Главный герой адвокат

Главный герой сериала — принципиальный и неподкупный адвокат по уголовным делам Алексей Зимин — в очередной раз берется за, казалось бы, безнадежные дела и… выигрывает их! Каждое требует от Зимина честного и принципиального подхода, бесстрашия и готовности идти на риск, ведь правосудие для него важнее любых денег, а интересы клиента — превыше всего.

У адвоката Алексея Зимина есть все, чтобы нравиться женщинам, но даже в любви у него — свои принципы. Его верные помощники готовы разобраться во всех запутанных делах, которые потребуют от них нешуточной смелости, ведь расследования могут подвергнуть опасности не только их жизни, но и судьбы их близких.

«Адвокат»
Режиссеры
: Илья Максимов, Андрей Соколов.
В главных ролях: Андрей Соколов, Ирина Низина.
Продюсеры: Максим Стишов, Дмитрий Фикс.
Производство: ЗАО «Мотор фильм студия» по заказу НТВ.

«Адвокат». Новые серии
Режиссеры: Юрий Попович, Сергей Репецкий, Исаак Пятницкий.
В ролях: Андрей Соколов, Татьяна Черкасова, Алина Носуленко, Лада Аукштыкальнис, Дмитрий Ермак, Кирилл Дубровицкий, Денис Дружинин, Александра Верхошанская, Сергей Померанцев, Денис Нагретдинов и др.
Производство: «Мотор фильм студия», 2017 г.

АНАТОЛИЙ КЛЕЙМЕНОВ: «Я — адвокат в третьем поколении»

Автор: Илья Йосеф

Его отец прошел минское гетто и сталинские лагеря, став фигурантом «Дела врачей». Мать в качестве цдаки консультирует прихожан МЕРО и МЕОЦ. Дядя многое сделал для становления Еврейского агентства в России. А сам главный герой, который до 9-го класса носил фамилию Этингер, не боится конфликтовать с судьями и рассказывать им анекдоты.

— Тяга к юриспруденции появилась у вас под влиянием окружения?

— Я — адвокат в третьем поколении. С некоторыми перерывами общий стаж нашей семьи в сфере юриспруденции составляет более ста лет. Дедушка со стороны мамы, Слуцкий Израиль Яковлевич, начал практику еще до революции, в 1906 году. Дореволюционное судебное производство было не таким, как в наше время. Судьи внимательно выслушали доводы защиты, профессия адвоката вызывала уважение.

— А в наше время?

— Сейчас с адвокатами не церемонятся, затыкают рты. На свою беду, дедушка успел вступить в партию меньшевиков. За что через много лет, в 1948 году, был арестован (в ордере на арест указан любопытный повод — «племянник Троцкого») буквально накануне процесса, на котором должен был выступать. Получил пять лет, умер в Темлаге.

— Характерная для тех жутких лет судьба. Как все это вынесла ваша мать?

— У мамы, как вы понимаете, взросление было непростым. Она поступила в Московский юридический институт, не предавая гласности информацию о том, что отец арестован. Окончила через два года после смерти дедушки, в коллегию адвокатов поступила не сразу, но, когда решила поступать, комиссия сделала свой выбор за одну минуту…

— Но вы, соответственно, в детстве знали, кем работает мать. Хотелось пойти по ее стопам?

— В детстве я был дворовым ребенком, все свободное время проводил со сверстниками, гонял мяч, играл в хоккей, любил похулиганить. Мама и бабушка, конечно, хотели, чтобы я продолжил семейную традицию, но никогда на меня не давили. С отцом мы вместе не жили с самого детства, только последние годы с ним сблизился, узнав, что он не встает с постели.

— Про свой «пятый пункт» знали?

— Мое еврейство выражалось не только в фамилии Этингер. А потом уже, предчувствуя службу в советской армии, где приходилось кулаками многие вещи объяснять антисемитам, которых, к счастью, было не много, мама приняла решение о замене фамилии на свою — фамилию ее первого мужа. После школы я совершил большую глупость — поступил в РГУ нефти и газа имени Губкина. Мама расстроилась, но не вмешивалась. Очень быстро пришло понимание того, где я, а где — математика. В результате на лекции ходил с Уголовным кодексом в портфеле и штудировал его.

— Говорят, человек должен учиться на чужих ошибках.

— Один мой клиент, член президиума РЕК, подарил книжку и оригинально ее подписал: «Если бы я не делал собственных ошибок, я бы никогда не стал самим собой». Поэтому после демобилизации решил в альма-матер — «Керосинку» — не возвращаться. Экстерном в 1993 году окончил Московский государственный юридический университет имени Кутафина, а через год уже работал адвокатом.

Шабат без олигарха

— Вы упомянули отца. Кем он был?

— Мой папа, историк, международник-африканист Яков Яковлевич Этингер, настрадался по полной. Его родители погибли в минском гетто в самом начале войны. Отца спасла няня, а усыновил друг его отца — известный кардиолог Яков Гиляриевич Этингер. А потом началось «Дело врачей». Сначала арестовали моего папу, продемонстрировав запись телефонного разговора с приемным отцом, а уже потом и профессора Этингера, его пытали, он скончался в Лефортово. Папину приемную мать, Р.К. Викторову, приговорили к 10 годам и освободили после смерти Сталина. А папу взяли в 1950-м. В тюрьме постоянно избивали. Приговорили к 10 годам, сослали в Вятлаг на лесоповал. В 1954-м освободили. Неудивительно, что моя мама на фоне всех этих деталей отцовской биографии еврейскую, «опасную», тему не поднимала. И религиозных родственников у нас не было. Даже в наше время, когда мы выходим из синагоги, мама шепчет: «Сними кипу!» Но при этом многие еврейские ценности для мамы стали очень важны. Мой дядя, Александр Мордухович, в еврейской жизни города принимал активное участие. Вообще-то он, профессор, академик РАЕН, в 90-х тесно сотрудничал с еврейским агентством «Сохнут», был соавтором многих его образовательных программ и проектов, организовывал еврейские праздники в Москве. Дина Рубина блестяще увековечила дядю в романе «Синдикат».

— С чего начался ваш приход к еврейской жизни?

— В 1992 году я впервые оказался в синагоге. Это было в Вашингтоне. Вошел в здание без кипы, в каких-то легкомысленных шортиках. А там люди сидят в талесах. Наверное, это было в субботу или в один из праздников. На меня смотрели как на врага народа, ну в лучшем случае как на пришельца. В 2003-м пошел в Хоральную синагогу на Йом-Кипур. И остался.

А потом?

— Постепенно стал соблюдать субботу, это начиналось с того, что я торжественно выключал компьютер в пятницу вечером, садился в машину, по пути домой мог заехать по нерабочим делам и т. д. С шабатом интересная история произошла. Один мой клиент, известный и уважаемый бизнесмен, еврей, для которого слова «нет» не существовало (предполагалось, что независимо ни от чего по первому звонку нужно приехать, при этом можно было прождать встречи много часов), лет шесть назад как-то раз звонит в пятницу за час до наступления субботы — нужно срочно приехать. Я понял, что наступил момент истины. Набрался смелости и сообщаю: «Шесть дней, двадцать четыре часа в сутки я в полном вашем распоряжении и доступен. Но я соблюдаю субботу». На том конце пауза.

— Олигархи не привыкли, когда им отказывают?

— Человек как будто воздухом подавился. Через минуту отвечает: «Ну, ладно». Потом он пару лет шутил, подкалывал меня, а затем привык. После окончания субботы отправляет иногда эсэмэски: «Шабат нормально прошел? Можешь мне сейчас набрать?» Думаю, дело даже не в том, что люди понимают, когда человек что-то делает искренне, не ради показухи, делает для себя, это действительно важно. Умный поймет, что пользы от уважения к другому, его чувствам и принципам гораздо больше, чем от временного и кажущегося удобства, которое на поверку оказывается не столь важным, о чем на другой день можно забыть. Бывали, конечно, исключения, когда приходилось в пятницу остаться в суде. Например, возникла ситуация, когда человека должны были взять под стражу. И я оставался, выступил. Понятно, что в нашей действительности это вопрос жизни и смерти.

Бездомный ветеран

— Каким должен быть идеальный адвокат?

— Думаю, адвокат должен быть реальным, а не идеальным. Чтобы в честной борьбе отстаивать права, нужен определенный комплекс качеств: твердость, решительность, смелость, расчет только на свои силы, ну, теперь добавлю, разумеется, на Всевышнего. Не надо бояться конфликтовать. Я нередко заявляю отвод судьям, чтобы дисциплинировать их, немного изменить атмосферу в процессе. Такие решения никогда не пустом месте не принимаются, для этого всегда есть причины, наши суды охотно дают для этого поводы. И для меня нет запретных границ, были случаи, когда я делал заявления составу Верховного суда РФ. Нужно отметить, что как правило такие шаги приносят пользу, во всяком случае, при правильном и аргументированном объяснении причин сомнений в беспристрастности судей отношение к адвокату и его позиции меняется, тебя начинают слушать, к тебе начинают прислушиваться. Я защищал кандидатскую по американскому гражданскому процессу, знаю, как там ведется судопроизводство и что позволено адвокату.

— Считается, что адвокаты-де отмазывают преступников от наказания. Вы, насколько известно, помогаете жертвам произвола.

— Кроме цдаки в классическом, финансовом смысле, я еще и регулярно помогаю своей работой. Не просто советами и консультациями, а работой в суде, когда конкретному человеку никто не в силах посодействовать. Два года тому назад был непростой кейс, когда одна пожилая женщина вчинила бывшему мужу иск о выселении. Она подарила квартиру, где проживал старик, сыну, а тот без обиняков старику заявил: «Выметайся!» Бывший муж, кстати, ветеран Великой отечественной войны, и де юре его могли в буквальном смысле слова выселить на улицу. Раньше по такой категории споров, когда собственник квартиры менялся, выселять нельзя было. А последние несколько лет закон и практика поменялись — можно.

— Со стороны дело выглядит достаточно тривиальным, хотя и грустным.

— Если не учитывать, что прокурор занял позицию истца. Судья постоянно отказывал нам в рассмотрении и удовлетворении ходатайств, препятствовавших выселению. И я три раза заявлял судье отвод по разным мотивам. Всякий раз, когда делается отвод, суд обязан выслушать всех участников процесса. Каждый раз поводом к отводу являлось очевидное пристрастное отношение к моему клиенту-ветерану, среди прочего отмечу такую мелочь: судья так тихо, буквально шепотом, обращаясь к ветерану, говорил, зная, что старик плохо слышит, и говорил так, несмотря на неоднократные просьбы говорить громче… фактически приходилось все переводить с русского на русский. Говоря об основании для отвода, я отмечал наличие в своей совокупности обстоятельств, вызывающих у нас сомнения в объективности суда, разумеется, конкретных отрицательных фактов, например, коррупционных, я не приводил, поскольку доказательств тому не было. Так вот, после моего выступления дают слово сыну, представителю истицы. Он встает и на голубом глазу произносит: «А че такого? Мы суду денег не давали».

— Язык мой — враг мой.

— Я развожу руками, обращаясь к судье: «Ваша честь, кто мог вообще помыслить, что российский суд способен выносить вердикты за деньги?!» — все улыбнулись, даже прокурор, после этого процесс пошел как-то более ровно. Прокурор неожиданно изменила свою позицию, согласившись с нами, формально вопреки даже новому законодательству, допускающему выселение в такой ситуации.

— Для вас это явилось сюрпризом?

— Очень хорошо помню, как не рассчитывал на такой финт прокуратуры, в заключительном слове я сказал, хотя и понимал, что это на грани дозволенного, что для ответчика — старика высший суд — это судья по этому делу, ну, может быть, председатель Мосгорсуда или Верховного суда, но и над председательствующим по делу судьей тоже есть суд, и это не только и не столько указанные должностные лица, а Судья всего мира. Судья был на решении недолго и постановил отказать в иске. Мосгорсуд решение подтвердил, несмотря на возражения прокуратуры города.

Но среди ваших клиентов были и преступники?

— Будучи молодым адвокатом, я вел дело двоих грабителей. Вину они признали, но тут внезапно нашелся нож. А это уже разбой, другая статья и другой срок, до 15 лет, если не ошибаюсь. Я защищал главного фигуранта, причем ранее судимого. Дело рассматривалось во Фрунзенском, теперь это Савеловский суд. Судья был известен как человек, который оправдательные приговоры не выносит. Тогда я честно признался: на оправдательный приговор не рассчитываю, считая просьбу об этом оскорблением суда, но в обоснование несогласия с переквалификацией действий подзащитного с грабежа на разбой, попросил разрешения рассказать анекдот, иллюстрирующий, что сам по себе факт наличия на месте преступления ножа не означает, что нож использовался для совершения преступления.

— Поделитесь?

— Советское время, Васю Иванова судят за самогоноварение. Судья: «Иванов, вину признаете?» Вася отвечает отрицательно. Судья: «Ну как же, мы ведь аппарат нашли?» Подсудимый соглашается: «Нашли». «Сырье и инструменты обнаружили?» — настаивает судья. Иванов кивает головой: «Обнаружили». «Значит, вину признаете?» — «Нет!» Побагровевший от гнева судья заявляет: «Василий Иванов приговаривается к трем годам заключения за самогоноварение». Подсудимый кричит: «Ваша честь, добавьте еще 8 лет за изнасилование». Удивленный судья не верит своим глазам: «Как, вы еще и изнасиловали кого-то?» «Нет, — отвечает Иванов, — но ведь инструмент у меня есть».

Как отреагировали окружающие?

— Я получил сильнейший толчок ногой под столом. Коллега-адвокатесса, которая вела дело второго грабителя, яростно шепчет: «Тебя уволят из коллегии». Тем временем конвой уже хохочет, улыбнулся и судья. В результате, хотя суд не изменил квалификацию, моему ранее судимому клиенту назначили минимальное наказание по вмененной статье, в пределах нижней границы того, что он мог получить, будучи осужденным даже за грабеж, подзащитный моей коллеги, ранее не судимый и не основной фигурант по делу, получил на год больше.

Ищите справедливость

— Вы преподаете в рамках колеля «Тора ми-Цион». Несколько неожиданное сочетание — адвокат, колель…

— Я восполняю пробелы институтского образования учащихся колеля, студентов — юристов московских вузов, провожу для них мастер-классы. А моя мама, адвокатский стаж которой 58 лет, ведет консультационный прием в МЕОЦ. Интересно, что в Америке вот уже несколько десятков лет есть движение религиозных юристов, пытающихся, хотя это непросто, совместить в одном лице как профессиональные, так и традиционные еврейские взгляды и ценности. По себе знаю, как это сложно, многие об этом вообще не задумываются. Хотя для меня очевидно, что попытки современных законодателей многих цивилизованных стран сделать юридическую профессию более честной и Б-гоугодной в своей основе имеют позиции и взгляды на устройство судопроизводства, подробно описанные в Талмуде. Поэтому разговоры о том, как быть религиозному юристу в светском суде, для меня имеют не только практический, но и научный интерес. С судьей Верховного суда Израиля Эльякимом Рубинштейном я это обсуждал, он религиозный человек, пытается инкорпорировать еврейское право непосредственно в свою работу и успешно это делает.

— Судя по всему, эта тема вас очень интересует.

— Если дело дойдет до написания докторской диссертации, я обязательно посвящу ее еврейскому праву. Пару лет тому назад я опубликовал статью на ведущем российском портале. Обрисовал историю бейт-дина (религиозного суда), доказал, что бейт-дин может выполнять функции третейского суда, а раввины могут быть медиаторами по российскому законодательству. Вообще бейт-дин уникален тем, что должность адвоката там предусмотрена не была. Потому что судьи руководствовались заповедью Торы «Справедливость, справедливость ищите». Испытывая страх перед Всевышним, они делали все, чтобы докопаться до истины. Независимость и беспристрастность бейт-дина проистекают из Торы, это уникальные качества, ни в каких законах Хаммурапи и тому подобной литературе не упоминаются. Кстати, такое понятие, как «юридическая фикция», косвенно использовалось и во времена Талмуда.

— Поясните, пожалуйста.

— Общество с ограниченной ответственностью — это фикция, за этой аббревиатурой в любом случае стоят живые люди. А что такое концепция эруовов? Например, «эрув тавшиллин», когда для того, чтобы в праздник ты мог готовить еду на субботу, заранее откладывается в сторону хлеб и вареное яйцо? Типичная в хорошем смысле слова юридическая фикция.

— Тяжело быть адвокатом с учетом российской специфики?

— За 21 год адвокатской практики я не отнес никому никакой взятки. Ни-ко-му. И мама тоже, разумеется.

— Уголовные дела занимают значительную часть вашего времени? В нынешней ситуации есть ли новые проекты?

Уголовные дела экономической направленности составляют неизбежную часть работы современного юриста так или иначе связанного с бизнес-средой. Вне зависимости от пристрастия или профессионального интереса. Хотя моя специализация – коммерческие и иные экономические споры. Есть и проекты в сфере медицинского права.

— Сфера, надо заметить, непростая. У вас есть положительный опыт в этом направлении?

– Да, есть такой опыт, я с 1996 года занимаюсь этой проблематикой, наш близкий друг и клиент Марк Курцер. Все сложные дела и ситуации — наши, хотя Марк Аркадьевич нас слава Б-гу не перегружает, весьма профессионально ведя свои дела. Но на рынок с этой темой мы вышли недавно.

— Перейдем к последнему, типично еврейскому вопросу. Об отъезде не подумываете?

— У эмиграции в Израиль есть два аспекта. Если ты едешь, потому что хочешь жить в еврейском государстве по еврейским законам — это одно. Если по политическим или экономическим причинам — это другое. Я считаю, что должен оставаться в России, чтобы помогать людям. Включая еврейских стариков, для которых делаем разные программы. в плане самоидентификации симпатизирую тем, кто строит и развивает Израиль, а тех, кто живёт там, пользуется его благами и одновременно излишне критикует или охаивает, считаю… Ну, знаете, говорят, что если еврей неблагодарный, можно сомневаться в его происхождении.

блог Виктории Кобзевой

«Неизвестный», «Линкольн для адвоката», «Идеальное убийство», «Мобильник»

Погода у нас испортилась – пасмурно, дождь. Хочется поваляться дома за просмотром интересного кино. Сегодня я расскажу вам о четырёх недавно увиденных мною фильмах, которые мне понравились. Надеюсь, этот пост облегчит вам выбор дождливым вечером.

«Неизвестный» (2011)

Представьте, что вы – успешный учёный, приезжаете в чужую страну на научную конференцию, но попадаете в ДТП и чудом выживаете. Просыпаетесь в больнице после четырех дней комы, без документов, почти без денег и без знания языка. Идёте в отель искать жену, с которой приехали, а она вас не узнаёт. Более того, рядом с ней другой человек, которого она называем мужем и который имеет то же имя, что и у вас.

Удивляюсь, почему за шесть лет с момента выхода «Неизвестного» я ни разу о нём не слышала. Это один из лучших фильмов, что я видела в последнее время. Тут есть место психологической драме (вы ставите себя на место главного героя, у которого украли личность), боевику (погоня по узким улочкам Берлина, падение такси в реку) и шпионскому детективу.

В фильме разноплановая картинка: от роскошного отеля до дома для нелегалов с картонными стенами. Действие разворачивается в Берлине. Мне запомнилась фраза старого немца-разведчика: «Махорка убила больше людей, чем Сталин».

В первой половине фильма ты видишь историю с одной стороны, потом тебе открываются такие подробности, что всё становится с ног на голову (или наоборот). И, что самое редкое для подобных картин, зрителя ждёт хэппи энд.

История заслуживает, чтобы её увидели все.

«Линкольн для адвоката» (2011)

Главный герой – удачливый, предприимчивый адвокат, который, кажется, может предусмотреть всё. Он со всеми на «ты», для него нет закрытых дверей. Но находится человек (с виду такой милый!), который обводит успешного адвоката вокруг пальца. Адвокат вынужден защищать человека, который совершил убийство, за которое дали пожизненное заключение его другому клиенту.

Для главного героя все средства хороши – блеф, денежные подарки, незаконные договорённости, но к нему не испытываешь негатива. В общем-то, он не плохой парень. И совесть у него есть. «Я всегда боялся пропустить невиновного, но этому не поверил», – сокрушается главный герой. «Они все так говорят».

Картинка мрачная, визуальный ряд – не конёк этого фильма. Но всё компенсирует закрученный сюжет и интрига: какой же выход из тупика найдёт главный герой? Ведь адвокат защищает человека, который его подставляет. Герой добивается оправдательного приговора для своего врага, но это ещё не конец. Конец у этого фильма – счастливый.

Обилием сцен судебного процесса фильм напомнил мне сериал «До смерти красива». Наверное, все американские адвокатские картины похожи.

«Идеальное убийство» (1998)

Это очень старенький фильм – у героя Майкла Дугласа мобильники с выдвигающимися антеннами. Молоденькую жену героя Дугласа играет Гвинет Пэлтроу.

Сначала ты осуждаешь героиню Пэлтроу, которая днём бегает к молодому (хоть и не очень привлекательному, на мой взгляд) любовнику. Потом тебя шокирует реакция её пожилого мужа и удивляют действия её любовника. Тут почти все обманывают друг друга и почти все за это платят. Но справедливость восторжествует.

Вас ждёт волнующий сюжет, который держит в напряжении до финальных титров. И мораль – богатые тоже плачут.

Мобильная связь – прекрасное достижение техники, пожалуй, лучшее бытовое изобретение человечества. Но задумывались ли вы, какой может быть расплата за удобство всегда быть на связи?

Фильм снят по произведению «короля ужасов» Стивена Кинга. Говорят, книга стала реакцией писателя на вопрос, почему он не пользуется мобильником. Произведение написано ещё в 2006 году, но экранизация долго откладывалась.

В главной роли Джон Кьюсак, который также сыграл в другой экранизации книги Кинга 2007 года – фильме «1408» (герой искал мистику в отеле с дурной славой и нашёл её на свою голову; если не видели – советую). За девять лет актёр не изменился.

Герой Кюсака подкупает своей преданностью семье – ради жены и сына он отправился почти на верную смерть – пошёл через город, полный зомби. Да, зомби – это заезженно, но здесь прослеживается оригинальность в способе распространения вируса. Как понятно из названия ленты, он связан с мобильной связью, и всё начинается буквально с первых минут фильма.

Из телефонов зомби (мобилоидов) ночью звучит «Вокализ» Эдуарда Хиля. Интернет-популярность «Мистера Трололо» в 2010 году прошла мимо меня, но я сразу узнала в песенке без слов советскую манеру исполнения. Вообще, спящие зомби и весёлая песенка Хиля – довольно пугающее сочетание. Если вы не видели это выступление советской звезды эстрады, посмотрите и улыбнитесь.

Главный для меня критерий в оценке фильма – ставлю я себя на место героев или наблюдаю исключительно со стороны. Здесь я ставила себя на их место и думала, что я жуткая трусиха. Вместо того, чтобы вот так идти, рискуя быть убитой на каждом шагу, я бы забилась где-нибудь в углу дома. В общем, не деятельная я и бороться не умею.

Главный герой умеет, но к хэппи энду это всё равно, к сожалению, не приводит. В конце фильма – полное ощущение безнадежности … и желание не пользоваться мобильником.

А напишите, пожалуйста, в комментариях названия фильмов, которые вы недавно посмотрели. И расскажите, какие вам понравились, а какие нет. Мне вот из последнего не понравился фильм «Хотел бы я быть здесь» (2014) – я уснула на половине, мне потом Женя пересказал сюжет – ни о чём. Жду ваших рекомендаций!

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

«Неизвестный», «Линкольн для адвоката», «Идеальное убийство», «Мобильник» : 13 комментариев

Я, хоть и синефил, в последнее время нечасто смотрю кино. Но всё же…
Ходили с женой в кинотеатр на «ЛаЛаЛэнд» — фильм стоит всех положительных отзывов! Хороший сюжет, рассказанный невероятными художественными средствами (да-да, мюзикл тоже может быть великолепен, даже в 2017 году), с отличными актёрами и, конечно, музыкальным сопровождением. Моя оценка: 8,5/10.
Просмотр «ЛаЛаЛэнда» сподвигнул заинтересоваться творчеством режиссёра этого фильма. Оказалось, что это всего лишь третий фильм Дэмьена Шазелла (в результате он стал самым молодым лауреатом Оскара за режиссуру за всю историю этой награды). И что предыдущий фильм тоже номинировался на Оскар. Поэтому именно его мы посмотрели спустя несколько недель.
«Одержимость» (ориг. Whiplash) — история молодого барабанщика, который попадает к суперстрогому (это ещё мягко сказано) учителю музыки, обучаясь в одном из лучших музыкальных учебных заведений США. Фильм, на мой взгляд, превосходит «ЛаЛаЛэнд» по психологическому накалу и динамике происходящего между главными героями. Исполнивший роль учителя Дж.К.Симмонс получил за неё Оскара. Моя оценка: 9/10.
Так что Дэмьена Шазелла считаю главным открытием последних лет. Буду следить за его дальнейшим творчеством…
Ну и третьим фильмом — точнее, сериалом — оказалось «Чёрное зеркало». Сериалу уже лет 5, его хвалят, поэтому захотелось проверить самому. Посмотрели первый сезон (3 серии). На мой взгляд, смотреть стОит: небольшие 45-минутные серии очень интересно рассказывают о влиянии современных технологий на наш мир и возможных печальных последствиях в будущем. Каждая серия описывает какую-то моральную дилемму, при этом оставляя открытой концовку и предоставляя зрителю самостоятельно искать ответы на поставленные вопросы. Фильм взрослый, детей к экрану не пускать! Моя оценка: 7/10.
Примечание: все фильмы просмотрены в оригинале.

О! Большое вам спасибо! Не комментарий, а настоящий кладезь! Я люблю хорошие сериалы, но мне редко такие попадаются, поэтому я многие бросаю. Спасибо за рекомендацию про «Чёрное зеркало», я обязательно его начну. И «Одержимость» тоже внесла в свой списочек. Благодарю!

В прокат вышел «Манчестер у моря» – очень и очень понравился. Там правда про грусть и безысходность, все очень душещипательно – как я люблю. Всем своим друзьям советую это увидеть

Первые два фильма смотрела, «Линкольн для адвоката» регулярно пересматриваю. Мне очень нравится как у Макконахи получаются адвокаты. Ты смотрела с ним «Время убивать»? Если нет — очень советую!
У меня же сейчас сериальный апокалипсис, ничего другого смотреть не могу, подсела сильно на Гримм, Робин Гуд и Тинвульф, но могу сказать какие фильмы вклиниваются в этот сериальный бум. Это французская комедия, основанная на реальных событиях «1+1», романтический фильм «До встречи с тобой» прошлого года, финал меня удивил в этом фильме, ещё, из более тяжёлых и над чем можно подумать «Дурацкое дело нехитрое», «Дверь» (2009 года, в главной роли Мадс Миккельсен. С ним есть ещё один очень хороший фильм, но он ещё чуть потяжелее…), «Голгофа», из более динамичного «Ночной рейс», «Сотовый» и «Вне себя»…
В общем, ты обращайся если что, у меня много хороших фильмов, которые я смотрела, которые ещё планирую посмотреть, но отзывы хорошие, посоветую))))

«Время убивать» не смотрела, спасибо за совет — посмотрю! «Робин Гуд» и «Тинвульф» — тоже не видела. Ещё мне коллега посоветовала «Мгновения грядущего». Хочешь, начнём смотреть одновременно и обсуждать в нашей веточке о «Гримме»? Может, ты заведешь блог о кино и сериалах, раз столько о них знаешь? В дополнение к писательскому.

«Робин Гуд» — ВВСшный сериал, а «Тинвульф» — он же «Волчонок», он же «Оборотень» — производство MTV, про подростков со сверхспособностями. Местами туповат, но в целом неплохо)
«Мгновения грядущего»? Не слышала про такой, какого он года?
Я выкладывала пару отзывов о фильмах в блог, но как-то не срослось) Думаешь стоит?))

ой, я про подростков не хочу. Типа «Зачарованных» и «Дневников вампиров», да?

ДВ я не смотрела, не знаю, а «Зачарованные» немного другая область, так что нет.

Кстати о сериалах на жизненную тему, всем советую, прекрасный сериал «Огни ночной пятницы» — прекрасный сериал про семейные и партнёрские отношения, о первой любви и об отношениях в принципе… Пожалуй стоит о нём сделать развёрнутую запись)

Анализ рассказа Тэффи «Модный адвокат»

Историческая судьба распорядилась так, что среди имен русских писателей начала 20 века мы выделяем тех, кто остался жить в послереволюционной России и тех, кто эмигрировал за границу. Очень печально, что имена последних мы начали открывать сравнительно недавно. Ведь среди них очень много талантливых писателей: И.Шмелев, С. Черный, Тэффи…

Под красивым и забавным литературным псевдонимом Тэффи скрывается очень популярная русская писательница начала 20 века Надежда Александровна Лохвицкая. Она была известна как создательница юмористических и сатирических произведений – фельетонов, стихов, рассказов. Эмигрировав в 1920 году за границу, Тэффи продолжала творить, посвящая все свои произведения горячо любимой ею родине.

Многие рассказы Тэффи относятся к общественно-политической и социальной сатире. Так, рассказ «Модный адвокат» повествует об адвокате, который, защищая своего подсудимого, думает не о его интересах, а о своей репутации.

Подзащитный адвоката, Семен Рубашкин, обвинялся «за распространение волнующих слухов о роспуске первой Думы» в газетной статье. Обвинение было самое пустяковое. Рубашкин гулял в зале суда вместе с женой и тремя приятелями. Все они шутили над положением обвиняемого, потому что были уверены, что Рубашкину ничего не грозит.

И тут на страницах рассказа появляется главный герой – адвокат: «В зал вошел плотный господин во фраке и, надменно кивнув обвиняемому, уселся за пюпитр…» Выясняется, что этот адвокат сам предложил Рубашкину свои услуги, причем совершенно бесплатно. Его доводы звучали так: «Мы… за такие дела из принципа беремся. Гонорар нас только оскорбляет». Первая часть рассказа, завязка действия, заканчивается угрожающими словами адвоката своему подзащитному: «Я рассмотрел ваше дело… Мужайтесь».

Вторая часть рассказа, самая большая, представляет собой развитие действия и кульминацию. Начало рассмотрения дела не предвещало ничего страшного. Судья задавал обычные вопросы, Семен Рубашкин с готовностью на них отвечал, предчувствуя скорое окончание волокиты. Но тут вмешался адвокат героя.
Его портрет дан в сатирических тонах: «Но тут выскочил адвокат. Лицо у него было багровым, глаза выкатились, шея налилась. Казалось, будто он подавился бараньей костью». Адвокат начал произносить свою «защитную» речь. Выяснилось, что Семен Рубашкин «не просто скромный газетный писака», а представляет собой скрытую силу великого революционного движения.

Речь адвоката строится по принципу градации. Его доводы все усиливаются и усиливаются, напряжение все нарастает и нарастает. Защитная речь условно делится на три части, после каждой из них следует определенное действие судьи. Сначала судья попросил очистить зал от публики, затем – удалить свидетелей и, в конце концов, он лишил защитника слова.

Из речи модного адвоката суд понял, что Рубашкин – один из предводителей революционного движения в России, который никогда не смирится, не прекратит своей деятельности. Только смерть успокоит этого великого борца. И в конце своих страшных для Рубашкина слов адвокат заявил, что его доверитель «абсолютно отказывается подписать просьбу о помиловании».

Развязка этого рассказа неожиданна, смешна и страшна одновременно. Рубашкина приговорили к лишению всех прав и смертной казни через повешение. А что же модный адвокат? Его поклонники сделали ему овацию. Он же, отправив человека на смерть, как ни в чем не бывало, выпил пива с сосисками и попросил прислать ему корректуру своей защитительной речи. Он хотел собственными глазами убедиться, что его великолепные тирады написаны без единой опечатки.

В финале рассказа мы узнаем взгляд адвоката на жестокий приговор его подзащитному. «Что поделаешь! Кошмар русской действительности!» — заявляет он ошеломленному приятелю Рубашкина.

Почему же адвокат Рубашкина назван модным? Чего он добивался, якобы защищая, а на самом деле обвиняя своего доверителя? Адвокат «модный», потому что он отзывается «на злобу дня». Рассказ описывает те неспокойные времена, когда в России появились различные политические общества, стремящиеся изменить существующий строй, когда большое распространение получили всевозможные революционные идеи. Естественно, с революционерами нещадно боролись. Каторга и смерть – вот типичная участь приговоренных революционеров. На фоне такой обстановки появились новомодные адвокаты, из своих благородных взглядов бесплатно защищавшие мучеников революции.

Но герой рассказа не защищал, а обвинял своего подзащитного. Для него главное было не свобода Рубашкина, а собственная репутация, овации от поклонников после процесса. Еще бы, куда почетнее защищать «скрытую силу революционного движения», чем рядового журналиста, написавшего небольшую крамолу. Адвокат раздул свою значимость, представив дело Рубашкина так, что у суда оставался единственный выход – приговорить журналиста к смерти. Зато теперь адвокат будет говорить, что сделал все, что мог, но вот как жестокое самодержавие расправляется со своими идейными врагами!

Этот рассказ Тэффи и смешон, и страшен. Главный герой, адвокат, похож на дьявола, по своему усмотрению распоряжающегося душами беззащитных людей. Ради собственных амбиций он губит невинного человека да еще и гордится этим. Вот уж, на самом деле, «кошмар русской действительности»!

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Адвокат с детства

– Расскажите о годах учебы, пожалуйста.

– Сначала я поступил в духовную семинарию города Сухуми и проучился там два года (это был филиал Тбилисской семинарии); окончить мне ее не удалось: началась война – и я переехал жить в Батуми, где поступил учиться на факультет правоведения. Спустя четыре года после окончания университета переехал в Москву, где и стал практиковать. В Грузии у меня была чисто церковная деятельность – я работал управляющим делами епархии при Грузинской Патриархии, потом был пресс-секретарем епархии.

– А как студент-семинарист попал в сферу юриспруденции?

– Сначала я вообще хотел уйти в монастырь, жил с владыкой, был его послушником, прожил около двух лет в монастыре, резиденции епископа. Там собрались молодые люди, желавшие принять монашеский постриг. Когда я сказал владыке, что хочу быть монахом, он благословил меня… чистить туалеты. А до этого я руководил епархиальной пресс-службой. Так на протяжении полутора лет этим и занимался – туалетами. Видимо, я не был готов к монашескому подвигу. Я вернулся в Батуми и обзавелся семьей.

А что касается адвокатуры – эта область волновала меня с детства. Я помню, когда мне было лет шесть-семь, все мои ровесники, как и положено мальчишкам, дрались и задирали друг друга. А я потом, в песочнице устраивал судебные разбирательства, назначал судью, прокурора, а сам выступал в роли адвоката, защищал одного из этих мальчишек. Все, что я видел в фильмах, где по сюжету был суд, я переносил в свою детскую жизнь.

– А сегодня чем Вас привлекает эта профессия?

– Привлекает безумное чувство радости от победы, когда выигрываешь дело в суде. Я бы даже сказал, что вопрос гонорара, прибыли – на втором месте. Когда удается выиграть сложнейший процесс – это радость, состояние эйфории, не сравнимое ни с чем. Я бы даже сказал: адвокат – это состояние души, образ жизни и образ мышления.

– Насколько тяжело адвокату в наше время оставаться честным?

– Очень тяжело. Очень. Многое зависит, конечно, от моральных устоев человека (адвоката в нашем случае). Никто не может заставить адвоката пойти на сделку со своей совестью. Решает он сам. И отвечает, понятно, он тоже сам.

Наше законодательство пока еще на стадии формирования. И это дает возможность (и адвокату в том числе) лавировать между разными статьями закона. И когда на кону стоит судьба человека (как бы пафосно ни звучало) и вопрос стоит так: либо проиграть процесс, либо выиграть, но немного нечестно (по отношению к своей совести), прямо не нарушая закон, а найдя в нем некую лазейку, дыру, – то я, думаю, большинство адвокатов эту возможность используют. И еще один очень важный момент в адвокатской практике и понятии о чести — это профессиональное тщеславие. От него никуда не денешься, это болезнь адвокатуры, издержки профессии. И я тоже этим страдаю. Это «тщеславие не проигрывать процессы» прекрасно показано в фильме «Адвокат дьявола». Помните ответ главного героя, адвоката? — «Я не проигрываю процессов». Нашу профессиональную деятельность можно сравнить с комнатой, в которой две двери, два выхода. И только тебе выбирать, через какую дверь выйти.

– А в какой стране, на Ваш взгляд, судебная система представлена наиболее совершенно?

– Ни в какой. Когда человеку предоставляется право судить другого человека – в любом случае будут ошибки. Невозможно этих ошибок избежать. Самая развитая судебная система была в Древнем Риме. Вся сегодняшняя юриспруденция базируется на праве Древнего Рима. Однако это видимое совершенство судебной системы не спасло Понтия Пилата от беззаконного приговора.

– Есть понятие корпоративной чести («Я должен хорошо защитить») и чести как таковой. Что делать, если в ходе процесса адвокат узнает, что его подзащитный действительно виновен?

– Адвокат не в праве отказаться от выполнения своих обязанностей. Существует кодекс адвокатской этики, где сказано, что если адвокат взял на себя защиту своего доверителя, он от нее отказаться не может. Если подзащитный виноват, адвокат обязан искать смягчающие обстоятельства. Если же он вдруг по каким-то причинам начинает выступать против своего клиента – это жестко карается, вплоть до лишения статуса адвоката.

– И Вам, наверное, приходилось бывать в таких скользких ситуациях?

– Да. И очень часто.

– Сложно с этим жить?

– Кому как. Если часто не прибегать к покаянию, то постепенно начинаешь черстветь душой и чувство вины притупляется. Кроме желания выиграть, кроме азарта, уже ничего не чувствуешь. Очень стараюсь, чтобы со мной такого не случилось. Часто, когда меня интервьюируют, улыбаюсь, показывая тем самым, как все замечательно, а по ночам мучаюсь бессонницей.

– Мой знакомый адвокат как-то поделился, что он, защищая человека, может проигрывать все промежуточные суды, но в последней инстанции у него – «свой человек» и поэтому процесс заканчивается «как надо». Вы сталкивались с тем, что так решаются вопросы?

– Да, конечно. Одно скажу: это все может длиться до поры до времени. Безнаказанно такие вещи не проходят.

– Что делать, если, например, против меня, простой смертной, совершенно неожиданно возбудила процесс какая-нибудь vip-персона. Куда обращаться, есть ли у меня шанс выиграть дело?

– Это будет очень сложно сделать. Но – возможно. Приведу пример.

Не так давно я вел очень сложное и громкое дело в Омске. Тренер по художественной гимнастике в спортивном лагере раздела догола восьмилетнюю девочку, свою ученицу, за то, что обнаружила у нее конфеты. Такое было своеобразное наказание – поставила ребенка на стол в вертикальный шпагат и позвала зрителей: мальчиков и старших гимнасток. Девочка плакала, пыталась спрыгнуть со стола, ей не позволяли это сделать, избили. Представляете, что это была за сцена? Мать девочки подала в суд. Их семья была более чем бедная (мать — парикмахер, бабушка – преподаватель русского языка), и нанять адвоката, конечно, не было возможности. Они написали заявление в прокуратуру и получили отказ по причине очень простой: этот омский центр олимпийской подготовки был открыт губернатором Омской области. Любой скандал в данной сфере бил по престижу губернатора. И была директива сверху: никакого дела не возбуждать. Об этой истории узнал я и решил предложить свою помощь. Бесплатно, разумеется (я сам оплачивал себе дорогу в Омск и обратно, гостиницу и прочее). Обратился к Владимиру Соловьеву на НТВ и рассказал эту дикую историю. Она возмутила его так же, как и меня, и он озвучил ее в эфире. После этого я официально заявил, что защищаю интересы пострадавшего ребенка, и к делу подключились СМИ: несколько телеканалов и пресса. И машина местной власти, которая так активно защищала губернатора, сломалась, мы выиграли этот процесс. Хотя, когда только затевали его, не было ни одного свидетеля: все дети из спортшколы говорили, что эта история с девочкой – неправда, ничего подобного не было. Естественно, с ними провели работу их педагоги и попросили молчать. Только одна-единственная пятнадцатилетняя девочка, Женя Косорезова, мастер спорта международного класса, не побоялась сказать правду – открыто, на Первом канале, в программе Андрея Малахова «Пусть говорят». Таким образом, она прервала свою карьеру, ее выгнали из омской сборной по художественной гимнастике. Это был поступок взрослого, честного человека, это говорит о многом. Когда Женя честно все рассказала, появился еще один свидетель, потом еще один и еще… К концу процесса у меня было 47 свидетелей, вдохновленных ее примером. И такое количество детей выгнать из спорта уже было нельзя. Итак, дело мы выиграли, тренера наказали крупным штрафом и запретили заниматься с детьми. Пострадавшую девочку пригласила к себе в Москву Ирина Александровна Винер, главный тренер российской сборной по художественной гимнастике.

– А какова дальнейшая судьба Жени? В сборную ее не вернули?

– Нет. Она же пошла «против течения», против «корпоративной этики». Но мы с Женей очень подружились, и по моему совету она в прошлом году поступила на юридический факультет. Я обещал ей во всем помогать.

– У Франца Кафки есть такое аллегоричное произведение – «Процесс». В нем против главного героя некто затевает абсурдный процесс, вину подсудимого никто ему не объясняет, нелепые судебные заседания ведутся на чердаках и в прочих странных местах. В конце романа главного героя приговаривают к смерти, так и не объяснив ему его вину. Это олицетворение страшной бюрократической машины, которая завелась, и остановить ее уже невозможно. Вам в Вашей практике приходилось сталкиваться с таким?

– С похожей ситуацией я сейчас работаю. В Твери при загадочных обстоятельствах в новогоднюю ночь были убиты шесть человек, в том числе двое малолетних детей. Есть веские доказательства, что убрать хотели одного человека – сотрудника правоохранительных органов, а все остальные жертвы оказались случайными свидетелями. И следствие нашло козла отпущения – 20-летнего юношу-сторожа, на которого и было списано это убийство. Но если посмотреть материалы дела, то ясно видно, насколько это обвинение абсурдно. Хотя бы потому, что у всех погибших имелись следы борьбы, а чтобы справиться с самим сотрудником правоохранительных органов, нужно было человек пять крепких мужчин. Но первая инстанция подтвердила, что виноват этот парень. Мы подали жалобу в Верховный суд РФ и дело выиграли, оно было возвращено на новое рассмотрение. Вот скоро поеду на слушание этого процесса в Тверь.

– Фильм «Адвокат дьявола» мы сегодня уже упоминали. Он прекрасно иллюстрирует нашу беседу о сделке с совестью. Ваше мнение, отношение к главному герою.

– Хороший, глубокий фильм. А главный герой в чем-то похож на меня. И, наверное, в полной мере фильм будет понятен тому, кто знаком с моральными и этическими проблемами адвокатуры. Вот только что я вам рассказал красивую, сентиментальную историю про омскую девочку. Да, я помогал ей бесплатно, да, у меня было искреннее желание ей помочь, но помимо всего этого я испытывал чувство восторга от того, что я в центре внимания. Помните последнюю фразу из этого фильма? «Тщеславие – один из моих любимейших грехов». Так что мне этот грех, увы, хорошо знаком. В профессии адвоката существует парадоксальное сочетание – парой ходят добродетель и грех. Желание сделать добро и желание, чтобы об этом добре все узнали и говорили.

– Помните свое первое дело, которое Вы выиграли?

– Да. Я тогда только-только начинал работать. Процесс вел мой учитель и теперь уже партнер, который имел достаточно большой опыт. Он согласился взять меня с собой, чтобы я, на его примере научился работать в суде. И вот мы с ним договорились о встрече; в четыре часа дня начиналось слушание процесса, я должен был на нем присутствовать. Мой учитель должен был выступать, я – просто слушать, набираться опыта. И вот я приехал в суд, а его нет. Время уже –четыре, секретарь приглашает нас в зал суда, я в панике звоню напарнику и слышу в ответ: «Шота, я сегодня не приеду. Веди процесс без меня». Сделал это он нарочно, толкнул меня в бассейн с крокодилами, чтобы я научился плавать. И я это дело выиграл, так как чувствовал свою ответственность и сконцентрировался. Да, было страшно, заплетался язык, но зато это был первый и, главное, – положительный мой опыт.

– А что это был за процесс?

– Я представлял интересы человека, который после ДТП стал инвалидом. Для него мы выиграли почти миллион рублей.

– А первый процесс, который проиграли?

– Это был процесс о признании отцовства. Довольно банальное дело, мой подзащитный уверял, что не он отец ребенка, в общем, ввел меня в заблуждение. Истица подала ходатайство о проведении генетической экспертизы, мы как могли отбивались от этой экспертизы, но, конечно, ее провели и установили, что ответчик – отец ребенка.

– Никогда не жалеете о выборе своей профессии?

– Жалею, когда начинают угрожать. А угрожают довольно часто, потому что я люблю провокационные дела. И жалею даже не потому, что выбрал такую профессию, а потому, что взялся именно за этот конкретный процесс. Но со временем все сожаления проходят, и снова меня кидает на волны…

– Что бы Вы посоветовали молодым людям, мечтающим заниматься адвокатурой?

– Я бы не советовал им заниматься адвокатурой, если они хотят ночью крепко спать. Конечно, это шутка… Наверное, я отвечу словами одного священника: «Очень сложно церковному человеку быть адвокатом». Сложностей много, очень много. В любом случае – это выбор. Ежечасный, ежеминутный выбор и огромная ответственность.

– Есть время отдохнуть, хоть ненадолго сбросить этот груз с плеч?

– Честно говоря, я очень люблю свою работу. Поэтому я отдыхаю на работе, кроме шуток. Мне грустно, когда у меня нет дел, над которыми надо ломать голову. Конечно, я люблю отдых на море, люблю Сочи, в выходные просто отключаюсь – смотрю телевизор, но на работу всегда возвращаюсь с удовольствием. Люблю отдыхать в одиночестве, порой очень устаю от людей (тоже издержки профессии). Могу часами сидеть и любоваться какой-нибудь травкой, пейзажем. Этого вполне хватает, чтобы отдохнуть, а потом с новыми силами заняться любимым делом.

– По опросам, самым высоким доверием населения Грузии пользуется Грузинская Православная Церковь, а не президент.

– Политики сегодня одни, завтра – другие. Шеварнадзе проводил одну политическую линию, Саакашвили проводит другую, следующий президент будет проводить третью, новою. И только Церковь Христова пребывает вовек, все в ней неизменно. В Грузии в силу ментальности даже неверующий человек ведет себя сообразно христианским заповедям. У него это в крови. Всем известно грузинское гостеприимство, умение и любовь делать подарки, определенное бескорыстие. В грузинском народе присутствуют два ярких характерных качества – огромная любовь и огромная гордость. Вот такое сочетание несовместимого – высшей христианской добродетели и главного греха, из-за которого пал денница.

Шота Олегович Горгадзе – адвокат. Родился в Абхазии, в Сухуми, в 1973 г. Закончил Батумский государственный университет, факультет правоведения