Исковая давность по виндикационным искам

Статья 301. Истребование имущества из чужого незаконного владения

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Комментарий к Ст. 301 ГК РФ

В комментируемой статье закреплено традиционное понятие виндикационного иска (от лат. vim dicere — объявлять о применении силы), известное уже в классическом и позднейшем праве Юстиниана и рассматриваемое как требование невладеющего собственника к владеющему несобственнику о возврате ему вещи.

Лицо, являющееся невладеющим собственником, выступает в гражданском процессе истцом, оно доказывает, что ему принадлежит конкретное имущество на праве собственности путем предъявления соответствующих доказательств и что ответчик незаконно владеет чужим имуществом. Предметом виндикационного иска в рассматриваемой ситуации является имущество, которое по незаконным основаниям выбыло из владения собственника.

2. Традиционными условиями применения виндикационного иска являются следующие.

Субъектом права на виндикацию является собственник или иной титульный владелец, который должен доказать наличие права собственности либо титульного владения вещью, например субъект права хозяйственного ведения, оперативного управления и др. (см. комментарий к ст. 305 ГК РФ). Однако в соответствии с п. 4 ст. 20 Закона об унитарных предприятиях собственник имущества унитарного предприятия вправе истребовать имущество унитарного предприятия из чужого незаконного владения.

Ответчиком по виндикационному иску является лицо, у которого имущество фактически находится в незаконном владении. Незаконный владелец — это лицо, владеющее вещью против воли собственника, в отличие от законного владельца, который владеет вещью по воле собственника. Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен .

———————————
Пункты 22, 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 10.

Объектом виндикации является индивидуально-определенная вещь, сохранившаяся в натуре. Результаты интеллектуальной деятельности, бездокументарные ценные бумаги, вещи, определяемые родовыми признаками, вещи, не сохранившиеся в натуре, не могут быть предметом виндикации. В отношении утраченной вещи, вещи, прекратившей свое существование или изменившей назначение, может быть предъявлен иск из причинения вреда.

Следует обратить внимание на следующее: несмотря на то что на основании Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в отношении недвижимого имущества единственным доказательством является государственная регистрация такого права, значительная часть недвижимости не внесена в государственный реестр прав. При этом названный Закон признает ранее возникшие (в том числе незарегистрированные) права. Конечно же, в отличие от движимых вещей жилое помещение, являющееся недвижимым имуществом, невозможно похитить, утерять. Вместе с тем при определенных обстоятельствах оно может оказаться вышедшим из владения собственника помимо его воли путем незаконного изъятия, незаконного обладания или незаконного препятствования в осуществлении права владения им.

3. В правоприменительной практике нередко возникают проблемы «конкуренции исков», в частности вещно-правовых и обязательственных исков (из договоров, из неосновательного обогащения), а также вещно-правовых исков и исков о применении последствий недействительной сделки.

Соотношение вещно-правовых и обязательственно-правовых исков в литературе не получило однозначной оценки. Дискуссионным в данном случае является вопрос о возможности перехода от договорного иска к виндикационному. Так, А.В. Венедиктов пришел к выводу о возможности такого перехода: «Собственник вправе, предъявив договорный иск и оказавшись не в состоянии представить суду необходимые доказательства в обоснование этого иска, предъявить виндикационный иск» . Г.К. Толстой считал, что такой переход допустил бы возможность неправильной квалификации отношений сторон судом . На наш взгляд, предпочтительнее точка зрения, отрицающая возможность перехода от одного иска к другому, так как незаконный владелец и владелец по договору находятся в разных правовых положениях. У лица, владеющего имуществом по договору, в отличие от незаконного владельца, возникают определенные права на имущество, причем эти права подлежат защите. Если в таком случае допустить возможность предъявления виндикационного иска, они могут быть существенно нарушены. К указанным нарушениям, например, можно отнести требование освобождения жилого помещения при неистекшем сроке договора жилищного найма.

———————————
Венедиктов А.В. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности. Л., 1954. С. 174.

Толстой Г.К. Содержание права социалистической и личной собственности и некоторые вопросы ее гражданско-правовой защиты в СССР: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1953. С. 16.

Многие из подобного рода вопросов нашли отражение в актах Конституционного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Так, в п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» говорится о том, что иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества (конкуренция вещно-правовых и обязательственных исков из договоров), подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение . Так, например, судьба произведенных арендатором улучшений арендованного имущества (право собственности на них принадлежит арендатору) определяется в соответствии с нормой ст. 623 ГК РФ в зависимости от их характера. При истребовании доверителем от поверенного акций, приобретенных для доверителя в соответствии с договором поручения, судом установлено, что подобный иск не является виндикационным, а должен вытекать из обязательственных отношений .

———————————
Вестник ВАС РФ. 1998. N 10.

Пункт 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 апреля 1998 г. N 33 «Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 6.

В случае признания сделки недействительной подлежат применению нормы ст. 167 ГК РФ (двусторонняя реституция и др.). Нормы о виндикационном иске не применяются, что подтверждено и Постановлением КС РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П , а также п. п. 1 — 3 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения .

———————————
Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» // Собрание законодательства РФ. 2003. N 17. Ст. 1657.

Вестник ВАС РФ. 2009. N 1.

Как отмечается в Постановлении КС РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные ст. 302 ГК РФ основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.).

Иное истолкование положений п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ означало бы, что собственник имеет возможность прибегнуть к такому способу защиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению его имущества недействительными, т.е. требовать возврата полученного в натуре не только в случае, когда речь идет об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.) сделок. Тем самым нарушались бы вытекающие из Конституции РФ установленные законодателем гарантии защиты прав и законных интересов добросовестного приобретателя.

Таким образом, содержащиеся в п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке (по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со ст. ст. 166 и 302 ГК), не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом, а потому не противоречат Конституции РФ.

Названное правовое регулирование отвечает целям обеспечения стабильности гражданского оборота, прав и законных интересов всех его участников, а также защиты нравственных устоев общества, а потому не может рассматриваться как чрезмерное ограничение права собственника имущества, полученного добросовестным приобретателем, поскольку собственник обладает правом на его виндикацию у добросовестного приобретателя по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ст. 302 ГК РФ. Кроме того, собственник, утративший имущество, обладает иными предусмотренными гражданским законодательством средствами защиты своих прав .

———————————
Собрание законодательства РФ. 2003. N 17. Ст. 1657.

4. В другом споре при рассмотрении требования лица, передавшего имущество по недействительному договору аренды, о возврате этого имущества на основании п. 2 ст. 167 ГК РФ суд обоснованно не стал исследовать право этого лица на спорное имущество. Суд отклонил довод ответчика о необходимости применения правил о виндикационном иске к требованиям о возврате в натуре имущества, полученного по недействительной сделке, указав, что в соответствии со ст. ст. 12, 167 ГК РФ применение последствий недействительности сделки является самостоятельным способом защиты гражданских прав. В рамках этого спора право истца на имущество исследованию не подлежит, однако удовлетворение такого иска не предрешает исход возможного спора о принадлежности имущества .

———————————
Пункт 3 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения, рекомендованного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126.

5. Немало споров возникает относительно распространения на виндикационный иск сроков исковой давности. На виндикацию, что неоднократно подтверждалось и судебной практикой, распространяется общий срок исковой давности в три года, в отличие от негаторного иска, на который срок исковой давности не распространяется (ст. ст. 208, 304 ГК) .

———————————
См., например: Определения Верховного Суда РФ от 5 мая 2009 г. N 5-В09-10; ВАС РФ от 12 мая 2009 г. N ВАС-5363/09 по делу N А40-24167/08-54-169.

Виндикационный иск может быть заявлен в течение трех лет со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст. 200 ГК). Течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества. При этом исковая давность по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения при смене владельца этого имущества не начинает течь заново .

———————————
Пункты 12, 13 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения, рекомендованного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126.

Выбор между указанными выше исками определяется тем, находится или не находится та или иная вещь в чужом незаконном владении.

Проблема применения исковой давности при виндикации недвижимости (Семенова О.А.)

Дата размещения статьи: 13.10.2015

Виндикационный иск может быть предъявлен в случае временной утраты владения. Временный характер нарушения прав законного владельца обусловлен тем, что, утратив вещь, он не утрачивает своего права на нее. При этом возможность защиты от нарушения имеет срочный характер — на виндикационный иск распространяется общий срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Указанное положение законодательства достаточно часто становится предметом судебного толкования при рассмотрении споров о защите права собственности.
Большинство арбитражных судов ограничиваются простой констатацией того, что на виндикационное требование распространяется общий срок исковой давности, составляющий три года. Исходя из положений статьи 200 ГК РФ течение этого срока начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать о нахождении спорного имущества в безосновательном владении нарушителя. Однако достаточно часто разрешение спора требует от судей более детального рассмотрения вопросов применения норм об исковой давности при виндикации.
Так, проблемным остается вопрос о моменте, с которого начинает течь срок исковой давности на виндикационное требование. Трудность состоит в том, что на протяжении времени розыска утерянной (похищенной) вещи собственник не может обратиться в суд за защитой нарушенного права, так как персонально не определен ответчик, действиями которого нарушено правомочие владения. При этом факт истечения срока исковой давности служит самостоятельным основанием для отказа в иске, и в этом случае какие-либо другие доводы в обоснование заявленного искового требования не подлежат рассмотрению. Следовательно, возникает вопрос, как определять начальный момент течения срока исковой давности, когда собственник знал о выбытии из своего владения определенной вещи, но не мог установить, кто конкретно владеет его вещью и к кому необходимо предъявлять виндикационное требование.
Попытка решения указанной проблемы была предпринята Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации (далее также — ВАС РФ), но только в отношении движимого имущества. В пункте 12 информационного письма от 13 ноября 2008 года N 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» (далее — информационное письмо N 126) суд выразил правовую позицию, в соответствии с которой течение срока исковой давности по иску о виндикации движимого имущества начинается со дня обнаружения этого имущества.
Такое решение проблемы мотивировано тем, что согласно пункту 1 статьи 200 ГК РФ исчисление срока исковой давности начинается с того дня, когда лицо узнало или должно было узнать о факте нарушения своего права. А в силу статьи 195 ГК РФ исковая давность определяется как срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. При этом в рамках искового производства защита права невозможна до тех пор, пока неизвестен нарушитель права — потенциальный ответчик . Следовательно, срок исковой давности по виндикационному требованию начинает течь с момента, когда истец узнал о нахождении спорной вещи во владении ответчика.
———————————
Ненашев М.М. Способ защиты права: процессуальные вопросы // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 8. С. 46.

В практике сложным является решение вопросов, как достоверно подтвердить дату обнаружения истцом своего имущества у ответчика и насколько указанная истцом дата обнаружения будет соответствовать фактическим обстоятельствам дела, рассматриваемого арбитражным судом.
Еще один аспект применения исковой давности в отношении виндикации проанализирован в пункте 13 информационного письма N 126, в котором ВАС РФ указал, что суды должны отказывать в удовлетворении виндикационного иска к ответчику, который получил предмет спора от лица, к которому истец уже предъявлял виндикационный иск, оставленный без удовлетворения в связи с истечением срока исковой давности. Такая правовая позиция ВАС РФ объясняется тем, что исковая давность не начинает течь заново по виндикационному иску при смене владельца спорной вещи. В соответствии со статьей 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. При этом ГК РФ не предусматривает основания для восстановления срока исковой давности при переходе фактического владения к другому лицу .
———————————
Подшивалов Т.П. Конкуренция вещных исков собственника и других законных владельцев вещи // Современное право. 2013. N 5. С. 52 — 53.

Указанная правовая позиция высшего судебного органа подтверждается практикой федеральных арбитражных судов . Представляется, что сформулированная ВАС РФ правовая позиция недостаточно обоснованна. Дело в том, что основанием предъявления виндикационного иска является незаконное завладение чужой вещью, а отказ в удовлетворении требований по мотиву пропуска исковой давности не легитимирует владение ответчика, которое остается незаконным. Следовательно, он не обладает правом передавать владение другим лицам. По этой причине владение лица, которому ответчиком передано спорное имущество, остается незаконным и также нарушает права собственника. В указанной ситуации возникновение владения на стороне нового владельца нарушает права собственника и определяет момент начала течения срока исковой давности.
———————————
Смотри:
Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 04.10.2013 по делу N А33-11296/2012;
Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.11.2011 по делу N А19-23958/10;
Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14.03.2012 по делу N А57-16328/2010;
Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14.03.2012 по делу N А57-16327/2010;
Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14.03.2012 по делу N А57-16321/2010;
Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 11.03.2012 по делу N А57-16326/2010;
Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 06.03.2012 по делу N А57-16324/2010;
Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28.06.2012 по делу N Ф09-4953/12;
Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.09.2011 по делу N Ф09-5960/11;
Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22.08.2011 по делу N Ф09-4856/11;
Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12.03.2013 по делу N Ф09-480/13.

Неверность изложенной ВАС РФ позиции теоретически обосновывается в рамках теории охранительных правоотношений. Отношения, в рамках которых происходит применение вещных исков, относятся к числу охранительных по своей природе. С точки зрения охранительных отношений право на защиту возникает с момента нарушения или оспаривания субъективного права. А само нарушение ведет к появлению нового правоотношения относительного характера между собственником и нарушителем . Следовательно, каждый новый факт нарушения прав собственника является основанием возникновения самостоятельного охранительного отношения, в рамках которого и будет решаться вопрос о давности использования виндикационного иска.
———————————
Смотри:
Мотовиловкер Е.Я. Теория регулятивного и охранительного права. Воронеж, 1990. С. 42 — 45; Подшивалов Т.П. Охранительные правоотношения и нормы: гражданско-правовой аспект // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Права. 2012. N 43. Выпуск 32. С. 73 — 76.

Ради справедливости отметим, что описанный подход воспринят и судами общей юрисдикции. Так, в Определении Ленинградского областного суда от 12 июля 2012 года N 33-2948/2012 сказано, что при переходе владения к другому лицу срок на защиту права собственника, не реализовавшего своевременно право на защиту в судебном порядке, не начинает исчисляться снова. Следовательно, по заявленному виндикационному требованию срок исковой давности необходимо рассчитывать с момента, когда вещь выбыла из владения собственника.
Если проблема определения начального момента исчисления срока исковой давности при лишении владения движимым имуществом более или менее решена , то вопрос об определении момента, с которого начинает течь срок исковой давности при виндикации недвижимого имущества, до сих пор не решен. В арбитражной практике сформулированы два подхода к решению обозначенной проблемы.
———————————
Новоселова А.А., Подшивалов Т.П. Вещные иски: проблемы теории и практики: Монография. М.: ИНФРА-М, 2012. С. 189 — 192.

В рамках первого подхода срок исковой давности начинает течь с момента, когда зарегистрирован переход вещного права в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП) за лицом, владение которого впоследствии признано незаконным . Так, в Постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17 июля 2012 года по делу N А67-4537/2011 указано, что «суды нижестоящих инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что заявителем пропущен срок исковой давности, поскольку согласно статье 208 ГК РФ к требованию виндикационного характера срок исковой давности применяется. ЗАО «Традиция» должно было узнать о выбытии из владения имущества в связи с утратой на него права собственности — с момента передачи объектов недвижимого имущества по акту приема-передачи от 24.12.2004. В связи с изложенным суды обоснованно пришли к выводу о пропуске ЗАО «Традиция» срока исковой давности для предъявления требования о признании права собственности на объекты недвижимого имущества, поскольку исчисление срока исковой давности по данным требованиям необходимо производить с момента внесения записи в ЕГРП о регистрации права собственности на спорные объекты недвижимого имущества за ЗАО «Мастер-Групп», то есть с 30.12.2004″.
———————————
Моргунов С.В. Исковая давность в правилах о виндикации // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2005. N 4. С. 143 — 144.

В литературе формирование такой практики зачастую объясняется тем, что факт регистрации права на спорную недвижимость за ответчиком является нарушением прав собственника, а в силу того, что информация, содержащаяся в ЕГРП, имеет открытый характер, истец должен был знать о нарушении его права именно с момента проведения регистрационного действия . Согласно пункту 1 статьи 1 и статье 7 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о регистрации прав) сведения, содержащиеся в ЕГРП, являются общедоступными и предоставляются органом, осуществляющим государственную регистрацию прав, по запросам любых лиц.
———————————
Смотри:
Подшивалов Т.П. Понятие и характеристика негаторного иска // Нотариус. 2009. N 2. С. 27; Подшивалов Т.П. Негаторный иск и защита прав на недвижимое имущество // Закон. 2011. N 1. С. 53 — 54.

Именно исходя из такого обоснования ВАС РФ не раз отмечал, что при оспаривании зарегистрированного права на недвижимость срок исковой давности начинает течь с момента государственной регистрации права собственности на спорную недвижимость за ответчиком .
———————————
Смотри, например:
Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.08.2009 N 10608/09; Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.06.2008 N 6923/08; Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.09.2007 N 11999/07.

Надо полагать, что для такого определения момента начала течения исковой давности нет достаточных оснований. В соответствии со статьей 200 ГК РФ истечение срока исковой давности начинается с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении его права. Сам факт государственной регистрации права собственности не может являться нарушением, так как государственная регистрация имеет правоподтверждающий, а не правоустанавливающий характер .
———————————
Смотри:
Гришаев С.П. Государственная регистрация вещных прав // Журнал российского права. 2006. N 10. С. 88; Подшивалов Т.П. Правовое значение государственной регистрации прав на недвижимость // Современное право. 2012. N 10. С. 75.

Понимая недостатки описываемого подхода, ВАС РФ впоследствии изменил свою правовую позицию. Ведь в силу пункта 1 статьи 2 Закона о регистрации прав зарегистрированное право может быть оспорено только в судебном порядке. Это правило конкретизировано Федеральным законом от 30 декабря 2012 года N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», которым ГК РФ дополняется статьей 8.1, в пункте 6 которой устанавливается следующее правило: «Лицо, указанное в государственном реестре в качестве правообладателя, признается таковым, пока в установленном законом порядке в реестр не внесена запись об ином». При этом анализ судебной практики показывает, что арбитражные суды занимают единую позицию в том, что государственная регистрация права собственности имеет исключительно правоподтверждающий, а не правоустанавливающий характер . Деятельность органов государственной регистрации связана с бесспорной юрисдикцией, которая имеет правоподтверждающий (как доказательство существования права и признания этого государством), а не правоустанавливающий характер .
———————————
Смотри:
Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19.12.2011 по делу N А10-1363/2010;
Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 02.06.2011 по делу N А59-4747/2010;
Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 09.09.2011 по делу N А46-14050/2010;
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.09.2013 по делу N А40-128793/12-82-1181;
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.06.2014 по делу N А40-101820/13;
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.03.2013 по делу N А40-63064/12-2-310;
Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 06.03.2014 по делу N А55-23231/2012;
Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.10.2012 по делу N А05-12667/2011;
Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 20.08.2013 по делу N А35-8891/2012.
Подшивалов Т.П. Правовая природа иска об оспаривании зарегистрированного права на недвижимость // Журнал российского права. 2014. N 5. С. 81.

В рамках второго подхода срок исковой давности по виндикационному иску предлагается исчислять не с момента государственной регистрации права собственности на спорную недвижимость за ответчиком, а с момента, когда истец фактически узнал о лишении его владения недвижимым имуществом.
Как следует из правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 11 октября 2011 года N 7337/11, государственная регистрация права собственности на спорную недвижимую вещь не оказывает влияние на определение начального момента исчисления срока исковой давности по заявленному виндикационному иску.
Указанная правовая позиция воспринята федеральными арбитражными судами . Так, в Постановлении Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12 апреля 2012 года по делу N А12-13385/2011 суд правомерно указал на то, что течение срока исковой давности по искам в защиту права государственной собственности начинается со дня, когда государство в лице уполномоченного органа узнало или должно было узнать о нарушении его прав как собственника. Суды первой и апелляционной инстанций, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходили из того, что, поскольку Комитет по управлению государственным имуществом участвовал в сделке по приватизации имущества предприятия от имени Российской Федерации, течение срока исковой давности следует исчислять с момента исполнения сделки приватизации — 1995 год, а не с момента государственной регистрации права собственности.
———————————
Смотри:
Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23.03.2012 по делу N А43-7625/2009;
Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26.07.2012 по делу N А10-4511/2010;
Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25.07.2012 по делу N А10-2193/2011;
Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 23.04.2012 по делу N Ф03-1000/2012;
Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 05.07.2012 по делу N А27-10321/2011;
Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.03.2012 по делу N А46-5929/2011;
Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24.02.2012 по делу N А46-4050/2011;
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29.02.2012 по делу N А41-31158/10;
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.02.2012 по делу N А40-99603/10-1-636;
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 09.02.2012 по делу N А41-3649/11;
Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13.03.2012 по делу N А57-16322/2010;
Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13.03.2012 по делу N А57-15068/2010;
Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 02.04.2012 по делу N Ф09-491/12.

В литературе встречается мнение, что по виндикационному требованию срок исковой давности начинает течь с момента, когда имущество выбыло из владения собственника, то есть поступило в фактическое владение иного лица, а не с момента совершения действий, направленных на изменение юридической судьбы вещи . Следовательно, течение срока исковой давности по виндикации недвижимости не начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о внесении новой регистрационной записи, так как в силу правоподтверждающего характера государственной регистрации она не влияет на факт выбытия вещи из законного владения. При этом факт внесения регистрационной записи в ЕГРП не означает, что со дня ее внесения лицу стало известно о нарушении его права. Для решения вопроса об исковой давности значение имеет определение момента, когда истец узнал о недействительности сделки или акта органа государственной власти, на основании которого была произведена государственная регистрация права на недвижимое имущество.
———————————
Краснова С.А. Виндикационное правоотношение: Монография. М.: ИНФРА-М, 2013. С. 84.

Дело в том, что оспаривание зарегистрированного права означает оспаривание правоустанавливающих документов и связанной с ними государственной регистрации права. Оспаривание правоустанавливающих документов заключается в признании сделки, на основании которой зарегистрировано право собственности, недействительной. Оспаривание государственной регистрации, проведенной на основании акта государственного органа или органа местного самоуправления, производится в случае признания недействительными указанных актов . Следовательно, для восстановления нарушенного владения недвижимой вещью сначала необходимо оспорить факт регистрации права собственности за ответчиком. Соответственно, и момент, с которого исчисляется срок исковой давности для виндикационного иска, должен определяться со дня, когда истец узнал либо о фактическом выбытии вещи из его владения, либо об основании для оспаривания регистрации права на недвижимость за ответчиком.
———————————
Подшивалов Т.П. Исковая давность для негаторного иска de lege ferenda // Хозяйство и право. 2012. N 3. С. 86.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ.
2. Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения: информационное письмо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 ноября 2008 года N 126 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. N 1.
3. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 04.10.2013 по делу N А33-11296/2012. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
4. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.11.2011 по делу N А19-23958/10. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
5. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14.03.2012 по делу N А57-16328/2010. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
6. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14.03.2012 по делу N А57-16327/2010. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
7. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14.03.2012 по делу N А57-16321/2010. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
8. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 11.03.2012 по делу N А57-16326/2010. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
9. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 06.03.2012 по делу N А57-16324/2010. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
10. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28.06.2012 по делу N Ф09-4953/12. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
11. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.09.2011 по делу N Ф09-5960/11. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
12. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22.08.2011 по делу N Ф09-4856/11. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
13. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12.03.2013 по делу N Ф09-480/13. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
14. Определение Ленинградского областного суда от 12 июля 2012 года N 33-2948/2012. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
15. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17.07.2012 по делу N А67-4537/2011. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
16. О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним: Федеральный закон от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ.
17. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.08.2009 N 10608/09. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
18. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.06.2008 N 6923/08. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
19. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.09.2007 N 11999/07. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
20. О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 30 декабря 2012 года N 302-ФЗ.
21. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19.12.2011 по делу N А10-1363/2010. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
22. Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 02.06.2011 по делу N А59-4747/2010. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
23. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 09.09.2011 по делу N А46-14050/2010. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
24. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.09.2013 по делу N А40-128793/12-82-1181. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
25. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.06.2014 по делу N А40-101820/13. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
26. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.03.2013 по делу N А40-63064/12-2-310. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
27. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 06.03.2014 по делу N А55-23231/2012. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
28. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.10.2012 по делу N А05-12667/2011. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
29. Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 20.08.2013 по делу N А35-8891/2012.
30. Постановление Президи
ума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 октября 2011 года N 7337/11. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
31. Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23.03.2012 по делу N А43-7625/2009. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
32. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26.07.2012 по делу N А10-4511/2010.
33. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25.07.2012 по делу N А10-2193/2011. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
34. Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 23.04.2012 по делу N Ф03-1000/2012. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
35. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 05.07.2012 по делу N А27-10321/2011. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
36. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.03.2012 по делу N А46-5929/2011. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
37. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24.02.2012 по делу N А46-4050/2011. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
38. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29.02.2012 по делу N А41-31158/10. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
39. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.02.2012 по делу N А40-99603/10-1-636. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
40. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 09.02.2012 по делу N А41-3649/11. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
41. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13.03.2012 по делу N А57-16322/2010. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
42. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13.03.2012 по делу N А57-15068/2010. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
43. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 02.04.2012 по делу N Ф09-491/12. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
44. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12.04.2012 по делу N А12-13385/2011. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
45. Гришаев С.П. Государственная регистрация вещных прав // Журнал российского права. 2006. N 10.
46. Краснова С.А. Виндикационное правоотношение: Монография. М.: ИНФРА-М, 2013.
47. Моргунов С.В. Исковая давность в правилах о виндикации // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2005. N 4.
48. Мотовиловкер Е.Я. Теория регулятивного и охранительного права. Воронеж, 1990.
49. Ненашев М.М. Способ защиты права: процессуальные вопросы // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 8.
50. Новоселова А.А., Подшивалов Т.П. Вещные иски: проблемы теории и практики: Монография. М.: ИНФРА-М, 2012.
51. Подшивалов Т.П. Конкуренция вещных исков собственника и других законных владельцев вещи // Современное право. 2013. N 5.
52. Подшивалов Т.П. Охранительные правоотношения и нормы: гражданско-правовой аспект // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Права. 2012. N 43. Выпуск 32.
53. Подшивалов Т.П. Негаторный иск и защита прав на недвижимое имущество // Закон. 2011. N 1.
54. Подшивалов Т.П. Понятие и характеристика негаторного иска // Нотариус. 2009. N 2.
55. Подшивалов Т.П. Правовое значение государственной регистрации прав на недвижимость // Современное право. 2012. N 10.
56. Подшивалов Т.П. Правовая природа иска об оспаривании зарегистрированного права на недвижимость // Журнал российского права. 2014. N 5.
57. Подшивалов Т.П. Исковая давность для негаторного иска de lege ferenda // Хозяйство и право. 2012. N 3.