Гпк мотивирован не определение

Статья 68 ГПК РФ. Объяснения сторон и третьих лиц

Новая редакция Ст. 68 ГПК РФ

1. Объяснения сторон и третьих лиц об известных им обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, подлежат проверке и оценке наряду с другими доказательствами. В случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны.

2. Признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств. Признание заносится в протокол судебного заседания. Признание, изложенное в письменном заявлении, приобщается к материалам дела.

3. В случае, если у суда имеются основания полагать, что признание совершено в целях сокрытия действительных обстоятельств дела или под влиянием обмана, насилия, угрозы, добросовестного заблуждения, суд не принимает признание, о чем судом выносится определение. В этом случае данные обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях.

Комментарий к Статье 68 ГПК РФ

1. Объяснения сторон и третьих лиц законодатель указывает первым из средств доказывания в ст. 55 ГПК РФ неслучайно. Данное средство доказывания присутствует в каждом деле, так как стороны и третьи лица являются непосредственными участниками спорных материальных правоотношений, а нередко и очевидцами. Однако не все объяснения таких участников будут являться доказательствами по делу, а лишь те, что содержат сведения об искомых фактах. Различные доводы, суждения, домыслы и соображения по обстоятельствам дела к доказательствам относить нельзя.

Учитывая то, что ГПК РФ не предусматривает ответственности для лиц, участвующих в деле за отказ или дачу заведомо ложных объяснений, в таких доказательствах чаще всего содержатся различного рода умалчивания, искажения действительных обстоятельств дела, а нередко и просто ложь. Поэтому оценка сведений об искомых фактах, полученных из объяснений сторон и третьих лиц, должна осуществляться в совокупности и наряду с имеющимися в материалах дела доказательствами.

Все объяснения сторон и третьих лиц можно подразделить на четыре вида: признание, утверждение, возражения и отрицание.

Признание — объяснение, при котором сторона или третье лицо сообщает сведения об искомых фактах, обязанность доказывания которых лежит на противоположной стороне. Признание, сделанное в судебном заседании, считается судебным признанием, вне судебного заседания, т.е. за рамками гражданской процессуальной формы, — внесудебным признанием. Признание может быть составлено как в письменной форме — письменное признание, так и в форме устного сообщения суду информации об искомых фактах — устное признание. Если признаются все факты, обосновывающие требования истца или возражения ответчика, то говорится о полном признании, если признается лишь часть из них, то имеет место частичное признание. Признание фактов без условий и оговорок является простым признанием. Квалифицированным является признание, при котором оговорка фактически аннулирует само признание.

Утверждение — объяснение, при котором сообщаются сведения о фактах, соответствующих позиции утверждающего субъекта, т.е. когда происходит констатация наличия искомых фактов.

Возражения представляют собой мотивированное непризнание доводов и позиции противоположной стороны.

Отрицание в отличие от возражения представляет собой немотивированное непринятие позиции противоположной стороны.

Объяснения стороны и третьи лица дают в устной форме, в процессе судебного заседания они должны фиксироваться в протоколе судебного заседания, или в письменной форме.

В развитие положений ст. 57 ГПК РФ ст. 68 содержит право суда мотивировать принятое им решение, основываясь на объяснениях одной из сторон в случае, если противоположная сторона, на которой лежит обязанность по доказыванию своих требований или возражений, удерживает и не представляет находящиеся у нее доказательства. На первый взгляд анализ указанной нормы позволяет сделать вывод, что у суда имеется право обосновать свое решение только объяснениями противоположной стороны без учета других доказательств, если истребуемые доказательства не будут представлены суду. При таком подходе данную норму следует считать специальной нормой доказывания, наделяющей особой доказательственной силой такое средство доказывания, как объяснение сторон и третьих лиц. Такой подход представляется противоречащим общим правилам по доказыванию в гражданском судопроизводстве и оценке доказательств судом. Ведь доказательства должны оцениваться в их совокупности, и ни одно доказательство не имеет для суда заранее установленную силу (ч. 2 ст. 67 ГПК РФ). Вынесенное судом такое решение будет подлежать отмене по причине его необоснованности (ст. 330 ГПК РФ).

Несмотря на наличие в ГПК РФ такой нормы, можно сделать вывод, что в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд все равно будет исследовать все имеющиеся в материалах дела доказательства, в том числе и объяснения данной стороны (третьего лица), с возможностью последующего обоснования своего решения позицией другой стороны (третьего лица) в случае признания ее обоснованной, как и в любом другом гражданском деле.

Таким образом, оценка доказательств будет производиться по общим правилам (ст. 67 ГПК РФ), а содержащееся правило ст. 68 ГПК РФ попросту становится бездействующим правомочием суда, «спящей нормой». Гипотетически можно будет предположить, что данная норма будет действовать в установленной форме — если помимо объяснений сторон и доказательств, которые удерживает одна из них, других доказательств в деле не будет.

2. Часть 2 ст. 68 ГПК РФ посвящена такому виду объяснений сторон и третьих лиц, как признание. В случае признания стороной или третьим лицом фактов и обстоятельств, на которых другая сторона или третье лицо основывает свои требования или возражения, такие факты и обстоятельства последними субъектами не доказываются, если суд принимает такое признание (ч. 3 ст. 68 ГПК РФ).

ГПК предусматривает процессуальное закрепление такого распорядительного действия сторон и третьих лиц, как признание, — путем занесения в протокол судебного заседания (если имеет место устное признание) или путем приобщения к материалам дела (если имеет место письменное признание). Статья 68 ГПК РФ не содержит требования о необходимости подписания признания обстоятельств и фактов в протоколе судебного заседания, как это предусмотрено, например, в ст. 173 ГПК РФ для признания иска. Буквальное толкование данной нормы позволяет сделать вывод, что подпись стороны (третьего лица), признающего обстоятельства, которые обязана доказать другая сторона (третье лицо) и на которых она основывает свои требования, в протоколе не ставится, а такое распорядительное действие, как признание, просто фиксируется в протоколе. При таком подходе признающая обстоятельства сторона (третье лицо) сможет в последующем оспорить факт признания, который не подтвержден подписью этой стороны (третьего лица), и поставит под угрозу отмены само решение суда, основанное на таком признании.

Поэтому в данном случае следует применять аналогию закона (ч. 3 ст. 11 ГПК РФ) и применять требования ч. 1 ст. 173 ГПК РФ для признания иска ответчиком о необходимости подписи признания обстоятельств в протоколе признающей стороной.

3. Не всякое признание будет принято судом. Если суд будет иметь основания полагать, что такое признание совершено для сокрытия фактических обстоятельств дела, а также под влиянием обмана, насилия, угрозы или добросовестного заблуждения, он не будет принимать такое признание. При этом отказ суда в принятии признания должен быть процессуально оформлен в виде определения суда, которое должно быть мотивировано теми самыми «основаниями полагать, что признание совершено для сокрытия действительных обстоятельств дела или под влиянием обмана, насилия, угрозы, добросовестного заблуждения. «.

В случае вынесения такого определения указанные обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях по общим правилам (ст. 56 ГПК РФ).

Другой комментарий к Ст. 68 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

1. Право давать объяснения суду составляет важнейшее процессуальное право (ч. 1 ст. 35 ГПК), нарушение которого может повлечь отмену решения суда (ч. 1 ст. 364 ГПК). Это самое распространенное средство доказывания.

Сторонами в гражданском судопроизводстве выступают субъекты общественных отношений, которые лежат в основе возникшего спора, подлежащего разрешению судом. Являясь участниками данных отношений, истец и ответчик, а также другие лица, отстаивающие свои интересы в процессе, обладают определенной информацией, знают о существовании или отсутствии фактов, значимых для разрешения дела.

Положения, характеризующие объяснения сторон, применимы и к третьим лицам, и к заявителям по неисковым делам.

Особенностями объяснений сторон как средства доказывания являются:

— юридическая заинтересованность в исходе дела;

— наличие прав и обязанностей по доказыванию.

2. В объяснениях сторон выделяют:

— сообщения, сведения о фактах, т.е. доказательства, волеизъявления;

— суждения о юридической квалификации правоотношений;

— мотивы, аргументы, с помощью которых каждая сторона освещает фактические обстоятельства;

— выражение эмоций, настроений.

Средствами доказывания выступают объяснения сторон только в части, содержащей сведения о фактических обстоятельствах, имеющих значение для дела.

Действующим законом не предусматривается предупреждение сторон и третьих лиц об уголовной ответственности за отказ от дачи объяснения или за дачу заведомо ложных объяснений.

В объяснениях сторон принято различать утверждения и признания.

Утверждениями называют сведения о фактах, которые соответствуют процессуальным интересам утверждающей стороны или другого лица, участвующего в деле. Они характерны для любого гражданского дела: стороны и третьи лица утверждают те обстоятельства, на которых основывают свои требования и возражения.

Под признанием понимают согласие с фактом, на котором другая сторона основывает свои требования или возражения. Признание может быть судебным (совершено в суде) и внесудебным.

Признание факта в суде является частным случаем освобождения от доказывания (см. ст. 61 ГПК и комментарий к ней). Здесь велика роль усмотрения, внутреннего убеждения судьи (судей) в правдивости лица, отсутствии принуждения или заблуждения. Поэтому, в случае если у суда имеются основания полагать, что признание совершено в целях сокрытия действительных обстоятельств дела или под влиянием обмана, насилия, угрозы, добросовестного заблуждения, суд не принимает признание, о чем судом выносится определение. В этом случае данные обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях.

3. Под исследованием доказательств понимают их изучение судом, который призван вынести решение, в целях выработки его внутреннего убеждения относительно истинности фактов. Способ исследования объяснений сторон определяется их формой (устной или письменной). Если стороны участвуют в процессе лично и дают объяснения в устной форме, то способом исследования выступают заслушивание этих объяснений, постановка вопросов перед стороной. Если объяснения сторон даны письменно или получены в порядке судебного поручения другим судом, а также в порядке обеспечения доказательств, то способом исследования выступает оглашение письменных объяснений или полученных судом протоколов.

Комментируемая статья дублирует правило разрешения проблемы достаточности доказательств применительно к объяснениям сторон (см. комментарий к ст. 67 ГПК). В случае если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 февраля 2018 г. N 5-КГ17-262 Суд отменил принятые по делу судебные акты об отказе в восстановлении на работе и направил дело на новое рассмотрение, поскольку нижестоящими судами не была дана надлежащая оценка всем существенным для правильного разрешения спора обстоятельствам

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Гуляевой Г.А., Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 февраля 2018 г. гражданское дело по иску Сеидова Вадима Гаджиевича к федеральному государственному бюджетному учреждению высшего образования «Дипломатическая академия Министерства иностранных дел Российской Федерации» о восстановлении на работе, взыскании денежных средств

по кассационной жалобе Сеидова Вадима Гаджиевича на решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 2 июня 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 марта 2017 г., которыми в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения истца Сеидова В.Г., его представителя — адвоката Рочевой И.О., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу представителя федерального государственного бюджетного учреждения высшего образования «Дипломатическая академия Министерства иностранных дел Российской Федерации» по доверенности — Кравцовой Е.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Сеидов Вадим Гаджиевич обратился 18 марта 2016 г. в суд с иском к федеральному государственному бюджетному учреждению высшего образования «Дипломатическая академия Министерства иностранных дел Российской Федерации» (далее — ФГБУВО «Дипломатическая академия МИД России», академия) о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований Сеидов В.Г. указал, что длительное время состоял в трудовых отношениях с ФГБУВО «Дипломатическая академия МИД России», с 29 января 2015 г. с ним заключён трудовой договор и он принят в академию на должность профессора кафедры дипломатии и консульской службы.

На основании приказа ректора академии от 1 февраля 2016 г. N 76 трудовой договор с Сеидовым В.Г. расторгнут и он уволен из организации ответчика по подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул в связи с отсутствием на рабочем месте без уважительных причин 19 января 2016 г.

По мнению истца, увольнение по указанному основанию является незаконным, поскольку прогул он не совершал, а был временно нетрудоспособен. Кроме того, как указал Сеидов В.Г., ответчиком нарушен порядок увольнения по указанному основанию.

Сеидов В.Г. просил суд восстановить его на работе в должности профессора кафедры дипломатии и консульской службы в ФГБУВО «Дипломатическая академия МИД России», взыскать с ответчика заработную плату за период вынужденного прогула в размере 90 946 руб., компенсацию морального вреда — 50 000 руб.

Представитель ответчика в суде исковые требования не признал.

Решением Хамовнического районного суда г. Москвы от 2 июня 2016 г. Сеидову В.Г. отказано в удовлетворении исковых требований.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 марта 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Сеидова В.Г. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены принятых по делу судебных постановлений, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьёй Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А. 13 декабря 2017 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 30 января 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и письменные возражения на неё представителя ответчика, заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, явившихся в судебное заседание, и заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, так как имеются предусмотренные законом основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Сеидов В.Г. на основании трудового договора от 29 января 2015 г. являлся сотрудником ФГБУВО «Дипломатическая академия МИД России», занимал должность профессора кафедры дипломатии и консульской службы.

Согласно правилам внутреннего трудового распорядка ФГБУВО «Дипломатическая академия МИД России», приятым в организации 17 сентября 2015 г., для педагогических работников, согласно трудовому законодательству, установлена сокращённая продолжительность рабочего времени 36 часов в неделю с одним выходным днём (воскресенье). В этих пределах преподаватели академии должны вести все виды учебной, учебно-методической, научно-исследовательской работы в соответствии с учебным планом, планом научно-исследовательской работы и индивидуальными планами работы. Начало ежедневной работы установлено с 9 часов 00 минут, окончание рабочего дня в 16 часов 00 минут.

Приказом ректора академии от 1 февраля 2016 г. N 76 трудовой договор с Сеидовым В.Г. расторгнут и он уволен из академии по подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул в связи с отсутствием на рабочем месте в течение всего рабочего дня без уважительных причин 19 января 2016 г.

Поводом для привлечения Сеидова В.Г. к дисциплинарной ответственности в виде увольнения по указанному основанию послужили докладная записка заведующего кафедрой дипломатии и консульской службы Иванова С.Е., акт об отсутствии Сеидова В.Г. на рабочем месте от 19 января 2016 г., табель учёта рабочего времени. 21 января 2016 г. работодателем от Сеидова В.Г. были затребованы объяснения относительно причин отсутствия на рабочем месте в период с 11 по 19 января 2016 г.

Согласно имеющейся в материалах дела справке, выданной медицинским центром «Столица», 19 января 2016 г. Сеидов В.Г. проходил лечение в указанном медицинском учреждении.

Разрешая спор и принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований Сеидова В.Г. о восстановлении на работе, суд первой инстанции со ссылкой на статьи 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации исходил из того, что факт отсутствия Сеидова В.Г. на рабочем месте 19 января 2016 г. без уважительных причин нашёл подтверждение при рассмотрении дела, в связи с чем суд пришёл к выводу о том, что у ответчика имелись основания для увольнения истца по подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации. При этом суд, указывая на разъяснения, содержащиеся в пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», пришёл к выводу о том, что Сеидов В.Г. допустил злоупотребление своим правом, выразившееся в непредоставлении им работодателю сведений о своей возможной временной нетрудоспособности 19 января 2016 г.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает эти выводы судов первой и апелляционной инстанций неправомерными, так как они сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Часть 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод.

В соответствии с частью 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В силу статьи 155 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее также — ГПК РФ) разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания.

Как следует из материалов дела, судом первой инстанции спор разрешён с участием представителя истца Сеидова В.Г. — адвоката Чернякова С.А., однако в отсутствие самого истца Сеидова В.Г.

Частью 1 статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что лица, участвующие в деле, извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

В соответствии с пунктами 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 13 «О применении Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции» в подготовительной части судебного разбирательства надлежит устанавливать, извещены ли неявившиеся лица о времени и месте судебного заседания с соблюдением требований закона о необходимости вручения копий искового заявления ответчику и третьим лицам и извещений всем участвующим в деле лицам в срок, достаточный для своевременной явки в суд и подготовки к делу (статьи 113, 114 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Этот срок должен определяться в каждом случае с учётом места жительства лиц, участвующих в деле, их осведомлённости об обстоятельствах дела, возможности подготовиться к судебному разбирательству, а также сложности дела.

При неявке в суд лица, извещённого в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, вопрос о возможности судебного разбирательства решается с учётом требований статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частями 2, 3 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении, разбирательство дела откладывается. В случае, если лица, участвующие в деле, извещены о времени и месте судебного заседания, суд откладывает разбирательство дела в случае признания причин их неявки уважительными. Суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещённых о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признаёт причины их неявки неуважительными.

Частью 2 статьи 169 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что при отложении разбирательства дела назначается дата нового судебного заседания с учётом времени, необходимого для вызова участников процесса или истребования доказательств, о чём явившимся лицам объявляется под расписку. неявившиеся лица и вновь привлекаемые к участию в процессе лица извещаются о времени и месте нового судебного заседания.

Судом первой инстанции данные требования процессуального закона не выполнены: в материалах дела отсутствуют сведения об извещении судом первой инстанции в порядке, установленном главой 10 («Судебные извещения и вызовы») Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (статьи 113-116), частью 2 статьи 169 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Сеидова В.Г. о времени и месте судебных заседаний Хамовнического районного суда г. Москвы 5 и 27 мая 2016 г., в которых разрешался вопрос о назначении гражданского дела по его иску для рассмотрения по существу.

Как усматривается из содержания решения Хамовнического районного суда г. Москвы от 2 июня 2016 г. и протокола судебного заседания Хамовнического районного суда г. Москвы от 2 июня 2016 г., в котором дело было рассмотрено по существу, судом также не выяснялись вопросы о надлежащем извещении истца Сеидова В.Г. о времени и месте судебного заседания, о причинах его неявки, а также о возможности рассмотрения дела в этом судебном заседании в отсутствие истца.

В соответствии с частью 1 статьи 48 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. Личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя.

Извещение судом представителя Сеидова В.Г. — адвоката Чернякова С.А. о времени и месте рассмотрения дела само по себе не освобождало суд от обязанности известить самого истца Сеидова В.Г. о рассмотрении дела 2 июня 2016 г., так как частью 1 статьи 48 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданам предоставлено право вести дело в суде лично, имея вместе с тем и представителя по этому делу.

Материалы дела не содержат сведений о том, что истец Сеидов В.Г. отказался от личного участия в деле и выразил этот отказ в установленном законом порядке.

Данных о том, что Сеидов В.Г. извещался судом о времени и месте судебного заседания через своего представителя, в материалах дела также не имеется.

Таким образом, суд рассмотрел дело в отсутствие истца Сеидова В.Г., который не был надлежащим образом извещён судом о разбирательстве дела, что сделало невозможным реализацию истцом его процессуальных прав и является существенным нарушением норм процессуального права.

Допущенные судом первой инстанции существенные нарушения норм процессуального права не были устранены судом апелляционной инстанции.

Рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещённых надлежащим образом о времени и месте судебного заседания в соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, является безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции.

Однако суд апелляционной инстанции не устранил допущенные судом первой инстанции нарушения норм процессуального права, сославшись на то, что истец Сеидов В.Г. участвовал в процессе через своего представителя — адвоката Чернякова С.А., которому доверил представление своих интересов, представитель истца участвовал во всех судебных заседаниях.

Частью пятой статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что при наличии оснований, предусмотренных частью четвёртой этой статьи, суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции без учёта особенностей, предусмотренных 39 главой. О переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции выносится определение с указанием действий, которые надлежит совершить лицам, участвующим в деле, и сроков их совершения.

Согласно пункту 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» суд апелляционной инстанции при установлении в судебном заседании предусмотренных частью 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловных оснований для отмены судебного постановления суда первой инстанции на основании части 5 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации выносит мотивированное определение о переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учёта особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, которым обжалуемое судебное постановление суда первой инстанции не отменяется.

Между тем суд апелляционной инстанции не усмотрел в действиях суда первой инстанции нарушений норм процессуального права и в нарушение требований части 5 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не перешёл к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции, тем самым лишил Сеидова В.Г. права на судебную защиту.

При рассмотрении настоящего спора судами были допущены также и другие существенные нарушения норм права.

В пункте 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» дано разъяснение о том, что в силу статьи 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности статьи 8 Всеобщей декларации прав человека, статьи 6 (пункт 1) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также статьи 14 (пункт 1) Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной (абзац первый пункта 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2).

Учитывая это, а также принимая во внимание то, что суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу части 1 статьи 195 ГПК РФ должен вынести законное и обоснованное решение, обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции Российской Федерации и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм. В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен (абзацы второй, третий, четвертый пункта 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2).

В нарушение приведённых положений Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда по их применению судебные инстанции оставили без внимания факт непредставления ответчиком в материалы дела доказательств, свидетельствующих о том, что при принятии в отношении Сеидова В.Г. решения о наложении на него дисциплинарного взыскания в виде увольнения учитывалась тяжесть вменяемого ему в вину дисциплинарного проступка и обстоятельства, при которых он был совершён, а также то, что ответчиком учитывалось предшествующее поведение Сеидова В.Г., его отношение к труду, длительность работы в организации ответчика. Судами первой и апелляционной инстанций не исследовалась возможность применения ответчиком к Сеидову В.Г. иного, менее строгого вида дисциплинарного взыскания.

Указанные обстоятельства не получили правовой оценки в обжалуемых судебных постановлениях. Вывод судебных инстанций о том, что при принятии ответчиком решения о применении к Сеидову В.Г. дисциплинарного взыскания в виде увольнения были учтены все имеющие значение для решения этого вопроса сведения, вопреки требованиям части 4 статьи 198 ГПК РФ не мотивирован и не основан на соответствующих доказательствах.

Ввиду изложенного решение суда первой инстанции и апелляционное определение суда апелляционной инстанции нельзя признать законными, они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов Сеидова В.Г., что согласно статьи 387 ГПК РФ, является основанием для отмены указанных судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами материального права, требованиями процессуального закона и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ, определила:

решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 2 июня 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 марта 2017 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Хамовнический районный суд г. Москвы в ином составе суда.

Определение Устиновского районного суда г. Ижевска УР от 26 апреля 2011 г. по делу N 11-50-2011. О взыскании задолженности (ключевые темы: правопреемство — гражданское судопроизводство — прекращение производства — ГПК — членские взносы)

Определение Устиновского районного суда г. Ижевска УР
от 26 апреля 2011 г. по делу N 11-50-2011

Устиновский районный суд г. Ижевска Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Полякова Д.В.,

при секретаре судебного заседания Петуховой О.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании частную жалобу Гаражного Специализированного Потребительского Кооператива «Волна» на определение мирового судьи судебного участка N # Устиновского района г. Ижевска от # года, установил:

# года мировым судьей судебного участка N # Устиновского района г. Ижевска УР по гражданскому делу по исковому заявлению Гаражного Специализированного Потребительского Кооператива «Волна» (далее по тексту — ГСПК «Волна») к Гарееву Харрису Хазеевичу о взыскании ежегодных членских взносов, компенсации за не отработку по благоустройству гаражного кооператива, процентов за пользование чужими денежными средствами, судебных расходов вынесено определение, согласно которого производство по гражданскому делу было прекращено по основаниям, предусмотренным абз. 2 ст. 220 ГПК РФ в связи с тем, что дело не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

Определение мирового судьи мотивировано тем, что ответчик Гареев Х.Х., согласно данным справочной службы умер # года, из чего мировым судьей сделан вывод о том, что дело подлежит прекращению.

Не согласившись с вынесенным определением, # года на определение мирового судьи судебного участка # Устиновского района г. Ижевска ГСПК «Волна» подана частная жалоба.

В частной жалобе представитель ГСПК «Волна» Наметов С.С. свои доводы основывает на том, что Судебный акт мотивирован тем, ответчик по делу к моменту обращения истца в суд, согласно справки заведующей канцелярии от # года по данным отдела адресно-справочной работы УФМС России по УР, снят с регистрационного учета в связи с его смертью.

Данный юридический факт, по мнению суда, не давал оснований истцу обратиться с иском к умершему лицу. Далее мировым судьей, делается вывод о том, что гражданское процессуальное законодательство не предусматривает возможность обращения в суд с иском к умершему лицу.

Данными выводами суда истец не согласен, так как ГПК РФ установило следующее:

а) заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов ( ч. 1 ст. 3 ГПК РФ);

б) суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов ( ч. 1 ст. 4 ГПК РФ);

в) сторонами в гражданском судопроизводстве являются истец и ответчик ( ч. 1 ст. 38 ГПК РФ);

г) суд при подготовке дела или во время его разбирательства в суде первой инстанции может допустить по ходатайству или с согласия истца замену ненадлежащего ответчика надлежащим ( ч. 1 ст. 41 ГПК РФ);

д) в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина и т.д.) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства ( ч. 1 ст. 44 ГПК РФ);

е) суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду

оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно — установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств;

ж) письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии.

Подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию ( ч. 2 ст. 71 ГПК РФ);

з) после принятия заявления судья выносит определение о подготовке дела к судебному разбирательству и указывает действия, которые следует совершить сторонам, другим лицам, участвующим в деле, и сроки совершения этих действий для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела ( ч. 1 ст. 147 ГПК РФ);

и) разрешает вопрос о вступлении в дело соистцов, соответчиков и третьих лиц без самостоятельных требований относительно предмета спора, а также разрешает вопросы о замене ненадлежащего ответчика, соединении и разъединении исковых требований ( ч. 4 ст. 150 ГПКРФ);

к) при наличии обстоятельств, предусмотренных статьями 215 , 216 , 220 , абзацами вторыми — шестым статьи 222 ГПК РФ, производство по делу в предварительном судебном заседании может быть приостановлено или прекращено, заявление оставлено без рассмотрения ( ч. 4 ст. 152 ГПК РФ);

л) суд обязан приостановить производство по делу в случае:

смерти гражданина, если спорное правоотношение допускает правопреемство ( абзац второй ст. 215 ГПК РФ);

м) производство по делу приостанавливается в случаях, предусмотренных:

абзацами вторым и третьим статьи 215 ГПК РФ, — до определения правопреемника лица, участвующего в деле, или назначения недееспособному лицу законного представителя ( абзацы первый и второй ст. 217 ГПК РФ);

о) суд прекращает производство по делу в случае, если:

дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 ГПК РФ ( абзацы первый и второй ст. 220 ГПК РФ).

Учитывая вышеизложенные положения процессуального законодательства, истец считает, что мировым судьей при вынесении определении о прекращении производства по делу допущены существенные нарушения норм процессуального права, результатом которых является лишение права истца на судебную защиту.

Поскольку ГПК РФ допускает возбуждение судом гражданского дела по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов ( ч. 1 ст. 4 ГПК РФ), то, сторонами в гражданском судопроизводстве с момента возбуждения дела, как это вытекает из смысла ч. 1 ст. 38 ГПК РФ, становятся истец и ответчик.

Следовательно, в случае установления факта смерти ответчика, суд при подготовке дела или во время его разбирательства в суде первой инстанции может допустить по ходатайству или с согласия истца замену ненадлежащего ответчика надлежащим ( ч. 1 ст. 41 ГПК РФ).

Представителем истца в ходе предварительного судебного заседания по поводу вопроса, постановленного мировым судьей, были высказаны возражения о прекращении производства по делу.

Возражения были мотивированы тем, что в соответствии с абзацами вторыми ст.ст. 215 и 217 ГПК РФ суд обязан приостановить производство по делу в случае смерти гражданина, если спорное правоотношение допускает правопреемство до определения правопреемника лица, участвующего в деле.

Кроме того, в соответствии со статьей 220 ГПК РФ основаниями прекращения производства по делу являются наравне с перечисленными в ней обстоятельствами и то обстоятельство, что «дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренном пунктом 1 части первой статьи 134 ГПК РФ».

Именно ссылка на данное обстоятельство дало мировому судье основание сделать вывод о том, что «к моменту принятия искового заявления суд не располагал сведениями о смерти ответчика».

По мнению суда, установление факта смерти гражданина — ответчика является основанием для прекращения производства по делу.

Однако, ст. 220 ГПК РФ не предусматривает прекращение производства по делу по такому основанию как смерть должника — физического лица. Наоборот, в подобных случаях ГПК РФ вменяет в прямую обязанность судей приостановление производства по делу для установления факта правопреемства ( ст. 215 ГПК РФ).

Таким образом, истец считает, что, прекращая производство по делу в связи со смертью гражданина — должника, мировой судья не учел содержание исковых требований, допускающее правопреемство. Если обязанности могут перейти в порядке правопреемства, то производство по делу должно быть приостановлено.

В связи с этим мировому судье надлежало установить — допускают ли правопреемство требования к должнику, и исходя из этого решить вопрос по существу.

Исходя из вышеизложенного представитель ГСПК «Волна» просит определение мирового судьи судебного участка N # Устиновского района г. Ижевска от # года отменить.

В судебное заседание представитель ГСПК «Волна» Наметов С.С., действующий на основании доверенности от # года не явился, о месте и времени рассмотрения дела извещен.

В соответствии с п. 3 ст. 167 ГПК РФ, судья полагает возможным рассмотреть частную жалобу в отсутствие представителя заявителя.

Изучив материалы дела, оценив изложенные в частной жалобе доводы, суд приходит к следующему выводу.

# года мировым судьей судебного участка N # Устиновского района г. Ижевска вынесено определение прекращении производства по делу.

Выводы мирового судьи основаны на том, что ответчик Гареев Х.Х. # года, согласно данным адресно-справочного бюро УФМС России по УР умер. В связи с чем, мировой судья пришел к выводу о том, что на момент предъявления искового заявления в суд (# года) правоспособность Гареева Х.Х. прекратилась, еще до предъявления иска в суд.

С учетом указанных в определении положений абз 2 ст. 220 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ мировой судья пришел к выводу о том, что при принятии иска суд не располагал сведениями о смерти ответчика, а рассмотрение спора в данном случае не подлежит разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства, в связи с чем, производство по гражданскому делу по исковому заявлению ГСПК «Волна» к Гарееву Х.Х. о взыскании задолженности по оплате ежегодных членских взносов подлежит прекращению.

# года на определение мирового судьи ГСПК «Волна» подана частная жалоба.

Оценивая законность и обоснованность определения мирового судьи от # года, суд приходит к выводу, что с доводами мирового судьи нельзя согласиться ввиду следующего.

В соответствии с абз. 7 ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство.

При этом согласно ст.ст. 215 , 217 ГПК РФ в случае смерти такого гражданина, если спорное правоотношение допускает правопреемство, производство по делу подлежит приостановлению до определения правопреемника лица, участвующего в деле.

Как следует из материалов дела, # года Гареев Х.Х. скончался.

В соответствии со ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу, если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство или ликвидация организации, являвшейся одной из сторон по делу, завершена.

Согласно ч. 1 ст. 44 ГПК РФ в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником.

Прекращая производство по делу, суд исходил из того, что согласно справки республиканской адресно- справочной службы Гареев Х.Х. умер # года и на момент предъявления требования к Гарееву Х.Х. он являлся умершим из чего судья пришел к выводу о том, что рассматриваемые правоотношения не допускают правопреемства.

Однако с выводом согласиться нельзя, поскольку суд не учел, что процессуальное правопреемство имеет универсальный характер и что согласно ст. 44 ГПК РФ оно только тогда становится невозможным, если материальные притязания или обязательства выбывшего из процесса лица основаны на правах и обязанностях, которые неразрывно связаны с его личностью, а также в тех случаях, когда данное материальное правоотношение не допускает правопреемства в соответствии с законом или договором.

Кроме того, в силу п.п. 1 , 2 ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов, в том числе с требованием о присуждении ему компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок. Отказ от права на обращение в суд недействителен.

Согласно п. 1 ст. 4 ГПК РФ суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов.

Настоящее гражданское дело принято к производству мирового судьи судебного участка N # Устиновского района г. Ижевска # года, то есть на момент принятия искового дела к производству и возбуждения дела в суде мировому судье не было известно о том, что ответчик умер.

В силу ч. 1 ст. 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил Гражданского Кодекса не следует иное.

В соответствии со ст. 1112 ГК РФ в состав наследственного имущества входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается Гражданским Кодексом и другими законами. Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

Согласно положениям ст. 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно, каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Обязанность по оплате ежегодных членских взносов не относится к обязанностям, которые не входят в состав наследства в соответствии с правилами ст. 1112 ГК РФ.

На основании изложенного у мирового судьи отсутствовали основания для прекращения производства по делу.

Согласно ст.ст. 215 , 217 ГПК РФ суд обязан приостановить производство по делу в случае смерти гражданина, если спорное правоотношение допускает правопреемство. В этом случае производство по делу приостанавливается до определения правопреемника лица, участвующего в деле.

Таким образом, мировому судье надлежало установить наследников Гареева Х.Х. и в порядке ст. 41 ГПК РФ разрешить вопрос о замене ненадлежащего ответчика надлежащим.

При таком положении судья приходит к выводу, что доводы частной жалобы являются обоснованными, а определение мирового судьи не может быть признано законным и обоснованным, в связи с чем, подлежит отмене.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 331 , 333 — 335 ГПК РФ, суд

Частную жалобу Гаражного Специализированного Потребительского Кооператива «Волна» на определение мирового судьи судебного участка N # Устиновского района г. Ижевска от # года — удовлетворить.

Определение мирового судьи судебного участка N # Устиновского района г. Ижевска от # года о прекращении производства по делу — отменить.

Гражданское дело N # по исковому заявлению Гаражного Специализированного Потребительского Кооператива «Волна» к Гарееву Харрису Хазеевичу о взыскании ежемесячных членских взносов возвратить мировому судье судебного участка N # Устиновского района г. Ижевска.

Настоящее определение вступает в законную силу с момента его вынесения.