, медицинского, психологического, социологического характера; судебно-следственная практика по указанной категории дел; статистические данные ГИЦ МВД РФ И ИЦ ГУВД Ростовской области по практике применения ст. 106 УК РФ; результаты проведенного автором экспертного опроса по проблеме уголовной ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка.

Методология и методика исследования. Методологическую основу диссертации составляют философские категории материалистической диалектики. В ходе работы над диссертацией использовались частные методы исследования, такие как формально-логический, системно-структурный, исторический, социологический, сравнительно-правовой и другие.

Нормативную базу исследования составили нормы международного права, Конституции РФ, действующее уголовное, семейное законодательство. Кроме того, в исследовании использовалось уголовное законодательство России дооктябрьского периода, ранее действовавшее законодательство советского периода. В работе был проведен сравнительно-правовой анализ современного уголовного законодательства ряда зарубежных стран.

Теоретической основой настоящей работы стали труды отечественных и зарубежных ученых в области истории и теории права, уголовного права, криминологии, социологии, медицин, психологии и психиатрии: М.Н. Гернета, В.В. Есипова, Н.С. Таганцева, СВ. Познышева, И.Я. Фойницкого, А.О. Эделыптейна, М.О. Райского, М.Д. Шаргородского, Э.Ф. Побегайло, СВ. Бородина, А.Н. Красикова, СФ. Милюкова и др. Изучены специальные монографические работы и статьи в периодической печати, относящиеся к теме диссертации.

Эмпирическая база исследования. В настоящей работе использована опубликованная практика Верховного Суда бывшего СССР и Верховного Суда РФ (РСФСР). Были изучены 29 уголовных дел о преступлениях, связанных с посягательствами на жизнь новорожденных за период с 1997 по 2002 год и 80 уголовных дел смежной категории, рассмотренные судами Ростовской области, а также находящиеся в производстве органов прокураторы Ростовской области. Изучались официальные статистические данные о состоянии убийств, женской и насильственной преступности в целом.

Теоретические выводы и практические предложения основываются на результатах проведенного экспертного опроса 70 специалистов в области уголовного права (судей, прокурорских работников, адвокатов).

Научная новизна диссертации определяется тем, что с момента введения в действие Уголовного кодекса 1996 г. норма, регламентирующая пониженную ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка, в полном объеме практически не изучалась. Особенностью настоящей работы является

11 также выбор круга анализируемых проблем и подход к их решению. В работе не только детально анализируется содержание ст. 106 УК РФ, но рассматривается сама целесообразность и эффективность действующей конструкции нормы с точки зрения ее криминологической обоснованности, технического совершенства и востребованности судебно-следственной практикой. Проблемы ответственности за детоубийство рассмотрены на основании современных достижений медицины, психологии, психиатрии. Особую значимость представляет разработка нового для современного российского уголовного закона понятия «психотравмирующая ситуация»,

Основным результатом такого подхода к исследованию указанной проблематики стал авторский вариант анализа нормы Уголовного кодекса, регламентирующей пониженную ответственность за детоубийство. Освещены наиболее существенные и спорные вопросы, связанные с квалификацией убийства матерью новорожденного ребенка, разграничением его со смежными составами преступлений.

В работе содержатся предложения по совершенствованию уголовного законодательства, определяются пути оптимизации нормы, устанавливающей ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка.

Основные выводы и положения, выносимые на защиту:

1 .Формирование и развитие норм об ответственности за детоубийство в России проходило в русле общемировых тенденций в моральной и правовой оценке данного посягательства. В основе правовой оценки убийства матерью новорожденного ребенка как привилегированного преступления лежат социально-психологические факторы.

2. Жизнь человека с биологических позиций имеет определенные границы и выступает в двух поэтапных проявлениях (внутриутробном и внеутробном). При этом начало уголовно-правовой охраны жизни человека не совпадает ни с одним из этих этапов. Полагаем, что для уголовного права принципиальное значение имеет определение не начальных границ жизни, а установление начальных

границ уголовно-правовой охраны жизни человека. Уголовно-правовой охране подлежит жизнь рождающегося во время естественных срочных или досрочных родов (во время операции по кесареву сечению) ребенка при сроке беременности свыше 22 недель. Посягательство на ребенка, еще находящегося в утробе и недоступного для объективного воздействия, нельзя квалифицировать как убийство.

Использование в качестве самостоятельного смягчающего ответственность обстоятельства, характеризующего период «во время или сразу после родов», не имеет должного криминологического обоснования. Опираясь на результаты анализа судебной практики и проведенного в ходе исследования анкетирования, предлагается уточнить (объяснить) привилегирующий характер убийства во время или сразу же после родов наличием психотравмирующей ситуации, а также влиянием последней на психическое состояние роженицы.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ может быть только женщина, выносившая и родившая ребенка вне зависимости от своего правового статуса, то есть как суррогатная, так и биологическая мать. В диспозиции ст. 106 УК РФ такую женщину предлагается называть роженица.

Указывая в диспозиции ст. 106 УК РФ на такое смягчающее обстоятельство как психическое расстройство, не исключающее вменяемости, законодатель имел в виду такие расстройства психики, которые лишают лицо во время совершения преступления способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, продублировав тем самым положения ст.22 УК РФ. В результате одно и то же состояние психики (явление), обусловленное одними и теми же причинами, приобрело различное правовое значение, определяющее различный объем мер уголовной репрессии. В связи с чем, малооправданным выглядит включение в диспозицию ст. 106 УК РФ признака ограниченной вменяемости.

6. Констатация эмоционального состояния матери-детоубийцы имеет важное
квалификационное значение, поскольку позволяет уяснить содержание такого
смягчающего обстоятельства как воздействие психотравмирующей ситуации.

Ответной реакцией на психотравмирующую ситуацию, применительно к ст. 106 УК РФ, может стать как физиологический аффект, так и иные аффективные состояния (эмоциональное возбуждение и эмоциональное напряжение). В свою очередь все они являются разновидностями сильного душевного волнения. Именно констатация и влияние указанных эмоциональных реакций, вызванных психотравмирующей ситуацией, может служить основанием для самостоятельной привилегированной ответственности в случае убийства матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов. 7. Избранная законодателем конструкция ст. 106 УК РФ, предусматривающая четыре альтернативные обстоятельства, смягчающие ответственность, на наш взгляд, не является оптимальной, так как не позволяет в надлежащей мере обеспечивать защиту жизни ребенка во время его рождения и в первые часы жизни. На основании вышеизложенного и в целях совершенствования законодательства в сфере охраны жизни предлагаем изложить ст. 106 УК РФ в следующей редакции:

Статья 106. Убийство роженицей новорожденного ребенка

Убийство роженицей ребенка во время его рождения или сразу же после родов (в течение последового периода родов) в состоянии сильного душевного волнения, вызванного психотравмирующей ситуацией -наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

Достоверность результатов исследования обеспечивается его методологией и методикой, а также эмпирическим материалом, на котором основываются научные положения, предложения и выводы исследования.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Настоящая работа систематизирует уже имеющиеся знания о предмете исследования, углубляет и расширяет их, обозначает возникшие проблемы и развивает направления для дальнейшего совершенствования научных разработок в исследуемой области.

В теоретическом плане могут представлять интерес положения работы о сущности и значении психического состоянии матери во время убийства новорожденного ребенка, проблемах уголовно-правового определения других конструктивных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, что во многом предопределяет решение некоторых спорных вопросов его квалификации и разграничения со смежными преступлениями.

Предложения и рекомендации автора могут быть использованы при совершенствовании уголовного законодательства. Внедрение в деятельность правоприменительных органов положений, разработанных в процессе исследования, позволит избежать нередких ошибок в правоприменительной практике, оказать помощь в организации профилактики детоубийств.

Результаты исследования могут найти применение в учебном процессе по курсам Особенной части уголовного права, криминологии, а также в системе повышения квалификации следователей, оперативных и других работников правоохранительных органов, ведущих борьбу с убийствами.

Диссертация выполнена на кафедре уголовного права и криминологии юридического факультета Ростовского Государственного университета. Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры, использовались в учебном процессе со студентами юридического факультета РГУ. Основные положения и выводы диссертационного исследования были изложены в следующих научных статьях:

1. Карасова А.Л. Проблемы квалификации детоубийств // Юридическая наука: состояние и перспективы развития на Северном Кавказе. Ростов-на-Дону: Издательство СКАГС, 2001. (0,3 п.л.)

2.Карасова А.Л. Актуальные проблемы ответственности за детоубийство //Ученые записки. Сборник научных трудов. Вып. 1. Ростов-на-Дону: Изд-во «Проф-Пресс», 2000.(0,5 п.л.).

3. Карасова А.Л. Регламентация ответственности за посягательства на жизнь новорожденных по уголовному праву зарубежных стран: Учебное пособие. -Ростов н/ Д: Изд-во Рост. Ун-та, 2002. ( 1,77 п.л.).

Объем и структура диссертации. Работа выполнена в объеме, соответствующем требованиям ВАК РФ. Структура работы определяется целью и задачами настоящего исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов, заключения и списка использованной в работе литературы.

Особенности потерпевшего при квалификации деяния по ст. 106 УК РФ

Рубрика: Государство и право

Статья просмотрена: 2384 раза

Библиографическое описание:

Вакалюк Е. С. Особенности потерпевшего при квалификации деяния по ст. 106 УК РФ // Молодой ученый. — 2012. — №9. — С. 204-206. — URL https://moluch.ru/archive/44/5369/ (дата обращения: 26.11.2018).

В качестве факультативного признака объекта преступления принято выделять личность потерпевшего. Согласно ст.42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Потерпевшим в результате совершения деяния, предусмотренного ст. 106 УК РФ во всех случаях является новорожденный ребенок. В этой связи необходимо рассмотреть признаки новорожденности.

Это возрастной период, в который происходит первичная адаптация ребенка к окружающему миру. У ребенка к моменту рождения оказываются достаточно развитыми обоняние, тактильная, болевая, температурная, вестибулярная и кинестетическая чувствительность. В первые же дни жизни фиксируются способности слышать и различать звуки по высоте, тембру и громкости, видеть и различать зрительные стимулы по форме, величине, конфигурации. В этот период происходит настройка ребенка на общение со взрослыми.

Новорожденным является младенец, который появился на свет живым, способен продолжить жизнь вне материнского организма. Чтобы плод был жизнеспособным, он должен достигнуть известной степени зрелости и не иметь уродств, не совместимых с жизнью [1, c .173]. В каждом заключении судебно – медицинской экспертизы должна устанавливаться жизнеспособность ребенка, что является необходимым для правильной квалификации деяния.

В уголовном законодательстве не раскрывается понятие новорожденный ребенок и не содержит указания на сроки, в течение которых ребенок является таковым. Медицинские науки различной направленности также не дает конкретного ответа на данный вопрос, в связи с чем возникают определенные трудности, которые могут в последствии повлечь неверную квалификацию.

Так, в педиатрии период новорожденности признается равным одному месяцу, в акушерстве – одной неделе, в судебной медицине – одним суткам [2, c .31]. Какой срок применять на практике остается открытым и на законодательном уровне на сегодняшний день не решен.

В литературе были высказаны различные мнения. Стоит, на наш взгляд, согласится с мнением Э.Ф. Побегайло, что перечисленные критерии должны использоваться в зависимости от особенностей объективной стороны рассматриваемого деяния. Он говорит, в случае убийства ребенка во время или сразу же после родов для определения периода новорожденности должен использоваться судебно-медицинский критерий, в остальных случаях должен использоваться педиатрический критерий [3, c .238].

Кривошеин П. указывает, что течение суток следует исчислять с момента полного выхода ребенка из организма матери. Если же лишение жизни произошло во время физиологических родов, то будет иметь место либо невиновное причинение вреда, либо искусственное прерывание беременности, в зависимости от обстоятельств. Считаем, что данная позиция противоречит законодательству, поскольку законодатель предусмотрел убийство новорожденного во время родом, а именно с момента их начала, то есть с момента начала схваток. Предполагается, что в данный момент ребенок является «условно» новорожденным, поскольку в факте его живорождения необходимо удостоверится.

Также считаем неприемлемой позицию, что в каждом конкретном случае нужно устанавливать свой промежуток времени в течение которого ребенок будет являться новорожденным [4, c .174].

Приемлемой является позиция, что новорожденным должен признаваться ребенок, если какая – либо часть его тела появилась из утробы матери в процессе физиологических родов и до прекращения особого психофизиологического состояния матери, вызванного родами. Согласно данной позиции получится обобщенный критерий, который охватывает в себе три вышеуказанных. Введение такого критерия, несомненно, облегчит деятельность правоприменителя, но в то же время создать разногласия в терминологии уголовного права и медицине.

Также не стоит производить подмену понятий «новорождение» и «жизнеспособность». Отсутствие жизнеспособности в родившемся живым ребенке не имеет значения для квалификации. Если же ребенок родился мертвым, а женщина об этом не знает, тогда действия роженицы квалифицируются как покушение на убийство новорожденного. В данном случае покушение на «негодный» объект.

Представляется, что понятие «новорожденный ребенок» должно быть рассмотрено как минимум на уровне судебной практики в соответствующем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, в котором также должны быть рассмотрены вопросы, касающиеся начала жизни и начала ее уголовно – правовой охраны. Также в Пленуме должны быть рекомендации для органов предварительного расследования по наиболее точному установлению и доказываю состояния матери, возникшего вследствие родов и продолжающегося до момента совершения убийства новорожденного.

Послеродовой период, в течение которого происходит восстановление женского организма, длится 6-8 недель после родов [5, c .29]. Именно с данным состояние связано выделение ст. 106 УК РФ в привилегированный состав преступления. Период же новорожденности ребенка равен в педиатрии 4 неделям. Исходя из этого следует, что временные сроки новорожденности ребенка и особого состояния матери, вызванного родами не совпадает. В связи с этим, представляется, что для более точной квалификации в данном случае понятие «новорожденный ребенок» необходимо заменить понятием «ребенок», а данную статью назвать «Детоубийство».

Согласно диспозиции рассматриваемой потерпевшим может быть только один новорожденный ребенок. Сразу же возникает вопрос – как квалифицировать подобное деяние при многоплодной беременности. Не смотря на то, что многоплодные беременности составляют не более 1,5 % от их основной массы, жизнь каждого ребенка должна быть защищена в равной степени. Полагаем, что убийство близнецов серьезно повышает степень общественной опасности содеянного, и в связи с этим считаем необходимым дополнить рассматриваемую норму второй частью, которая будет предусматривать ответственность матери за убийство двух или более детей.

Более наглядно такая ситуация видна на примере: 32-летняя жительница города Кстова Нижегородской области обвиняется по ст. 106 УК РФ по факту убийства двух новорожденных дочерей. Согласно материалам уголовного дела, в 2004-2005 годах Т. проживала вместе со своим находящимся в розыске сожителем и двумя детьми в квартире у отчима сожителя. После задержания сожителя в апреле 2005 года Т. осталась проживать в той же квартире вместе со своими детьми. Забеременев осенью 2005 года от своего знакомого, личность которого следствием не установлена, обвиняемая, опасаясь, что ее прогонят из квартиры, пыталась прервать беременность, но за медицинской помощью не обращалась. После родов, произошедших днем 26 апреля в квартире, Т. решила убить двух новорожденных девочек с целью сокрытия от матери и отчима своего сожителя факт своей беременности и родов. Сначала она поместила детей в кастрюлю с водой, а затем, чтобы добиться смерти новорожденных, положила их в полиэтиленовый пакет и плотно завязала его. Оба ребенка скончались от асфиксии [6].

В данном случае квалификация по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ невозможна, поскольку ст. 106 УКРФ по отношению к ст.105 УК РФ является специальной. Если исходить из того, что убийство двух новорожденных будет учитываться судом при назначении наказания (а ст. 106 УК РФ предусматривает лишение свободы до пяти лет), то, как нам кажется, не будет реализован в полной мере принцип справедливости назначения наказания.

В завершении исследования объекта преступления стоит еще раз отметить, что жизнь человека является высшей ценностью демократического общества, а право на жизнь закреплено основным законом РФ и международными актами.

Сердюков М.Г. Судебная гинекология и судебное акушерство. М., 1964., С.173.

Вермель И.Г. Сложные вопросы судебной медицины. – Свердловск. 1989. С.31.

Побегайло Э.Ф. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1997. С.238.

Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999. С.174.

Сорокина Т.Т. Роды и психика. Практическая медицина. Практическое руководство. – Минск. 2003, С.29.

www . regnum . ru / news /640179. html

«Портрет детоубийцы»: Анализ приговоров по статье 106 УК РФ

Инициаторы простого решения проблемы инфантицида — установки «беби-боксов» — не дают объективных исследований и оценок эффективности такого решения

Проблема инфантицида (убийство матерью новорожденного ребенка) в последнее время активно обсуждается СМИ в основном в связи с навязыванием обществу так называемых «беби-боксов» в качестве меры профилактики преступления. К сожалению, инициаторы решения этой проблемы с помощью «беби-боксов» не дают объективных исследований и оценок эффективности «беби-боксов» в профилактике инфантицида. Мы слышим только голословные утверждения, что «ящик» может спасти ребенка от убийства собственной матерью. Так ли это? Проблема инфантицида требует осмысления для выработки эффективных методов профилактики этого преступления.

I Исходные данные

Поиск приговоров по ст. 106 УК РФ «Убийство матерью новорожденного ребенка» проводился на нескольких сайтах в открытом доступе. Всего было найдено 88 приговоров. Из них на сайте sudrf.ru — 54 приговора, на сайте rospravosudie.com — 31 приговор, на сайте sudebnayapraktika.ru — два приговора, и еще один приговор — на сайте центра оказания правовой помощи.

К сожалению, анализ приговоров, найденных в открытом доступе, имеет некоторые недостатки, так как персональные данные в них удалены. Однако подход к удалению персональных данных у каждого секретаря судьи индивидуальный, поэтому интересная для нас информация в приговорах все же сохранилась. Далее в статье будет указано, какая доля от всех приговоров содержала ту или иную информацию.

Кроме того, большинство приговоров было вынесено при рассмотрении уголовного дела в особом порядке. При этом не проводится исследование и оценка доказательств, собранных по делу. Это означает, что в приговоре содержится немного информации, но все же ее там достаточно для исследования.

1) Дата вынесения приговора

Судебные решения по ст. 106 УК РФ в данном исследовании охватывают период с 2009 по 2017 годы по дате вынесения приговора.

Исследование по ст 106 ук рф

ПРОБЛЕМЫ ОТГРАНИЧЕНИЯ УБИЙСТВА МАТЕРЬЮ НОВОРОЖДЕННОГО РЕБЕНКА ОТ СОСТАВА СТАТЬИ 105 УК РФ

Дядюн Кристина Владимировна

канд. юрид. наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин

ВФ РТА, г. Владивосток

Данная статья посвящена анализу критериев отграничения состава ст. 106 УК РФ от ст. 105 УК РФ. Исследуются различные мнения и предлагается решение правоприменительных сложностей на основе правил квалификации преступлений и анализа судебно-следственной практики соответствующей категории дел.

На первый взгляд, при разграничении указанных деяний не должно возникать сложностей. Данные составы отличаются по признакам объекта (ст. 106 УК РФ — более конкретизирован: жизнь новорожденного ребенка; ст. 105 УК РФ — жизнь вообще); по субъекту (ст. 106 УК РФ — специальный: мать новорожденного ребенка) и по признакам объективной стороны (в ст. 106 УК РФ: обстановка, время совершения преступления — обязательные признаки). Однако при более детальном подходе возникает ряд вопросов, влекущих определенные сложности правоприменения указанных норм.

Действительно, потерпевшим по ст. 106 УК РФ является новорожденный ребенок, т. е. ребенок с момента начала процесса рождения до достижения четырех недель, соответственно, убийство младенца более старшего возраста должно квалифицироваться по ст. 105 УК РФ. Здесь проблем не возникает. Сложности возникают в ситуациях, когда убийство ребенка осуществляется в указанных временных пределах. Далеко не всегда подобные деяния должны «автоматически» квалифицироваться по ст. 106 УК РФ. Представляется, что в отсутствие привилегирующих обстоятельств (особое психофизиологическое состояние матери, вызванное процессом родов и связанных с ними обстоятельств) либо при наличии предумысла, совершении деяния в соучастии), содеянное необходимо квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Такой подход в полной мере соответствует позиции законодателя и позволяет учесть характер и степень общественной опасности деяния. В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство»; «новорожденный ребенок относится к категории лиц, находящихся в беспомощном для виновного состоянии». «По каждому делу должна быть установлена форма вины, мотивы… иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания» [8].

В качестве примера можно привести следующий случай. «Н. скрывала беременность, не регистрировалась в женской консультации, готовила материалы для сокрытия тайны детоубийства, но была уличена. В ходе расследования выяснилось, что она ранее совершила аналогичное преступление, но осталась безнаказанной. Ее действия, были квалифицированы по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК (как убийство младенца, находившегося в беспомощном состоянии)» [2, с. 19]. Действительно, вряд ли возможно квалифицировать по привилеги­рованному составу заранее обдуманное убийство младенца женщиной, неоднократно рожавшей, не испытывающей особого психологического дискомфорта от данного процесса, только на осно­вании времени совершения деяния, не имеющего в указанной ситуации самостоятельного определяющего значения. Представляется, что, если детоубийство не связано с особым психофизиологическим состоянием, вызванным родами, то оно должно квалифицироваться как убийство без смягчаю­щих обстоятельств. Более того, в означенных ситуациях содеянное надлежит расценивать по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Такой подход в полной мере соответствует позиции законодателя, которой он руководствовался при создании данной статьи, ибо именно особое эмоциональное возбуждение, вызванное родовым процессом и явившимся побуждением к совершению преступления, является смягчающим обстоятельством, основанием отнесения исследуемого состава к числу привилегиро­ванных.

Следующим проблемным аспектом рассматриваемого вопроса является разграничение ст. 106 УК РФ от деяния, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Имеются в виду случаи убийства матерью новорожденных близнецов. По данной проблеме в теории существует 3 основных решения:

·необходимо введение соответствующих изменений в ст. 106 УК РФ: ч. 2, предусматривающей ответственность за указанную разновидность детоубийства [3, с. 38; 10, с. 43—45];

·содеянное следует квалифицировать по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ [5, с. 186];

·содеянное надлежит квалифицировать по ст. 106 УК РФ по правилам конкуренции норм [4, с. 187; 7, с. 239].

Представляется целесообразным осуществление анализа каждого из предложенных вариантов.

1. Данное предложение достаточно логично, позволяет учесть:

·наличие обстоятельств отнесения данного деяния к числу привилегированных (особое психофизиологическое состояние матери);

·увеличение степени общественной опасности содеянного (как это сделано в рамках ст. 107 УК РФ).

Однако рассматриваемое предложение находится в рамках de lega ferenda, поэтому к действующей редакции нормы ст. 106 УК РФ неприменимо, не позволяет избежать квалификационных ошибок.

2.Указанное предложение необоснованно, т. к. состояние матери, обстановка совершения преступления отнесены законодателям к смягчающим обстоятельствам, поэтому оценка содеянного (при их наличии) как квалифицированного вида убийства представляется необоснованной, противоречащей позиции законодателя и принципу гуманизма.

В. Данная позиция представляется наиболее обоснованной с точки зрения действующего закона, основополагающих принципов и правил квалификации. «При конкуренция привилегированного и квалифицированного составов преступлений применению подлежит норма, содержащая привилегированный состав» [6, с. 226]. Данного подхода придерживается и судебная практика. Например, в Удмуртии осуждена женщина за совершение убийства своих двух новорожденных детей. Женщина, чувствуя приближение родов и желая скрыть этот факт, спустилась в помещение прачечной общежития, в котором проживала. Родив двоих детей — девочку и мальчика и перерезав им пуповины, мать решила их убить в виду того, что беременность была незапланированной, а сама она из-за тяжелого материального положения не смогла бы обеспечить им полноценного воспитания и развития. Женщина положила детей в полиэтиленовые пакеты и перевязала их. Дождавшись, когда дети задохнулись, она отнесла трупы новорожденных к себе в комнату, где они впоследствии были обнаружены. Действия подсудимой квалифицированы по ст. 106 УК РФ [9]. В этом случае оценка содеянного представляется абсолютно верной и обоснованной. При этом следует согласиться с мнением С.В. Бородина о том, что «если мать предприняла меры к сохранению жизни ребенка, а затем совершила убийство, его нельзя относить к убийству матерью новорожденного ребенка. В таких случаях вообще нельзя считать, что виновная в момент совершения убийства находится в том исключительном состоянии, которое вызывается родами. При убийстве в подобных случаях используется беспомощное положение потерпевшего, которое не может быть отнесено к признаку, характеризующему только убийство матерью новорожденного ребенка» [1, с. 48—49]. Действительно, отсутствие в деянии смягчающих признаков, которые выступают основанием отнесения анализируемой разновидности убийства к числу привилегированных, должно исключать возможность квалификации содеянного по ст. 106 УК РФ.

Исходя из вышеизложенного, деяния, предусмотренные ст. ст. 105 и 106 УК РФ отграничиваются по признакам объекта, субъекта и объективной стороны; в отсутствии привилегирующих обстоятельств ст. 106 УК РФ (особое психофизиологическое состояние матери, обусловленное влиянием родового процесса и связанных с ним обстоятельств) убийство новорожденного ребенка следует квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ; убийство новорожденных близнецов (при наличии смягчающих обстоятельств) надлежит оценивать по ст. 106 УК РФ согласно правилам квалификации.