Исполнение меры пресечения домашний арест

Домашний арест как мера пресечения в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации

Домашний арест как мера пресечения существовал в России еще со времён Устава уголовного судопроизводства 1864 года. Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР 1923 года также предусматривал домашний арест, который тогда достаточно широко применялся. Однако из УПК РСФСР 1960 года данная мера пресечения была исключена. В 2002 году её вновь закрепила 107 статья УПК РФ.

Основное ограничение, связанное с применением данной меры пресечения, заключается в том, что обвиняемый и подозреваемый не свободен в передвижении, то есть не вправе покидать место своего постоянного или временного проживания (квартиру, дом, дачу и т.д.). Ограничения по запрету общаться с определённым кругом лиц, получать и отправлять корреспонденцию, вести переговоры с использованием любых средств связи являются сопутствующими. Они могут применяться в отношении лица, которому избрана эта мера пресечения, а могут и не применяться. Возможность применения домашнего ареста предусмотрена, когда полная изоляция лица не вызывается необходимостью, а также с учётом его возраста, состояния здоровья, семейного положения и других заслуживающих внимания обстоятельств.

Норма о применении домашнего ареста в качестве меры пресечения вступила в действие с 1 июля 2002 года. Однако до сегодняшнего дня её исполнение было затруднительным ввиду отсутствия надлежащих механизмов, регулирующих её порядок, не были определены конкретные органы, на которые возлагается осуществление надзора за соблюдением как самого домашнего ареста, так и установленных ограничений.
В настоящее время законодателем эти вопросы решены и органами предварительного расследования всё чаще применяется данная мера пресечения.

Домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению на срок до двух месяцев и более в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля. С учётом состояния здоровья подозреваемого или обвиняемого местом его содержания под домашним арестом может быть определено лечебное учреждение.

Контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений осуществляется уголовно-исполнительными инспекциями федеральной службы исполнения наказания Российской Федерации. В целях осуществления контроля могут использоваться аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля, перечень и порядок применения которых определяются Правительством Российской Федерации.

В орган дознания или орган предварительного следствия, а также в суд подозреваемый или обвиняемый доставляется транспортным средством контролирующего органа.

Встречи подозреваемого или обвиняемого, находящихся под домашним арестом в условиях полной изоляции от общества, с защитником, законным представителем проходят в месте исполнения этой меры пресечения.

В случае нарушения подозреваемым или обвиняемым, в отношении которого в качестве меры пресечения избран домашний арест, условий исполнения этой меры пресечения следователь, дознаватель вправе подать ходатайство об изменении меры пресечения.

По материалам, предоставленным управлением правовой статистики прокуратуры Пензенской области.

Исполнение меры пресечения домашний арест

Домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля. С учетом состояния здоровья подозреваемого или обвиняемого местом его содержания под домашним арестом может быть определено лечебное учреждение.

Анализ статистических данных свидетельствует об увеличении числа лиц, которым была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста с 237 в 2015 году до 331 в 2016 году, или на 39,6%.

Домашний арест избирается на срок до двух месяцев. В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев он в необходимых случаях может быть продлен, а по поступившему в суд уголовному делу суд должен выяснить в отношении обвиняемого вопрос об избрании меры пресечения, в том числе домашнего ареста либо о продлении срока домашнего ареста.

Согласно положениям статьи 107 УПК РФ суд с учетом данных о личности подозреваемого или обвиняемого и фактических обстоятельств при избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения может подозреваемому или обвиняемому запретить и (или) ограничить: выход за пределы жилого помещения, в котором он проживает; общение с определенными лицами; отправку и получение почтово-телеграфных отправлений; использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Ограничения могут быть изменены судом по ходатайству подозреваемого или обвиняемого, его защитника, законного представителя, а также следователя или дознавателя, в производстве которого находится уголовное дело.

Не может быть ограничено право использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом, дознавателем, со следователем. О каждом таком звонке подозреваемый или обвиняемый информирует контролирующий орган.

Если по медицинским показаниям подозреваемый или обвиняемый был доставлен в учреждение здравоохранения и госпитализирован, то до разрешения судом вопроса об изменении либо отмене меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого продолжают действовать установленные судом запреты и (или) ограничения. Местом исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста считается территория соответствующего учреждения здравоохранения.

Контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений возложен на ФСИН России, непосредственно его осуществляют филиалы Уголовно-исполнительной инспекции.

Следователь или дознаватель, в производстве которого находится уголовное дело, информирует инспекцию о предстоящем судебном заседании по рассмотрению вопроса об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста. При этом следственными органами для осуществления контроля за данной категорией лиц подготавливаются соответствующие документы (справки по уголовному делу, копии паспорта и иные).

В целях осуществления контроля за подозреваемыми или обвиняемыми могут использоваться аудиовизуальные, электронные и иные средства контроля, перечень и порядок применения которых определяются правительством Российской Федерации.

Также в ходе проведения первоначальной беседы сотрудники филиала УИИ разъясняют лицам порядок и условия исполнения указанной меры пресечения (возможность изменений наложенных ограничений либо самой меры пресечения, организацию проведения проверок, возможность применения технических средств контроля, право сотрудников уголовно-исполнительной системы беспрепятственно проводить проверки по месту исполнения меры пресечения в любое время суток (за исключением ночного времени).

Беседы с несовершеннолетними лицами проводятся в присутствии их законных представителей, а при их отсутствии – педагога или психолога.

Решение о применении таких средств оформляется постановлением начальника филиала УИИ. Подозреваемым и обвиняемым разъясняется ответственность за порчу оборудования и при их применении выдается памятка о мерах безопасности и правилах эксплуатации.

При посещении подозреваемых и обвиняемых сотрудники инспекции проверяют документы, удостоверяющих их личность, в том числе наличие паспорта и иных документов, по которым граждане Российской Федерации осуществляют выезд за пределы страны; составляют анкеты лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

Помимо этого, для обеспечения контроля за данными лицами они не реже двух раз в неделю проверяются по месту исполнения меры пресечения в любое время суток (за исключением ночного времени).

В орган дознания или орган предварительного следствия, а также в суд подозреваемый или обвиняемый доставляется транспортным средством контролирующего органа.

Встречи подозреваемого или обвиняемого, находящегося под домашним арестом в условиях полной изоляции от общества, с защитником, законным представителем проходят в месте исполнения этой меры пресечения.

В случае нарушения подозреваемым или обвиняемым, в отношении которого в качестве меры пресечения избран домашний арест, условий исполнения этой меры пресечения филиал УИИ сообщает об этом следователю или дознавателю, расследующему данное уголовное дело, с целью решения вопроса об изменении меры пресечения.

Если нарушение условий исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста было допущено после назначения судебного разбирательства, инспекция вносит в суд представление об изменении подозреваемому или обвиняемому этой меры пресечения.

Об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста

Самыми распространенными в Российской Федерации видами мер пресечения, предусмотренными уголовно-процессуальным законодательством, являются подписка о невыезде и заключение под стражу. Мера пресечения в виде заключения под стражу является самым жестким видом, предусмотренным законом.

В качестве альтернативы заключению под стражу уже с 1 января 2012 года применяется мера пресечения в виде домашнего ареста.

Скорректированы основания и порядок применения к подозреваемым и обвиняемым меры пресечения в виде домашнего ареста. Так, согласно ч.1 ст. 107 УК РФ, домашний арест избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля. С учетом состояния здоровья подозреваемого или обвиняемого местом его содержания под домашним арестом может быть определено лечебное учреждение.

Домашний арест избирается на срок до двух месяцев. Срок домашнего ареста исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого.

В срок домашнего ареста засчитывается время содержания под стражей. Совокупный срок домашнего ареста и содержания под стражей независимо от того, в какой последовательности данные меры пресечения применялись, не должен превышать предельный срок содержания под стражей, установленный статьей 109 УПК РФ.

Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, контролирующему органу по месту отбывания домашнего ареста, подозреваемому или обвиняемому и подлежит немедленному исполнению.

Суд с учетом данных о личности подозреваемого или обвиняемого и фактических обстоятельств при избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения может ему запретить и (или) ограничить:

1) выход за пределы жилого помещения, в котором он проживает;

2) общение с определенными лицами;

3) отправку и получение почтово-телеграфных отправлений;

4) использование средств связи и информационно­телекоммуникационной сети «Интернет».

В зависимости от тяжести предъявленного обвинения и фактических обстоятельств подозреваемый или обвиняемый может быть подвергнут судом всем вышеперечисленным запретам и (или) ограничениям, либо некоторым из них. Ограничения могут ,быть изменены судом по ходатайству подозреваемого или обвиняемого, его защитника, законного представителя, а также следователя или дознавателя, в производстве которого находится уголовное дело. Подозреваемый или обвиняемый не может быть ограничен в праве использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом, дознавателем, со следователем. О каждом таком звонке подозреваемый или обвиняемый информирует контролирующий орган.

В решении суда об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста указываются условия исполнения этой меры пресечения (место, в котором будет находиться подозреваемый или обвиняемый, срок домашнего ареста, время, в течение которого подозреваемому или обвиняемому разрешено находиться вне места исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, запреты и (или) ограничения, установленные в отношении подозреваемого или обвиняемого, места, которые ему разрешено посещать).

Контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений осуществляется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных. В целях осуществления контроля могут использоваться аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля, перечень и порядок применения которых определяются Правительством Российской Федерации. Порядок осуществления контроля определяется нормативными правовыми актами, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, совместно со Следственным комитетом Российской Федерации и федеральными органами исполнительной власти, в состав которых входят органы предварительного следствия, по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

Если по медицинским показаниям подозреваемый или обвиняемый был доставлен в учреждение здравоохранения и госпитализирован, то до разрешения судом вопроса об изменении либо отмене меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого продолжают действовать установленные судом запреты и (или) ограничения. Местом исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста считается территория соответствующего учреждения здравоохранения.

В орган дознания или орган предварительного следствия, а также в суд подозреваемый или обвиняемый доставляется транспортным средством контролирующего органа.

Встречи подозреваемого или обвиняемого, находящихся под домашним арестом в условиях полной изоляции от общества, с защитником, законным представителем проходят в месте исполнения этой меры пресечения.

В случае нарушения подозреваемым или обвиняемым, в отношении которого в качестве меры пресечения избран домашний арест, условий исполнения этой меры пресечения следователь, дознаватель вправе подать ходатайство об изменении меры пресечения. Если нарушение условий исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста было допущено после назначения судебного разбирательства, эта мера пресечения может быть изменена по представлению контролирующего органа.

Проблемные вопросы применения домашнего ареста

В 2001 году в УПК РФ была включена новая мера пресечения – домашний арест. Введение подобной меры пресечения было обусловлено желанием законодателя либерализировать уголовно-процессуальное принуждение, в связи с чем домашний арест подразумевался как альтернативная мера заключению под стражу, более гуманная по отношению к лицу, подвергнутому мере пресечения. Но, в тоже время, домашний арест остается второй по строгости мерой пресечения после заключения под стражу, фактически лишая подозреваемого или обвиняемого одного из основных конституционных прав – права на свободу передвижения.

К сожалению, долгое время после принятия УПК РФ домашний арест оставался «мертвой» мерой пресечения [1, С. 82], практически не реализуемой на практике, что обуславливалось тем, что нормы, закрепленные в УПК и призванные устанавливать порядок применения меры пресечения, носили слишком общий характер, что приводило к невозможности применения домашнего ареста. В связи с этим, в ст. 107 УПК РФ Федеральным законом от 07.12.2011 N 420-ФЗ были внесены изменения, устранявшие пробелы правого регулирования [2]. Также важно упомянуть Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» [3], разъяснившее некоторые вопросы применения домашнего ареста. Однако, даже несмотря на предпринятые законодателем и высшим судебным органом усилия, в применении данной меры пресечения остается много проблемных вопросов.

В соответствии со ст. 107 УПК РФ домашний арест представляет собой нахождение подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля. На лицо могут быть возложены следующие запреты или ограничения:

1) выход за пределы жилого помещения, в котором он проживает;

2) общение с определенными лицами;

3) отправку и получение почтово-телеграфных отправлений;

4) использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

При этом, суд в зависимости от тяжести предъявленного обвинения и фактических обстоятельств может подвергнуть подозреваемого или обвиняемого всем перечисленным запретам и ограничениям, либо некоторым из них. В судебном решении об избрании данной меры пресечения указываются условия исполнения этой меры пресечения (место, в котором будет находиться подозреваемый или обвиняемый, срок домашнего ареста, время, в течение которого подозреваемому или обвиняемому разрешено находиться вне места исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, запреты и (или) ограничения, установленные в отношении подозреваемого или обвиняемого, места, которые ему разрешено посещать).

Рассмотрим проблемы, возникающие в связи с определением места исполнения домашнего ареста. Верховный суд РФ разъяснил, что местом исполнения домашнего ареста может являться любое жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для проживания (например, дача), если оно отвечает требованиям, предъявляемым к жилым помещениям. Возникают вопросы в случае, если местом исполнения меры пресечения является индивидуальный неблагоустроенный жилой дом, помещения для личной гигиены находятся в пределах земельного участка и лицу полностью запрещено покидать жилое помещение. Приведем пример из практики. Так, судом Свердловского районного суда Орловской области в отношении подозреваемой Р. Была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Р. Была подвергнута запрету выходить за пределы своего жилого помещения, коим являлось отдельное домовладение. При этом было установлено все необходимое оборудование, благодаря которому уже на следующие сутки после исполнения решения суда были зафиксированы нарушения указанного запрета подозреваемой. Проверкой было установлено, что подозреваемая Р. была вынуждена выйти из дома в связи с тем, что данное помещение не было снабжено санитарным узлом, который находился на придомовом земельном участке на небольшом расстоянии [4]. Таким образом, удовлетворение естественных потребностей, связанное с выходом за пределы жилого помещения, будет расценено как нарушение условий домашнего ареста [5, c. 239]. Следовательно, логично предположить, что полному запрету покидать пределы жилого помещения может быть подвергнуто только то лицо, которое проживает в благоустроенном жилом помещении, позволяющем удовлетворить естественные потребности лица.

Другая проблема возникает в том случае, когда лицо, подвергнутое полному запрету покидать пожилое помещение, не имеет возможности приобретать продукты и предметы первой необходимости ввиду отсутствия проживающих с ним лиц, которые могли бы взять на себя данные функции [6]. В таком случае, лицо не может быть подвергнуто полному запрету покидать жилое помещение, ему должны быть предоставлена возможность покидать жилое помещение для указанных целей.

Местом исполнения домашнего ареста может стать также помещение, в котором подозреваемый или обвиняемый проживает на договорных началах – по договору найма жилого помещения или безвозмездного пользования. Существенным препятствием для исполнения домашнего ареста может стать нежелание наймодателя предоставлять жилое помещение лицу, подвергнутому домашнему аресту и последующее за этим расторжение договора [7, С. 244]. В результате мера пресечения теряет смысл, так как лицо теряет законные основания для нахождения в месте исполнения домашнего ареста. Высказывается мнение, что в таких случаях следует избирать иную меру пресечения, не связанную с изоляцией от общества — залог или личное поручительство [8, С. 30].

Важно также отметить, что действующее законодательство не предусматривает получения согласия лиц, проживающих в том же жилом помещении, что и подозреваемый или обвиняемый, на исполнение меры пресечения в виде домашнего ареста в указанном жилом помещении. Согласно позиции Верховного суда РФ, лица, чьи права и законные интересы затрагиваются судебным решением, вправе обжаловать его в судебном порядке. На наш взгляд, следует законодательно закрепить обязанность получения согласия лиц, проживающих в жилом помещении, избранном в качестве места исполнения домашнего ареста, так как исполнение ограничений и запретов, возложенных на подозреваемого или обвиняемого, в том числе использование аудиовизуальных средств контроля, запрет на использование средства связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет может привести к существенному нарушению прав указанных лиц, и получение предварительного согласия позволит избежать нарушения и необходимости для граждан отстаивать свои права и законные интересы в судебном порядке.

В целом, стоит отметить, что при современном уровне развития техники возможно эффективно осуществлять контроль за исполнением лицом запрета или ограничения покидать жилое помещение, в котором он проживает, с помощью электронных средств, порядок применения которых регламентирован Постановлением Правительства РФ от 18 февраля 2013 г. № 134 «О порядке применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, которые могут использоваться в целях осуществления контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений» [9], чего нельзя сказать о других запретах, которым может быть подвергнут подозреваемый или обвиняемый.

Практически невозможно исполнить контроль запрета на общение с определенными лицами. В случае, если лицо не подвергнуто полной изоляции, то возможность покидать пределы жилого помещения создает предпосылки для нарушения запрета на общение. Даже в случае полной изоляции, лицо, при желании, вполне может обойти запрет, используя средства связи.

Контроль за использованием средств связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет осложняется следующими обстоятельствами. Во-первых, если отключение проводной телефонной связи и Интернета посредством проводного соединения через услуги провайдера не составляет сложности, то исключить возможность использования Интернета подозреваемым или обвиняемым при помощи беспроводных точек доступа в Интернет и сотовых телефонов практически невозможно. Здесь также следует учитывать тот факт, что граждане, проживающие совместно с подозреваемым или обвиняемым, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, не могут быть ограничены в правах на получение почтово-телеграфных отправлений, использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет, в результате чего полностью проконтролировать и исключить возможность нарушения запретов и ограничений не представляется возможным [10, С. 173].

По мнению Н. С. Матвейчук, отчасти гарантировать соблюдение запрета на пользование электронными устройствами и средствами связи может установление видеонаблюдения за жилым помещением, либо проведение профилактических проверок по месту жительства арестованного, направленных на выявление таких устройств. Представляется разумным при избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста составлять опись устройств, с которых может быть осуществлен доступ в сеть Интернет, с уведомлением, например, операторов мобильной связи о возложенных ограничениях. В свою очередь, они могут содействовать в обеспечении контроля за исполнением запретов и ограничений [11, С. 234].

Подводя итог, следует отметить, что, несмотря на указанные проблемы, возникающие при применении домашнего ареста, в российской судебной практике существует стойкая тенденция увеличения случаев избрания меры пресечения в виде домашнего ареста. Учитывая то обстоятельство, что чрезмерное применение заключения под стражу признано структурной проблемой российского уголовного судопроизводства Европейским судом по правам человека, расширение практики применения домашнего ареста будет способствовать гуманизации уголовного процесса и индивидуализации подхода, а также преломления отношения к домашнему аресту как мере пресечения для «привилегированных» лиц.

1. Александров А. В. Домашний арест как мера пресечения в уголовном процессе // Уголовное право. 2012. № 2. С. 82-89.

2. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации: федеральный закон от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ // Рос. газета. 2011. 9 дек.

3. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 г. N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» // Рос. Газета. 2013. 27 дек.

4. Об анализе актуальных проблем, возникающих при избрании судами меры пресечения в виде залога и домашнего ареста с учетом правовой позиции Европейского Суда по правам человека и Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29.10.2009 № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста»: Справка // СУ СК РФ по Орловской области. Орел, 2013.

5. Ермасов Е. В. Проблемы нормативно-правового регулирования, возникающие при исполнении меры пресечения в виде домашнего ареста // Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление» (к 20-летию принятия Конституции Российской Федерации) : сб. тезисов выступлений участников (5–6 декабря 2013 г.). Рязань, 2013. С. 237-243.

6. Назаренко И.В. Проблемы исполнения домашнего ареста на практике как меры пресечения [Электронный ресурс]. – URL: http://livelawyer.ru/yurpraktika/item/721 – (Дата обращения: 13.02.2017).

7. Колесников М.В. Проблемы применения меры пресечения в виде домашнего ареста // Актуальные проблемы экономики и права. – 2015. – № 2. – С. 240–247.

8. Помощникова Н.В. Проблемы исполнения домашнего ареста в России на современном этапе // Научный вестник Омской академии МВД России. – 2016. – № 4. – С. 28-31.

9. Постановление Правительства РФ от 18 февраля 2013 г. № 134 «О порядке применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, которые могут использоваться в целях осуществления контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений» [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс» — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_142287/

10. Курагина Г.Н. Проблемы реализации уголовно-процессуального законодательства при применении домашнего ареста // Судебная власть и уголовный процесс. – 2016. – № 2. – С. 173-176.

11. Матвейчук Н.С. К вопросу о проблемах, возникающих при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста // Наука и практика. – 2014. – № 1. – С. 233-236.

Домашний арест как мера пресечения

Домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля. С учетом состояния здоровья подозреваемого или обвиняемого местом его содержания под домашним арестом может быть определено лечебное учреждение.

Домашний арест избирается на срок до двух месяцев. В случае невозможности закончить предварительное следствие в этот срок и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения срок домашнего ареста может быть продлен по решению суда на срок до 6 месяцев. Дальнейшее продление может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения, до 12 месяцев. Срок домашнего ареста свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, до 18 месяцев. Дальнейшее продление срока не допускается.

Суд с учетом данных о личности подозреваемого или обвиняемого и фактических обстоятельств при избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения может ему запретить и (или) ограничить: выход за пределы жилого помещения, в котором он проживает; общение с определенными лицами; отправку и получение почтово-телеграфных отправлений; использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». В зависимости от тяжести предъявленного обвинения и фактических обстоятельств подозреваемый или обвиняемый может быть подвергнут судом всем запретам и (или) ограничениям, либо некоторым из них. Ограничения могут быть изменены судом по ходатайству подозреваемого или обвиняемого, его защитника, законного представителя, а также следователя или дознавателя, в производстве которого находится уголовное дело. При этом лицо не может быть ограничено в праве использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом, дознавателем, со следователем.

В решении суда об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста указываются условия исполнения этой меры пресечения (место, в котором будет находиться подозреваемый или обвиняемый, срок домашнего ареста, в течение которого ему разрешено находиться вне места исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, запреты и (или) ограничения, установленные в отношении подозреваемого или обвиняемого, места, которые ему разрешено посещать).

Контроль за нахождением лиц, находящихся под домашним арестом, и за соблюдением ими наложенных судом запретов и (или) ограничений осуществляется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных. В целях осуществления контроля могут использоваться аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля, перечень и порядок применения которых определяются Правительством Российской Федерации. Порядок осуществления контроля определяется нормативными правовыми актами, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

Встречи подозреваемого или обвиняемого, находящегося под домашним арестом в условиях полной изоляции от общества, с защитником, законным представителем проходят в месте исполнения этой меры пресечения.

В случае нарушения условий исполнения домашнего ареста следователь, дознаватель вправе подать ходатайство об изменении меры пресечения. Если нарушения были допущены после назначения судебного разбирательства, эта мера пресечения может быть изменена по представлению контролирующего органа.

В Кировской области домашний арест как мера пресечения применяется еще крайне редко. В 2011 году судами области было рассмотрено всего 6 ходатайств следователей об избрании данной меры пресечения (в 2010 году -0). Так, Ленинский районный суд г. Кирова удовлетворил ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении несовершеннолетнего К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ. Нововятский районный суд г. Кирова не нашел оснований для избрания меры пресечения в виде домашнего ареста Шиляевой И.Н., обвиняемой в совершении трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ, указав о возможности применения иной, более мягкой меры пресечения.

Разъяснение законодательства

На практике нередко возникает вопрос о том, что такое домашний арест и каков порядок применения этой меры пресечения.

Необходимо разъяснить, что домашний арест избирается в таком же порядке, как и заключение под стражу. При домашнем аресте обвиняемый (подозреваемый) не изолируется от совместно проживающих с ним лиц. Ограничения общаться с определенными лицами могут заключаться в запрете на встречи и разговоры с участниками судопроизводства по этому делу (подозреваемыми, обвиняемыми, потерпевшими и их представителями, свидетелями экспертами, понятыми), с их родственниками и друзьями, со своими товарищами по работе, подчиненными, приятелями (через которых можно воспрепятствовать производству по делу), на совершение определенных действий.

Устанавливаемые судом ограничения должны обеспечивать цели мер пресечения, а не ущемление прав обвиняемого (подозреваемого). Поэтому указание конкретных ограничений суд должен мотивировать.

Токийские правила, утвержденные Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 г. N 45/110, предусматривают принцип минимального вмешательства при применении мер, не связанных с тюремным заключением. Конкретные ограничения для обвиняемого (подозреваемого) формулируются в практичной и четкой форме, и их число по возможности сводится к минимуму (п. 2.6; 12.2). В процессе применения несвязанных с тюремным заключением мер соблюдается право обвиняемого на личную жизнь, а также право на личную жизнь его семьи (п. 3.11).

Суд в своем решении должен указать тот орган или должностное лицо, на которые возлагается надзор за соблюдением установленных ограничений. Поскольку в уголовно-процессуальном законе эти органы и должностные лица не определены, необходимо основываться на разъяснениях Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 22 от 29 октября 2009 года «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», с учетом положений, содержащихся в ряде публикаций и примерах из правоприменительной практики.

Надзор за надлежащим исполнением домашнего ареста должны осуществлять как сотрудники милиции, а именно участковые инспекторы органов МВД РФ применительно к месту фактического жительства обвиняемого (подозреваемого), так и должностные лица органов, в чьем производстве находится уголовное дело, которые должны не только выполнять функцию контроля за исполнением подозреваемым и обвиняемым домашнего ареста, но и обязаны разъяснять последствия нарушения этой меры пресечения, а также проводить профилактическую работу с арестованными лицами.

По ряду уголовных дел (например по обвинению Хмеля Е.В. в совершении преступлений, предусмотренных п.«а» ч.3 ст.287, ч.3 ст.285, ч.1 ст.286, ч.3 ст.285, ч.3 ст.285, п.«в» ч.3 ст.286 УК РФ, по обвинению Парыгина А.Н. и др. по ч.4 ст.188 УК РФ), следователи Приволжского следственного управления на транспорте Следственного комитета при прокуратуре РФ в текущем году осуществляли надзор за соблюдением установленных при домашнем аресте судом ограничений путем систематических посещений помещений места жительства обвиняемых и осуществления звонков на их домашние телефонные аппараты и иные средства связи.

Безусловно, указанные применяемые Приволжским следственным управлением на транспорте Следственного комитета при прокуратуре РФ способы надзора за надлежащим исполнением домашнего ареста несовершенны и существенно отличаются от применяемых в других государствах.

Например, в Европе успешно применяется система электронного наблюдения, которая состоит из радиопередатчика, наружного контролирующего устройства и базового компьютера. Радиопередатчик прикрепляется резиновым ремешком к лодыжке арестованного, поскольку на этой части тела возможность повреждения радиопередатчика минимальна. Наружное контролирующее устройство размещается в квартире арестованного и принимает сигналы с радиопередатчика, которые затем передаются на базовый компьютер. Если арестованный сорвал пломбу с передатчика контролирующего устройства или произошло прерывание электрической цепи, информация об этом немедленно поступает на базовый компьютер. После получения информации сотрудники отдела электронного наблюдения обязаны незамедлительно отреагировать на сигнал.

Сотрудники патрульного подразделения, обслуживающие район проживания арестованного, осуществляют внезапные контрольные посещения квартиры последнего в любое время суток. В ходе их проведения изучаются состояние радиопередатчика, контролирующего устройства, а также условия проживания арестованного

По словам отдельных специалистов, такая техника в России разработана еще в 2004 г. и даже превосходит имеющиеся зарубежные аналоги (см.: Козлова Н. Мой дом — моя тюрьма // Российская газета. 2004. 26 окт.). Заместитель министра юстиции РФ, руководитель Федеральной службы исполнения наказаний в 2004 — 2009 гг. Ю.И. Калинин еще в 2005 г. предлагал применять электронные браслеты на обвиняемых, к которым избраны меры процессуального пресечения, такие как залог и подписка о невыезде (Куликов В. Электронный браслет заменит свинцовую пулю. // Российская газета. 2002. 28 мая; Он же. Тюрьма с доставкой на дом // Российская газета. 2005. 6 апр.). Целесообразно применять такие технические средства и к подозреваемым и обвиняемым, к которым применена мера пресечения в виде домашнего ареста.

Актуальным является вопрос о законодательном регулировании использования технических средств при применении домашнего ареста. Технические средства контроля, применяемые при названной мере, именуются в зарубежных государствах по-разному: система электронного наблюдения, система электронного мониторинга или электронные средства контроля. Отечественное процессуальное законодательство насыщено понятием «технические средства». УПК РФ содержит ряд норм, в которых имеется данная дефиниция (п. 12 ч. 2 ст. 42, п. 13 ч. 4 ст. 47, п. 7 ч. 1 ст. 53, п. 9 ч. 2 ст. 54, ч. 1 ст. 58, ч. 6 ст. 164, ч. 5 ст. 166, ч. 3 ст. 170, ч. 3 ст. 180, ч. 2 ст. 217, ч. 2 ст. 259, ч. 2 ст. 303, п. 6 ч. 2 ст. 437), однако в ст. 5 «Основные понятия. » оно не предусмотрено. Криминалисты данное определение рассматривают как совокупность реально существующих приборов, технических устройств, приспособлений, применяемых в целях эффективного расследования и предупреждения преступлений (см.: Криминалистика: Учебник / Под ред. Т.А. Седовой, А.А. Эксархопуло. СПб.: Изд-во «Лань», 2001. С. 80.). Следует под техническими средствами понимать совокупность технических приборов, устройств, приспособлений, используемых в процессе процессуальных действий, с помощью которых осуществляются обнаружение, фиксация и изъятие значимых для уголовного дела следов, явлений либо событий, в целях обеспечения реализации назначения уголовного судопроизводства. Данное понятие необходимо прямо закрепить в ст. 5 УПК РФ, дополнив ее п. 54.1.

Применительно к домашнему аресту технические средства применяются в целях надзора за надлежащим поведением обвиняемого по соблюдению установленного ограничения, связанного со свободой передвижения и запретов, установленных судом.

В процессе развития технических средств контроля за соблюдением установленного ограничения и правил надзора за арестованным одновременно необходимо совершенствование процессуального порядка их применения. В связи с этим необходимо дополнить ч. 3 ст. 107 УПК РФ предложением следующего содержания: «Судья вправе применить к обвиняемому с его согласия технические средства, в целях осуществления надзора, и возложить на него обязанность носить их при себе». Более детально процессуально-правовые отношения между «арестованным» и должностным лицом (или органом), осуществляющим надзор, должны быть указаны в ведомственных нормативных актах.

Вопросы применения домашнего ареста необходимо решать на законодательном уровне и по аналогии с заключением под стражу, порядок которого определяется Федеральным законом от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Таким образом, требуется разработать и принять федеральный закон о домашнем аресте, устанавливающий правила и порядок исполнения данной меры пресечения.

Такой закон должен содержать четкие инструкции, когда, как, при каких обстоятельствах, на какой период времени подозреваемый, обвиняемый или подсудимый могут покидать место постоянного или временного жительства, по которому исполняется домашний арест, и могут ли делать это вообще; возможно ли посещение работы, больницы, поликлиники, детских воспитательных учреждений (если, например, человек один воспитывает нуждающегося в уходе ребенка или ухаживает за больным родственником); в какой период времени возможно покинуть квартиру, дом, дачу и т.п. и на какой срок (например, от одного до шести часов) и т.д. Критерии запретов не могут быть тождественны хотя бы только потому, что не могут быть одинаковыми характеристики личностей граждан, к которым применен домашний арест, обстоятельства, при которых совершено вменяемое преступление, отношение к совершенному преступлению, данные о семейном положении и др.

Судья, одновременно с применением домашнего ареста, должен решить вопрос о контроле получаемой корреспонденции и ведении переговоров с использованием средств связи, поскольку лишь в компетенцию суда входят вопросы перлюстрации почтовых отправлений и прослушивания переговоров.

Для достижения цели единообразия судебной практики применения в качестве меры пресечения домашнего ареста в последующем Верховному Суду Российской Федерации необходимо провести отдельный Пленум, на котором следует принять постановление, дающее исчерпывающие ответы на все актуальные вопросы применения судами РФ в качестве меры пресечения домашнего ареста.