Гельмут фигдор Беды развода и пути их преодоления

Фигдор Гельмут. Книги онлайн

Гельмут Фигдор родился в 1948 году в Вене. Изучал социологии философию, психологию и педагогику в Венском университете.

После двухлетнего пребывания в Северной Африке и многочисленных поездок в Америку, Восточную Азию и Африку закончил образование и получил диплом психоаналитика (WPV IPA).

Гельмут Фигдор живет в Вене и имеет собственную практику, работает в качестве психоаналитика, детского психотерапевта и консультанта-воспитателя, преподает в Венском университете, является судебным экспертом по вопросам, касающимся детей и юношества, а также сотрудником общества Зигмунда Фрейда по проблемам воспитания.

В последние годы его многочисленные публикации в основном посвящаются вопросу использования познаний психоанализа в повседневной практике воспитания подрастающего поколения.

Доктор Фигдор — один из ведущих педагогов-психоаналитиков в немецкоязычных странах, специализирующийся в области душевных проблем, с которыми сталкиваются дети разводов и их семьи, а также возможностей их преодоления.

В помощь родителям и консультантам по вопросам воспитания.

Гельмут Фигдор — один из ведущих специалистов в области разводов. Беды детей, по его утверждению, являются следствием родительских бед, поэтому помочь первым можно, только лишь оказав помощь вторым.

Одну из самых больших проблем автор видит в том захлестывающем чувстве вины, которое сопровождает развод, именно оно и мешает взрослым делать то, что необходимо детям.

Автор помогает преодолевать это чувство, считая, что сам по себе развод нередко заключает в себе шанс добрых перемен не только для взрослых, но и для детей, и беда чаще всего не в самом разводе, а в том, как он протекает и какие последствия влечет за собой.

Взрослые часто не предполагают, какие страдания испытывает ребенок, когда два любимых им человека вдруг расстаются. Как влияет развод на психическое развитие ребенка в дальнейшем? Какими опасностями он грозит? Какие условия могут дать надежду и помочь избежать травматических воздействий на последующую жизнь ребенка?

Настоящая книга написана на основе анализа результатов исследовательской работы Института прикладной психологии в Вене.

В книге раскрыта индивидуально различная психодинамика детских переживаний в зависимости от того, какую помощь окружающие (родители) оказывают ребенку, а также анализируются причины несостоятельности родителей и окружающих, не сумевших вовремя оказать ребенку необходимую помощь.

Практическая ценность применения психоанализа в педагогике в наше время уже не требует доказательств.

В книге рассматриваются разнообразные вопросы, с которыми мы сталкиваемся при работе с детьми, от повседневных — детские конфликты, детская агрессивность, помощь трудным подросткам, до специальных — ресоциализация условно осужденных подростков, работа с детьми, обучающимися в школах при больницах и их решение с точки зрения психоаналитической педагогики. Последняя часть книги посвящена организации психоаналитически-педагогической консультации, ее задачам, целям, этапам работы.

Читать онлайн «Беды развода и пути их преодоления. В помощь родителям и консультантам по вопросам воспитания.» автора Фигдор Гельмут — RuLit — Страница 1

Беды развода и пути их преодоления.

В помощь родителям и консультантам по вопросам воспитания.

Гельмут Фигдор (Helmuth Figdor) – известный австрийский психоаналитик, автор многочисленных научных трудов, основатель новой европейской школы специалистов для психоаналитически-педагогических воспитательных консультаций.

Одной из самых больших его заслуг является возрождение психоаналитической педагогики. Им разработаны принципиально новые концепции, ориентирующиеся на создание благоприятной воспитательной атмосферы, то есть таких отношений между воспитателями и детьми, которые приносили бы как можно меньше разочарований тем и другим, в то время как психоаналитическая педагогика двадцатых и тридцатых годов прошлого столетия ориентировалась, в отличие, на «профилактику» душевных нарушений или даже на создание «нового» человека; не случайно же она потерпела провал.

Гельмут Фигдор придает огромное значение работе с родителями, педагогами и воспитателями по той причине, что счастье и уравновешенность детей целиком зависят от того, чувствуют ли себя счастливыми и уравновешенными воспитатели. По ту сторону каких-либо оценок или осуждения он помогает взрослым осознать их чувства и свою взрослую роль во взаимоотношениях с детьми. Это понимание уже само по себе способно творить чудеса, понимание трудных ситуаций как бы само собой ведет к их разумному разрешению.

Гельмут Фигдор – один из ведущих специалистов в области разводов. Беды детей, по его утверждению, являются следствием родительских бед, поэтому помочь первым можно, только лишь оказав помощь вторым. Одну из самых больших проблем он видит в том захлестывающем чувстве вины, которое сопровождает развод, именно оно и мешает взрослым делать то, что необходимо детям. Он помогает преодолевать это невыносимое чувство, считая, что сам по себе развод нередко заключает в себе шанс добрых перемен не только для взрослых, но и для детей, и беда чаше всего не в самом разводе, а в том, как он протекает и какие последствия влечет за собой.

Данная книга исключительно полезна как для специалистов, так и для широкого круга читателей. Из нее вы не только узнаете о проблемах развода и об устройстве детской души, но и в собственной душе откроете немало такого, о чем до сих пор никогда сознательно не думали.

Памяти Ганса-Георга Трешера посвящается

Ганс-Георг Трешер был одним из виднейших представителей «новой» психоаналитической педагогики[1]. Дружба наша завязалась уже с первого знакомства. Не только его деятельность, но и наши дружеские беседы оказались для меня чрезвычайно «теоретически интересными», более того, он оказал огромное влияние на развитие моей научной мысли. Неожиданная кончина друга в 1992 году стала для меня огромной личной потерей[2].

Тот факт, что пять лет спустя я посвящаю эту книгу ему, имеет свою особую причину. В большой степени благодаря его вере и поддержке я решился в 1990 году написать мой первый большой труд о детях разведенных родителей. Трешер работал тогда в издательстве «Матиас Грюневальд» и ему в моем, достаточно сухом заключительном отчете об одном из исследований Общества Зигмунда Фрейда удалось разглядеть потенциал интересной книги. Успех, сопровождавший мою книгу, вдохновил меня на дальнейшие исследования данной темы. Большую поддержку оказали мне материалы, полученные благодаря участию в конгрессах, в организации образовательной системы для психоаналитических педагогов, а также в работе с людьми, ищущими у меня совета и помощи. Итак, Ганс-Георг Трешер невидимо принимал участие в создании и этой, второй книги. К сожалению, мне не удалось поблагодарить его при жизни. Я делаю это сейчас.

Невольно думается о том, что первую свою книгу я посвятил моей учительнице и вдохновительнице Марте Кос-Роберте, которая открыла мне радость работы с детьми. Она ушла от нас в 1989 году. Итак, оба моих труда, в которых речь идет о разлуке, как бы случайно посвящены людям, которые безвременно ушли из моей жизни. А может быть, мы лишь тогда в состоянии по-настоящему, сознательно оценить значение для нас другого человека, когда он нас покидает? Именно это и есть одна из причин, почему мы так тяжело переживаем разлуки. Разлука оставляет нам чувство вины, потому что мы не совершили чего-то тогда, когда это еще можно было совершить.

Гельмут Фигдор, Вена, март 1997

«Возможно, название этой книги: «между травмой и надеждой» уже зародило у некоторых читателей ожидание, что я могу предложить один единственный путь, ведущий к исполнению надежды (пусть даже лишь одного из родителей), или путь избежания опасностей, связанных с долгосрочными последствиями развода у детей. Думаю, что в какой-то степени я все же ответил на важнейшие вопросы, но проблема заключается в том, что ответы эти не могут быть однозначными. Во всяком случае, я иногда использую свои «если» или «но», относящиеся к условиям, которые не могут быть предусмотрены, изменены или заранее оценены нашей читательницей или читателем.

Об истории и возрождении психоаналитической педагогики см. Datler (1995). Широкий обзор теории и практики психоаналитической педагогики за последние 15 лет – Trescher (1990) и Muck & Trescher (1993), а также в Годовых книгах психоаналитической педагогики (Jahrbuch für Psychoanalytische Pädagogik) (начиная с 1989 года).

Некролог о научной деятельности Ганса-Георга Трешера см. Datler & Büttner (1993).

Симон иногда по ночам мочится в постель. Но почему он это делает? Может быть, от ярости? Или шутки ради? Конечно, последнее маловероятно, но все же и это не совсем исключено.

Поставим вопрос так: кто или что вызывает у Симона такую ярость? Может быть, он поссорился с кем-то и ему хочется сделать назло? Например, с его психотерапевтом или с матерью? Оба, по мнению Симона, хотят одного и того же. И Вальтер, и мама, оба хотят уговорить Симона посещать психотерапию. Но Симону этого не хочется! Может быть, он даже совсем не хочет перестать «делать» в постель? А может, он хочет этим кого-то наказать? Но кто причинил Симону такое зло, за которое его непременно следует наказать? Мама? Вальтер?

Симон не может этого утверждать, но он может себе представить, почему мальчик не хочет прекратить «делать» в постель. Он думает так: может быть, маме когда-то надоест стирать, сушить и проветривать постельное белье и она просто сдастся и не станет больше заставлять его ходить к психотерапевту – она поймет наконец, что это все равно ни к чему не приведет. И Вальтер тоже оставит его в покое!

Но мама не сдается, и Симон вынужден посещать Вальтера. Но он думает себе: «Что ж, мамочка, это твоя проблема, а я буду и дальше писаться в постель, а ты просто выбрасываешь деньги на ветер».

«Это – объяснение! – соглашается Вальтер. – Но здесь все же отсутствует логика: отказ от терапии не может быть единственной причиной того, что Симон делает в постель. Потому что если он перестанет это делать, то тогда ему уж точно не нужно будет больше ходить к психотерапевту!»

Беды развода и пути их преодоления. В помощь родителям и консультантам по вопросам воспитания. (fb2)

Беды развода и пути их преодоления. В помощь родителям и консультантам по вопросам воспитания. 1336K, 293с. (читать) (читать постранично) (скачать fb2)
издано в 2006 г. (post) (иллюстрации)

[url=https://coollib.com/b/259540]
[b]Беды развода и пути их преодоления. В помощь родителям и консультантам по вопросам воспитания. (fb2)[/b]
[img]https://coollib.com/i/40/259540/figdor.jpg[/img][/url]

QR-код книги

Г.Фигдор — один из ведущих специалистов в области разводов. Беды детей, по его утверждению, являются следствием родительских бед, поэтому помочь первым можно, только лишь оказав помощь вторым. Одну из самых больших проблем автор видит в том захлестывающем чувстве вины, которое сопровождает развод, именно оно и мешает взрослым делать то, что необходимо детям. Автор помогает преодолевать это чувство, считая, что сам по себе развод нередко заключает в себе шанс добрых перемен не только для взрослых, но и для детей, и беда чаще всего не в самом разводе, а в том, как он протекает и какие последствия влечет за собой. Данная книга исключительно полезна как для специалистов, так и для широкого круга читателей. Из нее вы не только узнаете о проблемах развода и об устройстве детской души, но и в собственной душе откроете немало такого, о чем до сих пор никогда сознательно не думали.

Лингвистический анализ текста:
Приблизительно страниц: 293 страниц — немного выше среднего (233)
Средняя длина предложения: 132.87 знаков — намного выше среднего (86)
Активный словарный запас: близко к среднему 1319.47 уникальных слова на 3000 слов текста
Доля диалогов в тексте: 1.27% — очень мало (25%)
Подробный анализ текста >>

Беды развода и пути их преодоления

Беды развода и пути их преодоления. В помощь родителям и консультантам по вопросам воспитания.

«Беды развода и пути их преодоления»: Московский психолого-социальный институт; Москва; 2006

ISBN 5-89502-613-3, 6-00118-008-2

Г.Фигдор — один из ведущих специалистов в области разводов. Беды детей, по его утверждению, являются следствием родительских бед, поэтому помочь первым можно, только лишь оказав помощь вторым. Одну из самых больших проблем автор видит в том захлестывающем чувстве вины, которое сопровождает развод, именно оно и мешает взрослым делать то, что необходимо детям. Автор помогает преодолевать это чувство, считая, что сам по себе развод нередко заключает в себе шанс добрых перемен не только для взрослых, но и для детей, и беда чаще всего не в самом разводе, а в том, как он протекает и какие последствия влечет за собой. Данная книга исключительно полезна как для специалистов, так и для широкого круга читателей. Из нее вы не только узнаете о проблемах развода и об устройстве детской души, но и в собственной душе откроете немало такого, о чем до сих пор никогда сознательно не думали.

Беды развода и пути их преодоления.

В помощь родителям и консультантам по вопросам воспитания.

Гельмут Фигдор (Helmuth Figdor) – известный австрийский психоаналитик, автор многочисленных научных трудов, основатель новой европейской школы специалистов для психоаналитически-педагогических воспитательных консультаций.

Одной из самых больших его заслуг является возрождение психоаналитической педагогики. Им разработаны принципиально новые концепции, ориентирующиеся на создание благоприятной воспитательной атмосферы, то есть таких отношений между воспитателями и детьми, которые приносили бы как можно меньше разочарований тем и другим, в то время как психоаналитическая педагогика двадцатых и тридцатых годов прошлого столетия ориентировалась, в отличие, на «профилактику» душевных нарушений или даже на создание «нового» человека; не случайно же она потерпела провал.

Гельмут Фигдор придает огромное значение работе с родителями, педагогами и воспитателями по той причине, что счастье и уравновешенность детей целиком зависят от того, чувствуют ли себя счастливыми и уравновешенными воспитатели. По ту сторону каких-либо оценок или осуждения он помогает взрослым осознать их чувства и свою взрослую роль во взаимоотношениях с детьми. Это понимание уже само по себе способно творить чудеса, понимание трудных ситуаций как бы само собой ведет к их разумному разрешению.

Гельмут фигдор Беды развода и пути их преодоления


Учёные рекомендуют
тренажёр для мозга

Гельмут Фигдор родился в 1948 году в Вене. Изучал социологии философию, психологию и педагогику в Венском университете.

После двухлетнего пребывания в Северной Африке и многочисленных поездок в Америку, Восточную Азию и Африку закончил образование и получил диплом психоаналитика (WPV IPA).

Гельмут Фигдор живет в Вене и имеет собственную практику, работает в качестве психоаналитика, детского психотерапевта и консультанта-воспитателя, преподает в Венском университете, является судебным экспертом по вопросам, касающимся детей и юношества, а также сотрудником общества Зигмунда Фрейда по проблемам воспитания.

В последние годы его многочисленные публикации в основном посвящаются вопросу использования познаний психоанализа в повседневной практике воспитания подрастающего поколения.

Доктор Фигдор — один из ведущих педагогов-психоаналитиков в немецкоязычных странах, специализирующийся в области душевных проблем, с которыми сталкиваются дети разводов и их семьи, а также возможностей их преодоления.

В помощь родителям и консультантам по вопросам воспитания.

Гельмут Фигдор — один из ведущих специалистов в области разводов. Беды детей, по его утверждению, являются следствием родительских бед, поэтому помочь первым можно, только лишь оказав помощь вторым.

Одну из самых больших проблем автор видит в том захлестывающем чувстве вины, которое сопровождает развод, именно оно и мешает взрослым делать то, что необходимо детям.

Автор помогает преодолевать это чувство, считая, что сам по себе развод нередко заключает в себе шанс добрых перемен не только для взрослых, но и для детей, и беда чаще всего не в самом разводе, а в том, как он протекает и какие последствия влечет за собой.

Взрослые часто не предполагают, какие страдания испытывает ребенок, когда два любимых им человека вдруг расстаются. Как влияет развод на психическое развитие ребенка в дальнейшем? Какими опасностями он грозит? Какие условия могут дать надежду и помочь избежать травматических воздействий на последующую жизнь ребенка?

Настоящая книга написана на основе анализа результатов исследовательской работы Института прикладной психологии в Вене.

В книге раскрыта индивидуально различная психодинамика детских переживаний в зависимости от того, какую помощь окружающие (родители) оказывают ребенку, а также анализируются причины несостоятельности родителей и окружающих, не сумевших вовремя оказать ребенку необходимую помощь.

Практическая ценность применения психоанализа в педагогике в наше время уже не требует доказательств.

В книге рассматриваются разнообразные вопросы, с которыми мы сталкиваемся при работе с детьми, от повседневных — детские конфликты, детская агрессивность, помощь трудным подросткам, до специальных — ресоциализация условно осужденных подростков, работа с детьми, обучающимися в школах при больницах и их решение с точки зрения психоаналитической педагогики. Последняя часть книги посвящена организации психоаналитически-педагогической консультации, ее задачам, целям, этапам работы.

50 великих книг по психологии

Бесплатные почтовые рассылки по саморазвитию от авторов библиотеки.

Когда развод путает карты

Как сохранить родительское согласие тем, кто уже перестал быть супружеской парой? Реально ли поддерживать общую систему правил и продолжать быть партнерами по воспитанию ребенка?

Нина, 45 лет, преподаватель института и мать двух дочерей – 17 и 15 лет, с грустью констатирует: ей и ее детям пришлось пережить конфликт авторитетов, который так часто возникает после развода. «Когда мы были женаты, у нас, конечно, бывали споры, но по основным воспитательным вопросам мы были согласны. Как только мы развелись, абсолютно все превратилось в источник конфликта». «Истинной причиной в такой ситуации могут быть не вопросы воспитания, – замечает детский аналитик Наталия Богданова. – За конфликтом авторитетов часто стоят проблемы пары, которые теперь выражаются уже только через влияние на детей. Дети – их сложности в учебе, непослушание или болезни – оказываются последним, что связывает бывших супругов, единственным средством сохранить контакт».

Горячая картошка

В такой, как у Нины, ситуации оказываются многие. «После развода, особенно конфликтного, между родителями нередко начинается противоборство, – подтверждает Наталия Богданова. – Каждый боится, что второй завладеет ребенком». Это соперничество отражается на нем независимо от его возраста: «У маленького ребенка еще недостаточно психической автономии, поэтому он невольно втягивается в этот конфликт, – продолжает детский аналитик. – Родители перебрасывают его друг другу, как горячую картофелину, что, конечно, действует на него разрушительно». Оказавшись меж двух огней, дети не знают, да и не могут знать, где находится «правда». Ведь чтобы выстроить себя, им нужны оба родителя – это два ориентира, две главные точки отсчета. А если каждый из них ставит под сомнение слова и решения другого, наступает хаос. Ребенок просто не знает, где его место, более того – конфронтация родителей подталкивает его к самоотрицанию, поскольку он произошел от этих двух людей. В самых тяжелых случаях ребенок может полностью отказаться слушаться одного из них. «Родители должны осознавать, что тот, кто подвергает сомнению авторитет другого, подрывает свой собственный, – поясняет семейный психолог Александр Шадура. – Ребенок не в состоянии отказаться от одного из родителей – а в результате может отказаться от обоих и остаться вообще без опоры, без внутреннего компаса».

Конфликт лояльности

Типичные проявления этого внутреннего конфликта – непослушание, скандалы и хамство, побеги из дома, проблемы с учебой… В общем, все способы бунта против родительских требований. В подростковом возрасте события могут принимать более драматичный оборот. 17-летняя Лиза вообще не воспринимает родительских слов: «Мама постоянно говорит гадости про отца. Тот молчит, но я знаю, что он о ней думает. У меня голова взрывается от них обоих – ведут себя хуже, чем маленькие!» Девушка пускается во все тяжкие, прогуливает занятия…

Важная особенность чувств, вызванных разлукой, в том, что отсутствующий родитель приобретает в голове ребенка (а тем более – подростка) гипертрофированную значимость: его «призрак» занимает все внутреннее пространство. Этот душевный конфликт (мама рядом, и ее даже слишком много, а папа далеко и кажется необычайно привлекательным) вызывает не только агрессию и сопротивление, но и чувство вины: разве можно испытывать враждебные чувства по отношению к собственным родителям? Некоторые дети направляют эту агрессию на себя самих: причиняют себе физическую боль, идут на риск (наркотики, алкоголь, опасные связи. ). «Еще один способ подавления агрессии – это уход в депрессию, – отмечает Наталия Богданова. – Особенно это типично для подростков – так они словно защищают родителей от своего гнева. Другой бессознательный выбор детей – манипулятивные стратегии. Ведь из конфликта между родителями можно извлечь выгоду – разрешение что-то делать или чего-то не делать, подарки или деньги. Некоторые отцы и матери сами провоцируют такое поведение, когда пытаются задобрить ребенка подарками и игрушками, не умея показать свою любовь другими способами». В то же время дети парадоксальным образом стремятся сохранить контакт между родителя- ми даже в ситуации конфликта, добавляет Александр Шадура: «Дети, причем в любом возрасте, часто делают так, чтобы родители не могли решить проблему по отдельности. Поэтому отцу и матери приходится разговаривать друг с другом, даже если этот разговор оборачивается новой ссорой».

«Самостоятельные мамы» Мадлен Дени (Clever, 2012).

Новая книга серии «Сделать счастливыми наших детей» – о том, как устроить жизнь с ребенком в неполной семье, чтобы получать от нее удовольствие

Воскресный папа или ответственный отец?

Чаще (во всяком случае, в российских реалиях) дети после развода остаются с матерью. С отцом дети видятся в выходные и на каникулах, и в результате время, проведенное с ним, превращается в «праздник непослушания», где нет места будничным заботам, строгости и соблюдению правил. А классические отцовские функции вынуждена брать на себя мать.

«Конечно, общение отца и ребенка после развода сильно ограничено, – комментирует такую ситуацию австрийский психоаналитик Гельмут Фигдор (Helmuth Figdor). – Но кое-что здесь все же можно сделать: отец может по телефону справляться у матери о том, что делает и чем интересуется ребенок. Можно также договариваться о коротких встречах между обычными посещениями: пусть отец встретит ребенка у школы и проводит домой или они вместе сходят в кино. Было бы хорошо, чтобы посещения приходились не только на выходные дни, чтобы отец заботился и о школьных делах ребенка, чтобы ему доводилось также и что-то ему запрещать – например, слишком долго смотреть телевизор. Редко бывает, что отец должен пойти с ребенком (может быть, по просьбе матери) что-то срочно купить, сходить с ним к зубному врачу или поговорить с учительницей. По моему опыту, те отцы, которые вначале протестовали против таких «обязанностей» – и не только потому, что они отнимают время, а главное, потому что трудно отказаться от роли отца, с которым ребенку не приходится делать ничего неприятного, – потом радовались этой новой роли ответственного родителя»*.

* Из книги Гельмута Фигдора «Беды развода и пути их преодоления» (Московский психолого-социальный институт, 2006).

Многие взрослые боятся, что потеряют любовь своих детей, если не будут удовлетворять все их желания, проявят строгость или требовательность. Эта проблема – не редкость и в полных семьях, но у разведенных родителей особенно силен страх, что дети не захотят их больше видеть, предпочтут жить с «другим», а потому они выбирают тактику соблазнения. Они стараются обласкать ребенка, чтобы тот их слушался, или вообще отказываются от всяких требований. Как в таком случае другой родитель может добиться послушания и уважения к себе? Устанавливая правила, требуя их выполнения и наказывая, если правила не соблюдаются, он неизбежно проигрывает… «Всю неделю я играю роль «плохой, занудной матери», а когда девочки едут на выходные к отцу, наступает праздник, и не важно, сделаны уроки или нет! – сетует Нина. – Мой бывший муж меня не слышит: «Они и так с тобой всю неделю, ты их воспитываешь, как считаешь нужным, так оставь нас в покое хотя бы в выходные!» Нине не удается договориться с мужем, а между тем такую ситуацию можно попытаться изменить (см. в рамке на этой странице).

У каждого свои правила

Совершенно очевидно, что в присутствии ребенка никогда не стоит критиковать второго родителя. Но помимо этого обоим нужно быть готовыми договариваться по ключевым вопросам (где ребенку жить, учиться, лечиться, отдыхать. ) и соблюдать закон «каждый правит у себя». «Оба родителя должны заключить с ребенком своего рода договор: здесь, в этом доме, соблюдаются такие правила, но у твоего отца (матери) могут быть другие, – советует Наталия Богданова. – Лучше спокойно и твердо установить свой домашний распорядок, понимая при этом: то, что происходит у другого родителя, мы контролировать не только не можем, но и не должны».

«Дети не будут страдать от того, что переходят от одного родителя к другому, при условии, что правила ясны», – уточняет Александр Шадура. «Поначалу меня раздражало, что сын, побывав с отцом в его любимом гараже, возвращается домой в грязной футболке, – признается 36-летняя Кира. – Потом я научилась не обращать на это внимания. Если честно, когда Алеша уезжал на каникулы к моим родителям, я раздражалась из-за мелочей ничуть не меньше, но ничего не говорила». Александр Шадура видит в таком подходе явные плюсы: «То, что ребенок испытывает различные влияния, оборачивается для него необыкновенным преимуществом, пространством свободы, которое может только расширить его горизонты». А ведь в конечном итоге именно этого мы желаем нашим детям.

«Я не стараюсь заменить собой отца»

Ирина, 34 года, менеджер по персоналу, мать Екатерины, 15 лет, и Павла, 7 лет

«Я бы не назвала себя строгой мамой. Но у меня сильный характер. Мне кажется, это важно. С одной стороны, у меня нет возможности сказать детям: «Вот сейчас придет отец и с вами разберется!», с другой – я и не стремлюсь снять с себя ответственность. Если мне тяжело, я всегда откровенно говорю им об этом. И мне кажется, они способны меня услышать, понять и поддержать. Мой способ воспитания – разговаривать с детьми. Случился конфликт – и мы все вместе пытаемся понять, почему. Мне, конечно, иногда приходится повышать голос и даже одергивать детей в каких-то ситуациях. Несмотря на то что больше всего мне хотелось бы быть для них «милой мамочкой» – ласковой, заботливой, нежной… Но приходится быть одновременно и матерью, и отцом, и другом. Хотя я понимаю: как бы я ни старалась заменить детям отца, сделать этого мне все равно не удастся. Особенно это заметно по дочери. Я вижу, как она тянется к моему папе – своему дедушке. А иногда мне кажется, что и сын растет нежным, ранимым мальчиком только потому, что ему не хватает «мужской руки». Но единственное, что я могу для него сделать, – обратить его внимание на поведение тех мужчин, которые нас окружают. Правда, сложности у меня сейчас в основном с дочерью. Ей пятнадцать, и она считает себя совершенно взрослой… Я пытаюсь с ней разговаривать, но иногда мне кажется, что она меня совсем не слышит. И тогда я понимаю, что бессильна. А я так не люблю это чувство…»

Гельмут Фигдор – ведущий австрийский педагог-психоаналитик, детский психотерапевт, один из основоположников современного подхода к развитию психоаналитической педагогики.

Родился Гельмут Фигдор в 1948 году в Вене, Австрия. Окончил Венский университет, где изучал психологию и педагогику, философию и социологию. Диплом психоаналитика получил уже после многочисленных поездок в Америку, восточную Азию и двухлетнего пребывания в северной Африке.

Гельмут Фигдор живёт и работает в Вене в качестве психоаналитика и детского психотерапевта, имеет собственную практику и преподаёт в Венском университете.

Гельмут Фигдор является автором многочисленных статей об использовании психоанализа в воспитании детей, а также судебным экспертом по проблемам детей и юношества.

С 1996 года Фигдор руководит обществом «Психоаналитическая педагогика», деятельность которого посвящена применению и обобщению опыта психоаналитической педагогики.

Теоретические разработки Фигдора построены на классическом психоанализе, но в отличие от других «классиков» он не признаёт идею «преобразования человека» и ориентируется на изменение повседневного воспитания, что практически очень часто и применяется.

Доктор Фигдор является ведущим специалистом в области разводов и считает, что хорошее самочувствие детей неразрывно связано с таким же самочувствием родителей, трудности детей рассматриваются во взаимосвязи с душевным состоянием родителей, то есть наблюдается комплекс взаимосвязанных переживаний, требующих помощи, как детям, так и их родителям.

В 1995 году вышел в свет фундаментальный труд Гельмута Фигдора «Дети разведенных родителей: между травмой и надеждой», чуть позже вышли на русском языке ещё две книги: «Беды развода и пути их преодоления» и сборник статей «Психоаналитическая педагогика».

Наш читатель найдет статьи Фигдора в журналах «Вопросы психологии», «Психоаналитическая наука и образование» и других.

Важно отметить, что теоретические концепции Фигдора являются основой для деятельности учебных заведений по подготовке кадров психоаналитиков-педагогов. В последние годы его публикации посвящены вопросам применения психоанализа в повседневном воспитании молодёжи.

Доктор Гельмут Фигдор, является ведущим психоаналитиком и педагогом, а также специалистом в областях лечебной и социальной педагогики, специалистом по душевным проблемам детей и родителей при разводах и путей их преодоления.