Гпк привлечение третьих лиц

относительно предмета спора

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон (ст. 43 ГПК РФ).

Вступив в процесс, оно стремится помочь лицу, на стороне которого оно участвует, с тем чтобы защитить свой собственный интерес .

По дореволюционному законодательству России вступление в процесс третьих лиц без самостоятельных требований относительного предмета спора называлось дополнительным вступлением в процесс или пособничеством. См.: Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1912. С. 75.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, — это такое лицо, которое вступает в уже начатый процесс, ведущийся по спору между первоначальными сторонами.

Основные цели участия третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования в процессе, состоят в том, чтобы защитить свои собственные интересы, поскольку решение суда, вынесенное по основному спору между истцом и ответчиком, может повлиять на его собственные права по отношению к одной из сторон.

Участие третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, обеспечивает выполнение целого комплекса процессуальных задач: во-первых, защиту материально-правовых интересов граждан, организаций, выступающих в процессе в качестве третьего лица, во-вторых, содействие в защите субъективных прав граждан и организаций, выступающих в качестве сторон по делу, в-третьих, всестороннее и полное в соответствии с объективной истиной установление всех обстоятельств по делу, в-четвертых, экономию времени и сил суда.

Влияние судебного решения на права и обязанности третьих лиц следует понимать в том смысле, что законная сила судебного решения, которым устанавливаются те или иные правоотношения, распространяется на третьих лиц вследствие такого его свойства, как преюдициальность. В процессе по регрессным искам не могут оспариваться факты и правоотношения, установленные решением, вынесенным с участием третьих лиц.

Влияние решения на права третьих лиц обусловлено тем обстоятельством, что они имеют материально-правовые отношения только с одной из сторон спора, т.е. выступают всегда на стороне истца или ответчика и не связаны никаким материальным правоотношением с другой стороной. И в этом их отличие от соучастников.

Третьи лица без самостоятельных требований не обладают диспозитивными процессуальными правами, не являются они также и предположительными субъектами спорного материального правоотношения .

См.: Чечина Н.А. Указ. соч. С. 59 — 60.

Так, например, в случае предъявления иска о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, материальное правоотношение существует между истцом (потерпевшим) и владельцем источника повышенной опасности, но не между истцом и непосредственным причинителем вреда, который участвует в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований.

Последствия участия в процессе третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на стороне истца или ответчика, обусловлены субъективными пределами законной силы судебного решения.

Непривлечение третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований в процесс, освобождает его от ответственности, если оно докажет, что, приняв участие в процессе, он предотвратил бы вынесение неблагоприятного последствия для стороны (в случае, например, предъявления регрессного иска).

Основанием вступления в процесс третьего лица без самостоятельных требований может быть и иная юридическая заинтересованность в исходе дела, указанная в законе (см., например, ст. ст. 462, 399 ГК РФ).

Так, если при обращении в суд с требованием о взыскании алиментов на детей будет установлено, что с ответчика уже взыскиваются алименты на детей от другого брака, то заинтересованные лица, в пользу которых взыскиваются алименты, должны быть привлечены к участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика .

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР (научно-практический) / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2001. С. 130.

Анализ судебной практики позволяет выделить ряд оснований для участия в деле третьих лиц без самостоятельных требований: возможность возникновения иска к кооперативу (третьему лицу) о предоставлении в пользование члену ЖСК жилой площади в соответствии с его долей пая — по делам о разделе пая и жилой площади в ЖСК между бывшими супругами; возможность возникновения иска к третьему лицу о расторжении договора займа или хранения, обеспеченного залогом, — по делам об освобождении имущества от ареста и др.

По смыслу ст. 706 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, заказчик и субподрядчик не вправе предъявлять друг против друга требования, связанные с нарушением договоров, заключенных каждым из них с генеральным подрядчиком. Это означает, что в случаях нарушения обязательств, возникающих из договора подряда, в качестве истцов и ответчиков могут выступать соответственно только заказчик и подрядчик. Субподрядчики, т.е. лица, которых подрядчик привлек к исполнению своих обязанностей, вправе участвовать в деле на стороне генерального подрядчика в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований .

См.: Осокина Г.Л. Курс гражданского судопроизводства России. Общая часть. Томск, 2002. С. 180.

Наиболее распространенным основанием разрешения споров с участием третьих лиц является возможность предъявления регрессного иска к третьему лицу (ст. ст. 461, 462, 1068, 1080 ГК РФ) .

В литературе неоднозначно решается вопрос о возможности совместного или раздельного рассмотрения основного и регрессного иска. Анализ судебной практики позволяет прийти к выводу, что наиболее часто в судебной практике суды не прибегают к одновременному рассмотрению в одном процессе обоих исковых требований. В настоящее время в ГПК РФ отсутствует правило (ст. 39 ГПК РСФСР 1964 г.), предусматривающее обязательное привлечение третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, по делам о восстановлении на работе.

Случаи привлечения в процесс субъектов материальных правоотношений в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, предусмотрены также в иных нормах, регулирующих различные виды регрессных правоотношений (см., например, ч. 3 ст. 399 ГК РФ, п. 1 ст. 33, п. п. 2 и 3 ст. 53 Федерального закона «Об ипотеке (залоге) недвижимости»; п. 5 ст. 187 и п. 1 ст. 281 Кодекса торгового мореплавания РФ).

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, могут участвовать в процессе на стороне ответчика. Гораздо реже в судебной практике встречаются случаи участия третьих лиц на стороне истца .

Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. М., 2000. С. 79; Туманова Л.В. Участие третьих лиц как процессуальная форма обеспечения защиты интересов государства и общества в гражданском судопроизводстве (материально-правовые и процессуальные средства охраны и защиты интересов государства и общества). Калинин, 1988. С. 51.

В случае уступки требования и предъявления иска новым кредитором к должнику возможно привлечение на стороне истца первоначального кредитора, который занимает положение третьего лица, поскольку первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, его участие в деле в качестве третьего лица должно помочь истцу в защите его притязаний к ответчику. В случае отклонения судом заявленного притязания ввиду его недействительности истец получает право регресса по отношению к третьему лицу (первоначальному кредитору) (ст. ст. 388, 390 ГК РФ).

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, могут быть привлечены в процесс по ходатайству лиц, участвующих в деле, а также по инициативе суда (ст. 43 ГПК РФ).

Как правило, ходатайство о привлечении третьих лиц может исходить не только от сторон процесса, но и от прокурора, госорганов и т.д.

Для третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, характерны следующие признаки:

— отсутствие самостоятельного требования на предмет спора;

— вступление в уже начатое по инициативе истца дело и участие в нем на стороне истца или ответчика;

— наличие материально-правовой связи только с тем лицом, на стороне которого третье лицо выступает;

— защита третьим лицом собственных интересов, поскольку решение по делу может повлиять на его права и обязанности .

Курс советского гражданского процессуального права. Т. 1. М., 1980. С. 268 (автор главы — Т.Е. Абова).

Таким образом, основанием для вступления (привлечения) в дело третьего лица служит возможность предъявления иска к третьему лицу, обусловленная взаимной связью основного спорного правоотношения между одной из сторон и третьим лицом.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, а также на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения решения суда (ч. 1 ст. 43 ГПК РФ).

Таким образом, у третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, отсутствуют диспозитивные, распорядительные права сторон. О вступлении в процесс третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, суд выносит определение, при этом рассмотрение дела в суде производится с самого начала (ст. 43 ГПК РФ).

Следовательно, вступление в дело на стороне истца или ответчика не создает для третьих лиц положения стороны (соучастника) по спору между истцом и ответчиком. Третье лицо не является предполагаемым субъектом спорного материального правоотношения и не предъявляет никаких требований на объект спора. В связи с этим закон и не предоставляет третьему лицу, не заявляющему самостоятельных требований, полный объем прав и обязанностей стороны. Однако поскольку третьи лица участвуют в деле на стороне истца или ответчика, они, следовательно, содействуют защите субъективных прав и охраняемых законом интересов сторон.

Третьи лица в ходе судебного разбирательства дают объяснения по делу (ст. 174 ГПК РФ), могут участвовать в допросе свидетелей (ст. 177 ГПК РФ), в исследовании письменных и вещественных доказательств (ст. ст. 181 — 183 ГПК РФ), в допросе экспертов (ст. 187 ГПК РФ). Третьи лица участвуют в судебных прениях (ст. 190 ГПК РФ), а после вынесения решения имеют право на его кассационное обжалование (ст. 336 ГПК РФ). Они также могут обжаловать определение суда и возбуждать ходатайства, связанные с движением дела (об отложении дела слушанием, о приостановлении производства по делу и т.д.). Они имеют право также подать апелляционную жалобу (ст. 320 ГПК РФ) и обжаловать вступившее в законную силу судебное постановление (ст. 376 ГПК РФ).

5) Вступление в дело третьих лиц без самостоятельных требований относительно предмета спора

Исход процесса может затрагивать не только интересы тяжущихся сторон, но и посторонних — третьих лиц. Интерес третьего лица без самостоятельных требований заключается в предотвращении для себя неблагоприятных юридических последствий, которые в будущем может вызвать для него исход дела.

Е.В. Васьковский определял присоединение третьего лица, заинтересованного в исходе чужого процесса, к одной из тяжущихся сторон с целью помочь ей одержать победу как пособничество .

Действующие АПК и ГПК исходят из того же понимания цели участия третьих лиц без самостоятельных требований в чужом процессе: они вступают в дело или привлекаются к нему на стороне истца либо ответчика. Наличие у соответствующих лиц юридического интереса вмешаться в чужой процесс обуславливает допущение их вступления в дело процессуальными законами; последнее же обстоятельство позволяет утверждать наличие у третьих лиц права доступа к суду, решение которого может повлечь для них в будущем определенные юридические последствия.

Новые АПК и ГПК внесли некоторые изменения в правовое регулирование участия в деле третьих лиц без самостоятельных требований относительно предмета спора. Так, в ч. 1 ст. 43 ГПК предусмотрено, что третьи лица могут вступить в дело до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу (по ст. 38 ГПК РСФСР — решения по делу), если оно может повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон.

Сомнительно, что указанное изменение редакции нормы способствует более точному уяснению условий, при которых третье лицо может вступить в дело. Суть указанных изменений сводится к тому, чтобы учесть в законе ситуации, когда рассмотрение дела в суде первой инстанции завершается без вынесения решения (например, при оставлении иска без рассмотрения, при прекращении производства по делу). Ясно, что после вынесения такого акта вступление третьих лиц в дело невозможно. Именно таким образом сформулирована аналогичная норма в ч. 1 ст. 51 АПК. Согласно ей вступление третьих лиц в дело возможно до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в суде первой инстанции. Между тем никакой иной судебный акт, принимаемый судом первой инстанции, исключая решение, в принципе, не может повлиять на права и обязанности третьих лиц, поскольку им не разрешается судьба спора.

Поскольку в момент вступления третьих лиц в дело неизвестно, закончится судебный процесс вынесением решения или будет завершен иным образом, формула норм ч. 1 ст. 43 ГПК и ч. 1 ст. 51 АПК не достигает цели, ради которой вносились соответствующие уточнения. В принципе, формулировка норм ст. 38 ГПК РСФСР и ст. 38 АПК 1995 г. («третьи лица могут вступить в дело до принятия решения») была вполне ясной: она подразумевала, что поскольку дело предположительно должно завершиться вынесением решения и это возможное решение способно повлиять на права и обязанности третьих лиц по отношению к одной из сторон, то третьи лица могут вступить в дело или быть привлеченными судом. После же того, как производство по делу в суде первой инстанции закончено (вынесением решения или иного финального судебного акта), третьи лица вступить в дело не могут.

Именно так данные нормы понимались и применялись на практике до тех пор, пока Пленум ВАС РФ не принял Постановление от 19 июня 1997 г. N 11 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в апелляционной инстанции» , п. 6 которого допустил вступление или привлечение третьих лиц при рассмотрении дела в апелляционной инстанции. Ныне ч. 3 ст. 266 АПК прямо исключает привлечение в арбитражном суде апелляционной инстанции третьих лиц, однако не дает ответа на вопрос, могут ли третьи лица самостоятельно вступить в дело при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции.

Вестник ВАС РФ. 1997. N 12. С. 12.

ГПК (ч. 2 ст. 327) предусматривает, что рассмотрение дела судом апелляционной инстанции производится по правилам производства в суде первой инстанции. Единственное исключение содержится в ч. 2 ст. 322 ГПК, согласно которой в апелляционной жалобе не могут заявляться требования, не заявленные мировому судье. Следовательно, можно заключить, что препятствий к вступлению или привлечению третьих лиц без самостоятельных требований в суде апелляционной инстанции ГПК не содержит. Иначе обстоит дело с кассационной инстанцией судов общей юрисдикции. Порядок производства в суде кассационной инстанции изложен непосредственно в гл. 40 ГПК и не предполагает вступление или привлечение третьих лиц.

Институт третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, известен и праву других государств. ГПК ФРГ, например, вступление в дело третьих лиц без самостоятельных требований рассматривает как присоединение.

Согласно п. 1 § 66 ГПК ФРГ лицо в споре между другими лицами, юридически заинтересованное в победе одной стороны, может присоединяться к этой стороне в целях ее поддержки. Вступление в процесс третьего лица без самостоятельных требований возможно на любой стадии разбирательства спора до вынесения решения суда по этому спору.

Согласно § 67 ГПК ФРГ «лицо, вступающее в процесс без самостоятельных требований, должно принять спор на той стадии его разбирательства, на которой он находится в момент вступления; это лицо вправе использовать средства судебного нападения и судебной защиты и совершать все необходимые процессуальные действия, если они не противоречат действиям основной стороны.

Права третьих лиц без самостоятельных требований по ГПК ФРГ значительно уже, чем в российском гражданском и арбитражном процессе. Согласно § 68 ГПК ФРГ лицо, вступающее в процесс без самостоятельных требований, в отношении основной стороны не может быть выслушано по утверждению, что спор в том виде, в каком он находился на рассмотрении судьи, был разрешен неправильно. По утверждению, что основная сторона вела спор с недостатками, оно заслушивается лишь постольку, поскольку положение спора, существовавшее в момент его вступления в процесс, или объяснения и действия основной стороны воспрепятствовали использованию средств судебного нападения или судебной защиты или поскольку средства судебного нападения или судебной защиты, бывшие ему неизвестными, не были использованы основной стороной умышленно либо по грубой вине.

Гражданское процессуальное законодательство ФРГ содержит не известный российскому законодательству институт вступления в процесс третьего лица без самостоятельных требований в порядке процессуального соучастия. Согласно § 69 ГПК ФРГ, поскольку в соответствии с предписаниями гражданского права законная сила решения, вынесенного в основном процессе, действует в отношении правоотношения между третьим лицом, вступившим в процесс без самостоятельных требований, и противником, указанное третье лицо считается в смысле § 61 процессуальным соучастником основной стороны. Согласно § 70 ГПК ФРГ:

(1) Вступление в процесс третьего лица без самостоятельных требований производится посредством представления процессуального документа в суд, ведущий процесс, и, если оно связано с использованием средства обжалования, посредством представления процессуального документа в суд, рассматривающий средство обжалования. Указанный процессуальный документ должен быть доставлен обеим сторонам и содержать:

1. Наименование сторон и спора.

2. Указание на правовой интерес лица, вступившего в процесс без самостоятельных требований.

3. Заявление о вступлении в процесс.

(2) Наряду с этим действуют общие предписания о подготовительных процессуальных документах.

Институт привлечения в процесс третьих лиц без самостоятельных требований по инициативе суда или сторон в ГПК ФРГ отсутствует. Также не допускает ГПК ФРГ участия третьих лиц в апелляционной инстанции.

Важной новеллой АПК является положение ч. 3 ст. 51, согласно которому о вступлении в дело третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, либо о привлечении третьего лица к участию в деле или об отказе в этом арбитражным судом выносится определение.

ГПК (ч. 1 ст. 43) содержит несколько иную формулу: о вступлении в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, выносится определение. Фактически это может означать, что суд не вправе отказать третьему лицу во вступлении в дело, если оно подало соответствующее заявление. Такое регулирование не вполне последовательно, учитывая, что третьему лицу с самостоятельными требованиями относительно предмета спора суд вправе отказать в признании его третьим лицом, т.е. вправе не допустить его к участию в деле.

Таким образом, АПК и ГПК заняли противоположные позиции по вопросу о возможности отказа во вхождении в процесс третьих лиц. АПК (ч. 3 ст. 51) допускает такой отказ в отношении третьих лиц без самостоятельных требований относительно предмета спора и не допускает этого в отношении третьих лиц с самостоятельными требованиями (ч. 4 ст. 50); ГПК, напротив, содержит прямо противоположное регулирование. Такой подход законодателя к институту вступления в дело третьих лиц свидетельствует об отсутствии в отечественной доктрине процессуального права единых воззрений на проблему участия в деле третьих лиц.

Институт вступления и привлечения в дело третьих лиц обусловлен исключительно соображениями процессуальной экономии . Целью участия в процессе третьих лиц без самостоятельных требований является лишь пособничество той стороне, в успехе которой заинтересовано третье лицо; непосредственно свои права третье лицо будет защищать в ином судебном процессе, где оно будет выступать в качестве стороны (истца либо ответчика). Неучастие в деле третьего лица не создает для него преюдиции в этом будущем возможном процессе. Трудно представить ситуацию, когда непривлечение к участию в деле третьего лица может реально нарушить его права, более того, как было показано выше, участие в деле именно в качестве третьего лица без самостоятельных требований для заинтересованного лица не всегда желательно, а порой и просто вредно.

Как отмечалось в литературе, ч. 4 ст. 32 АПК 1992 г. возвела право арбитражного суда рассматривать в одном деле первоначальный иск к ответчику и регрессный иск ответчика к третьему лицу без самостоятельных требований в правило. Однако широкого применения в практике данная норма не нашла (Грось А. Арбитражное процессуальное законодательство: спорные моменты // Хозяйство и право. 1994. N 2. С. 53).

В иерархии целей и задач гражданского судопроизводства и судопроизводства, осуществляемого арбитражными судами, цель обеспечения помощи тяжущимся со стороны третьих лиц и цель обеспечить последним возможности защитить свой юридический интерес в чужом деле едва ли должны иметь приоритет над целью обеспечения судебной защиты непосредственным участникам судебного спора. Следовательно, вступление и вовлечение в дело третьих лиц без самостоятельных требований не должно допускаться, если это повлечет существенное затягивание процесса, отдаление получения судебной защиты правой стороной в споре. Третье лицо может оказать помощь стороне в основном доказательствами, которыми не располагает сторона. Сделать это можно и без вхождения в процесс третьего лица (в том числе путем истребования доказательств, если в этом возникнет необходимость).

Ныне достаточно распространенной является практика, когда сторона, заинтересованная в затягивании процесса, инициирует вступление в дело или привлечение к участию в нем третьих лиц исключительно с целью затягивания процесса. Заинтересованная сторона с легкостью может изготовить доказательства существования лица, на права или обязанности которого может повлиять будущее решение. Так, арендатор нежилого помещения, к которому предъявлен иск о расторжении договора аренды и выселении, ходатайствует о привлечении в качестве третьего лица субъекта, с которым он заключил, например, договор залога прав аренды этого помещения. Разумеется, ответчик не вправе заключать такой договор без согласия арендодателя; коль скоро такого согласия не было, договор залога ничтожен. Однако суд, рассматривая такое ходатайство и понимая, что договор залога ничтожен, не может привести этот мотив в своем определении об отказе в удовлетворении ходатайства, поскольку этим он разрешал бы вопрос о правах (в смысле их отсутствия) по этому договору третьего лица, не привлеченного к участию в деле. Этого суд делать не вправе, следовательно, если такое определение будет обжаловано не привлеченным к участию в деле лицом, существует риск его отмены.

Заявление подобного ходатайства, в принципе, юридически вполне корректно: если предположить, что залог прав аренды существует, то расторжение договора аренды прекращает заложенное право, следовательно, арендатор должен привлечь залогодержателя к участию в деле.

Как правило, в подобных случаях заинтересованная в затягивании дела сторона привлекает аффилированное с ним лицо, находящееся за пределами Российской Федерации. Соответственно возникает проблема надлежащего уведомления такого лица, связанная с необходимостью перевода определения суда, его направления за границу, в том числе через министерства юстиции страны отправителя и страны получателя, что влечет отложение рассмотрения дела на срок до шести месяцев (ч. 3 ст. 253 АПК). Как показывает, например, практика рассмотрения дел с участием иностранных лиц Арбитражным судом Хабаровского края, для извещения лица, находящегося в Европе или США, требуется не меньше года .

Кочергин В.В., Жолокдзь Ж.В. Справедливое правосудие с точки зрения международного процессуального права и новый Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. 2003. N 9. С. 61.

Подход ГПК, по сути, не допускающего отказа во вступлении в дело третьего лица без самостоятельных требований, если указанное лицо изъявило такое намерение, отчасти может быть объяснен тем, что в судах общей юрисдикции вступление в процесс третьих лиц с целью затягивания процесса пока не получило такого распространения, как в арбитражных судах. Вместе с тем нет сомнений в том, что соответствующие технологии со временем получат распространение и в общих судах. Задача законодателя состоит в том, чтобы предвидеть развитие событий и последствия принимаемых им решений, тем более, что соответствующий негативный опыт арбитражных судов давно известен.

В связи с изложенным предлагается упразднить институт третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора. Во-первых, их вступление в дело (привлечение к участию в деле) существенно осложняет процесс. Во-вторых, цель их участия в процессе — помощь стороне — может быть достигнута иными способами (предоставление необходимых доказательств, услуги судебного представителя), не требующими непосредственного участия в деле третьего лица. В-третьих, участие в процессе третьего лица с ограниченными полномочиями не всегда позволяет ему эффективно защищать свои интересы, при том, что решение по делу создает для него отрицательные преюдициальные последствия.

Заявление о привлечении третьего лица

Образец заявления (ходатайства) о привлечении третьих лиц к участию в деле с учетом последних изменений законодательства. Заявление о привлечении третьего лица по гражданскому делу может быть подано в суд на любой стадии судебного процесса. Истец может указать третьих лиц в тексте искового заявления при подаче иска в суд.

Лица, участвующие в рассмотрении дела вправе заявить ходатайство о привлечении третьих лиц на любой стадии судебного разбирательства. Третьи лица могут выступать на стороне истца и на стороне ответчика. Указывать о том, на чьей стороне будет выступать третье лицо в тексте ходатайства не требуется. Третьи лица могут заявлять самостоятельные требования относительно предмета спора. При удовлетворении заявленного ходатайства суд выносит определение о привлечении третьих лиц в дело.

В этом случае судебное заседание откладывается, третьи лица извещаются о временен и месте судебного заседания, им предлагается оформить свою позицию по рассматриваемому делу. Определение суда о привлечении третьих лиц самостоятельному обжалованию не подлежит.

В _________________________
(наименование суда)
Истец: _____________________
(ФИО полностью, адрес)

о привлечении третьего лица к участию в деле

Я подал в суд иск к _________ (ФИО ответчика) о _________ (указать, о чем иск).

В ходе подготовки к рассмотрению дела выяснилось, что судебное постановление по делу может повлиять на права и законные интересы третьего лица _________ (ФИО или наименование третьего лица , адрес).

В соответствии со статьей 43 Гражданского процессуального кодекса РФ, третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда. При вступлении в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, рассмотрение дела в суде производится с самого начала.

Прошу:

  1. Привлечь в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований ___________ (ФИО или наименование третьего лица полностью, адрес).

Дата подачи заявления: «___»_________ ____ г. Подпись _______

Скачать образец заявления:

Заявление о привлечении третьего лица (30,0 KiB, 5 258 hits)

Статья 43 ГПК РФ. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора (действующая редакция)

1. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, а также на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения решения суда.

О вступлении в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, выносится определение суда.

2. При вступлении в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, рассмотрение дела в суде производится с самого начала.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 43 ГПК РФ

1. Момент вступления третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, в судопроизводство аналогичен вступлению в гражданский процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора.

2. Для вступления в дело от них не всегда требуется подача заявления, так как они могут быть привлечены к участию в деле и по ходатайству лиц, участвующих в деле, в том числе прокурора или по инициативе суда.

3. В отличие от третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, интересы третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, не противоречат интересам истцов или ответчиков, на стороне которых третьи лица выступают.

4. В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» застрахованные лица вправе беспрепятственно получать от работодателя информацию о начислении страховых взносов и осуществлять контроль за их перечислением в Пенсионный фонд РФ. Учитывая это, в случае невыполнения страхователем обязанности, предусмотренной п. 2 ст. 14 названного Федерального закона, по своевременной и в полном объеме уплате страховых взносов в Пенсионный фонд РФ застрахованное лицо не лишено возможности обратиться с иском в суд о взыскании со страхователя страховых взносов за предшествующий период. В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне истца к участию в такого рода делах судом должны привлекаться органы Пенсионного фонда РФ.

5. См. также комментарий к ст. ст. 35, 42 ГПК РФ.

§ 2. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора

Другой вид участия третьего лица в гражданском судопроизводстве предусмотрен ст. 38 ГПК. В соответствии с указанной статьей третьи лица могут вступить в уже возникший процесс, если решение по делу способно повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон. Эти права и обязанности составляют юридический интерес третьего лица в чужом процессе. Например, в случае пропажи плаща в гардеробе театра гардеробщик заинтересован в участии в процессе по иску зрителя – собственника плаща – к театру о возмещении стоимости пропавшего имущества. Заинтересованность гардеробщика основана на том, что при удовлетворении иска театр может предъявить к нему регрессный иск и взыскать ту сумму (или часть ее), которую пришлось по решению суда выплатить собственнику пропавшего плаща.

В приведенном примере гардеробщик (третье лицо) в процессе по спору между зрителем (истцом) и театром (ответчиком) никаких требований не заявляет. К нему также не может быть предъявлено требование о возмещении стоимости плаща, так как предметом спора между сторонами является договор хранения, участником которого гардеробщик не является. Но, участвуя в чужом процессе и доказав отсутствие своей вины в пропаже вещи, гардеробщик (третье лицо), обеспечит защиту своих прав на будущее: в удовлетворении регрессного иска к нему будет отказано.

Следовательно, заинтересованность третьего лица в чужом процессе в подобных ситуациях иная, чем заинтересованность третьего лица, вступающего в процесс в порядке ст. 37 ГПК.

Такие третьи лица называются третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований на предмет спора, и могут участвовать на стороне истца или ответчика. Участвуя в чужом процессе, третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, помогает истцу или ответчику, на стороне которого оно выступает, добиться вынесения решения в его пользу, но тем самым защищает свои интересы: предотвращает для себя возможность регрессной ответственности перед стороной (или наступление иных неблагоприятных последствий) либо обеспечивает себе возможность предъявления требования к стороне в будущем.

Заинтересованность третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, в чужом процессе должна иметь объективный характер. Это означает, что интерес должен быть основан на связи третьего лица по предполагаемому материальному правоотношению с одной из сторон.

В теории гражданского процессуального права высказана мысль о том, что правоотношение третьего лица со стороной производно и зависимо от первоначального спорного правоотношения между истцом и ответчиком, составляющим предмет основного иска. Такая характеристика материального правоотношения, которым сторона связана с третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований, не соответствует действительному положению вещей.

Скорее можно говорить о том, что существование третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, производно от существования сторон. Вне процесса по спору между истцом и ответчиком не может появиться и существовать третье лицо. Но сами материальные правоотношения между одной из сторон и третьим лицом совершенно самостоятельны.

В приведенном примере с участием гардеробщика в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, основанием для привлечения его в процесс послужило правоотношение, порожденное трудовым договором между ним и театром, а спорное правоотношение между истцом и ответчиком основано на договоре хранения. Каждое из этих правоотношений возникло и существует самостоятельно и не зависит друг от друга.

Характер юридической заинтересованности третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, определяется следующей формулировкой: третьи лица могут вступить в дело, «если решение по делу может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон» (ст. 38 ГПК).

В ГПК 1923 г. (ст. 167–169) юридический интерес третьего лица был выражен иначе: вступление или привлечение третьих лиц возможно, если решение по делу может создать у них права и обязанности по отношению к одной из сторон. В правоведении такая формулировка закона признавалась неудачной, поскольку подавляющее большинство представителей теории гражданского процессуального права исходили из того, что решением суда никакие права и обязанности не создаются. Так, в частности, не признавалось правильным встречающееся в практике указание в резолютивной части решения о предоставлении стороне права регресса, поскольку это право предоставлено законом, а не судом.

Вопрос о том, может ли судебное решение создавать какие-либо права и обязанности, следует решать с позиции действующего законодательства. Гражданский кодекс РФ, придавая судебному решению значение юридического факта, называет его в перечне оснований возникновения гражданских прав (ст. 8, 12 ГК).

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, могут вступить в дело по собственной инициативе, а также могут быть привлечены к участию в деле по ходатайству сторон, прокурора или по инициативе суда (ст. 38 ГПК).

Вступление или привлечение третьего лица допускается до постановления судом решения. Если третье лицо вступает в процесс по своей инициативе, оно должно подать в суд заявление, которое государственной пошлиной не оплачивается.

Допуск в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, оформляется путем вынесении судом соответствующего определения.

Статья 38 ГПК устанавливает, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности сторон. Подобно сторонам они могут давать суду объяснения, представлять доказательства, ходатайствовать о назначении экспертизы, участвовать в исследовании доказательств и в судебных прениях, совершать другие процессуальные действия, право на совершение которых предоставлено сторонам законом. Но процессуальное положение третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, не совпадает полностью с процессуальным положением истца, ответчика, соучастников.

Отличие состоит в том, что стороны являются субъектами основного спорного материального правоотношения. Сколько бы ни было лиц (соучастников) на стороне истца или (и) ответчика, все они – субъекты спора о праве, рассматриваемого и разрешаемого судом. Каждый из соистцов связан правоотношением с ответчиком, каждый из соответчиков связан правоотношением с истцом.

Схематично это можно представить следующим образом:

Связь соучастников по правоотношению с другой стороной означает, что они обладают взаимными субъективными правами и юридическими обязанностями.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, находится за пределами основного спорного материального правоотношения и не является его субъектом.

Если третье лицо участвует на стороне ответчика, оно не связано правоотношением с истцом и не обладает по отношению к последнему правами и не несет обязанности.

Если же третье лицо выступает на стороне истца, у него нет субъективных прав и юридических обязанностей по отношению к ответчику, так как нет с последним связи по правоотношению.

Именно потому, что третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, не является субъектом основного спорного правоотношения, законодатель не наделил его рядом процессуальных прав, принадлежащих сторонам.

Так, третье лицо, не имеет права на изменение основания и предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, а также на отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, на требование принудительного исполнения судебного решения. Права, в которых ограничено третье лицо, являются распорядительными, т.е. направленными на распоряжение объектом спора. Не будучи субъектом основного спорного правоотношения между сторонами, третье лицо не может совершать процессуальные действия, направленные на распоряжение объектом этого правоотношения.

To обстоятельство, что третьи лица, участвующие в процессе в порядке ст. 38 ГПК, наделены, по существу, всеми процессуальными правами и процессуальными обязанностями сторон, за небольшим, но важным изъятием, является одной из причин смешения третьих лиц этого вида с соучастниками.

Обращая внимание судов на необходимость различать стороны и третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, Гражданская кассационная коллегия Верховного Суда РСФСР еще в первые годы применения Гражданского процессуального кодекса РСФСР подчеркнула, что «привлечение третьих лиц на свою сторону истцом или ответчиком не создает для третьих лиц положения стороны»*.

* См. инструктивное письмо Гражданской кассационной коллегии Верховного Суда РСФСР № 1. 1926 // ЕСЮ. 1926. № 22.

В процессе с участием третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, как правило, имеется один иск истца к ответчику, а не несколько параллельных исков, как при процессуальном соучастии.

В сфере своих прав третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, действует самостоятельно, т.е. не зависит от того, согласованы ли его процессуальные действия со стороной, рядом с которой оно выступает.

Поскольку третье лицо не является субъектом спорного правоотношения, в процессе по спору между первоначальными сторонами ничего не может быть присуждено в пользу третьего лица и с него ничего не может быть взыскано. Взаимоотношения между первоначальной стороной и третьим лицом, по общему правилу, рассматриваются и разрешаются в самостоятельном судопроизводстве (например, по регрессному иску). Однако решение суда по спору между первоначальными сторонами имеет преюдициальное (предрешающее) значение для третьего лица в случае, если в будущем возникнет такое судопроизводство по спору между первоначальной стороной и третьим лицом, где один из них займет положение истца, а другой – ответчика.

Некоторую процессуальную особенность имеют дела о восстановлении на работе. В соответствии со ст. 39 ГПК по делам о восстановлении на работе незаконно уволенных или переведенных работников суд может по своей инициативе привлечь к участию в деле в качестве третьего лица на сторону ответчика должностное лицо, по распоряжению которого было произведено увольнение или перевод. В том же процессе суд может также возложить на виновное должностное лицо (третье лицо) обязанность возместить ответчику ущерб за вынужденный прогул или за нижеоплачиваемую работу. Размер суммы, взыскиваемой в таком случае, определяется законодательством о труде.

Только по делам указанной категории допускается одновременное рассмотрение и разрешение основного и регрессного исков.

Сопоставление сторон и третьих лиц, как заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, так и не заявляющих таковых, показывает, что и те и другие имеют общие черты. Объединяет стороны и третьих лиц субъективная (личная) заинтересованность в процессе.

В то же время анализ процессуального положения третьих лиц обоих видов дает основания для вывода о том, что они существенно различаются, в связи с чем законодательством предусмотрены два самостоятельных вида третьих лиц. Статья 37 ГПК предусматривает участие в судопроизводстве третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, а ст. 38,39 ГПК – участие в судопроизводстве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора.

Различия в характере юридической заинтересованности в чужом деле и в процессуальном положении исключают возможность сформулировать общее определение понятия третьих лиц, которым можно было бы охватить хотя бы основные черты каждого из видов третьих лиц.