Гражданский кодекс сми

Статья 1329 ГК РФ. Организация эфирного или кабельного вещания

Новая редакция Ст. 1329 ГК РФ

Организацией эфирного или кабельного вещания признается юридическое лицо, самостоятельно определяющее содержание радио- и телепередач (совокупности звуков и (или) изображений или их отображений) и осуществляющее их сообщение в эфир или по кабелю своими силами или с помощью третьих лиц.

Комментарий к Ст. 1329 ГК РФ

Большую группу обладателей смежных прав составляют организации эфирного и кабельного вещания — телерадиокомпании, передающие широкому кругу лиц звуковые и изобразительные сообщения. Под эфирным вещанием понимается вещание средствами беспроводной связи (радиовещание, спутниковое вещание), под кабельным вещанием — вещание с использованием соединительных элементов: кабеля, проводов, оптического волокна и т.п.

Комментируемая статья исходит из того, что в качестве организации эфирного или кабельного вещания может выступать только юридическое лицо. Это значит, что только юридическое лицо может быть субъектом соответствующих смежных прав.

Согласно п. 5 Положения о лицензировании телевизионного вещания и радиовещания в Российской Федерации (утв. Постановлением Правительства РФ от 07.12.1994 N 1359) (с изменениями) заявки о выдаче лицензий на осуществление теле- и (или) радиовещания принимаются от юридических лиц, зарегистрированных в установленном порядке на территории Российской Федерации.

Действительно, как правило, телерадиокомпании выступают в гражданском обороте в форме юридических лиц. Однако в законодательстве не наблюдается однозначного, последовательного запрета на осуществление вещания физическими лицами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей. Так, согласно п. 7 раздела III Положения о проведении конкурса на получение права на наземное эфирное телерадиовещание, а также на разработку и освоение нового радиочастотного канала для целей телерадиовещания (утв. Постановлением Правительства РФ от 26.06.1999 N 698) (с изменениями) лицензия на право вещания может быть предоставлена как юридическим лицам, так и индивидуальным предпринимателям. Кроме того, согласно ст. ст. 2, 7, 19 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации» (Закон о СМИ) физическое лицо вправе выступать в качестве редакции и учредителя средства массовой информации, а также в качестве распространителя продукции средства массовой информации. К средствам массовой информации относятся, в частности, периодические теле- и радиопередачи.

В связи с этим представляется, что термин «организация эфирного или кабельного вещания» следует трактовать широко, включая в него все хозяйствующие субъекты, законно осуществляющие вещание. Иное понимание этого термина вступает в противоречие с принципом равенства хозяйствующих субъектов в гражданском обороте и с принципом свободы массовой информации, закрепленным в ст. 1 Закона о СМИ.

Другой комментарий к Ст. 1329 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Самостоятельные смежные права возникают у организаций эфирного и кабельного вещания по поводу осуществляемого ими сообщения в эфир или по кабелю радио- и телепередач (п. 1 ст. 1303 ГК РФ). К числу субъектов этих прав относятся только юридические лица, осуществляющие сообщение радио- или телепередач в эфир или по кабелю. Определение ст. 1329 позволяет отграничить субъектов этих прав, с одной стороны, от организаций — изготовителей различных программ (например, сериалов, викторин, развлекательных шоу), не осуществляющих самостоятельного распространения таких программ, а с другой стороны — от операторов связи, задачи которых сводятся к техническому обеспечению доставки сигнала потребителям. В подпункте 6 п. 1 ст. 1225 ГК, а также в п. 1 ст. 1303 ГК наиболее точно отражено существо деятельности таких организаций — это вещание. Таким образом, § 4 гл. 71 ГК посвящен вопросам охраны прав организаций эфирного и кабельного вещания на осуществляемое ими вещание.

2. Под вещанием понимается процесс сообщения такими организациями радио- или телепередач. Однако необходимо подчеркнуть, что в отличие от Закона об авторском праве, в котором термин передача в разных случаях использовался как для обозначения процесса сообщения, так и для обозначения его результата (см., например, ст. 4 этого Закона), в Гражданском кодексе под передачей организации эфирного или кабельного вещания всегда понимается процесс. Такому пониманию способствует и введение понятия «вещание» как синонима «сообщения радио- и телепередач», и определение в ст. 1329 таких передач как совокупности звуков и (или) изображений или их отображений (термин, применяемый в отношении цифровой обработки звуков и изображений). Для большей наглядности можно сказать, что охраняется право организаций эфирного и кабельного вещания на весь тот поток информации, выраженный в звуках (для радиопередач) или в звуках и изображениях (для телепередач), который потребитель воспринимает, включив определенный частотный канал радио- или телеприемника. Для обозначения своих прав на вещание правообладатели размещают в углу изображения специальные символы, обозначающие данный телеканал, либо регулярно передают позывные радиостанции.

3. Следует отметить, что позиция, нашедшая отражение в § 4 гл. 71 ГК, соответствует положениям международных соглашений. Согласно ст. 3 (f) Римской конвенции «передача в эфир» означает передачу беспроволочными средствами звуков или изображений и звуков для приема публикой. Статья 2 (f) ДИФ с учетом технического прогресса определяет «эфирное вещание» как передачу средствами беспроволочной связи звуков или изображений и звуков (или их отображений) для приема публикой. И в Римской конвенции, и в ДИФ для обозначения эфирного вещания использован термин «broadcasting», связанный с радио и телевидением и часто переводимый как «трансляция», а в отношении передачи — термин «transmission», однозначно используемый для обозначения процесса передачи. Указание, что целью такого вещания является передача звуков и изображений, свидетельствует о том, что для охраны не имеет значения, является ли передаваемая передача самостоятельным объектом охраны авторских и смежных прав.

4. В определении ст. 1329 говорится об организациях эфирного и кабельного вещания. Такое деление возникло исторически. Первоначально охрана предоставлялась только организациям эфирного вещания (например, только эти организации упоминаются в Римской конвенции), поскольку кабельное вещание в этот период еще не было развито. К моменту создания Закона об авторском праве кабельное вещание приобрело широкое распространение, что и было в нем отражено. Однако, поскольку различия между этими двумя способами вещания носят чисто технический характер, две отдельные статьи этого Закона — ст. 40 (о правах организаций эфирного вещания) и ст. 41 (о правах организаций кабельного вещания) были точными копиями друг друга. Поэтому в § 4 гл. 71 ГК оба эти вида организаций вещания названы, но к ним применяется общее правовое регулирование.

Организации эфирного вещания осуществляют вещание с использованием радиочастот через наземные станции или через спутники связи. Таким образом могут передаваться как радио-, так и телесигналы. Организации кабельного вещания осуществляют вещание при помощи кабеля, провода, оптического волокна или аналогичных средств — линий связи, соединяющих вещателя с пользователями. По таким линиям также могут передаваться и радио-, и телесигналы. Более того, в настоящее время комбинируется эфирное вещание (передача сигнала на общую антенну) с кабельным (доведение сигнала, принимаемого с такой антенны, до конкретных потребителей осуществляется при помощи кабельной сети).

Гражданский кодекс сми

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 152 ГК РФ. Защита чести, достоинства и деловой репутации

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 152 ГК РФ. Защита чести, достоинства и деловой репутации

1. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести, достоинства и деловой репутации гражданина и после его смерти.

2. Сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина и распространенные в средствах массовой информации, должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Гражданин, в отношении которого в средствах массовой информации распространены указанные сведения, имеет право потребовать наряду с опровержением также опубликования своего ответа в тех же средствах массовой информации.

3. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву.

4. В случаях, когда сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, стали широко известны и в связи с этим опровержение невозможно довести до всеобщего сведения, гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также пресечения или запрещения дальнейшего распространения указанных сведений путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения, если без уничтожения таких экземпляров материальных носителей удаление соответствующей информации невозможно.

5. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, оказались после их распространения доступными в сети «Интернет», гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения указанных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети «Интернет».

6. Порядок опровержения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, в иных случаях, кроме указанных в пунктах 2 — 5 настоящей статьи, устанавливается судом.

7. Применение к нарушителю мер ответственности за неисполнение судебного решения не освобождает его от обязанности совершить предусмотренное решением суда действие.

8. Если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, гражданин, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.

9. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.

10. Правила пунктов 1 — 9 настоящей статьи, за исключением положений о компенсации морального вреда, могут быть применены судом также к случаям распространения любых не соответствующих действительности сведений о гражданине, если такой гражданин докажет несоответствие указанных сведений действительности. Срок исковой давности по требованиям, предъявляемым в связи с распространением указанных сведений в средствах массовой информации, составляет один год со дня опубликования таких сведений в соответствующих средствах массовой информации.

11. Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 152 ГК РФ, судебная практика применения

Разъяснения Верховного Суда РФ:

В пп. 4, 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» содержатся следующие разъяснения:

Право требовать опровержения порочащих сведений

В соответствии с пунктами 1 и 7 статьи 152 Гражданского кодекса РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, а юридическое лицо — сведений, порочащих его деловую репутацию. При этом законом не предусмотрено обязательное предварительное обращение с таким требованием к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к редакции средства массовой информации, в котором были распространены указанные выше сведения. Вместе с тем гражданин вправе обратиться с требованием об опровержении таких сведений непосредственно к редакции соответствующего средства массовой информации, а отказ в опровержении либо нарушение установленного законом порядка опровержения могут быть обжалованы в суд (статьи 43 и 45 Закона РФ «О средствах массовой информации»).

Право на опубликование ответа

Гражданин, в отношении которого в средствах массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, а также юридическое лицо, если опубликованные сведения порочат его деловую репутацию, имеют право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации (пункты 3, 7 статьи 152 Гражданского кодекса РФ, статья 46 Закона РФ «О средствах массовой информации»).

Сведения, не соответствующие действительности

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса РФ сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом РФ).

Порочащие сведения

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Что понимать под распространением порочащих сведений?

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Обстоятельства, при которых иск подлежит удовлетворению

По делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса РФ значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Статья 152. Защита чести, достоинства и деловой репутации

1. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести, достоинства и деловой репутации гражданина и после его смерти.

2. Сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина и распространенные в средствах массовой информации, должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Гражданин, в отношении которого в средствах массовой информации распространены указанные сведения, имеет право потребовать наряду с опровержением также опубликования своего ответа в тех же средствах массовой информации.

3. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву.

4. В случаях, когда сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, стали широко известны и в связи с этим опровержение невозможно довести до всеобщего сведения, гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также пресечения или запрещения дальнейшего распространения указанных сведений путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения, если без уничтожения таких экземпляров материальных носителей удаление соответствующей информации невозможно.

5. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, оказались после их распространения доступными в сети «Интернет», гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения указанных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети «Интернет».

6. Порядок опровержения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, в иных случаях, кроме указанных в пунктах 2 — 5 настоящей статьи, устанавливается судом.

7. Применение к нарушителю мер ответственности за неисполнение судебного решения не освобождает его от обязанности совершить предусмотренное решением суда действие.

8. Если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, гражданин, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.

9. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.

10. Правила пунктов 1 — 9 настоящей статьи, за исключением положений о компенсации морального вреда, могут быть применены судом также к случаям распространения любых не соответствующих действительности сведений о гражданине, если такой гражданин докажет несоответствие указанных сведений действительности. Срок исковой давности по требованиям, предъявляемым в связи с распространением указанных сведений в средствах массовой информации, составляет один год со дня опубликования таких сведений в соответствующих средствах массовой информации.

11. Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Комментарий к Ст. 152 ГК РФ

1. Гражданское законодательство не определяет понятий «честь», «достоинство», «деловая репутация». Эти нематериальные блага защищаются в порядке, установленном ст. 152 ГК РФ, хотя следует иметь в виду, что ст. 150 Кодекса упоминает в числе защищаемых благ также и доброе имя.

В науке принято рассматривать честь как общественную оценку личности, меру духовных и социальных качеств гражданина, достоинство — как самооценку собственных качеств и способностей, а деловую репутацию — как такое качество, которое проявляется в профессиональной деятельности . Вместе с тем в судебной практике перечисленные понятия почти не разделяются, во всяком случае честь и достоинство охраняются фактически как единое нематериальное благо .

———————————
Об этом см.: Анисимов А.Л. Гражданско-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации по законодательству Российской Федерации. М., 2001. С. 9; Малеина М.Н. Указ. соч. С. 136.

См., например: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Деловая репутация рассматривается как свойство, присущее не только гражданам, но и юридическим лицам. Иски о защите деловой репутации юридических лиц весьма распространенны (см. информационное письмо Президиума ВАС РФ от 23 сентября 1999 г. N 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»).

2. Комментируемая статья рассматривает в качестве посягательства на честь, достоинство и деловую репутацию исключительно распространение определенных сведений, не упоминая о таком правонарушении, как оскорбление.

Между тем зачастую в адрес граждан и юридических лиц высказываются оценочные суждения, мнения, убеждения, являющиеся выражением взглядов того, кто высказывается. Такие суждения могут касаться не только профессиональных, но и личностных, морально-нравственных качеств того или иного гражданина. В соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции РФ каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, в связи с чем такие высказывания в принципе не запрещены.

Однако форма, в которой было высказано оценочное суждение в адрес конкретного человека, не должна быть оскорбительной («неприличной» — см. ст. 130 УК). В качестве оскорбления могут быть восприняты обращения «подлец», «мерзавец», нецензурные выражения и т.п.

Как отмечается в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (ст. 130 УК, ст. ст. 150, 151 ГК). Таким образом, судебная практика расширяет пределы защиты чести, достоинства и деловой репутации, допуская такую защиту не только в случаях распространения недостоверных и порочащих сведений. По существу Верховный Суд РФ предлагает осуществлять защиту доброго имени гражданина.

Кроме того, в соответствии с п. 3 комментируемой статьи гражданин, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации. Право на ответ (комментарий, реплику) закреплено также в ст. 46 Закона о средствах массовой информации.

3. Основанием для применения предусмотренных ст. 152 ГК РФ мер является распространение ложных, порочащих гражданина сведений.

Таким образом, первым условием, предусмотренным законодательством, является факт распространения указанных сведений. Как отмечается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3, под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам. Следовательно, распространение сведений — это сообщение их третьему лицу, а не тому, кого эти сведения касаются.

Второе условие, предусмотренное комментируемой статьей — порочащий характер сведений. Речь идет об оценке морально-нравственных качеств личности. Критерии, которым отвечали бы порочащие гражданина сведения, не установлены законом, да и не могут быть им установлены, поскольку общественная мораль — чрезвычайно динамичная категория. Поступок, который еще недавно вызывал общественное осуждение (например, расторжение брака и пр.), может восприниматься в настоящий момент в коллективе людей как нечто обыденное и вполне допустимое.

Тем не менее Верховный Суд РФ представил свое толкование порочащих сведений в Постановлении от 24 февраля 2005 г.: «…порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица».

Предлагаемое понятие в большей степени сводится к субъективному представлению потерпевшего о его чести и деловой репутации. С учетом того, что для применения мер гражданско-правового воздействия, предусмотренных ст. 152 ГК РФ, требуется обращение в суд самого потерпевшего, правопонимание чести, достоинства и деловой репутации во многом формируется самими заявителями.

И, наконец, третьим условием, о котором идет речь в ст. 152 ГК РФ, является ложный характер распространенных о гражданине сведений. Как указывает Верховный Суд РФ, не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке ст. 152 ГК РФ сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном ТК РФ).

Обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. На истца возложено бремя доказывания факта распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащего характера этих сведений.

4. Комментируемая статья предусматривает несколько способов защиты чести, достоинства и деловой репутации, которые могут быть применены в том числе и одновременно.

Первым способом является опровержение сведений, которое в свою очередь возможно в различных ситуациях.

Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. В соответствии со ст. 44 Закона о средствах массовой информации в опровержении должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены данным средством массовой информации. Опровержение в периодическом печатном издании должно быть набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком «Опровержение», как правило, на том же месте полосы, что и опровергаемые сообщение или материал. По радио и телевидению опровержение должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что и опровергаемые сообщение или материал.

Объем опровержения не может более чем вдвое превышать объем опровергаемого фрагмента распространенных сообщения или материала. Нельзя требовать, чтобы текст опровержения был короче одной стандартной страницы машинописного текста. Опровержение по радио и телевидению не должно занимать меньше эфирного времени, чем требуется для прочтения диктором стандартной страницы машинописного текста.

Опровержение должно последовать:

1) в средствах массовой информации, выходящих в свет (в эфир) не реже одного раза в неделю, — в течение 10 дней со дня получения требования об опровержении или его текста;

2) в иных средствах массовой информации — в подготавливаемом или ближайшем планируемом выпуске.

В течение месяца со дня получения требования об опровержении либо его текста редакция обязана в письменной форме уведомить заинтересованных гражданина или организацию о предполагаемом сроке распространения опровержения либо об отказе в его распространении с указанием оснований отказа. Опровержение, распространяемое в средствах массовой информации в соответствии со ст. 152 ГК РФ, может быть облечено в форму сообщения о принятом по данному делу судебном решении, включая публикацию текста судебного решения.

Второй случай опровержения — замена или отзыв документа, исходящего от организации (служебной или иной характеристики и пр.).

В иных случаях порядок опровержения устанавливается непосредственно в судебном решении, в резолютивной части которого, как разъясняется в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3, должны быть указаны срок и способ опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений и при необходимости изложен текст такого опровержения с упоминанием о том, какие именно сведения являются не соответствующими действительности порочащими сведениями, когда и как они были распространены.

Решение суда об опровержении, изложенное в исполнительном листе, относится к требованиям неимущественного характера. Поэтому п. 4 ст. 152 ГК РФ предусматривает, что если решение суда не выполнено, суд вправе наложить на нарушителя штраф.

В соответствии со ст. 105 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» в случаях неисполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе, в срок, установленный для добровольного исполнения, а также неисполнения им исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора и устанавливает должнику новый срок для исполнения. При неисполнении должником требований, содержащихся в исполнительном документе, без уважительных причин во вновь установленный срок судебный пристав-исполнитель применяет к должнику штраф, предусмотренный ст. 17.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и устанавливает новый срок для исполнения.

На основании статьи 17.15 КоАП неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после взыскания исполнительского сбора, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 1 тыс. до 2500 рублей; на должностных лиц — от 10 тыс. до 20 тыс. рублей; на юридических лиц — от 30 тыс. до 50 тыс. рублей. Неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, вновь установленный судебным приставом-исполнителем после наложения административного штрафа, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 2 тыс. до 2500 рублей; на должностных лиц — от 15 тыс. до 20 тыс. рублей; на юридических лиц — от 50 тыс. до 70 тыс. рублей.

Как указано в п. 4 комментируемой статьи ГК РФ, уплата штрафа не освобождает нарушителя от обязанности выполнить предусмотренное решением суда действие.

В качестве особого способа защиты в рамках комментируемой статьи следует рассматривать обращение в суд с требованием о признании распространенных сведений не соответствующими действительности. ГК РФ предоставляет такое право в случае, если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно. Вместе с тем законодательство не предусматривает обязательности публикации вступившего в законную силу судебного решения о признании распространенных сведений ложными. Таким образом, гражданин, добившийся положительного судебного решения, сможет лишь предъявлять его в необходимых случаях, чтобы подтвердить ложный характер ранее распространенной о нем информации.

Помимо опровержения комментируемая статья предоставляет право потерпевшему требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных распространением ложных, порочащих сведений. В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, под которыми понимаются расходы, которые указанное лицо произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Гражданское законодательство РФ не знает такого способа защиты личных неимущественных прав, как извинение, поэтому, несмотря на то, что для многих потерпевших принесение извинений причинителями было бы желательным, суд не вправе применить подобный способ защиты.

Вместе с тем, как отмечается в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3, суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

5. Юридические лица, как отмечалось, являются обладателями такого нематериального блага, как деловая репутация. Все положения комментируемой статьи, относящиеся к деловой репутации гражданина, применимы и к защите деловой репутации юридического лица. Вместе с тем юридическое лицо не вправе требовать компенсации морального вреда. Это положение является общепризнанным в науке гражданского права и связано с сущностью юридического лица — искусственно созданного субъекта, не способного претерпевать физические или нравственные страдания. Однако иная позиция изложена в Определении Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации».

СМИ: В Гражданский кодекс России могут внести понятие криптовалюты

По данным издания, комитет Госдумы по госстроительству намерен 16 мая поддержать в первом чтении инициативу, которая закрепит в законодательстве базовые нормы в сфере цифровой экономики.

Глава комитета Павел Крашенинников пояснил, что целью законопроекта является создание правовой базы для регулирования оборота криптовалют и совершения сделок с ними.

«Мы устраняем существующие риски использования цифровых объектов в целях вывода активов в нерегулируемую цифровую среду, например, для легализации доходов, полученных преступным путем, либо для вывода из-под обращения взыскания при банкротстве, либо для финансирования терроризма», — рассказал он.

Ранее стало известно, что в России может появиться реестр криптоинвесторов.

Какие законы нужно знать, если вы работаете в СМИ

В последнее время в юридической практике возникает всё больше прецедентов, когда на редакцию подают в суд. Поводы, при этом, могут быть самыми разнообразными — от нарушения закона о защите авторских прав при использовании чужой фотографии из интернета до нанесения ущерба деловой репутации. Причем, очень часто нарушения эти происходят из-за банального незнания журналистами законов, регламентирующих работу редакций. Pressfeed попросил профессиональных юристов рассказать об основных законах, которые стоит знать тем, кто работает в СМИ. И даже поставили на них ссылки, чтобы у вас точно не было оправдания их не читать.

Алена Абрамович, руководитель практики «Коммерческое право» юридической компании «Rights»:

— Деятельность редакторов или журналистов достаточно плотно покрыта «юридической вуалью». Самым модным, если даже не сказать «мэйнстримным» нормативным актом в данной сфере остается Федеральный Закон «О средствах массовой информации» («Закон о СМИ»), который должен быть хорошо известен каждому журналисту, редактору и пиарщику.

Закон о СМИ представляет собой небольшой свод основных правил, на которых и базируется деятельность «акул пера». Однако он носит довольно общий характер — конкретики в нем немного, поэтому чтобы сотруднику редакции найти ответы на все возникающие правовые вопросы, необходимо «перелопатить» множество нормативных актов.

Со времен принятия Закона о СМИ (27 декабря 1991 года), в процессе становления законодательства в области массовой информации, был принят целый ряд других законов, регламентирующих деятельность СМИ. К таким законам на сегодняшний день относятся:

  • Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – Закон об информации),
  • и Федеральный закон «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации». Именно он определяет критерий «государственности» средства массовой информации (ст. 3) и устанавливает порядок регулярного освещения в прессе деятельности органов государственной власти.

Кроме названных специальных законов, определенные аспекты деятельности СМИ регулируют:

Особое внимание необходимо обратить на локальные нормативно-правовые акты о СМИ – внутренние документы в организации. К таким актам относятся, в первую очередь, трудовой договор сотрудника (редактора, журналиста) с организацией, правила внутреннего трудового распорядка в редакции, распоряжения редактора-работодателя, договор между редакцией и журналистом, работающим на аутсорсинге (например, об оказании услуг по написанию статей на определенную тематику).

Чаще всего внутренние документы дублируют положения федерального законодательства. Однако, встречаются и уникальные случаи. Известным примером этого выступают локальные акты радиостанции «Эхо Москвы», которые дают право руководителю СМИ контролировать не только профессиональную деятельность журналистов и редакторов, но и политическую. По правилам, принятым в редакции «Эхо Москвы», журналист может участвовать в массовых политических мероприятиях не иначе как с разрешения главного редактора (исключением выступает проведение мероприятий в защиту свободы слова, либо в память о погибших журналистах).

Помимо этого, журналисты «Эха Москвы» обязаны информировать главного редактора о том, что они в свободное от работы время собираются принять участие в определенном политическом мероприятии. Самое интересное, что редактор вправе запретить им это делать. Также сотрудники «Эха Москвы» не имеют права быть членами политических партий. Вышеизложенные ограничения для сотрудников юридически закреплены в контракте с каждым из них.

Михаил Хохолков, практикующий медиаюрист, основатель проекта Медиа Право.ком, член Экспертного совета по рекламе УФАС по Свердловской области:

Действующее законодательство в медиасфере можно назвать одним из самых неоднозначных и сложных в применении. Все потому, что многие правовые нормы носят оценочный характер, в них содержится очень много условностей, а законодательные понятия могу трактоваться расширительно или точечно. Усложняется правоприменительная практика и активным законотворчеством, регулирующим интернет.

Тем не менее, можно определить минимальный набор юридических знаний, которые журналист и главный редактор найдут в следующих нормативных актах:

1. Закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» — основной закон для корреспондента. Права и обязанности, регулируемые данным законом, необходимо знать наизусть.

Для главных редакторов обязательно знать требования, предъявляемые законом к выходным данным. Казалось бы, эти нормы не сложные и не новые, но большинство претензий к печатным СМИ со стороны Роскомнадзора основаны именно на неполном или неверном указании выходных данных.

2. Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» № 114-ФЗ от 25 июля 2002 года — один из самых неоднозначных и опасных для журналистов законов. Неосторожность в распространении материалов, необязательно даже связанных с экстремизмом, может послужить основанием для привлечения к уголовной ответственности.

В соответствии с данным законом сформированы и ведутся Министерством юстиции РФ Федеральный список экстремистских организаций, а также Федеральный список экстремистских материалов. Данные реестры постоянно обновляются, поэтому следует регулярно знакомиться с их содержанием.

3. Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» № 149-ФЗ от 27 июля 2006 года – регулирует основные принципы права на поиск, получение и распространение информации.

Кстати, статья 10.2 этого закона, принятая 05.05.2014 года и именуемая «Законом о блогерах», до сих пор активно обсуждается в свете возложения на блогеров некоторых обязанностей и прав традиционных СМИ. Видимо, сказывается принятие этого закона в мае — будем всю жизнь маяться.

4. Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» от 29.12.2010 № 436-ФЗ — определен порядок применения знака информационной продукции (те самые 16+,18+), а также требования к обороту информационной продукции, запрещенной для детей.

5. Федеральный закон «О персональных данных» № 152-ФЗ от 27 июля 2006 года — журналисту необходимо знать, в каких случаях он обязан получать согласие на распространение персональных данных гражданина, а в каких может использовать их по своему усмотрению.

6. Федеральный закон от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» — райтеры, пишущие рекламные тексты, создающие нативную рекламу, обязаны знать об ограничениях рекламирования отдельных видов товаров или услуг. Например, о том, как правильно рекламировать медицинские или финансовые услуги. Не зная таких особенностей, можно привести к рекламодателю не покупателя его товаров, а Федеральную антимонопольную службу с большим штрафом.

7. Отраслевым журналистам необходимо изучить законодательство той сферы, о которой они пишут:

8. Законодательные нормы, охраняющие права граждан на частную жизнь, изображение, защиту чести и достоинства.

По некоторым данным, иски к редакциям по делам о диффамации (защите чести, достоинства и деловой репутации) составляют подавляющее большинство среди других дел. В связи с этим необходимо знать общие принципы защиты нематериальных благ — глава 8 Гражданского кодекса РФ «Нематериальные блага и их защита», а также параграф 4 главы 59 Гражданского кодекса РФ «Компенсация морального вреда», который регулирует общие положения, основания, способы и размеры компенсации морального вреда.

В судебной практике категория таких дел является особенно сложной, поэтому знаний общих принципов и норм будет недостаточно. Поэтому я рекомендую читать на ночь глядя, особенно перед выпуском свежего номера своего издания:

Наверняка многие слышали об исках блогера Варламова к региональным СМИ о взыскании компенсации за незаконное, по его мнению, использование фотографий. Между прочим, не все дела Варламов выигрывает, а некоторые еще рассматриваются. И вскоре будут вынесены судебные решения, которые, вероятно, изменят привычное поведение журналистов при иллюстрировании чужими фотографиями своих публикациях.

Поэтому нужно следить и за судебной практикой, анализ которой позволяет понять, как суды применяют ту или иную норму в конкретной ситуации.

Многие почему-то забывают, что объектом авторского права, наряду с фотографией, является практически любой текст журналиста.

Так, еще в 2012 г. от имени редакции сайта Gorodskievesti.ru (члена Альянса Независимых Региональных Издателей) нами был подан иск о взыскании компенсации за скопированные другим сайтом тексты. Арбитражный суд Свердловской области постановил взыскать с ответчика 50 000 руб., по 10 000 руб. за каждую из пяти скопированных статей (дело А60-9509/2012).

Кстати говоря, в этом же деле была доказана применимость в российском праве лицензии Creative Commons. В Гражданский кодекс РФ новеллы о «свободных» лицензиях были включены лишь в 2015 году. А в ходе исполнения решения был создан интересный прецедент, связанный с арестом доменного имени в ходе исполнительного производства: судебным приставом был арестован домен должника как нематериальный актив.

Дмитрий Ястребов, к.ю.н. , главный научный консультант компании «Юридическая служба столицы»:

​Помимо российских законов, важное значение имеют и нормы международного права, в связи с этим, интерес также представляют и отдельные обзоры судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, посвященные практике соответствующих международных договорных органов.

Так, в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2015), утв. Президиумом ВС РФ 04.03.2015 г., отражена и ​​практика международных договорных органов ООН​, а именно,​ разъясняется правовая позиция Комитета ​​по правам человека ​о свобод​е выражения мнений​​ и возможных ограничениях. ​​Отмечается, что ​п. 2 ст. 19 ​Международного пакт​а​ о гражданских и политических правах​ предусматривает право ​СМИ на доступ к информации о государственных делах.

Таким образом,​ ​​свободная пресса и другие средства массовой информации могут иметь доступ к информации о деятельности выборных органов и их членов и имеют возможность высказывать свои мнения по общественно значимым вопросам без цензуры или ограничений и информировать общественность.

Любые ограничения, вводимые государством-участником на осуществление прав, защищаемых п. 2 ст. 19 Пакта, должны быть предусмотрены законом; они могут устанавливаться лишь на основаниях, предусмотренных в подп. a) и b) п. 3 ст. 19 Пакта, и должны строго отвечать требованию необходимости и соразмерности. ​

Согласно ст. 10 Конвенция о защите прав человека и основных свобод, заключенной в г. Риме 04 ноября 1950 г., каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.​​

​Особое внимание стоит уделять и отечественной судебной практике.

Кроме разъяснений ВС РФ, не стоит забывать и об отдельных судебных решениях по конкретным проблемным ситуациям.

Так, например, важным является Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30.07.2015 г. № Ф08-4845/2015, в котором, суд частично удовлетворил требования общества к редакции СМИ и главреду о признании недействительными, порочащими деловую репутацию данного общества сведений, распространенных в общественно-политическом и познавательном СМИ, и обязал опубликовать опровержение указанных сведений, а также о взыскал возмещения стоимости лингвистических исследований. Однако при этом суд отметил, что установленный Законом о СМИ порядок опровержения к досудебному (претензионному) порядку урегулирования спора не относится и является альтернативным порядком защиты нарушенных прав. Поэтому, данное общество в праве самостоятельно решить вопрос о том, обращаться ли ему за защитой нарушенных прав в арбитражный суд или потребовать опровержения непосредственно от газеты (организации) и главного редактора газеты.

Другой пример из судебной практике касается вопроса о так называемом «праве на ответ» в СМИ. В своём апелляционном определении Верховный суд Республики Бурятия от 22.07.2015 г. по делу № 33-2468/2015 отказался удовлетворить требования физического лица к другим физическим лицам и к нескольким ООО о признании порочащими и не соответствующими действительности утверждений. И при этом разъяснил, что спорные сведения в настоящем деле отражали комментарии по вопросам, представляющим определенный интерес в обществе, и, следовательно, должны были рассматриваться как оценочные суждения, а не как утверждения о факте. Поэтому даже негативная оценка деятельности истца и ее деловых качеств со стороны ответчика в совокупности с другими доказательствами по делу не является достаточным основанием для признания обоснованности исковых требований.

Несогласие гражданина, в том числе имеющего статус должностного лица, представителя власти или политического деятеля с публикацией каких-либо сведений в средствах массовой информации, носящих оценочный характер и даже в целом соответствующих каким-либо фактам, дает право на опубликование ответа в тех же средствах массовой информации.

В практике об освобождении от ответственности редакции, главреда или журналиста СМИ за действия/бездействие, представляющие собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста, стоит отметить практику московских судов. ​Так, Мосгорсуд, в своём апелляционном определении от 28.04.2015 г. по делу № 33-15778/2015, отказывая в удовлетворении требования главного редактора радиоканала «Эхо Москвы» А.А. Венедиктова к Роскомнадзору об оспаривании решения уполномоченного органа, указал, что положения п. 5 ст. 57 Закона от 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» не предоставляют права редакции СМИ нарушать требования ст. 4 этого же Закона, предусматривающей недопустимость злоупотребления свободой массовой информации, поэтому основания освобождения от ответственности редакции отсутствуют.